Star Wars Medley

Объявление

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Гарм Иблис, Бейл Органа, Орсон Кренник
Фазма, Фазма, Фазма, пожалуйста

Если за полтора часа до полуночи
человек сидит у тебя под дверью,
значит это действительно важно.
Даже если это автограф.
Luke Skywalker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [VIII.03 BBY] И мне не подашь руки?


[VIII.03 BBY] И мне не подашь руки?

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://78.media.tumblr.com/4c4e5363b47dcd206f3afb21c6eeee2d/tumblr_o8sflrnBNz1u7gnm9o1_500.gif

Wedge Antilles, Jyn Erso

Время: VIII.3 BBY
Место: Нар-Шаддаа, кантина «Горящая палуба»
Описание: галактика тоже круглая — куда не плюнь, везде знакомцы.

Отредактировано Jyn Erso (2018-05-05 23:18:31)

+1

2

— Прости, приятель. Не подаю.
Не то чтобы Ведж не одобрял благотворительность. Скорее, переставал в неё верить, как только получал разрешение на посадку на Нар-Шаддаа. Потому что получить это разрешение мог кто угодно — и успешно получал.
Лица своего «приятеля» Ведж не видел — как и всего остального. Протянутая рука — или лапа, или нога, хорошо, если вообще конечность — задела штанину, когда Ведж проходил мимо. Он замер в паре шагов от согбённой фигуры, замотанной во множество разномастных тряпок, общей у которых была только въевшаяся грязь. По цвету — и запаху тоже — фигура полностью сливалась со стеной туннеля, ведущего из Дуросского сектора.
И была так же недвижима.
Бластер из кобуры Ведж не вынул, но ладонь на неё всё же положил. Говоря по совести, он предпочёл бы не шататься по Вертикальному городу без оружия в руке (а в идеале — просто не шататься по Вертикальному городу), но те, кто так делали, производили слишком суетливое впечатление. И сравняться с ними в продолжительности жизни Ведж не хотел.
Спустя несколько секунд фигура так и не пошевелилась. Ведж осторожно сделал шаг назад, не сводя с неё глаз.
Нар-Шаддаа предоставляла туристам самый полный из известных Веджу спектров возможностей быстро и мучительно лишиться денег и жизни. Включая лобовые атаки, засады и подкуп всех, кого можно и нельзя — во многом потому, что на Нар-Шаддаа те, кого было «нельзя», просто стоили дороже.
Может, и этот бедолага был давно мёртв. Этот вариант Веджа устроил бы больше всего.
Он отступил ещё на шаг, ещё — и, развернувшись, быстро пошёл к выходу в Кореллианский сектор.

Сектор встретил Веджа ощущением чего-то очень родного. Он мало отличался от остальной луны, но нахлынувшие патриотические чувства даже окружающую вонь превращали во вполне терпимый запах, не лишённый приятности.
Дома была кореллианская культура, здесь — кореллианское бескультурье. Невелика разница.
Переступая порог «Горящей палубы», Ведж воспрял духом настолько, что всерьёз понадеялся на неразбавленное пиво.

+1

3

День заканчивался неплохо — если бы он начался несколько позже, чем на самом деле, то можно было бы сказать, что заканчивался он великолепно.
Дело прошло удачно, заказчик остался исключительно доволен, положенные кредиты упали на счет — к счастью, некоторые задания не требовали личных встреч и передачи добытого из рук в руки.
Работа «по удаленке» импонировала Джин намного больше, чем та, что требовала личного контакта. Меньше знают — крепче спишь: примерно так звучал ее девиз по жизни.
Не хочешь проблем — не светись.
Не запоминайся, не мелькай слишком часто, не… «Не» этих было превеликое множество — и когда их все удавалось соблюдать, о, это был поистине счастливый день.
Такой, например, как сегодня.
Джин задумчиво болтала стакан в руке, гоняя по кругу «ледяной камень» — более долговечный и, главное, многоразовый заменитель льда, — и задумчиво рассматривала образовывающуюся воронку. Думала.
За последнее дело ей отвалили приличную сумму — и, скажем, пару недель можно было даже ничем особо не заниматься и просто жить в свое удовольствие. Может быть, слетать на ту мелкую планетку, на которой есть поле с красными и желтыми цветами.
Иногда Джин позволяла себе безумные и бездумные траты — такие, разумеется, которые не били ощутимо по карману.
Впрочем, две недели безделья она все равно не выдержит: Джин это про себя прекрасно знала. Три, большее — пять дней, и она выспится, отъестся, и начнет подвывать от скуки, если срочно не найдет себе какое-нибудь занятие.
Всегда, конечно, можно было потратить немного времени на повышение навыков и прочее — и Джин даже всерьез об этом задумалась.
Такие дни, на самом деле, выпадали не слишком часто — когда можно было никуда не спешить, гонять по стакану кругами виски с «ледышкой» и разглядывать окружающих.
Разглядывать окружающих она умела профессионально — равно как и подцеплять и запоминать любопытные черты, которые каким-то образом могли пригодиться.
Как та девица в почти отсутствующей одежде склоняет голову к плечу, как другая запрокидывает голову, когда смеется, и у нее красиво обнажается шея; как неприметный мужчина держит руку возле бластера — хват явно необычный, надо запомнить и попробовать; да много чего еще — большую часть Джин цепляла неосознанно, просто из силы привычки.
Привычку сидеть, облокотившись о стойку и закинув ногу на ногу, она тоже подцепила случайно, без особого на то желания, и решила оставить: эта поза была удобной, а главное — совершенно непримечательной.
К тому же, в большинстве случаев давала хороший обзор: Джин ненавидела сидеть спиной ко входу и не знать, что происходит и где.
Не то что бы ее лицо было на каждой второй ориентировке — к счастью, нет, только такой радости не хватало, — но все же она предпочитала не пропускать мимо возможные неприятности. Пропустишь так одну — и хрен выберешься.
Лучше отследить заранее.
Джин в два глотка допила виски, подтолкнула стакан к бармену и развернулась к стойке боком, наблюдая за входом в кантину — и за всем помещением тоже.
И прищурилась, вглядываясь в вновь пришедшего — он показался ей знакомым.
Знакомых Джин обычно не любила — от них были сплошные неприятности, даже если за них платили.
Но с этим, кажется, ничего подобного связано не было.
Нахмурившись, поймала стакан, сделала небольшой глоток.
Точно. Ведж. Тот парень, который провез ее на звездолете за рисунок. Рисунок все еще лежал во внутреннем кармане куртки — и Джин даже не поспешила отвернуться или уйти, чтобы избежать встречи с, как оказалось, знакомым.
Ей стало даже интересно: запомнил? Узнает ли?

0

4

В «Горящей палубе» было шумно, как будто её посетители изо всех сил стремились воссоздать атмосферу, соответствующую названию. Или наоборот: владелец решил, что так дружно оживиться все могли только в случае пожара. Или подобного стихийного — или не очень — бедствия.
Может, так оно и было, Ведж бы не удивился.
Он сделал вид, что разминает шею, и огляделся из-под полуопущенных ресниц. И остался в уверенности, что присутствующие мельком осмотрели его, хотя некоторые даже не повернули головы.
У стены на диване сидела парочка тви`леков. В углу салластанец и три человека играли в сабакк. Судя по растерянному лицу одного из людей, он рисковал уйти из кантины без штанов. У барной стойки забрак держал руку у бедра беспрестанно хихикающей подружки.
Какие все подозрительные.
Какой он сам подозрительный.
Прямо как дома.
В стороне от забрака был кое-кто ещё. Кое-кто достаточно знакомый, чтобы Ведж тут же отвёл взгляд.
Встреча его не насторожила — вернее, насторожила не больше, чем встреча с любым случайным знакомым. В каком-то смысле это было даже забавно. Случайных знакомых и случайные встречи Ведж и воспринимал как случай, особенно после того, как их стало набираться по десятку на каждой планете, которые тоже исчислялись десятками. Но всё равно не мог не вспоминать детские сказки о прочных, как леска, связях, тянущихся до самых далёких звёзд, и никогда не знаешь, когда одной из них вздумается зазвенеть.
И услышишь ли ты.
Глупость, конечно.
Упрямо не глядя на девчонку, Ведж прошествовал к барной стойке, умудрившись не задеть никого по дороге — если день завершится хорошо, об этом нужно будет беспокоиться на обратном пути. Устроившись на соседнем стуле, жизнерадостно оскалился бармену и жестом попросил пива. Только сделав несколько глотков, он обернулся к девчонке — Ведж так и не смог вспомнить имени, как-то на «дж» — и улыбнулся ей.
— Привет.

+1

5

— Привет, Ведж, — Джин широко ухмыльнулась, развернувшись на высоком стуле в полоборота к пилоту, поменяла ноги, закидывая теперь правую на левую, а не наоборот, как было раньше. Качнула носком раз, два, четыре, словно запустила вечный маятник, и сделала глоток из своего стакана. — Не боишься, что это не пиво, разбавленное какой-нибудь дрянью, а дрянь, разбавленная пивом?
Бармен бросил на нее осуждающий и крайне выразительный взгляд, ясно говорящий о том, что у него за стойкой лежит дубинка типовой модели вооружения штурмовиков — криффовски удобная штука, что ни говори, — и он не побоится ее применить.
Успешно выполненное задание, обошедшееся в этот раз без приключений и неожиданностей, и слегка расслабленное, почти легкое состояние явно сходились во мнение, что Джин будет совсем не против, если он не побоится.
Или кто-нибудь еще.
Последние несколько дней были удивительно мирными, тихими, и Джин давно научилась признаваться себе в том, что большую часть неприятностей она находит из любви к искусству и адреналину, кипящему в крови, а не из-за своей неудачливости.
Вот уж точно нет — она  всегда прекрасно знала, куда соваться точно не стоит, ибо огребешь.
И именно поэтому обычно и совалась — там, где можешь огрести, можешь и неплохо, иногда очень даже прилично, заработать.
Иногда Джин думала, что, может быть, ей стоит поднакопить денег и свалить на какую-нибудь тихую планетку, ходить по утрам или на закате на поле с желтыми и красными цветами, выращивать каких-нибудь животных.
Вероятно, если она начнет разводить животных, это будут динко.
Вероятнее, что она свихнется максимум через две недели такой жизни.
Не то что бы она умела в мирную тихую жизнь.
Никто в ее семье в это не умел — даже отец, особенно отец.
Фермер из него, конечно — это Джин понимала сейчас — был аховый.
Но он хотя бы гениальный инженер.
А все, что собирает Джин, обычно рано или поздно взрывается. Иногда рано, иногда поздно, но чаще всего — вовремя. Именно тогда, когда ей и нужно.
Думать об этом особо не хотелось — хотелось, например, размяться, — поэтому Джин сделала еще один глоток.
Окинула цепким взглядом кантину; ухмыльнулась шире, приметив игроков в саббак.
— Как думаешь, какова вероятность, что этот славный квартет, — она кивнула в сторону играющих, — скоро разнесет здесь все к криффовой матери? Как по мне, — отпила еще немного, — охренеть какая.

+1

6

Ведж оглянулся через плечо. Квартет выглядел настолько невинно, насколько вообще могла выглядеть компания из четырёх разумных существ.
Играющих в сабакк.
Почти наверняка играющих нечестно.
В Вертикальном городе.
На Нар-Шаддаа невинный вид был скорее плохим признаком, чем хорошим. Обычно он означал, что ты имеешь дело с наёмником, который пришёл именно за тобой, или самым успешным мошенником в радиусе нескольких километров. Хуже того: тебя считали достаточно наивным, чтобы ты этому виду поверил.
По-настоящему невинные люди и нелюди на Нар-Шаддаа, конечно, тоже появлялись. Но редко и ненадолго.
Ведж отсалютовал бутылкой компании, которая начала уже поворачивать головы в его сторону, и снова посмотрел на… девчонку. Наверное, всё-таки Джен.
Или Джин.
Или Джун.
Несмотря на её слова, обеспокоенной она не выглядела — наоборот, какой-то чересчур расслабленной. И это заставляло беспокоиться Веджа.
Отпив пива, он спросил на всякий случай:
— Хочешь уйти?
Сам Ведж уходить не хотел. Он питал к Нар-Шаддаа смешанные чувства, и находиться на ней было как смотреть на что-то настолько отвратительное, что глаз не отвести. И если уж Ведж вернулся на Нар-Шаддаа, то он по крайней мере заключит сделку. Лучше на перевозку — так проще. Скорее всего, Веджа будет подташнивать всю дорогу до пункта назначения при одной мысли о том, что именно находится в трюме — и именно поэтому он тщательно проверит, что там попытаются погрузить.
Зато у него будут кредиты. И если он будет не совсем идиотом — довольно много.

+1

7

— Уйти? Конечно, нет, — Джин окончательно развернулась лицом к залу, снова поменяла ноги, легким движением закидывая левую на правую; качнула носком — раз, два, четыре, шесть, — облокотилась о барную стойку. — Ты что, самое веселье пропустим.
Представления Джин о веселье обычно не соответствовали общепринятым нормам — но это были, традиционно, не ее проблемы.
Поэтому она отсалютовала компании стаканом, сделала глоток и сползла по сиденью стула чуть ниже. Склонила голову к плечу, продолжая их разглядывать — прямо и без стеснения.
Был бы смысл опасаться так пялиться, если бы не тот факт, что ни один из них не играл честно — просто тот, с растерянным видом и торчащими ушами, делал это из рук плохо.
С одной стороны, конечно, для него это было бессмысленно — его, кажется, так и так обдирали как липку и наверняка давно заметили отчаянные и неуклюжие попытки мухлевать.
С другой стороны, было бы просто интереснее, если бы он сам заметил, что его обдирают — притом нечестно.
Сколько крику-то будет.
К счастью, Джин никогда особо не ратовала за справедливость и прочий бред. Если молодчика обдирали, как могли, это были исключительно его проблемы.
С другой — пока он заметит, она успеет состариться.
Джин сидела без дела и неприятностей уже несколько дней — и теперь испытывала просто невыразимую потребность хоть в каком-то развлечении.
К тому же, здесь не было штурмовиков, которые ввалятся в кантину в самый неподходящий момент и испортят все веселье, потому что тогда все объединятся и либо дружно попытаются свалить, либо так же дружно начнут валить шлемоголовых.
— Мне показалось или это уже третья «Гибель»? — Джин бросила взгляд на Веджа, зная, что говорит не то что бы тихо; точнее тихо ровно настолько, чтобы заинтересованные услышали. — Или это какая-то новая колода — три карты вместо двух?

+1

8

Вообще-то на такую краткую речь Ведж мог поразительно много ответить.
Например, что сам он не видел дисплеев карт, но судя по едва заметно изменившимся лицам игроков — девчонка была недалека от истины. И это вообще-то то, что она прервала игру, было обидно и нечестно по отношению к товарищам: если они так легко выдавали свои эмоции, то достаточно было бы присоединиться к игре, чтобы какое-то время не нуждаться в карманных деньгах. Эту мысль Веджа явно разделяли многие в притихшей кантине.
Или что за использование скифтера на иных планетах рубили руки. И всё остальное тоже.
Или что главное для успеха в сабакке — ненавязчиво узнать карты противника и ещё более ненавязчиво внушить ему, что он знает твои. И так грубо открывать чужие карты до того, как подойдёт время для этого в раунде, было опасно в первую очередь для открывшего, а в последнюю — для всех остальных.
Или что, в конце концов, ребята, «Гибель» — не такая уж плохая карта, как многие думают из-за её названия. А если на картах для сабакка гадать и «Гибель» выпадает в раскладе — иногда очень даже хорошая.
Хотя Веджа не радовало, что сейчас она, кажется, выпала ему.
Он прикинул, насколько убедительно смог бы заявить о том, что сидит рядом с этой девчонкой случайно, говорил с ней случайно и вообще впервые в жизни её видел — и решил, что с поверившим в это не смог бы сыграть партию в сабакк, даже если бы очень нуждался в кредитах.
Поэтому Ведж залпом осушил бутылку наполовину и, поставив её на барную стойку, развернулся на стуле на сто восемьдесят градусов.
Возможно, «Гибель» предвещала ему тренировку в стрельбе.

+1

9

Все шло по плану.
Планы Джин иногда отличались оригинальностью, иногда изяществом, иногда простотой - но никогда (или очень редко) не отличались желанием кого-нибудь, кто не Джин, воплотить их или повторить.
Поэтому все шло по плану - но, кажется, Ведж, сидевший рядом, этому не был рад.
Возможно, стоило посвятить его в детали плана.
Рассказать, зачем она это делает, обьяснить.
Может быть, предложить остаться в стороне.
Но, во-первых, тогда терялась значительная доля интереса и внезапности.
Во-вторых, он мог отодвинуться и сделать вид, что не с ней.
В финале, если все шло по плану, Джин оставалась целой, невредимой и довольной жизнью, а вот эта четверка - точнее не очень счастливое трио - нет.
Возможно, раз уж так получилось, следовало рассмотреть вариант взвитая событий, при котором Ведж тоже остаётся хотя бы целым и невредимым.
Довольство жизнью - опционально.
Джин потянулась, закидывая руку за спину Веджа, и невинно улыбнулась, глядя на приближающегося мудака.
В жизни Джин люди обычно делились на три категории: «свои», «всемплевать» и «враги».
В некоторых случаях «враг» значил то же самое, что и «мудак», и, соответсвенно, наоборот.
Сейчас, например, был этот случай.
- Такой ротик, а такие гадости говорит, - протянул мудак, останавливаясь рядом с Джин, и она даже позволила вздёрнуть себя за подбородок, запрокидывая голову. Повертеть, рассматривая лицо.
- Так если мухлюешь, словно тебе лапы банты вместо рук пришили, - Джин ухмыльнулась, бросив быстрый взгляд на Веджа, снова посмотрела на мудака. - И не стыдно этого shabuir* разводить?
- Сама ты shabuir! - незамедлительно отреагировал лопух, которого уже почти обчистили до нитки, и Джин вздохнула.
Мудак нахмурился.
Зацепил Джин за шкирку.
Замахнулся.
Джин ухмыльнулась, вытягивая дубинку из-за стойки бармена, и врезала мудаку по печени.
Пока что все шо по плану - становилось весело.

*сопляк

+1

10

В таких конфликтах всегда начинали словами, а виноват оказывался тот, кто первым достал бластер.
И уже не имело значения, успеет ли он, этот виноватый, выстрелить.
Лучше всех об этом знали владельцы кантин, и те из них, кто имел достаточно кредитов и связей, чтобы не бояться прогореть, заставляли сдать оружие на входе — хотя обычно и не считали за оружие ножи, дубинки и прочие приспособления для членовредительства.
Ведж был уверен, что однажды слышал именно такую формулировку.
Ещё он был уверен в том, что на Нар-Шаддаа оружие не доверили бы даже владельцу кантины. Ну, судя по бластеру на бедре у самого Веджа.
Он грозно нахмурил брови, пытаясь скопировать выражение лица, с которым Бустер смотрел на тех, кто доставлял ему неудобства. В подавляющем большинстве случаев такого взгляда Бустеру хватало — а с остальными он разбирался иными способами.
Ведж был на две головы ниже Бустера и раза в три у́же.
Но они виделись достаточно давно, чтобы Ведж мог рассчитывать, что подрос.
Хотя бы на сантиметр-другой.
Ведж в упор смотрел на приближающегося человека, не давая отразиться на лице зависти к тому, что габаритами тот напоминает старшего Террика гораздо больше, чем сам Ведж — но не нужно было видеть остальную кантину, чтобы представлять, что там происходит. Кто-то едва уловимо подался вперёд, ненавязчиво положив руки так, чтобы было легко схватиться за бластер; кто-то совсем немного отклонился назад — но руки их находились там же; те, кто был подальше от эпицентра, делали вид, что ничего не происходит, только приглушили голоса или вовсе замолкли.
Путь к выходу из кантины лежал через первых, вторых и третьих. И через стол для игры в сабакк, под которым маленький салластанец недвусмысленно прятал руки.
Остальных загораживал подошедший игрок, который вызвал у Веджа приступ тошноты с первого слова. Он приподнялся на стуле, открыл рот — на языке уже вертелось несколько ответов, один другого самоубийственнее — и даже успел поймать весёлый взгляд Джин.
А потом всё пошло слишком быстро.
Глядя на исказившееся от боли лицо игрока, Ведж почти скатился со стула, выхватил бластер и выстрелил ему в грудь, успев обрадоваться, что загодя выставил бластер на парализующий режим. Не делая паузы, он выстрелил Джин в бок.
Стрелок Ведж был неважнецкий.
Но на таком расстоянии сложно промахнуться.

+1

11

Обычно Джин сначала делала, потом думала; во всяком случае, когда все, что от неё требовалось, это выжить посредством дубинки, бластера или голых рук, словом, далеко не умением разговаривать.
Здесь важнее всего были привычки и рефлексы, а не тщательный поведенческий анализ - и эти привычки и рефлексы, спасибо Со и трём годам самостоятельной жизни, были отточенны почти идеально.
Во всяком случае она все ещё была жива - даже после того, как Ведж зачем-то выстрелил в неё, а не в какого-нибудь мудака напротив.
Ну кто так делает?
К счастью Веджа, Джин дёрнула падающего на неё громилу в сторону, корректируя его полет, и парализующий выстрел пришёлся на него.
Второй раз.
Бедняга.
- Мог бы просто отойти, - буркнула Джин, проворачивая в руке дубинку привычным жестом, и наморщила нос. Мудаку повезло, что его так вовремя уронили - Джин планировала врезать ему дубинкой по горлу, когда он согнётся до нужного уровня.
Не то что бы она строила планы.
Не то что бы она - тем более - им следовала.
Но все же.
Дальше сработал эффект домино - следовало подвалить и свалиться одному, как повалили другие.
Их было много - и это было Джин на руку.
Стрелять в таком случае не очень удобно - попадешь не в неё, а в какого-нибудь бугая, огребешь; или просто подстрелишь своего; а для тактильного контакта место было ограничено.
В общем-то, у Джин были все шансы - и в том числе шансы свалить отсюда живой и здоровой, заварив стычку.
Теперь ей было забавно.
Серия ударов - почки, пах, горло, пнуть под коленку, - свалила с ног «сопляка»; Джин ухмыльнулась, почти изящно переступая через него, метнулась вперёд, в самую гущу, продолжая орудовать дубинкой и щедро раздавая удары направо и налево - выход все равно был только один.
Один только раз оглянулась на Веджа - он даже начинал ей нравиться, потому что, ну, вероятно, на его месте она бы сначала поступила так же.
Но не переключила бы бластер в парализующий режим.
- Валим, ну! Чего встал!

+1

12

Иногда Ведж убеждался: он родился, чтобы творить невозможное.
Например, промахиваться с расстояния меньше метра.
Он успел мысленно пообещать не оставить в живых ни одного свидетеля своего позора и одновременно посочувствовать человеку, схлопотавшему два парализующих заряда: сам Ведж только понаслышке знал о том, как это больно, и очень не хотел оказаться на его месте.
А потом над головой Веджа залихватски свистнул чей-то даже-не-обязательно-парализующий заряд и предаваться самоуничижению и жалости стало некогда.
Он толкнул дулом бластера в грудь возникшего перед ним дылду — откуда взялся, за игорным столом его точно не было — тем же бластером наотмашь ударил по лицу второго, которому просто не повезло оказаться на дороге и с размаху ударился плечом о стену кантины.
Стена.
Это хорошо.
«Горящая палуба» горела очень далеко от стены.
Сантиметрах в сорока, не меньше.
Пригнувшись, Ведж со всей возможной скоростью последовал к выходу, дважды споткнулся об упавших на пол существ; один, закутанный в плащ от пяток до макушки, будто джава, слабо застонал, и этот стон в окружающем гвалте Ведж скорее почувствовал, чем услышал, но тут же отвлёкся на взорвавшийся у него перед носом голоснимок.
Кто вообще развешивает голоснимки в кантине.
Кто пускает в кантину с бластерами.
Кто, в конце концов, пускает в кантину эту девчонку — Джун, Джин, Джен?
И кто, в конце концов, она такая.
Но больше, чем узнать ответы на животрепещущие вопросы, Ведж хотел оказаться подальше от «Горящей палубы» — не только потому, что температура здесь продолжала повышаться, но и потому, что понятия не имел, кого заинтересует этот запашок: мародёров, отряд штурмовиков или — да только хатт — буквально! — знает, кого!
Он вывалился из кантины, кляня своё умение оказываться в занимательных местах в занимательное время и заводить занимательные знакомства, и, едва успев глотнуть зловонного воздуха Нар-Шаддаа, бегом припустил за девчонкой.
Не то чтобы Ведж считал человека, в которого он только что стрелял, подходящим проводником.
Но той, кому Ведж сейчас бы с радостью подставил спину, он считал её ещё меньше.

+1

13

Кантина была старой - достаточно старой, чтобы каменный пол под ногами местами скользил. Обычно людям это мешало.
Джин, по мнению некоторых, человеком не была.
А вот наглой бесчеловечной зарвавшейся сукой - вполне.
По мнению мудака, между чьих ног она буквально проскользнула, уцепившись пальцами за его ремень, так уж точно.
Пол был гладким. Скользким. Самое то для успешного сваливания.
Оказавшись за порогом кантины, Джин перекинула дубинку в левую руку, чтобы правой, если что, выхватить бластера, и припустила дальше.
Выбраться из помещения - это ещё не свалить.
Кто-то упрямо держался сзади - Нар-Шаддаа не была безлюдным пустырем, людей на улицах было полно, и их реакции хватало, чтобы это понять; но один раз Джин всё-таки оглянулась и ухмыльнулась сама себе.
А ведь мог бы свалить куда-нибудь в сторону, безопасное место.
Но увязался так увязался.
Этот район Джин знала не слишком хорошо, но это было неважно; важнее было то, что она умела петлять и сбивать слежку, и для этого знания местности не требовалось.
Тут, правда, приходилось слегка подтормаживать - чтобы Ведж не отстал; его компания была забавной, а Джин по забавному соскучилась.
Сбросив скорость на очередном повороте, Джин пристроилась к стене, остановившись в мелком закутке, и встрепала волосы, дожидаясь «прицеп».
- Хэй! Далеко торопишься, м?

+1

14

От неожиданности Ведж шарахнулся в сторону — и хорошо, что на Нар-Шаддаа даже больше, чем в других местах, предпочитали обходить по широкой дуге мчащихся людей, у одного из которых в руках всё ещё был бластер.
Ну, в тех случаях, когда не решали присоединиться к погоне.
Или в тех случаях, когда не решали становиться на пути.
Или в тех случаях, когда не решали — ну, для большего веселья — просто пальнуть вслед бегущим.
Сейчас были не те случаи.
Кажется.
Ведж привалился спиной к стене. Он дышал со свистом, взъерошил свободной рукой взмокшие волосы и с завистью смотрел на девчонку, у которой даже дыхание не сбилось.
Наверное, стоило бы свернуть по пути в какой-нибудь проулок.
Но по пути Веджу было не до того, чтобы думать.
Он быстро, боясь отвести взгляд от девчонки, перестать контролировать её движения — если когда-то вообще контролировал — оглянулся по сторонам. Это всё ещё был Кореллианский сектор. Пожалуй, парой уровней выше.
— Недалеко, — буркнул Ведж, надеясь, что краснеет от долгого бега, а не…
Не от чего-то ещё.
Ну серьёзно.
После короткого раздумья он опустил дуло бластера, направлением точно в землю, как будто хотел проверить, успеет ли поднять его до того, как девчонка преодолеет расстояние до Веджа и сделает…
Ну, что-то.
Вроде того, что сделала с парнем в «Горящей палубе».
На самом деле Ведж был уверен, что не успеет, но и провоцировать её не хотел. Поэтому спросил с вызовом:
— Что ты вообще устроила?

+1

15

Джин фыркнула. Наморщила нос.
- Я? Ничего. Это же не я мухлевала с картами, - пожав беспечно плечами, прицепила дубинку к поясу; распустила волосы, собрала их в хвост снова. - Никто же не умер, ну.
Задумалась. Наморщила нос снова.
- Наверное.
Не то что бы она действительно переживала о том, умер кто-нибудь в «Горящей палубе» тли нет, но, вероятно, хотя бы следовало сделать вид.
Наверное.
Джин сомневалась, что это кому-нибудь - в первую очередь ей самой - надо.
- Мне просто было скучно. На самом деле, - она дёрнула плечом, потянулась, разминая мышцы, и расслабленно улыбнулась. - А ты-то чего куда-нибудь не делся? Мог и не ввязываться.
Сейчас скука, которая буквально убивала ещё час назад, понемногу сходила на нет. В ближайшее время явно стоило найти заказ - иначе так и кукушечкой поехать недолго, - но прямо сейчас Джин было почти хорошо.
Вздохнув, она бросила взгляд на его бластер, хмыкнула, приподнимая бровь.
- Нечасто стволом пользуешься, да? - оттолкнувшись от стены, выглянула за угол едва-едва, поморщилась. Отступила вглубь улочки. - Пойдём. Здесь не стоит задерживаться, - Джин задрала голову, разглядывая небо, прикусила губу. - Да и дождь скоро. Воздух меняется.

+1

16

Наверное, оставаться здесь и правда не стоило.
«Здесь» — это на одном месте. На одном месте вообще, на одном месте бесцельно — тем более; никогда не знаешь, кто и зачем тебя заметит и решит понаблюдать.
«Здесь» — это под открытым небом. Ведж никогда не попадал под дождь в Вертикальном городе, но слухи об этом явлении ходили самые причудливые, от разверзшихся в буквальном смысле небес до стеной льющейся кислоты; он подозревал, что эти слухи преувеличены, но не был уверен, что сильно. Любая дрянь может оказаться в такой атмосфере, раз такое происходит внизу.
«Здесь», понял Ведж, — это на Нар-Шаддаа.
Он не тронулся с места, когда девчонка отступила в глубь улочки. Только смотрел заметно округлившимися глазами и надеялся, что ослышался — хотя и знал, что правильно понял каждое слово.
— Ты это сделала, потому что тебе было скучно? — на всякий случай уточнил Ведж тихо.
В его жизни бывало всякое, и плохое тоже. В его жизни был — хотя и не относился к плохому — Бустер Террик, самый циничный человек, которого Ведж знал.
Но даже Бустер однажды предложил ему не стрелять.
— Там люди ранены, потому что тебе было скучно. Или убиты — потому что тебе было скучно! А у них были родители, дети, — у него дрогнул голос, и Ведж разозлился на себя за это и продолжил ещё яростнее: — друзья, семьи, другие люди, для которых они что-то значили! Ничего. Зато ты не скучаешь. И им в ближайшее время скучать не придётся. А что сейчас с барменом? С владельцем кантины? Они сделали тебе что-нибудь плохое, хоть один из них? Спорю, ты даже не знаешь, сделали ли они хоть кому-нибудь что-то плохое! Да не каждому импу так плевать на других, как тебе. У тебя совсем мозги в вакуум высосало? Зато каждому хатту — да, каждому хатту плевать именно так!
Это были ненужные слова для этого человека, слишком громкие слова для этого места — но Ведж чувствовал, что его несёт, что он задыхается уже не от бега, а от того, насколько произошедшее было неправильно, несправедливо, и распалялся всё больше.
— Мы же на их территории. Играй по чужим правилам, а вдруг прилетит — как тем, в кантине. И не только там, да? Зато на моём корабле тебе скучно не было. Была слишком слабой, чтобы веселиться? Или просто не умеешь управлять грузовиком?
Он шумно выдохнул и привалился к стене, не беспокоясь о том, что могло на ней налипнуть. Стена была прохладная. Воздух был душный. Ведж был опустошён.
Не поднимая бластера, он чуть качнул дулом в сторону девчонки.
— Иди ты… куда хочешь. Не хочу оказаться рядом, когда снова заскучаешь.

+1

17

Это было… удивительно? Странно? Ненормально?
В глазах Веджа, очевидно, ненормальной была Джин — это она поняла по его словам.
В ее глазах он не был нормальнее ее даже немножко.
— Это Нар-Шаддаа, — Джин наморщила нос с видом, словно объясняет основные законы мироздания — ну, например, что предметы падают вниз из-за силы притяжения или планета крутится вокруг себя и Солнца, и не Солнце вокруг нее, — и дернула плечом. — Пусть и кореллианский сектор. Попробуй угадай, сколько раз бармен толкал из-под полы незарегистрированное оружие, или наркоту, или паленый самогон, от которого загнешься быстрее, чем от «пыли». Хочешь спойлер? Много. Очень много раз.
Она положила руку на рукоять дубинки и расслабленно прислонилась к стене, сложила руки на груди.
— Как ты думаешь, Ведж, — Джин склонила голову к плечу, приподняла бровь, — когда бы этот shabuir обнаружил, что его обдирают, как ребенка, все это закончилось бы как-то иначе? М? Он бы не устроил разборку? Не попытался бы объяснить — и нет, совсем не словами, — как ему это не нравится? Или, — она фыркнула, — думаешь, он бы не заметил? — Джин наморщила нос. — Так тот мухлевал, как детеныш банты. Это была бы третья «Гибель» за весь кон.
Нет, ей действительно было интересно.

+1

18

Воздух становился тяжелее. Давил на голову, на плечи. Не давал полностью восстановить дыхание.
Ведж очень не хотел остаться без крыши над головой, когда небо разорвётся под весом скопившейся в здешней атмосфере гадости и прольёт её вниз. Хорошо хоть, что Кореллианский сектор находился высоко по сравнению с остальными уровнями. Может быть, не придётся плавать.
Ещё меньше Ведж хотел идти куда-то с девчонкой. Или подставлять ей спину.
А она, похоже, не собиралась уходить.
— И что?
В её словах была своя правда. И общая правда тоже, признал Ведж к своему неудовольствию.
В самом Ведже было кореллианское упрямство, пара глотков пива и недовольство тем, что всего пара.
Но упрямства — гораздо больше.
— Сейчас скажешь, что боролась за справедливость? А до этого тебе просто было скучно. А потом что будешь говорить?
Он фыркнул, недовольно мотнул головой. Посмотрел, хмурясь, на девчонку.
Ведж знал такой сорт людей — не близко, скорее даже умозрительно, чем лично. Но знал — как и знал, что бессмысленно втолковывать что-то человеку, который оправдывает свои грехи чужими.
Да и кто он ей.
Только зря языком трепать, рискуя нарваться на ловушку от неё, засаду от кого-то третьего или просто попасть под дождь.
Не лезь в чужие дела, Антиллес. Своих хватает.
— Мне плевать. Я тебе не папочка. И тебе на мои слова плевать. Это нормально. Было неприятно увидеться.

+1

19

— Бороться за… что?
Джин почти начала смеяться — и поперхнулась смехом, потому что, ну, серьезно, что?
Это, крифф, как вообще?
Сдержать смех оказалось сложно — и Джин все же засмеялась, запрокинув голову и закрывая лицо руками, встряхнула волосами.
— Небеса и звезды всех галактик, ты… — она выдохнула, фыркая, и встряхнула головой снова, бросила на него откровенно веселый взгляд. — Нет, ладно. Даже слов не подберу. За справедливость. Пф. Кхм.
Джин закусила губу, потерла немного покрасневшее лицо и стерла выступившие слезы.
Ох. Небо и звезды.
— Па-апочка, — протянула-выдохнула, прислоняясь обратно к стене и запрокидывая голову, облизнула губы. Фыркнула снова, качнув головой. — Мне не плевать. Ну, конкретно сейчас. Это… Ладно. Считай, не люблю держать долги. Сейчас будет дождь. Точно хочешь, чтобы я ушла?

+1

20

Ведж покраснел до корней волос и даже обрадовался тому, как стремительно потемнело вокруг.
Вообще-то это было жутковато. Слишком быстро, ненормально быстро, угрожающе быстро — но, может быть, девчонка ничего не заметит.
Или заметит.
Щёки у Веджа горели так, что, наверное, ими можно было бы освещать дорогу.
Или всё-таки не заметит.
Он раздражённо, почти яростно взлохматил себе волосы.
Самым обидным было то, что девчонка была очень красивой, когда смеялась. Как фыркала, сдерживая смех, как встряхивала волосами, как облизывала губы, как…
Ведж поймал себя на мысли, что хотел бы, чтобы такие красивые девчонки смеялись чаще, и второй раз за день совершил невозможное: покраснел ещё сильнее.
Но он всё равно злился. И на то, что она смеялась над ним, и на то, что она смеялась над его словами — вообще-то искренними словами.
И больше всего — на себя.
Нашёл, с кем искренностью разбрасываться.
— Точно, — буркнул Ведж, надеясь, что не начнёт заикаться. — Надоело быть клоуном.
Упрямства в нём было даже больше, чем страха.
То есть страха не было вообще.
Ни капельки.

+1

21

Джин умела быть понимающей, делать правильное лицо и переубеждать людей — когда ей это требовалось.
Требовалось ей это обычно, чтобы выполнить заказ и заработать денег или вылезти из той сарлакковой пасти, в которую ее в очередной раз занесла судьба.
Вряд ли, конечно, судьба имела хоть какое-то отношение к случающемуся с ней, но это были уже детали.
В любом случае, сейчас у нее не было заказа, не было пасти сарлакка, в которую она случайно вляпалась, ну и в целом все было достаточно неплохо.
Даже нескучно.
Поэтому Джин пожала плечами, оттолкнувшись от стены.
Если кто-то считает себя клоуном — ну, это не ее беда.
— Тогда буду считать, что долг зачтен, — убрав волосы за ухо, потянулась, хрустнув руками. — Бывай, Ведж.
И, спокойно отвернувшись, двинулась прочь от улицы, с которой до этого свернула.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [VIII.03 BBY] И мне не подашь руки?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC