Star Wars Medley

Объявление

11.05.2018 В честь четвертого мая мы сыграли в фанты, и вот что получилось. Если вы хотите довыполнить оставшиеся — отпишитесь в теме фантов.

04.05.2018 Да пребудет с вами Сила!
А также небольшая форумная забава
по такому случаю.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Луна Кода, Боби Даррст, Себ Телана, Джессика Пава, Фазма, Анук Рен

Думал он и о том, каким негероическим
было их задание — и каким нужным.
Cassian Andor

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Прошлое (ранее 2 BBY) » И мне не подашь руки? [VIII.3 BBY]


И мне не подашь руки? [VIII.3 BBY]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

https://78.media.tumblr.com/4c4e5363b47dcd206f3afb21c6eeee2d/tumblr_o8sflrnBNz1u7gnm9o1_500.gif

Wedge Antilles, Jyn Erso

Время: VIII.3 BBY
Место: Нар-Шаддаа, кантина «Горящая палуба»
Описание: галактика тоже круглая — куда не плюнь, везде знакомцы.

Отредактировано Jyn Erso (2018-05-05 23:18:31)

+1

2

— Прости, приятель. Не подаю.
Не то чтобы Ведж не одобрял благотворительность. Скорее, переставал в неё верить, как только получал разрешение на посадку на Нар-Шаддаа. Потому что получить это разрешение мог кто угодно — и успешно получал.
Лица своего «приятеля» Ведж не видел — как и всего остального. Протянутая рука — или лапа, или нога, хорошо, если вообще конечность — задела штанину, когда Ведж проходил мимо. Он замер в паре шагов от согбённой фигуры, замотанной во множество разномастных тряпок, общей у которых была только въевшаяся грязь. По цвету — и запаху тоже — фигура полностью сливалась со стеной туннеля, ведущего из Дуросского сектора.
И была так же недвижима.
Бластер из кобуры Ведж не вынул, но ладонь на неё всё же положил. Говоря по совести, он предпочёл бы не шататься по Вертикальному городу без оружия в руке (а в идеале — просто не шататься по Вертикальному городу), но те, кто так делали, производили слишком суетливое впечатление. И сравняться с ними в продолжительности жизни Ведж не хотел.
Спустя несколько секунд фигура так и не пошевелилась. Ведж осторожно сделал шаг назад, не сводя с неё глаз.
Нар-Шаддаа предоставляла туристам самый полный из известных Веджу спектров возможностей быстро и мучительно лишиться денег и жизни. Включая лобовые атаки, засады и подкуп всех, кого можно и нельзя — во многом потому, что на Нар-Шаддаа те, кого было «нельзя», просто стоили дороже.
Может, и этот бедолага был давно мёртв. Этот вариант Веджа устроил бы больше всего.
Он отступил ещё на шаг, ещё — и, развернувшись, быстро пошёл к выходу в Кореллианский сектор.

Сектор встретил Веджа ощущением чего-то очень родного. Он мало отличался от остальной луны, но нахлынувшие патриотические чувства даже окружающую вонь превращали во вполне терпимый запах, не лишённый приятности.
Дома была кореллианская культура, здесь — кореллианское бескультурье. Невелика разница.
Переступая порог «Горящей палубы», Ведж воспрял духом настолько, что всерьёз понадеялся на неразбавленное пиво.

+1

3

День заканчивался неплохо — если бы он начался несколько позже, чем на самом деле, то можно было бы сказать, что заканчивался он великолепно.
Дело прошло удачно, заказчик остался исключительно доволен, положенные кредиты упали на счет — к счастью, некоторые задания не требовали личных встреч и передачи добытого из рук в руки.
Работа «по удаленке» импонировала Джин намного больше, чем та, что требовала личного контакта. Меньше знают — крепче спишь: примерно так звучал ее девиз по жизни.
Не хочешь проблем — не светись.
Не запоминайся, не мелькай слишком часто, не… «Не» этих было превеликое множество — и когда их все удавалось соблюдать, о, это был поистине счастливый день.
Такой, например, как сегодня.
Джин задумчиво болтала стакан в руке, гоняя по кругу «ледяной камень» — более долговечный и, главное, многоразовый заменитель льда, — и задумчиво рассматривала образовывающуюся воронку. Думала.
За последнее дело ей отвалили приличную сумму — и, скажем, пару недель можно было даже ничем особо не заниматься и просто жить в свое удовольствие. Может быть, слетать на ту мелкую планетку, на которой есть поле с красными и желтыми цветами.
Иногда Джин позволяла себе безумные и бездумные траты — такие, разумеется, которые не били ощутимо по карману.
Впрочем, две недели безделья она все равно не выдержит: Джин это про себя прекрасно знала. Три, большее — пять дней, и она выспится, отъестся, и начнет подвывать от скуки, если срочно не найдет себе какое-нибудь занятие.
Всегда, конечно, можно было потратить немного времени на повышение навыков и прочее — и Джин даже всерьез об этом задумалась.
Такие дни, на самом деле, выпадали не слишком часто — когда можно было никуда не спешить, гонять по стакану кругами виски с «ледышкой» и разглядывать окружающих.
Разглядывать окружающих она умела профессионально — равно как и подцеплять и запоминать любопытные черты, которые каким-то образом могли пригодиться.
Как та девица в почти отсутствующей одежде склоняет голову к плечу, как другая запрокидывает голову, когда смеется, и у нее красиво обнажается шея; как неприметный мужчина держит руку возле бластера — хват явно необычный, надо запомнить и попробовать; да много чего еще — большую часть Джин цепляла неосознанно, просто из силы привычки.
Привычку сидеть, облокотившись о стойку и закинув ногу на ногу, она тоже подцепила случайно, без особого на то желания, и решила оставить: эта поза была удобной, а главное — совершенно непримечательной.
К тому же, в большинстве случаев давала хороший обзор: Джин ненавидела сидеть спиной ко входу и не знать, что происходит и где.
Не то что бы ее лицо было на каждой второй ориентировке — к счастью, нет, только такой радости не хватало, — но все же она предпочитала не пропускать мимо возможные неприятности. Пропустишь так одну — и хрен выберешься.
Лучше отследить заранее.
Джин в два глотка допила виски, подтолкнула стакан к бармену и развернулась к стойке боком, наблюдая за входом в кантину — и за всем помещением тоже.
И прищурилась, вглядываясь в вновь пришедшего — он показался ей знакомым.
Знакомых Джин обычно не любила — от них были сплошные неприятности, даже если за них платили.
Но с этим, кажется, ничего подобного связано не было.
Нахмурившись, поймала стакан, сделала небольшой глоток.
Точно. Ведж. Тот парень, который провез ее на звездолете за рисунок. Рисунок все еще лежал во внутреннем кармане куртки — и Джин даже не поспешила отвернуться или уйти, чтобы избежать встречи с, как оказалось, знакомым.
Ей стало даже интересно: запомнил? Узнает ли?

0

4

В «Горящей палубе» было шумно, как будто её посетители изо всех сил стремились воссоздать атмосферу, соответствующую названию. Или наоборот: владелец решил, что так дружно оживиться все могли только в случае пожара. Или подобного стихийного — или не очень — бедствия.
Может, так оно и было, Ведж бы не удивился.
Он сделал вид, что разминает шею, и огляделся из-под полуопущенных ресниц. И остался в уверенности, что присутствующие мельком осмотрели его, хотя некоторые даже не повернули головы.
У стены на диване сидела парочка тви`леков. В углу салластанец и три человека играли в сабакк. Судя по растерянному лицу одного из людей, он рисковал уйти из кантины без штанов. У барной стойки забрак держал руку у бедра беспрестанно хихикающей подружки.
Какие все подозрительные.
Какой он сам подозрительный.
Прямо как дома.
В стороне от забрака был кое-кто ещё. Кое-кто достаточно знакомый, чтобы Ведж тут же отвёл взгляд.
Встреча его не насторожила — вернее, насторожила не больше, чем встреча с любым случайным знакомым. В каком-то смысле это было даже забавно. Случайных знакомых и случайные встречи Ведж и воспринимал как случай, особенно после того, как их стало набираться по десятку на каждой планете, которые тоже исчислялись десятками. Но всё равно не мог не вспоминать детские сказки о прочных, как леска, связях, тянущихся до самых далёких звёзд, и никогда не знаешь, когда одной из них вздумается зазвенеть.
И услышишь ли ты.
Глупость, конечно.
Упрямо не глядя на девчонку, Ведж прошествовал к барной стойке, умудрившись не задеть никого по дороге — если день завершится хорошо, об этом нужно будет беспокоиться на обратном пути. Устроившись на соседнем стуле, жизнерадостно оскалился бармену и жестом попросил пива. Только сделав несколько глотков, он обернулся к девчонке — Ведж так и не смог вспомнить имени, как-то на «дж» — и улыбнулся ей.
— Привет.

+1

5

— Привет, Ведж, — Джин широко ухмыльнулась, развернувшись на высоком стуле в полоборота к пилоту, поменяла ноги, закидывая теперь правую на левую, а не наоборот, как было раньше. Качнула носком раз, два, четыре, словно запустила вечный маятник, и сделала глоток из своего стакана. — Не боишься, что это не пиво, разбавленное какой-нибудь дрянью, а дрянь, разбавленная пивом?
Бармен бросил на нее осуждающий и крайне выразительный взгляд, ясно говорящий о том, что у него за стойкой лежит дубинка типовой модели вооружения штурмовиков — криффовски удобная штука, что ни говори, — и он не побоится ее применить.
Успешно выполненное задание, обошедшееся в этот раз без приключений и неожиданностей, и слегка расслабленное, почти легкое состояние явно сходились во мнение, что Джин будет совсем не против, если он не побоится.
Или кто-нибудь еще.
Последние несколько дней были удивительно мирными, тихими, и Джин давно научилась признаваться себе в том, что большую часть неприятностей она находит из любви к искусству и адреналину, кипящему в крови, а не из-за своей неудачливости.
Вот уж точно нет — она  всегда прекрасно знала, куда соваться точно не стоит, ибо огребешь.
И именно поэтому обычно и совалась — там, где можешь огрести, можешь и неплохо, иногда очень даже прилично, заработать.
Иногда Джин думала, что, может быть, ей стоит поднакопить денег и свалить на какую-нибудь тихую планетку, ходить по утрам или на закате на поле с желтыми и красными цветами, выращивать каких-нибудь животных.
Вероятно, если она начнет разводить животных, это будут динко.
Вероятнее, что она свихнется максимум через две недели такой жизни.
Не то что бы она умела в мирную тихую жизнь.
Никто в ее семье в это не умел — даже отец, особенно отец.
Фермер из него, конечно — это Джин понимала сейчас — был аховый.
Но он хотя бы гениальный инженер.
А все, что собирает Джин, обычно рано или поздно взрывается. Иногда рано, иногда поздно, но чаще всего — вовремя. Именно тогда, когда ей и нужно.
Думать об этом особо не хотелось — хотелось, например, размяться, — поэтому Джин сделала еще один глоток.
Окинула цепким взглядом кантину; ухмыльнулась шире, приметив игроков в саббак.
— Как думаешь, какова вероятность, что этот славный квартет, — она кивнула в сторону играющих, — скоро разнесет здесь все к криффовой матери? Как по мне, — отпила еще немного, — охренеть какая.

0


Вы здесь » Star Wars Medley » Прошлое (ранее 2 BBY) » И мне не подашь руки? [VIII.3 BBY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC