Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Айрен Кракен, Гален Эрсо, Джиал Акбар
Като Рен, Кип Дюррон, Кайдел Конникс

Сопротивление не угоняет спидеры.
Оно одалживает их,
чтобы с их помощью сделать галактику
немного более пристойным местом.
Amilyn Holdo

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Повороты в небо [AU]


Повороты в небо [AU]

Сообщений 31 страница 60 из 72

1

http://s8.uploads.ru/Hi3Pm.jpg

Wedge Antilles, Jyn Erso

Время: 00 BBY; после уничтожения Звезды смерти
Место: Явин IV, база повстанцев
Описание: миссия на Скарифе санкционирована, и большая часть ее участников выживает; среди них и Джин. А потом случается битва при Явине, уничтожение Звезды смерти и вот это все. А потом случается человек рядом и не случается топка в тлене.

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-28 02:20:02)

+2

31

Ведж очень забавно смущался - забавно и приятно. Приятнее, чем она сама, это точно.
Так было хорошо, а потом, когда Ведж ее поцеловал, стало ещё немного лучше.
И тогда Джин выдохнула, расслабилась, совсем свободно устраиваясь в его руках - не то что бы до этого ее что-то смущало или держало в рамках - и закрыла глаза.
Она редко делала это с кем-то для удовольствия, просто так - обычно так просто было удобнее. Проще.
Если не было денег или если надо было подобраться совсем близко - иногда этот способ работал очень хорошо.
В подавляющем большинстве случаев.
А вот так, для себя... когда это было? Года четыре назад? Лет пять?
Была ещё дурацкая история - грустная, на самом деле, и дурацкая, - и для самой себя потом как-то не складывалось, но Джин не то что бы и пыталась.
Но Ведж ей и правда нравился, и целоваться с ним тоже - Джин сначала немного замерла, а потом подалась чуть ближе.
Бутылку осторожно поставила на пол - она не хотела ее разбить, но хотела обнять Веджа, а для этого требовались обе руки.
Одна - чтобы зарыться в его волосы на затылке, вторая - чтобы погладить по шее, давая понять, что он тоже может это сделать - что он вообще может делать что угодно - и потом положить ее ему на плечо.
Джин выдохнула, когда поцелуй прервался, чуть отвернулась, но не отстранилась - только чтобы поцеловать его в местечко возле уха, отчего всегда идут мурашки, прижаться ещё немного ближе.

+1

32

Всё-таки это было странно.
Но хорошо.
Рассудив, что далеко не всё, что начиналось странно, заканчивалось хорошо, Ведж облизнул губы и положил руку Джин на шею, провёл выше и остановил на задней стороне, под волосами, поглаживая большим пальцем кожу над позвонками.
Джин казалась хрупкой, когда грустила, но сейчас она не грустила.
(Лица её Ведж не видел, и это предположение стояло только на надежде, что девушка, которая только что призналась, что Ведж ей нравится, не могла захандрить после поцелуя с ним больше, чем после смерти отца.)
И всё равно казалось хрупкой, даже больше, чем до этого — расслабленной и доверчивой, и Ведж даже пошевелиться боялся, чтобы не разрушить случайно что-то в Джин, что позволило ей расслабиться и доверять. У неё, кажется, было не так уж много таких моментов в жизни.
Хотя их было бы больше, не будь Империи. А людей, которые были в этом отношении как Джин, было бы меньше.
Второй рукой Ведж осторожно, едва касаясь, погладил её по спине, положил ладонь на поясницу. Джин была тёплая, как будто немного сонная. Обнимать её было приятно.
Хотя и странно. Ведж уткнулся носом в её висок. Он чувствовал себя скованно, касался так аккуратно, как не касался за пультом управления новой незнакомой машины, и даже дышал через раз — и то поверхностно и едва заметно. Может, это было лишней предосторожностью. Скорее всего. Абсолютно точно.
Но за пультом управления даже новой, незнакомой машины он чувствовал себя гораздо увереннее, чем сейчас.

+1

33

— Хэй, — Джин тихо выдохнула, подняв взгляд на Веджа, немного отстранилась, чтобы заглянуть ему в лицо. — Все… хорошо?
Ей происходящее нравилось — но Джин, по правде говоря, в принципе любила тактильный контакт — особенно с людьми, которые ей нравились и с которыми ей хотелось быть рядом по собственному желанию, а не рабочей необходимости.
Вздохнув, облизнула губы; завела руку назад, накрывая ладонь Веджа своею, и прижала ее теснее — и сама прижалась тоже.
— Слушай, — она запнулась, наморщила нос и уткнулась им ему в шею. Не чтобы спрятаться или что-то еще подобное — просто потому что ей так нравилось и было удобно. — Я не сломаюсь, если ты обнимешь меня крепче. Или что-то еще в этом духе. Не надо себя контролировать или держаться, или… в общем, — Джин потянулась в его руках, обняла обеими руками за шею — и все же немного отстранилась, снова заглядывая в лицо. — Просто расслабься, хорошо? Если что-то не так — говори. Если что-то не нравится — тоже. А если все в порядке и все нравится, — она чуть приподняла брови, — то просто поцелуй меня еще.

+1

34

Вообще-то если Веджу что-то не нравилось, об этом мгновенно узнавало не так уж мало народу. Примерно с население небольшого городка в особо запущенных случаях, но находящиеся в помещении — всегда.
А Джин говорила так, как будто он был слишком воспитанным молодым человеком, чтобы открывать рот лишний раз. Или как будто опять боялась, что Ведж её оттолкнёт. Или как будто в её присутствии ему всегда всё нравилось.
Хотя последний вариант походил на правду, приходилось останавливаться на другом.
Джин, кажется, просто его торопила.
И была абсолютно права.
Ведж и в самом деле вёл себя как идиот. Или, скорее, как кусок деревяшки. С той же гибкостью и грацией. Он имел представление о том, что должно было сейчас происходить — в основном из голофильмов и рассказов Мири, и вторым веры было ещё меньше, чем первым, но имел же. В общих чертах.
И слишком много думал вместо того, чтобы делать.
Думал о Джин — о том, какая она красивая, и тёплая, и живая, и как она близко, и это были приятные мысли.
Думал о Мале — о том, какая она была красивая, и тёплая, и живая, и как Ведж даже не знает, где она, и живая ли до сих пор или просто «была», и мысли о Джин казались предательством. Не были им, Ведж был точно уверен — но всё-таки казались.
Ведж поморщился.
Вообще-то не то чтобы он был хорош в том, чтобы думать.
Зато был хорош в том, чтобы выбрать для этого самый неподходящий момент.
Он улыбнулся Джин — широко, желая сгладить впечатление от своей предыдущей гримасы, потому что она не имела никакого отношения к Джин — и поцеловал её ещё, запустив пальцы ей в волосы, обеими руками прижимая её ближе, крепче к себе.
Если она решит, что всё же ломается, она всегда найдёт способ щёлкнуть Веджа по носу.
При желании — до перелома.

+1

35

Он не ответил — точнее ответил, но не словами, но это тоже было неплохо.
Немного смешно, немного забавно, очень много приятно — и совсем не плохо.
Джин закрыла глаза, отвечая на новый поцелуй, чуть наклонила голову, когда случайно стукнулись носами, и смешливо фыркнула, не отстраняясь. Зарылась пальцами в его волосы тоже, свободной рукой скользнула по шее и ниже, пересчитывая позвонки.
Прерывисто выдохнула.
В ангаре было тепло — а теперь даже жарко, наверное, из-за виренского; и из-за всего того, что еще Джин влила в себя за последние сутки.
Проще сказать, чего там не было.
Только вот на ясности ума, как она ни старалась, это не сказывалось.
В ангаре было тепло, и пока что Джин это устраивало.
Только где-то недалеко пищали дроиды, только сюда мог кто угодно зайти, и Джин, конечно, давно отучилась стесняться — но все-таки.
Впрочем, не то что бы они зашли куда-то далеко.
Чуть отстранившись, Джин поцеловала Веджа под ухом, затем — в шею, прикусывая жилку; потерлась о нее носом. Потянувшись, села удобнее, прижалась теснее.
В конце концов, пока что это были только поцелуи.

+1

36

Ведж не сразу понял, насколько участилось его дыхание, насколько горячее стало лицу. Он был занят новым — новыми телесными ощущениями, которых было много.
Могло быть даже больше.
Особенно если не придётся отвлекаться на свист дроидов, в который Ведж вслушивался уже машинально, по привычке, и не думать, что будет, если кто-то войдёт, и остаться только с Джин, а не с Джин и дурацкими мыслями в довесок.
У неё с дурацкими мыслями проблем, кажется, не было — Джин вообще ориентировалась во всех этих ощущениях гораздо лучше него, гораздо быстрее. Ведж хмыкнул и, растрепав ей волосы, чмокнул в макушку.
Что-то знакомое в этом всё же было — растущий азарт.
Джин так и не ответила на предложение полетать вместе, но теперь он был уверен, что обязан затащить её на эту тренировку любыми способами. И почти уверен, что эти способы не понадобятся, что Джин согласится и так.
Ведж провёл обеими ладонями по её спине, согнул ноги в коленях — одновременно погладив Джин по бёдрам, усаживая её удобнее, усаживая её — ближе. Провёл руками обратно, вверх, задел пальцами шею и обхватил её лицо ладонями, остановив указательные пальцы за ушами. Заставил Джин посмотреть на себя и, не удержавшись, быстро поцеловал её в губы.
И в кончик носа.
И в переносицу.
Ведж облизнулся и слегка отстранился, чтобы посмотреть Джин в глаза.
Вообще-то у него имелся важный вопрос.
— В той комнате, где ты спишь, у тебя есть соседка? Или ты спишь одна?
Если соседка есть, то ему всё-таки придётся подумать. Или просто остановиться.
Сам Ведж сейчас спал один. А ещё три дня назад на соседней койке спал Биггс.

+1

37

Джин качнула головой, прикрыла глаза, изворачиваясь и прижимаясь к ладони Веджа щекой.
— Сейчас одна. Энн перебралась пару дней назад в другую комнату, — пожалуй, можно было не уточнять, почему она перебралась — потому что у кого-то другого появилось место. Сейчас свободных мест было, возможно, слишком много.
Потянувшись ближе, коротко поцеловала Веджа, прикусывая нижнюю губу, вжалась еще теснее — чтобы почти сразу отстраниться, податься назад. Оглянувшись, Джин легко поднялась — только совсем немного пошатнулась, от долгого сидения немного затекли ноги, — и оперлась о бок крестокрыла.
Наклонившись, подцепила бутылку — не оставлять де виренское выдержанное выдыхаться, это как-то неправильно, — и бросила веселый, немного подначивающий взгляд на Веджа.
— Проводишь?
Наверное, не было смысла уточнять, что потом ему предложат остаться.
Это, кажется, было очевидно.

+1

38

— Ага.
Ведж подумал, не стоит ли спросить, почему перебралась эта Энн — но особого смысла в этом не было. Если бы Энн просто была нелюдимой или захотела переселиться к подружке — Джин бы так и сказала, если бы вообще стала её упоминать.
Это было несправедливо.
Ведж поднялся, легко огладив на прощание днище крестокрыла — не своего, но по своему он скучал достаточно сильно, чтобы морально подготовиться к измене — и быстро, крепко обнял Джин, желая передать ей — ещё раз, очередной раз, сколько угодно раз — что он рядом, и был рядом, и будет рядом. Сколько угодно.
После выхода из ангара Ведж не трогал её. На свежем воздухе было больше людей — праздник продолжался, пусть теперь и был гораздо тише, гораздо более усталым. Ведж собирался посмотреть на этих людей, найти знакомые лица — знакомые лица девчонок, которые не поступали несправедливо на пустом месте, такие точно были в Альянсе, потому что в Альянсе были разные люди и, Ведж был уверен, хороших гораздо больше, чем плохих. И кому-нибудь из них можно было бы сказать, что отличный пилот по имени Джин Эрсо живёт одна и скучает.
План провалился с треском. Ведж успел пообещать себе, что всё-таки претворит его в жизнь — но сейчас взгляд всё время соскальзывал с незнакомых и знакомых, с хороших и плохих людей Альянса на отличного пилота по имени Джин Эрсо.
На очень, очень красивого пилота.
Блокнот Веджа с одинаковой вероятностью мог сгинуть навсегда или обнаружиться в её комнате. Надеяться на это было глупо — но Ведж всё-таки понадеялся.

+1

39

Джин любила прикосновения, любила трогать и изучать наощупь, но никогда не понимала, зачем люди ходят, держась за руки. Это ведь было неудобно, это ограничивало в движениях, это привлекало лишнее внимание - поэтому Джин была немного рада, что Ведж никак не пытался сделать что-нибудь такое.
Она бы не хотела убирать от него руки, повинуясь своим привычкам, или делать что-то подобное.
Праздник продолжался - и это было хорошо и правильно; жизнь не стояла на месте - и одна победа вовсе не означала окончательную победу, а значит, что потом снова будет война, будут сражения, будут потери - и праздник сейчас нужен как никогда.
Джин, походя, сделала глоток, прижмурилась, катая на языке вкус, и кивнула Веджу в сторону одного из коридоров. Одна дверная панель, другая, четвёртая - потом ещё один поворот, и они пришли. Джин привычно ввела код и, когда панель отъехала в сторону, сначала заглянула, стоя сбоку от входа, и только потом зашла.
Включила неяркое освещение - здесь не было окон, а полная темнота ей не нравилась, и отставила бутылку на край стола.
Затем - снова потянулась к Веджу, потянула его к себе, обнимая за шею; поцеловала в твёрдые губы, в жилку, снова ее прикусывая, и скользнула ладонью под рубашку. Вскинула голову, немного отклонившись, поймала его взгляд.
- Я не слишком... тороплюсь?

Отредактировано Jyn Erso (2018-06-15 02:14:38)

+1

40

— Нет, — выдохнул Ведж.
Ладонь Джин на коже была горячей, даже горячее, чем сама его кожа, и тепло от неё распространялось, полукругом и в основном вниз. Туда же, куда хотелось направить руку Джин.
— То есть…
Он отвлёкся, обнаружив собственные руки на её плечах и талии — пока Джин не отстранилась, Ведж прижимал её к себе, и отстраниться позволил с неохотой. С ещё большей неохотой он выпустил её — скорее, дал ладоням медленно соскользнуть, продолжая исследовать тело Джин сквозь одежду мягкими поглаживающими движениями: по шее, плечу и предплечью, легко сжав запястье; по пояснице — и до занывших костяшек вцепился в край стола, зажимая Джин между собой и им. Веджа повело, шатнуло; он едва не поцеловал её снова, едва не потёрся носом о нос Джин, едва не склонился к шее — но всё-таки выровнялся. Только облизнул губы и сфокусировался на глазах Джин.
— Это не ко мне должен быть вопрос. Ты мне нравишься. Не так, как Люк, не как кто-то ещё, как…
Он едва не сказал: как Мала — и прикусил язык.
Говорить было сложновато. Потому, что он так и не восстановил сбившееся после её поцелуя дыхание, и потому, что вжимался в бёдра Джин своими, и потому, что даже на самую малость не хотел её отговаривать — но не сказать не мог.
— Я не смогу с тобой дальше дружить, если… — Ведж передёрнул плечами. — И не хочу, чтобы ты об этом пожалела.

+1

41

— О, ну это я заметила, — Джин приподняла брови, потянув Веджа ближе к себе — совсем близко, коротко поцеловала в уголок рта. — Искренне надеюсь, что нравлюсь тебе, не как Люк.
Она тихо, смешливо фыркнула, поцеловала его теперь в кончик носа; немного отстранилась снова, чтобы поймать взгляд, и посмотрела почти серьезно.
— Я достаточно взрослая девочка, чтобы понимать, что и с кем делаю, — кончиками пальцев коснулась его шеи — по линии волос, провела ногтями. На мгновение опустив взгляд, посмотрела снова — долго, с ожиданием — и с просьбой, понятной и без слов. — Иди ко мне, Ведж. Пожалуйста?

+1

42

Ведж почувствовал себя круглым идиотом и порадовался, что в комнате было не слишком светло. Может, Джин и не заметит, как он в очередной раз покраснел.
Разжав пальцы на краю стола, Ведж запустил обе руки ей под майку. Трогать кожу Джин было гораздо приятнее, чем её одежду. Ведж медленно погладил её по спине, на пару секунд накрыл ладонями лопатки. У Джин была нежная кожа, несмотря на все приключения и драки, несмотря на все шрамы, и это приводило Веджа в почти суеверный восторг. Он потянул майку вверх, стащил её и кинул на стол — кажется, промахнулся, ну и что — и прильнул губами шее Джин. Легко поцеловал раз, другой; прикусил кожу, потому что Джин кусалась сама и, наверное, любила, когда кусали её — и провёл языком по месту укуса.
Руками он продолжал изучать тело Джин — медленными движениями, чуть нажимая, как будто хотел убедиться, что Джин впрямь была рядом, так близко, что Ведж чувствовал её дыхание на своих волосах, что он в самом деле может обхватить ладонями её талию, и погладить центр живота, сначала вниз, задев запястьем пояс штанов, потом вверх, и положить ладонь на грудь, и ласково сжать, и снова прихватить зубами кожу шеи.
Он и правда не слишком-то верил.

+1

43

Это было приятно — даже чуть больше, чем приятно, вообще-то, намного больше. Джин редко спала с кем-то для собственного удовольствия — и очень, очень давно, и сейчас это казалось чем-то из прошлой жизни — где есть человек, которому можно довериться, с которым можно заняться сексом не потому, что так проще или удобнее, а потому, что просто хочется — и он тебе нравится.
Ведж ей определенно нравился — пусть даже в его движениях и чувствовалась некоторая… неуверенность? Скованность?
Что-то такое, что не ограничивало, но относительно отчетливо проступало.
Запрокинула голову, подставляя шею под поцелуи и укусы, прислонилась к столу, почти и не пытаясь держаться ровно, наоборот — потянула Веджа к себе.
Всегда можно быть еще ближе — особенно когда между вами слои одежды, от которой еще нужно избавиться. Одежда определенно мешала.
Без майки было немного прохладно, особенно спине, но Джин знала, что это ненадолго; что у Веджа теплые руки — и ей тоже будет тепло. А потом даже и жарко.
Обязательно будет.
Ей нравилось, как он ее касался — и этих прикосновений хотелось больше.
Его кожа тоже была теплой, и Джин это нравилось — потянуть рубашку выше, потом вовсе снять ее, отбрасывая куда-то в сторону; прижаться ртом, целуя — кусая, к шее, ключице; провести руками ниже, цепляя пальцами шлевки под ремень.
Джин на несколько секунд прильнула еще теснее, крепче, так же крепко целуя его, а потом несильно, но ощутимо надавила на плечи, буквально вынуждая отступить; ненамного — ровно настолько, чтобы хватило места, чтобы плавно опуститься на колени, не отпуская взгляда, поймать чужую руку, коротко поцеловать центр ладони, запястье, прикусить часто бьющуюся жилку.

+1

44

Ведж отстранился не сразу. Ему слишком нравился чуть солоноватый вкус кожи Джин, нравится её запах; он мотнул головой, снова занавесив глаза волосами, и всё-таки отступил на полшага.
Вывих плеч в его планы на ближайшее время тоже не входил.
Он отнял руку от Джин — резким, спешащим движением — только для того, чтобы откинуть чёлку со лба. И так и замер с пятернёй в собственных волосах.
Когда-то Ведж решил, что Джин уже не сможет стать ещё красивее, когда-то совсем недавно, когда она сидела у него на коленях, и у неё краснели щёки и шея, и она, мило наморщив нос, говорила, что он, Ведж, ей нравится.
Но Джин раз за разом совершала невозможное.
Ведж облизнул пересохшие губы. Он не смог бы отвести взгляда от глаз Джин, даже если бы и хотел; по позвоночнику и конечностям пробило быстрым холодом, который тут же сменился обжигающе-горячим чувством, заставляющим голову кружиться, а кожу покрыться мурашками.
— У тебя такие красивые глаза, — сказал он дрогнувшим голосом. Ведж облизнул губы ещё раз. — Ты вся очень красивая.
Он не был уверен, что вообще сможет двинуться — но смог, погладил Джин по подбородку подушечками пальцев. Когда-то он подбросил её на Абрегадо-рей за разрешение нарисовать её глаза, и, возможно, это было лучшее решение в его жизни, что бы в один голос ни говорили Террики — но красивой она была вся, очень красивой, и рисовать это уже не хотелось — может, и хотелось, но когда-нибудь не сейчас, а сейчас хотелось трогать. Ведж провёл большим пальцем по её нижней губе, от одного уголка к другому и, спохватившись, бережно вплёл пальцы свободной руки в волосы Джин.
И чуть заметно подтолкнул её голову к себе.

+1

45

- Глаза, Ведж? Ты серьёзно? - Джин приподняла бровь, лукаво глядя на него из-под ресниц; извернувшись, потерлась щекой о его руку, жмурясь, прерывисто выдохнула. - Можно сильнее, Ведж. Сильнее.
Джин привыкла к тому, что в постели люди обычно проявляли силу - и иногда ей это нравилось, иногда нет, иногда просто было без разницы. Нравилось тогда, когда ее не пытались сломать или унизить, когда на силу можно было отвечать силой, а не прогибаться и подставляться, потому что так проще и удобнее.
Джин облизнулась, не сводя взгляда с Веджа, потянулась в его ремню; расстегнула, вытягивая из шлевок. Бросив лукавый взгляд, прижалась тесно ртом, цепляя зубами собачку замка, потянула. Положила ладони на его бока, поглаживая - едва ощутимо, почти щекотно.
Сейчас она краснела тоже - только совершенно точно не от смущения.
- Сильнее, Ведж, - Джин почти мурлыкнула, притираясь щекой к его паху. - Ммм?

+1

46

Какое там сильнее, Ведж готов был кончить от одного звука её голоса. Только от того, как Джин произносила его имя. Он никогда не слышал, чтобы Джин так говорила, так гипнотизирующе, обволакивающе, так сладко почти до боли.
Если бы Джин говорила так в передатчик, настроенный на правильную частоту, пилоты бы гибли массово. Теряли бы управление и врезались в первое подвернувшееся препятствие.
Красный-два был бы первым.
На третьем «Ведж» он не выдержал, прерывисто выдохнул и качнул бёдрами навстречу Джин.
Если Ведж потеряет управление, это будет неинтересно. Он дышал уже только через рот — резким вдохом, длинным выдохом, пока в лёгких не останется даже атома воздуха. Он был хорошим пилотом.
— Я серьёзно, — сказал Ведж, понизив голос. Так было проще его контролировать, говорить ровно и уверенно.
Насколько было возможно.
Он сжал волосы Джин в кулаке, потянул, заставляя её отстраниться — ровно настолько, чтобы обратить к себе её лицо, запрокинуть ей голову. Глаза у Джин были шальные, даже хуже голоса — во всяком случае, пока она молчала.
— Очень красивые глаза, — сказал Ведж, выпуская её волосы. Он провёл руками по плечам и предплечьям Джин, стиснул её ладони, снял со своих боков и, соединив над головой Джин, обхватил запястья одной ладонью. У Джин были тонкие косточки, их было страшно раздавить, но Ведж знал, что не раздавит, хотя держал крепко. Ещё он знал, что Джин всё равно могла бы вывернуться.
А ещё — что вряд ли станет.
Ведж завёл её руки за голову Джин, свободной ладонью погладил одну из них — обратно, по внутренней стороне предплечья, плеча — и ласково взъерошил ей волосы, прежде чем снова собрать их и сжать.
И снова двинуть ближе к себе — на этот раз гораздо настойчивее.
— Очень красивые губы, — сказал Ведж, и на последнем слове его голос всё-таки сорвался.

+1

47

Джин на сотую долю секунды замерла, когда Ведж сжал ее руки, удерживая, потом выдохнула, прикрыла глаза, позволяя ему это.
Если уж она доверяла ему в воздухе, то здесь — тем более. На земле-то.
Джин знала, что Ведж не станет удерживать ее действительно насильно — и знала, что, случись такое, она вывернется.
Но она сама разрешила — предложила — сильнее, сама доверилась ему, и это было по-своему необычно — вот так… не пытаться все контролировать. Позволять кому-то делать то, что он делает, не отслеживая каждое движение, вдох, взгляд.
Джин это нравилось.
Ведж держал крепко — приятно крепко. Правильно.
Джин чувствовала себя спокойно. В некотором плане.
В другом плане она дышала чуть чаще и громче, чем обычно, и лицо, и шея, и грудь краснели — и по-прежнему не от смущения.
В отличие, кажется, от Веджа.
Джин усмехнулась остро, глядя на него снизу вверх, облизнула губы, позволяя прижать себя ближе, теснее. Расслабила кисти рук, позволяя держать себя.
Подалась навстречу, прогибая спину, прижалась ртом — пока еще сквозь ткань белья, ведь руки у нее были заняты. Тесно, как могла, сжала губами, потерлась щекой. Все так же прижимаясь, даже не думая отстраниться, подняла взгляд на Веджа — и смотрела теперь совсем, совсем снизу вверх.
Снова облизнула губы.
— Мне кое-что мешает. Помоги?

+1

48

Это было болезненнее, чем любой безнадёжный подростковый стояк. Хотя раньше Ведж был уверен, что с появлением у него девушки будет наоборот.
Но Ведж и не думал, что у него когда-то будет кто-то вроде Джин, Джин, от близости которой кружилась голова, Джин, которая смотрела на него так, что перехватывало дыхание; Джин, от прикосновений и горячего дыхания которой становилось гораздо легче, немного легче, чуть легче, мучительно легче; и в висках быстрым, коротким ритмом било: Джин, Джин, Джин…
— Джин, — выдохнул Ведж, почувствовав, что разорвётся, если не скажет хоть что-нибудь, любую глупость.
Но её имя не было глупостью, оно звучало как что-то самое лучшее в мире, как самое красивое, как Джин.
Джин, которая совершала невероятное и с каждой секундой становилась всё красивее и красивее.
Ведж медленно разжал пальцы. Медленно погладил Джин по шее. Он снова всё делал медленно — не потому, что не торопился. Потому, что боялся поторопиться слишком сильно, и от сдерживаемого желания пальцы немного дрожали.
Потому, что когда Ведж — медленно — приспустил трусы, он всё-таки не сдержался, стиснул основание члена и жёстко, до острой вспышки наслаждения двинул рукой.

+1

49

Джин едва отстранилась - ровно настолько, чтобы дать свободу для манёвра, - и снова вернулась на прежнее место, тесно, близко, задевая горячим дыханием нежную кожу.
Руки все ещё держал Ведж - но это было неважно, это ничуть ей не мешало. Она все ещё могла податься ближе - поцеловать и легонько прикусить бедренную косточку, низ живота - едва ощутимо, дразня ощущением горячего дыхания на коже - и только.
Джин улыбнулась, глядя сначала на руку Веджа, затем на него самого; не отводя взгляда, потерлась щекой о член, зная, что на коже останется заметный даже сейчас след смазки, поймала и сдала головку губами, только держа - но даже не думая пропустить глубже в горло или выпустить.
Ей нравилось дразнить Веджа, нравилось, как он дышал и как подрагивали его пальцы.
Она отстранилась - почти полностью; затем все же прижалась ближе, пропуская дальше, беря глубже, подняла взгляд на Веджа, заглядывая ему в лицо.
Тихо, совсем неслышно, но ощутимо простонала, на мгновение прикрыв глаза.

+1

50

На щеке Джин блестела короткая полоска. Ведж слегка царапнул ногтем челюсть под ней. След собственной смазки на щеке Джин почему-то был завораживающе красивым, почти невозможно отвести взгляда.
Почти — как и от распахнутых огромных глаз Джин.
Как и от обхватывающих его член губах Джин.
Как и от ускользающей улыбки Джин.
Ведж всматривался в её лицо так жадно, как будто хотел запомнить, вобрать в себя открывающийся вид; так жадно, что едва замечал, как постоянно облизывал губы и толкался в рот Джин сжатыми быстрыми движениями.
Он коротко погладил-ощупал горло Джин, безуспешно пытаясь унять дрожь в пальцах, провёл ими по углублению между ключицами, ниже, соскользнул с кожи — дальше рука не доставала.
А потом Джин застонала — не звуком, а отдавшейся вибрацией, и свой стон Ведж сдержал только потому, что успел стиснуть челюсти, и медленно выдохнул сквозь зубы. Открыв зажмуренные глаза, Ведж поспешно ослабил хватку на её запястьях — кажется, сжал слишком сильно, до боли, а он вовсе не хотел делать Джин больно.
По крайней мере, если она не попросит.
От этой мысли стало горячее, ещё сложнее дышать.
Ведж запустил пальцы в её волосы, потянул на себя, мягко, но сильно, ближе, ещё ближе. Было неудобно, и он высвободил запястья Джин, погладив, извиняясь, выступающие косточки.

+1

51

Джин не переносила неуверенность и вялость - они отдавали безжизненностью, даже нежеланием жить, двигаться, дышать; Джин всегда хотела жить - и не понимала, не принимала тех, кто отказывался от того, что само шло в руки.
В Ведже не было ни неуверенности, ни слабости. Проглядывала неумелость - потому что Джин умела видеть, чувствовать такие вещи, - но не вялость, не страх.
С Веджем было хорошо - ничуть не хуже, чем в небе.
Джин, на самом деле, любила небо.
Просто возвращаться на землю она любила больше.
Он держал и направлял мягко, но сильно - и Джин почти безропотно следовала тому, куда он направлял - разве что не сразу, едва ощутимо сопротивлялась, но не чтобы оттолкнуть, а чтобы подразнить.
А потом прижалась теснее, следуя направляющей руке, принимая больше, глубже, до конца. Подняла на него взгляд, не отрываясь, глядя жадно, внимательно - ей нравилось, когда людям, которые ей нравятся, было хорошо.
И смотреть на это она любила.
Это было приятно не меньше, чем когда хорошо было ей.
Спустя несколько движений, Джин чуть отстранилась, облизнула припухшие губы. Обхватила его член ладонью, почти пережимая - не так быстро. Прикусила бедренную косточку снова, протяжно лизнула, притерлась щекой снова - ей нравилось так. Прижалась затылком к его руке, глядя по-прежнему жадно, неотрывно.
- Ведж, - прикусила губу, мягко, неторопливо скользя ладонью, опустила ресницы. - Что ты хочешь?

+1

52

— Я хочу.
Это, может, был дурацкий ответ, потому что то, что он хочет, Джин видела и так, и явно просила хотеть помедленнее — но другого у Веджа не было. Он хотел Джин, хотел её всю, полностью, без остатка, хотел слиться с ней — и какая разница, как именно, вот уж что его волновало меньше всего.
Гораздо сильнее Веджа волновало, чего хочет сама Джин. И ещё то, что он подумал об этом только сейчас, получив передышку, только после её вопроса, и это смутило его едва не больше всего остального вместе. Рука привычно взлетела к волосам, привычно взъерошила волосы — Ведж очень надеялся, что Джин не заметит его смущения, но с таким же успехом мог бы надеяться обыграть ранкора в сабакк. Она всегда была внимательная, а сейчас чуть не прожигала Веджа взглядом насквозь.
Хотя почему «чуть».
Прожигала.
Он погладил Джин по голове, массируя кожу, на мгновение прижал её щекой к своему животу — Джин почему-то это нравилось — и отстранился, склонился, легко целуя её в лоб. Опустился на одно колено, на оба, снова привлёк Джин к себе, провёл ладонями по спине, ягодицам, ногам — и подтянул Джин себе на колени.
— Хочу, чтобы тебе было хорошо, — выбрал Ведж, коротко целуя её: в губы, в щёку, в нос, снова в лоб — и, не удержавшись, потёрся членом о её бедро, на мгновение закрыв глаза от удовольствия; было приятно даже от прикосновения к ткани штанов, а от мысли, как будет лучше без них, даже приятнее.
Ведж осторожно поднялся на ноги, удерживая Джин. Его чуть шатнуло; не от веса, от продолжавшейся кружиться головы. Он уткнулся носом Джин в шею, поцеловал, прикусывая кожу.
Было бы здорово, если бы она сказала, но если нет — Ведж попробует угадать. И для начала он решил угадать, что Джин будет лучше не на полу.

Отредактировано Wedge Antilles (2018-06-16 15:59:23)

+1

53

Джин улыбнулась, прикусывая губу, цепляясь за Веджа - несильно, не ища опоры, а просто потому, что это приятно, что чувствовать друг друга кожа к коже очень хорошо.
Так же хорошо, как бывает, когда другой открывает тебе шею, живот или спину - не боясь, доверяя.
Джин умела открывать спину и подставлять горло даже тогда, когда ничуть не доверяла человеку рядом, но этого требовали обстоятельства.
Но тогда, образно выражаясь, в ее руке была «Гибель», а говоря буквально - почти всегда - нож.
Недоверие требует определённых вмешательств.
Сейчас все иначе - и Джин с нескрываемым удовольствием открывалась, не опасаясь боли - нарочной боли.
Иногда люди делали больно случайно - и это совсем иное.
Ведж был тёплым - а Джин хотела, чтобы он был горячим.
Он хотел, чтобы ей было хорошо, и Джин любила секс за то, что, когда он случался добровольно и по желанию, а не из необходимости, делая хорошо другому, она делала хорошо и себе.
Это была очень приятная закономерность.
На постели ей нравилось больше, чем на полу, хотя не то что бы она привыкла капризничать; сейчас дела до этого не было - мешались штаны на них обоих, мешалось ещё остававшееся белье, и можно было быть ближе, намного ближе, и Джин этого хотела - поэтому прогнулась, расстёгивая свой ремень и стягивая одежду, поймала руки Веджа, чтобы положить их себе на бёдра, прижать, провести ниже - чтобы помог; а потом - приподняться на локте, потянуться к нему, целуя, зарыться пальцами в тёмные волосы, ероша и сжимая, лаская чувствительную кожу. Поцеловать ещё раз - крепко, сильно, - и облизнуть губы, коротко надавливая на затылок, прося - шея, грудь, живот, и ниже, ниже, прошу.

+1

54

Больше всего Ведж гордился тем, что не сбил ничего по дороге, потому что маршрут он выстраивал на ощупь и без помощи рук. Он опустил Джин поперёк койки, аккуратно придерживая за шею, чтобы не ударить головой — а потом обнаружил свои руки на поясе штанов Джин, поспешно дёрнул их вниз — а потом Джин увлекла его в очередной поцелуй, и голова закружилась так, что Веджу показалось, что он под спайсом, под очень, очень чистым спайсом.
Только на самом деле всё было гораздо лучше.
Ведж опирался коленом о койку у бока Джин, и собственные приспущенные штаны ограничивали в движениях, делали позу неудобной, нужно было бы снять их тоже — но у него постоянно были заняты руки: Ведж вёл ими вдоль боков Джин, гладил её плечи, трогал ещё, ещё и никак не мог насытиться.
Почувствовав давление на затылок, он поцеловал Джин в подбородок, под челюстью, в шею — легко, едва ощутимо — и за ухом, туда, куда целовала его сама Джин, и это было приятно, и Ведж хотел сделать приятно ей, и ему было интересно, как Джин отреагирует.
Он отстранился, поднявшись на руках, окинул Джин взглядом — и от её вида захватило дыхание. Джин под ним была такая раскрытая, такая хрупкая этой открытостью.
Такая трогательная.
Такая красивая.
Ведж судорожно выдохнул и понял, что какое-то бесконечно долгое время не дышал вообще.
— Ты…
Он забыл, что хотел сказать, наткнувшись на её взгляд. Почти умоляющий. Ведж фыркнул, смутившись заминки, почти невесомо поцеловал Джин над ключицей, под ключицей — надавливая языком. Накрыл ладонью её грудь, нежно сжимая, поцеловал вторую — кусать, даже слабо, Ведж побаивался — обхватил губами сосок.
Целуя живот, Ведж опустился на пол, между её ног, поочерёдно избавил их от ботинок, стащил с щиколоток штаны — и закинул ноги себе на плечи.
И ноги у Джин тоже были красивые.
Как он раньше не замечал.
Ведж погладил её по бёдрам, поцеловал внутреннюю сторону бедра, совсем близко к паху, осторожно касаясь зубами, балдея от сладковатого запаха — продолжил целовать ниже, ниже, медленно смещаясь к колену.

+1

55

Джин, кажется, ничуть не смущалась — ни того, как она сидела — лежала? — ни того, что Ведж был между ее ног, целовал и трогал.
Она совершенно точно не смущалась.
И не собиралась этого делать — были занятия поинтереснее.
Например, снова зарыться пальцами в его волосы, сжимая и поглаживая, лаская, свободной рукой скользнуть по его затылку, щеке; прерывисто выдохнуть и податься бедрами навстречу, потянуть его самого немного ближе — Джин не боялась, что ему это не понравится, что он оттолкнет.
И по-прежнему не смущалась — она всегда знала, чего хочет и как получить желаемое.
За редкими исключениями.
Сейчас это было не оно.
— Ве-едж, — Джин потянула его, жмурясь, прерывисто выдохнула. Прогнувшись, прикусила губу, прижимая стопу к его спине, подталкивая ближе, теснее. — Пожалуйста?

+1

56

Ведж всё-таки вывернул шею и на мгновение прижался губами к коленке Джин. Это почему-то казалось очень важным делом, делом, которое нужно сделать в первую очередь, без которого остальное не получится. Почти ритуалом.
Не «почему-то», понял Ведж.
Потому, что Джин дышала, сбиваясь с ритма. И потому, что она подавалась навстречу. И потому, что она тянула Веджа ближе к себе. Это было одновременно ломко, сладко — и горячо, как же это было горячо, и у Веджа чуть искры из глаз не посыпались, когда она опять назвала его по имени, так протяжно, так просяще.
Он послушно вернулся — у него не было и сотой доли выдержки Джин, он торопился, не зная толком, куда — и приник губами к углублению между пахом и бедром, тем, которое ещё не целовал.
— Позови меня ещё, — хрипло выдохнул Ведж, закрывая глаза. Он придерживал Джин за бедро одной рукой, сжал вторую на члене. Позови, мне так нравится твой голос, так нравится, когда ты произносишь моё имя, это так же приятно, как касаться тебя — его не хватает на эту речь, только на ещё один судорожный выдох.
Ведж на пробу коснулся её кончиком языка, лизнул, прихватил губами — слушая, чувствуя, следя за реакцией Джин.

+1

57

- Ведж, - получилось протяжно и немного хрипло, и Джин прерывисто выдохнула, запрокинула голову. - Ве-едж.
Она не боялась, что он отстранится, и все же не была твёрдо уверена - и потому вздрогнула, чуть дёрнувшись, протяжном шумно выдохнула. Сжала его волосы крепче, отпустила сразу же - кажется, слишком крепко, - и тихо всхлипнула.
Джин редко позволяла быть себе с кем-то настолько открытой - во всех, крифф подери, смыслах, - и сейчас это было хорошо. Потому что это был Ведж.
Джин дышала часто, неровно - и даже не пыталась это как-то контролировать. Ей и так было хорошо, очень хорошо.
Но могло быть лучше.
Джин сползла чуть ниже, буквально вжимаясь в Веджа, скользнула пальцами по его макушке, затылку, совсем негромко и почти сдавленно застонала. Хотелось сжаться, сжать его теснее - пальцами, бёдрами, чтобы ближе, ещё ближе, но...
Джин вздрогнула, коротко простонав-всхлипнув, чуть потянула его за волосы - но теперь от себя; поймала чужой взгляд своим - тёмным, заволоченным, жадным.
- Ведж. Иди ко мне, - она скинула ногу с его плеча, упираясь стопой в край постели, и все же покраснела чуть сильнее, по-прежнему даже не пытаясь выровнять сбившегося дыхания. - Иди ко мне, Ведж. Давай.

+1

58

Джин была мокрая и горячая. Джин вздрагивала, прижималась; Джин шумно дышала, всхлипывала, звала его и избавала ещё бесконечно много настолько чувственных звуков, что у Веджа кожа плавилась от того, как под ней горела кровь.
И пахла Джин просто одуряюще.
И когда она отстранила его, Ведж с трудом втянул ртом воздух, облизнулся, собирая с губ остатки её вкуса. Челюсть ныла, но Ведж мог бы ещё, он хотел бы ещё — и уставился на Джин, растерянно моргнул, не понимая, почему нет.
И, вдруг постигнув, что это да, поднялся рывком, едва успев опустить вторую ногу Джин со своего плеча. Скидывая ботинки, стягивая штаны, Ведж пожалел, что не поцеловал эту ногу, что слишком спешил — но не спешить он не мог, пока Джин так звала его и голосом, и телом, кровь от этого начинала закипать и бурлить.
Ведж впился в губы Джин, обнял её за шею и за талию, коленом отодвигая её ногу в сторону, ещё немного в сторону — и уложил Джин на койку, чтобы было удобнее, чтобы можно было накрыть её тело своим, прижаться, потереться — быстро, торопливо, просто чтобы почувствовать её горячую кожу.
Он отстранился, погладив Джин по плечу, положил ладонь на тазовую косточку, придерживая. Обхватил член свободной рукой и приставил головку к щели, мокрой и горячей, бросил взгляд на Джин: нормально? — и только после этого глубоко двинул бёдрами и снова приник к шее Джин, к взмокшей коже, уже не разбирая, целует он, вылизывает или кусает.

+1

59

Теперь Ведж был горячим - очень горячим, как Джин любила; с ним - под ним - было хорошо, и Джин не пыталась даже этого скрывать - протяжно застонала, когда он толкнулся глубоко, сильно; прижалась ртом к его шее, целуя, вылизывая, кусая бьющуюся жилку и оставляя следы в чувствительном местечке под ухом.
Ей было хорошо - пусть даже просто, без каких-то изысков или остального, - и хотелось, чтобы Веджу было хорошо тоже.
Но, кажется, уже.
- Ве-едж, - Джин протяжно всхлипнула, выдыхая; прижала к себе ближе, выгибаясь. Стиснула его бёдра коленями, пуская ближе, глубже.
- Сильнее. Как... - запнулась, сбившись, жарко дыша ему в шею. - Как хочешь.

+1

60

Слова Джин доходили до его сознания как сквозь толщу воды. Было достаточно слышать её голос, её дыхание, чувствовать это дыхание на шее, чувствовать всю Джин — Мать Безумия, да этого было более, чем достаточно.
И даже если бы он вдруг, почему-то, непонятно зачем захотел бы чего-нибудь ещё — у него бы всё равно не получилось. Ведж только и мог, что вбиваться в Джин, размашистыми движениями, которые становились всё короче и быстрее, и он ничего не мог с этим сделать, никак ни на что повлиять.
Ведж всё-таки потерял управление, и впервые в жизни оказалось, что от этого можно было почувствовать себя счастливым, потому что ничего прекраснее не было и быть не могло.
Он пытался сдерживаться, продлить удовольствие, подумать об удовольствии Джин — и этого тоже не смог. Когда под зажмуренными веками стало мучительно бело, он ещё раз укусил Джин в шею, сжав зубы сильно, гораздо менее аккуратно, чем старался до этого, и уткнулся лбом в койку, чувствуя кожей мокрые волосы, то ли свои, то ли Джин, и закусил покрывало до ломоты в челюсти, стремясь сдержать стон, и всё-таки застонал, задыхаясь от наслаждения и чувствуя, как вздрагивают плечи.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Повороты в небо [AU]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC