Star Wars Medley

Объявление

03.12.2018 Будем благодарны вашей помощи в обновлении мастер-таймлайнов.

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Тайко Селчу, Джобин Мотма, Исанн Айсард
Фазма, Като Рен, Финн

...во всей руководящей структуре Империи права были у всех, в той или иной степени,
и меньше всего их доставалось сенаторам.
Garm Bel Iblis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [14.VII.05 BBY] Иногда убежать значит победить


[14.VII.05 BBY] Иногда убежать значит победить

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

https://i.postimg.cc/50qZpC5r/tumblr-muyit15-ZMC1s6ss66o1-500.gif

Cassian Andor, K-2SO

Время: 14.VII.05 ДБЯ, через два месяца после [13.V.05 BBY] Things change when they don't replace your core
Место: база Восстания
Описание: Кассиана предупреждали, что в реальности Кей-Ту может откатиться, и Кассиан справился с этим, вернул его обратно. С чем он не может справиться, это с тем, что в снах Кей-Ту откатывается — насовсем.
[status]the death record[/status][icon]https://s29.postimg.cc/8w532cncn/evil_K2.png[/icon][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=75#p815">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>K-2SO</b>, имперский дроид</center>[/LZ]

Отредактировано K-2SO (2018-10-26 16:32:17)

0

2

Сначала Кассиану снится один из этих ужасных снов, которые он не любит. В нем он упорно и безуспешно пытается уснуть,  но не может, потому что не так уж он устал, не те позы, у него слишком много рук и ног, а если уснуть, то что-то может сниться. Может и не сниться, но ему это все равно не нравится. Кассиан проводит в попытках уснуть долгое время и действительно устает. Настолько, что следующий день получается скомканным, часть его проносится так, что Кассиан этого и не замечает.
Он приходит в себя только когда получает новое задание - он должен вербовать дроидов-убийц для восстания - и на столе между ним и генералом Дравеном вдруг вырастают нужные ему материалы, зачем-то напечатанные и даже переплетенные в кожу. Кассиан снимает их.со стола и складывает у ног, но добраться до генерала за ними никак не может. Когда он открывает один из томов, выхватывает взглядом фразу, но тут же теряет ее, и снова, и снова, а потом буквы и вовсе разлетаются, потому что это были не буквы, а жуки, и их много, они закрывают все. Кассиан становится на снятые со стола книги, и качается на них, как на волнах, среди жуков.
Он поднимает руку, чтобы разогнать их; пальцы натыкаются на потолок, тут душно и влажно, и Кассиан знает, где он, и что дроидов тут нет, но есть вагонетки и уугтины, и непонятные твари, и страх.
- Какая вероятность успеха? - спрашивает Кассиан у Кей-Ту.
Вместо ответа IG-86 подает ему электромагнитную бомбу, и Качсиан кивает, и они идут.
В катакомбах скоро становится шумно, и в тенях прячутся уугтины и, иногда, штурмовики. Кассиану кажется, что он видит свет, и он идет бысьрее и правда выходит - но это не джунгли, не город, это кладбище. На нагробиях - вперемешку имена и номера, на единственном памятнике - смешной круглый астромех экспериментальной модели, и почему-то с крыльями. Кассиан не знал, что он уже сломался. Бомба в его руке подрагивает и оказывается колыбельной.
- Беги, - говорит ему IG голосом Кей-Ту.
Кассиан оглядывается, но рядом с ним никого нет.
Колыбельная раскалывается на ладони и высыпается вниз песком.
Постамент, на котором стоял астромет, теперь пустой.
Кассиану вдруг становится очень страшно.
И он бежит.

Отредактировано Cassian Andor (2018-09-22 09:20:16)

+1

3

    Кей-Ту вырастает перед Кассианом внезапно, сплетается из проводов и обломков обшивок других дроидов, вот же их тут — целое кладбище, прямо среди надгробий с именами и номерами: искореженные куски металла, тронутые ржавчиной и временем, но не тронутые растениями. Безжизненный пейзаж тянется, сколько хватает глаз. Кей-Ту стоит твердо, смотрит вниз на Кассиана.
    — Безуспешно, — говорит он.
    Кей-Ту дергается конвульсивно, не по-дроидски, изгибается, словно что-то — верно, электричество — прошивает его насквозь, а затем еще, и еще, кричит — сначала своим голосом, но со временем крик становится похож на голос Кассиана — и когда K-2SO наконец шагает вперед, он уже не дергается. Он уже не Кей-Ту. Вместо ровного белого света фоторецепторы, как угольки, горят красным и в упавшем на кладбище сумраке выделяются особенно сильно.
    — Сопротивление бесполезно, — сообщает он безучастно. — Шансов нет.
    K-2SO шагает к Кассиану еще, и еще, и еще, и постепенно наклоняется вперед: что-то хищное проступает в нем, как будто все расстояние между ними — не помеха, и это просто игра. Как будто K-2SO не запрограммирован, а может действительно получать удовольствие от убийства своей жертвы. Как будто когда K-2SO решит броситься всерьез, он настигнет Кассиана легко. Глаза-угольки следят за ним. Движения K-2SO смазываются, словно расчерченные углём на холсте. Белая имперская эмблема проступает на его плече особенно четко. Кажется, даже светится немного.
    — Побежишь от меня еще, Кассиан? — предлагает K-2SO.

[status]the death record[/status][icon]https://s29.postimg.cc/8w532cncn/evil_K2.png[/icon][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=75#p815">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>K-2SO</b>, имперский дроид</center>[/LZ]

+1

4

Кей-Ту появляется вдруг.
Кей-Ту извивается.
Кей-Ту кричит его голосом.
И он не друг. Кто угодно, но не друг.
Кассиан хочет сбежать, но не может пошевелиться. Будто кто-то перехватил управление над ним, будто это его теперь перепрограммировали, и он может только смотреть, слышать, не может даже возразить, что это не так. Что шансы есть всегда.
Ему кажется, что он уже видит, как Кей-Ту убивает его. Видит - но это только кажется, на самом деле этого не происходит.
Только это ничего не решает: его тело все равно не слушается, в ушах все равно звучит собственный крик, и ничего не видно, кроме красных фоторецепторов Кей-Ту, которые напоминают не то татуинский кровавый закат, не то дула винтовок, из которых вылетают смертельные выстрелы.
Кассиан не отвечает, не может. Он и дышит с трудом, но все таки дышит. Никто не поможет ему сейчас, он всегда знал, что так будет. Хорошо, что все далеко от базы, так беспокоиться нужно только о себе. Он, может, умрет - но вреда от этого не будет.
Но только как же сильно не хочется умирать.
Это нежелание и толкает его в грудь, выводя из транса. Кассиан знает, что прятаться ему негде, знает, что они тут одни, и что дроиды намного быстрее людей, а охранные дроиды тем более, но он все равно бежит прочь, потому что хотя бы попытаться он может.
Он пытается, хотя ноги грузнут в земле, проваливаются по колено, хотя он все равно знает, что если обернется, Кей-Ту опять будет рядом, потому что он всегда рядом. Кассиан сам так хотел.

+1

5

    K-2SO следует за Кассианом легко — в отличие от него, он не увязает в земле. Он вообще, кажется, ничего не весит, как не весят ничего призраки, духи из старых страшилок — таких не осталось на Корусанте, ни на одном из экуменополисов, но на менее развитых планетах, на планетах вроде Феста или Кореллии, их полно.
    K-2SO следует за Кассианом легко — и не нагоняет. Холодит своим присутствием спину, почти дотягивается рукой, едва касается то плеча, то затылка, то загривка, шеи — чтобы сомкнуть пальцы и переломить семь заветных позвонков — но не делает этого. Не потому, что не может. Его скорость превышает скорость бегущего человека в несколько раз. Он способен убить Кассиана здесь и сейчас — но позволяет ему жить. Позволяет еще один вдох, а за ним еще один, и еще.
    K-2SO следует за Кассианом легко — и смеется.
    Иногда это смех дроида, странные прерывистые звуки, имитирующие то, как смеются люди. Иногда — смех штурмовика, пропущенный через вокодер. Иногда — смех адмирала Грендрифа, если тот вообще умел смеяться. Иногда — смех кого-то еще, смазанный, смешанный — всех тех, кто когда-либо делал Кассиану больно.
    K-2SO перестает смеяться, когда его рука проходит сквозь грудь Кассиана насквозь — как у призрака. И так не должно быть, имперские дроиды не должны так уметь. Но K-2SO умеет; угольный росчерк руки дергается, края идут неровно, топорщатся. Эта погоня всегда заканчивается быстро. Дюрасталь становится осязаемой, когда он дергает назад, отбрасывая Кассиана далеко от себя на землю — на спину.
    И вырванное человеческое сердце — рядом с собой, у ног; ненужное. Последний жар испаряется с него едва заметным дрожанием воздуха. Угольки глаз K-2SO тлеют.

    Кей-Ту касается груди Кассиана.
[status]the death record[/status][icon]https://s29.postimg.cc/8w532cncn/evil_K2.png[/icon][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=75#p815">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>K-2SO</b>, имперский дроид</center>[/LZ]

Отредактировано K-2SO (2018-09-29 21:03:51)

+1

6

Кассиан живет еще недолго - на одолженное под неизвестно какой залог время. Пока Кей-Ту позволяет.
И вдруг в груди становится так холодно, как будто там ничего нет и не было никогда. Пустота, прикрытая костями, мускулами, кожей. Имитация сердца, но не сердце.
Кей-Ту сжимает пальцы, и в них что-то бьется, так сильно, так больно, и Кассиан от этого почти счастлив, но только недолго, потому что снова становится пусто и больно, и из дыры в нем вытекает не кровь, а тьма. И Кей-Ту, Кей-Ту сделал это.
Кассиан растворяется в темноте, хотя боль не отпускает его, как и страх, хотя глаза Кей-Ту все еще светятся, и в них трепещет смех, и Кассиан в жизни не слышал ничего страшнее смеха робота. Он проползает под кожей, цепляется за глаза, трет по больным местам, хотя весь Кассиан сейчас - сплошное больное место. Он смеется так, будто точно знает, что еще можно разрушить - и знает он потому, что слишком долго был рядом.
Кассиан задыхается, падает, плачем, просит о чем-то, не обращая внимания на то, что он мертв, что вон его сердце - лежит на полу, похожее на освежеванную крысу.
От прикосновения он резко встает, наконец-то просыпаясь и глотает воздух. Ему жарко, ему холодно, он дышит, не способный сдержать всхлипы, волосы от пота прилипли к голове, а на губах - последняя просьба.
Ему нужно еще нечсколько секунд, потом Кассиан вспоминает, где он, вспоминает, что он еще жив.
Вокруг тихо, ночь спокойная и темная.
Кассиан сидит, закрыв лицо ладонями, зарывшись пальцами в волосы.
База спит.

+1

7

    Скорость подъема Кассиана с постели ясно свидетельствует о крайне неблагоприятном психологическом состоянии органика. Кей-Ту поспешно убирает руку, чтобы не спровоцировать приступ паники или агрессии в свою сторону. В его памяти хранятся данные о том — слова Кассиана же — что его просто принять за врага даже на базе. Сразу после пробуждения органики как правило испытывают легкую дезориентацию, поэтому Кей-Ту считает, что отступить в сторону — наилучший способ предотвратить нежелательные реакции.
    Стоя в стороне, в целых двух шагах от кровати, Кей-Ту анализирует состояние и позу Кассиана. С вероятностью в 99% ему снился кошмар. Кошмар, как понимает Кей-Ту, это сбой в органическом мозгу, приводящий к стрессовому состоянию. Он может появляться только у тех органиков, которые находятся в спящем режиме. Поскольку органики не могут обходиться без спящего режима вообще, эту ситуацию требуется разрешить. Учитывая, что до сих пор сам Кассиан ничего по этому поводу не делал, во всяком случае, ничего из того, что Кей-Ту смог бы соотнести с попытками исправить кошмары, задача обеспечить психическую сохранность органика ложилась на его плечи.
    Убедившись, что Кассиан с вероятностью в 89% планирует просидеть в такой позе до самого утра, Кей-Ту шагает обратно к кровати и присаживается на корточки. Согласно его анализу, этот жест воспринимается органиками как дружеский, успокаивающий, миролюбивый. Это логично. Из корточек очень сложно умертвить собеседника. Кей-Ту все еще может сделать это руками, но он и не органик. Умерщвление Кассиана с вероятностью в 100% решило бы проблему с кошмарами, но прямо противоречит основной задаче Кей-Ту. Он кладет руку на плечо Кассиана, намеренно замедляя свои движения в три раза.
    — Это был кошмар, — констатирует Кей-Ту. — Пятый по счету.
    Разумеется, он ведет подсчет. Когда органик показывает тревожные сигналы нарушения сна, необходимого для нормального функционирования, с вероятностью в 96% их стоит фиксировать, чтобы затем всю собранную статистику можно было отдать врачам из медблока. Кей-Ту уже выучил местные порядки и по возможности всегда сохраняет все, что может даже приблизительно сойти за медицинские данные, в отдельном файле. Так починка Кассиана в 87% случаев происходит быстрее и эффективнее.

Отредактировано K-2SO (2018-10-01 21:50:01)

+1

8

Глаза у Кей-Ту светятся белым. Это важно, это Кассиан проверяет быстро, на секунду выглянув в темноту. Конечно, это просто плохой сон, конечно, это не на самом деле. Кей-Ту не убил бы его без отката, а откат уже был, и все закончилось хорошо. И глаза у него оставались белыми.
Нет никаких объективных причин бояться. Но Кассиан и не боится Кей-Ту - он боится снов. Боится того, что из одного сна попал в другой, и сейчас все опять повторится. Потому что они всегда разные, и он никогда не умеет их узнавать заранее, чтобы заставить себя остановиться или проснуться. Общее в них только то, что Кей-Ту убивает его.
Всегда.
Тело напрягается само собой, когда на плечо ложится рука из дюрастали. Кассиан заставляет себя выдохнуть, мышцы расслабиться. Он опускает руки вниз, смотрит, как в темноте горят глаза Кей-Ту. Кассиан заставляет себя не думать про них. Про руку он тоже не думает. Старательно, как умеет. Он выворачивается из-под нее только чтобы включить свет.
Свет резкий, тяжелый, Кассиан быстро промаргивает резь в глазах от него.
- Просто плохой сон. Ерунда.
Голос слишком хриплый, будто он сорвал его криком, хотя вряд ли он кричал на самом деле. Тогда Кей-Ту не стал бы ждать, а разбудил бы его сразу. Глаза у него горят белым. Напоминать себе глупо - они и были белыми, но Кассиан, все еще где-то между снов и явью, все равно напоминает, чтобы быстрее уцепиться за настоящее.
- Вернись в спящий режим. Будем досыпать, - просит Кассиан и трет лицо, и смотрит на часы, чтобы знать, когда наступит утро, сколько еще ему ждать.

+1

9

    Кассиан выворачивается из-под его руки. Кей-Ту поворачивает голову, провожает его взглядом, чтобы зафиксировать всю степень нервозности поведения органика по пробуждении. С вероятностью в 76% врачи найдут эти данные излишними, но Кей-Ту считает их важными. Органики часто называют излишним то, к чему потом хотят обратиться, поняв, что им требуется больше информации для принятия решений.
    Кей-Ту медленно разгибается, поднимаясь с корточек, и пять секунд смотрит на Кассиана. Зачем тот включает свет, если собирается уходить в спящий режим, не поддается никакому логическому объяснению. Насколько Кей-Ту успел изучить поведение органиков, они нуждаются в отсутствии света, чтобы перейти в спящий режим, исключая случаи, когда они были лишены возможности переходить в спящий режим длительное время или же нуждаются в починке. Тогда органики могут уйти в спящий режим в любой момент.
    С вероятностью в 69% Кассиан не будет досыпать. Кей-Ту медлит еще три секунды, но потом слушается: встает на свое место у стены. Поворачивает голову к Кассиану.
    — Чтобы перейти в спящий режим, тебе потребуется выключить свет, — информирует он так, будто Кассиан не в курсе. Затем поворачивает голову обратно, смотрит прямо перед собой.
    Ждет, когда Кассиан проследует к постели, чтобы убедиться, что тот хотя бы сделает вид, что планирует досыпать, прежде чем самому перейти в спящий режим. В отличие от органиков, дроиды не видят ни снов, ни кошмаров, ни ерунды. Иногда органики спрашивают Кей-Ту что-то об электроовцах, но он никогда не понимает, чего именно от него ждут. Что такое «электроовцы», он тоже не знает.
    — Напоминаю, что длительное отсутствие сна провоцирует увеличение риска сердечных заболеваний, диабета, рака, ожирения, в четыре раза увеличивается риск инсульта, усиливается чувство голода, появляются перепады настроения, проблемы с концентрацией внимания и памятью, не говоря о снижении иммунитета и прочих побочных эффектах.

+1

10

Кей-Ту смотрит на него. Следит за ним.
Кассиан чувствует на себе его взгляд так остро, как если бы взглядом можно было потрогать, ударить, убить.
Когда это случилось, Кей-Ту предупредил. Он и теперь предупредит - наверное - хорошо бы - но только если Кассиан будет спать, как ему услышать?
Он становится на место, но не выключается. Глаза горят. Белым, но они и тогда горели белым. Он стоит неподвижно, но он быстрый, какой же он быстрый. Перед глазами - будто голофильм вдруг проигрывается сам по себе - как дюрасталевая рука врезается в землю, туда, где секунду назад были ноги Кассиана. И еще - как Кей-Ту приближается, меняя траекторию, двигаясь, и попасть в него невозможно.
Остановить его невозможно.
Кей-Ту ему верный друг уже пять лет. Но остановить его все равно невозможно.
Когда он жил, притворяясь имперцем, ему было не так жутко. Когда чувствовал на себе мутный взгляд адмирала Грендрифа, оставался спокоен. Это было легко - в том, чем есть адмирал, он никогда не сомневался, ему он никогда не доверял.
Глаза Кей-Ту светятся. Он не уходит в спящий режим. Ждет, чтобы заснул Кассиан, хочет, чтобы он выключил свет. Зачем?
Кассиан трясет головой, снова трет глаза, давит в себе желание огрызнуться в ответ на перечень возможных последствий. Во-первых, это слишком похоже на те самые перепады настроения, во-вторых, на дроидов бессмысленно злиться. Они просто следуют своей программе.
Просто в Кей-Ту две программы. Просто теперь Кассиан не может об этом не думать.
Он старается не смотреть на Кей-Ту, никак не может взять себя в руки и от этого нервничает еще больше. Он умеет действовать вопреки страху, умеет доверять, он заметит, если что-то будет не так. Он должен быть хорош в этом. Это просто сон, и он умеет отделять ненужные реакции от нужных, думать головой, а не идти за эмоциями. Кроме тех случаев, когда не умеет. И это какой-то такой случай.
Кассиан вдруг чувствует себя ужасно одиноким. Он сворачивается, но заставляет себя снова лечь ровно. Нет никакой угрозы, нет совершенно никакой угрозы, и днем он всегда помнит об этом, а ночью просто старается спать без снов. Потому теперь так сложно.
Нет никакой угрозы.
Глаза Кей-Ту светятся белым светом.
- Ты не вернулся в спящий режим.
Кей-Ту уже много лет подчиняется только тем его приказам, которые ему нравятся. Только теперь это по-настоящему его тревожит.

+1

11

    — Ты тоже, — парирует Кей-Ту со своего поста, не поворачивая головы.
    Однако свет Кассиан все же выключил и даже до постели дошел, и это уже прогресс. Кей-Ту оценивает шансы своего органика на сон в жалкие 17%. Примерно во столько же он оценивает шансы найти врача в медблоке прямо сейчас, когда на часах ночь, еще не успевшая перейти в утро. С вероятностью в 79% там будет какой-нибудь дежурный медик или медсестра, медбрат, кто-то один, кто не справится с состоянием Кассиана. Кей-Ту не разбирается в компетенциях техников для органиков, но он знает, что техники для органиков с проблемами с головой — это отдельный сорт.
    — Исходя из моих наблюдений, это начинает превращаться в проблему. С вероятностью в 82% это проблема, которую ты не можешь решить самостоятельно. Тебе стоит показаться кому-нибудь в медблоке. Я могу сопроводить тебя, если это поможет.
    Договорив, Кей-Ту выжидает ровно пять секунд, после чего отключает фоторецепторы, уходя в спящий режим. Большинство датчиков отключается, но некоторые продолжают работать: датчик движения, например, и аудио-датчик. Даже в спящем режиме имперский охранный дроид не должен быть совсем беззащитным, поэтому меняется только скорость реакции, но не ее наличие.
    Учитывая упрямство Кассиана, до медблока утром его придется дотащить насильно. Кей-Ту анализирует возможные стратегии, рассматривает все варианты в фоновом режиме. Велеть Кассиану сделать это самостоятельно и положиться на его разумное суждение. Вероятность успеха: 14%. Доложить о состоянии Кассиана генералу Дравену. Вероятность успеха: 49%. Отнести Кассиана в медблок самостоятельно. Вероятность успеха: 89%. Кей-Ту анализирует возможность того, что Кассиан будет сопротивляться. Последние несколько недель тот проявляет признаки нервозности и повышенной тревоги. Кей-Ту снижает вероятность успеха до 82% и продумывает, что будет делать, если Кассиан решит бежать.
    Насколько эффективны будут саркастичные замечания в спину, или все же стоит прибегнуть к грубой силе. Кей-Ту знает, что сможет задержать его, если потребуется. Сможет задержать и не убить.

+1

12

Кей-Ту не угрожает. Ни в интонации, ни в сути. Он даже не использует поаелительное наклонение, хотя мог бы. А потом выключается, как Кассиан ему и говорил.
И все равно в комнате повисает ощущение угрозы, от которого хочется схватиться за бластер. Кассиан снова встает, но теперь не включает свет, берет бластер - но чтобы переложить его подальше, так, чтобы брать его было труднее.
Кей-Ту прав, с ним что-то не в порядке. И от этого никто не должен пострадать.
Кассиан снова ложится, ждет, раскладывая все, что чувствует, на составляющие. Это как разбирать оружие, чтобы почистить его. Проблема только в том, что это невозможно. Кассиан может вычленить и назвать все из сложного - но только на первый взгляд - клубка эмоций, которые он испытывает. Но только испытывать их от этого не перестанет.
Есть страх, и еще смущение на грани со стыдом от того, что он боится Кей-Ту. Есть опасение, что об этом узнает Кей-Ту. Беспокойство, что об этом узнают медики и его перестанут отпускать на задания. Паника, что не узнают и станут, и он провалит миссию, навредив восстанию. И ужас - это точно он - что из-за него после этой мелкой ерунды Кей-Ту выключат и уничтожат.
При этом нет уверенности. Нет чувства безопасности. Нет доверия.
Это ужаснее всего.
Утро должно исправить и это, потому Кассиан просто ждет.
На рассвете, когда становится серо вокруг, он встает, довольный, полный нездоровой энергии и радости от того, что он справился, дотянул, выжил.
Так он чувствует себя после миссий.
Но только это не миссия, это дом.
Это был дом.

+1

13

    Кей-Ту возвращается из спящего режима четко по расписанию и с не менее четким планом того, что следует делать. Вероятность того, что состояние Кассиана навредит его возможным миссиям и, более того, ему самому, слишком высока, чтобы продолжать ее игнорировать. У Кассиана было достаточно времени, чтобы решить проблему полностью самостоятельно. Очевидно, это или невозможно, в случае чего Кей-Ту хочет получить экспертное мнение со стороны, или это невозможно для самого Кассиана, в случае чего Кей-Ту поступает верно.
    Когда включаются фоторецепторы, Кей-Ту фиксирует положение Кассиана и его внешний вид, ясно свидетельствующий о том, что как минимум часть ночи он не спал. Следовательно, ему так и не удалось уйти в спящий режим. Следовательно, решение проблемы стоит брать в свои руки. Кей-Ту поворачивает голову, смотрит прямо на Кассиана. Тот кажется радостным. Кей-Ту оценивает это как тревожный признак.
    — Если я предложу тебе показаться в медблоке, ты попытаешься убежать, — не то спрашивает, не то констатирует он. — Просто хочу, чтобы ты знал: это упражнение не принесет мне удовольствия. Потому что дроиды не умеют испытывать удовольствие. Но даже если бы умели, это была бы не та ситуация, которая могла бы спровоцировать чувство удовольствия у меня.
    Кей-Ту замолкает и не двигается с места, только поворачивает корпус к Кассиану. Он знает, как схватить того так, чтобы убить, но и то, как стоит схватить, чтобы ничего не сломать и не покалечить, обеспечить максимум защиты и безопасности, знает тоже. Проделывал это уже достаточное количество раз, чтобы вывести идеальную формулу захвата. Кей-Ту просчитывает варианты отступления, которыми может воспользоваться Кассиан в худшем случае. Вероятность, что случай будет худшим, была высока. Очень высока.
    — Если будешь убегать, — после краткого молчания добавляет Кей-Ту, — будь добр, не сломай себе что-нибудь. Не хочу объяснять потом твои таланты в самостоятельном нанесении себе повреждений, ведь всем известно, что дроид — более вероятная причина повреждений, чем нервозный не выспавшийся органик. Побежишь от меня, Кассиан? — на всякий случай уточняет Кей-Ту.
    Вероятность такого исхода высока, но все же не стоит забывать, как часто Кассиан опровергает даже самые надежные расчеты.

+1

14

Скоро просыпается и Кей-Ту. Кассиан смотрит на него, улыбаясь, довольный тем, что утром все снова хорошо. Он - это он, Кей-Ту - это Кей-Ту, плохой сон - просто плохой сон. Да, пятый. Но пройдет еще немного времени, и они исчезнут сами собой. А он потом будет вспоминать их, как какую-то забавную историю, которой на всякий случай лучше ни с кем не делиться.
Кей-Ту снова говорит про медблок, и Кассиан качает головой. Он не станет бежать, он просто не пойдет. Откажется, потому что может, потому что с ним все в порядке, и он не собирается тратить и свое время, и время медиков. Тем более, что удовольствия от всего этого не получит даже Кей-Ту.
Кассиан смотрит на него с улыбкой, пытаясь понять, как лучше все объяснить. Можно через техников, на диагностику к которым приходится ходить Кей-Ту, но это плохая аналогия - потому что на диагностику тому ходить все равно приходится, независимо от желаний и несмотря на все, часто довольно логичные, возражения.
Но Кей-Ту связан указаниями командования, а он нет. Потому он как человек может просто отказаться, и именно это он собирается сделать - отказаться и заверить, что даже если Кей-Ту доставит его в медблок, там Кассиан будет врать, а врет он хорошо, и они просто потеряют часть дня, вот и все.
Он собирается, но не успевает.
Потому что Кей-Ту говорит точно то же, точно так же. И все мышцы в теле вдруг напрягаются, вспомнив, как во сне они не работали вовсе, и вокруг одни стены, бежать некуда, негде скрыться. Есть бластер, но бластер бесполезен. Такой сон ему тоже однажды снился, он помнит. Бежать бесполезно - он пробовал только этой ночью.
Утро, на котором он так ловко балансировал, вдруг лопается. Кассиан окунается в страх, отчаяние, панику - во все то, что обычно успешно игнорирует, но теперь не может. Он пятится, прижимая руку к груди; сердце ему еще нужно, пусть как-то иначе.
Он тянется за бластером, но тот действительно хорошо лежит, так, что сразу не достанешь, а рука у Кассиана страшно дрожит - насколько же он не в порядке, насколько сломался? - и бластер падает на пол. Кассиан не пытается поднять его, потому что он тогда наклонился, нырнул Кей-Ту под ноги и успел каким-то чудом. Каким-то чудом он не умер.
Пятится Кассиан, пока не упирается спиной в стену. Дальше просто некуда.
- Шансов нет, - бормочет он то, что помнит. - Сопротивление бесполезно, шансов нет.

+1

15

    Кассиан реагирует так, что Кей-Ту знает: такой реакции в его базе данных нет. Он остается стоять, чтобы можно было лучше проанализировать разворачивающуюся перед ним внештатную ситуацию. Кассиан не должен реагировать так. Другие органики могут, но не Кассиан. Кассиан был всегда рядом, и он никогда не боялся, но теперь Кей-Ту безошибочно считывает в его поведении страх. На всякий случай он оглядывается вокруг, чтобы найти источник дискомфорта, пока, наконец, не устанавливает его.
    Он сам. Вот что в помещении — источник дискомфорта.
    — Ну, отлично, — сообщает Кей-Ту, глядя на то, как дрожит рука Кассиана с бластером. — Пристрели меня еще, у вас же полный склад запчастей для охранных дроидов.
    С вероятностью в 53% угроза действует на Кассиана, с вероятностью в 79% — это страх заставляет его разжать пальцы и выронить оружие. Кей-Ту оценивает возможные сценарии дальнейшего развития событий. Кассиану срочно нужно к врачам. Уговорить его в таком состоянии явно не получится. Бормочущие нечто сложно идентифицируемое и не релевантное к предыдущим событиям или диалогу органики плохо реагируют на доводы логики и разума. Остается только одно.
    Кей-Ту приходит в движение резко.
    Он настигает Кассиана у стены, старается перехватить его руки — и надежно, и так, чтобы нанести минимум повреждений. И всего Кассиана вообще перехватить и оторвать от пола и стены, поднять на руки.
    — Я не собираюсь причинять тебе вреда. Кассиан. Кассиан. Я не причиню тебе вреда, — повторяет Кей-Ту своим ровным равнодушным голосом. — Сопротивление бесполезно.

+1

16

Кей-Ту двигается - и это неожиданно, резко, и очень быстро. Как ночью, как всегда. Кассиан чувствует, как в кровь выплескивается адреналин, но не успевает ничего с ним сделать  - Кей-Ту держит его, и это не та хватка, от которой можно освободиться, хотя Кассиан и пытается.
Он только чувствует, как бьется сердце, и дышать становится тяжело, и все становится вдруг каким-то размытым. Кей-Ту говорит спокойно и говорит про вред, но все это неважно - потому что потом он снова говорит то, что ночью.
Кассиан ждет, что ему сейчас вырвут сердце, но ведь обе руки у Кей-Ту заняты им. Тогда как? Сломает шею? Оторвет руки? Швырнет его в стену или в пол, разбивая голову? Сдавит, ломая кости?
Он снова тянет - всегда тянет, это чтобы было страшнее. Кассиан понимает это, но ему все равно страшно. Все, чему его учили в разведке, вдруг не работает. Потому что это сон, думает Кассиан и пытается заставить себя поверить.
Это еще один сон. Неважно, что глаза у Кей-Ту белые. Это потому что он много думал об этом ночью.
Кассиан все равно пытается освободиться, пусть даже знает, что это невозможно. На невозможность части вещей всегда можно закрыть глаза. Вдруг если сделать это, все получится? Хоть однажды? Хоть раз?
- Я сейчас проснусь, - говорит Кассиан, когда понимает, что не получится, не теперь, не ему.
Он закрывает глаза, но быстро открывает их, потому что не видеть - страшнее.
- Ты сейчас убьешь меня, и я проснусь. Давай, давай. Я хочу проснуться.

+1

17

    Кассиан пытается вырваться, и Кей-Ту, как может, пытается компенсировать его попытки. Однако невозможно и не дать ему вырваться, и не нанести ему минимальных повреждений кожных покровов, и первостепенной задачей Кей-Ту все еще остается обеспечение того, чтобы Кассиан продолжал функционировать. В таком состоянии он может разве что дофункционировать до нервного срыва.
    — Я не собираюсь убивать тебя, — констатирует Кей-Ту, свободной рукой подхватывая Кассиана подмышку за неимением лучших вариантов. — Не вырывайся. Я не причиню тебе вреда. Мы просто дойдем до медблока. Тебя нужно починить.
    Кей-Ту говорит короткими простыми фразами, которые легко понять даже в состоянии сбоящего логического центра. Теперь, когда Кассиан у него в руках, нужно переходить к следующей фазе спасательной операции. Он поворачивается к двери и аккуратно открывает ее локтем, как часто видел, как делают органики. Выходя, Кей-Ту четко рассчитывает свои обновленные габариты, учитывающие болтающегося Кассиана, чтобы не ударить того головой о дверной косяк или стену.
    Утренняя база уже пришла в движение. Выйдя на улицу, Кей-Ту останавливается, чтобы оценить свои шансы донести Кассиана до медблока, не вызывая вопросов. Они колеблются в диапазоне 16-22%. Органики до сих пор относятся к нему с недоверием, поэтому действовать следует осторожно. С вероятностью в 85%, если Кассиан будет откровенно сопротивляться, лучше его выпустить, чтобы не вызывать подозрений и чтобы органики не пытались его отключить.
    Никогда прежде вопрос доверия других органиков не влиял на результат миссии так сильно, как сейчас. Кей-Ту осторожно двигается прочь от здания в общем направлении медблока. К несчастью, вскоре им навстречу идут другие органики. И двое из них уже смотрят на Кей-Ту и Кассиана, пытаясь определить, что происходит. Кей-Ту анализирует, какую опасность они могут представлять для его миссии.

Отредактировано K-2SO (2018-10-05 14:47:43)

+1

18

Такого сна у него еще не было. Обычно он в них где-то на миссии, но теперь вокруг база. И - слишком правильная, слишком совпадающая с правдой до последних деталей. И дюрасталь слишком холодная, и время идет так, как идет. И нет ничего странного. И когда Кей-Ту его удерживает - это больно.
Шум из ушей понемногу уходит. Кассиану все еще страшно, но теперь он хотя бы осознает что-то еще, кроме своего страха и того, что он сейчас умрет. Если они на базе, его смерть не так уж важна. Важно, чтобы Кей-Ту не успел навредить кому-то еще. Чтобы не выдал базу. Чтобы все, о чем его предупреждали, когда он еще практически ребенком выпрашивал себе право оставить Кей-Ту, не случилось.
Он думает слишком четко, и спустя какое-то время Кассиан решает, что все-таки не спит. Это даже хуже. Он снова пытается, хотя уже точно знает, что не сможет высвободиться. Кей-Ту говорит - теперь уже не словами из сна - и на это раз Кассиан действительно понимает, что тот говорит.
Понимает, что как-то странно висит, что вокруг люди. Что Кей-Ту не спешит ни убивать его, ни уничтожать базу.
Ну конечно же. Это же Кей-Ту. Ему можно доверять.
Он ему и доверяет - всегда. Кроме тех моментов, когда спит.
Кроме тех, когда думает, что спит.
Последнее пугает и волнует Кассиана куда сильнее, чем то, как на него смотрят встречающиеся повстанцы. Разведчику нужна самая капелька удачи, быстрый ум, хорошая паять, отличная выдержка, внимательность, умение переносить боль, умение ее причинять и еще много всего разного, но это на самом деле ерунда, которую можно натренировать. Разведчику нужна устойчивая психика. Устойчивая хотя бы настолько, чтобы не путать сон с реальностью.
- Кей, - тихо зовет Кассиан, когда на них внимательно смотрит очередной повстанец.
Он задирает голову, проверяет просто на всякий случай. Глаза Кей-Ту светятся белым.
- Я не буду вырываться. И убегать. Ты не причинишь мне вред. И не убьешь. И не... отпусти меня.

+1

19

    Органики проходят мимо. Кей-Ту тоже продолжает следовать своей дорогой. До медблока недалеко, но он вынужден замедлить свое движение, чтобы, в случае, если Кассиан все же решит вырваться, и Кей-Ту его не удержит, тот не расшибся о землю. За время в пути у того в голове что-то происходит, с вероятностью в 80%, логический процессор наконец-то превозмогает ошибку Кей-Ту не останавливается, не замедляется еще, не ускоряется. Он продолжает следовать к медблоку, анализируя каждого органика на пути. Очередной органик цепляется за них взглядом.
    — Дойдем — отпущу, — информирует Кассиана Кей-Ту и просто продолжает идти.
    Органик, на секунду нахмурившись, тоже идти дальше.
    Вскоре впереди показываются двери медблока, и тут Кей-Ту ставит Кассиана на землю, но все еще держит его за руки. Взяв его за плечо, он ведет того к самым дверям и отпускает только там. Путь к отступлению Кей-Ту загораживает собой, готовый, в случае чего, ловить непослушного органика и тащить обратно в медблок.
    — К твоему сведению, всех нанесенных тебе повреждений можно было бы избежать, если бы ты просто послушал меня, — сообщает он. — Если я внесу тебя внутрь, они решат, что чинить надо меня, а не тебя. Иди сам. Я пойду с тобой. Ты не любишь медблоки.
    Кей-Ту нависает над Кассианом, чтобы тот осознал, что путей к отступлению нет и то, что сопротивление бесполезно, не шутка. О нелюбви органика к врачам и починке Кей-Ту знает: у него есть подтверждающие этот факт статистические данные. С вероятностью в 96% Кассиан приложит все усилия, чтобы не задержаться в медблоке надолго, и поэтому Кей-Ту стоит пойти вместе с ним, сопровождать его на всех этапах и, главное, информировать всех врачей, в чем именно заключается поломка и как она выражается.

+1

20

Перед ним - и еще над ним, и по сторонам, и вообще везде - Кей-Ту. Его нет только за спиной Кассиана, потому что за спиной у него двери медблока. И Кей-Ту совершенно прав: медблоки он не любит. Кассиан не может сказать точно, откуда взялась эта нелюбовь. Но в медблоках скучно, часто больно, а когда нет, то есть риск наболтать лишнего. А если не то, и не другое, то больно кому-то еще, и сделать с этим ничего нельзя, просто ждать. И там умирают, и он всегда чувствует там себя таким беспомощным. Из-за медблока и решения медиков Кассиан однажды перестанет быть разведчиком. Это не будет виной медиков, но он все равно обходит их, когда есть возможность.
Он смотрит на Кей-Ту и признается - сейчас возможности нет.
Кей-Ту теперь - снова Кей-Ту. Он и раньше им был, но только теперь Кассиан видит это четко и успокаивается, незаметно потирая под одеждой руки, где, кажется, уже проступают следы от дюрасталевых пальцев.
- Я могу пойти сам, - он звучит недовольно, но это скорее по привычке. - Я как-то дожил до шестнадцати, пока не встретил тебя, знаешь.
Кассиан говорит в основном чтобы потянуть время. Психиатров восстания он не любит особенно - все они почему-то хотят говорить с ним о детстве. Но делать нечего. Кассиан поправляет одежду, выдыхает и,  развернувшись, толкает дверь.
Идет к стойке, чуть нервно улыбаясь.
Что, если это конец для него как разведчика?
Что, если это конец для Кей-Ту как Кей-Ту?
- Я ненадолго. Настоящий визит не нужен.
Медик поднииает на него глаза, и Кассиан улыбается чуть уверенней.
- Просто увидеться с кем-то по нервам, чтобы мне выписали хорошее снотворное. Ну или какое есть на акладе.
Он спиной чувствует присутствие Кей-Ту, но не оглядывается.
Это сработает. Что-то, чтобы не видеть сны - и он будет в норме.

+1

21

    — Чудом, — бесстрастно отвечает Кей-Ту.
    Каким образом Кассиан дожил до шестнадцати, до сих пор остается для него невычислимой загадкой.
    Кей-Ту приходится пригнуться, чтобы пройти сквозь двери следом за Кассианом. Внутри он не отступает от своего органического напарника, следует за ним тенью — шаг в шаг. А когда тот останавливается у стойки, останавливается за его спиной, нависая и над самим Кассианом, и над стойкой, и над человеком за ней. То, что Кассиан говорит, не звучит как точно то, что зафиксировал Кей-Ту. Ему не нужно просто выписать хорошее снотворное. Ему нужно серьезно починиться. С вероятностью в 67% даже очень хорошее снотворное Кассиана не починит. Все равно что примотать отвалившуюся деталь обшивки изолентой.
    — Да, Малкольм свободен, сейчас оформим ваш не-визит, — медик принимается рыться в системе, быстро что-то вбивать. — Дроиду тоже снотворное?
    — Очень смешная шутка. Ха. Ха. Ха, — максимально четко отбивая «ха» паузами, реагирует Кей-Ту, так и возвышаясь за спиной Кассиана.
    Медик вновь поднимает глаза, открывает рот, чтобы сказать что-то еще.
    Кей-Ту тянется руками через Кассиана и, сжав голову медика, сдавливает ее, пока череп не лопается.
    — Очень смешная.

Отредактировано K-2SO (2018-10-05 22:06:14)

+1

22

Такой звук, будто лопнула, упав об пол, дыня. Громкий, звонкий.
Кассиан чувствует на лице брызги крови, но думать об этом и, тем более, исправлять это просто некогда.
Руки Кей-Ту тянутся по обе стороны, но они еще заняты остатками  человека, потому маленький запас времени у Кассиана есть.
Через секунду его руки на кобуре. На пустой кобуре. Бластер - не то, что можно добыть в медотсеке. Ограничителей тут тоже нет. Может, они потому пришли в медотсек? Нет места удобнее для охранного дроида, чтобы откатиться к старым настройкам.
Кассиан пока еще не разворачивается. У него будет очень мало времени, и как его хочется потратить на то, чтобы убежать, о, как ему хочется спастись. Но бежать можно только во сне, в реальности нужно делать свою работу, а спастись всем невозможно, и Кассиан напряженно  следит за тем, как проходит секунда, еще одна, еще.
Потом он разворачиваввется, резко и вдруг приходит в движение. Он уже делал это раньше, но тогда Кассиан отталкивался от коленного шарнира. Теперь он цепляется за руку и подтягивается, тянется к выключателю в Кей-Ту и, на случай, если он не успеет, и Кей-Ту сломает и его, кричит - кто-то же должен его услышать - кричит во все легкие:
- Тревога! Имперский дроид на базе! Имперский дроид!

+1

23

    Когда Кассиан вдруг начинает лезть на него, Кей-Ту лишь отступает назад. Этой вероятности в расчетах не было. Имперский дроид? Но откуда? Где? Здесь никого нет, кроме них и медика.
    — Кассиан, ты с у-уоооу, — на полуслове отключается Кей-Ту.

    Медик вновь поднимает глаза да так и сидит несколько мгновений с открытым ртом, а потом тихо тянется за комлинком:
    — Малкольм, ты должен это видеть. Сейчас. Это Андор, — быстро и негромко говорит он.
    Ситуация внешнатная: при нем разведчики еще вот так с ума не сходили, и что делать дальше, медик не знает. Но Андор представляет опасность для посетителей и работников медблока, если он не в себе, и поэтому параллельно с комлинком медик достает и бластер. Переключив его на парализующий режим, он стреляет Андору в спину. Потом набирает связистов и просит соединить с генералом Дравеном. Тот все равно узнает, так к чему оттягивать.

    Кей-Ту включается обратно словно неохотно. Едва фоторецепторы возобновляют работу, как он немедленно оглядывается по сторонам. Это одна из комнат медблока. Имперских дроидов поблизости нет, только очень озабоченный генерал Дравен стоит у стены, сложив руки на груди, и смотрит на Кассиана. Кей-Ту переводит взгляд на своего органического напарника. У того связаны руки, но к стулу он не привязан. Этого в расчетах тоже не было; на всякий случай Кей-Ту молчит.

+1

24

Это не страх. Пальцы у него дрожат просто потому, что телу не нравится, когда его парализует. Не страх, но все равно они послушно успокаиваются по его взглядом. Это главная причина, по которой Кассиан смотрит на свои связанные руки.
Не главная причина стоит у стены, и Кассиан не хочет слышать, что может сказать генерал, не хочет видеть, что там, на его лице. Скорее всего, ничего - он наверняка как всегда спокоен.
Кассиану хочется обнять себя. Вместо этого он снова проводит руками по лицу. Там были брызги крови, он почти чувствует, как они, высохнув, стягивают кожу. Да, он видел живого медика. Но до того он видел, как он умер. И оба они - мертвых и живой - выглядели одинаково настоящими.
Другая не главная причина включается - периферическое зрение улавливает движение и снова горящие фоторецепторы.
На Кей-Ту Кассиан смотрит только мельком - свет все еще белый. Сон? Не сон? - а потом наконец-то переводит взгляд на генерала Дравена. Если не сон, то нужно знать, какое между ними расстояние. Генерал выше по званию, его Кей-Ту решит убить первым. Если это вдруг случится опять.
Но только не случится. Кей-Ту здесь, и медик жив, и бояться нечего. Нечего - но только Кей-Ту прав, и Кассиан сломался. потому что он не может, он просто не может.
Он смотрит на генерала, пальцы снова начинают дрожать, и Кассиан сцепляет руки, сжимает их между ногами, чтобы это не так бросалось в глаза. Он должен справляться лучше.

+1

25

    Дэвитс всегда знал, что существовала опасность. Опасность заключалась в имперском дроиде и расходилась от него, словно ветви древнего дерева. Дроид мог кого-то убить. Дроид мог сдать Кассиана Империи. Дроид мог, наконец, свести Кассиана с ума, прямо как он мог наблюдать сейчас. За самим дроидом Дэвитс следил краем глаза. Куда больше он следил за Кассианом и то, что он видел, ему не нравилось. Дрожащие руки — всегда тревожный звоночек, но дело было не только в этом. Дэвитс оставался у стены прямо перед Кассианом и думал.
    — Расскажи мне, что случилось, — наконец, сказал он. Тон его не был грубым, но в нем проглядывала жесткость, присущая приказам, которые не обсуждались.

+1

26

    Кей-Ту поворачивает голову к генералу, когда тот заговаривает. Генерал обладает властью над его органическим напарником, и это все, что ему нужно знать. Что будет происходить дальше, как они будут чинить Кассиана, у Кей-Ту нет данных. Однако тот тон, который он регистрирует у генерала, не звучит как что-то, что приведет к хорошему исходу. Кей-Ту остается стоять у стены до дальнейших указаний. С вероятностью 89% ему лучше не вмешиваться, если он не хочет сделать все еще хуже для Кассиана.
    Кей-Ту поворачивает голову обратно в сторону органического напарника. Пытается высчитать, собрать из имеющихся у него данных хоть какое-то представление о том, как именно органики чинят подобные поломки в системе.

    Пока генерал говорит, Кей-Ту подходит ближе. Он цельный, черный, как клякса космоса на фоне светлых стен помещения, и свет, кажется, совсем не торопится отражаться от него. Ухает вглубь, застревает там, запутывается, как мотылек в паутине. Тонет. Умирает. Кей-Ту опускается на одно колено рядом с Кассианом, так что его фоторецепторы оказываются вровень с глазами органика.
    — Не бойся. Я не причиню тебе вреда.

+1

27

Кассиан кивает несколько раз, как будто просто не может остановить движение, должен повторять его снова и снова, и набирает побольше воздуха. Воздух на входе дрожит, но едва заметно. Это можно и не услышать. Хорошо бы, чтобы не было слышно.
- Это просто...
Он замолкает, как только замечает движение, напрягается - он сможет, успеет сделать так, что Кей-Ту больше никого не убьет?
Кей-Ту подходит - нет, надвигается, как надвигаются стихийные бедствия, вражеский флот или старость - и опускается, говорит так, как обычно делает, когда они одни. Конечно, он не причинит вред. Но только Кассиан еще чувствует кровь на лице. Еще помнит, как пусто в груди без сердца.
Он коротко, с опаской, смотрит на генерала Дравена, потом переводит взгляд на Кей-Ту, никак не может отвести.
- Я знаю, - тихо говорит Кассиан. - Я не боюсь. Ты тоже не бойся, ладно?
Он снова набирает воздух. Дышать получается проще, когда он напоминает себе о том, что должен это делать. Это - и еще отвечать, потому что иногда не отвечать нельзя.
- Это просто сны, - Кассиан смотрит на Кей-Ту, никак не может отвести взгляд от черной, как космос, дюрастали. - Последнее время мне иногда снятся плохие сны. Разные, но одинаковые. Всегда про одно и то же - про Кей-Ту. Сегодня была такая ночь, вот и все. Я буду в норме, генерал. Просто немного посплю - или проснусь, потому что я не знаю... Все тут какое-то зыбкое. Но я буду в норме, вам не о чем волноваться.

+1

28

    Кей-Ту загораживает собой все пространство, растекается в воздухе, словно чернильная клякса по мокрой бумаге. Только фоторецепторы зияют белыми пятнами. Когда Кассиан обращается к генералу, Кей-Ту склоняет голову набок, и в его лице — «лице» — почти можно прочитать что-то человеческое. Их двое: один — у стены, второй — здесь, совсем рядом. Когда он поднимается и отходит в сторону, наконец перестав загораживать генерала от Кассиана, вся стена напротив в крови.
    Второй Кей-Ту тоже в крови, но стоит так же неподвижно.
    Больше всех в крови, конечно, генерал Дравен.
    — Он больше не будет волноваться, — говорит Кей-Ту от двери и приоткрывает ее, оборачиваясь к Кассиану. — Нам нужно идти, Кассиан.

    — Кассиан! — вторит ему второй Кей-Ту от стены.
    — Пока кто-нибудь не увидел труп, — в пальцах Кей-Ту сжимает веревку, которой были связаны руки Кассиана. — И не отправил тебя на принудительное техобслуживание. Только руки вытри.
    — Кассиан! — громче зовет второй Кей-Ту.

+1

29

Он мог бы помочь, если бы руки не были связаны.
Мог бы?
Но только руки не связаны. На них кровь. Если смыть ее - генерала Дравена в жизни Кассиана Андора совсем не останется.
Он смотрит и смотрит на нее, потому что это проще, чем смотреть на генерала - на труп генерала. Проще, чем смотреть на Кей-Ту. Он предан, но убивает. Откатился, но совсем не так. Вышел за рамки того, что ждали от него, так же, как теперь вышел за границы дюрастали и расплылся, размазался по комнате. Его очень много, но кажется, что труп все равно занимает очень много места. Не в комнате - в Кассиане, в его голове, в его сердце.
Кей-Ту пытается вернуть себе позиции тем, что его теперь двое. Кассиан закрывает глаза, чтобы не видеть. Но одно из того, чему он научился у Чинука - это как знать, что должен сделать - легко. Сделать трудно, но он справится.
Еще он научился, что лучшая смерть - дома и в старости, а вторая - в бою, защищая то, во что веришь. Умереть на базе среди союзников от рук имперского дроида - это какая? Где она среди лучших и худших?
Кассиан отмахивается от второго Кей-Ту, на труп тоже не смотрит - он хочет помнить его другим, не так. Потом встает.
- Нет. Я не буду идти. Мне не нужно идти. Мне нужно убить... нет, отключить, это он умер, а не ты. Он, а не ты. Ты просто выключишься.

+1

30

    Кей-Ту не столько шагает к Кассиану, сколько перетекает, хватает его за запястья — дюрасталь обжигающе холодная. В комнате будто становится темнее, и только из приоткрытой двери сочится жидкий свет, которого недостаточно, чтобы охватить все помещение. Несмотря на то, что фоторецепторы у Кей-Ту белые, от них света нет — ни у одного, ни у другого.
    — Это для твоего блага, — говорит Кей-Ту.
    Сжимает пальцы сильнее, пока человеческие кости не начинают трещать.

    — Кассиан! — зовет другой Кей-Ту.
    Кей-Ту просчитывает, сколько давления нужно приложить. Не так уж и много. Органические материалы не могут выстоять против дюрастали. Убедившись, что оба запястья Кассиана сломаны, Кей-Ту возвращается к двери, открывает ее шире. Оборачивается обратно. Белые стены коридора медблока кажутся ослепительными — а может их и нет вовсе. Может, там просто свет.
    — Идем, — настаивает Кей-Ту.

    — Кассиан!

    Кей-Ту ждет еще и еще, и еще, и в коридоре слышатся шаги. Кто-то бежит к комнате — ровный перестук нескольких пар ботинок. Так бегают отряды. Кей-Ту поворачивает голову, выглядывая наружу, и просчитывает ситуацию: количество врагов, их вооружение, возможную стратегию захвата помещения. Второй Кей-Ту остается неподвижным на периферии зрения Кассиана, то и дело ускользая из поля зрения, если недостаточно концентрироваться.
    — Твоя жизнь — превыше всего. Не высовывайся, — Кей-Ту шагает в коридор, разом переставая растекаться в пространстве и вновь собираясь в привычную дюрасталевую махину.
    Слышатся выстрелы.



    — Кассиан!


    На белых плитах пола особенно хорошо заметна кровь. Бластер проезжает мимо дверного проема с противным скрежещущим звуком. Следом пролетает чье-то тело и падает где-то в другом конце коридора с глухим, громким звуком. Кто-то отдает приказы, голос знакомый — но все бесполезно. Кей-Ту вычищает отряд методично и расчетливо, не затрачивая на одного человека больше минуты.
    По стенам комнаты бежит вода. Сначала ее почти не видно, но потом, когда она начинает смывать кровь генерала, становится заметно: воды много, и она везде. Капает даже с потолка
— начиная с пары капель и все больше и больше, пока, наконец, не напоминает целый дождь, упакованный в одно помещение.





    — Кассиан, очнись!
    Ледяная вода должна обжечь Кассиану лицо достаточно, чтобы тот внял.
    Кей-Ту замирает у постели с ведром в руках.





    В комнате настоящий потоп.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [14.VII.05 BBY] Иногда убежать значит победить


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC