Star Wars Medley

Объявление

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Гарм Иблис, Бейл Органа, Орсон Кренник
Фазма, Фазма, Фазма, пожалуйста

Если за полтора часа до полуночи
человек сидит у тебя под дверью,
значит это действительно важно.
Даже если это автограф.
Luke Skywalker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [07.IV.34 ABY] It's only forever, it's not long at all


[07.IV.34 ABY] It's only forever, it's not long at all

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://i.imgur.com/VxGUYc6.png

Lingwe Ren, Lyta Ren, Phasma и все, кто захотят присоединиться

Время: 07.IV.34 ABY
Место: Фелуция
Описание: Как там темно и страшно, давайте все туда пойдем! Заброшенные лаборатории, эксперименты над гуманоидами, бег с препятствиями и, конечно же, тайненькое знаньице.

Синопсис

- Где-то там на Фелуции ~ IV месяце по галактическому календарю исследовательская группа Осколка наткнулась предположительно на юужань-вонгскую лабораторию. Предположительно, потому что выжил из всей группы после этого только один человек, и тот находится в госпитале где-то на Бастионе - в нетрезвом уме и нетвердой памяти.
Что удалось узнать:
- Координаты планеты и приблизительные координаты лаборатории.
- В лаборатории прорва трупов (ну, того, что от них осталось) и умерли они не своей смертью. И кажется это трупы подопытных.
- Судя по сбивчивым объяснения уцелевшего и части медицинских записей, которые он принес и которые удалось расшифровать - большая часть трупов - джедаи. Или не джедаи, но обладатели высокого числа мидихлориан в крови.
- Если даже лаборатория вонгская, то на них точно работал кто-то из Бригады-мира (группа граждан галактики, сотрудничавшая с юужань-вонгами). Потому что записи, пусть и зашифрованные, были на бэйсике.
Что точно неизвестно:
- Какие именно эксперименты проводились. Ну то есть даже непонятно, это была очередная евгеника или создание очередного оружия или очередного вируса против джедаев.
- Что именно сожрало остальных участников эскпедиции. О последнем пациент говорить отказывается.
- Информация просочилась и в Сопротивление, и в Первый Орден.

0

2

Это был теплый сумрачный мир, где среди лиан плыли болотные огоньки, гигантские грибы выбрасывали то и дело облачка терпко пахнущих спор, а в густых зарослах папоротников высотой в два человеческих роста практически не видно было неба.
Нужные координаты вели если не задницу сарлакка или его желудок, то в точку очень близкую к этому. Во всяком случае, ничего похожего на лабораторный комплекс, на первый взгляд видно не было. На много миль вокруг были видны холмы, перемежающиеся булькающей илистой жижей, роящаяся мошкара, да приветливо улыбающиеся оскаленными пастями бурые ящерицы.
Хотя... если включить сканеры - под землей определенно что-то было.
И это что-то было не меньше мили в длину и явно включало в себя толстенные дюрастиловые панели, мешающие толком определить, что же скрывается за ними.

Вход удалось обнаружить только спустя пару часов - темный проем в одном из холмов. Если экспедиция Осколка воспользовалась именно им, то местная растительность обладала удивительной живучестью - за эти несколько недель лианы оплели проход густой пружинящей стеной.
Узкие лучи фонариков позволяли рассмотреть внутри лишь потемневшие от воды и времени стенные панели, заросший грибками пульт доступа и нечто, что наверняка было дверьми, пока неведомая сила не разворотила их ударом изнутри так, что остались только скрученные металлические ошметки.

0

3

Экспедиция провела на этой Силой забытой планете меньше стандартных суток, но Лин уже успела возненавидеть это болото.

   Странного вида растения и грибы, не менее странные формы жизни, высокая влажность, хлюпающая жижа под ногами и еще более странный запах, пробивавшийся, казалось, даже через воздушные фильтры в шлеме, были омерзительны. Хотя с ней явно не был согласен биолог Ликс, восторженно вертящий головой во все стороны. Ликс даже набрался храбрости и предложил изловить пару - тройку представителей местной живности. Вполне закономерно получив отказ, биолог сразу как-то сник, и теперь тащился позади рыцаря, что-то бурча себе под нос.

   От места приземления до предполагаемого места нахождения лаборатории они шли почти 3 часа пешком, осторожно прощупывая зыбкую почву, перешагивая через многочисленные выпирающие из земли корни и поминая это болото всякими нехорошими словами на нескольких языках. Преодолеть  такое расстояние по пересеченной местности для тренированных рыцарей и штурмовиков не было проблемой, но вот научная группа... Лин окинула их взглядом. Грязные, уставшие и немного напуганные. Но горящие энтузиазмом. Когда они достигли места назначения, ученые даже пытались помочь штурмовикам прорубить проход в лианах, закрывавших вход. Но ведь информация, полученная всего 3 дня назад говорила о "входе-дыре, ведущем в пещеру"? Неужели эти мерзкие зеленые отростки так быстро растут?

   Когда штурмовики наконец справились с лианами, она еще раз посмотрела на пятерых ученых, отдыхавших на чудом нашедшемся пятачке относительно сухой земли. Глаза за защитными очками горели от нетерпения. Рюкзаки были закинуты на спины с удивительной скоростью. Лин усмехнулась про себя. Да ей и самой не терпится наконец узнать, что это за лаборатория такая. А вдруг действительно Юужань-Вонгская? Вонги всегда были непонятными, неизвестными врагами. И даже после победы над ними оставались неизвестной величиной. Об их культуре было известно до смешного мало. А уж об их науке... Биотехнологии. Это вязалось с тем, что опыты проводились на живых существах. А еще абсолютно другие нормы морали. Это тоже вязалось с опытами на живых существах.

   Лин попыталась изучить все, что успела за те два дня, когда в страшной спешке готовилась экспедиция. Но подготовка отнимала слишком много сил и времени, а информации в архивах было ничтожно мало. Просочившихся обрывков информации о лаборатории тоже было недостаточно. Горы трупов одаренных, нечто жуткое и очень голодное? Свидетель был в состоянии аффекта и мог все преувеличить. А еще мог забыть что-то важное. И это значит, что опять придется идти навстречу неизведанному.

   Она посмотрела на уже освобожденный от лиан черный провал входа и прислушалась к своим ощущениям. Кажется, впереди ощущается след Силы. Это было удивительно. Вонги не были подвержены воздействию Силы, просто не чувствовали ее. Это общеизвестный факт. А трупы (пусть и трупы одаренных) так не ощущаются.

   Группа ученых несмело топталась у входа. Пора было двигаться дальше. Она подняла с земли пока еще легкий рюкзак (множество пустых контейнеров для образцов, паек, минимальный запас воды, медикаменты), проверила оружие на поясе, убрала датапад, включила фонарик и, кивнув своей группе, вошла в пещеру первой.

   Лучи фонариков заплясали на покореженных пластинах, очевидно бывших когда - то пневмоворотами. Сарлачья отрыжка!... Тут что, был взрыв? Информатор ни о чем таком не сообщал. Если это действительно так, то это очень и очень плохо. Тем более если взрыв выбил такие массивные пневмоворота. От лаборатории могло ничего не остаться, и тогда все их мучения в болотах были напрасны. Самый отвратительный расклад.

    Лин прошла между двумя искореженными створками и оказалась в длинном коридоре. Если тут был взрыв, то почему тогда не завалило коридор? И почему стенные панели целы?  И когда этот взрыв произошел? До или после того, как информатор сбежал отсюда? Лин порадовалась, что командование настояло на масштабной экспедиции, и, кроме группы исследователей, с ней были Лита и Фазма со своими штурмовиками.

   - Капитан, - обратилась она к Фазме - что вы можете сказать о тех дверях? Я думала, что тут был взрыв... Но этот коридор выглядит слишком нормально.

   Затем она обернулась к Лите.

   - Лита... Ты ведь тоже чувствуешь что-то? Я чувствую присутствие Силы здесь, но она ощущается не темной и не светлой. Словно... Исковерканной? Что ты об этом думаешь?

   Лин была куратором экспедиции. Однако она прекрасно осознавала, что знать все невозможно. Капитан военный, а Лита гораздо более сильный менталист. А значит к их мнению стоит прислушаться.

   - Ну что, дамы? Пожалуй нам надо быть осторожными. Мне это все очень, очень не нравится. Поэтому, если не возражаете, я с научной группой пойду за вами. Мы будем собирать образцы и снимать голограммы помещений.

   Лин достала датапад и сделала первую заметку. В ней просыпался азарт исследователя. Становилось все интереснее и интереснее.

Отредактировано Lingwe Ren (2017-02-12 05:17:55)

+4

4

Фазма не привыкла жаловаться, да и вообще, подобное считала исключительно признаком слабости, но нескольких часов на Фелуции оказалось достаточным для того, чтобы она возненавидела эту мерзкую планету сильнее, чем половину Сопротивления, вместе взятых. По крайней мере, на тот период, пока она находится на ней – и вынуждена то и дело отгонять выстрелами местную фауну, не особо-то почему-то пугающуюся чужаков. Благо еще фильтры шлема убирали из воздуха все примеси, так что запах гниения, который наверняка тут был, капитан не ощущала.
Зато вот от повышенной влажности броня спасти не могла, и Фазма отчетливо ощущала, как омерзительно прилип к спине комбинезон. Хотя это еще ерунда, лишь бы не начало чесаться, потому что почесать что угодно, находящееся под броней, в условиях явно недружелюбной планеты – то еще дельце.
Ученых, для защиты которых Фазма и захватила один из отрядов своей дивизии, шел, держа оружие наизготове – здесь, казалось, все только и желает, что уничтожить чужестранцев. Жаль, очень жаль, что не удалось найти место для посадки шаттла где-нибудь поближе к точке назначения.
Остерегаться следовало всего – и хорошо еще, что в шлемах были фильтры, потому что Фазма небезосновательно подозревала, что тут, на планете, ядовито все – споры, периодически выбрасываемые похожими на огромные грибы растениями, длинные острые шипы, лианы с обманчиво беззащитными яркими цветами. Будь ее воля, она бы провела тут орбитальную бомбардировку, чтобы сжечь к Хаосу все это.
- Мэм, судя по полученным координатам, мы почти пришли. – раздался голос одного из штурмовиков, тех, кто был во главе их небольшого отряда, помимо них самих включавшего нескольких ученых и двух рыцарей Рен.
- Будьте настороже. – отзывается Фазма. – Кто знает, что тут может нас встретить.
Если считать, что кругом враги, то становится гораздо проще и легче. Не-враги – это отряд в белой броне, пятерка ученых, которых эта прогулка по тропическому болоту вымотала донельзя,  и пара форс-юзеров. Все остальное враждебно и должно быть уничтожено при малейшем намеке на угрозу.
Но планета словно вымерла. Даже мерзкие насекомые, так и роившиеся вокруг, пока они добирались сюда, куда-то исчезли. Ничто не отвлекало огнеметчиков от превращения толстых мясистых лиан, перекрывающих проход, в жирный пепел, хлопьями оседающий на  земле.
«Хаттовы форс-юзеры, вечно лезут первыми в пасть к ранкору» - обреченно подумала она, направляясь следом за уже успевшим шмыгнуть в темнеющий проход рыцарем. Фазме не требовалось даже оборачиваться, чтобы знать – ее штурмовики заходят следом, включая фонари и освещая пещеру. Не все, конечно, часть осталась снаружи, следить за обстановкой.
Подойдя к вывороченным створкам дверей, женщина присела на корточки, освещая остатки тех фонарем.
- Это… Странно. – она протянула руку, осторожно прикасаясь к развороченному металлу. – Понимаете, рыцарь, во-первых, их снесло что-то изнутри. То есть это не подрыв дверей снаружи, о чем можно было бы подумать первым делом – тогда бы металл был вывернут внутрь, - она поморщилась. Объяснять очевидные вещи всегда очень непросто. – И еще… - она наклонилась ближе, рассматривая дверь, - я бы сказала, что их выворотил не взрыв. Или же это какой-то новый, неизвестный мне тип взрывчатки, который не известен в нашей галактике, что вполне допустимо, учитывая, чья это лаборатория по словам того психа.
Встав и одернув полу плаща, она перехватила поудобнее верную винтовку, ставя ее в боевой режим.
- Мне тоже это не нравится. Согласна – будет разумным, если вначале пойдем мы, а потом вы с нашими бесценными учеными. FN-4497, FN-2199, со мной первыми, остальные  - держаться по сторонам. Защищать ученых и рыцарей любой ценой. Выступаем.
И она – пример для подчиненных же – направилась вперед. Свет фонаря особо не помогал, в отличие от встроенного в шлем прибора ночного видения. И то, что все окрасилось в зеленый цвет – ерунда.

+4

5

"Оптимизм - залог успеха в любом деле, - думала Лита, энергично хлюпая по болотного цвета блевотине из перегнивших растений. - Мы здесь меньше суток, не успели влипнуть ни во что хуже грязи, и нет никаких поводов думать, что это не увлекательная прогулка на природе!" Она порядком утомилась, но то ли флора и фауна Фелуции вполне соответствовала ее ядовитому характеру, то ли просто из духа противоречия, она решила, что планета не заслуживает никаких плохих чувств. С некоторым злорадством она наблюдала за учеными, которые тащились по болоту на чистом энтузиазме, потому что выдержки и выучки у них не было никакой; и не признавалась себе самой, что все-таки немного завидует им. У них был азарт, были цели и смысл, все встреченное на пути представлялось им удивительной загадкой, которую можно увлеченно решать, добывая себе научные лавры или просто удовлетворяя бескорыстный интерес. В Лите этот самый интерес тоже жил немного (вот, скажем, эта пунцовая лиана с огромным шипом - она человекоядная или не очень? умеет ли она шевелиться?) - но, вспыхнув на миг, погасал так же быстро, как и зародился.
Рядом топала выдающаяся ростом Фазма, всеми решительными движениями и видом непроницаемой брони показывавшая желание застрелить всякого, кто выскочит из зарослей папоротника. Ее штурмовики, словно копии ее самой, шагали следом в белой броне - точнее, не совсем белой, а в травянистно-болотную крапушку. Впереди шла с группой ученых глава их небольшой экспедиции Лингве, и, кажется, была не слишком в восторге от путешествия, если судить по тону, каким она осаживала ученых, желающих изловить какую-нибудь занимательную пакость.
Наконец они дотащились до заросшего лианами прохода в подземные помещения, предположительно юужань-вонгскую лабораторию. Пока штурмовики избавлялись от растений, Лита присела на кочку рядом с учеными, и прислушалась - не к физическим звукам, разумеется, а к куда более информативному потоку Силы.
И тогда ей стало не по себе, впервые с начала экспедиции.
Странное, неприятное ощущение, не похожее ни на что определенно знакомое ей, при этом она не смогла бы однозначно заявить, не испытывала ли она что-либо подобное однажды. Кажется, нет - и все же что-то тянуло изнутри, словно цеплялось за уже затронутые однажды струны, подтачивало уже выеденные однажды ранки.
"Вероятнее всего, дежавю," - попыталась успокоить себя Лита.
Когда десять лет твоей жизни проглотил сарлакк, никогда нельзя быть уверенным, дежавю ли, воспоминание ли, всплывшее на задворках сознания, или просто сходный эффект от воздействия разных источников.
Лингве уже сунулась в пасть этого адского места, и Лита с усилием поднялась на ноги и потащилась следом. Плотоядные грибы, лианы-удавы и двухголовые рептилии - это все очень мило и безопасно, на самом деле, а вот странные явления в Силе не могут не настораживать.
- Да, я несомненно чувствую что-то, - ответила она Лин, которая тоже учуяла Силу. - Знать бы еще - что. Мне оно неприятно, - поморщилась она под маской.
Лингве распорядилась полученной информацией самым закономерным образом - предложила Лите и Фазме, как главной боевой силе, идти вперед и принимать на себя весь удар неизвестного. Ну правильно, для чего их еще сюда взяли? Глядя на Фазму, ставящую винтовку в боевой режим, Лита вытащила свой световой посох и раскрыла, не активируя, впрочем, сами клинки. И без них эта палка представляла собой довольно действенное оружие в умелых руках.
Она пропустила Фазму и двух штурмовиков вперед, и зашла в коридор следом. Было темно, узкие лучи фонариков высвечивали лишь отдельные участки, больше ослепляя, чем помогая что-нибудь увидеть. Проморгавшись немного, Лита решила, что смотреть в оба глаза и следить за тем, чтоб они не споткнулись о что-нибудь или на них не выпрыгнула бы какая-то внезапная хрень, будет почетной обязанностью капитана, а она сосредоточится на том, что глазами не увидишь - на колебаниях Силы, пронизывающей пространство этого помещения.
Может быть, ей даже удастся телепатически уловить присутствие другого живого существа, если здесь прячется кто-то живой и думающий достаточно громко.

+3

6

Поворот, еще один и еще, неожиданно заканчивающийся витой металлической лестницей - настолько крутой, что впору переломать ноги, и обрывающейся в полуметре от пола - последние ступени тоже были разворочены неведомой силой.
А дальше... дальше простирался огромный зал, до дальнего конца которого луч фонарика не добивал, даже если выкрутить его на полную мощность.
По ногами что-то хлюпало, хрустели осколки битого стекла, ноги путались в обрывках лиан... нет не лиан - клубка проводов, а в воздухе висел почти невыносимый смрад, сшибающий с ног любого, у кого не было на лице вожделенной маски с фильтром.
Скользящие по стенам и полу лучи выхватывали то огромный - в два человеческих роста перегонный куб со множеством трубок, то слегка экраны в сетке трещин, то панели со множествам кнопок... на удивление целые и.... криокамеры.

Пять.. семь... десять... кажется их счет шел уже на десятки, и практически во всех лежали мертвые тела.
Точнее то, что от них осталось. Некоторые из них - давно превратились в мумии, челюсти которых были свернуты в безмолвном крике, а некоторые растекались в своих стеклянных "гробах" мерзкой коричневатой кашицей, смешанной с криогенной жидкостью. Поверхность некоторых капсул была разбита, и именно эта мерзко пахнущая кашица и хлюпала под ногами армейских ботинок.

След Силы вел в дальний конец  зала, но отсюда пока невозможно было определить, что является ее источником.

0

7

Лин подает руку последнему ученому - невысокой женщине, и та прыгает прямо в жижу на полу с противным чавкающим звуком. Биолог Ликс забавно морщит нос и спешно надевает маску. Кажется, тут воняет.

    Лин пытается осмотреть огромное помещение, но свет фонарей даже не достает до дальних углов. Она поднимает взгляд наверх - под потолком также клубится темнота. В одном из темных углов, кажется, чувствуется след Силы, но понять его источник ей не удается. Она только понимает, что это (пожалуй, она будет называть его именно так) чувствуется неправильным и исковерканным. Радует одно - что бы это ни было, оно вряд ли опасно, раз до сих пор не бросилось на них. Или просто до сих пор их не заметило. А значит моментом надо пользоваться. В любом случае, для начала стоит разобраться с тем, что находится в зоне видимости. Лин транслирует в мозг Литы мысль.

    "Ты у нас сильный телепат. Скажи всем, чтобы стояли тихо и не шумели. Со своей научной группой я разберусь сама, но отряд штурмовиков мне не охватить. Я знаю, тебе (да и Фазме тоже, наверное) это не понравится, но штурмовиков придется пока оставить здесь. Они могут быть слишком шумными. Вы с капитаном со мной. Если я разворачиваю ладонь - останавливаемся. Если машу рукой - идем в направлении взмаха. И очень, очень тихо".

    Аналогичные инструкции Лин мысленно повторяет ученым и Фазме и идет вперед. Лучи фонарей выхватывают некий агрегат, похожий на перегонный куб, от которого отходят многочисленные трубки, и практически целые консоли. Она делает рукой знак остановиться и поворачивается к двоим ученым.

   "Саар, Кас - обращается она к инженеру и лингвисту, - попробуйте запустить операционную систему. Оборудование не активировать. Найденные данные, по возможности, скопировать. Расшифровкой не заниматься, только в минимально необходимом объеме".

   Затем она поворачивается к оставшимся троим ученым и кивает на криокамеры.

   "Ликс..."

    Она подхватывает начинающего обмякать биолога и трясет его за плечи. Кажется, тот передумывает отключаться окончательно и тихонько стонет под маской. Его можно понять. Лин и самой не хотелось бы видеть это зрелище. Сложно даже определить, что выглядит более омерзительно - иссохшие мумии или кровавое месиво, в которое превратились другие трупы. Но, как бы то ни было, им придется разбираться с этим. И для начала стоит проверить данные информатора.

   Лин снимает со спины рюкзак, и мысленно говорит ученым забирать оттуда контейнеры и инструменты для забора образцов. Поставить рюкзак куда-нибудь и помочь ученым не представляется возможным, так как в этой криффовой лаборатории просто нет мало-мальски подходящего пятачка сухой поверхности. На полу хлюпает мерзкая жижа, на панели управления криокамер ставить рюкзак не стоит, а стекло, закрывающее еще целые криокамеры, полукруглое. В конце концов она остается с рюкзаком в руках и держит его перед собой. Это даже к лучшему. Лин не биолог и не медик, и вряд ли сможет так аккуратно взять образцы биологических материалов, как трое ученых.

   "Берите пробы крови, тканей и этой... массы. Для начала - экспресс-анализ на мидихлорианы. Работаем, быстро!"

    Ученые начинают свою возню около криокамер, а она рассеянно водит взглядом поверх рюкзака и рассматривает уцелевшие лица. Лицо одной из мумий покрыто татуировками, характерными для киффаров, и рисунок кажется смутно знакомым. Лин пытается вспомнить. Когда к ней приходит осознание, она посылает настороженный телепатический зов Лите и Фазме. Ей очень не нравится, что она не видит, чем те занимаются. И очень надеется, что эти две решительные дамы не решились на какую-нибудь глупость.

   "Один из трупов - бывший адепт нашего ордена. Он был способным юношей, пропал в 28 ПБЯ. Лита, ты ведь тоже чувствуешь, какое-то волнение в Силе в дальнем углу? Можешь понять, что это такое? Только через 10 стандартных минут, пожалуйста. Нам надо закончить с забором проб. Капитан, будьте наготове. Мне все это очень и очень не нравится".

   Она поворачивается к ученым и видит, как Ликс опять бледнеет и начинает заваливаться назад. Подхватить его она на этот раз не успеет.

Отредактировано Lingwe Ren (2017-02-17 00:15:01)

+4

8

Фелуция. Про неё Девятка помнил из уроков истории: когда-то здесь доблестный Пятьсот Первый Легион принял бой против сепаратистской армии, а в дальнейшем ликвидировал джедая-предателя Эйлу Секуру. Касательно же царившего тут климата, явно не настроенного для поддержания комфортной жизни штурмовиков, но Девяносто Девятый особо не волновался - он сотни раз проходил симуляции боя в подобных условиях, также как и в болотах Дагоба, заснеженных пустошах Хота и палящей пустыни Джакку, также как и горных хребтах Миджето. В общем, ничего такого, чтобы он начал, как изнеженный мальчик, жаловаться на условия.
Задача была проста - сопровождение группы гражданских в условиях опасной флоры и фауны. Командиров же было трое: помимо капитана Фазмы, здесь было двое представителей Рыцарей Рена, что давало понять о важности миссии. Прикрывать их спины было честью для Девяносто Девятого, хотя он, как и любой другой штурмовик, обладал своими предубеждениями о форсъюзерах. Предубеждениях, о которых у него никто не спрашивал, да и шанс был посмотреть на них в деле.
Жаль, нельзя похвастаться, что он уже как-то противостоял человеку со световым мечом, потому что, опять же, его никто не спрашивал, да и человек сам не был джедаем, лишь предателем с древним оружием.
- Есть, мэм!
Сначала встав по стойке смирно, Девятка вместе с Девяносто Седьмым по прозвищу "Фэтсо" затем проследовал за учеными с рыцарями вглубь комплекса. Капитан была права насчет дверей, взрывчаткой тут и не пахло. Что-то большое и массивное... они направляются в лаборатории... ранкор, которые водились на Фелуции? Мутировавший ранкор, раз уж они идут в лабораторию? У Фэтсо в вооружении была ракетная установка, но на всякий случай Девятка проверил состояние своих термальных гранат - при должной удаче можно было закинуть в рот твари, даже если это будет не ранкор, а что-то другое. Не зря же их учили, что при столкновении с огромными бронированными хищниками их уязвимые места - их внутренности, и если тебя собираются сожрать, то сделай милость активируй гранату на своем поясе и дай себя сожрать.
- Гляди в оба. Даже если тебе показалось - сразу же сообщай мне или капитану. - кивнул он Девяносто Седьмому. Парень был свежим пополнением в корпусе после уничтожения Старкиллера, и пороху особо не нюхал, а учитывая психологическое напряжение, то Девятка поставил перед собой дополнительную задачу следить за тем, чтобы Фэтсо не дрогнул и из-за него не полетело все к чертям. Хватило с него Восемьдесят Седьмого.
Внутренняя обстановка поражала и ужасала. Ученых. Девятка же, как только они попали в помещение, стал прикидывать все стратегические возможности - откуда может нагрянуть враг, за чем укрыться, что можно взорвать так, чтобы не угробить всех. То, что в криокамерах находились трупы, особо не колышило штурмовика - кто они, что с ними сделали и все такое было проблемой Рыцарей, его же проблемой поспособствовать их выживанию. Им нужно было пересечь весь зал в дальний его угол, из которого так и исходила... зловещая аура? Девятка сжал свою верную винтовку покрепче, немного ворча про себя, что ещё не дорос до того звания, когда он будет без слов понимать рыцарей, в это время придерживая одного из биологов от обморока.

+2

9

Интерьер был действительно жуткий и при детальном рассмотрении вызывал тошноту. Лита застряла возле перегонного куба и вглядывалась в криокамеры, высвечивая фонариком иссохшее тело с запрокинутой судорожно головой - перекошенные в последнем крике челюсти, пергаментная кожа губ и десен ссохлась, обнажая кажущиеся неестественно длинными желтые зубы. В другой криокамере со стекла изнутри стекала гнилостная жижа, в потеках Лита разглядела вдруг, задержав фонарик, клочья нерастворившихся волос в том месте, где раньше, видимо, была голова.
Лита словно расслоилась на нескольких человек внутри. Одна часть ее говорила, что зрелище отвратительное, и не следовало бы так пристально смотреть, вторая - что смотреть нужно, вдруг она заметить что-нибудь важное. Третья, самая подлая, шептала, что неплохо запомнить как можно больше подробностей хотя бы для того, чтоб пугать ими потом кого-нибудь - сам ведь и не придумаешь такой гадости.
А четвертая не видела никаких растекшихся тел и перегонных кубов, а вслушивалась в Силу со всем доступным вниманием, и ей, пожалуй, было хуже всех прочих, потому что в Силе правда было что-то "исковерканное", как заметила Лингве, но что именно - Лита понять не могла. Кто-то проводил опыты, способные модифицировать Силу? И у них это получилось, судя по странному следу?
Она попыталась отследить, не является ли источником Силы живое существо (недобитый экземпляр из криокамеры, как почему-то представилось ей), но ее перебило мысленное послание от Лингве, которая проявила чертовскую предусмотрительность, решив не разговаривать вслух в этом непредсказуемом месте.
Не сказать, чтоб ей прямо не понравился приказ оставить штурмовиков - что-то подсказывало Лите, что проблемы, которые их ждут впереди, могут оказаться не слишком восприимчивы к грубой силе. С другой стороны, вряд ли им удастся пройти совершенно незамеченными от кого бы то ни было - а значит, есть ли смысл оберегать себя от топота еще десятка ног? Чуть больше, чуть меньше. Но всего этого она не высказывает, даже мысленно, а сразу же после получения инструкций командует телепатически штурмовикам, часть из которых уже просочилась в лабораторию:
"Оставаться на месте. Не шуметь. Дальше вы не идете".
Она не уважает штурмовиков, считая их пушечным мясом Первого ордена, еще больше не уважает за то, что способна превратить их в марионеток своей Силой, и еще больше - что этого и не требуется, они и так готовы подчиняться беспрекословно.
Пока Лингве изучает один из трупов из криокамеры, Лита прислушивается то к исходящему из дальнего угла колебанию Силы, то ментальной суматохе, которую создают все члены их команды. Раз уже они дали им сигнал "не разговаривать", следует отслеживать, о чем они там думают - вдруг что важное в голову придет.
Сумятица человеческих мыслей и чувств перебивается едва слышным сигналом другого живого существа, прячущегося где-то здесь. Лита настораживается. Неразумное существо в лаборатории? Ей показалось, кто-то пару минут назад подумал "мутировавший ранкор"? Ей бы не хотелось встретиться с таким сейчас. Или с кем-нибудь еще, желающим кого-то сожрать. Она огляделась по сторонам, думая о том, что оказалась в некотором отдалении от остальной группы в полутьме. Насколько она чувствует, существо находится не прямо здесь, не в этой комнате, но...
"Лингве, капитан Фазма, я чувствую присутствие какого-то зверя. Следует быть настороже".
Очень бы хотелось понять, что там в углу, не подходя туда близко. Вот она протиснулась тихонько поближе к Лингве, между перегонным кубом и не разбитой криокамерой - вот здесь ей и уютно стоять. А идти в темноту, где может прятаться хищник, к непонятному предмету, источающему непонятную Силу - совсем неохота.
"С ними пытались что-то сделать с помощью этой Силы или пытались изменить их Силу - и в результате получилось вот это?" - делится она догадками с Лингве.

+2

10

Фильтры шлема успешно справляются с вонью внутри помещения. Капитан равнодушно рассматривает криокамеры с каким-то дерьмом внутри. То, что когда-то это было людьми – или экзотами – ее не волновало. Все смертны, к чему переживать из-за этого?
От пришедшей извне мысли на мгновение ломит в висках, а сама женщина испытывает слабое раздражение. К чему говорить о языке жестов, которые штурмовики и без того прекрасно знают?
Фазма, зная, что у всех вошедших штурмовиков активированы приборы ночного видения, вскидывает руку, после чего сжимает ладонь в кулак. Вслушивается в тишину и решительно вытягивает левую руку в сторону, параллельно полу. Цепь штурмовиков недалеко от входа может пригодиться при какой-то нештатной ситуации, которая, как нашептывает женщине ее интуиция, наверняка возникнет. Да, штурмовики наверняка погибнут, но они дадут нужное время рыцарям. Но пока ни ее ребята, ни она сама не нужны, и Фазма стоит сверкающей хромом в тусклом свете фонарей статуей, выцеливая темные углы, точно ожидая, что откуда-то оттуда вот-вот выскочит какая-нибудь тварь, намеревающаяся перекусить свежим мясцом. Сама обстановка давила, угнетала, капитан уже даже почти скучала по болотистым джунглям, через которые им пришлось пробираться, чтоб добраться до этого места.
Очередной ментальный зов от Лингве заставляет ее поморщиться, благо, всего этого не видно. Она, как и любой нормальный человек, с долей неприязни относится ко всем этим неподконтрольным штучкам-дрючкам вроде Силы. То ли дело нормальное оружие – ты знаешь, чего ждать при нажатии на спусковую скобу винтовки или бластера, и никаких дурацких сюрпризов.
Капитан, несмотря на свою броню, умеет двигаться практически беззвучно – уж точно куда как тише, чем ученые, собирающие тут какие-то образцы и, видимо, пытающиеся понять, что за дерьмо банты тут случилось. Поэтому она, по-прежнему держа винтовку наизготове, приближается к форс-юзерам, наклоняя голову. В отличие от них она не умеет разговаривать мысленно, так что, видимо, придется использовать жесты.
Тут же она слышит «голос» второго из рыцарей, и морщится.
Хаттово семя, неужели та тварь, что порвала металл там, на входе, где-то тут? Взгляд словно сам по себе обращается в дальний темный угол, и капитан, окинув взглядом цепочку штурмовиков, тычет пальцем точно в FN-2199, машет ладонью, а следом прижимает палец к губам. «Ты», «сюда», «тихо».
Ей хочется залить огнем тот дальний темный угол, но она держится. Как бы не вышло, что, поддавшись этому интуитивному желанию, она ненароком не ухудшила ситуацию настолько, что их разведывательно-исследовательская операция окажется под угрозой уничтожения.

+3

11

Ученые отлично знают свое дело, а страх заставляет их работать еще быстрее, и уже буквально через 15 минут все биологические образцы оказываются упакованы в рюкзак, который Лин все еще держит в руках. Результаты экспресс-тестов показывают, что все забранные материалы отличаются высоким содержанием мидихлорианов. А это значит, что абсолютно все трупы - одаренные. Лин думает об абсолютно глупом расходе ценного генетического материала, о тех муках, которым должны были подвергаться одаренные, прежде чем стать...этим, о том мальчике, бывшем адепте Ордена. Такой молодой, такой талантливый....А затем она отгоняет от себя назойливые мысли и сосредотачивается на происходящем. Двое ученых все еще возятся над приборной панелью, но, судя по всему, скоро должны закончить.

   Нечто в темном углу не дает ей покоя, а информация о том, что почувствовала Лита, оптимизма не добавляет. Нечто неразумное? След Силы? Определенно, угол стоит проверить. Лучше понять, что же там такое до того, как оно бросится на них. Лин внимательно оглядывает участников экспедиции. Штурмовикам такое доверять точно не стоит - глупые и громкие. Фазма, хоть и двигается в своей броне на удивление тихо, весьма заметная цель. Может быть Лита? Но у Литы, как у сильной и автономной боевой единицы, будет задача поважнее - она должна сохранить самое ценное для них. Даже если Лите не понравится лишняя нагрузка.
 
   "Лита, в этом рюкзаке - образцы. Их сохранение - приоритетная задача. Ученые тоже очень важны. И если что-то произойдет - прихвати с собой тех двоих, возящихся за панелью. Ну а я, как самая незаметная, как всегда пойду в разведку, быть может... нечто меня и не учует".

    Она протягивает Лите рюкзак, проверяет оружие на поясе и вдоль одной из стен медленно идет к темному углу. Чувствует чужое примитивное сознание, и пытается заставить это сознание не замечать ее присутствия. Нечто приближается, и Лин ныряет за одну из опрокинутых стоек с приборами неизвестного назначения. Существо проходит мимо. Оно... отвратительно. Чем-то напоминает ворнскра: вытянутая голова, длинное тело, тонкий гибкий  хвост, хлещущий по бокам. Но кроме привычных глазу черт ворнскра, оно также наделено множеством других отвратительных черт: конечностей гораздо больше, чем бывает у ворнскров, огромная зубастая пасть, шерсть (или это шипы?) на загривке. Изо рта капает слюна и... крифф, пол что, плавится? Да что это за слюна - то такая! На зуб этой твари попадаться точно не стоит. И если ворнскр выглядит как опасный, но прекрасный хищник, это существо выглядит исковерканным, неправильным, жутким. И при этом очень, очень опасным.
   
    Лин  скрывается в Силе. Если эта штука похожа на ворнскра, то она легко сможет обнаружить одного незадачливого рыцаря. Надо послать телепатический зов Лите, но использовать Силу просто страшно, ведь это существо непредсказуемо. А еще оно слишком близко от нее и слишком пугающе выглядит. Лита и Фазма сильные бойцы - вот пусть они и разбираются. А Лин чувствует, что источник Силы, о котором говорила Лита, недалеко. Им-то она и займтся.
 
   Когда монстр проходит мимо, она выжидает еще немного и идет дальше. Проходит буквально несколько метров, когда замечает, как ей кажется, слабое золотистое свечение. Идет еще дальше, и понимает что свечение ей не почудилось. В углублении в стене находится нечто вроде кристалла, который и излучает этот мягкий золотистыц свет. Это не голокрон, нечто иное. Наполненное Силой, прекрасное и как будто живое. Лин невольно любуется им, затем прикасается - свет как будто немного затухает, а потом разгорается вновь. А затем протягивает руку, достает кристалл из углубления и наконец рассматривает его ближе. И он действительно прекрасен! Осталось только понять, что это такое и как с ним взаимодействовать.
 
   К жизни ее возвращают крики за спиной. Внутри все холодеет - Лите она зов так и не послала, опасаясь быть замеченной тварью, а значит появление монстра стало сюрпризом для всей экспедиции. Лин заталкивает кристалл в сумку на поясе и бежит обратно, по дороге снимая меч с одного из магнитных креплений на поясе и надеясь, что ничего страшного не случилось. Она бы не смогла их предупредить, ведь тогда бы существо растерзало ее. Но Лита и Фазма были наготове. К  тому же, помочь справиться с существом в интересах Лин - ей нужны результаты этой экспедиции и живая Лита.

Отредактировано Lingwe Ren (2017-03-05 01:58:25)

+3

12

Сперва Лите  самой не слишком хотелось идти в темный угол проверять источник силы, но когда Лингве, сунув ей рюкзак, отправилась на исследования сама, Лита почувствовала укол недовольства. Словно ее только что отстранили от важной миссии, переведя в разряд вьючной скотинки. Нельзя сказать, чтоб она действительно всерьез зацикливалась на таких мелочах, вовсе нет. Подобные ощущения скользили в ее сознании как облачка по небу в знойный день, не задерживаясь и даже не делая тени. Она к ним привыкла и не обращала внимания. И потому, без лишних слов, даже внутренних, закинув рюкзак за плечи, отошла к панели управление, где остановилась возле двух ученых, охранять которых ей было тоже поручено.
Лингве скрывается в темноте, а Лита слушает Силу. Чувствует, как живое существо движется из глубины помещений, приближаясь все ближе и ближе. Эти двое умников копаются в панели, тыкают разные кнопки, вслепую пытаясь заставить систему работать, чтобы можно было вытянуть из нее наибольший объем информации. Лита стоит к ним спиной. Внезапно пропавшая с внутренних радаров Лингве свидетельствует, что внимание стоит удвоить и утроить. Лита аккуратно вытаскивает из-за пояса световую пику, но не торопится ее раскрывать.
И тут появляется оно. Зубастая пасть необъятных размеров, маленькие горящие глазки, туловище, оснащенное восемью когтистыми лапами – любому здравомыслящему человеку придет в голову, что такое количество ног будет только мешать в передвижении, но нет – чудище движется быстро и тихо, не наступая самому себе на пятки. Лита смотрит, замерев, на гибкий красный хвост, хлещущий по бокам: она знает, что этот хвост ядовитый. Смотрит на ниточку слюны, текущей из пасти и прожигающей горячими каплями пол. Эта слюна тоже ядовита. А язык, копошащийся в мерзкой пасти, очень длинен.
Воксин. Нельзя представить себе более приятную встречу в таких местах! Вернее, нет, представить-то можно всякое, но очень бы не хотелось. И этого хватит с гаком – специально выведенного для охоты на владеющих силой хищника. Лита незнакома с этой пакостью лично, но наслышана достаточно, чтоб узнать воксина по внешнему виду и расстроиться.
Она не успевает скрыть себя в Силе, да и не очень хочет это делать – сражаться с воксином придется все равно, слишком близко подошел он к их тесному кружку, а сокрытие лишило бы ее дополнительных возможностей. Поэтому она раскрывает с легким щелчком свою пику, телепатически командую штурмовикам и Фазме:
«Внимание, воксин!»
Можно даже представить друг друга. Фазма, Кас, Саар, знакомьтесь – это воксин. Воксин – это Фазма… пожалуй, не время для ерничания. Это слишком опасная тварюга, хоть и до крайности интересная. Но было бы неплохо проявлять интерес, если бы воксин сидел в тесной клетке с завязанным на бантик языком, а не пытался их съесть.
Саар и Кас отрываются от своей работы, вжимаются за спиной Литы в панель. Лита чувствует затылком их страх и надежду, что доблестный рыцарь Рен сумеет расправиться с тварью. Очень бы хотелось верить, но уж слишком много неприятного Лита успела узнать про этих существ.
А воксин между тем почувствовал присутствие темного рыцаря и направился, перебирая лапами, прямиком к ней. Лита в очередной раз обрадовалась, что вооружена не стандартным световым мечтом, а полутораметровой пикой – зная о способностях воксина плеваться ядовитой слюной, видя его длинные когти, хотелось держать его как можно дальше от себя. Лита перехватывает свою пику поближе к одному из концов, включает одно из желтых гудящих лезвий и наставляет его на воксина.
Тварина кружит, прижимаясь к полу для прыжка, слюна сбивается пеной на темных челюстях. У кого-то из жмущихся сзади ученых сдают нервы – он решает, что за другой стороной панели будет безопаснее и пытается прошмыгнуть назад, но в эту самую минуту воксин вскидывает голову, рывком передвигается вбок и выплевывает  жуткий сгусток яда. Еще прежде чем раздался вопль раненного, Лита, помня о том, что ей этих болванчиков защищать надо, бросается вперед, царапая морду зверю сияющим лезвием.
И отскакивает назад, прежде чем следующий плевок достигнет ее. Воксин орет, царапает пол когтями – от его вопля закладывает уши и на какое-то время уже невозможно услышать ничего. Лита отталкивает Силой другого ученого за панель и снова кидается на воксина с мечом.

Отредактировано Lyta Ren (2017-03-28 12:04:33)

+2

13

Девятка почти так же бесшумно подходит к капитану, держа наготове винтовку. Хороший солдат, не то, что предатель, бывший FN-2187, который, кажется, неплохо сумел устроиться у ублюдков из Сопротивления. Фазма кивком указывает ему на ученых, копошащихся над панелью – конечно, тут есть еще и рыцарь Рен, который также, судя по всему, должна защищать их, но… Но лишний боец лишним не будет, это точно.
Женщина окидывает взглядом помещение, замечая какое-то движение в дальнем углу, куда не добирается свет фонарей. Тут есть что-то – или кто-то еще. И вряд ли это второй рыцарь Рен, хотя бы потому, что нечто приближается, а не удаляется. Интуиция истошно вопит о приближающейся опасности, и Фазма вскидывает винтовку, снимая ее с предохранителя. Готовая открыть огонь, как только в том возникнет необходимость.
И тут эта тварь выходит, если так можно выразиться, на свет.
- Что это за тварь? – раздается голос кого-то из штурмовиков на общей волне. Капитан морщится. Идиот, неужели он не понимает, что может привлечь внимание этой твари? Так захотелось оказаться ужином для этой химеры?
Ответ они получают оттуда, откуда не ждали – от оставшегося рядом с ними рыцаря. Фазма снова кривится. От этого телепатического общения вечно начинает ныть в висках, а это раздражает. Но ладно, боль можно перетерпеть, зато теперь они в курсе, что это за дрянь. Воксин. Ну, да, конечно, кого еще можно было найти в лаборатории, где куча трупов. Любители пожрать, особенно владеющих Силой. Милые твари, что и говорить.
Программа обучения штурмовиков была очень обширной и включала в себя меры противодействия разным опасным животным всей Вселенной. И – неофициально, конечно же – среди штурмовиков ходила шутка о том, что при встрече с воксином лучше всего садиться на спидер и улетать как можно скорее, не забывая лавировать. Кто ж знал, что им доведется встретиться с ним лично?
- Не стрелять! – звучит голос капитана. Чертов рыцарь, бросается вперед, точно смертник, тем самым мешая штурмовикам залить огнем участок помещения, где находится тварь. – Рыцарь, вы нам мешаете, - скрываться и сохранять радиомолчание уже нет ни малейшего смысла. Фазма плавно уходит в сторону и стреляет, метя в хвост воксина. Главное – не попасть под плевок кислоты, потому что женщина не уверена в том, что ее хромированная броня выдержит.
- Девятка, проверь, где второй рыцарь. – произносит Фазма, и штурмовик тут же практически исчезает, уходя в ту сторону, куда направлялась Лингве. Сама женщина отскакивает в сторону – потому что ее огонь привлек внимание воксина, и тот поворачивается своей зубастой пастью к ней. В мелких глазках – ненависть и желание сожрать, морда покрыта пеной, хлопья которой летят в стороны при каждом мотании уродливой бошки. Он открывает пасть, и Фазма посылает заряд за зарядом прямо туда. У любого монстра есть слабые места. Например, глаза. Или пасть – если она не защищена чем-то дополнительно.
«Да когда же ты сдохнешь, тварь!» - с ненавистью думает женщина. Один из плевков по касательной задевает наруч на левой руке, и капитан может видеть, как темнеет блестящий металл, как от него начинают отслаиваться чешуйки… Хаттова слизь, придется ведь отдавать на реконструкцию! Если бы ярость могла убивать, воксин бы уже упал дохлой тушкой посреди лаборатории.

+2

14

Лин бежит на звуки битвы. Она слышит рык твари, потом гул световых лезвий, а затем и стрельбу.

   В динамиках шлема раздаются команды Фазмы. Прятаться больше смысла нет, так что один из штурмовиков замечает ее издалека.  Очевидно это тот, которому Фазма приказала ее найти. Как будто ее можно найти, если только она сама того не захочет.

- За мной, быстро!

   Лин чувствует, что с Литой все в порядке, но ее волнует судьба еще 5 человек – научной группы. Когда она наконец добегает до поля битвы, то понимает, что опасения были далеко не напрасны. Кажется, почти все члены экспедиции более-менее целы, тварь убита. Все, кроме Каса. Лингвиста держит на руках врач, невысокая женщина по фамилии Кнорри. Вернее будет сказать – держит на руках то, что осталось от лингвиста. И выглядит это откровенно неприятно. Лин привыкла к подобным зрелищам, но все равно предпочитает лишний раз не смотреть. В конце концов, пострадавшая от воздействия кислоты человеческая плоть всегда выглядит очень неаппетитно.

   - Какие прогнозы? – Лин не питает особых иллюзий по поводу того, что скажет врач. Какие тут могут быть прогнозы, при такой глубине поражения тканей лица.

   Врач бурчит что-то по поводу того, что прогнозы только самые нехорошие, но продолжает свою работу. Обезболивающее, противошоковое – инъекторы мелькают в умелых руках и летят на пол. Затем в ход идут бакта – пластыри. Лин понимает, что из такого состояния не выбираются. Это очень обидно, Кас был прекрасным лингвистом, и потерять его в самом начале экспедиции – крайне печальное событие. Она в очередной раз думает о том, что если бы была хоть немного талантливее, то смогла бы помочь врачу и, быть может, вместе им удалось бы стабилизировать ученого. Хотя в этой экспедиции она не одна владеет Силой.

   «Лита, сможешь что-то сделать? Врач не справится один, но может быть при помощи исцеления Силой нам удастся его стабилизировать. А если нет… сможешь убить его быстро? Мне бы не хотелось делать это самой при моей научной группе. Это может вызвать… не те эмоции».

   Лин отрывается от наблюдения за работой врача и еще раз осматривает помещение. Отмечает, что Ликс просто молодец – он уже берет образцы тканей воксина. Это его первая экспедиция, а уже освоился. Пожалуй, стоит его оставить. Мальчик немного нервный, но это у всех бывает в первый раз. Привыкнет. Лин усмехается про себя. Мальчик… Да он старше ее на 5 стандартных лет минимум. Вот только под маской никто из ученых не видит, что ими командует молодая девчонка. Кстати, Саар тоже молодец – быстро доложил обстановку и сам забрал у Литы рюкзак с образцами, а потом помог Лин надеть его. Она готова доверить рыцарям Рен многое, но вот образцы пусть лучше побудут у того, кто понимает их истинную ценность. Все равно Саару сейчас нечем заняться – кислота повредила еще и панель. Похоже, безвозвратно. Часть данных удалось скопировать, но расшифровывать их придется уже на базе.

   Манипуляции врача займут еще некоторое время, а выбраться из этой хаттовой лаборатории хочется сильнее с каждой минутой.

   «Фазма, может пойдете на разведку? Если хотите, вместе с Литой. Мы с научной группой вынуждены немного задержаться».

   Лин объективно ничем не может помочь, так что ей остается просто ждать. Врач продолжает свои манипуляции, группа ученых располагается неподалеку, а она достает из сумки на поясе украденный кристаллик и рассеянно вертит его в руках.

   Интересно, зачем ты тут? И что ты делаешь?

   Кристаллик не реагирует на слабые попытки воздействовать Силой, светится мягким золотистым светом и вызывает огромное любопытство.

Отредактировано Lingwe Ren (2017-04-24 23:37:21)

+3

15

Ему явно влетит, если Лея узнает, что он, закрыв глаза на все предписания, не донес до нее информацию о лаборатории вонгов. Тогда на операцию его бы точно не пустили бы, сославшись на неустойчивую психику, но Соло прекрасно знал, что все вокруг считают его предателем. Да, он слышит шепотки за своей спиной, короткие опасливые взгляды в спину со стороны, казалось бы, союзников. Да какие они союзники, о Сила? Они же и бросили его тогда в лапы врага, оставив буквально на растерзание воксинов. Его удача (удача ли?), что им заинтересовалась Верджер, не позволившая зубастым тварям растерзать его тушу.

Джейсен хмурится, поправляя полоску черной ткани, закрывающую лицо почти по самые глаза. Сейчас едва ли кто-нибудь мог узнать в нем сына генерала Органы, джедая, ученика Люка Скайуокера. Сейчас он был…никем. От этой мысли с его губ сорвался нервный смешок. Жгучие щупальца Объятий Боли прекрасно показали ему это. Он слаб, беспомощен, лишь обратившись к истинной Силе он может достигнуть хоть какого-то величия. Верджер показала ему путь, дальше нужно было идти самому. Поэтому Соло и разъезжал по галактике в поисках ответов на свои вопросы, прекрасно понимая, что эту дорогу ему предстоит пройти самому. Поэтому он и воспользовался положением в разведке, отсеивая полученные данные так, чтобы ничего лишнего не прошло дальше в Сопротивление.

Никаких лишних глаз.

На мягкой земле отчетливо проглядывались свежие следы. Глупо было полагать, что эта информация достигла только его ушей, но если союзники прознать о ней не могли, следовательно…  Пальцы до белых костяшек сжали бластер, а эгрегор его ауры зарябил, исчезая из поля зрения форсюзеров. Меч находился под рукой, но сейчас мог лишь его дискредитировать. Следящие его шаги стали куда мягче, Джейсен прислушивался к каждому шороху, готовясь, если что, сразу атаковать. Ведь Соло всегда стреляют первыми.

Как и ожидалось, сруб на лианах был еще свежий, а значит, джедай не сильно опоздал со своим прибытием. Джейсен мерно выдыхает, пытаясь восстановить сердцебиение. Как же все это было ему знакомо, хоть ранее он здесь не был, но вход в лабораторию не сильно отличался от того, что тот раньше видел. Надо успокоиться и трезво мыслить. Не время поддаваться панике. Соло тряхнул головой, касаясь свободной рукой до шеи. Там, под воротом куртки на бледной коже зиял уродливый шрам, оставленный после внедрения рабского семени. Теперь он невидим для вонгов и воксинов, но память от этого жгла ту сторону век, когда Джейсен прикрывал глаза. Стоило ли все это такой цены? Кто знает. Он уверенно делает шаг в темноту, в которой чувствовал себя куда комфортнее, чем на ярком свете, будто вамп.
Звуки выстрелов эхом проходят по коридорам, и Соло так же бесшумно ступает к их источнику, продолжая сжимать бластер в руках.

Воксин.

Джедай хмыкает, разглядывая и причину внезапного интереса животного. Не сложно было узнать в этой броне человека Первого Ордена. Вот так встреча. Вмешиваться он точно теперь и не собирался, пусть зверюшка поиграется.

+2

16

Лита смотрит на раненого ученого, затем на труп воксина, добитого Фазмой. Лингве мысленно предлагает помочь ему – или добить, и правильно делает, что не произносит этого вслух. Разумеется, стоит взвесить все «за» и «против», нет сомнений, что Лингве тщательно подбирала свою исследовательскую группу, и каждый из ее членов – ценный специалист, а такими кадрами не разбрасываются. И, вероятно, разумно было бы приложить усилия, чтобы поставить его на ноги, доволочь до полноценного медицинского наблюдения. Но есть одно существенное препятствие: Лита плохо умеет исцелять. И она не любит этого делать.     Особенно если речь идет о каких-то там лингвистах, будь они сколько угодно выдающимися.

К тому же неизвестно, что поджидает их впереди, а раненный, пусть даже подлатанный Силой, будет только мешать. Пусть Лингве найдет нового знатока языков, когда они вернутся со всей информацией на базу.

Лита отвечает мысленно: «Сделаю, что смогу», – и присаживается на корточки рядом с полулежащим на руках врача раненным. Яд воксина превратил его лицо в кровавое, разлагающееся на глазах месиво, уничтожил один глаз, разъел кожу, обнажив красные волокна плоти. Врач колет ему обезболивающее, и Лита жалеет, что не может прямо ему сказать, чтоб не тратил расходные материалы, потому что не может сознаться в том, что сделает прямо сейчас.

Положит руку раненому на грудь, будто бы для того, чтоб исцелить, найдет с помощью Силы его неровно бьющееся сердце и сожмет его невидимыми тисками, удерживая до тех пор, пока дыхание не прервется, а безжизненное  тело не обмякнет в руках врача. «Я избавила его от боли, – сообщает Лита Лингве. – Навсегда».

– Мне жаль, – совсем по-другому она говорит вслух, команде. – Яд этой твари слишком силен, видимо, его сердце не выдержало. 

Одной проблемой меньше в этом бардаке. Лита поднимается и подходит к Лингве, всматривается в голокрон. Идея идти в разведку с Фазмой не кажется ей слишком привлекательной – от ее внимания не ускользнуло, как Фазма отреагировала на ее схватку с воксином, посчитала, что Лита только мешает, вместо того, чтоб похлопать ее доблести. Пусть теперь и идет в разведку сама, раз помощь ей ни в чем не нужна, даже в добивании воксинов. А Лита сосредоточит свои способности на изучении таинственного кристаллика, излучающего силу.

Лита вслушивается Силой, пытаясь уловить что-то новое в голокроне, но внезапно улавливает нечто странное, идущее от одной из колб с подопытными. Словно свечение голокрона вызвало какую-то реакцию в заточенном внутри высушенном организме. Лита окликает телепатически Лингве: «Ты слышишь?» - указывает на колбу, внешне такую же безмолвно-жуткую.

Отредактировано Lyta Ren (2017-05-25 12:29:04)

+2

17

Наконец, лапы твари подкашиваются, и она заваливается набок. Фазма выдыхает, проверяя, что там с батареей. Меньше половины, так себе ситуация. И это при том, что ее винтовка модифицирована, и рассчитана на большее число выстрелов, чем стандартные, стоящие на вооружении Первого Ордена. Растрата казенных средств? Вовсе нет: модификация оплачивалась целиком и полностью из ее собственного кармана, и стоила немало: именно из-за дороговизны модификация пока не получила распространение в Вооруженных Силах Первого Ордена.
Голос в голове вызывает очередной приступ неприязни. Зачем передавать свои мысли неодаренным, если можно сказать нормально? «Гребаные форс-юзеры», - привычно думает капитан, борясь с желанием снять хаттов шлем и помассировать виски. В таком состоянии, как сейчас, она менее боеспособна, чем обычно – а это не дело. Кто знает, что за твари тут могут водиться еще? Вряд ли этот воксин – единственная опасность.
- В любом случае ваш человек умер бы. – равнодушно замечает Фазма, - тут могла помочь разве что немедленная эвакуация с последующей отправкой в бакта-камеру. Хорошо, что он умер сам, не пришлось убивать из милосердия. – она присаживается, поворачивает рукой голову покойного и добавляет, - боль он испытывал адскую. Не стоило тратить лекарства на бесплотные попытки излечить, это бессмысленно в данном случае. – она встает и поворачивает голову к Лингве.
- Мы пойдем сами. Вам, рыцари, лучше будет остаться здесь, в уже проверенном месте. – вроде бы и ничего не сказала, но в то же время дала недвусмысленно понять, как именно она относится к форс-юзерам. Плевать – они все равно ничего не сделают ей – потому что она им нужна, по крайней мере, пока. Капитан отворачивается от компании рыцарей и ученых, и направляется к своим бойцам, застывших цепочкой статуй в белоснежных доспехах.
- Ты, ты, ты, - звучит ее голос, и каждый раз она замирает на несколько мгновений, чтобы следом возобновить движение. Она подходит к дальнему краю цепочки – и тут встроенный в шлем прибор ночного видения показывает ей новый объект. Которого раньше определенно не было. Фазма щурится – ее штурмовики не заметили прибавления? Что ж, гауптвахта и усиленные тренировки заставят их задуматься о том, почему так делать нельзя.
- В данном месте проходит научная экспедиция. – звучит ее голос, пока она обращается к стоящему и почти что скрытому в тени мужчине, - назовитесь и сообщите цель вашего присутствия. Держите руки на виду, чтобы я их видела. – ее собственные ладони уже бережно сжимают винтовку, и если понадобится, то она откроет огонь. Не то, чтобы она из числа тех, кто жаждет смерти, но ей нужно защищать группку яйцеголовых умников и дать время подготовиться Рыцарям Рен. Так что выбор действий очевиден.
Она не называет ни  собственного имени, ни организации, под патронажем которой проходит экспедиция. Это лишняя информация, которую теоретически можно будет использовать против Первого Ордена, поэтому она и остается неозвученной.
В голове почему-то начинает звучать вдохновленная речь генерала там, на Старкиллере.

+2

18

Ученого ей даже немного жалко. Толковый был, привыкший ко всяким передрягам. Теперь такого искать и искать. Но тут уже ничего не поделаешь, а балласт им абсолютно ни к чему. Откровенно говоря, ее беспокоит не смерть лингвиста, а последствия этой смерти. Последний раз кто-то из ее группы умирал почти год назад, но она прекрасно помнит, что надо делать. Задач две: разобраться с трупом и предотвратить моральный упадок. С первой задачей проще. Труп уничтожать смысла не имеет, в этой лаборатории их полно. А вот со второй… Ее беспокоит научная группа. Все остальные физически целы, но смерть товарища не может не повлиять на их самочувствие. Но это корректируемое состояние, и Лин знает универсальное средство отвлечь их – загрузить работой.

- Продолжайте собирать образцы и работать над уцелевшими панелями. В зоне видимости штурмовиков, я не хочу потерять еще кого-нибудь. Вы все ценные сотрудники.

    И Лин не кривит душой. Она действительно не хочет никого терять, ведь найти толковых ученых для полевой работы – умных, смелых, быстро соображающих – та еще задача. Она смотрит, как ученые забирают образцы – ловко, помогая друг другу и целиком погрузившись в работу. Отлично, теперь хотя бы не расклеятся. И перестанут замечать все вокруг. Все сначала были увлечены тварью, потом умирающим лингвистом, так что есть шанс, что никто кроме нее и Литы не заметил еще один образец, который она снова прячет в сумку. Судя по всем, весьма интересный образец, которым она не намерена делиться даже со своей научной группой. В конце концов, у каждого из ученых своя сфера интересов. И ни в чью компетенцию не входит исследование силовых артефактов. Так что знать о нем им совсем необязательно.

    Тем временем Фазма уходит. Лин даже не собирается комментировать ее слова по поводу смерти лингвиста, все было достаточно очевидно и шансов было мало. Но то, что исцелять способна не только медицина, капитан, конечно, не подумала. Доказывать той что-то не имеет смысла. Пусть лучше займется делом – разведкой. Тем более, им с Литой есть чем заняться.

   «Спасибо»

   Ей нет нужды рассыпаться в благодарностях, Лита все понимает и так, и сделала все абсолютно правильно. Просто остановка сердца. С таким количеством лекарств и яда в крови вполне ожидаемо.

   Теперь, когда все заняты делом, им тоже пора кое-чем заняться. Немного подумав, Лин вручает рюкзак одному из ученых. Опасности на месте забора образцов не заметно, а ограничивать свою подвижность (особенно после встречи с тварью) не хочется, минимальное количество образцов она сможет унести и в сумке на поясе.

   «Слышу. Слабо. Знаешь, я попробовала поковырять нашего дружка, но вот он мне не ответил. Но то, что что-то зашевелилось там в тот же момент не может быть совпадением. Нет, может конечно, но есть вероятность, что нет. Давай-ка подойдем поближе. Вдвоем. Исследование артефактов и их влияния на лабораторию – не задача научной группы.»

   Что-то с этой криокамерой явно не так. А точнее с тем, что внутри камеры. И чтобы это выяснить, что именно не так, надо это проверить. Лин подходит к колбе и заносит руку над панелью управления. Экран, очевидно показывающий состояние, разбит. Но панель должна работать.

   «Так, не откроем – не узнаем. Ты же готова если что?»

   Крышка отъезжает с мягким шипением, и перед глазами Лин предстает очередной труп. Или не труп вовсе? Выглядит он почти как живой, и с каждой секундой, прошедшей после разморозки, кажется все более живым..

   «Наверняка тоже форсюзер. Сейчас кровь проанализрую». Лин осторожно берет чужую руку, а затем подносит устройство к большому пальцу. Слышится тихое жужжание иглы, и она почти уверена, что чувствует, как труп немного дергается.
   
Она автоматически отпускает руку и отшатывается. Даже если показалось – трогать его до выяснения обстоятельств явно не стоит.  А потом откуда-то сбоку доносится еще один звук, и Лин видит еще одно существо – когда-то оно явно было тви'леком, а вот что это такое сейчас – вопрос. Это выглядит и ощущается жутко. Лин по инерции пытается мягко коснуться его разума, чтобы остаться незамеченной. И обнаруживает кашу из мыслей, чувств и воспоминаний. Она такое уже видела. Существо безумно.  И направляется к ним.

    «Лита, осторожнее!»

    Левая рука тянется к мечу, а правой она спешно запихивает колбу с кровью человека из криокамеры в поясную сумку. Похоже, ничем хорошим это все не закончится.

+2

19

Багряные всполохи нейронов головного мозга воксина можно было почувствовать даже не закрывая глаза, связь, которую установило проклятое рабское семя, заставляло чувствовать даже какое-то родство с этой тварью. Если напрячься, то можно было ощутить сотни этих существа, прячущихся в бесконечных лабиринтах лаборатории, в десятках сливных шлюзах и воздухопроводных трубах. Маленькие, большие и просто гигантские. Готовые кинуться на незваных гостей только дай команду.  Подобно пауку, что плел гигантскую паутину, он перехватывал эти импульсы, связывая их в огромную сеть, где Джейсен стоял во главе этого живого дикого клубка.

Еще один выстрел и тело валится набок, а всполохи резко вспыхнули, обжигая корку головного мозга, и погасли окончательно. Соло почувствовал смерть существа, даже с некоторым сочувствием посмотрел в его сторону. Эти люди сами нарушили его покой, чего же они ожидали ступив на чужую территорию. Но на смену этого воксина уже бежали его братья, скаля желтые острые зубы и накапливая новые порции яда в шипах на хвосте. Безусловно, больше всего их интересовали те, кто обладал Силой, некто, что сейчас нарушал покой криокамер.

- Вы пришли сюда совершенно неподготовленными к возможной атаке самых распространенных существ вонгов. Как непредусмотрительно, - Джейсен цокает языком, оглядывая винтовку в руках обратившейся к нему женщины, кажется, именно к этому биологическому полу принадлежал обратившийся к нему человек, - какая ошибка.

Но вести пустые диалоги, отчитывая явно враждебно настроенных к нему субъектов, джедай е имел никакого желания. Гигантские трубы над головами загудели, прогнивший от влаги корпус треснул, два крупных воксина выпрыгнули из дыры в обшивке, щелкая в воздухе ядовитыми хвостами

«Убейте их, прыгайте на спины и опасайтесь огня в руках»

Движение тварей было куда осмысленнее, чем у почившей, а в налитых кровью глазах будто бы появилась пелена. Надо разобраться с ними, а уже потом решать, что делать с лабораторией.  Тройка самок, не таких крупных, как эти двое, но тоже не менее свирепая уже бежала по полупустому коридору к форсюзерам, изнывая от голода и волн Силы, исходящих из зала с криокамерами.

Соло одним движением активирует меч, будучи готовым в любой момент отбить выстрел.

+3

20

Фазма хмурится – пусть этого и не видно под шлемом. Их назвали неподготовленными – хотя отряд штурмовиков плюс два форс-юзера – это гораздо больше, чем ее собеседник. Он знает что-то больше? Может, его стоит парализовать и забрать на беседу?
Принять решение капитан не успевает: совсем рядом с ними из какой-то дыры выпрыгивают еще две твари – почти что точные копии той, что уже была убита ранее. Что радует – рыцарь Рен под ногами не мешается, значит, можно не опасаться задеть ее.
Где две – там и десятки подобных тварей, в этом Фазма совершенно уверена. Именно потому она принимает решение.
- Отступаем. Отобранные мною – приступить к эвакуации научного персонала. Всем остальным – огонь по… - договорить она не успевает. Собеседник зажигает лазерный меч. Чертов джедай. Еще один форс. Что он здесь забыл? И не значит ли это, что Новая Республика тоже в курсе о существовании этой лаборатории? Но сейчас Фазме не до того: нужно вытащить ученых, пока не погиб кто-то еще из этих совершенно не приспособленных ко всякому дерьму идиотов.
- Или не мешайся под ногами, или помогай разобраться с этими тварями. – резко бросает она, после чего, полуобернувшись, открывает огонь по ближайшему воксину, отвлекая его от остального происходящего.
Мимо пробегает пара штурмовиков, направляется к остальным – уже добравшимся до ученых. Фазма убеждается в том, что ее бойцы знают, что делать, после чего переключает почти все свое внимание на источник опасности. Живучие твари, хатт бы их побрал.
- Капитан, эвакуация подопечных, - в комлинке раздается смешок, - закончена. Дальнейшие указания?
Один из воксинов падает, вывалив язык. Второй еще пытается нападать, но вяло: скоро подохнет и он.
- Общее отступление, - командует она всем, - я замыкающая. – и поднимает голову, ища взглядом рыцарей. Но не находит. Наверное, уже покинули помещение. Странного джедая она пока выбросила из головы – потому что он – не первостепенная задача, не главная проблема. По крайней мере, пока.
И тут откуда-то из глубин лаборатории, что теряются в темноте, слышны шорохи, постукивания, какие-то странные звуки… Вряд ли это что-то приятное. Потому Фазма торопится покинуть помещение. И только оказавшись снаружи, она устраивает проверку – пара штурмовиков погибла, жаль – и ищет взглядом рыцарей. Обоих.

+2

21

Странные гуманоиды больше не проблема. Странных гуманоидов отбрасывает лапой к стене проблема покруче. Три твари выпрыгивают на них из темноты коридора, и Лин еле успевает увернуться от удара хвоста одной из них. Выжить в поединке с ними у них шансов нет. Но у Литы есть шанс уйти от них живой. А у Лин есть шанс уйти незамеченной. Мимо одной она прошмыгнула, прошмыгнет и мимо других. А еще она знает, что точно убьет тварей – много тонн камня.  Гранаты при ней, но взрывать их в лаборатории опасно.

   «Лита, дай мне немного времени, а потом живо к выходу! Обрушим на них потолок!»

   Лин скрывает своей присутствие в Силе и бежит в сторону выхода. Твари, похоже, отвлеклись на Литу. Отлично. Теперь главное не напороться на еще что-нибудь мерзкое. Гуманоиды и твари имеют все шансы разобраться с ней быстро и эффективно, поэтому она снова отступает к неосвещенной стене лаборатории. И старается пробираться так, чтобы ее наверняка не заметили. Военных нигде не видно, и это очень странно. Впрочем, на их судьбу ей плевать. То, что не видно ученых, гораздо хуже.

    Выход уже близко, и когда она достигает коридора, она переходит на бег. Прятаться тут уже негде, а Лита уже должна бежать обратно. Лин вылетает из проема и кричит военным, который почему-то оказались вне лаборатории:

- Капитан, там твари! Давайте их завалим! Ждем Литу и подрываем вход! Лаборатория не должна пострадать, вернемся сюда с большими силами. И вообще, что вы делаете здесь, а не в лаоборатории?

   Лин пересчитывает ученых. По крайней мере, они все выжили. Это уже хорошая новость. А вот Лита все не появляется. Да где ж ее носит там? Лин нервно подкидывает в руке гранату. Нет, Лита бы не погибла так легко. А значит что-то пошло не так. Открываться в Силе все еще неразумно, на попытки связаться по модулю связи, установленному в шлемах, Лита также не реагирует.

Отредактировано Lingwe Ren (2017-07-08 05:15:26)

+2

22

Фазма оборачивается, слыша обращение к ней, и морщится. Форс-юзеры… Вечно они не понимают очевидных вещей, вечно им нужно все разжевывать на пальцах.
- Эвакуация ученых. Мы не можем удержать позицию, поэтому мною было принято решение оставить ее. В противном случае погибнем все. – она оборачивается к сгрудившимся поодаль штурмовикам и командует, - FN-5417, FN-2069, установите взрывчатку, согласно плану. Мы не должны позволить этим тварям вырваться наружу.
То, что если воксины смогут выбраться из лаборатории, означает смерть для всех – и ученых, и штурмовиков, и, скорее всего, рыцарей, понятно всем ее бойцам. Поэтому названная пара срывается с места, на ходу вытаскивая подрывные заряды из напоясных сумок и устанавливая их в нужных точках.
Еще одного рыцаря до сих пор нет, но Фазме плевать. На одной чаше весов – жизнь одного рыцаря. На другой – жизнь всей экспедиции. Разумеется, это вполне разумная плата. Никаких чувств, холодный и трезвый расчет.
- Мэм, готово, - парни отходят в сторону, к остальным, на безопасное расстояние. И Фазма отдает приказ активировать бомбы. Вовремя – один из воксинов был уже в прямой видимости, и только несколько тонн обрушившегося на него камня смогли остановить тварь.
Капитан кидает взгляд на ученых. Еще один несколькочасовой марш-бросок они не выдержат, это точно, и потому она отдает распоряжение оставшимся на доставившем их на планету корабле пилотам запеленговать их координаты и подлететь прямо к лаборатории. В принципе, эвакуироваться можно и отсюда, главное – чтобы никто из ученых не получил разрыв сердца, когда будет парить на высоте нескольких десятков метров над землей, удерживаемый только тонким тросом.
Она поворачивается к рыцарю Рен, отмечая про себя, что второго так нигде и не видно, и сухо говорит.
- Надеюсь, вы отдаете отчет в том, что те материалы и данные, что нам удалось собрать, а также жизни всех нас гораздо важнее жизни вашего товарища. – больше она ничего не говорит, да это и не требуется – в небе шум двигателей, и над ними зависает корабль. Из открывшегося люка падают тонкие прочные тросы, штурмовики споро цепляют к ним карабинами ученых, и тех поднимает вверх. Следом эвакуируются рыцарь, сами штурмовики и последней – Фазма. Напоследок она окидывает взглядом труп воксина, разрушенный вход в лабораторию, джунгли поодаль – и цепляется карабином к тросу. Едва она оказывается на высоте пары метров, груда камней шевелится, и наружу выбирается один из воксинов. Он разевает пасть, но поздно – добыча уже ускользнула.
Когда капитан оказывается внутри, люк закрывается, корабль закладывает довольно крутой поворот – и улетает. Лететь не так уж долго, и Фазма тратит это время для того, чтобы обдумать положения рапорта. Вряд  ли Хакс будет недоволен потерей одного из рыцарей, в отличие от Кайло Рена… Но стоит все же отразить в отчете, что выбор был очевиден. Генерал рационален. Он поймет.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [07.IV.34 ABY] It's only forever, it's not long at all


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC