Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Хан Соло, Гален Эрсо, Исанн Айсард
Леди Люмия, Фазма, Джейна Соло

И хорошо, что часть рассудка прекрасно осознавала то, что это желание лживо,
что поддаваясь подобным соблазнам,
можно лишь загнать себя в могилу.
Corvus Bladd

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Чайки не летают в темноте [05.V.34 ABY]


Чайки не летают в темноте [05.V.34 ABY]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://66.media.tumblr.com/e6388795bb2e137a5a1180bc3ee6fb6a/tumblr_o6siwyTG0r1u95rwuo5_r1_540.gif

Рей, По Дэмерон

Время: 05.V.34 ABY
Место: Финализатор
Описание: Пилоты Красной Эскадрильи друг друга в беде не бросают - даже если вытаскивать придется из покоев какого-то там Рен. Но, после интенсивных терактов и попыток побега, как вы сами понимаете, в застенках Первого Ордена сидеть придется обоим, и с очень туманными перспективами.

0

2

В хорошо знакомой ей "камере" подозрительно светло и даже, кажется, не слишком холодно - и это по меркам Финализатора, где сквозняки добирались до всех, даже до рыжей хаксовой кошки, которая, не признает сторон Силы, и самым наглым образом порывается спать у Рей на голове. Рей вообще отчаянно подозревает, что ее отдельная, хорошо охраняемая каюта не настолько уж и отдельная. В этот раз на мусорщице нет даже энергокандалов. Ее - более чем сомнительный - статус пленницы дает ей более чем сомнительные привилегии. Ну, например, даже в случае смертного приговора, провести последние часы своей жизни ей придется в обществе уже порядком осточертевших "теней" - элитного отряда штурмовиков в черном. Впрочем, вынесен или нет им с Дэмероном самый смертный приговор - она понятия не имеет.

- Идиот. - бурчит девчонка под нос - зло и отчаянно, и неизвестно, кому это адресовано - По или Кайло. Возможно - обоим сразу. Хотя, надо признать, на По она перестала злиться задолго до того момента, как их накрыли на выходе с "Финализатора". Между прочим, с дистанционным взрывателем. К слову о смертном приговоре - она до сих пор не знает, удалось ли бравым мальчикам из Первого Ордена обезвредить взрывчатку или несколько отсеков все же разнесло к хаттам - грохот и переполох стояли адские.

Если бы она попала в переплет одна, она бы попросту села в позу для медитации и думала о Джакку - собственно, а что мог забрать Кайло у нее сейчас, кроме ее жизни? У нее не было новых координат Люка на Дальних рубежах, а кратчайший маршрут до базы на ДиКуаре в Первом Ордене знали едва ли не лучше ее самой.

Но она была не одна, потому что "эй ты, гребаный герой в куртке" приперся сюда по ее душу.
Хотя на месте Дэмерона, она бы сделала то же самое. Ну, то есть, если бы ее командир оказался в личных покоях какой-нибудь леди-в-черном-балахоне, она, пожалуй, не преминула бы наведаться с визитом вежливости. С такими же фейерверками. Мало ли. Может там в Первом Ордене хороших пилотов вообще принято ритуально жрать, кто этих ситховых подхвостий знает. Так что тот факт, что По с ребятами не появились на "Финализаторе" раньше, можно было отнести, скорее, только за счет того, что системы связи на "Соколе" были разнесены к хаттам одним из последних залпов, и Хан наверняка потратил не один час, пытаясь их привести в порядок прямо под носом у имперцев.

В общем, как ни крути, медитировать у Рей не получается, даже отбросить липкую паутину страха не получается, так что Рей сидит как последняя дура, приложив ладонь к стене, и наобум - словно продираясь сквозь кошмар, фут за футом "прощупывает" пространство тюремного блока. По Дэмерон не обладает Силой, так что вся надежда на то, что она узнает, почувствует крохотный огонек его жизни. Если он еще вообще существует на этом свете.

- Черный лидер - теперь позывной звучит как заклинание. - Черный лидер, ответь.

+1

3

    Грань между слабоумием и отвагой настолько же мала и слабо различима, как и грань между героизмом и идиотизмом или, скажем, самоубийством и попыткой подорвать «Финализатор». На самом деле, это не смешно. Не так «не смешно», как бывает, когда пошутил какую-нибудь пошлую шутку, не видя генерала Органу за спиной, и приходится делать рожу кирпичом и извиняться. А всерьез, взаправду не смешно. Не смешно.
     — Неужели у вас закончились эти привлекательные креслица? — интересуется Дэмерон, пока его ведут по бесконечным коридорам мимо тех отсеков, куда поместили в прошлый раз. — А экскурсию мне никто не проведет, нет?
    Потом один из штурмовиков метко ударяет его прикладом в живот, и Дэмерон складывается пополам. Даже прикусывает язык на какое-то время. Сердце начинает биться чаще, потому что он просто не догоняет уже, куда именно его ведут — как будто кругами по дурацкому кораблю, и откуда у них только коридоров столько нашлось, они же подорвали половину. Или все-таки обезвредили взрывчатку, хаттские отродья? Дэмерон вновь вскидывает голову, держит подбородок высоко, щурится по сторонам.
     — А вид на космос у меня будет? Я бы хотел со стороны солнца этой системы. Люблю солнце.
    Конвой вымуштрован настолько, что даже не поворачивает голов в его сторону. Один из штурмовиков просто с усилием знакомит свой бластер с боком Дэмерона, и тот прощается с ребрами — не то, чтобы впервые, но вообще он желал бы остаться с полным комплектом. Но тут ведь как. Когда начинаешь нервничать, становится сложно остановиться и держать язык за зубами. На его счастье, долгое вождение кругами все-таки заканчивается и — нет, вида на солнца у него не будет.
     — Прошлые мне нравились больше, — скалит зубы Дэмерон, пока его подводят к любимому, обожаемому всеми фибрами души креслу с энергокандалами. Теперь новенькое! Отполированное.
    Почему-то это не кажется ему хорошим знаком.
    На краткое мгновение Дэмерон видит шанс. Или ему кажется, что видит — честно говоря, в той последней драке его хорошенько приложило головой о стену, ему теперь всякое чудиться может. Словом, он совершает отчаянную попытку вырваться. Передать словами, как сильно ему не хочется в это кресло вновь, невозможно. Одна мысль о сеансе близкого общения с рукой Кайло Рена заставляет его бояться и ненавидеть буквально все в радиусе нескольких тысяч миль вокруг. Поэтому он дергает руки, вырываясь из хватки штурмовика, совершает гигантский прыжок прочь от конвоя, словно обезумевший зверь, немедленно получает по икре из бластера и бессильно падает на колени. Нога не просто болит. Она болит так, что рвущуюся наружу шутку Дэмерону приходится цедить сквозь зубы:
     — Среди вас нет желающих дезертировать? А то знавал я один случай...
    Штурмовики продолжают хранить стоическое молчание, как будто оглохли. Тогда Дэмерон просто бессильно ругается; его убедительно просят замолчать — кулаком в нос. Череп прошивает новой порцией боли, и конвой успевает покинуть помещение раньше, чем он — прийти в себя достаточно, чтобы суметь связать два хотя бы матерных слова. Где-то тут, неподалеку, на посту наверняка стоит штурмовик, но цепляться к нему у Дэмерона уже просто нет сил. Если в прошлый раз ему казалось, что он попал, то в этот раз ему кажется, что он попал.
    Где Финн, когда он так нужен?

***

    Желающих дезертировать среди этих штурмовиков не обнаруживается. Дэмерон теряет счет времени. На самом деле, ему просто отчаянно хреново и все болит, и это не то заставляет время безудержно стремиться вперед — к какому-нибудь бесславному концу, который потом даже внукам не перескажешь, потому что у него нет, к хаттам, никаких внуков! да и с того света ему будет уже не вернуться — не то заставляет время тянуться медленнее, чем секунды перед вылетом на новую миссию. А еще подстреленная по касательной нога. О, эта нога! Первое время он еще чувствовал струйки крови, противно стекающие вниз из опаленной раны, потом стало не до того.
    Общение с рукой, все дела.
    Иногда Дэмерон теряет счет не только времени, но и пространству, как будто перескакивает в какую-то совершенно чужеродную систему координат. Его мутит, он хочет есть, пить и в туалет, а еще понять, наконец, есть ли у него еще конечности для всего этого. Руки в этом дурацком кресле затекают почти мгновенно, не говоря уже о ногах. Задница тоже каменеет. Нет, это явно не место для приличного туриста.
    Дэмерон тихо смеется своей мысленной шутке, напрягается, разлепляя глаза. Обстановка все та же. Интересно, где Рей? Что сделали с ней? Если бы у него было чуть больше сил моральных и физических, он бы непременно попробовал разложить все случившееся за последнее время на логические цепочки, где у всего есть причина и следствие. Он уверен, что это бы объяснило их нынешнее положение. Но, видимо, не сегодня. Не сейчас.
    Он поворачивает голову, закрывает глаза обратно, готовый провалиться в это странное состояние полудремы-полуболи, но вместо этого слышит свой позывной. Как сквозь стену из ваты, но слышит. В первое мгновение ему кажется, что это просто галлюцинации прогрессируют, или на него все-таки снисходит сон, хотя какое тут спать, тут пожрать бы было неплохо. Для начала. А затем позывной повторяется, и еще, и еще, как будто кто-то очень хочет до него достучаться.
     — Черный Лидер, — ему даже думается с усилием, — слушает.
    Голос в голове кажется знакомым. Хочется пошутить все те же самые шутки про кресло, камеру на солнечной стороне и вот это вот все, но нет сил. А, и хатт с ними.

0

4

- По... - Рей невольно произносит это вслух, и зажимает рот ладонью, страшась, что ее услышат, и тонкая ниточка связи на несколько секунд обрывается. Мысли Дэмерона - слабые, едва ощутимые, но он жив, хотя с ним все настолько не в порядке, насколько это вообще возможно быть.
Вдох-выдох. Замереть, зажмуриться, почувствовать снова соленый морской воздух на щеках. Тюрьмы не существует - лишь развалины древнего храма, да крики птиц над головой. Стойка-разворот-удар, синий луч клинка со свистом рассекает воздух. Люк наблюдает за ней, внимательные серо-голубые глаза чуть щурятся....

Все заповеди джедаев о покое, гармонии, ценности знания и ясности мыслей сейчас летели к хаттам.
Где найти этот самый покой, если лишь пару недель назад, красное звено с трудом отбило атаку ДИшек? Погибли двое - Кэл и Сенджи. Те дни, которые Рей проводила на базе Сопротивления - почти всегда начинались одинаково - с сигнала тревоги.
Со знаниями дела тоже обстояли еще хуже. Оставалось только гадать - расстреляют ли их или спейсируют, или придумают что-нибудь еще... поинтереснее. А может спейсируют одного лишь Дэмерона, а ее самым причудливым образом после будет потрошить лично Верховный Лидер Сноук.
И уж точно не было ничего более гармоничного для По, чем оказаться опять в пыточном кресле - и все в той же компании. А для достижения абсолютной гармонии, пожалуй, стоит оставить магистру на память симметричный шрам на другой половине лица.
Нет смерти - есть Великая Сила.
Количество смертей и похорон на их пути явно уже превысило тот предел для Рей, за которым можно было бы верить в бессмертие. Молитвы не помогут. И Великая Сила тоже. Но смерти пока действительно нет - есть она, Дэмерон и более двухсот футов кают, коридоров и перекрытий между ними.

Черный лидер, это Красный-3. Это я, Рей.
Молчание, долгое, бесконечное - Рей уже успевает подумать, что По потерял сознание или случилось еще что - намного хуже, и когда к ней приходит слабый ответный импульс - с облегчением выдыхает.
- Прости... - и добавляет мысленно - Прости, я так глупо попалась. Я не должна была... так вас подводить.
И все же без кандалов Рен оставил ее зря, ох, зря, если, конечно, это не было очередным пунктом очередного хитрого плана. Во всяком случае, были велики шансы на то, что когда и если Рей до доберется до Кайло мечты последнего "походить на Дарта Вейдера" сбудутся, и дышать и есть он сможет только через трубочку. И эти шансы увеличивались в геометрической прогрессии - с каждой каплей крови Дэмерона, падающей на пол.

Ты не знаешь.... сколько у нас осталось времени?
Это бесцельный вопрос - вряд ли ответ По что-то изменит. Если Рей покинет каюту, об этом станет известно слишком быстро, и скорее всего, Дэмерона прикончат до того, как она успеет до него добраться. Поэтому все, что она пока может - это говорить с ним.
Это неправильно. Это подло. Давно уже Рей не чувствовала себя настолько беспомощной.

На память приходит невольно одна из легенд нети. Несколько месяцев назад им с капитаном Соло пришлось провести на Риике пару недель за починкой "Сокола", и вдоволь наслушаться местных баек. Легенда рассказывала о попавшей в плен к злодею принцессе и о ее женихе, который провел  около темницы всю ночь. Кстати, на этом сказка обрывалась.
Убил ли злодей принцессу, жениха или обоих, а может герои спаслись и жили долго и счастливо - для нети было уже неважно.
"Больше ей не было страшно." - говорил старейшина и его коричневая бугристая кожа-кора искажалась в подобие человеческой улыбки.
Тогда эта сказка показалась Рей довольно глупой.

0

5

    Ну почему это кресло не могли поставить где-нибудь еще, кроме этой комнаты? Например, внутри TIE/sf, и тогда свои минуты боли, усталости и — ладно, до отчаяния он еще не дошел — скуки По проводил бы за внимательным разглядыванием этого чуда техники. Полетав в нем один раз, он бы не отказался попасть на подобный аттракцион вновь, но, кажется, не сегодня. Перспектива сдохнуть в кресле в энергокандалах ему решительно не нравится, и он тратит последние моральные силы на то, чтобы подумать обо всех, даже самых идиотских, планах спасения, какие только возможны.
    Например, как мирозданию такой план: он сейчас широко-широко улыбнется вон тому штурмовику с бластером у входа, тот от такой красоты неземной (По уже устал слизывать кровь с губ, а из носа все течет и течет) прострелит себе ногу и — по счастливой случайности! — энергокандалы Дэмерона, тот героически высвободится, заберет бластер, пристрелит подонка к хаттовой матери, а затем угонит TIE. Пролетится на нем прямо по внутренним коридорам «Финализатора», разнося все на своем пути, заберет тви’лечек из личных покоев какого-нибудь местного генерала или там, например, магистра Рен, и, стойте, погодите. Когда этот план успел свернуть не туда?
    Дэмерон усилием воли выныривает из странного состояния полудремы, в котором ему чудилось что угодно, кроме дельных предложений по спасению самого себя. С трудом разлепив глаза, он вдруг вновь слышит свой позывной. Тихо-тихо, едва заметным шепотком где-то на периферии, как будто это ветер просвистел. Но если тви’лечки тут еще, может быть, и найдутся, то вот ветра точно нет. Рей!
    По испытывает такое облегчение, что аж умудряется сползти чуть ниже в кресле, закинув голову назад, чтобы из носа, наконец, перестало хлестать. Жива. Ну слава всем тем сумасшедшим штурмовикам и командирам Первого Ордена, которые не нашли в себе здравого смысла пристрелить вражеского форсюзера на борту. Правда, чем это может помочь лично ему, По не в курсе. Хотя на краткое мгновение он представляет, как Рей с помощью Силы поднимает в воздух штурмовика у входа и эффектно долбает его пару раз о потолок коридора. И даже растягивает губы в едва заметной улыбке. Штурмовик у входа, даже не поворачивая головы и не снимая шлема, умудряется излучать в сторону По нечто вроде скептического фейспалма. Дэмерон заставляет себя улыбнуться еще шире.
     — Ну да, у меня веселые галлюцинации, а у тебя что? Пустой коридор? — нахально орет он. — Как увлекательно.
    На этом мимолетный прилив сил заканчивается, и как только штурмовик начинает угрожающе разворачиваться, Дэмерон чуть приподнимает ладони в энергокандалах. Мол, выдохни, чувак. Я пошутил. И тут же бессильно опускает их обратно. Наверное, шуметь сейчас — не лучшая затея. Мысль о возможной — и очень вероятной — встрече с Кайло Реном заставляет холодок пробежаться вниз по позвоночнику, в точку, которая всегда чувствует неприятности первой. По прикрывает глаза и прислушивается еще, стараясь выцепить в неразборчивом шепотке на краю слышимости еще связных слов.
    Например, описание того, где Рей вообще есть.
    А когда слышит ее извинения, только вздыхает. Ну, конечно, первым делом она решит извиниться за все хорошее, когда это можно сделать и потом. Дэмерон не винит девчонку, ей, наверное, и самой страшно — она ведь тоже в плену у врага, куда бы они ее ни запихнули — но не видит смысла во всем, что не является планом спасения. Или попыткой его придумать. Потому что первое правило хорошего отряда в любой ситуации: наладить коммуникацию.
     — Потом извинишься, — тяжело, но громко думает он.
    Нога болит, нос тоже, и По вновь слизывает капли крови с нижней губы — краник, не лей — но ему явно становится лучше. Настолько, что он готов пошутить какую-нибудь похабную сопротивленческую шутку в сторону штурмовика у входа, но вовремя вспоминает о своем решении не сердить того почем зря. У него уже и так не совсем полный комплект конечностей. Отчего-то По кажется, что даже если ему удастся выбраться из этого кресла, простреленная нога не даст ему ухромать далеко. Зато среди штурмовиков будут ходить знатные байки о Первом Пилоте Сопротивления, Одноногом По. Такого развлечения он им предоставлять не собирается, уж увольте.
     — Я даже не знаю, сколько сейчас времени вообще, — вновь с усилием думает По.
    Ему отчего-то кажется, что если он как следует зажмурится и подумает мысль как-нибудь очень громко, это облегчит задачу Рей. Но жмуриться ему откровенно больно, поэтому мысли выходят обрывочные, пронизанные этим ощущением насквозь. Следующие несколько минут он и вовсе тратит на то, чтобы отдышаться, потому что его мутит и ему плохо, а в таких ситуациях всегда следует глубоко и размеренно дышать. Потому что вот то состояние паники, которое подкатывает к горлу и заставляет сердце колотиться, когда в коридоре слышатся чьи-то шаги, совершенно некстати. Проклятье, проклятье! Ему казалось, после разговора с Маз он оставил это позади.
    Шаги звучат совсем близко, и По упрямо открывает глаза, гордо вскидывает голову, потому что он скорее отрубит себе руки и никогда больше не сможет летать, чем даст кому-то увидеть себя таким беспомощным и потерянным. Но нет. Это никакой не магистр. Это просто патруль, и он шагает мимо, чеканя шаг, и Дэмерон чувствует, как на краткое мгновение паника выпускает его из своей цепкой хватки. Кандалы больше не давят так на руки, не тянут вниз, как мгновение назад. По использует свой шанс:
     — Мы будем бежать?
    Он не понимает этого сам, не до конца, по крайней мере, но в его мысленном голосе уже начинает звучать паника. Потому что шутки шутками и штурмовики штурмовиками, но он не зря пытался вырваться и бежать таким глупым, непродуманным способом, который заработал ему лишний шрам на ноге. Дэмерон старается держать себя в руках. Получается с переменным успехом, но когда получается, он короткими очередями выдает громкие, отчетливые мысленные вопросы — по сути, просто кричит эти вопросы внутри собственной черепной коробки:
     — Где тебя держат?
    Один штурмовик у входа, два в патруле, три патруля в ротации в этом коридоре, периодичность отсчитать не получается — проклятье, ему слишком плохо для таких штучек. Надо думать. Но ему плохо и для этого. По не сдается все равно, продолжает телеграфировать с упрямством, хорошо известным всем его товарищам:
     — Один на стреме, три по двое в ротации, интервал... интервал не знаю.

0

6

"Мы будем бежать?"
Рей не знает, что ответить на этот вопрос, и мысленно благодарит Вселенную, за то, что По нечувствителен к Силе, и не может прочесть ее мысли.

- Мы постараемся. Правда.
Следующий вопрос и вовсе выбивает ее из колеи, и она точно знает, что ответу Дэмерон не обрадуется. Хотя бы потому, что из магистерской каюты хоть тви’лечек, чей смазанный образ еще держится на краю сознания Дэмерона (и сдались же тут каждому третьему эти тви’лечки!), хоть саму Рей, забрать будет несколько проблематично.
- Кайло Рен запер меня в своих покоях. - и, кажется, это снова звучит как покаяние - за то, что она находится в комфортабельной каюте, а не в пыточной, за то, что у нее до сих пор свободны руки и ноги, за то, что она пока относительно цела и невредима... и все равно толку от этого никакого. Она ничем не может помочь своем командиру. Только говорить с ним.

- Я пыталась взломать замок, но на это ушло бы не меньше пары дней, так что... - Рей набирает воздуха в легкие. Связь между ней и Дэмероном хрупкая, она словно грозит оборваться при любом неверном движении. Разговаривать вот так с форсюзером было бы намного легче, и сейчас ей требуются почти все силы, чтобы послать простейшие образы. - ...Так что, я пожалуй дождусь его, а дальше... посмотрим. - Рей запоздало понимает, что последняя фраза окрашена вспышкой отчаяния и гнева, и уповает лишь на то, что По не сможет этого ощутить. Чего доброго командир решит, что она собирается драться с Реном голыми руками. Хотя, определенно, даже такая мысль закрадывалась ей в голову.

- Я цела, если что. - поспешно добавляет она, почти физически ощущая, что еще немного, и Дэмерон просто снесет ее ураганом эмоций. Он слишком хорошо представляет - как и она - на что способен Кайло Рен. - Но, сам понимаешь, охрана сейчас - наименьшая из проблем. - мысль сопровождается горьким смешком. Рей дорого бы дала за то, чтобы оказаться вблизи камеры Дэмерона. Четверо охранников - все же не десяток. Она бы смогла обездвижить, заморочить, может даже отшвырнуть... ну, хотя бы двух. Завладеть оружием - и дальше было бы намного проще. Вот только "бы" мешает.
Пауза, снова мучительно долгая. Настолько же мучительная, как неизвестность. Они оба - в тупике, хотя бы потому, что совершенно не представляют, чего им ждать, кроме допроса.

Рей вновь делает глубокий вдох и мысленно касается Дэмерона в робкой и неумелой попытке принести хоть немного облегчения.
Она прекрасно знает, что исцеление Силой невозможно на расстоянии; даже великие магистры прошлого были на такое неспособны, но попытаться забрать хотя бы часть боли она может.
Ощущение такие, как будто ее окунули с головой в кипяток.
- Chuba! - шипит Рей, уже вслух, и быстро зажимает себе рот рукой.
Интересно, как вообще Дэмерон способен выносить все это? Сама Рей вовсе не уверена, что держалась бы так же, будь она на его месте.
- Что мне передать от тебя магистру? Могу спеть ему "постыдные куплеты", из тех, что мы орали в последней увольнительной. Ну, на Кореллии,  когда Теммин ввязался в драку с неймодианцами. - она пытается разрядить обстановку, но пока получается так себе.

0

7

    Они постараются. Правда постараются и может быть даже преуспеют. Ничто не утешает По так, как это. Он продолжает стоически продумывать варианты побега, как будто его мозг — древняя заведенная игрушка, которая не перестанет двигаться вперед, пока не закончится весь заряд. Как будто он сам — старый крестокрыл, на последнем издыхании надеющийся дотянуть до базы. В конце концов, можно же лететь, пока есть хотя бы часть крыльев и хотя бы немного топлива в баках. Все остальное — мелочи, без которых получится обойтись.
    Пока не выгорит все топливо.
    И тогда он ухнет вниз. Или повиснет в бесконечной невесомости космоса. Рей в каюте Кайло. По не может точно описать свои эмоции по этому поводу. Если бы он не был столь устал, он бы непременно выругался. Это примерно то же самое, как если бы он — да, повис в бесконечной невесомости космоса, и романтики тут нет вообще никакой. Картинки в голове Дэмерона одна живописнее другой. Подлец и к ней в голову наверняка полезет. Ничего хуже этого он представить не может. Одна эта мысль возвращает По, нет, буквально откидывает в прошлое — к предыдущему разу, когда его вот так, в кресле, общали против воли.
    Воспоминание настолько яркое, настолько прилипчивое (контекст, мать его), что затмевает то, что Рей говорит следом. Кажется, она что-то объясняет еще. Что-то о замках, но По не слушает. По сжимает руки в кулаки и сцепляет зубы, и отсчитывает про себя: раз-два-три, раз-два-три, вдох-выдох, и не думать об этом. Тебя же учили справляться со стрессовыми ситуациями, ну. Военный летчик ты или магистр какой-нибудь? Военный летчик. Точно.
    По переключает мысли на Черного, на огоньки электроники прямо перед глазами, что столь отчетливо отпечатались на внутренней стороне его век за столько лет. Ему все равно, даже если это его мозг играет с ним шутки на исходе сил. Лучшая галлюцинация, о которой он только мог попросить. И голос Рей — как будто из коммуникатора, чуть подернутый статикой, как леса Д’Кара под бортом — утренней дымкой. Охрана сейчас наименьшая из проблем, да. Ему вдруг неожиданно легчает. Это просто самый обычный вылет. Биби-8 что-то чирикает совсем рядом, и Рей говорит, что охранять никого не надо, и По позволяет себе чуть расслабиться. Крестокрыл парит.
    По выкидывает в реальность. Нога болит. Кровь из носа чуть угомонилась. Он не в сиденье пилота, он в кресле. В энергокандалах. Приятная дымка галлюцинации спала так же неожиданно, как и появилась. По только и остается, что глотать воздух ртом и растерянно моргать слезящимися глазами. Как? Куда? Секунду назад все было хорошо! А тут опять, к хаттам, этот магистр и взволнованный голос отсутствующей Рей шепотком в уши.
    — Ему не постыдные куплеты, — По делает паузу, чтобы отдышаться. Продолжает: — нужны. Ему лазпушкой, — еще пауза. По нехорошо улыбается, хотя со стороны это скорее похоже на гримасу боли. Что тоже недалеко от правды, — по лицу. Нужно.
    Это кажется ему постыдным, но Дэмерон хочет обратно в свою галлюцинацию. Отключиться от этой реальности в ту, другую, в классную, где синяя высь, где ветер под крыльями, где датчик говорит ему, что топлива еще целый бак и можно просто лететь. По широкой дуге до горизонта, и дальше. А под животом крестокрыла — не то леса Д’Кара, не то Явина-4 и рассеянные утренние лучи, постепенно переходящие в предрассветный сумрак от захватывающей скорости, с которой он может нестись над всеми проблемами мира. По задумчиво жует губу, словно это может ему помочь.
    — Я боюсь, — осторожно, медленно думает он, закрыв глаза, — что я и сам могу ему передать. Вряд ли меня, — он делает жест рукой, который Рей не сможет увидеть. По не в силах об этом думать.
    Но в самом деле, не просто же так его сюда привели. Дэмерон уверен на все сто процентов, что приснопамятный магистр заглянет и к нему. Освежить, так сказать, воспоминания, а то у тех уже вышел срок годности. Непорядок. Надо срочно придумать с десяток похабных шуточек, а то невежливо получится: магистр к нему с подарками, а По ему ничего не приготовил! У него холодок по позвоночнику от перспективы этой встречи. Патруль вновь шагает мимо, четкий, как часы. По даже не утруждается считать.
    — А в лицо ему можешь плюнуть? — вдруг думает он.
    Замирает на мгновение. Собирает силы. И смеется. Едва-едва слышно, только для себя. Ребячество это все, конечно. Нога ноет, как ребенок, которого не отвели в зоопарк. Практически истерит. Вряд ли новость о том, что Рей таки плюнула магистру в лицо, сделает лучше ноге, носу или ребрам По, и он это прекрасно осознает. Потом он вдруг думает о другом.
    — Не надо, — устало. — Я передумал. Осторожнее с ним, — По вешает голову. Нет больше сил ее держать прямо. Так тоже не очень удобно, но что поделать. — Полезет еще к тебе в голову.
    Его физически передергивает. Почти конвульсивно. И это По еще держит себя в руках.

0

8

- Я буду осторожнее. - Рей кривится - по Силе слишком легко подхватывать чужие ощущения. Не так как с Кайло, нет - его чувства всегда врезаются к ней в голову со скоростью истребителя потерявшего управление. В случае с Дэмероном они звучат скорее эхом чужой боли, иначе бы она точно вырубилась.

Она вытирает лицо тыльной стороной руки и радуется тому, что Дэмерон не может видеть, что у нее текут слезы. И ощущать по Силе тоже не может. Не хватало еще, чтобы он, сидя в пыточной камере изводился из-за нее.
В каюте Кайло относительно тепло, кресло ни капли не похоже на пыточное, на столике в углу стоит графин с водой...
Стеклянный графин.

- Погоди-ка - она практически шепчет это вслух, и аккуратно прикладывает сосуд о дверную панель - вода и осколки разлетаются по каюте. Большинство стеклянных брызг - мелкие тонкие, это даже не стекло, а почти пыль. Но есть сколы и покрупнее. Рей подхватывает один из них и, приложив немалое усилие, отрывает кусок ткани с покрывала на кровати Кайло. Интересно, какой идиот решил что набуанский шелк подходит для постельного белья? Шелк скользит, стекло ранит ладонь до крови, на пол падают крохотные алые капли, Рей шипит, ругается, но в конечном итоге ей удается обмотать ткань вокруг осколка так, что получается импровизированный нож. Хрупкий, ломкий - но этого хватит, чтобы воткнуть в горло и перерезать яремную вену.
Рей хорошо знает, где она расположена.

- Пожалуй, я готова к тому, чтобы с ним встретиться. - А вот теперь, наверное, даже Дэмерон может ощутить, что она скалится в нехорошей ухмылке. - Полезет в голову или куда еще - быстро останется без пальцев... или без чего-нибудь столь же ненужного.

Она выдыхает. Ей еще не приходилось держать мысленный контакт с кем-то, кто не обладает Силой настолько долго. Это утомляет. И Рей боится, что она попросту заснет, и тогда магистр так и застанет ее здесь спящей. С лезвием в руке.
- По. Если он придет сначала к тебе.. я.. я попытаюсь быть рядом. Не знаю, смогу ли снова достучаться, но так у нас будет шанс.

+1

9

    Рей обещает быть осторожнее, По этого достаточно. Будь у него больше сил, он бы непременно добился от него чего-нибудь посерьезнее, но пыточная — не совсем то место, а сейчас — не совсем то время для пространных лекций об общении с темными магистрами. Тем более, что тот отволок Рей к себе на корабль, когда мог оставить умирать. Наверное, он не станет убивать ее совсем. Лишь бы не поломал.
    Все плывет даже с закрытыми глазами, По мутит от боли, но он держит себя в руках. Все как учили. Боль однажды стихнет. Не сразу, сначала она вымотает его, вытянет все силы, а когда он отрубится — стихнет. Может быть, ему повезет, и организм успеет немного восстановиться до визита Кайло Рена. Вряд ли, конечно. Когда ему настолько везло. Беглые штурмовики не в счет.
    Рей затихает, и По оказывается в напряженной тишине. Куда она делась? Неужели магистр уже пришел к ней? Мысли разрозненно бьются о стенки черепа, По закидывает непонятно когда свесившуюся вниз голову назад, кладет на подголовник. Если очень постараться, можно представить, что это просто такое гипер-неудобное массажное кресло, но вот-вот его включат, и тогда По окажется самым счастливым и расслабленным человеком галактики.
    Он вздрагивает от неожиданности, когда голос Рей вновь слышится в ушах, и на этот раз в нем звучат нехорошие нотки, темные, злые — он успел позабыть, что она с Джакку, а Джакку — та еще помойка. И не ему учить ее обороняться, если она дожила до девятнадцати среди песков, обдирая запчасти с обрушившихся имперских кораблей. Да, пока он был на Джакку, успел впечатлиться местным контингентом. Даже ему, взрослому и тренированному военному пилоту, пришлось быть предельно осторожным.
    Эта мысль немного успокаивает его. Затем приходит другая. По морщится.
     — Он форсюзер, — даже в собственных мыслях голос звучит глухо от боли. — Остановит тебя в мгновение ока. Мерз... — он резко выдыхает и договаривает: — Мерзкое чувство.
    По не хочет вспоминать, и на этот раз память милует его. Голова туманная, может, в этом дело. Впрочем, даже в таком состоянии он продолжает обдумывать варианты, на заднем фоне, почти не утруждаясь, как молитву. Тогда, с Маз, он думал о песне. А теперь — об этом. Вот, что держит его на плаву. Ему частенько пеняют за оптимизм. Ну, что поделать. Просто он периодически бывает в плену, и иначе никак.
     — Не переживай, — с усилием думает он. — Лучше не серди его. Лишний раз. Нужна ему зачем-то. Если есть надежда выбраться, — По усмехается, приоткрывает глаза, — лучше поберечь силы для этого. За мной можно и вернуться.
    Ну, допустим, второго бракованного штурмовика тут точно не будет. Но, может, будет первый? Они наверняка взяли и Финна тоже, а как насчет Биби-8? Он маленький, прыткий. Мог и скрыться. Мысли вспыхивают среди боли и загасают, придавленные. В его интересах сейчас верить в то, что надежды на освобождение нет. На случай, если некоторые магистры вновь решат прогуляться по внутренностям его черепной коробки.
     — Что со мной станется, — после паузы договаривает По, вновь собравшись с силами. — Договорились? Не помру. Не впервой. Бывало и хуже.
    Он лжет, конечно, просто откровенно. В прошлый раз было гораздо лучше. Да, Кайло Рен хорошенько пошерудил его извилины, и это самое мерзкое и неприятное чувство из всех, что По доводилось испытывать до сих пор, но тогда он по крайней мере был в полной боевой готовности. Мог пилотировать сразу по выходу из пыточной. Сейчас — впрочем, сейчас сможет, наверное, тоже. При условии, что ему вколют обезболивающее.
     — Не делай глупостей. Не на Джакку, — из последних сил телеграфирует он Рей. — Тут другое. Тоньше, умнее. Береги себя, поняла? Приказ.
    «Приказ», — эхом отдается в его голове. Да, кажется, порог совсем близко, и вот-вот количество боли заставит его перешагнуть в благословенную бессознанку. Кажется, он действительно отключается на мгновение. Или на несколько. А потом приходит в себя. И вновь слышит голос Рей в ушах. Как будто та приводит его в чувство, хотя он сомневается, что это возможно.

Отредактировано Poe Dameron (2017-05-10 19:39:51)

+1

10

Рей чувствует, что Дэмерон начинает ускользать от нее. Ее знаний не хватает чтобы понять, что это значит. Он умирает? Теряет сознание?
И она кричит, расшвыривая те немногие предметы в каюте магистра, что попадаются ей на пути - ей уже плевать, почувствует Кайло или нет, появится на пороге - или оставит все как есть.
- Держись, просто держись. - она цепляется за ниточки сознания Дэмерона как за руку человека, висящего над пропастью. Вот только, будем честны, не совсем ясно, кто из них готов сейчас ухнуть в бездну - По в своей агонии, или она в своей слепой ярости и жажде отыграться.

Нужна ему
Ее тошнит от предположений, зачем она может понадобиться магистру. Она бы убила Кайло, если бы только смогла. Не раздумывая. Не потому что хочет отыграться за прошлое - а потому что он едва не отнял у нее Хана и сейчас готов отнять всех остальных.
Рей не хочет больше оставаться одна, она не может больше оставаться в одиночестве. Она не хочет жить в мире, где не будет мягкой улыбки Леи, шутливых перепалок в ангаре, горячей кружки кафа, которую подсовывает ей под нос Финн, когда она  пошатываясь бредет в сторону столовой. Ее мир соткан из мелочей и каждая из них связана с друзьями.
Она уже потеряла все это однажды, позабыла, и если план Кайло Рена состоит в том, чтобы вновь  вычеркнуть всех, кого она любит из ее жизни и памяти - она хотя бы попытается перерезать ему горло. А если он отберет у нее оружие - попытается перегрызть зубами.
Если только он не успеет ее обездвижить. Но не будет же магистр держать ее вечно в каюте как живую статуэтку?

Она слышит шаги и шипение отъезжающей в сторону двери, и в первые пару секунд не может понять -  пришли за ней или за Дэмероном. Но потом между ней и По, словно опускается стальная перегородка. Кто-то - и Рей точно знает кто, отшвыривает ее внутрь ее собственного тела, и ей остается только бессильно сжимать в руке осколок стекла в ожидании неминуемой развязки.

Отредактировано Rey (2017-05-10 20:15:06)

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Чайки не летают в темноте [05.V.34 ABY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC