Star Wars Medley

Объявление

15.01.2019 Нам два года, и сейчас самое время обниматься, говорить тосты и праздновать! Спасибо вам за то, что играете с нами. А обо всех обновлениях читайте в новостях.



Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды:
II.02 BBY и VI.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Сена Миданил, Бейл Органа, Оби-Ван Кеноби, Сунтир Фел, Фазма, Финн

Зрелище было грандиозное.
Как в какой-нибудь компьютерной игре, только лучше. Ну, одернул он себя,
в игре можно сохраняться, и еще отхиляться как-нибудь.

Temmin Wexley

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Настоящее (34 ABY и далее) » [14.IV.34 ABY] Хороший слух, как залог выживания


[14.IV.34 ABY] Хороший слух, как залог выживания

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Winter Celchu, Jacen Solo

Время: 14.IV.34 ABY 
Место: Вардос
Описание:
– Бабушка, почему у вас такие большие уши?
– Чтобы лучше слышать, дитя мое.
– Бабушка, почему у вас такие большие глаза?
– Чтобы лучше видеть, дитя мое. ©
Или сказ о том, как Джейсен и Винтер на разведку ходили.
[nick]Winter Celchu[/nick][status]тень на стене[/status][icon]https://i.imgur.com/8cMZHqW.png[/icon][sign]-[/sign][LZ]<br><b>Винтер Селчу</b>, первая помощница генерала Органы, разведчица и шпионка, помнит все, о чем иногда жалеет[/LZ]

+1

2

Вардос всегда выбирал сторону силы, будь то Империя или Первый Орден. Это уже даже не удивляет, а вот то, что там начинаются волнения в сторону освобождения от приверженности тоталитарному режиму ребят, построивших Старкиллер, становится новостью, которую Винтер не пропускает мимо ушей.

Возможно, это слух. Возможно, это правда. Но узнать можно лишь наведавшись в гости. Селчу это не пугает, наоборот, она видит в этом определенный плюс, выбраться с базы - прямо подарок, которым стоит воспользоваться.
Она тратит несколько минут на размышления о том, кого бы взять в компанию. Вывод напрашивается сам собой - Джейсен. Он вернулся к ним, но вернулся совсем другим, Винтер видит перемены, но не понимает их истоков. Впрочем, и не ищет, если мальчик захочет, то расскажет. Улыбка касается губ женщины. Не мальчик, уже мужчина. Мальчиком он перестал быть еще тогда, в войну с вонгами. Никому такого взросления не пожелаешь, но жизнь безжалостно распоряжается чужими судьбами. Винтер отчаянно желала защитить тех, к кому была привязана, но шансов на это у нее не было, и хотя с болью, пришлось смириться. Дети должны взрослеть, даже если их сердца истекают кровью при этом. С ней было так же.

Джейсен казался отстраненным. В его глазах больше не было того блеска веры в Силу, который она читала когда-то. Впрочем, сейчас времена, когда многие разочаровываются в своих верованиях, в том, во что верили ранее. Сама Винтер уже давно прошла эту стадию, тогда, когда видел, как едва пришедшая к власти Новая Республика поступала не лучше Империи. Та история осталась в памяти такой яркой, что почти обидно было, но на деле алдераанка вообще не была способна о чем-то забыть. Только сделать вид, что память ее обманывает, но это лишь ложь, самой себе в первую очередь.

Младшего Соло Винтер находит на дальнем конце базы, то ли медитирующего на яркий рассвет, то ли о чем-то думающего. Женщина замирает чуть в стороне, с минуту смотрит, но затем разрывает тишину:
- Мне птичка нашептала кое-что интересное по нашему разведывательному профилю, капитан Соло. Не хотите слетать на Вардос?
Голос Винтер звучит мягко, спокойно, почти без эмоций, хотя в глазах читаются слабые искорки веселья.
- Там местный праздник, что значительно облегчает подлет к планете, да и ты ведь способен сделать так, чтобы мы остались незамеченными. Говорят, что обитатели Вардоса начинают роптать под Первым Орденом, может, правда, может, нет, но почему бы не проверить? Мы не в том положении, чтобы раскидываться даже очень маленькими шансами на обретение союзников.

+1

3

Сила, точно океан, полнится безудержным хаосом. Истинные мастера находят способ умиротворять его, приводить собственное душевное равновесие в идеальное состояние. Джейсен так уже не может. Его разум полнится мыслями о прошлом, о настоящем, о будущем, полнится воспоминаниями и отблесками давних эмоциональных потрясений, полнится смятения и замешательства.

Джейсен разочарован. Он полагал, что все будет так, как раньше, когда он вернется к семье, когда получит то, чего был лишен на долгий срок. Пришлось спуститься на землю, когда, вернувшись, он обнаружил начинающую пылать галактику и зачинающуюся войну.

Уединение нарушается вместе со звуком шагов. Он знает, кто это, знает, а потому не шевелится, продолжая пытаться разобраться с самим собой, но открывает глаза, едва понимает, что его попытки терпят крах.

Винтер молчит. Хранит молчание и Джейсен, полагая, что раз она пришла, то, значит, у нее была причина, и право заговаривать первой принадлежит ей. Но ее присутствию он рад. Воспоминания из далекого детства приятной ностальгической волной относят его к тем самым временам, когда он не был одинок, когда рядом с ним были братья и сестра, когда единственным, что бередило его сознание, был вопрос о том, где еще найти приключений и игр.

Наконец, она заговаривает. Джейсен слегка дергается – непривычно слышать, как она обращается к нему, как к кому-то, кто выше ее по званию.

Вардос.

О нем он слышал многое. Достаточно, чтобы прислушаться внимательнее, заинтересоваться, начать размышлять о планете, забывая о собственных переживаниях.

Обретение новых союзников. Для Сопротивления это будет весьма кстати. Им сейчас нужна поддержка. Проверить следует, а потому Джейсен поворачивается к Винтер, обдумывая сказанное ею.

Лучше Вардос примкнет к ним, а не к Первому Ордену.

- Птички зачастую несут правдивые слухи, не так ли? – мягко улыбается, понимает, что слух может оказаться всего лишь слухом.

Но Винтер права – почему бы не проверить. Даже если их ожидания окажутся полны столь же, сколь и треснувший стакан, то он сумеет хотя бы отвлечься, пусть и на весьма краткий срок. Если же наоборот, то Сопротивление получит ценного союзника. В скором времени им пригодятся все.

- Хорошо. Давай слетаем, проверим, что там происходит на самом деле, - он будет рад тому, чтобы провести с ней некоторое время, для него она часть семьи, которую он отчаянно старается удержать рядом с собой.

Через десять минут Джейсен наготове стоит в ангаре, рассматривая корабль, на котором они должны полететь. Внешне ничем не должен привлечь чужое внимание, но возможно все – он надеется на спокойную миссию, а вместе с тем ожидает худшего. Таков его опыт попадания в различные неприятные ситуации.

Видит Винтер, подходит к ней.

- Корабль готов к взлету. Вардос ждет, - голос абсолютно спокойный, хотя в нем все так же играют эмоции. – Готова?

+1

4

Винтер улыбается.
- Не каждая птичка щебечет по делу, но проверить будет неплохо, тем более, что риск на самом деле минимальный.
С одной стороны праздник означает хорошую охрану, с другой, именно из-за праздника легче попасть на Вардос. Когда-то именно благодаря этой странной и необъяснимой логике Винтер участвовала в ограблении одного из руководителей Черно солнца. И надо сказать, весьма удачно. С тех пор поражалась подобной алогичности, ведь меры безопасности в такие моменты следует усиливать, а не ослаблять. Но вот, факт налицо, и космопорт Вардоса открыт для гостей, а уровни проверки снижены до минимума.

Джейсен соглашается. Отлично. Теперь дело за малым, быстро собраться. Они договариваются встретиться через десять минут в ангаре, которые Винтер тратит на то, чтобы предупредить Тика. Она всегда старается не улетать без предупреждения, зная, какие это за собой ведет проблемы. Ну и это было их договоренностью еще с давних времен, кажется, много жизней назад.
Винтер не любит разлук, но относится к ним как к необходимости. Давно так относится, без претензий к реальности. Давно не говорит о том, что не понимает, чем они заслужили все это беспокойство, просто принимает, как есть. И каждый раз верит, что они снова встретятся. Вера ее никогда не подводила раньше. Сейчас тоже не подведет.
Винтер приходит в ангар, кивает на вопрос Джейсена:
- Да, готова.
Быстрая проверка систем старенького корабля, отмашка диспетчера, и они покидают базу.
Винтер изучает ее в обзорный экран:
- Каждый раз, когда улетаю, надеюсь застать базу там, где оставила ее.

В последнее время Сопротивление преследовали неудачи. Это напоминает прошлое, когда у повстанцев чаще случались полосы невезения, чем успехи, но все же они могли  переломить ход истории, это у них получалось. Смогут ли сейчас?
Винтер активирует гипердрайв, картинка за экраном меняется, она откидывается на спинку кресла:
- Лететь несколько часов, чем предпочитаешь заняться? Поговорить или отдашься своей медитации?
Тишина не пугала Винтер, ей не нужны были разговоры в пути, и если Джейсен захочет уйти в себя, она найдет, чем заняться. Сделает аналитические прикидки, составит план прогулки. Но тут неплохо обсудить все с Соло, заодно и его вовлечь в этот план, все же, две головы лучше одной, и Винтер не отказалась бы от взгляда со стороны, от человека, который так прошел войну, пусть одну, но опыт его был незаменим, в какой-то степени перевешивая опыт иных людей.

+1

5

- Порой мне не хочется ее и вовсе оставлять, - проговаривает Джейсен, проверяя системы и глядя на базу. – Но сидеть наседкой на ней не всегда получается.

Здесь находится его мать. Она справится. На нее все надежды возлагает даже Джейсен. Как и все Сопротивление дружно доверяют себя ей.

Сила колеблется, неосознанно он тянется к тем, к чьему присутствию привык. Из этого состояния его выводит голос Винтер, спрашивающая у него, чего он желает. Медитация ему ничем не поможет, оттого он выбирает первое. Прискорбно признавать. Все учения дяди пропадают даром из-за воспоминаний о прошлом, что не позволяет выдохнуть.

Та война оставила на нем свой отпечаток. Оставила на всех, но с ним было все иначе. Редко, кто попадал в плен, и редко, кто сумел выбраться. Редко, кто падал на темную сторону, совершал злые деяния, шагая по тропе, что отвращала его от света.

- Поговорить? – Джейсен бросает взгляд на Винтер. – Давай обсудим то, что нам известно о Вардос.

И то, как им привлечь возможного союзника на сторону Сопротивления. Первый Орден раскидывает свои сети, нити, с ним становится сложнее и тяжелее раз от раза. Такое уже бывало, насколько он знает из рассказов матери и отца, и это вновь повторяется. Винтер знает. Спросить бы…

Но он не знает, насколько это уместно. Сейчас. Сегодня. В это время. Во время этой войны в целом.

Можно воспользоваться Силой, однако, это ему не по сердцу. То, что засело в нем, пускает ростки сомнений и мятежных мыслей, оно же соблазняет его использовать Силу в корыстных целях. Он не глуп, он чувствует, и это его пугает, а потому держится, давит в себе, старается, точно ведет борьбу с невидимым врагом, вот только этот враг – он сам.

- Тогда все было точно так же?

Вопрос срывается с языка. Хочется узнать. Не вспоминать обрывки бесед из детских воспоминаний. Хочется просто услышать.

- В прошлую войну. Против Империи.

Поясняет, глядя на датчики, издающие время от времени тихие сигналы.

Его война была иной, но не менее жестокой и кровавой. Джейсен помнит погибших друзей, помнит погибшего брата, помнит Верджер, помнит все то, что потерял. Тенел. Те, кто сумел выжить. Никто из них не знает о его возвращении. Он сам не стремится нарушать их покой, зная, что так будет лучше им всем.

Вардос.

Точно. Нужно поговорить о Вардос.

Это то, что действительно важно в данный момент.

- У тебя есть план или импровизируем? – последнее ему не нравится, после всего пережитого в нем исчез тот, кто любил веселые приключения, игры, забавы, и даже шутит он редко, и то чаще для вида. Импровизации уже не для него.

+1

6

- Давно ты стал таким домоседом, Джейс?
Хотя оно немудрено. Все эти годы Джейсен провел вдали от дома, неизвестно где и с кем, то ли путешествовал, то ли потерялся. Так что его нежелание покидать пределы базы сопротивленцев было понятно для Винтер. Она и сама не очень любит выбираться из дома, далеко от дома, оставляя близких без присмотра.
Значит, Вардос.

- Планета как планета. Находится в системе Джината. Долгое время ее называли Имперской утопии. Хорошо развитая, технологически удобная, она была идеальным место для воплощения имперской задумки, там было очень мало ксеносов, все больше гуманоиды. В общем, и сказать больше нечего. К сожалению, и сейчас тоже особо ничего не скажешь, мы даже не уверены, что будет результат. Есть ли там сочувствующие Сопротивлению, нет, все будем узнавать в процессе осмотра.
Вопрос Джейсена заставляет задуматься, окунуться в волну воспоминаний о том, что когда-то было, давно было, очень давно. Было ли все иначе? Винтер медленно качает головой. Нет, по сути не было. Но Альянс оказался более удачливым, более счастливым, более… в общем, им повезло. Сопротивлению пока везет меньше, пока что его преследуют все больше неудачи, но Винтер надеется, что со временем они справятся со всеми невзгодами.
Ей не привыкать верить. Селчу мастер в вере в будущее, учитывая, что она знает, как его добиться.

- Похоже. Но не так чтобы так же. Некоторые вещи меняются с учетом обстоятельств. Тогда, наверное, все казалось легче. И все потому, что мы были моложе, - алдераанка улыбается. - Понимаешь, в двадцать лет легче смотришь на некоторые вещи, на необустроенные тайные базы, подъемы посреди ночи, вылеты, ожидание. Особенно ожидание, оно воспринимается легче в двадцать лет, чем в пятьдесят.
Скольких они тогда потеряли…
И скольких теряют сейчас.
Иногда жизнь Винтер кажется ей одной сплошной потерей чего-то хорошего. Но нет, это все не так. И посреди разрухи она об этом не позволяет себе забыть, когда встречается с глазами мужа цвета алдераанских озер.

- На Вардос я не бывала. Это проимперская планета, и даже когда война закончилась, она оставалась верна идеалам покойного Палпатина. Они привыкли к силе, к диктату, даже не знаю, как это правильно сказать.
За обзорным экраном звезды несутся со скоростью света, размываются в длинные полосы. Если долго смотреть, то даже начинает кружиться голова, и Винтер отводит взгляд, снова переводит его на Джейсена, изучая темные волосы, строгий профиль, серьезность. Раньше он часто смеялся, но уже так давно Винтер не видела его улыбок, не слышала его смеха.
- В столице Вардоса будет большая праздничная вечеринка. Ярмарка, а вечером гуляния и салют. Походим среди людей, послушаем что говорят, начнем с этого. Главное, не попасться местным службам безопасности, хотя уверена, что ни ты, ни я не фигурируем в ориентировках, а значит все будет безопасно.

+1

7

Домосед. Звучит забавно. Джейсен растягивает губы, но не отвечает. На то, чтобы помочь Сопротивлению, он приложил достаточно усилий, чтобы теперь трястись над ним, но не это даже истинная причина – ему не хочется оказываться вдали от родных. В это время он чувствует, что они – все, что у него действительно осталось. Несмотря на это, он не спешит идти с ними на контакт. Но это тоже забота о них. Пусть и своеобразная.

Винтер рассказывает о Вардос. Джейсен в свою очередь перечисляет мысленно все то, что знает сам.

В мысли закрадываются сомнения в том, что они способны отыскать союзника в лице Вардос. Слабо верится, с трудом.

Но слухи следует проверять.

Сопротивление переживает не лучшие дни. Не настолько хорошие, чтобы игнорировать и малейшие шансы. В прошлом было легче? Винтер говорит, что так, а, возможно, и не было, ведь все многое зависит от собственного восприятия. Хотя, по мнению Джейсена, война всегда остается войной.

Кто-то одерживает верх, кто-то ползает на самом дне.

Всегда будут потери.

Всегда будут темные дни.

Неизменные трудности, которые придется преодолевать бок о бок с кем-то. Он надеется, что не будет одинок, как во время пленения. И был ли он одинок. У него была Верджер. Как бы он сильно ее ни ненавидел, он не может не признавать того, что она стала кем-то достаточно важным, чтобы временами скорбеть о ее гибели.

- Верная идеалам Палпатина? Будет интересно взглянуть на Вардос, - произносит, приподнимая не секунду бровь и криво усмехаясь – и они ищут союзника в тех, кто преданно чтит идеалы мертвого ситха?

Впрочем, у них не шибко богат и разнообразен выбор, а времена нынче те, когда следует выбирать наименьшее из двух зол и не пытаться роптать. Они не в том положении, как сказала Винтер.

И так. Значит, ярмарка, праздник, вечеринка. Джейсен откидывается на кресло, поправляет перчатки. У него нет желания находиться посреди веселящейся толпы. Прошло время, когда он стремился окружать себя кем-либо. Одиночество его уже не так пугает, а подчас и импонирует больше.

- Верно. Нас там не ищут, а о том, кто я такой, там не могут знать, так что об этом можно не беспокоиться. Главное, не влезать в неприятности, - усмехается, смотрит на Винтер.

Не влезать в неприятности. Они могут оказаться по уши в проблемах, если что-то пойдет не так, а пойти не так может все, что угодно. Джейсен надеется на Силу, на то, что она предупредит его в случае опасности.

- Значит, все же узнаем информацию на месте. Ладно. Надеюсь, оно того будет стоить. В любом случае, небольшая прогулка не повредит.

+1

8

Кажется, Джейсен не до конца согласен с причинами Винтер отправиться на Вардос. Она вспоминает кое-какие моменты прошлого, прикидывает, как и что рассказать.

- Во времена Альянса, на самой его заре, было в ходу партизанское движение. Пока еще не объединенные силы, разбросанные по планетам, не имеющие связующего звена. Все боролись сами за себя, лишенные финансовой и технической поддержки, так как они не имели выхода на тех, кто мог бы помочь. Какое-то время это продолжалось, не принося результата, отдельные повстанческий ячейки имперцам оказалось достаточно легко подавлять. Прогресс начался лишь тогда, когда руководство Альянса постепенно пришло к решению объединить их под одним началом, засылая своих агентов на планеты с выходом на вот таких повстанцев. Одним из таких агентов была я. Наводчик, мой позывной. - Взгляд Винтер затуманивается воспоминаниями, на губах блуждает улыбка. Как ни странно, но то время, несмотря на лишения, проблемы, смерть целой родной планеты, повторной утраты родителей, было счастливыми. Приятное чувство влюбленности и веры в свое дело, вот что тогда ощущала Винтер. Сейчас, увы, все было не так просто, сейчас уже на ее плечи ложилась тяжесть прожитых лет, а это утомляло. - Мы работали с этими отдельными ячейками, вовлекая их в Альянс, помогая им отстаивать уже не только свою родную планету, но и всю Галактику. Цель меняла размеры, значимость повстанцев росла, а со временем, когда объединение возымело действие, мы смогли победить Империю. Хотя этот процесс и затянулся, даже когда Корусант был взят. Сейчас ситуация практически идентична. На отдельно взятых планетах растет недовольство, особенно после уничтожения Сената. Первый орден насаждает свои порядки, есть те, кто готовы их поддерживать, но есть и те, кто не готовы. И вот нам нужны именно такие, способные организовать сопротивление местной власти. Так маленькие победы превращаются в большие, Джейсен. Поэтому я и хочу осмотреться. Возможно, на Вардосе есть такие люди. Возможно, я ошибаюсь. Пусть поможет твоя Сила нам.

Не то чтобы Селчу собиралась полагаться только на нее. Но да, подобное подспорье не было лишним, особенно сейчас. Планеты ходили по своей орбите, люди иногда сходили с ума, жизнь шла своим чередом, а Первый орден вносил разлад в галактике. Страшнее было то, что сын и брат лидеров Сопротивления стоял у руля агрессора, а алдераанка не знала, как спросить Джейсена о том, что он на самом деле испытывает.

Винтер никогда особо не стремилась заглядывать в чужие души, ей это было не нужно, своей хватало, искренне и безоговорочно.
- Думаю, попробовать стоит. Все же, у нас мало союзников, надо бы воспользоваться даже той малостью, какую найдем.

+1

9

Джейсен неподвижно смотрит в обзорный экран. Спокойно думает о предстоящей миссии – они направляются туда, где все до сих пор чтят идеалы мертвого ситха. Палпатин… о нем он слышал от своих родителей, из обрывков разговоров, из каких-то скудных записей. Сегодня, имея в распоряжении, достаточно ресурсов, он мог бы разузнать все, что возможно, но желания не возникает.

Он слушает Винтер.

То, как она рассказывает о том, как зарождалось и как действовало повстанческое движение, воодушевляет.

Правда, Джейсен не может сказать, что чувствует такое же воодушевление, какое мелькает в ней сейчас, когда она вспоминает о прошлом.

Тьма вернется. Все вновь начнется. Так или иначе, но ничего не изменится. Придут новые враги, и новое сопротивление начнет бой. Джейсен знает это, почти видит, почти чувствует, и это угнетает его все больше и больше.

Они выиграют эту войну, но что дальше? Сколько продлится мир? За что они сражаются, если все едва ли не впустую?

- Это ведь никогда не закончится, - проговаривает он, наконец, спустя минуту после того, как Винтер замолкает. – Вы тогда победили, и что происходит сейчас? Что будет происходить после того, как мы победим снова?

Джейсен прикрывает глаза, глубоко вдыхая. Сила течет, успокаивает, обогревает. Помогает надеяться на лучшее, хранить веру. Ее у него так мало. Война с юужань-вонгами оставила на нем много шрамов, но эта рана – практически полная потеря веры – ничем не залечится. Он может сымитировать, что верит, сделать вид, что все хорошо, но, на самом деле, в нем навсегда останется пустое место, которое раньше наполняли надежды на будущее.

Сила.

Винтер упомянула о ней. Знала бы она о том, что он творил, как пал, как убивал с ее помощью, получая от этого удовольствие. Его Сила ничем не поможет, она станет лишь угрозой, если он поддастся и падет вновь.

Соло понимает, что он ничем не отличается от своего старшего брата. Потому больше он не судит его, не винит, как делал то раньше. До двуличия скатываться не желает, а это именно двуличие – осуждать кого-то за тьму в сердце, когда своего зла предостаточно.

- Хорошо. Давай попробуем. Может, у нас все получится. Если так, то у нас появится отличный союзник. Сопротивлению любая поддержка сейчас важна и необходима, - произносит, старается выглядеть оптимистично. – И да пусть Сила будет с нами.

Прибытие через несколько часов. А ему уже не терпится увидеть, каким может оказаться союзник из Вардоса. Оправдаются ли надежды Винтер или им придется уходить, не получив ничего – скоро они получат ответ на этот вопрос.

+1

10

Джейсен не первый, кто задает этот вопрос. Эта тема вообще наболевшая со всех сторон, и сомнения в полезности того, что они делают, возникает раз за разом. Ведь и правда, уже боролись, уже победили и сами потеряли. По большому Первый Орден не чужое зло, а их собственное, возникшее на руинах демократии, которую они умудрились растерять по пути. Новая Республика так стремилась отличаться от Империи, что почти сразу поступала во многом так же, принося жертвы во имя чистоты победы, но та победа была омрачена. Идеалы работали криво, поначалу все говорили о том, что строительство нового государства не может быть чистым, потом - что демократия не работает как надо, затем - пришлось признать, что демократия вообще не работает. Галактический Сенат превратился в коррумпированный орган, а там недалеко было до нового витка кризиса, просто Торговую Федерацию заменил Первый Орден. Он их Торговая Федерация. Но по большому счету, обе организации были призваны вскрыть гнойники несоответствия Сената, что тогда, что сейчас. Их оказалось много, даже слишком, легко было подточить корень дерева здравомыслия, чтобы вся система обнажилась в своем несовершенстве.

- Если основываться на старом сценарии, мы восстановим Галактический Сенат, снова заставим работать Новую Республику и, возможно, следующий кризис подобного рода застанем уже не мы. Ну по крайней мере, не мы с твоей матерью. Но на деле, я не знаю, что будет, Джейсен. История циклична, она повторяется на каждом витке, не до мелочей, не в деталях, хотя когда как. Наши новые ошибки на деле самые что ни на есть старые, и они привели к тому, что снова находимся в центре конфликта. Увы, это реальность. Но как иначе? Или ты предлагаешь ничего не делать, просто смотреть, как Первый Орден устанавливает свою диктатуру?
Они не говорят о Кайло, они все вообще стараются не помнить то, что забыть никак нельзя, но очень хочется.

- Бездействие тоже ошибка. За это мы поплатились в войне с вонгами. Вспомни, Фейлиа не хотел ничего делать, Сенат не верил твоей матери, и все мы видели, чем это закончилось. Так что твой вопрос, хотя и очень к месту, но бессмысленен, если ты пытаешься понять, стоит ли сражаться. Стоит. Но что будет потом, я не знаю, Джейсен. Может, джедай подскажет?
Есть на душе Винтер пятно, которое она все никак не может стереть. И в последние годы все чаще о нем вспоминает.
- Политика разоружения Алдераана Бейла Органы привела к определенным последствиям, - тихо произносит женщина, заправляя светлую прядь волос, выбившуюся из строго пучка волос на затылке. - Вряд ли нам помогло все наше оружие против Звезды Смерти, но… возвращаясь в прошлое, я вспоминаю нашу ссору в тот день, когда он принял решение насчет этого. Я обвинила его в трусости. Это неправда. Но в тот момент так казалось. Я перепутала бездействие с попыткой защититься от агрессии Империи. Ошибочной попыткой, но все же. Но я видела достаточно тех, кто ничего не делал, в лучшем случае, а в худшем наживался на бедах Галактики. И считаю это едва ли не большим злом, чем то, что происходит сейчас.

+1

11

Бездействие – ошибочная тактика. Она ни к чему не приводит. И Джейсен говорит не о ней, думает не о ней, а пытается понять, можно ли остановить все это безумие раз и навсегда. Добиться любой ценой покоя и гармонии. Попытаться построить новый мир. Он понимает, что это почти невозможно, но слово «почти» является ключевым.

Джейсен прикрывает глаза на одно мгновение, обращаясь к Силе. Та шепчет множеством неразличимых голосов, которых не разобрать, и сквозь нее пробивается голос Винтер, говорящей, что сражаться стоит, а он вот не уверен в этом.

Первым, что он почувствовал, когда вернулся и узнал, что происходит в галактике, было нежелание участвовать в очередной войне, видеть то, как гибнут близкие и просто те, кого он мог знать. То чувство быстро было подавлено желанием быть рядом со своей семьей, но сейчас оно возвращается с новой силой, но смысла в нем больше нет.

Он будет сражаться – у него нет выбора.

- Стоит ли сражаться? – усмехается. – Винтер, обе стороны решили этот вопрос за меня уже давно. Ты, правда, считаешь, что я задаюсь этим вопросом? Мне придется сражаться, хочется мне или нет. Я говорю о том, что мы бежим в колесе. И мы, и Орден, и все те, кто сражался до нас, и те, кто сражался до них. И я не говорю о бездействии, а пытаюсь понять, есть ли выход из этого замкнутого круга, в котором мы только и делаем, что совершаем одни и те же ошибки, притворяясь, что это приведет к миру и благополучию.

У него иной вопрос – можно ли все изменить.

Будут новые ошибки. Будут новые решения, которые приведут не к самым лучшим последствиям. Слова Винтер напоминают ему еще и о том, что он станет свидетелем еще не одной войны, и это тоже забавляет, но не от того, что это смешно, а от понимания, что окружающий мир не изменится, пока его не заставить силой сделать это.

Общие порядки, правила и догматы не стереть за одну секунду, и точно не получится построить другой, гораздо более лучший мир за краткий срок.

То, что действительно забавно, так это то, что Джейсен осознает, что его идея отнюдь не нова – кто-то до него, быть может, задолго до начала этой войны и предыдущей, размышлял об этом, а кто-то пытался воплотить ее в реальность тщетно. Он может повторить чужие ошибки легко и просто, обманув самого себя.

- Но это лишь размышления, - произносит, всматриваясь в обзорный экран.

Размышления, что возвращаются к нему снова и снова, от которых он не в силах избавиться. Мысли, которые вьются в сознании каждый раз, стоит ему понять, что после этой войны ничего хорошего можно не ждать. История показывает это наглядно.

Винтер все еще верит, даже после всего того, через что ей пришлось пройти. Джейсен чувствует в ней твердую убежденность в том, что нельзя стоять, опускать руки, поддаваться пустому отчаянию, а в нем нет ничего такого. Ему приходится напоминать себе о том, за что именно ведется битва. В этот момент он чувствует стыд за то, что испытывает сомнения в отличие от нее.

- Как тебе удается верить?

+1

12

- Не считаю, поэтому и спрашиваю, - мягко улыбается Винтер. - Если бы я знала, что ты считаешь, если бы я так думала, то не спрашивала. - Она качает головой: - Другой выход? Не знаю. Не вижу. Возможно, что когда-то один хороший человек пытался использовать свои силы и возможности, чтобы не допускать подобные ошибки, чтобы остановить побоище и принести в Галактику мир, но история гласит, что так началась Империя. Но если ты найдешь какой-то новый выход из этого проклятого замкнутого круга, я с радостью тебя послушаю.

Наверное, Винтер могла бы начать полемику на тему того, что приводит к новым войнам в Галактике. О, она может многое рассказать на самом деле, но нужно ли? Ни она, ни Джейсен сейчас не в состоянии что-либо изменить, а новый мир пока не заключен, до него очень далеко. И неизвестно, увидят ли они его. В чем-то, конечно же, Соло прав, нужен новый выход, новые возможности для будущего, а не вот это вот все. Но такие мысли и правда привели когда-то Анакина Скайуокера к тому, что он уничтожил в себе все хорошее, а последующие двадцать пять лет обитателям Галактики приходилось решать проблемы с Империей.
По иронии судьбы, по правую сторону от правителя всегда находятся те, в ком течет кровь Скайуокера. Интересно, не так ли?
- В размышлениях находится истина, Джейсен, - Винтер мягко касается плеча воспитанника, ободряя его в его желании размышлять. - И я рада, что ты со мной ими делишься. Я скучала по твоим размышлениям.

Ей снова приходиться напоминать себе, что он уже не тот мальчик, с которым она была на Аноте, что все дети Леи выросли, а Анакин уже даже погиб. Но о грустном думать не хочется, и Винтер старается сейчас не зацикливаться на подобных воспоминаниях.
Вопрос Джейсена озадачивает Винтер. Между бровями залегает морщинка, она задумывается, ища ответ, но не находя его - ведь на самом деле она никогда себя не спрашивала, где брать веру. Или все же у нее тоже были проблемы?
- Не знаю…
Алдераанка пожимает плечами, затем качает головой:
- Я солгу, если скажу, что ни разу не теряла этой веры, - Винтер заправляет выбившийся из пучка волос светлый локон. Невольно думает о том, что надо бы обрезать волосы покороче, во время Восстания ей все было не до того, и у нее были короткие кудри, долгое время коса Тайко была длиннее ее собственной. - Могу даже два раза назвать. Но это всегда было между мной и системой, не более. А вера… она нужна. Она дает повод для борьбы, она дает шанс выжить. Если у человека нет веры, ему не к чему стремится, Джейсен. И мне кажется, что тебе бы не помешало отыскать эту самую веру.

Разговор прерывает писк бортового компьютера, но пока что не с сообщением о приближении к Вардосу. Винтер не скрывает некоторого удивления, просматривая сообщение, но в целом это очень вовремя:
- Мой информатор просит о встрече, где бы ты думал? На Вардосе. Вот как все удачно складывается. Возможно, у нас будет неплохая информация, а не просто бесполезная прогулка за сувенирами.

+1

13

- Подобные решения требуют решительных мер, а это неизбежно ведет к падению на темную сторону, - произносит Джейсен, понимая, что и сам не прочь был бы предпринять все меры для того, чтобы остановить хаос. – Возможно, все зависит лишь от самого человека. Ведь только он решает, что будет с ним самим.

Джейсен помнит слова Верджер. Помнит о том, что Сила существует сама по себе, и верит в это, так как, по его мнению, это объясняет все. Не Сила портит существование всей Галактики, но сами форсюзеры. Однако, раздумывать над этим не стоит – не каждый имеет власть над самим собой, не каждый способен контролировать свои чувства и эмоции.

Они захватывают разум, влекут за собой, не позволяют порой освободиться. Все зависит от них, а потому часто становится бессмысленной борьба с ними.

- Когда мы в последний раз разговаривали? Не на несколько минут, а по-настоящему? – Соло едва улыбается, пытаясь вспомнить. – Кажется, что после моего возвращения нам все было не до этого.

А отчасти еще и он сам стремился избегать тех, кого знал раньше, дабы не отвечать на неудобные вопросы о том, что он делал и где был. Прошло время. Много времени. Джейсен все так же прячется и замыкается в себе, не желая посвящать в свою тайну кого-либо. У кого-то это вызвало бы тревогу, но он спокоен насчет себя в данный момент.

Если он не пал за эти годы, то найдет в себе силы не сбиться с истинного пути.

Винтер отвечает на вопрос, и ему интересно слышать ее слова. Она теряла веру, но как восстанавливала? Откуда брала силы? Как у нее это получилось?

Джейсен знает, что и ему нужно ее найти. Она так и говорит, точно понимая все. Но пока он не готов ее искать намеренно.

- У меня была вера, и благодаря ей я жив. Сейчас же я верю лишь в то, что нужно сражаться за свою семью. Даже за Бена. Хотя я не уверен, что в этом есть смысл, - но он же его брат, и Джейсен не может так просто отвернуться от него, несмотря на все то, что тот натворил. – Моя семья. За нее я готов вести бой, а не за всеобщий мир, который все равно не продлится долго.

По этой причине, наверное, он не отказывался помогать своей матери, забыв о своих переживаниях. Может, необходимость защищать оставшихся членов семьи и удержала его от срыва. Может.

Винтер получает сообщение от своего информатора. Джейсен чувствует в ней удивление и смотрит на обзорный экран. Совпадение или нет? Возможно, что нет. Он заставляет себя расслабиться.

- Звучит неплохо. Любая информация нам пригодится. В любом случае, мы передохнем от базы, - жмет плечами, кратко смеется. – Не то я, в самом деле, начинаю чувствовать себя наседкой.

+1

14

- Да, последнее решение всегда за человеком, - соглашается Винтер. Она улыбается, качает головой: - Мы и правда очень давно не говорили дольше короткого обмена любезностями, - Селчу тянется, касается руки Джейсена, сжимает его пальцы. - И я рада тому, что мы можем поговорить. Но увы, мы и правда уже на подлете, так что нужно готовиться. Переодеться во что-то более праздничное и помнить о досмотре.

Они выходят из гиперпрыжка, после чего еще десять минут подбираются к планете.
- Ого, - вырывается у Винтер, когда она смотрит на очередь кораблей, которые должны пройти контроль на орбитальной станции. - Вардос обеспечил себя мерами безопасности по высшему уровню. Мне это не очень нравится, - признается она, искренне опасаясь досмотра, хотя вряд ли они привлекут особое внимание. По сводкам НР они не числятся в розыске, Первый Орден пока еще не есть закон, но всегда найдутся желающие выслужиться перед ним, а Джейсен Соло может привлечь внимание, если его опознают.
Но паниковать раньше времени не в стиле Винтер, да вообще паниковать. Она ждет, пока корабль проходит в освободившуюся ячейку, стыкуется со шлюзом, чтобы запустить патруль на досмотр.

- Запрещенные вещества, оружие, животные?
Винтер мило улыбается, чуть смущенно, даже немного краснеет, от чего выглядит моложе.
- Ну что вы, мы на ярмарку явились, знаем, чего нельзя провозить, а чего можно.
Она меняет выговор на простецкий, ошибается на общегале, хотя знает его наравне с алдераанским, что и не отличишь. Селчу сверкает глазами, пока один патрульный рассматривает ее, рассматривает Джейсена, а второй проверяет корабль.
- А это что? - патрульный кивает на сейбер на поясе Соло.

Ситх, надо было спрятать.
Можно соврать.
Можно ответить честно. Но Винтер не вмешивается, переводит взгляд на воспитанника, позволяя ему самому решить, что и как должно прозвучать. Она лишь заправляет светлую прядь волос за ухо, выказывая искусственное волнение, будто вопрос неожиданный, и ей вообще хочется на вечеринку, а не стоит вот тут в доке на орбитальной станции, пока их пытаются задержать.
- Чисто, - второй патрульный присоединяется к первому, - ты все?
- Нет, - первый кивает на Джейсена и сейбер.

+1

15

Кораблей много. Идет досмотр. На мгновение Джейсен настораживается, напрягается, всматриваясь в каждый из них. Но нервозность быстро сходит, исчезает, стоит ему лишь посмотреть на Винтер – она спокойна, выглядит так, по крайней мере, и пусть Соло понимает, что это лишь внешне, ее расслабленность передается и ему.

По этой причине он спокойно наблюдает за тем, как проводят досмотр и на их корабле. Всматривается в обоих, не прячется, лишь заглушает сигнатуру Силы – на тот случай, если поблизости окажется некто, кто почувствует близость форсюзера.

Его никто не ищет. Для многих Джейсен Соло мертв. И он не спешит воскрешаться, не спешит давать о себе знать, не спешит говорить открыто о том, что он вернулся. Это не только обусловлено тем, что ему не хочется появляться на глазах у тех, кто его знал, но и тем, что ему не хочется привлекать к себе внимание Первого Ордена.

Пока что у него это получается. Пока что. Но сколько это продлится? Тайны не умеют оставаться тайнами долгое время.

И не факт, что сегодня его не опознают.

- Прошу прощения?

Широко распахивает глаза, принимая невинный облик. Вспоминает о световом мече у себя на поясе. Джейсен усердно давит в себе желание выругаться на самого себя – забыл о нем. Сейбер для всех, кто им обучен пользоваться, становится частью себя, без чего невозможно куда-то пойти. Не просто оружие. И он, естественно, забыл его спрятать, забыл о том, что для многих ныне это необычно.

Второй патрульный дает добро. Первый продолжает коситься на него. Джейсен едва заметно покачивает головой, протягиваясь к ним обоим сквозь Силу, воздействуя на их разум. Они слабы. Это не составляет для него труда, особенно, если приложить достаточно усилий.

- На моем поясе ничего не висит.

Оба повторяют эту же фразу.

- Я не представляю для вас никакого интереса.

Вновь хором произносят вслед за ним.

- Нас проверять не нужно. Мы просто прилетели на ярмарку.

То же самое.

Джейсен вздыхает, подавляя в себе смех. В этом нет ничего забавного. Он пользуется Силой во благо себя и Винтер. Это, конечно, мелочь из того, на что он действительно способен, и того, что он мог бы совершить с обоими патрульными, будь у него желание и отсутствуй моральные принципы. Но факт в том, что он использует Силу не так, как должно, и не видит в этом ничего страшного. Только тогда, когда серьезно вдумывается в это.

- Все чисто. Хорошего времяпровождения.

Джейсен смотрит на Винтер, едва они оказываются одни. Отличный из него капитан разведки. Впрочем, это единственная оплошность, вызванная тем, что не так часто он попадал в подобные ситуации.

- Не смотри на меня так, - произносит, пряча сейбер под одежду. – Забыл.

+1

16

Действие Силы, как таковое, Винтер не часто имеет возможность наблюдать. Разве что Хорн фокусами баловал, да и то, лишь по необходимости. Так чтобы совсем близко - редко бывало. И сейчас она с откровенным интересом наблюдает за тем, как Джейсен заставляет патрульных развидеть то, что им не нужно. Переводит взгляд ниже, меч как висел на поясе, так и висит, никуда не делся, но патрульные, оба, согласно кивают и больше его не видят.
- Поразительно, - шепчет Винтер, не привлекая их внимания.

Лишь когда патрульные уходят, Селчу вскидывает взгляд голубых глаз на Соло, но тот и так понимает, что прокололся.
- Будь осторожнее впредь, - просит она с мягкой улыбкой, - твои таланты прекрасно работают, но не хотелось бы опираться только на них.
Она возвращается за штурвал, им дали добро, нужно освободить бокс для следующего в очереди, а им стоит спуститься вниз.

Через двадцать минут Винтер и Джейсен оказываются в самом центре праздника. Ярмарка сияет весельем, наслаждением, смехом, шутками, отовсюду доносится ароматный запах уличной еды, манящий все распробовать. Но Винтер не спешит впадать в круговорот развлечений. Она ничем не выделяется на фоне остальной ярмарочной толпы, и все же осматривает зорким взглядом все вокруг. Говорит тихо стоящему рядом Джейсену:
- Патрулей немного, вечером, в разгар вечеринки будет наверняка больше. Нам нужно найти вагончик для представлений, театр, цирк, что-то такое. Там и будет наш информатор, в облике Дарта Вейдера. - Винтер ничего не забывает. И она помнит, кем когда-то давно был Дарт Вейдер, до того, как зло его поглотило. Историю семьи Леи она прекрасно знает, как и то, что в Джейсене течет кровь Скайуокера, как и в Кайло, видимо, она и отвечает за все те сомнения, что настигают их постоянно, маня на темную сторону. Только Джейсен все еще тут, и Винтер ободряюще сжимает его руку: - Я могу сходить одна, если ты не хочешь связываться с этим шоу. Наверное, там будут показывать что-то из истории Вардоса, но я не уверена, что тебе будет приятно слушать о Вейдере. Так что я могла бы быстренько обернуться, а ты бы осмотрелся тут?

Отредактировано Winter Celchu (2018-12-18 20:36:08)

+1

17

Винтер не отчитывает его, но от этого Джейсен испытывает свою вину острее. Ее спокойствие напоминает ему о том, что он уже давно взрослый, и она относится к нему так, как к взрослому, однако, он допускает такую оплошность, которая была бы понятна, если бы он был моложе лет на десять.

- Прости, этого больше не повторится. Хотя и в этом есть свой плюс. Если подождем пару лет, то получится отличная история о том, как капитан разведки опростоволосился перед майором.

Улыбается широко. Смеяться над своими ошибками Джейсен любит. Это даже приятно – чувствовать, как у окружающих поднимается настроение, и перенимать его на себя. Вероятно, по этой причине он всегда стремился превращать все в шутку. Единственной, кто редко смеялся в ответ на них, была Тенел.

При мысли о ней улыбка гаснет, но свою внезапную задумчивость он не желает выдавать, а потом разворачивается и идет следом за Винтер.

Ярмарка в самом разгаре. Джейсен на первые мгновения теряется, а затем тянется к сплетениям и ворохам разнообразных ощущений и эмоций. В таких толпах он бывает редко. Обычно сидит на базе. Обычно вылетает на задания.

Обращает внимание на Винтер тогда, когда она упоминает Дарта Вейдера. Соло молчит в первые несколько секунд, а затем трясется от смеха. Информатор в облике Вейдера. Он терпеливо сдерживает смех, ожидая того, когда Винтер договорит.

- Нет, я с тобой. Я хочу посмотреть на информатора в облике моего дедушки, - произносит достаточно тихо, чтобы никто посторонний не услышал, хотя никто и не услышит – вокруг громко и шумно. – Все нормально. Это Бен желает на него походить, а у меня нет желания связываться с темной стороной.

Делает два шага вперед, оборачивается, ожидая Винтер. Настроение толпы вокруг влияет на него, помогает отогнать дурные размышления и сосредоточиться на заданий. Потому он еще больше не выделяется из толпы.

- Ты же помнишь о моей любви к приключениям? – спрашивает, продолжая улыбаться – Винтер помнит, должна помнить все. – Я найду их в любом месте, и лучше бы рядом со мной была ты, иначе кто будет меня спасать?

Ему, может, и будет скучно, но зато он посмотрит на информатора, станет свидетелем тому, как они получат информацию от «Дарта Вейдера».

0


Вы здесь » Star Wars Medley » Настоящее (34 ABY и далее) » [14.IV.34 ABY] Хороший слух, как залог выживания


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC