Star Wars Medley

Объявление

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Ян Додонна, Исанн Айсард, Тайко Селчу
Като Рен, леди Люмия, ДиДжей


Каждый раз, когда ты выбираешь
не чувствовать из страха, что они это у тебя отберут — ты даешь им победить.
Saw Gerrera

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [01.V.34 ABY] some things you can’t go back to


[01.V.34 ABY] some things you can’t go back to

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Jacen Solo, Tenel Ka Djo

Время: 01.V.34 ABY, после [01.V.34 ABY] Live to Rise
Место: Биммисаари
Описание:
I don’t wanna be a witness to a path that’s overgrown
I don’t wanna see this house not be a home
‘Cause time has taken toll on what we couldn’t see
No I don’t wanna be a witness to the end of you and me

+1

2

Биммисаари невероятно прекрасная планета. Джейсен, в былые времена, непременно помчался бы изучать местную фауну и флору. Предпринял бы попытки найти и рассмотреть птиц тига лоренг, побродить среди деревьев асаари, послушать рассказы биммов об этом мире. В данное же время он почти не испытывает подобного желания – иная у него задача, иные мысли жужжат в сознании, иные чувства заставляют биться сердце.

Старается не думать, старается не поддаваться страстям, старается делать то, что он должен – следить за матерью и ее окружением. Формально он не входит в состав команды телохранителей Леи Органы, прибывшей на Биммисаари с дипломатической миссией. Его никто не просил оставлять свои дела и следовать за ней сюда, но он вызвался сам, не желая оставаться в неведении и зная, кого он может встретить. Не удержался от настойчивого искушения, цепким пауком вцепившемся в мысли и чувства.

Тенел Ка.

В последний раз он видел ее на Миркре. Тот момент не стерся из его памяти. Он вспоминал ее лицо снова и снова, порой ему казалось, что она рядом, пусть знал, что это не так, пусть знал, что он во время своих снов бредит. Он желал навестить ее после своего возвращения, желал дать ей знать о себе, вновь попытаться ее рассмешить, разумеется, безуспешно, но не смог себя заставить посмотреть ей в глаза.

Имеет ли он на то право, если в глубине себя чувствует липкий, сладостный вкус темной стороны Силы? Если испытывает сомнения, если чувствует, что желает поступить иначе, более жестоко, менее благородно?

Джейсен мечется в собственном разуме. Упрямо стоит, ждет, упрямо пытается понять, стоит ли вновь бередить старые раны. Она не знает, что он здесь, и не чувствует. Сигнатура его Силы подавлена, скрывается им самим – для всех он невидимка, стоящий поодаль, прячет лицо под шлемом и молча следит за ней и за матерью. Не выдавать себя стало так привычно. Почти так же привычно, как дышать, ходить, смотреть на пламя войны.

Пальцы нервозно сжимаются, когда Тенел встает, тем самым знаменуя окончание разговора, и выходит из кантины. Нервничает, но вместо того, чтобы успокоить себя, он выходит за ней спустя считанные секунды, прекрасно осознавая тот факт, что мать находится в безопасности. Джейсен не до конца понимает, что делает, но знает, что ему нужно поговорить с Тенел. Она его слабость, с которой он ничего не может поделать.

Красивое небо, усыпанное горстками искрящихся звезд, постепенно облачается в темно-синее. Воздух свеж, шаг легок, если ступать осторожно. Но он понимает, что она знает о преследовании. Оттого, едва оказавшись в тихом и безлюдном переулке, окликает ее, пытается остановить, но в шлеме его голос глухой, чуждый, незнакомый.

- Тенел, - из губ вырывается второй раз ее имя – настороженное и полное надежд, пропитанное оттенком страха и досады на себя, ласковое и в то же время отчужденное.

Стягивает с себя шлем, останавливаясь, и неуверенно смотрит ей в лицо. Она изменилась, но так же легко узнаваема им. Молчит, непроизвольно делает шаг вперед, желает увериться – она ли рядом или его безумное воображение вновь начало свои игры с его разумом? Верджер всегда смеялась, когда он задавал подобные вопросы, и он перестал их задавать. До этого момента.

Что говорить? Как объяснять? О себе он не рассказывал даже Джейне, на что та отнеслась понимающе, посчитав, что ему нужно время. А он не расскажет, нет – и сейчас смолчит, не скажет, чему его подвергали во время плена. Это только его. Он не посмеет дать другим узнать, что он уже оказывался на темной стороне, пусть недолго, пусть он в леденящем ужасе отшатывался от нее, но это ничего не значит.

- Давно не виделись, Тенел, - грустная улыбка трогает губы, но на секунду, затем пропадает, оставляя лишь оттенок огорчения на лице. - Я хотел тебя увидеть…

+1

3

Тенел не понимает того, откуда берется чувство глухого беспокойства. Разговор с Леей закончен, и пора уходить. Ее отлучка не должна быть долгой, иначе возникнут вопросы, куда королева-мать улетала с Хейпса сейчас, в неспокойные времена, без сопровождения. Тот факт, что Тенел и сама может справиться со многими вещами, знатью упорно отрицается, им и так поперек горла наличие у нее Силы, хотя королевская семья старательно скрывала это, но, увы, до конца не удалось.
Ее шаг быстр, настроение покрыто туманом. К вечеру рыночная площадь пустеет, и Тенел нужно добраться до космопорта, где ее яхта ждет свою хозяйку. Но Сила требует насторожиться, и девушка ощущает преследователя. Нет как личность, но как того, кто идет за ней по пятам. Пальцы легко ложатся на рукоять светового меча, скрытого тяжелой тканью плаща, под капюшоном же спрятаны рыжие косы и тонкие черты лица.

Первый Орден?
Возможно.
Или собственная разведка.
Отец приставил к ней агента, на всякий случай, хотя Тенел просила этого не делать. Но не особо сопротивлялась, ради спокойного сна Изольдера.
Она отвлекается на мгновение от размышлений о преследовании, ведь ее никто не пытается нагнать или перехватить. Мысли Тенел снова возвращаются к вопросу о Джейсене. Он все чаще снится ей, но он же мертв. Или нет? Так очевидно, если она не чувствует его в Силе, не чувствует его и Джейна, значит, вопрос не актуален? Но никто из них не видел его мертвым тогда и…

И она слишком часто думает о нем в последние дни. Это все виновата встреча с Леей. Мысль о том, что она говорила с матерью того, кого любила, согревает ее, но не приносит успокоения.
Тенел напрягается. Преследователь не отстает, и новый поворот в переулок, тихий и сонный, королева рассматривает как способ выяснить, кто же так настойчиво за ней идет. Несколько шагов достаточно, чтобы уйти в глубь, резко обернуться, оценивающе взглянуть на мужскую фигуру позади. Бровь вопросительно взлетает, удивление такой фамильярности расползается по сознанию, с королевой-матерью Хейпса так разговаривают только избранные. Она уже готовится об этом напомнить, когда мужчина снимает шлем. И сердце падает куда-то вниз.
Нет. Никаких обмороков, шока или слез. Но Тенел неотрывно смотрит на Джейсена и шепчет:
- Ты?

Невероятно. Неужели воображение заигралось так, что решило перевести образы погибшего любимого в другие плоскости? Но нет, Тенел чувствует реальность, легкий ветерок, звезды над головой, далекие голоса, шелест листвы и пение ночных птиц. Скупой фонарь достаточно света дает, чтобы Тенел могла разглядеть, убедиться, что этой Джейсен Соло, повзрослевший, немного изменившийся, уже совсем не тот юноша, который принимал решения на Миркре, беря на себя ответственность. Сейчас перед ней был взрослый мужчина, но и она сама не девочка давно.
Джейсен делает к ней шаг, а она отступает на шаг назад, сохраняя между ними расстояние.
- Но как? Я не чувствую тебя. Тебя словно нет. Ты призрак, Джейсен?
Призрак Силы, явившийся по старой дружбе поговорить? Но нет никакого мерцания, нет ровным счетом ничего, что могло бы подтвердить догадку, и Тенел задерживает дыхание, стараясь успокоиться. Делает один вдох, второй, но вряд ли сейчас джедайские техники помогут ей обрести почву под ногами, когда волнение вспыхивает яркой звездочкой внутри. И рука сама по себе тянется, чтобы осторожно прикоснуться к обтянутой летной перчаткой руке Джейсена.

+1

4

Джейсен осторожно покачивает головой, столь же осторожно сжимает ее руку – едва заметно, все еще недоверчиво. Прикрывает на миг глаза, открывается ей – перестает маскироваться, перестает прятаться для того, чтобы она вспомнила, не считала его призраком Силы, далеким эхом прорвавшемся сквозь завесы тайн мироздания.

Те же рыжие волосы, те же точеные черты лица. Те же самые глаза, которые часто возникали в его воображении все время, проведенное в рабстве. Он помнит ее. Помнит их разговоры, помнит все авантюры и происшествия, в которых участвовали они. Не забыл любимую, как не забыл о доме, и, вероятно, это не позволило ему в конечном итоге пасть во тьму.

- Нет, - пальцы крепче сжимают ее руку, убеждают ее в реальности. – Это я.

Вернулся, но не сразу пришел к ней. Волна стыда и совести приливает к вискам, заставляет замереть, вцепиться другой рукой в шлем. Чувствует в ней неверие. Джейсен прекрасно знает, что все сочли его погибшим. Если бы не упрямство, присущее каждому члену его семьи, как сказала Джейна, то может он и не стоял бы здесь.

Стоит ли говорить о том, как он боится ее реакции? Стоит ли упоминать о том, какое чувство в ней ищет?

Сердце стучится быстро, в окружающей тишине чересчур громко. Или то ему лишь кажется. Джейсен не может отвести взгляд от Тенел, не веря в то, что она находится рядом. И чувствует вину за то, что пришел, за то, что не удержался и позволил соблазну взять верх на ясным разумом. Ясным… так ли уж он ясен у него?

Прошло столько времени. Джейсен осознает, что может оказаться лишним в ее жизни. Миркр должен был оставить у нее неприятные воспоминания. Гибель Энакина, смерти их общих друзей, похищение его Верджер. Она может не пожелать вспоминать, переживать вновь все то, только порадоваться за то, что он жив, не более.

Бессознательный шаг по направлению к ней. Вокруг все еще так же тихо. Ночь на Биммисаари безмятежна и прекрасна.

Молчание ничуть не угнетает. Он готов стоять и смотреть на нее, радоваться и не верить, безмолвно требовать доказательств, что это не очередной сон, и не находить нужных слов.

От Тенел исходит волнение. Джейсен тянется, желая прочувствовать их, принять, но отступает – вспоминает, что без разрешения не вторгнется, не решится прочитать испытываемое ею. Если бы он пришел к ней раньше, как пришел к матери, к семье, то, быть может, их встреча была бы иной… менее неловкой, менее молчаливой, менее хрупкой.

Но он не мог. Он боялся, и боится сейчас. Ему стыдно – он не спас погибших на Миркре, в себе он чувствует тьму. И не знает, как об этом кому-то говорить.

- Давно не виделись, - голос хриплый, нарушает общее молчание. – Как ты, Тенел? – как справилась, что происходило после ее возвращения, какая у нее теперь жизнь – о многом хочется спросить, но он не спросит, предпочтя расспросам ее общество.

+1

5

Это и правда Джейсен. И он позволяет ей убедиться в этом. Тенел задыхается от ощущений, которые накатывают на нее волной. Почти желает закрыться, не готовая к осознанию реальности, но все же сдерживается, смотрит на Джейсена широко распахнутыми глазами, чувствуя его пальцы на ее руке, чувствуя его через Силу. За столько лет она отвыкла от его присутствия, и ей непривычно чувствовать его. Тенел закусывает губу, изучая Соло, пропуская его ауру через себя, недоверчиво, но интуитивно принимая этот подарок.
- Это и правда ты, - бормочет хейпанка.

Она не знает, рада тому или нет, сейчас собственные эмоции напоминают прибой океана у подножия Крепости Рифов.
В этот раз она не отступает от Джейсена. Поднимает руку, проводит кончиками пальцев по его лицу, отслеживая знакомые черты, уверяясь, что это не сон. Она и не должна спать, она тут, на Биммисаари, встречалась с Леей… с Леей…
Вопрос “как ты выжил?” повисает в воздухе, но Тенел Ка его не задает. Думает, пытается сложить воедино картинку, что-то сказать, но пока ждет, переваривает, всматривается в лицо. Плохое место для разговора, но лучшего нет, Тенел не уверена, что они дойдут до яхты до того, как она завалит воскресшего джедая вопросами. Множеством вопросом, где он был, как он смог вернуться, когда он вернулся. Это ведь не совпадение, что он тут, с генералом Органой, со своей матерью. Точно не совпадение, значит, если бы она спросила, то могла бы получить какой-то ответ. Но Тенел не спрашивала, предпочитая не затрагивать болезненные точки, не зная, как среагирует Лея, вот и молчала. Да и о чем спрашивать, если столько времени считала его мертвецом.

Обыденность слов почему-то обижает. Тенел делает вдох. Она никогда не кричит, всегда уравновешенная и спокойная, она королева-мать, ей не положено срываться, желая ответить Джейсену резко. Как она могла быть все эти годы, когда похоронила его, верила в то, что он мертв, что он не спасся с Миркра.
Но так ей и самой было удобно. Жить с мыслью, что он жив, стремиться его отыскать среди миров, метаться среди попыток найти хоть что-то, это было бы гораздо хуже, сложнее, болезненнее. И Тенел предпочла считать, что его больше нет в живых, ведь никаких опровержений они не имели. Ни она. Ни Джейна.
Не в ее праве винить сейчас Джейсена, глядя ему в глаза. Честный вопрос, честный ответ, и жизнь как есть. Без прикрас, обычная, в чем-то грустная, но призвание Тенел было истинным, она королева-мать Хейпса, и свою роль не забывает ни на минуту.

Убирает руку, поправляет капюшон, который бросает тень на красивое лицо.
- Это так просто и не расскажешь, тут, посреди улицы. А у меня не так много времени, мне следует вернуться на Хейпс до того, как меня хватятся. Полагаю, основную информацию ты сможешь получить от своей матери. Она ведь… знает? Ты ведь здесь потому, что охраняешь ее? Тогда, может, не стоит задерживаться?
Тенел многое отдала бы за возможность более долгой встречи, более проникновенной, и не в обидах дело, а в том, что ее ждут, его ждут, и между пропасть в годы, которые разделили их. Никто не знает, как бы сложилась судьба, если бы там, на Миркре, все пошло бы по-другому сценарию. Впрочем, от своей судьбы Тенел вряд ли избавилась, смерть матери была тем поворотным моментом, который решил все за нее.
При мыслях о Тенениэль приходит обычное чувство нежной грусти. Философское отношение к смерти учит отпускать умерших, но не запрещает скучать по матери.

+1

6

Джейсен знает – будет непросто. И все равно стоит ровно, прямо, позволяет Тенел прикоснуться к своему лицу. Все это – неожиданность, ведь он не намеревался подходить к ней, не намеревался рушить ее покой, преследовать, представать перед ней, доказывать, что он живой, здесь. Джейсен знает – придется в один миг, настанет он обязательно, рассказать ей всю правду о том, когда вернулся, как провел то время, о чем вспоминает временами.

- Прости, что не явился раньше, - произносит с заметным сожалением, но глаз с нее не сводит, давит и душит в себе ощутимое пламя ненависти к той миссии на Миркре.

Там все пошло не так. Он потерял брата. Второго брата на тот момент. Он потерял друзей, и во всем был виноват лишь он. Должен был предвидеть, должен был стараться лучше, должен был быть сильнее.

Вместо этого позволил себя пленить, позволил Верджер сделать себя бессильным и беспомощным.

Джейсен понимает, что, скорее всего, ничего не сумел бы изменить. Сожаления же продолжают его истязать. Отчасти его пугают они – его же собственные эмоции, отчасти пугает иное – то, что он предпочитает чувствовать их, не отвергать. Учения джедаев гласят о том, что излишне яркие эмоции ведут к злу. Потому сейчас сдерживает их в себе, успокаивается, вслушивается в тишину Биммисаари.

Ощущает легкое, неосязаемое возмущение. Тенел раздосадована. Джейсен не заметил бы, не прочувствовал бы, не будь он столь чувствителен, не чувствуй чужое настроение едва ли не так же, как свое собственное. Он выдыхает, переносит вес с одной ноги на другую, нервозность прячет глубоко под ворохом непонятных надежд – резкости он ждал, возмущения и раздражения.

Тенел спокойна. Ее внешняя безмятежность, как водная гладь в безветренный вечер, а под ней клубятся чувства, эмоции, и он жалеет, что не может ощутить их в полной мере.

Джейсен слегка кивает, дает знак, что он понимает. Хейпс. Тенел не может подвести свой мир, не может заставить подданных волноваться. Он знает, ведь давно успел изучить все, что сумел найти о ней, давно успел расспросить Джейну, давно успел поговорить с матерью обо всем, в том числе и о том, что его беспокоило.

Но ей не скажет, не признается, не сейчас.

- Да, она знает, и да – по этой причине я здесь, но ей ничто сейчас не угрожает, - говорит уверено, знает, что мать находилась бы под надежной охраной и без него. – Однако мы скоро должны взлетать, возвращаться на базу. Кажется, я выбрал неудачный момент для встречи.

Тихий смешок, краткий – нарушает тишину и исчезает.

Джейсен привычно тянет за Силу, за доли секунды прячет себя, вновь становится тенью для прочего мира. Привитые привычки – от них так трудно избавляться. Джейсен помнит слова Верджер, все ее уроки и речи, произнесенные ею. Ее он ненавидит, но в то же время уважает. Он сомневается в высказанных ею мыслях и верит в них. Она отобрала у него несколько лет жизни, но она же погибла за него.

Он резко тянется к ней, хватает за руку и крепко ее сжимает во внезапном порыве, а спустя секунду выпускает, не зная, как объяснить это.

- Я должен был увидеть тебя, Тенел, - едва улыбается. – Быть может, при следующей встрече у нас получится поговорить.

У него есть, о чем рассказывать, и есть, в чем признаваться. Вопрос лишь в одном – сможет ли он, найдет ли в себе силы на то, чтобы поведать милой о том, что пришлось пережить. Ведь даже Джейне он не открылся.

Джейсен отступает на шаг, хватаясь за шлем второй рукой. Тенел права – пора возвращаться, пора покидать Биммисаари, но отчаянно не хочется этого делать. И потому он стоит, ждет, когда она повернется, чтобы уйти, тайно надеется на то, что этого не произойдет, но реальность совсем иная – с мечтами редко ладит.

+1

7

- Раньше? На сколько раньше?
Вопрос, такой простой, незатейливый в своем смысле, но он режет острой болью безапелляционности. Тенел смотрит на Джейсена, готовая к любому ответу, но чувствует, за противно ноет сердце.
Хочется отвернуться.
Хочется закрыть глаза.
И не думать о том, что все идет своим чередом, а она застыла в ожидании ответа, который даст понять, как много было ими потеряно.

Джейсен думает о Миркре. Так невовремя, некстати, не о том. Королева морщится, едва качает головой, зачем об этом вспоминать, но не вспоминать не выходит. Зябко ведет плечами, кутаясь в плащ, ночь неожиданно становится холодной, хотя на Биммисаари сейчас теплое время года.
- Неудачный момент? - Слова задевают так сильно, что Тенел задыхается в первый момент. Опускает глаза, рассматривая обувь, считает до пяти - не работает, до десяти - тоже не работает.
На пятнадцати Тенел перестает считать, позволяя обиде омыть ее жгучей волной, даже не обращая внимания на то, что Джейсену самому неловко. И следом идет болезненное ощущение пустоты, когда он снова прячется в Силе, сиротливая пустота окутывает Тенел, и она выдыхает:
- Я просто неудачный момент, Джейсен? Зачем ты пришел? Ведь мог оставлять меня и дальше в неведении, нам обоим было бы проще.

Должен был увидеть… зачем? Этот вопрос постоянно повторяется в голове Тенел, а обида становится сильнее. Она подавляет вдох, рассматривая Джейсена, пытаясь понять, насколько он изменился. Насколько она сама изменилась для него. Все не просто, хотя никогда не было просто. Пока она училась в Праксеуме, все время ждала, что родители сообщать о рождении сестрички, освободив ее таким образом от ноши будущей правительницы Хейпса. Да и совместном будущем с Джейсеном она тогда не думала. И все же надеялась на свободу, на возможность быть свободной датомирской ведьмой, а не хейпанской королевой, живущей постоянно по правилам, зависящей от своего народа.
Но о чем это она, о звезды?

- Я тебя похоронила, Джейсен. Тебя не было в Силе, и я даже подумать не могла, что ты сам скроешься, почему? Я понимаю, смерть Энакина была болезненна для тебя, он твой младший брат, но… - Тенел разводит руками. - А как же те, кто выжил и нуждался в тебе? Где ты был все это время?
Так уж Тенел хочет об этом знать? Больше нет, чем да. Она бы предпочла не знать, но вопросы все равно задает, один за другим, стремясь вникнуть, и ее не останавливает даже то, что Соло собирался уходить. Ей и самой пора, но Тенел кажется, что новой встречи не будет, поэтому все ответы она должна получить сейчас, сию минуту.
Люк бы не гордился ею, ученицей она была хорошей, а вот рыцарем… хотя она не была рыцарем, она покинула Орден, и даже тот факт, что каждый день тратился на тренировки для поддержания своих способностей, не изменял того факта. Хуже было то, что она уже достаточно вступала в сделки с собственной совестью. И не считала это зазорным во имя безопасности своей собственной и своих людей.

+1

8

Намного раньше. Почти четыре года назад. Джейсен молчит, невольно позволяя Тенел отвечать на свой вопрос самой.

- Я вернулся незадолго до создания Сопротивления.

Заставляет голос звучать спокойно, заставляет себя быть спокойным, заставляет чувство вины и сожаления осесть внутри слоем горечи и не выползать наружу. Джейсен понимает, что перед ним стоял простой выбор – или молчать, скрываться в тенях, или дать знать о себе, руша привычный, уже, мир Тенел.

Глухая обида доносится до него сквозь Силу, Джейсен смотрит на нее, отрицательно качает головой.

Пытается что-то сказать, произнести хоть слово, но мгновения тянутся, медленно, одно за другим, и вот Тенел заговаривает. Соло удивленно выдыхает. Она задает вопрос, который он задавал себе, следуя за ней. Вопрос, который он задавал все это время, оставаясь погибшим для всех тех, кто знал его.

Всем было бы проще, оставайся он мертвым и дальше. Джейсен Соло должен был погибнуть на Миркре. Великая Сила, он желал этого! Желал погибнуть, нежели терпеть всю ту боль, которую приходилось чувствовать изо дня в день. Желал забыться, нежели постоянно вспоминать тех, кто сумел уйти, и гадать о том, чем они заняты в данный момент.

Не погиб. Верджер не позволяла. Упрямство не позволяло. Джейсен прошел через все, вернулся, но кто он теперь? Рядом нет дяди, который смог бы ему дать совет, который смог бы помочь ему крепче стоять на пути джедая. Есть мать, но на ее плечах чрезмерно огромная ноша, и он не может к ней обратиться. Джейна…

Джейсен не пойдет к ней, не откроется, нет.

- Я провел на Миркре долгий срок, Тенел, и каждый день там я хотел одного – смерти. Я должен был там остаться, а вместо этого выжил, но я не остался тем, кем вы меня знали. И я не желал, чтобы вы меня видели таким, - горько, обидно, верно, но так сложилось все, и Джейсен говорит обо всем отстраненно. – А тут я увидел тебя… и не выдержал.

Поддался искушению еще раз поговорить с ней, оказаться рядом. Чересчур мало оказалось просто увидеть ее и наблюдать издалека.

Вероятно, Тенел права, вероятно, следовало оставаться мертвецом для нее. На некоторое время. Правда вскрылась бы позже, но сейчас обоим было бы легче.

Отступает на шаг, слышит клекот птицы, пролетающей высоко, размашистые хлопки крыльев. Им не хватит времени на объяснения, а он не сможет ответить на все ее вопросы. Не желает говорить о Верджер, оттого молчит про то, как она насильно отрезала его от Силы, разрывала его связь с нею.

- Теперь я понимаю. Мне не стоило поддаваться чувствам, прости. Следовало продолжать оставаться мертвецом для всех, так было бы легче, - признает нехотя, признает и убеждается в том, что поступал верно, прячась.

+1

9

Так давно.
Сердце обрывается. От боли и обиды.
Тенел не понимает, почему так. Она ведь должна испытывать радость, но ничего похожего нет, даже и близко. Хейпанка смотрит в глаза Джейсена, тонет в их темной глубине, но не находит ни его, ни себя, разве что очень далекое ощущение того, что он думал о ней. Но что ей с этим делать? Мысли о ней не помогают ей же сейчас принять действительность, заглушить обиду, такую постыдную в своей глубине.
А затем он говорит то, что вдруг заглушает эту обиду. Говорит так, что она начинает осторожными вдохами пробираться на поверхность среди всех этих эмоций.

Ему было больно. Он потерял брата, и ему было больно. И хотя Тенел не видела в том оправдания, она принимала его слова, как то, чем можно было объяснить его нежелание появляться перед ее глазами. Он мог бы прислать весточку, но решил иначе, и имел на это право. Не Тенел его в том винить, не Тенел требовать чего-то, ведь он ей ничего не обещал. Значит, так тому и быть.
Джейсен был ее другом. В первую очередь другом и соратником, и уже во вторую стоило беречь те робкие и юные чувства, которые между ними начинались, но успели захлебнуться войной. Иногда, в тишине ночных прогулок по садам королевского дворца Тенел думала о том, как бы все сложилось, не будь войны. Снова и снова, вопреки правилу, никогда не пытаться представлять нереальные вещи. Потому, что реальности в этом не было, но была лишь боль веры в том, что все могло пойти иначе. Слабое утешение, оно не помогало ни ночами, ни сейчас, когда она смотрит на Джейсена и пытается подобрать слова, тихо роняя:
- Я понимаю…

Она и правда понимает, как бы ни хотелось от этого отвернуться. Понимает, почему он не хотел показываться ей на глаза, но как быть теперь? Он своим возвращением нарушил все ее мысли, и сейчас Тенел чувствует себя такой растерянной, кажется, такой она себя не ощущала даже в день коронации, хотя ей было невероятно страшно тогда. Впереди ее ждала неизвестность, она только что фактически обвинила собственную бабушку в предательстве и убийстве королевы-матери Тенениэль Дьо, и всходила на престол, будучи наделена Силой. А так уж сложилось, что хейпанцы не были благосклонны к носителям Силы.
- Кому? Кому было бы легче? Тем, кто по тебе отчаянно скучал? Знаешь, ведь даже не чувствуя тебя в Силе, никто не верил в твою смерть, ведь мы этого не видели. Просто… для некоторых из нас похоронить тебя было проще, чтобы можно было жить дальше.
Как для самой Тенел Ка.

Внезапный шорох в подворотне вырывает королеву из пространства, в котором она была только с Соло. Тенел неохотно возвращается в реальность, чувствуя, как сильно сегодня устала, благо, она сможет подремать, пока ее яхта будет пересекать гиперпространство. Но пока еще она тут, смотрит на Джейсена, не в силах отвести от него глаза, болезненной желая прикосновения, объятия и даже поцелуя.
И все же… все же она не знает, стоит ли об этом думать, возможно, Джейсен пришел к ней как к другу.
Наверняка он пришел к ней как к другу.

Сомнения такие яркие, что слепят сознание. Тенел кутается в плащ, ночь тепла, а ей холодно, и качает головой:
- У нас и правда нет времени сейчас на долгие разговоры, нас обоих ждут, но я не знаю, когда выпадет новая встреча, увы. Сейчас все так сложно, - она качает головой, отводя, наконец, взгляд от Джейсена. Неохотно, но необходимо. - И тебе пора. Мне бы не хотелось задерживать твою мать.
Пусть он уходит первым. Тенел не может сделать шаг, пока он будет стоять посреди улицы.

+1

10

Тенел изменилась. Его семья. Все изменились. И сам Джейсен далеко не исключение. У всех, кто выжил на Миркре, своя жизнь, но не это остановило его, не это заставило его ожить сначала только для семьи, затем для Сопротивления, а то, что он испугался того, что увидят, каким он стал. Увидят, что он уже успел испробовать на вкус темную сторону Силы. Отчего-то казалось, что это увидят.

Это было верным решением. Джейсен верит, что это было ради общего блага. Он верит в то, что сейчас он допустил непозволительную ошибку, позволив себе пойти на этот шаг, растревожив старую рану, и свою, и Тенел.

С последствиями мириться придется. Но он не сожалеет. Ни на миг. Увидеть Тенел стоило, признаться ей во всем.

- Когда-нибудь я тебе расскажу. Обо всем, о чем не рассказываю даже Джейне и матери, - ком оседает в горле, - но сейчас у нас нет для этого времени, и я сам к этому еще не готов.

Меньше всего хочется посвящать Тенел в свою тайну. Тайну о том, что сомнения в свете уже укоренились в его душе и сознании, о том, что он подвержен тьме, как и его старший брат, давно устроивший бойню на Праксеуме. Признавать то, что у Верджер получилось ею задуманное, тяжко, но необходимо – это может быть единственным путем к свету, а пасть он не горит желанием.

Джейсен выдыхает, слушает, понимает. Знает, что им всем было больно, знает из слов матери, знает из слов отца, знает из слов своей сестры. Но все равно приходить спустя какое-то время после своего исчезновения и бередить позабытые воспоминания… нечестно. Он не имел права так вторгаться в чужой мир, ведясь на свои эмоции.

Раньше джедаям запрещалось любить. Может те правила были верны. Может и ему не следует любить, поддаваться страстям, когда внутри разгораются темные искры, пламя ярости и неверия. Он с ними справляется лучше с тех пор, как вернулся домой, в лоно семьи, а на Миркре под неусыпным контролем Верджер у него не выходило.

Не получалось сдерживаться, а тоска по любимым и дорогим ежедневно подтачивала его душевное равновесие. Тогда он балансировал на грани. Джейсен все еще помнит, как Сила неподконтрольно срывалась с кончиков его пальцев электрическими разрядами, испепеляла юужань-вонгских воинов, и все еще чувствует, как в моменты ярости она поднимается в нем волной, готовая повторить. Он помнит свой страх от осознания, что ступил на путь тьмы, и помнит, что Верджер ему говорила. А дальше было хуже.

Так может ли он любить и подвергать всех опасности из-за своей эмоциональности?

Так мог ли он закрыть глаза на все, вернуться, вести себя так, словно ничего страшного не произошло?

- Так может я и правильно поступал, оставаясь для этих некоторых мертвым, - тихо произносит, всматриваясь в ее глаза.

Шорох вызывает в нем беспокойство. Прохожий. Джейсен успокаивается, обращает взор на Тенел.

Получить бы больше времени для более глубокого разговора. Он бы успел собраться, объясниться, попробовать поведать ей о своих чувствах, которые питал к ней долгие годы. Вместо этого у них скомканная, неловкая встреча, рваный диалог, усталость, скопившаяся у Тенел, и растерянность, сконцентрировавшаяся в нем.

- К сожалению, но я буду ждать нашей следующей встречи, Тенел, - вдыхает ночной воздух Биммисаари, стоит, ожидая, когда она уйдет, но, похоже, это придется делать ему – отходить прочь, уходить и не оборачиваться, как бы ему этого ни хотелось. - Может, у нас будет больше времени, и я смогу все объяснить тебе.

Не говорит слово «прощай», не желает прощаться. Отступает на шаг, на второй, на третий, пока не приходится признавать – пора уходить. Джейсен отходит, преодолевая свое нежелание.

+1

11

Слов Джейсена заставляют замереть. Вскинуть удивленный взгляд на него. Она понимала, что он был близок с матерью, наверное, больше, чем с отцом. Так же как и сама королева-мать, удел тех, кто наделен Силой. Тенениэль всегда лучше понимала дочь, с полуслова, хотя сама девушка была бесконечно привязана к отцу, после смерти матери он был единственным, кому она безоговорочно доверяла.

Но связь Джейсена с Джейной была гораздо глубже, сильнее, и в какой-то степени Тенел была от нее далека. Она всегда знала, что подруга о своем брате знает больше тайн, и сейчас ее поражает то, что Джейсен обещает рассказать ей то, чего не может рассказать ни сестре, ни матери. Кажется, она почти что смотрит на него с открытым ртом, но все же сдерживается и не уверенно кивает ему на эти слова, будто, наконец, давая согласие на вторую встречу.
- Хорошо.
Обреченность в душе растекается мгновенно, ведь Тенел уже начинает ждать эту встречу, хотя и понимает, что состояться она может очень не скоро, а может и не состояться вообще. Джейсен скрытен, и все, что сейчас есть между ними, доверие на словах, а эта штука весьма обманчивая. Джедай, привыкший прочувствовать каждый ответ собеседника, не привык играть только словами. Тенел за годы использования Силы привыкла к тому, что люди для нее становятся в какой-то степени открыты.
Но не Джейсен.
И от этого физически неуютно.

Их взгляды пересекаются. Она тонет в глазах Джейсена, не сразу слыша вопрос. Что? Тенел вздрагивает лишь от одной мысли, что она бы так и продолжала оставаться в неведении. И вопросы  - зачем и почему - тут же отпадают, вернулся, и слава за то звездам, Силе, кому-то, кто управляет миросознанием. Тенел не знает, не хочет голословно возносит хвалу, да она и не привыкла, просто хорошо, что он тут, рядом, и снова возникает желание прикоснуться к его руке, ощутить тепло его кожи, будто доказательство, что он не видение, не растает просто так.
Но их уединение нарушают, взгляд серых глаз хейпанки упирается в прохожего. Минута потеряна, и Тенел даже не уверена, что нужно отвечать, убеждать Соло в обратно. Она досадливо смахивает упавшие на лоб рыжие пряди, поправляет капюшон, скользит рукой по плащу, инстинктивно стремясь проверить, на месте ли меч. При себе у нее в качестве оружия только сейбер, большего ей и не надо, хотя Изольдер мечется при такой уверенности дочери в собственной безопасности.

Время…
Времени всегда мало, и никогда не бывает подходящего для важных разговоров. Тенел вздыхает.
- Тогда увидимся, - бросает она тихое, наблюдая, как Соло отступает, скрываясь в окончательно упавшей на улицу темноте вечера. Она бы, наверное, постояла еще, но понимает, что не так уж много времени у нее самой осталось. Через какое-то время Изольдеру начнут задавать вопросы, куда делась королева, и ей придется еще думать над оправдание, так как желающие стребовать с королевы отчетов о ее передвижении многовато.
На самом деле, ей многое предстоит рассказать Джейсену, и среди этого есть и ее собственные проблемы. Например, совет знати все чаще требует от королевы вспомнить о ее предназначении не только как правительницы Хейпса, но и матери, а она… она не хочет ни замуж, ни дочери, ни сына, никого, и если до этого еще была готова принять кое-какие размышления к сведению, то сейчас, когда вернулся Джейсен…
Нет. Она просто не будет с ним об этом говорить.

Тенел взмахивает полами плаща, торопливо поворачиваясь в нужном направлении. Она спешит по улицам в сторону космопорта, почти забегает на собственную яхту и падает в кресло пилота. Тишина окутывает ее, пока она запускает автоматическую проверку систем, готовясь к взлету.
Это просто невероятно. И все же, Джейсен жив. И все же, она не понимает, как реагировать на это. В ней снова отмирают те чувства, которые она к нему испытывала, но Тенел пугает то, что они оба теперь так далеки друг от друга, настолько, что разговор не клеился.
Ей придется принять это. Привыкнуть. Признать его возвращение.
И позволить все же радости выйти наружу, а то она потерялась среди стольких сложны и непростых вопросов.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [01.V.34 ABY] some things you can’t go back to


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC