Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Хан Соло, Гален Эрсо, Исанн Айсард
Леди Люмия, Фазма, Джейна Соло

И хорошо, что часть рассудка прекрасно осознавала то, что это желание лживо,
что поддаваясь подобным соблазнам,
можно лишь загнать себя в могилу.
Corvus Bladd

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Незавершенные эпизоды » Amat victoria curam [X.21 BBY]


Amat victoria curam [X.21 BBY]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://i.imgur.com/Fy2bhX3.png

Padmé Amidala, Anakin Skywalker

Время: X месяц 21 год до битвы при Явине
Место: Корусант
Описание: пока республиканская армия клонов и джедаи ведут сражения с сепаратистами, в сенате идут свои баталии, и от результата вторых зависит успех первых.
[nick]Padmé Amidala[/nick][status]у меня есть конституция и бластер![/status][LZ]Сенатор от сектора Чоммел, очень нехорошая жена, мать и бабушка; демократия никогда не умрёт, а этого вашего <a href="http://swmedley.rusff.ru/profile.php?id=14">Скайуокера</a> знать не знает[/LZ][sign]


[/sign][icon]https://i.imgur.com/pqlvXrR.jpg[/icon]

0

2

soundtrack

Юная Падме, невзирая на эту самую свою юность, могла похвастаться тринадцатью годами активной бурной политической деятельности и полным погружением в аутентичную обстановку места обитания сенаторов. Если тогда храбрая маленькая принцесса не менее маленькой гордой планетки никак не могла понять, что же означает добрая половина речей политиков и почему законопроекты пьющих каф с оттопыренными двумя пальчиками принимают неохотно, то теперь сокращения «заседка» (то есть никому не нужные официозные дебаты), «хавчик» (крайне высокопарный приём у одного из богачей экуменополиса, на которые на самом деле все валились из-за двойных бесплатных порций жареных таунтаунов) и «с района» (то есть сенатор без образования и достижений, но с крайне высоким чувством собственных достоинства и ценности, заручившийся мощной поддержкой родного региона) давно стали привычными. Ну а тайна вторая открылась тоже — охотнее пропускают законы со стопкой кредитов на третьей странице, а монаршьи особы верят в либерализм. Падме верила. По юности и не только.   
И даже для своего юного возраста, Падме уяснила в достаточной степени, что демократия умирает под аплодисменты.

Сейчас, по её мнению, пресловутое равенство билось в удушающих агониях; примерно так, пожалуй, умеют душить тёмные джедаи, расплываясь в белесой пенистой улыбке. Надвигающуюся угрозу остро ощущали все, даже давно привыкшие жить под шорохом роб охранников в личных звездолётах и вечных бегах. Надвигалось что-то крайне масштабное, неисправимое и необратимое вспять, и, сколь ни пытались оставшиеся здравомыслящие сторонники чести воззвать к уму канцлера Палпатина, ничего не получалось; но Падме давно перестала верить в канцлера. Лицо Нута Ганрея, всё во впалых гнойных болотистых морщинах, снилось ей через две ночи, в рёве торговых барж над плавными изгибами линий башен.
Энакин её бы понял. Но беспокоить Энакина Падме решалась скрепя драпировку лифа (ну хоть какие-то плюсы от престольного отречения) и только после махинаций Силы с «эмоции ближнего своего пойми». Красноречие и бойкость пропадали разом, стоило ей переступить порог временного пристанища. Даже на дружескую чашечку физзида с Оби-Ваном не хватало энергии.

Сегодня же, прогнувшись под тяжёлыми расшитыми наплечниками, готовая покрошиться в звёздную пыль в любой момент, Амидала рассекала пресловутое недолговечное место жительства и активно жестикулировала пантомимой, то ли привлекая внимание Скайуокера, то ли, напротив, всячески его отталкивая.
— ...и потом — ты не поверишь! — потом Тал Меррик взял, встал и объявил, что в сложившихся условиях мы должны, — мадам сенатор от Набу с размаху врезалась в пупырчатую стеклянную лампу с бурлящей неоновой жидкостью внутри, — должны сосредоточить своё внимание на вопросе демилитаризации джедаев, потому что в сложившихся условиях коррумпированности властей и всеобщего социального напряжения, фора форсюзерам окажет эффект ионного лазера. И позволить Храму и всяким ушастым бородатым гранд-мастерам авиапарк — как с десять лет назад пыталась добиться разрешения джедай Рара — значит, подписать себе смертный приговор. Да его надо было в воздух вздёрнуть!
Падме, не останавливаясь и продолжая прогинаться под расшитым металлическими пластинками подобием чалмы, резко крутанулась и уставилась в окно. Центральный круг Корусанта, заполненный блёклыми огнями фар и тягучим запахом топлива, горел и пылал под жаром солнца. И эта красная духота, до предела раскаляя прозрачные стенки построек, медленно пробиралась под кожу.
Что-то упорно приближалось в алом зареве, а ни Сенат, ни, тем более, сама Падме не могли заметить чего-то очевидного. Под носом. Решить проблемы — тоже.
Зато они могли наблюдать, как Её Величество Демократия умирает под аплодисменты.
[nick]Padmé Amidala[/nick][status]у меня есть конституция и бластер![/status][LZ]<a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=463#p33573">ПАДМЕ АМИДАЛА</a><br><br>Сенатор от сектора Чоммел, очень нехорошая жена, мать и бабушка; демократия никогда не умрёт, а этого вашего <a href="http://swmedley.rusff.ru/profile.php?id=14">Скайуокера</a> знать не знает[/LZ][sign]


[/sign][icon]https://i.imgur.com/pqlvXrR.jpg[/icon]

+1

3

Корусант встретил его суетой и шумом слишком монотонным после рваного грохота турболазерных пушек. Город, чьи высотки кольцо за кольцом захватили всю планету, жил своей жизнью. Вдали от войны тысячи и миллионы живых существ спешили по своим делам, гудели нити перегруженных транспортных линий между царапающими небо строениями, где неспешно катилось в сторону заката огненно-золотое солнце. Город величественный и спокойный, город мирный, так казалось на первый взгляд, когда Энакин стряхивал с брони пыль других систем, захлебывающихся в горниле войны, когда корабль его только входил в атмосферу, приближаясь к светлому зиккурату храма в центральном кольце. Джедаи возвращались, чтобы залечить раны, чтобы восстановить - по возможности - равновесие Силы внутри себя, и снова улетали к неспокойным мирам.
Но первое впечатление было обманчивым. Через многие парсеки капля за каплей война просачивалась и сюда, завладевала умами. Еще не всех, но многих. Сражения шли далеко, но здесь принимались все новые меры безопасности, особенно с тех пор, как взорвался на взлете челнок с бывшим канцлером, когда-то низложенным небезызвестной набуанской королевой. Город боялся, отзывался в Силе тревогой, паутинными нитями тянущейся со всех корусантских уровней. И в то же время город делал вид, что все в абсолютном порядке, прятал опасения за сверкающими фасадами и напускной праздностью.
Джедаи черпали новые силы в храме. У Энакина был свой храм, свой островок спокойствия посреди окружающей бури, на одну причину больше, чем у остальных, спешить на Корусант, чтобы оказаться рядом с самой близкой ему женщиной. Его женой. Одно из немногих приятных исключений в нелюбимой им компании политиков, найти управу на которых до сих пор не удавалось даже канцлеру, как бы тот не старался. Легко рассуждать о войне, удобно расположившись в сенатской ложе, но сколько из сенаторов действительно могли представить себе происходящее, сколько чувствовали войну на собственной шкуре? И сколько из них были на самом деле на стороне республики?
Судя по тому, что рассказывала Падме, единицы.
Энакин непроизвольно сжимает кулаки, живая и механическая руки действуют синхронно, а радость от встречи с Падме разбавляется глухим раздражением - да сколько можно? Есть столько проблем, которые действительно заслуживают внимания, но нет, они будут до посинения спорить, как еще им потеснить джедаев, пока есть возможность. А джедаев не надо теснить, их и так остается все меньше. Слишком многие не пережили первый год, расслабившись за мирные годы, оказались не готовы. Эти ситховы ублюдки не отступали по телам товарищей на Джеонозисе, не смотрели в глаза остающимся на Джамбииме падаванам последний раз перед тем, как взлететь и знать, что больше вы никогда не встретитесь. Так давайте поговорим о том, как сделать эти замечательные моменты еще чаще.
Будь у него возможность, за шкирку притащил бы того же Меррика на передовую и без всяких ушастых-бородатых для прикрытия, бластер в руки и вперед. А он бы с Альфой и Рексом делал ставки, сколько секунд продержится этот умник.
Падме его понимала. Но ни у нее, ни у него не было возможности сделать так, как хочется.
- Я так понимаю, - мрачно произнес Энакин, - почти все послушали его.
Он стоял рядом с Падме, осторожно касался ее руки, спрятанной в тяжелых одеяниях - опять этот политический облик - не зная, как успокоить ее, потому что и сам разделял ее чувства.
- Неужели они не понимают, как сейчас важна боевая подготовка? - Скайуокер искренне не мог поверить, как глупы бывают люди. - Если джедаев назначили руководить республиканской армией, то разве нас не должны обеспечить всем необходимым?
Он глубоко вздохнул, чувствуя, как наполняет легкие густой, пропитанный солнечным жаром воздух. С соблюдением первого правила джедайского кодекса у Энакина всегда были большие проблемы.
- А что говорит канцлер? - спросил он. Не может быть, чтобы Палпатин принял другую сторону.
Падме, которая почти ежедневно сталкивалась с твердолобостью сената, но находила силы бороться с ним дипломатически, казалась ему образцом джедайского терпения.
[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]straight outta tatooine[/status][icon]https://i.imgur.com/WPL0tDN.gif[/icon][sign] [/sign][LZ]<b>Энакин Скайуокер</b>, рыцарь-джедай[/LZ]

+1

4

soundtrack

Крепко стиснув кулачки до пунцовых пятен, Падме долго-долго всматривалась в линию наклонённого горизонта. Крошечные грузовые шаттлы катились шариками и отстукивались друг от друга, в то время как разноцветная масса под солнечным дождём неправильно переворачивалась и пятилась наоборот. Падме устало приложила пальцы к вискам. Каждый день всё ещё разумно мыслящие представители своих секторов и планет схлёстывались в неравной битве с подавляющим количеством отпетых крайне благоразумных шипящих теоретиков, попросту трусов. Но назвать Меррика трусом означало бы попасть под общественный трибунал. Более того, зная Меррика, дело могли довести до амнистии.
А если сенатору Амидале объявят акт о недоверии, плохо будет не только Чоммелу.

Падме выдохнула, распахнула глаза и тепло улыбнулась Энакину, чуточку касаясь пальцами, унизанными печатными кольцами, родного запястья. Дышать стало чуть посвободнее, сезон открытия оперы уже не казался таким назойливо-шумным и аляпистым, а привычное самообладание вернулось. Стоит вспомнить тот ужин, где некий гость из Колоний начал что-то уверенно разглагольствовать про полную несостоятельность карликовых планет с монархическим устоем. Падме тогда вдавила остриё каблука, инкрустированного платиной и рубинами с Муунилинста, прямо в тонкие морские туфли (небось на Мон-Каламари сыплет украденными кредитами) и с два часа шёпотом разъясняла все заслуги таких планет, как Набу, Альдераан и Апейлана перед Галактикой.
Оби-Ван тогда долго смеялся и с удовольствием пригласил непутёвого оратора на встречу в библиотеке с корусантской среднеобразовательной школьной академией, помочь Амидале читать вслух сказки о паре сиблингов, которых съела датомирская ведьма, предварительно откормив полимерами. 
Так вот даже тогда у неё хватило мужества провести остаток вечера с ослепительной улыбкой и за анекдотами о джедайских целибатах. Пошлость просачивалась и в круги так нарекаемой элиты.

— Канцлер ничего не говорит, — она отпустила ладонь мужа и быстрым шагом направилась к плюшевому серому креслу, пытаясь выдрать конструкции брошей из рогаликов на голове, — он изящно переводит тему на изумительные закаты на Корусанте.
Как говорится, против рассуждений о красоте природы не пойдёшь.
— Канцлер Палпатин выбирает заповедь одного очень умного философа с родины Бейла Органа. Как говорил философ, «мудрец будет скорее избегать болезней, чем выбирать средства против них». Он умер от нановируса, кстати.
Ненавистные железки стукнулись об пол, а Падме рухнула вслед за ними в кресло. Головная боль продолжала нарастать, а волнение Энакина передалось и ей. Он, в отличие от говорилен, проводит дни и ночи под выстрелами и среди смертей, и если уж человек с места ведения боевых действий убеждён в безнадёжности ситуации, то препирания из-за стоек на пользу Республике не пойдут, а разрушат её окончательно. 
— Есть ещё одна новость. Просто ужасная, — Падме округлила глаза до размера двух иллюминаторов в военном корабле и чуть прикусила язык, — взаместо продолжительного комментирования небесных аномалий, Верховный канцлер оказал мне доселе невиданную честь: заняться подготовления к дипломатической миссии и отправиться на тайные переговоры с чиссами. Конечно же, кто-то должен сопровождать сенатора, и, желательно, не открыто, — грустно вздохнула Амидала, освобождая руки из пут браслетов по локоть. А она так надеялась сегодня поспать.
— Я бы не хотела тревожить тебя и справилась о Кеноби. Или, может, отправить Тано? Тебе нужно набраться сил.
За окном ввысь полетели шляпы; раздались рёвы частных звездолётов. Корусантская опера распускала купол лепестками цветков, а у Падме на кончике языка щипало солью из крови тех, кто сейчас падал в вечную бездну тишины и покоя.

[nick]Padmé Amidala[/nick][status]у меня есть конституция и бластер![/status][LZ]<a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=463#p33573">ПАДМЕ АМИДАЛА</a><br><br>Сенатор от сектора Чоммел, очень нехорошая жена, мать и бабушка; демократия никогда не умрёт, а этого вашего <a href="http://swmedley.rusff.ru/profile.php?id=14">Скайуокера</a> знать не знает[/LZ][sign]


[/sign][icon]https://i.imgur.com/pqlvXrR.jpg[/icon]

0

5

В то, что канцлер отказывается что-либо предпринять, Энакину верилось с трудом. Вот не сходились слова Падме с тем, что Палпатин обыкновенно рассказывал ему при личных встречах, он всегда наставлял его действовать, даже если совет джедаев опять сидит на подушках, медитирует и рассуждает о том, что хорошо и что плохо. Но у всех был фактор ограничения, у Энакина - совет, у канцлера - толпа бюрократов, которые любят поспорить в пышных мантиях и ничего не сделать, потому что на любые  действия нужны деньги, которыми не все горят желанием делиться.
- Канцлер Палпатин не похож на человека, который сдается просто так, - возразил Скайуокер. - Я думаю, у него есть план, а сейчас он просто отвлекает внимание. Я надеюсь.
Он с улыбкой наблюдал, как сенатор Амидала освобождается от официального внешнего вида и становится той самой Падме, которую он никогда бы от себя не отпускал, если бы не долг перед орденом и республикой, что они порой совершенно не ценят.
В Силе Энакин видел темное облако взволнованности и тревоги, которое укрывало его жену, и рассеять его не могло даже беззастенчиво смотрящее в высокие окна солнце.

- Но это же хорошая новость, - надежды частично оправдались, канцлер правда не бездействовал. - Чиссы - отличные воины, их поддержка даст нам большое преимущество перед сепаратистами.
Энакин лично никогда не сталкивался с чиссами, но слышал достаточно об их боевой подготовке и мощи из надежных источников. Тем хуже, если с ними в контакт вступит граф Дуку раньше, чем успеет республика.
Скайуокер ощутил легкое покалывание в правой руке там, где дюрастил соединялся с плотью, как и каждый раз, когда он вспоминал Дуку. Кроме обычной вражды командиров армий по разные стороны баррикад, у Энакина к графу были и личные счеты.
- Такие союзники - большая удача, - воодушевленно произнес Скайуокер.
Но энтузиазм быстро остыл.
Отправить вместо него Оби-Вана? Энакин никогда не ставил под сомнение мудрость и владение клинком своего учителя, который был в числе немногих, кому он мог бы доверить защиту Падме, но не тогда, когда может сделать это сам.
Он уже не падаван и много раз доказывал, что может справиться даже с самыми невозможными заданиями, если такие возникали, так с какой стати приоритет до сих пор должен быть у Оби-Вана? Не говоря уже об Асоке, сюрпризе от Йоды, которой еще многому предстоит научиться.
По улыбке жены Энакин понял, что возмущение отразилось на лице слишком явно, и поспешно нахмурился, чтобы скрыть его.
- Асока - способная ученица, но она вчерашний юнлинг, ее нельзя отправлять одну на такое задание, - как можно спокойнее произнес Скайуокер. - Оби-Ван... он нужен совету, как я слышал. Я могу защитить тебя не хуже и даже лучше.
Он отступил назад и широко улыбнулся.
- Признайся, ты меня дразнишь. Это отличный шанс для нас побыть вместе. Переговоры тайные, значит, не будет большого сопровождения. Как мы и мечтали. Просто идеально!
Все возможные проблемы отступали на второй план. Энакин не верил, что Падме может отказаться от щедрого подарка судьбы, который сводил их вместе, пусть и ненадолго.
Мысленно он уже стоял на мостике звездолета, прижимая к себе Падме.
- Я лечу с тобой, - тоном, не допускающим возражений, заявил Энакин. - Считай, что с канцлером и советом уже все решено.
Он не был уверен, что со вторым пройдет все так же гладко, как и с первым, но у совета нет объективных причин отказывать ему в участии в миссии.
Энакин не нуждался в отдыхе.
[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]straight outta tatooine[/status][icon]https://i.imgur.com/WPL0tDN.gif[/icon][sign] [/sign][LZ]<b>Энакин Скайуокер</b>, рыцарь-джедай[/LZ]

Отредактировано Darth Vader (2018-05-18 00:45:58)

+1

6

soundtrack

Энтузиазм у Энакина хлестал прорванной трубой в инфраструктурной организации Щадда-Би-Борана. Падме кисло улыбнулась, что-то невнятно промычала в ответ и постаралась стащить последнюю кару звёзд, объёмные ярусные серьги. С одной стороны, в словах рыцаря-джедая правда была: вряд ли можно было найти второго такого искусного фехтовальщика и чувствительно к Силе человека. Со стороны другой, Падме нуждалась не столько в защитнике, сколько в соратнике и третейском судье. И как ей донести эту мысль до торчащих кудряшек в голове юнца, как ей отказать, не обидев неразумное дитя? Ответ напрашивался сам собой — ровно также, как объявить бойкот свободной торговле в хаттском пространстве и посмотреть, что сделают бароны с поставками на планеты сенаторов. Хорошо если не повяжут энергоплётками и не устроят показательную порку противников глобализации и развития свободного рынка.
— Эни, — Падме постаралась как можно больше смягчить голос, ласково дотронуться до плеча мужа и успокоить. Получилось проскрипеть, ущипнуть и споткнуться.

— Я глубоко ценю твою привязанность и желание оберегать меня, — поправив ошейник-воротник из  церлина, ей пришлось обойти джедая против часовой стрелки и положить руки на плечи, предварительно встав на мысочки, — а также возможность заняться починкой вакуумного насоса моего корабля. Но ты чересчур импульсивен и категоричен, радикален в своих суждениях; чиссы, сколь бы не были чисто милитализированным сообществом, ценят рассудительность и взвешенность. Оби-Ван замечательно справится с ролью компаньона и независимого объективного оценщика, — знал бы Скайуокер, с какой болью Падме сейчас скрепляла сердце титановыми обручами и забивала гвозди! У неё не было позволения распоряжаться ответственными заданиями по собственной прихоти, и — сколь бы ей ни хотелось упасть в родные объятия и заняться совершенно делами негосударственными — в первую очередь думать стоило об эффективности. Предчувствуя новый взрыв такого раздражающего, но невероятно трогательного волнения, она решила смягчить тяжёлый удар судьбы:
— Мы сможем переговариваться по комлинку. Энакин, это не увеселительная прогулка в садах Тида, а крайне серьёзная миссия. А ты нуждаешься в отдыхе, и это не подлежит обсуждению!
В последний момент Амидала совершила непростительную ошибку: подняла подбородок. Эта вдохновенная уверенность в собственных силах, эта жизнь, эта раскрепощённость и жажда ринуться с ней в...
— Даже не продолжай.

Падме скрылась за дверьми соседней комнаты в попытках восстановить пульс, быстро накинула лёгкую тунику арбрского хлопка жемчужно-серого цвета, и, решив что в таком виде вся свора советников Набу обвинила бы её в государственной измене, вернулась на прежнее место. Удар так или иначе, а хотелось облечь в положительные оттенки.
— Но ты можешь помочь мне построить маршрут и подготовить шпаргалки с речью в голодневнике, — с сомнением добавила жена года, стараясь не коситься в сторону Скайуокера. Ей ли не знать, как влияет на него это несуществующее слово «нет». И, в конце концов, это для его же блага. Насладится сном, сходит в спа-салон, заплетёт косички... Или как там джедаи проводят свободное время.
Небольшой диск мелькнул в пальцах; вовремя подъехавший дроид зажужжал, закрутился вокруг оси и выстрелил разливом голубой сети в потолок. Предсумеречные лиловые лучи заката красиво переплелись с фрагментами карты.
Падме, облокотившись на подлокотник дивана, сосредоточенно хмурилась.

[nick]Padmé Amidala[/nick][status]у меня есть конституция и бластер![/status][LZ]<a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=463#p33573">ПАДМЕ АМИДАЛА</a><br><br>Сенатор от сектора Чоммел, очень нехорошая жена, мать и бабушка; демократия никогда не умрёт, а этого вашего <a href="http://swmedley.rusff.ru/profile.php?id=14">Скайуокера</a> знать не знает[/LZ][sign]


[/sign][icon]https://i.imgur.com/pqlvXrR.jpg[/icon]

0

7

Она ушла, не дав ему ответить и оставив наедине с немым возгласом возмущения, которое теперь можно было высказать только светлым приземистым креслам. В ожидании Энакин нарезал вокруг них круги подобно запертому в клетке зверю, которому и сидеть на месте не хочется, и деваться некуда. Вот и теперь придется ждать, пока Оби-Ван вернется с важного, ситх побери, секретного задания с его женой под ручку. Снова все решили, не спросив его. То есть спросили, конечно, только ответ выслушать не пожелали, потому что кого здесь вообще волнует его мнение?
Уползающее за горизонт экуменополиса корусантское солнце сверкало особенно ярко, отражаясь в сверкающих поверхностях зданий, бросая отраженные блики через прозрачную стену. Интерьер окрасился в мрачные коралловые и багряные тона под стать настроению Энакина, который уже не светился от радости, как всего час назад; только закрученная каамасская статуэтка насмешливо переливалась всеми цветами радуги.
Раздражало.
Скайуокер едва не поддался порыву швырнуть ее в ближайшую стену, чтобы не выбивалась из общей угрюмой атмосферы, но вовремя спохватился, подозревая, что Падме не оценит порчу республиканско-набуанского имущества. Вместо этого он тяжело опустился в кресло спиной к статуэтке, чтобы не смотреть на нее.
Как раз вовремя – в гостиную, легко шурша арбрским хлопком, вплыло самое очаровательное создание в пределах как минимум одной планеты. Раздражение ненадолго улетучилось, не в силах справиться с тем, что испытывал Энакин, глядя на жену.
Если бы она еще согласилась с ним, он решил бы, что попал в сказку. Но редкие даже для его детства сказки остались погребены в татуинских дюнах. Энакин постарался придать своему лицу нейтральное выражение, пока она рассматривала карту. Нет эмоций, есть покой, гармония, спокойствие… что там еще он должен испытывать, когда его демонстративно отодвигают в угол? Наверное, величайшую радость познания Силы.
- Если не следовать официальным маршрутам, можно сократить путь на несколько прыжков. Вот здесь, здесь или здесь, - он поднялся, указывая точки входа и выхода в гиперпространство среди парящих в гостиной голографических точек космических тел. – Подготовить речь? – Энакин хмыкнул, будто услышал смешную шутку. – Конечно, я ведь каждый день тренируюсь в произношении речей. Зачитываю их каждому боевому дроиду, пока учитель делает Вентресс комплименты световым мечом. Важнее этого только эффектно сбросить накидку перед боем, Оби-Ван делает это лучше всех и поэтому никогда не проигрывает. Почти, - произнес он тише, будто слова заглушил шум холодного джамбиимского дождя.
Энакин сделал шаг через голографическое поле, чтобы оказаться ближе к Падме.
- Есть мало ролей, с которыми учитель не сможет справиться, - продолжил он. – Будет крайне объективен, а если вдруг что-то случится, он будет защищать тебя как сенатора. Быть может, как друга. Я буду защищать тебя как жену. Ты действительно думаешь, что я не справлюсь? – неверие ранит не хуже бластерного заряда, и она знает это так же хорошо, как и сам Энакин. Раньше знала. – Что я хуже его?
Каждое слово – тяжелое, размеренное. Она не смотрела в его сторону – что происходит между ними?
Короткий вдох, чтобы собраться и задать последний вопрос.
- Почему ты избегаешь меня?
[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]straight outta tatooine[/status][icon]https://i.imgur.com/WPL0tDN.gif[/icon][sign] [/sign][LZ]<b>Энакин Скайуокер</b>, рыцарь-джедай[/LZ]

+1

8

Вечер наваливался на выступающие краеугольные острия покоев приезжих политиков багряными лужами крови. Цивилизованный экуменополис всё больше походил на дикие, заброшенные коррибанские пустыни с их мрачным ореолом зверских прошлых дней.
— Энакин Скайуокер, — с лёгкой тенью раздражения, поведя отдыхающими от тяжёлых металлических конструкций плечами, сенатор пятилась к спасительному уголку, уложенному благоухающими горшками с датомирскими фикусами. Электрические голубые спирали впалыми плоскостями сплетали один из тех фантастических набуанских головных уборов вокруг джедая, которые заставляли сердце Падме сжиматься и биться часто-часто. — Не ломай комедию. Мы не на открытии оперного сезона, да и в последний раз в самом начале арии Дивы Шаликвы ты уже храпел.

Он был хорош, и этого Падме отрицать не могла; хорош в настойчивости, пробивая одним лишь взглядом титановую обшивку военных кораблей; он был хорош во всём, превосходя своей незыблемой уверенностью её собственную, податливую и сострадательную, и от этого Падме ещё больше хотелось сжаться комочком пульсирующего уаладона, выпустить плавники и отогнать.
Но она не могла.
— Ладно! Твоя взяла. Полетишь со мной вместо Кеноби. 
Не в силах выдерживать тяжёлый взгляд мужа, буравящий дыру в плотных складках на груди, новоявленный посол с провальной миссией стремился оценить начало по десятибалльной шкале.
Ночной вылет в неизвестные регионы со скачками, минусовое присутствие единственного здравомыслящего, умиротворённого в роскошных усах и чётких действиях джедая, уязвимость по причине наличия незаконного супруга...
— Когда канцлер вызовёт меня «на ковёр», обгладывать хрупкие косточки балрогом, — драматично заламывая руки и мечась по неоновым флюидным светильникам, продолжала Падме, — я помяну тебя, любовь моя! О том, как ревность к световым клинкам и пятичасовым полётам сгубила честного сенатора от сектора Чоммелл. Ты счастлив, я полагаю!   

Энакин был, безусловно, счастлив. Ему не понадобилось и часа, чтобы выторговать желанное, и теперь приходилось разбираться с последствиями сговорчивости и липкой радостью, зарождающейся внутри. Это такое неправильное решение, бьющее все рекорды благоразумности, вселяло в Амидалу невероятную уверенность, что теперь переговоры обречены на успех. Он защитит её, разрядит обстановку, а потом, потом...
— Собирайся, — выдохнула Падме, отзывая дроида. Голосеть погасла.
Небо прояснилось; теперь закат парил над раскалёнными солнцем куполами, уходя в эфемерную зелёноватую дымку.
— Вылетаем через час. Надеюсь, — взгляд, полный укора, мандалорским копьём полетел в сторону мужа, — ты счастлив.
Двери сенаторских покоев мягко разъехались, и так же тихо скрыли шлейф платья.

[nick]Padmé Amidala[/nick][status]у меня есть конституция и бластер![/status][LZ]<a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=463#p33573">ПАДМЕ АМИДАЛА</a><br><br>Сенатор от сектора Чоммел, очень нехорошая жена, мать и бабушка; демократия никогда не умрёт, а этого вашего <a href="http://swmedley.rusff.ru/profile.php?id=14">Скайуокера</a> знать не знает[/LZ][sign]


[/sign][icon]https://i.imgur.com/pqlvXrR.jpg[/icon]

0

9

Энакин только улыбался, не слушая слов, сами по себе они ничего не значили, когда ясна суть, улыбался не то счастливо, не то с грустинкой, осколком затерявшейся в светлых глазах. Несколько дней рядом, близко, как и сейчас, протяни только руку, но всего несколько дней. Потом – снова по звездам расстояние считать и думать, что с каждым взмахом светового меча, с падением каждого врага ближе, и осознавать на следующее утро, как сильно заблуждался.
И он бы хотел, чтобы движение галактики остановилось. Время замерзло, не надо думать, что будет потом. Только о том, что сейчас.
Сейчас он успел добраться до храма, забрать немногое нужное, помелькать перед Советом и вернуться меньше, чем за стандартный час, названный Падме. В этом полушарии сгустилась ночь, но на Корусанте никогда не было темно по-настоящему, множество огней прорезали воздух, мелькали фарами спидеров и искрились вывесками за транспаристиловой стеной комнаты, все цвета мира, непохожие на монотонность сумрачной пустыни.
Мысли Энакина больше занимало пространство за пределами огней. На доли миллисекунды закралось подозрение, что полет может все же быть не просто увеселительной прогулкой для двоих и безликого персонала, и растворилось без остатка, когда перед ним появилась его жена в дорожной одежде и с плотно набитыми чемоданами.

На вип-платформе космопорта было почти тихо, не ровня основной его части, где перемешались представители всех известных и не очень народов галактики в беспорядочную живую толпу, разбавленную разноклассовыми дроидами. Самая возня здесь была вокруг сверкающей и гладкой, как рыбешка, небольшой набуанской яхты – взрыв на посадочной площадке год назад, устроенный наемными убийцами, из памяти еще не стерся; сейчас проверяли особенно тщательно, и по краям выстроились ровными рядами сенатские коммандос в безликих синих шлемах. Секретное правительственное задание. Еще бы оркестр пригласили и красную дорожку постелили под ноги.
Внимание Энакина привлекла другая охрана: в плащах до самой земли и с черными плюмажами на шлемах. Его охватило легкое волнение, последний раз он видел канцлера относительно давно и по голосвязи, предмет разговора был не из приятных. Палпатин обладал поразительной способностью выискивать темы беседы в самом сердце юного джедая, тщательно скрываемые от других. Выговориться хотелось, но каждый раз было нелегко это сделать, слова разлетались острыми обломками, поймай, чтобы произнести, поранься до крови. Ободрение старшего не приносило облегчения надолго, растревоженное болело.
Падме не знала об этих разговорах, приветствуя канцлера, Палпатин благодушно улыбнулся в ответ. Сначала ей, затем ему, остановив на нем внимательный взгляд.
- Теперь я уверен, что сенатор Амидала в надежных руках, - произнес канцлер после нескольких фраз с Падме о деталях миссии.
- Я не подведу, сэр, - быстро ответил Энакин, удержавшись от того, чтобы не переглянуться с женой.
- Да, мальчик мой. Я знаю.

От россыпи искусственных звезд – к настоящим, что уже вытянулись долгими линями за иллюминаторами. Корусант удалялся на всех световых скоростях, Си3ПО, поблескивая золочеными боками, вертелся и рассказывал притихшему АрДва о нелюбви к полетам. Если в мире и оставалось что-то стабильное, оно воплощалось в этих двух дроидах.
Энакин вернулся из кабины пилотов, проверив маршрут в навигационном компьютере, и расслабленно опустился в кресло. В каюте они остались вдвоем, в приглушенном освещении, разбавленном миганием датапада в ее руках.
Он не устал, наоборот, давно не чувствовал себя настолько  полным сил и готовым к новым свершениям. Энакин мысленно усмехнулся своей правоте – вот он, лучший отпуск, а не в храмовом зале медитаций под чтение мантр и древних истин ничуть не менее древних джедаев.
- Ну что, продолжим сочинять приветственную речь? – он потянулся к Падме, обнимая за плечо. – Или будут другие предложения, сенатор?
[nick]Anakin Skywalker[/nick][status]straight outta tatooine[/status][icon]https://i.imgur.com/WPL0tDN.gif[/icon][sign] [/sign][LZ]<b>Энакин Скайуокер</b>, рыцарь-джедай[/LZ]

+1

10

По профпригодности, полосочкам на голопамятке и выбираемым рекреационным ресурсам — подгонка платья и мультичасовая боевая раскраска под приём должны были сочетаться с делами, государству полезными и налогооблагаемыми — Падме встречалась с джедаями мастей многих, включая серых отшельников, преследовалась викуэями и распивала непотребные напитки с кореллианцами, кланялась в щупальцы мон-каламарцам и даже кружилась в танце с четвероюродным кузеном Джаббы Хатта. Но ни один гуманоид, ни одно простейшее, никто в целом свете не мог сравниться с переходящей все звёздные границы наглостью, хамской самоуверенностью и пробиванием желаемой нелегальщины Энакина.
Падме бы соврала, сказав, что ненавидит это в нём. Обиднее всего, что она не могла научиться справляться с приступами умиления, с...

— Рыцарь Скайуокер, — ядовитым, не идущим к полусброшенной мантии, отороченной тесёмкой с малоизвестной набуанской гжелью, тоном отчеканила госпожа сенатор, — мы, кажется, обсуждали условия... вашего присутствия. Миссия. Серьёзная, ответственная, значимая. Не увеселительные скачки на таунтаунах по тидским садам, и не соревнование политиков «чья отрыжка исконных принципов равноправия галантнее». Мы не...
Нет, нет, нет, выбив статус сопроводителя, Энакин не... не сможет... Не должен дальше ломать миссию. Не сможет, Падме — сильный кашиикский марципанчик, никаких...
Он пах смесями трав, значит, заходил в храм. Пах домом и был очень тёплым.
— Эни,  — жалобно, сдуваясь в размерах, пролепетала госпожа сенатор, нервно теребя складки одеяния, — не сейчас. Не... не надо.
Она проиграла заведомо, во второй раз, потому что сейчас ничто в мире не могло спасти Амидалу от позорных увеселительных утех взамен обдумывания речи.
Может, в этом и заключается сущность любви? В жертвенности. Жертвовать тайным внеплановым заседанием Канцелярии по вопросам охраны диких планет, уделяя несвободное утро мужу; жертвовать походами на драматическую премьеру «Дролл, или Туда и Обратно»  заради нарушающей десять правил корусантского шестистороннего движения гонки, рассекая ночные борозды на,  помилуйте великие водопады, украденном, или, как любил корректировать Энакин, одолженном спидере... В этом, может, и заключалась любовь?

Падме беспокоил Палпатин. Она не ожидала, что канцлер выйдет их провожать, и теперь терзалась сомнениями. Правильно ли она поступила, поменяв первоначальное решение, отвергнув защиту Оби-Вана? Ведь канцлер, вне сомнений, узнает об этом, и как ей объясняться? Он не побоялся придти в столь поздний час. Никто не побоялся. Секретное задание, а как будто отправляли в торжественное турне знаменитую диву-тви'лечку. И Падме это не нравилось крайне, чересчур; изумительно парадоксально складывались события.
Впрочем, на поцелуй она ответила, резко подавшись вперёд и прикрывая глаза. Сейчас она была на своём месте.
Датапад выскользнул из рук и глухо ударился об обшивку.

Раздались жуткие трели, пиканье и свистенье Арту. Вздрогнув, мгновенно выскользнув из крепких, как вакуумный шов, объятий, Падме ринулась к любимому дроиду.
— Что, что такое, милый? Посмотри на меня, не бойся, успокойся и расскажи!
Но R2-D2 ринулся к бортовому компьютеру, закрутился на месте, непристойно выругался (кто, спрашивается, его научил?!) и продолжил передавать информацию. Падме обеспокоенного захлопала глазами, повертела головой и посмотрела на экран, инстинктивно переплетая пальцы с ладошкой джедая.
Арту был прав. Вокруг них, маленького неприметного шаттла, сходящего за обыкновенное пристанище туристов и честных граждан, творилось нечто странное. Шёл зелёный код. Шаттл тряхнуло. Они остановились.
Серпантин из чётких брызг бирюзового, мандаринового и рубинового заполнял пустоты туманных скоплений. Они выскочили из пространства сверхсветовой, медленно передвигались мимо астероидов. На экране вспыхнула вспышка.
Ещё одна.
Ещё.
Корабли впервые появились вдали, приближаясь с каждым взрывом слепящего белого. Тут же уходили, растворялись серебристой точкой, пока навигатор тщетно старался их засечь, прыгали вновь, и так без конца.

Падме получила хорошее образование и могла похвастаться почти высшим баллом по военной стратегии и тактике. Были у них и другие уроки, расширяющие кругозор и помогающие лучше ориентироваться во Вселенной. Приёмы вроде этих она тоже узнавала.
— Пираты, — прошептала сенатор, крепче стискивая руку Эни, — мы попали в западню.
Датапад пикнул, Арту вновь застыл. Вопрос мучил их обоих: как гости с Риона смогли обойти систему и взломать шаттл изнутри?

[nick]Padmé Amidala[/nick][status]у меня есть конституция и бластер![/status][LZ]<a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=463#p33573">ПАДМЕ АМИДАЛА</a><br><br>Сенатор от сектора Чоммел, очень нехорошая жена, мать и бабушка; демократия никогда не умрёт, а этого вашего <a href="http://swmedley.rusff.ru/profile.php?id=14">Скайуокера</a> знать не знает[/LZ][sign]


[/sign][icon]https://i.imgur.com/pqlvXrR.jpg[/icon]

0


Вы здесь » Star Wars Medley » Незавершенные эпизоды » Amat victoria curam [X.21 BBY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC