Мири Антиллес — младшая дочь Веджа Антиллеса, мини-разведчица, недавно потерявшая мать.
В голове стояла блаженная пустота. Ни одной мысли. Спать хотелось смертельно. Какие же там были стадии при внезапной встрече с Хорном? Гнев, отрицание, торг... Да-да, еще принятие и депрессия. Кажется, так. Смирение сразу пропустим, не поможет. Депрессию тоже.
Ведж Антиллес
20.10.2020 Мы проводим ежегодный опрос, дедлайн — 25 октября 23:59.
Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды:
III.02 BBY и VII.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Star Wars Medley

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [22.V.34 ABY] Когда череп пробивает пуля, какая разница, почему?


[22.V.34 ABY] Когда череп пробивает пуля, какая разница, почему?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Anouk Ren, Aramil Ren (NPC)


Время: 22.V.34 ПБЯ, утро
Место: медотсек на базе Ордена Рен
Описание: Дженди уже весь извёлся, но к Анук его пустили только двадцать второго утром. Что ж, лучше поздно, чем никогда!

[nick]Aramil Ren[/nick][status]not all those who wander are lost[/status][icon]https://i.postimg.cc/vZnKbtDn/jendi-khel-3.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="https://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=82#p54391">IDENTIFICATION CARD</a><br><img src="https://forumstatic.ru/files/0018/1a/00/71921.png"><br><b>Арамил Рен</b>, миралука,<br>аколит Ордена Рен</center>[/LZ]

Отредактировано Seymour Roark (07-02-2020 14:08:26)

+1

2

.....От Анук всё еще за версту несло бактой (да на самом деле еще долго будет) и это раздражало, но стоило вдруг задуматься о том, что приторно-сладкий аромат бакты куда приятнее смердящей вони разложившегося тела, то становилось значительно легче. Полностью раздражение, правда, не уходило.
.....Анук чувствовала себя выброшенной за борт, потому что она не владела полной информацией о последствиях бунта. Ей было совершенно непонятно, что именно происходит сейчас на базе, сколько в итоге убитых, раненых и есть ли сбежавшие или, скорее, сбежавший. Интересовал всего один. Анук не знала об Арамиле абсолютно ничего; медицинские дроиды никогда не были хорошими собеседниками, у медиков не было времени ходить по базе Рен и вызнавать судьбу одного аколита, а потом доносить новости до Анук, а задавать вопросы приходившей накануне Эси было неуместно. Думая об ученике, девушка не забывала и об Инквизитории и разведке, переворачивающие каждый ящик в Ордене Рен.
.....От обильного количества малоприятных мыслей раскалывалась голова. Мысли давили на виски и затылок и не позволяли успокоиться; от света болели глаза и невозможно было найти такое положение, в котором не будет хотеться выть. В конце концов Анук не выдержала и попросила что-нибудь вколоть ей да побольше.
.....Препарат начал действовать через двадцать минут. Рен, приглушившая в палате свет, всё это время напряженно смотрела на настенные часы, считая минуты и даже секунды до того момента, когда боль отступит. И когда это наконец случилось, девушка позволила себе закрыть глаза.
.....Сама того не замечая, Анук задремала. Сон под сильными обезболивающими был далек от здорового сна, когда отдыхаешь, набираешься сил и порой смотришь красочные приятные сновидения. Из-за обезболивающих (а скорее всего не только из-за них) Анук будто и не спала вовсе, а находилась где-то между сном и явью: она отчетливо понимала, что происходящее вокруг слишком странное и фантастическое и это определенно продукт ее больного мозга, но в то же время ее не покидало мерзкое ощущение, что всё происходит на самом деле, вот она реальность, вокруг. Доносившиеся до рыцаря звуки из коридора и соседних палат всё лишь усугубляли.
.....Вырваться из этой тюрьмы было настоящим подарком. И пусть Анук чувствовала себя еще более уставшей, всё тело ныло, ломило шею, а на скуле снова саднил кровоподтек, Рен была рада вернуться в сознание. Она растерла глаза и подняла взгляд на причину своего пробуждения. Эта причина - живая, здоровая и не сбежавшая - вызывала искреннюю улыбку. На душе стало очень тепло.
.....- Выглядишь бледнее обычного, - Анук поправила подушку за спиной и приняла полусидячее положение. Ей было больно двигаться, но показывать этого ученика она не хотела. - Призрака увидел? - Анук тихонько засмеялась, но даже этого было достаточно, чтобы перевязанные раны отозвались жгучей болью, так что смех, быстро перешедший в кашель и вызвавший еще больше боли, продлился недолго.

+1

3

⠀⠀Когда Дженди все же добивается своего, и его пропускают в палату, он кидается туда со всех ног, ничуть не пытаясь сделать вид, что ему все равно, или что он не переживает, или что он взрослый миралука, или что угодно еще, что делают здесь все, чтобы показаться более устрашающими и все такое. Дженди плевать на устрашение других — он залетает в палату к Анук так, что едва не сносит выставленную вокруг нее медтехнику, и явно производит достаточно много шума, чтобы разбудить ее. Он ругается себе под нос про это, но какая разница, видеть ее в сознании даже лучше, чем просто убедиться, что она жива и спит! Дженди шагает ближе, наблюдая за тем, как Сила очерчивает силуэт Анук на больничной постели, кладет руки на ее край.
⠀⠀Он открывает рот, чтобы ответить что-нибудь едкое, как обычно, но не может. Все остроумные ответы теряются в голове за осознанием того, что он должен был сказать ей, что тогда бы она не пострадала так, что в этом есть и его вина тоже, а не только тех, чьи трупы наконец-то убрали из ангара. Опустив лицо вниз, Дженди стоит какое-то время, собирается с мыслями. Затем кивает сам себе, обращает лицо к Анук.
⠀⠀— Ты не умираешь, это хорошо. Они не пускали, и я думал, что ты, — он неловко дергает плечом. — Что все совсем плохо.
⠀⠀Голос против воли звучит виновато.
⠀⠀Дженди вновь опускает лицо вниз. Судя по тому, что он видит своим особым зрением, с Анук все будет порядке. Если какой-нибудь шальной аколит не ворвется сюда с намерением отключить медприборы, хотя даже тогда Анук наверняка справится. Она сильная. Честно говоря, очень, и Дженди никогда прежде об этом не задумывался. Смешно, что он выше нее ростом, но при этом вряд ли пережил бы что-то подобное. А она, миниатюрная, с этим аккуратным голосом, в одиночку убила столько народу.
⠀⠀— Там была такая гора трупов, — озвучивает свою мысль вслух Дженди, хмурит брови.
[nick]Aramil Ren[/nick][status]not all those who wander are lost[/status][icon]https://i.postimg.cc/vZnKbtDn/jendi-khel-3.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="https://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=82#p54391">IDENTIFICATION CARD</a><br><img src="https://forumstatic.ru/files/0018/1a/00/71921.png"><br><b>Арамил Рен</b>, миралука,<br>аколит Ордена Рен</center>[/LZ]

Отредактировано Seymour Roark (16-02-2020 13:38:04)

+1

4

.....Было глупо ожидать, что всего за несколько сеансов - пусть и длительных - в бакте Анук будет чувствовать себя как прежде и сможет словно горная лань скакать по всей базе и разгребать скопившиеся за несколько дней дела. Ей еще долго придется восстанавливаться и приходить в себя, но по большей части, конечно, не в физическом, а в психологическом плане, но об этом можно подумать потом, всё это мелочи, когда у кровати стоит Арамил, опустив голову. Он намного выше Анук, но сейчас кажется таким маленьким и уязвимым, что хочется погладить его по макушке, плечу и даже обнять, но Рен больно смеяться, движения ее скорее всего добьют.
.....Позволив себе лишь немного приподняться, чтобы снова лечь на большую мягкую подушку, Анук внимательно смотрит на лицо Арамила, опускает взгляд на руки, которыми он сжимает края тонкого одеяла. Малыш очень переживает и Рен не знает почему, но очень хочет верить, что из-за нее. Ей хочется думать, что она всё же неплохой наставник, потерять которого как минимум грустно.
.....- Я была без сознания и по несколько часов проводила в бакте.. вроде как, в любом случае мы бы не смогли поговорить, вот тебя и не пускали. - От осознания, что Арамил не только не участвовал в бунте, раз он свободно перемещается по базе, и не сбежал, воспользовавшись суматохой, но и все эти дни пытался навестить пострадавшую Анук, на душе становилось очень тепло. Рен чувствовала себя нужной. Нет, она всегда знала, что полезна для общего дела и может выполнять такие задания, где обычному человеку придется не сладко, но это всё же не то. Сейчас Анук думала, что миралуке нужны не столько ее профессиональные качества, сколько она сама. Наверное, это именно то, чего и не хватало последние месяцы, а может и годы.
.....- Мне пришлось.., - девушка глубоко вздохнула и поморщилась от кольнувшей в груди боли, - жаль, что так и не вышло их остановить. - Анук хотела было спросить, что известно о местонахождении магистра, но осеклась. Во-первых, это не та информация, которой стали бы делиться с аколитом, а, во-вторых, это не так тема, которую нужно обсуждать с переволновавшимся подростком. По правде, рыцарь понятия не имеет, о чем надо говорить с подростком. - Такое случается, в смысле, ничего хорошего в этом нет, но травмы неизбежны. Я так хорошо знаю всех медиков только потому, что очень часто оказываюсь перед ними в роли пациента, - про вторую роль, в которой порой оказывалась Анук, заглядывая к Ларсу, она умолчала. - Надеюсь, ты будешь более удачливым и сможешь пореже здесь бывать, - на губах показалась улыбка.
.....- Спасибо. Ну, что пришел. Правда. Мне очень приятно видеть твою виноватую физиономию, хоть я и не хочу знать, что опять ты натворил и как скоро я услышу как кто-то выкрикивает твое имя на всю базу, - Рен коснулась руки Арамила и аккуратно заглянула в его пустые глазницы. - Я чувствую, тебя что-то волнует. Расскажешь?

+1

5

⠀⠀Дженди и бакту-то толком не видел до Первого Ордена, а слова Анук о том, что она проводила в бакте по несколько часов, и вовсе звучали чрезвычайно загадочно. До того, как прибыть сюда, Дженди и не догадывался, как мало он знает о галактике, в которой живет. Впрочем, некоторые вещи он предпочел бы и не узнавать, но от его выбора здесь ничего не зависит. Гора трупов, навсегда отпечатавшаяся в памяти, даже без возможности увидеть ее визуально, как это умеют люди, внушает ужас. Нет, не ужас. Трепет. Трепет — вот правильное слово.
⠀⠀Каким-то образом, хотя это он пришел к ней в медотсек, Анук умудряется волноваться о нем и даже вот — задавать ему меткие вопросы. Дженди краснеет, бормоча что-то неразборчивое себе под нос в ответ, и быстро отворачивается, выбрасывая руку в направлении стула у стены. Тот не шевелится. Ну, конечно. Маловато он еще тренируется, чтобы целые стулья шевелить.
⠀⠀— Всё ещё не самый великий форсюзер галактики, — констатирует Дженди голосом, в котором шутливость мешается с каплей разочарования.
⠀⠀Сколько пройдет времени, прежде чем он сможет как Анук? Сколько еще часов унизительных тренировок с Като? Дженди не хочет знать это число, оно наверняка даже не двузначное, а трехзначное, или четырехзначное, или столько-не-живут-значное. Долго. Слишком долго. Если бы он был сильнее, умел больше, смог бы он проснуться? Поспешить Анук на помощь? Нужна ли ей была вообще помощь? Судя по тому, что почти все они мертвы, а она — нет. Даже если была вынуждена часами торчать в бакте. За стулом Дженди идет ногами, как обычный разумный, а потом тащит его ближе к высокой больничной кровати Анук, чтобы сесть рядом, положить руки на край и устроить подбородок сверху.
⠀⠀— Насколько часто? — спрашивает он, словно уже ответил на ее вопрос. В каком-то смысле, конечно, ответил. — Я имею в виду, насколько часто ты тут тусуешься. И чтобы ты не переживала, не считая драки с Мидасом в тот злосчастный вечер, я ничего не натворил! — Дженди на секунду выпрямляется, но быстро возвращается в свою прежнюю позу. — Просто подумал, что паршиво это, ну, паршиво было там сражаться в одиночку, пока мы все спали.
⠀⠀Дженди, если честно, не уверен, что не воспользовался бы случаем улизнуть, пока вокруг происходит такая вакханалия, но об этом он не говорит. Как и о том, что теперь, вероятно, перестанет пытаться сбежать. Не потому, что это бессмысленно — если у него почти получилось один раз, значит, может получиться еще! — а потому, что... Что... Просто потому что. Аура у Анук серовато-белесая, постоянно меняет свой цвет. В иные дни она темнее, в иные — светлее. Сейчас, будто облачное небо, отдает металлом. Всё с ней будет хорошо, она взрослая рыцарь Рен, кто ей вообще что-то в этой галактике сделает — и все равно Дженди решает, что не будет сбегать. Пока что. После стольких попыток ему положен перерыв в пару месяцев.
[nick]Aramil Ren[/nick][status]not all those who wander are lost[/status][icon]https://i.postimg.cc/vZnKbtDn/jendi-khel-3.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="https://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=82#p54391">IDENTIFICATION CARD</a><br><img src="https://forumstatic.ru/files/0018/1a/00/71921.png"><br><b>Арамил Рен</b>, миралука,<br>аколит Ордена Рен</center>[/LZ]

+1

6

.....- Великими не становятся за считанные дни.
.....Когда Анук сама была аколитом, то она получала поддержку от Нестора и Кайло, с одним лишь Като в наставниках она точно сошла бы с ума и повесилась прямо на спинке своей кровати на скрученной в жгут простыне. Анук не так давно оставила учебу за спиной и стала рыцарем, так что она еще не успела забыть как сложно выстоять в одиночку и справиться и с тяжелым обучением, и с давлением наставников, и с собственными страхами.
.....Арамил, ставший частью Ордена Рен совсем недавно, часто сокрушался, что не может сходу использовать техники Силы, вот Анук и старалась всячески приободрять ученика. Это успело стать их маленькой традицией. Во всяком случае, Рен именно так и воспринимала эти короткие разговоры о том, что планеты не сразу осваивались, а города не сразу строились.
.....Не желая чувствовать разливающуюся по всему телу боль, Анук выбрала положение, при котором наблюдать за миралукой будет удобнее всего и замерла. Арамил не ответил на ее вопрос, но рыцарь, уже почти привыкшая скорее наблюдать и чувствовать миралуку, нежели слушать его, всё же смогла найти ответ. С самого первого дня с малышом приходилось непросто, Анук как будто с нуля училась понимать подростков и, честно говоря, нередко возникало стойкое ощущение, что они с Арамилом говорят на совершенно разных языках. А еще Анук хорошо уяснила, если ученик не хочет говорить о творящемся в его душе хаосе и раздрае, не желает делиться своими мыслями, то лучше не тянуть из него каждое слово клещами. Захочет - сам расскажет.
.....- Если ты думаешь, что я веду статистику и скрупулезно записываю в датапад каждый свой поход к медикам, то ты ошибаешься, - Рен улыбнулась. - Знаешь, это явно что-то сезонное. Бывают недели и даже месяцы, когда я вообще не появляюсь здесь или просто заглядываю в гости к нашему медицинскому светилу, а случаются периоды, когда почти каждое мое задание заканчивается длительным сеансом в бакте. Понятия не имею, как это много у меня шрамов и когда она были получены, да и где тоже не помню.
.....Анук, морщась от боли, всё же чуть приподнимается, поворачивается набок и берет с прикроватной тумбы стакан с водой. Она очень быстро его осушает и с удовольствием падает на подушку.
.....- Это хорошие новости, скоро станешь самым примерным малышом в Ордене и мне не придется выслушивать жалобы на твое поведение, - Рен тихо смеется, трепля Арамила по волосам. - Я тогда не знала, что практически вся база спит, а если бы и знала, то это последнее о чем бы я думала в бою. Но ладно, это всё глупости. Лучше расскажи как твои успехи в медитации, ты же продолжаешь тренировки, пока я здесь утопаю в бакте?

Отредактировано Anouk Ren (06-04-2020 02:59:13)

+1

7

⠀⠀Анук повторяет эту свою мантру про «великими не становятся за считанные дни», и она права, конечно, но это не мешает Дженди расстраиваться. Он здесь уже три месяца, а такое чувство, будто пару часов. Ну, ладно, это неправда — он гораздо лучше знает базу, тех, кто на ней живет, умеет по ауре отличать некоторых штурмовиков друг от друга, представляет, как тяжела рука Като, в целом, много чего еще узнал нового и даже интересного. Но хочется уже выучиться владению Силе и свалить отсюда! Не обязательно обратно домой, можно хотя бы на какое-нибудь задание. Вот с Анук. Было бы здорово.
⠀⠀Она треплет его по волосам, и от этого бесхитростного жеста Дженди млеет, улыбается уголками губ, разве что не ластится. Ласка в его жизни в любом проявлении последнее время случается нечасто. Сложно представить, чтобы Като делал что-то, что можно было бы счесть ласковым. Другие аколиты тоже не торопятся проявлять к нему что-то теплее стоического нейтралитета. Хотя теперь Дженди и в это уже не верит: вон Мидас казался ему нормальным, а вышло как вышло. Анук казалась ему ненормальной, а вот он теперь сидит у ее постели в медотсеке. Никогда не знаешь, как все повернется.
⠀⠀— Медитации? — глупо переспрашивает Дженди, выпрямляясь.
⠀⠀Медитации удаются ему с переменным успехом. В некоторые дни он может просидеть, слушая собственное дыхание, хоть полдня, а в другие — едва ли высиживает пару минут. От чего это зависит, Дженди пока выяснить не удалось: не то от расположения планет в небе, не то от типа каши на завтрак, не то от желания левой пятки. Скорее, от желания левой пятки, конечно.
⠀⠀— Ну так, — Дженди пожимает плечами, чуть хмуря брови. — Чуда за твое отсутствие не произошло, и, как я и сказал, великого форсюзера из меня пока не получилось. Иногда я нормально сижу, а иногда это просто невозможно, то чешется что-нибудь, то мысли в голову лезут, то сидеть неудобно, то еще что. Но медитации — это ладно. Вот физические тренировки — сложнее. Не говоря уже о перемещении камешков. Тебе тоже было так сложно учиться? Во сколько лет ты начала?
⠀⠀Дженди сокрушенно вздыхает и вновь укладывает подбородок на руки на краю кровати Анук. Жаль, что в ближайшее время она отсюда, кажется, не выйдет. А это значит, что все ближайшие тренировки будут по-прежнему с Като, общими и потому ужасными. Оставшиеся в живых аколиты не любят Дженди, он отвечает им тем же. Да и в целом обстановочка на базе так себе: везде шныряют инквизиторы, другие рыцари ходят мрачнее тучи, еще какие-то другие люди постоянно всюду пролезают, кажется, это их разведка или что-то вроде того. Все они смотрят на него как на кусок дерьма, Дженди не нужно видеть, чтобы знать это.

+1

8

До появления в жизни Анук Арамила она была абсолютно уверена, что не сможет волноваться об ученике, его успехах и неудачах. Казалось, Като выбил из Анук всё хорошее, что когда-либо в ней существовало. Однако это было не так. Девушка искренне переживала за тренировки Арамила и очень хотела, чтобы он освоил медитацию, а после нее ещё десяток техник Силы разных уровней сложности. Она никогда не ругала его за неудачи и опускающиеся руки; не стала и сейчас.
- Дело практики, Арамил. Сначала отвлекает абсолютно всё, любой звук, шорох, даже собственное дыхание, но со временем учишься абстрагироваться от этого и погружаться глубоко в себя. Медитация частенько помогает мне привести мысли в порядок и принять верное решение, - Рен убрала руку с головы миралуки, успев отметить, какие у него мягкие волосы, и положила ее на кровать. Лежать на месте и почти не двигаться было великим блаженством.
- Знаешь, у некоторых щенят бывают проблемы с прыжками: они боятся и не знают как подступиться к даже самому незначительному препятствию, но если несколько раз показать им, помочь, то они начинают понимать, что прыгать не странно, а очень даже весело и тогда начинают скакать по поводу и без. Не удивляйся, я много читаю всякой ерунды в голонете. Так вот, у нас порой происходить нечто подобное, но стоит уловить суть, распробовать, как всё начинает получаться и хочется больше и больше, ведь уже понимаешь и можешь.
Анук улыбнулась. Было жаль, что она уже несколько дней сидит в бакте и не может присутствовать и уж тем более участвовать в занятиях Арамила, но вдруг ее слово поможет ему? Самую малость, этого уже будет достаточно.
- Мне всегда сложнее давался бой на мечах, все эти стойки, стили, четкие движения, да и Като со своим ором и привычкой швырять аколитов в стены совсем не помогает, - Рен скривила губы, - я очень долго не могла показать хотя бы удовлетворительный результат и постоянно проигрывала даже самым хлипким и слабым аколитам, но постепенно начали появляться успехи и я вошла во вкус, дальше всё как в тумане, - Анук негромко засмеялась. - А вот с Силой мне было легко и просто, слова магистра быстро усваивались, я делала всё словно интуитивно. Может это предрасположенность? Не знаю. А начало я в пятнадцать, как и ты не успела ничего понять и вот уже стою в группе таких же детей и подростков перед Като.
Анук замолчала и, задумавшись, уставилась в закрытую дверь палаты напротив своей кровати. Она вспомнила жизнь на Акзиле. Девушка ведь делала успехи на работе и могла бы стать хорошим техником, ее жизнь могла быть совсем иной.
- Поверь, - Анук отмахнулась от вдруг нахлынувших воспоминаний и посмотрела на Арамила, - у тебя получится и если не сейчас, то позднее, главное не бросать и продолжать занятия. Найди сегодня после ужина тихое место - если такие ещё остались на базе - и попробуй снова. Только без спешки и без мыслей о заведомом провале. Ты ведь видишь с помощью Силы, так позволь ей подхватить твои мысли и тело. Договорились?

+1

9

Когда Анук убирает руку, Дженди чувствует это как невероятную потерю, но стоически молчит. Да и что он ей скажет? «Положи руку обратно, мне понравилось»? Нетрудно представить, каким будет ответ. И это ему еще повезет, что она не особо в состоянии придушить его Силой или сделать чего похлеще. Поэтому Дженди только плотнее сжимает губы и внимательно слушает.
Анук сравнивает его с щенком.
С щенком! Крифф, неужели он выглядит в ее глазах так жалко?
Дженди закусывает губу и усилием воли остается на месте. В любой другой день он бы уже вскинулся и сказал ей все, что думает о таких нелестных сравнениях, а еще о том, что это какой-то расизм, да и просто обидно! Но не сегодня, не когда Анук в медотсеке и выглядит так, словно ей нужно принести плед и какао и оградить от всех невзгод. Жаль, что Дженди не может этого сделать. Он слегка раздраженно мысленно отмахивается от этих идей. Это легко, когда Анук улыбается ему. Он не видит улыбку, но слышит ее в голосе.
Может, конечно, он выдумывает, но даже так эта улыбка примиряет Дженди и со сравнением, и со всеми тяготами жизни. Настолько легко примиряет, что даже подозрительно. Может ли Анук все же воздействовать на него с помощью Силы? Внушать ему? Но нет, насколько понял Дженди из занятия про способности Силы, на котором Като перечислял все, что может уметь хорошо обученный форсюзер — список чрезвычайно длинный, конечно, он не запомнил и половины, — для этого нужно было бы произнести определенные слова. Что-то вроде «расстраиваться из-за сравнения с щенками не хочешь ты».
— Договорились, — без раздумий обещает Дженди, садится ровнее и вдруг, так же не задумываясь, выдает: — Среди аколитов только и разговоров о магистре. Некоторые жалеют, что в шаттл закинули его, а не Като. Некоторые думают, что правильно Мидас и остальные его того. И девку эту.
Дженди замолкает, поворачивает голову, краем глаза глядя на дверь и сквозь нее в коридор. У врожденного Зрения Силы есть свои преимущества. Убедившись, что никто не затаился там, чтобы подслушать их, он поворачивает голову обратно к Анук:
— Думаешь, он правда, ну, что-то не то делал? Мне казалось, ему нравится быть магистром. Не то чтобы я хорошо его знаю. Ты бы слышала, какие страшилки о нём ходят, — Дженди криво усмехается.
Страшилки о магистре Рен и впрямь среди аколитов ходят отменные: и про то, что у него изуродовано лицо, и про то, что из некоторых особо непослушных аколитов он высасывает жизненные силы, чтобы оставаться молодым, и про то, что он второй Дарт Вейдер, только лучше, сильнее, хитрее. Дженди про Вейдера знает мало. Ну, был там каким-то имперским шишкой в костюме и со страшным дыханием. Подумаешь.

+1

10

И почему Анук раньше не обращала внимания на волнения среди аколитов? Она, став рыцарем, вообще думала о детях и подростках, рядом с которыми живет и которые, как показывает случавшееся, могут справиться даже с магистром? Кажется, нет. Так была занята работой и собственными тренировками, а после занятиями с одним лишь Арамилом, что про остальных напрочь забыла.
- Не только аколиты, сейчас весь Первый Орден болтает об исчезновении, - или всё же побеге? Анук хочется верить, что магистр покинул Орден не по собственной воле, но нельзя закрывать глаза и на худший вариант, - магистра. И мне даже не нужно прилетать на тот же Финализатор, чтобы понять это, - Анук, смотря на закрытую дверь, говорит совсем негромко. Всё же есть темы, обсуждать которые лучше не со всеми подряд и не очень громко, чтобы не привлекать внимание лишних слушателей.
- Вот о чем точно не стоит беспокоиться, так это о страшных историях о магистре, они ходили и когда я училась, и до меня. Почти все они плод детского воображения, причем очень впечатлительного. А вот о том, что он делал на самом деле и насколько всё это правильно.. Не знаю, Арамил. В конце концов он не чип с миллионом кредитов, чтобы всем нравиться. - Тут Анук лукавила. Она не знала обо всём, чем занимался Кайло, но и того, что виднелось на поверхности было более чем достаточно, чтобы возмутиться - девка. Он притащил на базу Рен - скрытую от всей Галактики, так, на минуточку - какую-то девку с Джакку и начал носиться с ней как порг с яйцом. Это решение Кайло в принципе не могло быть верным, его вообще не должно существовать.
- А что думаешь ты? - Рен повернула голову к ученику. Он выглядел настолько напряженным и ершистым, что хотелось достать плитку шоколада и вручить ему, всем ведь известно, что шоколад делает человека счастливее. С миралуками скорее всего тоже работает, не так уж сильно они отличаются от людей.

+1

11

Сложно представить, что кому-то не понравилось бы быть магистром целого Ордена, даже такого дурацкого, как Рен. Дженди, хотя и часть Ордена теперь, все еще не стал фанатом местных порядков, учений и традиций. Местная иерархическая модель ему неблизка, особенно когда она выливается в дурацкие события вроде тех, которые случились недавно с магистром Рен и самим Дженди. Надо было бежать в ту же ночь, а ему так не повезло! Теперь отсюда даже в сторону космоса голову повернуть нельзя — тут же нарисуются какие-нибудь штурмовики или, того хуже, разведчики и прочая шушера и начнут допрашивать. С него спрос тем больше, чем быстрее до собеседников доходит, что у него нет глаз не потому, что он неудачливый человек — а потому что он не человек вовсе.
— А это важно? Что я думаю, — по привычке огрызается Дженди, но тут же вздыхает и качает головой.
Ладно, если так подумать, на всей базе Ордена Рен, может, одной только Анук его мнение и важно. Хотя скорее в виде развлечения, чем чтобы серьезно к нему прислушаться. Что он может знать, аколит зеленый? Уж точно не то, что творится в запутанном внутреннем мире великого и ужасного Кайло Рена, которого он видел лично дай звезды пару раз. Зрение Силы у Дженди не настолько хорошо развито, чтобы он мог что-то сказать о разумном, просто глянув на него мельком. Да и если бы мог — вряд ли магистр Рен не умеет защищаться от подобных попыток проанализировать его.
Хотя кое-что Дженди, конечно, знает. Но знать — это одно, а рассказывать рыцарю, даже если это Анук, — совсем другое.
Он пожимает плечами.
— Если б я был магистром, я бы в жизни не сбежал оттуда, где могу делать, что хочу, с кем хочу, когда хочу. Да и потом, все знают, что жизнь аколитов в Ордене непроста. Хотя я тоже не очень понимаю, почему тогда они не закинули туда и Като заодно. Вот уж кому... — Дженди обрывается на полуслове, понимая, что сболтнул лишнего. Никто вроде не говорил о том, чтобы отсылать Като прочь? Он уже не так уверен. Про магистра он слышал план. Точнее, про магистра и эту девку. А про Като — нет. — В любом случае, если он правда такой страшный и ужасный и получил свой магистерский шлем не за красивые глаза, то выберется, — Дженди пожимает плечами, мол, чего о нём переживать.
Вряд ли, конечно, магистр Рен получил шлем и должность за красивые глаза. Дженди, правда, не уверен, за что их получают. Он откидывается на спинку своего стула и вздыхает.
— Как он стал магистром? Что-то сделал или у вас тут выборная система? Ты бы хотела стать магистром?

0

12

- Раз я спросила, значит важно, - Анук взяла паузу в три секунды, которые она потратила на то, чтобы посмотреть в темные глазницы Арамила. Шутка ли, но она практически перестала воспринимать его как ксеноса. - В конце концов ты не годовалый детеныш, мнение которого не важно ни по какому вопросу, нигде и никогда.
Анук вдруг подумала о том, что была бы не прочь увидеть на краю своей кровати пяти или шестилетнего Арамила, который уже научился огрызаться в ответ, но делает это так забавно из-за отсутсвующих молочных, но пока не выросших коренных зубов, что слушать его без улыбки практически невозможно. Обучать ребенка и прививать ему нужное мировоззрение наверняка проще, но Анук любит детей лишь на почтительном расстроянии от себя. Впрочем, иногда Арамил делает всё возможное, чтобы его наставница начала обходить стороной еще и подростков.
Мысли о гипотетическом малыше вызвали легкую улыбку и тут же были выброшены из головы. Отведя взгляд с ученика на потолок, Рен потерла виски и прикрыла глаза. Она внимательно слушала Арамила, пусть со стороны и могло создаться впечатление, будто Анук задремала. Она обязательно этим займется, но когда останется наедине с собой и получит еще одну дозу обезболивающего.
- Чем больше сила, тем больше ответственность. Должность магистра намного сложнее и, уверена, там не всегда получается делать только то, что хочешь. - Анук снова лениво поднесла руку к лицу и потерла глаза. Уже давно не покидало ощущение, что липкая бакта полностью не смылась. - Ты бы знал сколько раз я, будучи аколитом, молилась звездам перед сном, чтобы Като однажды улетел на задание и не вернулся, - открыв глаза, Анук посмотрела на ученика. Она говорила довольно тихо. - У него жесткие методы, но они приносят результат. И лучше не выражай свое недовольство им при посторонних, коих стало очень много с пропажей магистра.
Кто знает, за какое неосторожно брошенное слово могут зацепиться инквизиторы или вездесущая разведка. И одной лишь Бездне известно, что может произойти, особенно если неосторожными словами будет разбрасываться миралука. Анук подозревала, что остальная часть Первого Ордена испытывает к ксеносу менее теплые чувства, чем она.
Последний вопрос Арамила заставил Анук негромко засмеяться. Покачав головой, она посмотрела на откинувшегося на спинку стула ученика.
- Его назначил Верховный лидер, именно перед ним магистр и отчитывается, но не знаю как именно проходило назначение. Когда меня привезли в Орден, то Кайло Рен уже был магистром и о нем уже ходила дюжина страшных баек.
Последний вопрос продолжал вызывать улыбку и Рен ее не скрывала.
- Ни за что. Я не охоча до власти и мне не нужна ответственность за весь Орден на своих плечах. Мне куда больше нравится работать в поле лишь с некоторыми подразделениями Первого Ордена и в целом оставаться не очень известной. На том же Финализаторе только глухой и слепой, а таких там не держат, не знает о Кайло Рене, но мало кто слышал мое имя. Это довольно удобно. И не могу не спросить, хочешь ты стать магистром Ордена Рен?

+1

13

Дженди пытается представить, как магистру Рен не дают сделать то, что он хочет. Почему-то эта сцена в его голове больше похожа на сцену жестокого уничтожения технических панелей в радиусе километра. Да-да, до аколитов тоже долетают легенды о феноменальном уровне самообладания Кайло Рена. Вживую Дженди этого, конечно, никогда не заставал, но слухи звучат настолько потрясающе, что не поверить в них сложно. Ими руководит человек, который чуть что сразу же криффячит световым мечом все, что попадется под руку. Дарт Вейдер, говорят, неугодных вообще душил. Наверное, магистр Рен — это в некотором смысле апгрейд. Следующая ступень эволюции.
Слова Анук о том, что его мнение важно — если не всем, то хотя бы ей — Дженди будто пропускает мимо ушей, а вот ее небольшую исповедь о Като слушает с особым вниманием. Он почему-то не думал, что Анук может относиться к другому рыцарю как-то иначе, кроме как коллега к коллеге. Но кажется, в Ордене Рен и в частности между самими рыцарями Рен существуют свои отношения, о которых он еще не в курсе и о которых во многом может даже не подозревать.
Крифф его знает, приносят ли жесткие методы Като результат. До сих пор они приносили Дженди только боль и разочарование в мире, а еще подкрепляли желание свалить отсюда при первой же возможности. Но до сих пор ни один его побег еще не увенчался успехом, и хотя он продолжит пытаться — вот еще, он так просто не сдастся! — не факт, что когда-либо увенчается. Один шанс на миллион. Дженди поспешно откладывает эти мысли, чтобы не расстраиваться лишний раз. Потому что там, где эти мысли, лежат еще мысли о том, как он соскучился по дому и маме, и вообще. Туда, в это чувство тоски, ходить попросту опасно: неизвестно, удастся ли потом из нее выбраться. Лучше не рисковать. Перерыв в пару месяцев — а потом он попробует опять.
— Если это будет значить, что я смогу свалить отсюда и больше никогда не возвращаться, — улыбается Дженди и тут же смеется, чтобы показать, что это шутка. Наверняка лицо у Анук сейчас то еще. — Может, ему тоже просто надоела эта ответственность. А Верховный лидер — он какой? Ты его видела? Говорят, он ест людей, поэтому в Первом Ордене одни люди.
Говорят это, разумеется, далеко за пределами Первого Ордена. Впрочем, далеко за пределами Первого Ордена вообще много чего говорят про Первый Орден, и большая часть этого, к великому сожалению и местами радости Дженди, неправда. Хотя вот про Верховного лидера он не так уверен: судя по всему, его мало кто видел, а кто видел — не торопится рассказывать другим. Типа, великая честь. Подумаешь.

Отредактировано Aramil Ren (22-09-2020 16:17:33)

+1

14

Ни для кого на базе не секрет, что Арамил был бы рад вернуться к своей прежней жизни. Такие мысли посещают абсолютное большинство новеньких, но лишь единицы берут себя в руки, забивают свой страх куда подальше и пытаются бежать, не думая о последствиях. И один единственный Арамил, которому достается не просто первое место в побегах, а целое гран-при, пытался сбежать с базы несколько раз. Лежа на кровати, рассматривая дверь палаты и слушая смех ученика, Анук снова задумалась о том, почему он сейчас здесь, в ее палате, а не на какой-нибудь богами забытой планете, откуда можно передать весточку семье и ждать, что она покинет Гиндин.
Хочется верить, что Арамил наконец смирился со своей новой особенной жизнью и решил основательно взяться за учебу, чтобы добиться успеха и стать большим и сильным форсюзером, но некоторые сомнения всё же одолевали. Наверное, мальчику просто нужно больше времени и он обязательно привыкнет.  Как и Анук. Ей тоже нужно больше времени, чтобы понять как работает подросток и что нужно делать, чтобы он не ломался и не входил в режимы бесконтрольного хаоса.
Слабо улыбаясь, Анук смотрела на Арамила. Можно препарировать его мысли, можно покопаться в его памяти, можно.. нет, не можно. Рен хочется знать, не задумал ли миралука еще какую удивительную схему побега, но она не станет нарушать личные границы и окончательно хоронить те крохи доверия и уважения, что есть сейчас. Вмешательство в настолько личное пространство без согласия еще никому не приносило счастья.
Еще хочется сказать малышу, что если он однажды станет рыцарем или магистром, то ему тем более никто не даст просто свалить и потеряться где-то в галактике. Нельзя просто взять и всё бросить, не получится уйти, никто не отпустит. Но Анук оставляет эти слова при себе.
- Хотя бы раз в жизни каждый рыцарь оказывается на Супремаси перед Верховным лидером. Как раз перед тем как стать рыцарем и это.., - Анук прикрыла глаза, вспоминая тот день, навсегда оставшийся в ее памяти. Вновь оживляя ту смесь, бурю эмоций, которые одолевали ее тогда. - Однажды и ты увидишь его собственными глазами и обязательно запомнишь этот день.
Рен медленно поднялась с подушки, села на кровати и, повернувшись к Арамилу, чуть склонила голову к плечу.
- Поверь мне.

+1

15

Больше всего в ответе Анук Дженди беспокоит то, что она не говорит ничего о том, что какие это всё глупости и как Верховный лидер на самом деле не ест никаких людей. С одной стороны, ему-то самому бояться нечего: он даже не человек, о чем ему не устают напоминать. С другой стороны, как-то неприятно думать, что всем этим управляет существо, которое жрёт других разумных. Как-то это несовременно. Впрочем, красть разумных из их семей, чтобы насильно вырастить себе ручного форсюзера, тоже верхом современности и цивилизованности не назовешь, как ни крути.
Дженди надеется никогда (никогда-никогда-никогда) не увидеть Верховного лидера.
— У меня нет глаз, — напоминает он Анук и смеется, откидываясь на спинку стула и чуть покачиваясь. — Я думал, это достаточно очевидно без повязки, — повязку Дженди не носит принципиально, сколько ему ни предлагали. — А тебе надо лежать и отдыхать, иначе тебя отсюда никогда не выпустят. Я спрашивал!
Ничего он не спрашивал и просто напропалую врёт, но его будет крайне сложно в этой лжи уличить. Вряд ли врачи, глядя на Анук, дружно махнули рукой со словами «да выходите, когда хотите». У них тут всё строго, это Дженди уже тоже знает. Хочешь выйти из медотсека — потрудись доказать, что не упадешь сразу за его порогом в обморок так или еще что.
Дженди поднимается с места и встает напротив Анук, сложив руки на груди:
— А как выздоровеешь, если у тебя будет возможность — стань магистром вместо Като.
Вообще-то, есть и другие рыцари, но Дженди их знает мало и потому даже не берет в расчет. Тот, который помешал ему первому и наиболее удачному побегу, и еще другой, который лучший друг Кайло Рена. Дженди и самого-то наверное-уже-бывшего магистра не слишком хорошо знает. Но одно он знает точно: Анук во многом лучше их всех.
Даже если украла его из дома.
Дженди хмурится и отступает назад, словно испугавшись этой своей мысли. Это что-то новенькое. Нет-нет, Анук — такая же, как и все они. Чего это он за свою похитительницу тут распереживался? Дженди отступает еще, чтобы это не выглядело подозрительно, и продолжает говорить:
— Я зайду потом еще. Принесу тебе каф из кантины или... что-нибудь.
Он звучит неуверенно, потому что не знает, пустят ли врачи его сюда с кафом или чем-нибудь, что бы это ни было, а потом просто разворачивается и стартует с места прочь, убегая не то от своих мыслей, не то от слов Анук о неизбежной встрече с Верховным лидером, не то просто так.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [22.V.34 ABY] Когда череп пробивает пуля, какая разница, почему?