Star Wars Medley

Объявление

26.10.2017 Объявление об изменениях в правилах и об эпизодах в 34 ПБЯ.

07.01.2018 Выложены основные события, произошедшие в 34 ПБЯ.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бэйз Мальбус, Бэйл Органа, BB-8, Джейна Соло.

— Я оценил. Просто теперь боюсь представлять программу-максимум: горы трупов и все в огне?
— Горы трупов в огне и вид на залив.
Cassian Andor & Jyn Erso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Нормальные герои всегда идут в обход


Нормальные герои всегда идут в обход

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

http://s0.uploads.ru/9YC5n.png

Джин Эрсо, Кассиан Андор (NPC), K-2SO

Время: II.02 BBY, за пять дней до Все идет по плану
Место: система Корулус, Корулаг
Описание: древнейшее правило -- quid pro quo -- работает всегда и везде. Особенно, если попался на горячем своим не-так-уж-что-и-враги-одно-общее-дело-делаем

Отредактировано Jyn Erso (2017-02-15 11:39:06)

0

2

Земля уходила из-под ног или так только казалось, Джин точно сказать не могла. Голова сейчас была занята совершенно другим — Эрсо судорожно вспоминала план здания, пытаясь понять, где лучше повернуть, а размышлять, не сбавляя хода, всегда было немного трудно.
Обычно она все продумывала заранее. И в этот раз тоже. Честное слово!
Не её вина, что в план вмешались неожиданные обстоятельства. Действительно неожиданные — Джин пыталась предусмотреть даже начало очередной внеплановой заварушки, массового сошествия в архиве всех местных имперских штурмовиков или еще какую дрянь. Но она никак не предполагала, что столкнется с собратьями по ремеслу.
Если кто-то где-то кому-то и брат, то таких братьев Джин охотно бы пристрелила.
В самом деле, что за нелепость.

Это был не самый охраняемый архив на всем долбаном Корулаге, далеко не самые важные документы и совсем уж не первое подобное задание. Все складывалось почти идеально — незамеченной добраться до здания, проникнуть внутрь, найти, наконец, нужный отсек, даже перекинуть все данные! Всё, чтоб хатты задрали, совершенно все складывалось просто идеально, один к одному — и, разумеется, в самый последний момент все пошло не так.
Конечно, Джин Эрсо, дочь Галена Эрсо, светила имперской науки и всего такого, не унаследовала гения своего отца, но здравый смысл ей обычно не отказывал. А еще чутье на неприятности, оно же помогало находить работу.
Но в этот раз — увы.
Гален Эрсо мог бы развести руками, сетуя на глупость и непредусмотрительность дочери, но она-то помнила, что он иногда был такой же. Смутное ощущение родом из детства — оно подсказывало, что в некоторых аспектах и великий ученый был тем еще неучем.

Мысли об отце сбили дыхание, дыхание сбило ритм, ритм сбил шаг.
На мгновение земля ушла из-под ног окончательно, Джин занесло на повороте, а неудачно поставленная нога скользнула дальше.
Уборщицам здесь переплачивали. Если они были.
План архива в голове смешался, а выход был только один — во всяком случае тот, что работал сегодня. И основная беда заключалась в том, что те двое, кого как раз Джин ну никак не ожидала встретить, не могли идти другим путем.
И, собственно, шаги приближались — за поворотом, — а коленка, которой стукнулась, ныла просто отвратительно.
Обнадеживало одно — несмотря на то, что модель дроида была типично имперская, имперцами эти ребята не были. Дурак дурака видит издалека — говорят так.
Что ж, на зрение Джин никогда не жаловалась.

+3

3

     — Я считаю, что шансы на успех этой операции равны 40%, — отвернувшись от штурвала, констатирует Кей-Ту.
    Сенсоры считывают реакцию капитана: нулевая. В сущности, Кассиана сложно обвинять в бесчувственности и иррациональности. Шансы на успех сегодняшней миссии действительно ни в какое сравнение не идут с шансами на успех предыдущей (28%) и далеки от прошлогоднего задания, которое автоматически попало в топ-10 невыполнимых задач с рекордными 15%. И все-таки они здесь, и Кассиан все еще жив, и Кей-Ту не был уничтожен или перепрошит. Тем не менее, он считает нужным добавить:
     — А ее необходимость я оцениваю в жалкие 24%. Нам точно нужны эти документы?
    Не то чтобы Кей-Ту надеется на внезапную перепрошивку головного мозга капитана, отчего тот разживется здравомыслием и инстинктом самосохранения, присущими самому дроиду, но попробовать стоит. Чуда не происходит. Кей-Ту автоматически включает эмоциональную реакцию: сокрушенный вздох. Капитан делает вид, что ничего не заметил или уже привык.
    Они пробираются к архиву под косыми лучами садящегося солнца, вскоре на часах наступает двадцать третий час, в случае с Корулагом — местная полночь. Здание, разумеется, охраняется, но шансы на успешное проникновение есть, и даже целых 67%. 89%, если у Кассиана есть планы, а у Кассиана всегда есть планы. Главная проблема миссии — это успеть найти документы и скопировать их до того, как ротация охраны застанет их за этим неблагодарным делом. В 78% случаев проникновение никак не влияет на исход операции, по опыту Кей-Ту. Конечно, если бы они подорвали стену архива, это создало бы некоторые препятствия для миссии, которая должна остаться секретной, но этого им еще никогда делать не доводилось. Капитан предпочитает бесшумность, а у Кей-Ту нет выбора.
    Вместо этого они действуют по стандартной, отработанной уже множество раз схеме: сначала капитан делает что-то, что он всегда делает, чтобы пробраться внутрь, а затем Кей-Ту, который, в случае чего, всегда просто прикидывается тупым имперским дроидом, присоединяется к нему. В этот раз не приходится. Ротация охраны: четыре патруля, двадцатиминутный интервал, окно в пять минут в слепой зоне у одного из окон. Другое окно в три минуты в слепой зоне у полуподвального окна. Когда капитан, сияя, словно начищенный кредит, открывает окно для Кей-Ту, тот быстро шагает внутрь.
     — Просто фантастика. Три минуты двадцать секунд до патруля.
    От патруля штурмовиков они успешно прячутся. Кей-Ту мониторит частоту, которой пользуются патрули, и эта проблема временно перестает быть первостепенной. Главная их проблема — найти и скопировать документы. На то, чтобы вычислить нужный отсек, уходит время, которого и без того не очень много: в 93% случаев, когда они задерживались в здании подобных габаритов дольше, чем на полчаса, это приводило к разнообразным неприятностям.
    А они всегда — всегда — задерживались в здании дольше, чем на полчаса.
    Когда за углом очередного коридора слышится нехарактерный звук падения чего-то органического на пол, Кей-Ту выжидающе смотрит на капитана, прежде чем завернуть. Тот готов и кивает, отдавая команду. Дроид делает большой шаг и — сенсоры засекают человека внизу, Кей-Ту опускает голову, фиксируя происходящее на полу, после чего наклоняется и одной рукой хватает девушку за ворот, приподнимая ее над полом, а другой закрывает ей рот.
     — Не сопротивляйтесь, иначе это будет долго и неудобно, — говорит он без всякой эмоциональной окраски, не уточняя, что именно «это» и почему «будет долго и неудобно». Несмотря на все перепрошивки, хватка у него по-прежнему как у имперского охранника.
    Сейчас капитан за его спиной решит, что делать с незнакомкой. На работника архива она не похожа. Для этого ей как минимум не хватает униформы. На штурмовика девушка не похожа тем более.
    В присутствии посторонней Кей-Ту не комментирует решение капитана дать незнакомке объясниться, но послушно убирает руку ото рта, вместо этого пытаясь по возможности перехватить ей руки. Кассиан, конечно, вооружен и опасен, но у самого Кей-Ту в наличии есть разве что сарказм. Которым он пользуется в полной мере.
     — Идеальное место для знакомства, — эмоциональная окраска: насмешливость.

Отредактировано K-2SO (2017-02-19 17:06:52)

+2

4

Дроид имперский - с этой моделью Джин приходилось уже сталкиваться, и приятных воспоминаний у нее не осталось. Эти сволочи - если, конечно, подобное понятие применимо к неодушевленному чуду техники, - ловче и быстрее, чем кажутся на первый взгляд, и именно первый взгляд тогда сыграл с Джин дурную шутку.
В этот раз она не обманывается, и, когда дроид хватает ее за шкирятник, приподнимая над полом, словом нашкодившего эвока (а эти создания только выглядят милыми пушистиками, и Джин так же, честное слово!), обмякает безвольной тушкой.
"Хорошо, парни, вы меня поймали, - отчетливо читается в ее взгляде, когда она скрещивает руки на груди и выразительно вздергивает бровь, - и?"
Пока что можно не волноваться и висеть безвольной тушкой, и причин этому две: это не самый охраняемый и важный архив, во-первых; это не имперские солдаты, во-вторых.
Модель дроида, конечно, имперская, но кто в наши дни не знает о перепрошивке? Или как это правильно называется, потому что, ну да, Джин далека от техники так же, как ее отец - от мирной семейной жизни. Шансы были, но упс.
Эта сволочь - судя по комментарию, может применяться понятие, может да еще как! - убирает ладонь (это ведь она, да?) и вместо этого перехватывает руки Джин.
Крепко держит, хаттов ублюдок.
И хозяин его такой же.
Эрсо по-прежнему висит безвольной тушкой, пару раз для острастки попытавшись пнуть дроида, и раздумывает над вопросом.
Объясниться? Хаттов вам в рожу, милейший, и мандалорца на закуску.
- Это вот, - она выразительно кривится, мотнув головой в сторону дроида, и пристально смотрит на мужчину, - всегда такое болтливое?
Он выглядит немногим старше нее и примерно так же побит жизнью.
Отрадно знать.
- Танити Понта, двадцать лет, причины нахождения здесь - угадай сам, - вяло отчитывается, еще разок попытавшись достать ногой коленку дроида, и дергает руками. Скотина. Сволочь. Да чтоб тебя гунган перепрошил. - Судя по тому, что формы на тебе нет, цель у нас примерно одна. Так может, это, отпустишь?
Ну может, это подействует хотя бы раз, а?

+1

5

    Пленница — если ее можно считать пленницей — пару раз все-таки упрямо пытается пнуть его ногой по корпусу, но Кей-Ту бесстрастно вытягивает руки с ней подальше и расценивает происходящее как импровизированные физические упражнения для незнакомки. Хотя, впрочем, даже если бы ей удалось все-таки пнуть его, это ни к чему бы не привело: Кей-Ту лишен тактильных сенсоров, позволивших бы ему ощущать боль. Максимум, что незнакомке удалось бы, так это оставить пыльные следы от ботинок на темной обшивке, но вероятность того, что это и является ее конечной целью, равна 4%.
    Кей-Ту фиксирует свое положение, пока Кассиан изволит разговаривать с пленницей — та что-то язвит. О нем. Кей-Ту поворачивает голову в сторону капитана, тот выглядит нисколько не оскорбленным и вообще не тронутым ее комментарием.
     — Можно я применю физическую силу? — эмоциональная окраска: надежда.
    Кассиан лишь качает головой. Кей-Ту поворачивает голову обратно, упирается фоторецепторами в лицо Танити Понты — вероятность реальности имени 16% — и замирает вновь. Пока капитан называет один из трех своих позывных, которыми пользуется на миссиях, и шутит в ответ, Кей-Ту переключается на прослушивание частоты охраны.
    Место для знакомства они выбрали не самое удачное: это один из самых часто патрулируемых коридоров, и через минуту сорок семь секунд трое штурмовиков покажутся в дальнем его конце. Пока что Кей-Ту регистрирует их отчет о секторе G: все чисто. Если Кассиан хочет успешного конца этой миссии, ему стоит поторопиться вперед, к их цели.
     — Извиняюсь, что прерываю ваш чрезвычайно важный диалог, — эмоциональная окраска: сарказм, — но через минуту сорок секунд сюда завернет патруль, — Кей-Ту приподнимает руки с пленницей повыше, заставляя ее качнуться в воздухе, и поворачивает голову к капитану: — Я могу посмотреть за ней, пока вы пойдете дальше.
    Есть по крайней мере одна абсолютно положительная черта у капитана — его не надо долго уговаривать продолжить миссию. Обычно его хлебом не корми дай покуролесить. Они так и уговариваются: Кассиан продолжит свой путь до архива, а Кей-Ту подыщет надежное укрытие, где и пробудет до условного сигнала. Что делать с «Танити Понтой» они решат уже потом, после того, как документы будут добыты. Кей-Ту еще раз напоминает Кассиану о двадцати четырех процентной полезности этой миссии, и Кассиан еще раз отмахивается от него, трусцой удаляясь в другой конец коридора.
    Кей-Ту включает эмоциональную реакцию: вздох — после чего поворачивает голову к «Танити», оценивая возможные способы транспортировки. Секунду спустя он зажимает ее подмышкой одной рукой, а другой продолжает держать ее за запястья. Если он верно оценивает маршруты патрулей, сейчас им надо повернуть обратно, оттуда направо, затем налево — там должен быть вход в одно из служебных помещений. Его не будут проверять.
     — Цыц, — озвучивает Кей-Ту главную идею этого предприятия «Танити», после чего как может бесшумно бежит по коридору.
    Поворот направо, вперед пять метров, поворот налево — упс! Кей-Ту быстро скрывается обратно за углом. Или у этого патруля своя частота, или это внеплановая проверка, или «Танити» успела наследить здесь до них, но сейчас они с вероятностью в 97% окажутся зажаты между двух патрулей, и тогда это определенно усложнит задачу Кассиану. Помимо того, что поставит их собственные жизни под угрозу; несмотря на то, что сохранность «Танити» Кей-Ту волнует лишь на 43%, на 87% разумнее будет все-таки доставить ее живой и невредимой на корабль и там допросить как следует.
    Но пока что необходимо решить вопрос с двумя патрулями.
    Кей-Ту прижимается к стене и сканирует окружающее пространство фоторецепторами.

+2

6

Диалог получается потрясающе содержательным — «собрат» скалится и язвит, Джин язвит в ответ и всеми силами пытается делать вид, что ногами она крепко стоит на земле (во всех смыслах), а не болтается на высоте двух метров, словно нассавший в тапочки зверек, дроид сарказмирует. Достать до него ногой так и не получается, а если бы и смогла — то ну и что? — и остается лишь упиваться сознанием собственного превосходства и превышенности, ибо она человек, а он — всего лишь дроид, но получается так себе. Вообще, говоря по правде, не получается.
Остается висеть тряпочкой, размышляя о бренности бытия, кулоне из сайбер-кристалла, который сейчас так неудобно и даже немного болезненно вжимается куда-то в ключицу, и о том, что все мужики — хатты. Или мандалорцы. Здесь надо еще подумать.
И отец, и Со, и особенно вот эти двое, и дроид тоже, мужик он или кто.
Её мнением, разумеется, никто не собирается интересоваться, и это почти не задевает, потому что, будь она на их месте, себя бы давно пристрелила. Или вырубила и бросила на пересечение траекторий патрулей, где точно найдут — так, теоретически, можно выиграть хоть немного времени, которое никогда не бывает лишним. А эти нет — не бросают, даже держат так аккуратно, но Джин не обманывается.
Хотя лучше бы… Ну, в самом деле, неужели нельзя было просто отпустить?
Разумеется, нет.
— Надеюсь, ты там не подохнешь, — от всей души, как можно искреннее бросает Джин в спину уходящего, который, разумеется, даже не представился. Если он не выживет, ей будет тоже не слишком хорошо. И вариантов, почему, в общем-то довольно много.
— Я могу идти сама! — вяло огрызается Джин, когда дроид, даже не спросив, перехватывает ее иначе — и ноги совершенно неудобно болтаются и время от времени она бьется коленками о самого дроида, — но очень вяло. Потому что бежать наравне с этой грудой железок и шестеренок, или из чего там создаются эти чудеса техники, она бы не смогла.
А когда дроид резко тормозит, больно стукается затылком о стальной корпус и непроизвольно морщится, шипя.
— Помягче, ведроид, — кривится, зажмурившись, и встряхивает головой — ужасно неудобно, а в глаза еще и лезет челка. И надо бы спросить, наверное, почему он так внезапно остановился, но вариантов не слишком много.
У него ведь наверняка есть план здания — и этому Джин, то есть Танити, даже немного завидует, но совсем немного, потому что ей приходится полагаться только на свою память, — и заблудиться он не должен. Значит, проблема в другом, а их может быть только две: или что-то случилось с хозяином, или на их пути внезапно образуется препятствие, которое не предусматривалось.
— Что встал, — шипит Джин, брыкнувшись и въехав коленкой куда-то в корпус, отчего сама же и морщится, и снова встряхивает головой — обриться, что ли, налысо? — Поставь меня. И сделай вид, что взял в плен или еще что — я видела здесь такие же модели. Не тормози.
Это очень, очень, очень дурная идея — ведь они в архиве, и непонятно, что здесь может делать дроид, взявший в плен преступника, но может быть, никто не станет на этом зацикливаться? Дроид и брыкающийся повстанец под конвоем — картина настолько привычная, что, может, и взгляд не зацепится. И им хватит форы хотя бы в несколько минут.

Отредактировано Jyn Erso (2017-03-08 10:45:43)

+2

7

    Окружающее пространство на 89% состоит из бесполезных стен и на 11% из относительно полезной «Танити Понты». Которая вместо того, чтобы благоразумно затихнуть, почуяв неладное, принимается только сильнее брыкаться, но Кей-Ту даже не обращает на нее внимания. Так и продолжает высчитывать варианты отступления. Идеальным было бы скрыться в некоем помещении, которых в этом участке коридора наблюдается целых ноль. Если верить плану, хоть сколько-нибудь пригодные для пряток помещения находятся дальше, но для этого придется как минимум пересечь поле зрения приближающихся по коридору штурмовиков.
    Какая-то часть его процессора все равно регистрирует, что в шипящих децибелах «Танити» кроется целых 51% разумного аргумента. Действительно, схема «имперский дроид и пленник» — одна из самых часто используемых и самых надежных, обычно мало кто решается всерьез допрашивать модели вроде Кей-Ту. Не то считают это ниже своего достоинства, не то полагают, что только сумасшедший решится перепрошивать дроида-охранника, а поэтому тут точно все в порядке.
    Этот самый сумасшедший сейчас как раз на пути к сердцу архива.
    Без лишних слов Кей-Ту делает шаг от стены и ставит «Танити» перед собой, ровно в этот же самый момент патруль заворачивает за угол и замирает на полушаге. Кей-Ту с нарочитой механичностью опускает на них взгляд фоторецепторов, одной рукой утыкая сложенные пистолетом пальцы в спину «Танити». По его приблизительным подсчетам, это добавит 30% антуражности всему происходящему.
     — Вы мешаете конвою, — бесстрастным голосом озвучивает он наиболее вероятную фразу, вытянутую из старой базы данных. — Посторонитесь.
     — Какому еще конвою? Куда? Это вообще кто? — стоящий впереди штурмовик кивает на «Танити».
     — Это конвоируемая, — бесстрастность голоса остается на уровне, как и общая невозмутимость Кей-Ту. Остальные вопросы он попросту игнорирует.
    Он бы не отказался от пистолета сейчас. Почему Кассиан никогда не доверяет ему оружие? С оружием он был бы в два, а то и три раза эффективнее. Надо будет поднять этот вопрос. Кей-Ту делает себе ментальную заметку. Штурмовики за спиной своего предводителя переглядываются, скорее всего с 65% недоумения на лицах. Эх, а все так хорошо начиналось.
     — И что она сделала? — главный штурмовик перестает задирать голову, глядя на Кей-Ту, и опускает взгляд на «Танити».
    Из-за угла за их спинами в коридор заворачивает второй патруль.

+2

8

И разумеется, все идет именно так, как не надо.
Джин шипит болезненно, когда дроид тычет пальцами ей в спину, и хочет хорошенько, с размаху ему врезать. Да только бестолку, даже если бы и смогла — железка, боли он совсем не почувствует.
Джин очень сильно сомневается в том, что ведроиду стоило с ними заговаривать — в самом деле, они не могли просто молча пройти мимо? Дроид не стена, мог бы подвинуться, да что там — коридоры здесь достаточно широкие, чтобы могли разойтись два патруля. И именно это они, наверное, и собирались делать, пока не возникло препятствие — иначе Эрсо ничем не может объяснить, какого хатта они не развернулись и не пошли в другую сторону. Два встречных патруля в один практически момент — что это, случайность или шутка той сволочи, которую называют судьбой?
И ответ вы узнаете в следующем выпуске новостей, если вдруг все пойдет совсем плохо. Точнее, если все продолжит идти так, как идет сейчас, то есть катиться по наклонной.
Джин почти слышит скрип глок-отвертки, проворачивающейся в креплениях крышки её гроба.
Ну, если на него расщедрятся.
Пара секунд кажется вечностью, а вечность словно кто-то закинул в камеру карбонитовой заморозки; пальцы дроида упираются ей чуть ниже лопаток и правее позвоночника, так, что если бы у него и в самом деле было оружие, одно лишнее движение — и прости-прощай печень, бесславная и болезненная смерть. Но у него нет оружия, зато оно есть у нее. Увы, но мир не знает пощады к глупцам, которые решились на ограбление имперского архива, не обзаведясь хоть чем-то посерьезнее рук, а Джин жить хочет. И очень сильно.
«Что она сделала?»
Если начать перечислять, список выйдет приличный, поэтому Джин даже не начинает — метнувшись вперед, вытаскивает бластер, и, слава Силе, патруль этого не ожидает.
И даже есть небольшой шанс, что, если подоспеет второй отряд штурмовиков, они перестреляют друг друга к хаттам.

+2

9

    В такие моменты Кей-Ту уверен, что в 90% случаев присутствие Кассиана как-то помогло бы разрулить эту ситуацию без кровопролития, но Кассиана нет, вместо него есть «Танити», и «Танити», на 55% — а, нет, уже на 79% уверен Кей-Ту, предпочитает все решать силовыми методами. У нее даже, оказывается, был бластер, который они оба проглядели. Кей-Ту успевает заметить, что именно собирается сейчас сделать его «пленница» за долю секунды до того, как она достает бластер и начинает палить прямо по патрулю.
    80% энергии процессора Кей-Ту уходит на просчитывание баллистических данных для всех зарядов всего оружия, которое находится в поле его зрения, и 20% — на вычисление вероятных путей выхода из ситуации. Вывернувший из-за угла за их спинами патруль явно следует расписанию, значит находящийся перед ними — внештатный.
    Кей-Ту прижимается к стене, рукой с силой заставляя «Танити» прижаться тоже. Мимо чиркают заряды из бластеров штатного патруля.
    Один из подстреленных штурмовиков падает, роняя оружие на пол.
    Кей-Ту предполагает, что если бы у него не стояло запрета на обращение с оружием — пусть и только словесного, но все же — то вдвоем с «Танити», и без того уже вооруженной, они бы быстро разобрались с патрулем. Другой вопрос, как бы он потом разобрался с самой «Танити».
    Внештатный отряд быстро убирается за угол, с вероятностью в 85% для регруппировки и организации захвата вместе со штатным отрядом, штатный — прекращает огонь, видимо, в попытке разобраться, что происходит, и при этом не пристрелить кого-то из своих.
    В следующий момент Кей-Ту поднимает бластер упавшего штурмовика, с силой запускает его в отряд, оставшийся в коридоре, словно шар в кегли, и, прихватив «Танити» за шкирку, толкает ее перед собой, заставляя бежать вместе с ним. В отсутствие Кассиана и возможности воспользоваться оружием Кей-Ту предпочитает не участвовать в перестрелках дольше, чем несколько необходимых для побега минут.

Отредактировано K-2SO (2017-03-12 21:06:30)

+2

10

Наверное, было бы лучше, если бы дроид снова закинул ее на плечо или еще куда-нибудь и тащил бы сам — так было бы быстрее, а некоторые неудобства Джин согласна потерпеть, — но увы, он прихватывает ее за шкирятник, словно нашкодившего щенка, толкает вперед, и Джин почти готова поинтересоваться, а где же та лужа, в которую ее пытаются столь настойчиво ткнуть носом.
Но сейчас на это нет ни времени, ни желания, и язвительные комментарии она оставляет на потом. Если повезет — успеется, если нет, то ей будет все равно.
Они куда-то бегут, Джин не берется в таком темпе отследить их курс и предсказать, куда направляется дроид, но остается верить, что железяка знает дорогу. Должна знать — у него же все эти схемы и планы загружены и всегда при себе, и Джин по-прежнему немного завидует, потому что это хаттски удобно.
Но быть дроидом не слишком-то весело — судя по тому, что он не прихватывает с собой оружие (и Джин не может сказать точно, когда она успевает все это отследить), оно ему особо не нужно или не поможет. Было бы ненужно — он бы и без него справился, но ведь зачем-то швыряет вполне годный бластер в морду одному из штурмовиков?
Об этом надо спросить попозже, делает она себе заметку.
Главное до того, как предпримет попытку все же сбежать из столь двусмысленного и крайне стремного положения, потому что неприятные сюрпризы — это плохо. Очень плохо, вредно и раздражающе.
Они бегут, затем буквально вваливаются в какое-то ответвление коридора, и Джин крепко сжимает бластер, боясь ослабить хватку хотя бы немного, потому что лишиться единственного оружия очень не хочется.
Судорожно вдыхает, прерывисто выдыхает, и десяток секунд спустя она вполне может спокойно дышать, думать и делать что-то. Что-то. Хоть что-нибудь, хатт побери этих ублюдков, так не вовремя явившихся в архив.
— Итак, — она переводит дыхание, щурится, запрокинув голову, потому что дроид ее значительно выше, и недовольно поджимает губы. — Это из-за тебя и твоего хозяина я оказалась в таком дерьме. Поэтому готова выслушать предложения по спасению. Ты меня не отпустишь, сбежать я от тебя не смогу, без своего хозяина ты не уйдешь. Идеи?

+2

11

    Возможно, это и не самый ортодоксальный способ использования бластера, но в исполнении Кей-Ту  и он достаточно эффективен: штурмовика, в которого врезается бластер, просто сбивает с ног от силы удара, а дальше Кей-Ту становится уже не до того. В правом верхнем углу, прямо поверх картинки с фото-рецепторов, он видит карту здания. Они бегут вперед, сворачивают в третий коридор слева, оттуда опять направо и вперед, а там вновь направо и сразу налево. На данный момент это самая безопасная точка во всем архиве: патрули или уже прошли ее, или будут проходить через минут двадцать минимум, а те два патруля, от которых они так задорно бежали, вряд ли найдут их вот так сразу. Прежде чем остановиться, Кей-Ту убеждается, что они в слепой зоне относительно всех местных камер и датчиков. Ну или как можно большего их числа.
    Кей-Ту дает «Танити» время на отдышаться, с подозрением разглядывая ее бластер. Процессор без лишних проблем определяет модель по списку, до сих пор хранящемуся в базе данных, подсказывает баллистические данные, количество зарядов и убойность каждого. Кей-Ту резко перестает нравиться идея Кассиана разделиться. Им стоило бы оставаться всем вместе, а эту «Танити» Кей-Ту мог бы и на плече носить все это время. С другой стороны, они наверняка весьма эффективно (и эффектно) отвлекли все патрули архива на себя, так что капитану не должно ничего угрожать. Пока что.
     — Мы продолжаем отвлекать как можно большее число патрулей, чтобы капитан успел достать нужную ему информацию, — эмоциональная окраска: серьезность. Кей-Ту смотрит на «Танити» немигающим взглядом фоторецепторов сверху вниз и в фоновом режиме подсчитывает вероятность тотального провала всей этой затеи. — Смею заметить, что в таком дерьме ты оказалась по собственной воле. Если уж кто тут и является заложником обстоятельств, то это я.
    Если бы не Кассиан, Кей-Ту вообще много куда бы никогда в жизни не сунулся, но тут ведь как. Нельзя просто так взять и ослушаться капитана, даже если обладаешь какой-никакой собственной личностью и автономностью передвижения. Вот и сейчас «Танити» права в одном безусловно: без Кассиана Кей-Ту никуда не пойдет хотя бы потому, что не может.
     — Полагаю, сейчас самое время выяснить, что именно делала в этом архиве ты. Напомню: по собственной воле, в трезвом уме и здравой памяти.
    Кей-Ту невежливо показывает на нее пальцем, пользуясь моментом передышки: в комлинке патрулей тишина, наверное, перешли на какую-то другую частоту. 70% против 30%, что им еще недолго тут стоять. Но это именно тот вопрос, который стоило задать этой «Танити» с самого начала. И не довольствоваться расплывчатым «то же самое, что и ты», как это сделал капитан. Но на то он и капитан, что с него взять. Кей-Ту уже давно понял, что люди пренебрегают точными формулировками в 90% случаев, даже если это противоречит здравому смыслу и инстинкту самосохранения.

+2

12

— Ты думаешь, это сейчас имеет большое значение? — Джин щурится, зачесывает назад челку, чтобы она не мешала, но волосы тут же распадаются, не держатся и лезут в лицо снова. А времени и возможности убрать их нормально нет, и она фыркает, встряхивает головой, заправляет пряди кое-как за ухо. — Тебе сейчас чем-то поможет информация о том, какие именно документы и по чьему заказу мне нужны? Сомневаюсь.
Джин даже не знает, что хуже — дроид с подобием самостоятельной личности или безликая имперская машина, потому что, честное слово, конкретно этот мог бы сбавить уровень сарказма в речи, а лучше всего — в идеальной вселенной, то есть не здесь, — если бы он вывел её из архива и пошел помогать своему прекрасному капитану, ну, или просто пошел бы отвлек их на себя, или хоть что-нибудь еще. Джин совершенно непритязательно в подобных вопросах, довольствуется малым и просто хочет жить. Просто. Всего-то.
Можно даже не уточнять, что иногда это просто оказывается сложнее всего.
— Заложник обстоятельств из тебя никудышный, особенно если учесть, что это не я тут сейчас ставлю условия, — шипит, щурясь раздраженно, и будь её воля, обязательно бы попробовала настучать этому куску металлолома, прежде чем сбежать, да только вот бесполезно и бессмысленно: во-первых, если кто и почувствует боль, то это будет Джин; во-вторых, шансы выжить вдвоем, пока этот капитан где-то ошивается, несколько выше, хотя в одиночку выбираться из проблем разной степени серьезности Джин намного привычнее. — Полагаю, сейчас самое время посмотреть план и подумать, что нам, хатты тебя задери, делать. К счастью, заряда бластера мне еще хватит. К несчастью, бластером пользоваться могу только я из нас двоих. А белошлемых здесь чуть больше, чем дохрена на один квадратный сантиметр.
Джин трет лоб, разглядывая то стену, то пол, едва-едва отодвигает дверь, вглядывается в узенькую щелочку и, отстранившись, вздыхает. В коридоре пока что пусто, шагов не слышно, но ситуация все равно паршивей некуда.
Точнее, есть, куда, но то, как Со кинул её на пустынной планетке, вообще ситуация из ряда вон и неповторимая. И было это давно. И… и еще много всяких «и», а в заднице они вот прямо сейчас.
— Из архива только один выход, да? И вы зашли не через него, — Джин поднимает взгляд на дроида, раздраженно фыркнув, складывает руки на груди. — Прежде, чем продолжать отвлекать патрули, надо понять, как потом сматываться. Какой у вас был план? Не тот, который основной, они ведь никогда не работают. Запасной был?

+2

13

    Ну, по крайней мере по какой-то загадочной причине (Кей-Ту на 56,3% уверен, что это от стресса) «Танити» не собирается прямо здесь и сейчас прожечь ему большую дыру прямо сквозь грудь и продолжить свое увлекательное путешествие прочь из архива в гордом одиночестве. Если бы Кей-Ту мог испытывать такую вещь как благодарность в данной ситуации, он бы непременно испытал ее по всем правилам. Вместо этого он взвешивает опции в своей голове: он может ответить на вопрос «Танити» с предельной честностью, но это с вероятностью в 88% не понравится капитану. Впрочем, где сейчас тот капитан, да?
     — Нет, я просто любопытный, — вставляет Кей-Ту, пока «Танити» производит какие-то странные манипуляции с собственной челкой; эмоциональная окраска: сарказм. «Танити» продолжает настаивать на неважности этой информации, что только делает ее еще более важной в глазах Кей-Ту, и он встревает опять: — Если я буду знать, что за документы ты планируешь отсюда вынести, и если это те же документы, за которыми пришли сюда мы, с вероятностью в 96% капитан сделает тебе контр-предложение. Я не имею в виду руку и сердце.
    «Танити» точно права в одном: план эвакуации из этого хаоса имперских штурмовиков им точно потребуется. Кей-Ту анализирует, почему они не установили с Кассианом связь по комлинку до того, как зайти сюда. Они не планировали разделяться, это да. А еще не хотели, чтобы их переговоры поймали местные. Теперь это не играет им на руку, и Кей-Ту испытывает странное ощущение, близкое к человеческому чувству тревоги за капитана: а то как тот попался или еще что учудил. Кассиан такой. Он может.
     — Это значительно упростит всем нам задачу, — как ни в чем не бывало, ровным голосом продолжает Кей-Ту, глядя вниз на явно недовольную «Танити». — В таком случае мы просто заберем капитана — с вероятностью в 51% на данный момент он все еще не успел вляпаться в неприятности — а дальше вы уж как-нибудь договоритесь. Вместо того, чтобы играть в эстафету с патрулями на периметре архива.
    Кей-Ту замолкает, анализирует данные с датчиков и тишину в комлинке. Все эти забеги с вероятностью в 78% приведут к краху всей миссии, но как он уже явственно дал понять «Танити», оставить Кассиана разбираться со штурмовиками в гордом одиночестве он не может. Такова его программа.
     — Я могу задать встречный вопрос, — вдруг вновь оживает Кей-Ту и чуть наклоняется к «Танити». — Каков был твой план побега? С вероятностью в 82% могу предположить, что он не включал в себя вальс сквозь главный вход. Капитан воспользовался своей привычной тактикой, которая мне неизвестна, чтобы помочь мне попасть внутрь сквозь подвальное окно. Полагаю, в его светлой голове план побега выглядел как-то так же.
    Не то чтобы Кей-Ту сомневается в умственных способностях Кассиана Андора — человека, который вообще умудрился угнать его, боевого имперского дроида, и перепрограммировать, и таскать за собой по галактике все эти годы — но иногда он в определенном смысле раздосадован, что в комплекте к ним прилагаются авантюризм и отвага. Из наблюдений Кей-Ту следует, что именно эти два качества чаще всего и оказываются причиной всех их проблем, которые Кассиан ласково называет «приключениями».

+2

14

Однозначно, если выключить у этого ведроида сарказм, с ним даже можно общаться. Правда, как общаться с безличной имперской машиной, Джин представляет очень слабо. Кроме того, что через рот — оно даже говорит.
Но если выключить сарказм, то всё будет немного грустно.
— Я понятия не имею, что это за документы, — Эрсо морщится, поджав губы, и дергает плечом. — Код RT.21.4. Это всё, что я знаю, и знать больше даже не желаю. Мне так спокойнее.
В конце концов, заказчик дает достаточно информации, чтобы ориентироваться на месте, а большего Джин не надо. Она на самом деле не хочет даже знать, зачем эти документы понадобились заказчику, что он собирается с ними делать и, собственно, что за информацию они содержат. От этого потом только проблемы. Лишнее знание — лишние печали. Минимум информации о заказчике, минимум — об исполнителе, и всем хорошо.
Сейчас не очень хорошо, но дальше — обязательно.
Джин трет шею, задумчиво смотрит на бластер, переводит взгляд на дроида, вздыхает.
Пристрелить можно было в самом начале. Сейчас как-то немного… неловко? В конце концов, одно общее дело делаем, и всё такое — и если что, больше шансов, что попадут не в тебя.
— Не побега. Отступления, — Джин сдерживается, чтобы не воздеть палец, акцентируя внимание на огромной смысловой разнице, и снова трет шею. — Стратегического отступления. Но вообще-то да. Я собиралась вальсировать через главный вход.
Это немного самоубийственно, но иногда работает. Она вообще много что собиралась, но придется пересмотреть планы — их и так уже малость пох… испортили.
Но правда — зачем изобретать отвертку, когда уже? Проще выйти через уже имеющийся вход, чем плутать по коридорам в поисках подходящего окна, которое бы соответствовало всем условиям и параметрам.
Джин снова немного отодвигает дверь, выглядывает в узкую щелку и хмурится, закусывает губу.
Теперь, вестимо, им надо найти этого Кассия — или Кассиана, как-то так, неважно, — и убираться отсюда побыстрее.
Эрсо щурится, задумавшись, трет нос и снова смотрит сначала на бластер, потом на дроида. Дроида имперской модели, и если один раз не сработало, может быть, сработает во второй раз?
— Мне кажется, — наконец подводит итог Джин, перекладывая бластер поудобнее, — нам нужен труп. Труп штурмовика. Или просто его тело в бессознанке. В общем, они ведь все равно все время в этих своих шлемах?

+2

15

    Код RT.21.4 — Кей-Ту быстро прогоняет полученную информацию по своей базе, но он не архивариус, он боевая модель, и этот код только напоминает ему об этом, и больше ничего. Для того, чтобы узнать, что именно хранится в этих документах, ему придется подключиться к местному серверу, а это поднимет еще больше шума среди местной охраны, да и займет чересчур много времени, которым они с вероятностью в 79% не располагают.
     — Интересная позиция. Очень информированная, — вскользь замечает Кей-Ту. — Это не те бумаги, что мы ищем.
    Кому бы ни служила эта «Танити», ее явно больше заботят деньги, чем некая высшая цель. С одной стороны, это хорошо. Деньги — ресурс универсальный, они есть по обе стороны баррикад, вопрос только в том, у кого больше. С другой стороны, это также означает, что никаких шансов узнать, кому и зачем понадобились эти документы, нет. Они могут как уйти в руки к правильным людям, так и к неправильным. Кей-Ту уже давно выяснил, что не все, кто воюет против Империи, одинаково хороши. Здесь вероятность 50 на 50.
     — Ты осознаешь, что твои шансы на выживание при вальсе через главный вход в данный момент равны 31% и обратно пропорциональны времени, которое ты продолжаешь оставаться внутри здания? — эмоциональная окраска: недоумение. — И чем мертвый штурмовик поможет нам выбраться отсюда? Если ты планируешь использовать его как щит при вальсе через главный вход, твои шансы на выживание повысятся на 1,7% и станут равны 32,7%. Даже если площадь тела штурмовика будет значительно превышать твою. Тем более это не поможет вам с Кассианом одновременно. В таком случае нам потребуется два трупа.
    Кей-Ту не требуется выглядывать за дверь, он по-прежнему отслеживает тишину в комлинке, и она ему не нравится. Тогда он переключается на другую частоту, а потом еще и еще, перебирая их с огромной скоростью в попытке найти ту верную, которая вновь вернет ему знания о перемещениях патрулей.
     — Закрой дверь, — вдруг говорит Кей-Ту и понижает децибелы голоса: — Усиленный патруль с правого конца коридора. Четверо. Пройдут мимо двери через 14,38 секунды.
    Ладно, если «Танити» зачем-то нужен труп штурмовика, а в коридоре как раз нарисовались штурмовики, они могут раздобыть ей один. На память.
     — 10 секунд, — отсчитывает Кей-Ту. — 7 секунд. 4. 3. 2. 1. Прошли.

+2

16

Джин думает, что 31% — это совсем неплохо. 31% против 69%, что ты выживешь, это очень даже неплохой показатель, и что-то подсказывает, что если бы она, подобно этому дроиду, могла на ходу вычислять вероятность, большая часть ее планов оказывалась где-нибудь за гранью "ещё немного — и ты вполне могла помереть".
— Значит, нам с твоим хозяином не придется из-за них конфликтовать, — Джин пожимает плечами, хмыкнув, кривит губы. Она не видит большой проблемы в незнании содержания документов. Ее позиция относительно порядочности и последствий подобных принципов сформировалась давно, когда пришлось учиться выживать в одиночку, без оглядки на дядю Со, без надежды на его подстраховку или помощь, и звучит эта позиция примерно как "ублюдки есть по обе стороны баррикад, так какая разница, на кого работать?"
Честное слово, когда разочаровываешься и в системе, и в революции, выбирать особо не приходится — да и не хочется. Деньги не пахнут, а совесть спит почти спокойно и почти крепко.
Когда ненавидишь и тех, и других, жить, ну, в целом достаточно легко. Никаких моральных терзаний, выборов и всей этой чепухи, которая льется с экранов и из подполья. И там, и там говорят об одном, одними словами, об одних событиях. Вездевера в светлое будущее, надежда на него и вся остальная дрянь.
Джин плохо понимает, чем так радикально Восстание отличается от Империи, если и при Имперском режиме есть люди, живущие вполне себе счастливо. Обычные люди, заводящие семьи, ходящие на работу, радующиеся и страдающие...
Ну и ублюдки долбанутые есть с обеих сторон. А деньги, ну, они не пахнут.
А лишние знания — лишние печали. Так всегда было, есть и будет.
— Очень помогут.  Ты никогда не потрошил штурмовиков? — Джин с лёгким интересом и удивлением смотрит на дроида, но мгновение спустя спохватывается. Разумеется, это же дроид. Может быть его при перепрошивке и снабдили сарказмом, но вот воображением — едва ли.
Замолкает, когда дроид начинает отсчёт, прижимается ухом к двери — она доверяет жестянке в этом вопросе, но тут играет свою роль почти детское любопытство, которое заставляет всех прижимать к стене стаканы и пытаться расслышать, о чем в соседней комнате говорят родители.
— Разумеется, потрошить не в прямом смысле, — продолжает, когда отсчёт заканчивается, и трет шею. — Мне нужна броня. Вот эта белая хрень, в которую можно залезть и пройти по коридору. Нам шататься по этому архиву ещё сколько... десять минут?Двадцать? Полчаса? И нам нужно вытащить твоего хозяина. Так что — сувенир на память?
Джин думает, что этот план ещё более самоубийственнен, чем вальсирование на свободу через главный вход. Но все же имперский дроид и имперский же штурмовик привлекут немного меньше внимания, чем не по форме одетый явно не совсем гражданский и ведроид с чувством юмора. Сомнительным, но имеющимся.

Отредактировано Jyn Erso (2017-05-13 13:37:48)

+2

17

    Кей-Ту считает отсчет приоритетной задачей, и это единственная причина, по которой он не озвучивает свое удивление неожиданным садистическим и, вероятно, каннибалистическим наклонностям «Танити». Какая-то часть его процессора моментально оказывается загружена просчетом вероятности того, что «Танити» просто съест Кассиана, и этим закончатся все их славные приключения. Впрочем, вряд ли обычные зубы среднестатистического гуманоида способны разгрызть и пережевать металл, из которого сделан сам Кей-Ту, и это служит ему успокоением. В рот «Танити», конечно, сейчас не заглянешь, чтобы проверить наверняка, поэтому придется довольствоваться среднестатистическими данными и выведенными из них вероятностями.
     — Понял.
    Сувенир на память. Это он может понять. Это снимает проблему садизма и каннибализма. Это делает шансы Кассиана Андора на выживание как никогда большими. Дальнейшую тактику «Танити» Кей-Ту может проследить и сам, тем паче, что она незамысловата по своей сути.
    Сделав знак «Танити», чтобы шагнула в сторону, Кей-Ту аккуратно открывает дверь. Четверо штурмовиков, на их удачу, ничего не замечают и продолжают спокойно шагать колонной по двое вперед по коридору. Кей-Ту просто следует за ними какое-то время, чтобы «Танити» успела его нагнать. А потом с легкостью поднимает двух штурмовиков в воздух и ударяет друг об друга с такой силой, что слышится хруст формы. В этот момент остальные два наконец замечают, что происходит что-то не то, и оборачиваются.

Отредактировано K-2SO (2017-05-21 21:09:46)

+2

18

Джин стреляет быстрее, чем осознает желание приложить к лицу руку, а потом всей этой конструкцией долбануться об ближайшую стену.
Секунда тратится все же на то, чтобы мысленно выругаться, но она успевает уложить обоих.
Нет, разумеется, штурмовики не так уж и тупы и безнадежны; солдаты как солдаты; но иногда они действуют — и думают — слишком медленно. Даже медленнее, чем обычный человек. Потому что — посмотрим н минутку правде в глаза — если вы находитесь в архиве, по коридорам которого шляется пара-тройка незаконно проникших на территорию гос.учреждения не совсем гражданских, имеет смысл быть несколько внимательнее.
Так что сами дураки.
Штурмовики не успевают зашуметь или передать что-нибудь по комлинку; следующий патруль будет еще через несколько минут — и этого хватит, чтобы оттащить их немного в сторону (чуть дальше по коридору обнаруживается ниша, куда они вполне запихиваются) и влезть в броню.
Броня оказывается относительно легкой — Джин ожидала, что будет тяжелее. Но пора бы привыкнуть, что сегодня ожидания немного не оправдываются.
— Ты знаешь, где его искать? Куда нам идти? — Джин на пробу взвешивает в руке бластерную винтовку, с сожалением вздыхает и думает, что свой бластер придется оставить. Жалко, но ничего. Новый найдется быстро.
— Пытаться связаться с твоим капитаном сейчас опасно, я так понимаю? — закидывает бластер к лежащим без движения телам, с некоторым сочувствием смотрит на лицо молодого парня, чью броню она позаимствовала, и дергает плечом. Нахлобучивает шлем. — В общем, веди.

Отредактировано Jyn Erso (2017-05-17 14:49:21)

+2

19

    Кей-Ту не рассчитал вероятности того, что «Танити» не настолько привычна к их обычной с Кассианом тактике, которую они оба отработали до автоматизма. Однако все обходится: «Танити» стреляет, укладывая других двух штурмовиков, и Кей-Ту, просчитывавший баллистику их бластеров, бросает эту задачу. Вместо этого он подхватывает тех двоих, которых вывел из строя сам, одного кладет на плечо, второго — на жесткий сгиб руки, третьего подхватывает другой рукой, а четвертого оставляет невольной напарнице по приключениям.
    Таким образом они дотаскивают штурмовиков до ближайшей ниши, куда Кей-Ту без лишней аккуратности утрамбовывает их, словно какие-то блоки в компьютерной игре. Сверху он с чуть большей аккуратностью кладет раздетого штурмовика, которому не посчастливилось стать донором формы. Что за это бывает в имперских войсках, Кей-Ту не представляет, но с вероятностью в 97% — ничего хорошего.
    Они договорились пробыть в укромном месте до условного сигнала, которым, наверное, должно было стать сообщение по комлинку — не исключено, что Кассиан и сам обзаведется формой штурмовика. Обычно они использовали одну из кодовых фраз, которых за время совместных миссий придумали великое множество на все случаи жизни. Учитывая, что до сих пор никакого условного сигнала не было, Кей-Ту просчитывает различные вероятные местоположения капитана. Наконец, он вычисляет три самых вероятных — у него есть отличная выборка оперативных решений Кассиана, чтобы сверяться с ней в таких случаях и строить прогнозы.
     — Да. Следуй за мной.
    Кей-Ту разворачивается, каким-то невероятным образом принимая еще более роботизированный и бездушный вид — собственно, как и полагается настоящему имперскому дроиду, лишенному всякой личности. Он ведет их по коридорам, намеренно петляя так, чтобы обходить патрули, о которых узнает из комлинка.
     — Связаться с ним по комлинку штурмовиков — с вероятностью в 98% дать им знать о нашем присутствии, если не использовать кодовую фразу, — на ходу поясняет Кей-Ту. Одну из таких фраз он и выуживает из глубин собственного жесткого диска. — Передай по комлинку: «Патруль четвертой секции второго блока нынче совсем филонит!»
    Патруль четвертой секции второго блока — место, где в свое время должен был служить Кей-Ту. И служил бы до сих пор, если бы не Кассиан Андор. Обычно это означает, что Кассиану стоит оставаться там, где он есть, потому что появились непредвиденные обстоятельства, угрожающие успеху миссии, и дать знать о своем положении ответным кодом.
     — Передай мне в точности, что тебе ответят, когда и если ответят. Если не ответят, тогда я закончу волноваться за капитана и начну паниковать, — эмоциональная окраска: усталый сарказм.

Отредактировано K-2SO (2017-07-07 23:44:33)

+2

20

Кассиан никогда не знает, на чем Кей-Ту основывает свои расчеты - откуда 40%, например, когда операция не приключение даже, а так, плевое дело, зашли-забрали-вышли - но на этот раз тот оказывается прав. Все идет не по плану очень быстро, но совершенно не критично, так что главная забота Кассиана перед тем, как они разделятся - в том, чтобы не получать от происходящего удовольствие слишком явно. Потому что если покажет, будут новые числа, а ему пока что не нужны чужие числа в голове, слишком важно теперь быть внимательным, улавливать новые изменения ситуации и закончить дело.
Взломщицу с придуманным именем он оставляет на Кей-Ту без колебаний, зная, что она никуда не денется от дроида, а дроид никуда не денется от него самого. Единственное, что может пойти не так, это если они вдвоем всполошат охрану. Но с чего бы им это делать? Потому Кассиан осторожно, но довольно спокойно идет к архивам, следит за часами, в нужные моменты пропадая из коридора и давая путь патрулю, понятия не имеющему, что в тот самый момент он не замечает даже не один, а два взлома.
В архиве тихо, ночью тут работать некому. Сонно гудит техника, красноватый свет подсвечивает темное помещение. В этом архиве Кассиан еще не был, но все они походи друг на дружку. Был в одном - сможешь ориентироваться во всех. И правда: он довольно быстро находит нужный архив, копирует документы. Не самые важные, тут Кей-Ту прав, но они сэкономят Восстанию немного времени, а время - это то, чего им никогда не хватает. Лишняя секунда может оказаться решающей, а потому единственное, что неважно в этих документах - это именно их относительная неважность.
Кассиан следит за тем, как идет копирование, попутно прислушиваясь; сигнала общей тревоги нет, и это хорошо. Он не волнуется за Кей-Ту, но взломщицу он не знает, и не знает и того, как она может повести себя. Он, в общем-то, так и не знает, зачем она здесь была.
Напоследок он осматривает архив, убеждается, что не оставил никаких следов. Они даже не узнают, что здесь кто-то был. И это Кей-Ту оценил в 40% вероятного успеха? Кассиан качает головой, возвращаясь назад, и понимает, что что-то изменилось. Что-то не так. Он привык доверять таким своим чувствам, и спешит. Конечно же, ни Кей-Ту, ни взломщицы на месте не оказывается, но найти их довольно легко.
- Сдвинуть ротацию на два дня: пусть попробуют пофилонить в первом блоке, - отзывается он, вырастая за спиной взломщицы, не сомневаясь, что Кей-Ту услышал его много раньше. - Когда хотят наметить дорогу, обычно оставляют следы из хлебных крошек, а не из штурмовиков. Это так, на будущее. Данные у меня, можем выбираться. Но только, - Кассиан замирает, но только на секунду, и решает, что еще достаточно тихо, чтобы продолжить разговор здесь и сейчас, - что ты вынесла из архива?

+4

21

От соприкосновения приклада бластерной винтовки с мордой, животом или еще чем-нибудь «коллегу» спасает то, что Джин узнает его голос сразу и успевает остановить сама себя, разворачиваясь на месте и почти занеся оружие для удара.
— А я-то надеялась, ты оценишь мой романтический жест, — Джин стаскивает шлем — он глушит звуки и вообще ужасно неудобный, ей непривычно и даже немного тяжело в нем говорить, дышать и хоть как-то функционировать, — щурится и закидывает винтовку на плечо. — Трупы штурмовиков, приятный полумрак, затрахаться с патрулями. Программа-минимум выполнена.
На мгновение даже берет злость, что она, дура такая, в самом-то деле, парится в этой не самой удобной броне, и сейчас наверняка выглядит полнейшей идиоткой, но отпускает быстро — даже, можно сказать, сразу же. Будешь долго обижаться, будешь недолго жить — простая, но рабочая истина.
— Понятия не имею, — щурится, пожав плечами, бросает взгляд за спину хозяина ведроида, поудобнее перехватывает шлем. — Код RT.21.4. Твоему дроиду это, кажется, ни о чем не говорит. Мне тоже. Вообще знать не знаю и даже не хочу, что такое я стащила и собираюсь продать за неплохую сумму. Если ты знаешь — можешь оставить эти знания при себе.
По правде говоря, может и не оставлять. Джин немного — чуть больше, чем абсолютно, — без разницы. Ей есть дело до того, как отсюда выбраться с минимальными потерями, как избавиться от этих двух, доставить информацию заказчику и получить свои честно (относительно и в зависимости от того, о чем говорить) заработанные кредиты. Но её совершенно не интересует, что же такое она собирается отдать не в те руки. Или в те. Это тоже, в общем-то, без разницы.
Деньги почти не пахнут, а кушать хочется всегда — и выбирать не приходится.
— Итак, — Джин смотрит на хозяина ведроида, делает небольшой шаг в сторону. На пробу. Переводит взгляд на дроида. — Ты, который без бластера. Какова вероятность, что твой хозяин даст мне по-тихому свалить от вас двоих и сделает вид, что мы никогда не встречались?
Наверное, Джин даже может предсказать ответ. Вероятность что-то около «да хрен тебе, дорогуша».

+2

22

    В 100% случаев, когда они оказываются в подобной ситуации, Кей-Ту может представить, как именно волна предупреждений расходится по зданию, и все больше патрулей перекрашиваются из нейтрального белого в опасный красный на его мысленной карте. Одно хорошо: поступь одного конкретного Кассиана Андора от абстрактного патруля имперцев Кей-Ту отличит и на 3% заряда аккумулятора с полувышибленным логическим процессором, а у него еще целых 78%, и процессор в полном порядке. Он замирает, неподвижно глядя за спину «Танити». Когда та начинает разворачиваться, Кей-Ту уже почти готов схватить ее за руки, но та останавливается самостоятельно, и он опускает руки.
     — Я же сказал, что 40%, — эмоциональная окраска: язвительность.
    Если бы у Кей-Ту было время возвращаться и методично убирать штурмовиков во всевозможные клозеты и прочие каморки, он бы так и сделал. В 98% случаев у него есть время только на то, чтобы прихватить того, кого надо защитить от патруля, и отправиться в противоположную от места столкновения сторону. Кассиану ли не знать.
    Пока «Танити» обменивается любезностями с капитаном, Кей-Ту замирает на месте, выпрямляется, явно переключаясь из режима решения насущных задач в более аналитический. Короткие переговоры штурмовиков по комлинку не несут никакой полезной информации, поэтому Кей-Ту может разве что прогнозировать их местоположение с точностью 50 на 50: или патруль будет там, или не будет.
    Это не мешает ему вовремя положить руку на плечо шагнувшей в сторону «Танити». И медленно повернуть к ней голову. Эмоциональные привязанности дроидам не знакомы, и пары-тройки (каскадных десятков) ошибок в коде недостаточно, чтобы они начали формироваться. Кей-Ту сжимает руку на плече «Танити» — недостаточно, чтобы сделать ей действительно больно, но достаточно, чтобы ясно дать понять, чего делать не стоит в ее положении. На всякий случай он также просчитывает варианты перехвата бластера из ее рук.
     — Для «по-тихому» на нас движется слишком много патрулей, — озвучивает результат своей аналитической паузы Кей-Ту и переводит взгляд на Кассиана. — С вероятностью в 87% в следующие пять-десять минут здесь будет как минимум один патруль, капитан. С вероятностью в 90% — два усиленных, по четыре человека. Стандартный протокол охраны. Вероятно привлечение дроидов.
    Если и есть на свете вещь, которую Кей-Ту может описать понятием «терпеть не могу», то это встречи с себе подобными.

+2

23

- Я оценил. Просто теперь боюсь представлять программу-максимум: горы трупов и все в огне?
Он говорит насмешливо, но не злобно - говорит, в основном, для того, чтобы скрыть потрясение. Он не думал, что документ с таким кодом действительно существует. Он слишком часто звучит как расхожий пример при обучении, как дежурная шутка в ходу среди разведчиков. "Код RT.21.4" - это такой код, который меняет все, после обнаружения которого все планы валятся, а приоритеты меняются. Что-то настолько важное, что Альянс еще ни разу не получал в свои руки. И теперь эти невозможные документы у взломщицы, а она даже не знает, что это.
Кассиан, правда, тоже не знает, зато точно знает, что они ему нужны.
Он думает о взломщице, изредка коротко, будто вовсе без интереса, поглядывая на нее, и поглощен этим настолько, что так и не отвечает на напоминание Кей-Ту. А это опасно, опасней одного, двух, всех усиленных отрядом. Просто потому, что усиленные отряды - это проблема, которая быстро закончится или их смертью или их же побегом. А вот Кей-Ту, приняв молчание за знак согласия и одобрения, может посчитать это желаемым и поощряемым паттерном поведения, и его расчеты будут нависать над головой Кассиана не только перед, но и после, и во время миссий.
Он думает о том, насколько должны меняться приоритеты ради кода RT.21.4. Настолько, чтобы, завершив свое задание, доложить и вернуться за документами, или настолько, чтобы сразу же убить взломщицу и забрать их у нее? Кассиан ненавидит подобный выбор, особенно когда знает, что для Восстания спокойнее будет сразу получить документы, а не отпускать его на второй контакт с непонятной взломщицей.
Впервые в жизни он рад слышать новости про тревогу, патрули и дроидов. Просто потому, что они сейчас важнее, а выбрать, как поступить - правильно или верно - он может и потом. Потому что сначала нужно просто просто вытащить документы из архива, делить их можно будет потом.
- Дроиды - плохо, - на деле плох и усиленный патруль, и то, что их вообще заметили. Но людей обмануть проще. Нет, людей обмануть возможно. А с дроидами он не знает, что делать - их прочитать невозможно, в то время, как они людей читают как открытую книгу. - Вот что. На этом этапе они или не знают, сколько нас, или думают, что только двое. Мы разделимся: теперь я поотвлекаю внимание.
Он отдает Кей-Ту копию документов, а сам подбирает комлинк.
- Выберетесь через то же окно. Танити, - Кассиан впервые обращается к взломщице по ее ненастоящему имени. В основном он просто тренируется - с каждый словом фестский акцент угасает, уступая место стандартному, скучному и правильному выговору, которым кричат команды в имперской армии, - проследи за тем, чтобы Кей не решил вернуться за мной. Я сейчас отправлю их туда, где был сам - в лаборатории, если поискать, будут следы взлома. Покружу их внутри - у вас будет время уйти подальше - а когда они поймут, что упустили взломщиков и пойдут прочесывать окрестности, где вас уже не будет - ты понимаешь, Кей-Ту - не будет, - с нажимом повторяет Кассиан, - я выйду вместе с ними в форме и растворюсь в ночи.
Он не просит Кей-Ту и дальше следить за взломщицей и не отпускать ее, потому что это, конечно, покажется ей слишком подозрительным. Но, может, она останется сама. А не останется - найти ее будет не так уж сложно.
Кассиан покачивает в руке комлинк. Времени теперь меньше. Ему пора уходить подальше от дроидов.
- Все, идите, - говорит он. - Я все сделаю. Идите.

Отредактировано Cassian Andor (2017-07-09 10:59:19)

+2

24

Джин закатывает глаза, не пытаясь сбросить руку — это же рука? Или как оно правильно называется, если это не человек, а машина? — дроида с плеча, сдувает с лица прядь волос и фыркает.
— Горы трупов в огне и вид на залив. Романтичная музыка — опционально, — крепко стискивает рукоять бластера, но сразу же почти расслабляет хватку — не надо так сжимать, чай, не руку кому оторвать пытаешься; с оружием нужно быть нежнее. — Если твой счетчик вероятностей, конечно, это умеет.
Соображать и продумывать план побега проще, когда есть хотя бы небольшая вероятность, что тот человек, сбегать от которого предполагается, отвлечется на твою болтовню.
Джин не нравится, когда за ней наблюдают, когда ее изучают, когда запоминают ее реакцию и делают выводы. Вроде бы кажется, что хозяин дроида этим и не занимается, но Джин предпочитает не доверять тому, что только кажется.
Показаться, в общем-то, может даже, что настал мир во всем мире, все счастливы и не будет больше никаких трудовых лагерей, Альянса и, хатты задери его, владыки нашего императора.
Поэтому верить тому, что только кажется, никак нельзя.
Джин не нравится, когда за ней наблюдают, но всегда наблюдает сама. Вслушивается не столько в то, как говорит коллега по цеху, столько в то, как он говорит. Иногда форма подачи дает информации ничуть не меньше, чем содержание.
С легкостью меняет акцент — точнее, избавляется от него начисто.
И, ну. Это умеет не каждый. Далеко не каждый.
Годы тренировок или природный талант, но так или иначе — не самое простое дело.
Джин немного умеет, но не слишком хорошо. Акценты — не ее сильная сторона.
Просьба проследить за дроидом звучит немного смешно — как будто бы она в самом деле может его остановить, если он вдруг надует нарушить приказ капитана. Нет, разумеется, может. Бластером. Но едва ли кто-то одобрит подобный метод.
— Как знаешь, — она все же кивает, кривится, тряхнув рукой — броня штурмовиков отдельный вид извращения, надо бы от него поскорее избавиться, — и бросает взгляд на дроида. — Веди к окну. Понятия не имею, о каком вы тут говорите.
Не то что бы она особо доверяет этим двум — но сейчас это самый легкий способ выбраться из архива, сохранив заказ при себе.
Другое дело, что потом придется быстро валить — и как-нибудь поизобретательнее, чтобы жестянке было труднее просчитать варианты её действий.
И вот это уже сложно.

+2

25

     — Мне не нравится этот план, — мгновенно реагирует Кей-Ту, пряча заветный датадиск в то отделение на своем корпусе, где обычные имперские дроиды хранят амуницию. Теперь, чтобы изъять эти данные из Кей-Ту, недоброжелателям потребуются гидравлический лом и много, очень много времени. — Но кто вообще слушает дроидов, чьи вычислительные способности во много раз превосходят человеческие.
    Иногда Кей-Ту анализирует вероятность того, что один год его жизни равняется десяти человеческим, и сейчас по человеческим меркам ему уже сто лет. Возможно, стоит соответствовать своему «человеческому» возрасту. Например, усилить ворчливость на 4%. Если усилить ее еще больше, Кассиан точно взвоет и бросит его прозябать на каком-нибудь кладбище техники. Уровень ворчливости и сарказма — штука тонкая, и не для того в его коде столько ошибок, доведших до целой «личности», чтобы так бездарно с ними расстаться.
    Кей-Ту убирает руку с плеча «Танити», продолжая смотреть на Кассиана немигающим взглядом фоторецепторов.
     — Блок 13-D, ниша справа от электрощита. Трое доноров униформы штурмовиков, без сознания. Если их еще не нашли.
    На этом Кей-Ту считает свою миссию «дроида-который-кричит-ворнскры» (и крестной феи по совместительству) исполненной. Ослушаться приказа капитана вот так сразу он не может. К тому же в этот раз он оценивает шансы Кассиана на успех гораздо выше, чем те 40%, с которых они начали, а потому благоразумно замалчивает эту информацию. Вечное ощущение опасности — то, что держит капитана начеку и повышает его шансы на выживание, что и является первостепенной задачей Кей-Ту. Если дать ему понять, что можно немного расслабиться, потому что бывало и хуже, это пойдет наперекор намертво вшитой в Кей-Ту установке.
     — Стандартный протокол для коридоров: дроид слева, человек справа, — повернув голову к «Танити», говорит он. — Идем, здесь не очень далеко.
    Кей-Ту как будто распрямляется еще сильнее, направляет фоторецепторы перед собой и чуть вниз. Данные о типичных повадках обычных дроидов своей модели он хранит в отдельном защищенном файле. Техники Альянса периодически проверяют, не грозит ли эта информация результировать в откат к оригинальной версии прошивки, но в последнее время Кей-Ту — просто образцовый повстанец. Он идет, немного чеканя шаг, на достаточной скорости, чтобы производить необходимое устрашающее впечатление бездушного боевого дроида, но недостаточно быстро, чтобы «Танити» рядом с ним не успевала сообразить, куда сворачивать в следующую секунду.
    В самом последнем коридоре перед лестницей в полуподвальное помещение с заветным окном навстречу им встречается обычный патруль. Кей-Ту даже не замедляет шаг: ни у кого в здравом уме и трезвой памяти не возникнет желания меряться силой с боевым имперским дроидом, и тем паче — мешать вшитой намертво программе. Он не поворачивает головы в сторону «Танити», но, как и всегда, на всякий случай просчитывает пути устранения патруля. Секретность этой миссии уже давно прошибла нулевую отметку и продолжает устремляться куда-то к минусовой бесконечности.

Отредактировано K-2SO (2017-08-11 23:36:51)

+1

26

Взломщица на его предложение соглашается, легко, не переча, не сомневаясь. Попытается сбежать, как пить дать. Может, даже и сбежит и, значит, ему нужно что-то с этим придумать, если получится. Кей-Ту план, как всегда, не нравится - к этому времени для Кассиана это успевает стать чем-то вроде автопари - с одной стороны его тянет выдумать когда-нибудь такой план, который дроиду понравится, с другой же, наоборот, хочется проверить, насколько ужасный, с точки зрения Кей-Ту, план действий он способен выдумать. Счет пока ровный - ни один план не одобрен, но и настолько плохой, чтобы ему не подчиняться, он еще не озвучил. Есть, куда стремиться, словом.
Кассиан ждет, пока оба они не сворачивают за угол, а затем идет в другую сторону, начиная говорить. Он знает, что и как говорят в таких случаях, его голос звучит спокойно, с легкими нотками паники, которую можно услышать в паузах - как будто случилось что-то настолько ужасное, что узнавать детали никого даже не тянет.
Он отправляет патрули в архив, других рассредотачивает по зданию, занимает всех, чтобы никто не остался не при деле, не задался вопросом, а кто, собственно, отдает приказы. На каком-то этапе его обнаружат - и чем больше он успеет сделать, чем больше приказов успеет отдать, тем сложнее будет не поверить ему и не подчиниться в дальнейшем.
С начальником архива он сталкивается почти случайно, запинается, отдавая новую команду в комлинк, но договаривает ее.
- Я пришел, как только получил сигнал. Взломщиков все еще не обнаружили. Если они выберутся, это станет большой проблемой. Если выберутся и покинут город... - он качает головой.
Он заговаривает первым, и больше инициативу не упускает. Нет, его имя все только усложнит для всех - у него деликатная миссия, и это значит, что его на самом деле тут нет. Да, разумеется, за всеми операциями с хранящимися документами следят. Лучше, если капитан справится своими силами, шумиху пока еще поднимать не стоит - ситуацию можно купировать, не привлекая внимания руководства. Да, он знает, о каком документе идет речь - Кассиан делает невидимую паузу, просчитывая варианты, но все же не называет тот, что вынесла Танити, молчит и о том, который стащил сам, называя код, который попался на глаза в архиве. На вопрос объясняет, что нет, нет, это не просто неактуальные маршруты, в них зашифрована другая, важная информация, информация, которую нельзя потерять.
Он готов спалить Джореса Суорда, которым и теперь иногда пользуется, но после такого вряд ли сможет - связь этой личности с Империей хорошо создана, хорошо подтверждается, связать его внезапное увольнение с тайными миссиями тоже легко. Но до этого, к счастью, не доходит. Капитан, довольный тем, как ответственность и решения берет на себя другой человек, не спрашивает лишнего и занят только перехватом. Вместе они убеждаются, что в здании нет посторонних, вместе составляют примерный план поиска взломщиков в городе. Кассиан вносит в план пару брешей, чтобы он мог улететь сам и мог бы предложить выход и Танити, и на этом, довольный тем, как все получилось, уверенный в том, что капитан его вряд ли запомнит, уходит ближе к рассвету и советует поискать утечку внутри. Недоверие к своим людям как ничто иное помогает в подобных ситуациях - помогает, конечно, ему, но об этом Кассиан умалчивает.
Он убеждается в том, что за ним не следят, глубоко вдыхает местный свободный свежий воздух - и только потом ускоряет шаг, идя, как человек занятой и всегда выполняющий свою работу - довольный тем, что со стороны не скажешь, в чем именно заключалась его работа.

Отредактировано Cassian Andor (2017-07-27 12:19:57)

+1

27

Джин подстраивается под широкий шаг дроида, берет винтовку, как обычно ее держат штурмовики, и искренне радуется тому, что гримасу отвращения и легкой задолбанности под форменным шлемом не видно.
Дроида и штурмовика никто не останавливает - они почти синхронно чеканят шаг, выглядят так, что вроде не подкопаешься, а целеустремлённость , характерная не самым умным людям, которые просто делают то, что им говорят, и прилагают все усилия, буквально написана на их лицах.
Точнее, могла бы быть написана, если бы дроид не был дроидом, а Джин бы не мучилась в этом шлеме.
В общем-то можно понять, почему эти парни постоянно мажут.
Если бы ей пришлось постоянно ходить в этой броне, она бы попросту застрелилась.
Когда к ним приближается встречный патруль, Джин поневоле задерживает дыхание, но с шага не сбивается. Выдыхает, когда патруль из четырёх штурмовиков проходит мимо, никак на них не отреагировав - как и в любом государственном учреждении, коридоры архива достаточно широки, чтобы два встречных патруля могли разойтись, не перестраиваясь и не задерживаясь, - и прикусывает губу. Все же в том, что сейчас на ней шлем, есть определенные преимущества.
Но эти парни явно не очень умные.
Они проходят мимо. Не замечают их.
Какое облегчение.
В конце концов, Джин заслужила немножко везения, раз уж вся операция складывается, давайте посмотрим правде в глаза, провально с самого начала.
Оказавшись за дверью, Джин наконец стаскивает с себя шлем, сбивает прикладом винтовки корпус кодового замка, выдирает с мясом пару проводов и удовлетворенно улыбается.
Какие провода дергать, чтобы дверь не открылась, а чтоб ее заклинило намертво, знает даже Джин.
Здесь же она оставляет броню, с нескрываемым наслаждениями стянув ее с себя, одергивает небрежный хвост и закидывает винтовку за плечо. Белая броня ночью - слишком приметно. А вот без оружия она оставаться не собирается.

По ту сторону окна дышится намного легче. И Джин совершенно точно планирует смотаться отсюда поскорее - надо только понять, как. И надо понять, попытается ли этот дроид ее остановить - потому что, ну, его хозяин об этом ничего не говорил. Но мало ли, что решит этот ведроид самостоятельно.
Джин смотрит на дроида, понадёжнее прикрепляет датадиск, чтобы освободить руки, и оглядывается.
У неё плана отступления не было никакого - в некоторых случаях она предпочитает импровизировать, ага, - поэтому пока что, наверное, можно не сбегать.
Ближайшие метров двести.
- Итак, куда теперь? - смахивает чёлку скорее по привычке, нежели потому, что сейчас она действительно мешает. - Покидаем окрестности?

+2

28

    Как это ни удивительно, за Кассиана Кей-Ту не беспокоится. Как бы ни был плох его план — а все его планы плохи по определению, но не оттого, что капитан так бездарен, а потому что составлены человеком. Люди не учитывают всех вероятностей. Аналитических способностей среднестатистического и даже хорошо обученного человека просто не хватает на подобные массивы информации. Но Кей-Ту не беспокоится. Кассиан уже проворачивал подобное, и с каждым новым разом возможный успех подобной стратегии увеличивается. Даже если капитан забывает учесть плохое настроение директора архива или иные, мало предсказуемые факторы.
    Патруль, идущий навстречу им с «Танити» шагает мимо, даже не замедляя шага. Спустя несколько минут они оказываются в безопасности полуподвального помещения с насмерть заевшим замком. Пока «Танити» стягивает с себя имперскую личину, Кей-Ту выглядывает в окошко и оценивает обстановку снаружи. Архив, судя по всему, постепенно переходит в режим лок-дауна, но, как и всякая неповоротливая бюрократическая твердь на задворках внимания высшего начальства, не слишком быстро.
    Он подсаживает в окно сначала «Танити», потом вылезает сам.
    Капитан два раза повторил «не будет» в своем последнем приказе. Кей-Ту задумчиво оборачивается на окно, просчитывает вероятности. Да, он не беспокоится за Кассиана. Может, в него просто не вшито этой функции? Он оценивает, насколько сильно разные непредсказуемые факторы могут повлиять на план Кассиана, параллельно с этим раскладывая на составляющие действия имперцев, если они засекут «Танити» и его самого раньше положенного — и все это за несколько секунд.
     — Да, — коротко отвечает он «Танити».
    Кей-Ту прогоняет в своей голове типичное поведение Кассиана, методично анализирует, насколько ему хочется заполучит документы в руках «Танити» — а он достаточно хорошо знает капитана, чтобы понять, когда тот чем-то заинтересован. Никакая насмешливость не способна скрыть истинные данные от хорошо обученного на горьком опыте дроида.
    Пока они добираются до края территории и покидают ее, Кей-Ту роется в небольшом отделении на собственном предплечье. Это можно принять за попытку заблокировать или перенаправить сигнал или призвать сюда нужный транспорт. Увы, это не то и не другое. Перенаправить сигнал без подключения к системам архива у него в любом случае не получится, а их с Кассианом транспорт чересчур заметен, чтобы подгонять его так близко.
    Уже по ту сторону территории архива Кей-Ту ловит «Танити» за плечо, прежде чем она решит дать деру. А в том, что она решит дать деру, он не сомневается. Как и в том, что при всем желании не сможет ее задержать теперь — да и не видит в этом смысла. Лишний шум спровоцирует неблагоприятную цепочку событий в первую очередь для их собственной с капитаном миссии. Но он ловит ее за плечо, как это делают люди, прощаясь с друзьями.
     — На месте капитана я бы взял тебя в плен и отобрал украденные документы, — честно сообщает Кей-Ту. — Но такого приказа не было. Поэтому просто не умри и не попадись.
    И отпускает.
    До их с Кассианом звездолета Кей-Ту добирается окольными путями, поэтому дорога длиною в тридцать минут занимает у него три часа. Капитана он дожидается, уже полностью подготовившись к взлету. До этого рывшийся в собственном предплечье с паяльником наперевес, Кей-Ту поднимает взгляд на Кассиана, когда тот все-таки добирается до транспорта.
     — Я надеюсь, я не зря потратил свой маячок.

+1

29

Когда он добирается до места стоянки, звездолет все еще на месте, внутри звездолета его ждет Кей-Ту, внутри Кей-Ту в целости и сохранности лежат нужные Восстанию данные. Взломщицы нет, но это не беда, потому что начальник архива прямо сейчас отдает приказ за приказом, выполняя пункты плана, который с ним вместе заботливо составил Кассиан. Деваться ей будет просто некуда.
Кассиан улыбается: он любит, когда все идет по плану. Просто планы его в основном составлены на бегу и просчитаны кое-как. Но тем приятнее, когда они работают.
- Умница, - говорит он, заглядывая в открытое предплечье Кей-Ту. - Документы, которые она стащила, нам очень нужны. Код RT.21.4 - и я не думал, что он настоящий.
Для порядка Кассиан сканирует окрестности корабля. Никого. Зоны вроде этой обыскивать не станут: он сам советовал сосредоточиться на портах и временно запретить любые взлеты.
- Планету на время закупорят. Есть небольшое окно - новый режим введут в восемь утра - но мы остаемся тут. Мы нс тобой теперь верные люди Империи. Верные, но тайные, без знаков отличия, деталей и даже, если повезет, имен. Это даст нам определенную свободу. Например, нас наверняка отпустят, несмотря на режим.
На всякий случай он быстрым, цепким взглядом осматривает корабль, но нет ничего такого, что сказало бы, что это корабль Восстания. Их не найдут, потому что не станут искать. Но если все-таки найдут - легенда выдержит. Их ю-винг выглядит точно так, как и должен - неброский корабль, который просто не заметят в порту среди остальных, который отлично подойдет для миссии, о которой должно знать как можно меньше людей.
- Интересно, для кого эта Танити стащила документы... - Кассиан зевает, и его "документы" почти невозможно разобрать. Он жмурится, но потом сдается. - Часа три до того, как все закрутится, у меня есть, пойду посплю. Кей, свяжись с базой. Скажи им, что миссия успешна, что нужно задержаться, что пока все не прояснится, мы выходим на контакт по графику и следующий... пусть через три дня. Про Танити молчи - сначала я хочу знать, что там. Про нее пока что никто больше не должен знать.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Нормальные герои всегда идут в обход


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC