Star Wars Medley

Объявление

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Гарм Иблис, Бейл Органа, Орсон Кренник
Фазма, Фазма, Фазма, пожалуйста

Если за полтора часа до полуночи
человек сидит у тебя под дверью,
значит это действительно важно.
Даже если это автограф.
Luke Skywalker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [16.V.34 ABY] Старший отряд пионерлагеря «Сопротивление»


[16.V.34 ABY] Старший отряд пионерлагеря «Сопротивление»

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

https://s7.postimg.cc/sakqqdcqj/poeholdo.jpg

Leia Organa, Amilyn Holdo, Poe Dameron

Время: 16.V.34 ABY, утро
Место: Крайт
Описание: в ролях:
генерал Органа — директор пионерлагеря «Сопротивление»
вице-адмирал Холдо — главный воспитатель пионерлагеря «Сопротивление»
коммандер Дэмерон — главный хулиган пионерлагеря «Сопротивление»
а также фейспалм генерала Органы в роли фейспалма генерала Органы;
Флоррум в четвертом доме в роли Флоррума в четвертом доме;
и песня «Жизнь без полетов нам не мила» из к/ф [09.V.34 ABY] То самих мы себя переборем.

+3

2

Самое паршивое — несмотря на то, что спонсоров предупреждают сразу же, как только появляется возможность, они все равно могут опоздать.
Об этом Лея думает последнюю неделю — к счастью, не круглосуточно, а только время от времени; циклиться на одном, когда и без того полно проблем, нельзя.
Многозадачность — хорошая штука. Жаль только, ее не существует.
Лея барабанит пальцами по столу, изучая очередной отчет. Закрывает его, разворачивает голографическую новостную сводку.
Откидывается на спинку кресла, пролистывает новости; задумчиво тянет воду из стакана — видит Небо, она предпочла бы что-нибудь покрепче. Например, кафф.
Или кипяток и Эмилин с травой.
Но сейчас самый разгар дня, впереди еще куча отчетов, сводок и прочей бумажной работы, и, да, иногда Лея начинает искренне скучать по временам, когда они с Ханом и Люком задорно носились по всему космосу, вляпывались в неприятности и с завидной регулярностью огребали сами и давали огрести ближнему своему.
Бодрые были деньки.
Лея фыркает, массирует виски и прикрывает глаза. Затем поднимается, сворачивает сводку и откладывает датапад в сторону.
Хоронить себя она начала как-то слишком рано, что, впрочем, немудрено — с такими-то героями.
Они могут опоздать — но и успеть могут тоже. В общем-то, пока они живы, они могут все, кроме того, что не могут.
Как показывает жизнь, могут они вообще-то очень многое.
А умереть… ну, с этим она точно не опоздает.
Датапад издает короткий сигнал, высвечивается уведомление — напоминание; что ж, хорошо, что отчеты она пока решила отложить. С минуты на минуту придется передавать По Дэмерона из рук в руки — и, пожалуй, это Лея предпочтет проконтролировать лично.
Сбив уведомление, генерал Органа отходит к панорамному окну, рассматривает пейзаж — белый, холодный; забавный тем, что красную землю здесь устилает не снег.
Так сказать, соль на раны. Ну-ну.
Лея смотрит на наручный комм, трет переносицу. Когда раздается сигнал от дверной панели, вбивает код — и та отъезжает в сторону.
Что-то подсказывает, что разговор будет нелегким. И крайне, просто крайне интересным.
[icon]http://sh.uploads.ru/yKfi1.jpg[/icon][sign]  [/sign]

+2

3

Эмилин спускается в ангар посмотреть на крестокрыл По Дэмерона за пять минут до того, как они встретятся. Крестокрыл она видит впервые, с самым Дэмероном тоже не знакомится. Она не приходит к нему в медотсек - потому что ему нужно набраться сил прежде, чем опять пытаться кому-то противостоять; потому что у нее и так много дел; потому что последствия того, что он сделал, теперь важнее его самого; потому - и это самое главное - что крестокрыл ей интереснее пилота.
Вещи редко лгут. Они несут на себе следы всего, что с ними было, и если знать, как эти следы читать, могут переносить в прошлое или предсказывать будущее. Эмилин плохо читает по военной технике, но знает, что даже она увидит на крестокрыле то, что его пилот предпочтет скрывать из гордости или просто потому, что не считает это важным. Следы перекрасок из-за того, что прошлый слой снимали снаряды и чужие космолеты. Ловко скрытые шрамы от ударов, попаданий, падений, перегрузок, поломок, починок и близости смерти.
Крестокрыл был ближе к смерти чаще и разумнее, чем это нужно, но он все еще быстроходный, легкий, раскрашенный в чуть затершийся черный и яркий, стремительный оранжевый. Крестокрыл Эмилин нравится, и потому она знает, что ей понравится и По Дэмерон.
К Лее она поднимается точно в срок.
- Генерал Органа, - она говорит с улыбкой, потому что ей никогда не наскучит эта игра, но серьезно, потому что ее уважение к Лее куда старше ее звания и никакого к нему отношения не имеет. - База скоро сможет работать в полную силу. Но я бы советовала в будущем чуть более ответственно выбираь места для отступления. И начинать готовить их заранее. Прямо сейчас, например.

Отредактировано Amilyn Holdo (2018-05-15 22:32:43)

+2

4

    Все началось с отрицания. По отрицал факт разговора с генералом Органой несколько суток. Отрицал упорно, с чувством, с толком, с расстановкой; отрицал всеми фибрами душал; отрицал, отрицал, отрицал. И это не помогало, не помогало, не помогало — ему все равно придется сидеть на земле, его все равно переводят под командование вице-адмирала Холдо, которого По даже в глаза никогда не видел и с таким же удовольствием и не видел бы еще столько же. Отрицание как способ борьбы с жестокой действительностью себя не оправдало.
    После визита Мэй По скатился в злость. Бесило его решительно все: генерал Органа, ее решения, весь этот воспитательный маневр, вице-адмирал Холдо, Сопротивление, вся их затея с Финном, идиотические штурмовики на Финализаторе, рыжий первоорденский генерал, тупые спонсоры, меддроид, бакта, сидение в четырех стенах. Сидение в четырех стенах — особенно.
    К шестнадцатому числу По переходит в стадию торгов. И это очень удачно: именно сегодня его, словно малого ребенка на детском утреннике, отдадут с рук на руки. Уже одно это По находит унизительным и необязательным; с тем же успехом он мог явиться к вице-адмиралу и сам. Что он, вице-адмирала от какого-нибудь связиста не отличит? Или генерал Органа теперь за каждым его шагом следить будет: как поспал, как поел, как был абсолютно бесполезен на земле, хотя мог бы поправить свою же собственную ошибку в воздухе?
    Перед дверью кабинета генерала По останавливается и делает десять глубоких вдохов. Он здесь, чтобы выторговать себе хоть какое-то, хоть временное, хоть один день в неделю, хоть час в месяц разрешение летать — потому что иначе он сдохнет к хаттовой матери на земле. Не то чтобы кто-то из них сможет понять. Хотя, конечно, никто не исключает, что его ждет невероятная удача, и вице-адмирал Холдо начинал свою карьеру с низов — ну, вдруг. И еще помнит, каково пилоту без неба — ну, вдруг.
    По подает сигнал и ждет, когда откроется дверь; ему теперь ни в чем ошибаться нельзя, это он понимает. Хочешь летать — умей вертеться; жаль, конечно, что По Дэмерон совершенно неприспособлен ни к лести, ни к заискиванию, ни чем еще там люди добиваются своего, когда все иные методы исчерпаны. И если он и опаздывает на несколько минут, то только потому, что задержался подышать, чтобы успокоить горячую голову. Но вряд ли об этом узнает кто-либо из находящихся внутри.
    В кабинете обнаруживается генерал Органа и другая женщина, которую По цепляет краем глаза с некоторым удивлением. Он помешал? Перепутал день? Нет, не мог. Он сюда фактически прямо из медотсека явился. По останавливается неподалеку от двери, заложив руки за спину, и вежливо кивает — но смотрит только на генерала.
    — По вашему приказанию прибыл, генерал Органа, — только на мгновение переводит взгляд на незнакомую женщину, — мэм.
    Если его впустили, значит, все правильно, значит, это нужное время, нужное место, нужный разговор — но где же вице-адмирал?
    По, конечно, подозревает, где.
    Он, вообще, не глупый.
    Но лучше бы ошибся.

+3

5

— Вице-адмирал Холдо, — Лея привычно улыбается краем рта, глядя на Эмилин, и кивает. — Надеюсь, сегодня звезды обещают что-нибудь приятное.
Например, разгром — бескровный — Первого Ордена, остающееся целиком и полностью живым Сопротивление, мир и условный порядок в Новой Республике — и, судя по градусу мечтаний, дождь из виренского выдержанного.
Что там еще могут пообещать звезды.
Впрочем, устами Эмилин они обычно предсказывают что-нибудь как минимум неглупое. Вероятно, потому что Эмилин — смысл обращаться к человеку недалекому, когда есть столь подходящие экземпляры.
Генерал Органа еще раз смотрит на комм, бросает взгляд на окно — вид ничуть не изменился за прошедшие несколько минут — и снова переводит взгляд на Эмилин.
— Я бы сказала, что подготовка путей отступления начнется сразу же, как только будут решены все неотложные задачи, — она хмыкает, — но ты не хуже меня знаешь, как с этим обычно обстоит.
Неотложные задачи имеют свойство стремиться к бесконечности. Упрямые, заразы.
Впрочем, на том и стоим.
— Добрый день, коммандер, — она коротко кивает в ответ на приветствие, обходит рабочий стол и встает перед ним; переплетает пальцы, заложив руки за спину — привычная, выверенная годами, можно сказать, десятилетиями поза. — Вице-адмирал Холдо, позвольте представить вам коммандера Дэмерона, Красная и Синяя эскадрильи. Коммандер Дэмерон — вице-адмирал Холдо, под чье руководство вы поступаете с сегодняшнего дня. Надеюсь, — генерал Органа смотрит на По спокойно и без насмешки или язвительности, но и без привычного, почти родительского тепла в глазах, какое иногда проскальзывает прежде. — Надеюсь, вы чувствуете себя достаточно хорошо, чтобы с достоинством нести службу. Уверена, смена обстановки пойдет вам на пользу, коммандер. Вице-адмирал, — она переводит взгляд с По на Эмилин, мысленно — исключительно мысленно и про себя — вздыхает. — Уверена, вы с должной эффективностью распорядитесь возможностями и талантами коммандера.
[icon]http://sh.uploads.ru/yKfi1.jpg[/icon][sign]  [/sign]

Отредактировано Leia Organa (2018-05-17 00:20:55)

+3

6

Когда приходит По Дэмерон - коммандер Дэмерон - все вдруг становятся очень официальными и серьезными. Сложно поверить, что - сколько там? - минуту назад Лея называла неотложные задачи упрямыми заразами и спрашивала про звезды. Она всегда говорит про звезды, и всегда, до сих пор, без издевки или иронии. Просто принимая то, что кому-то могут быть важны и звезды, что кто-то и в них находит ответы, которые другие ищут в иных местах.
Возможно, потому она была так хороша на своем посту. Но люди, которые умеют стать на чужое место и хотя бы на секунду представить, что существуют другие точки зрения - это всегда большая редкость. Что в Империи, что в Республике. Видов вокруг стало больше, и только. Оружия, способного уничтожать планеты и системы помень... а, нет, постойте-ка.
- Коммандер.
Лея и По Дэмерон даже стоят одинаково, выпрямившись, заложив руки за спину. И это не только привычка и военная выучка - что-то похожее в них есть. И похожи они, хотя Эмилин еще и не видит это четко, тем, что в них хорошо, а не тем, что в них плохо.
Она, посмотрев на свои руки, тоже переплетает пальцы, но не за спиной, а перед собой. С левого браслета спрыгивает на стену зайчик из искусственного света и замирает, притаившись, дожидаясь, что будет дальше.
- Конечно, генерал. Насколько это возможно на базе, в условиях, чуть менее привычных коммандеру Дэмерону, чем бой в космосе.

+3

7

    Да где бы он там ошибся, ага.
    Три человека в комнате, ошибешься тут.
    Несмотря на сиюминутную вспышку раздражения, По остается все таким же спокойным: он служит во флоте уже почти десять лет и за это время прекрасно научился следить за выражением лица. Он только на мгновение поворачивает голову к вице-адмиралу Холдо — к вице-адмиралу в чудном платье и с фиолетовыми волосами, и выглядит она скорее как потерявшаяся поэтесса, но никак не как вице-адмирал Сопротивления — кивает еще раз и возвращается взглядом к генералу Органе.
    В отличие от разговора в медотсеке, теперь По гораздо лучше держит себя в руках, даже когда вице-адмирал говорит про базу, про «условия, менее привычные, чем бой в космосе». Например, он не издает сокрушенный вздох, который так и рвется из груди, потому что генерал Органа, очевидно, не поменяла свое решение. А с вице-адмиралом Холдо он явно не сработается — уже отсюда видно. Как он может сработаться с человеком, который выглядит так, будто сейчас предскажет ему судьбу по звездам?
    Впрочем, в некотором смысле вице-адмирал может предсказать ему судьбу. В этом-то и проблема.
    По стреляет глазами в ее сторону еще раз, а потом вновь смотрит на генерала Органу, но взгляд у него теперь остановившийся, будто сквозь нее. Это потому что По очень-очень старается держать себя в руках и формулировать свои мысли очень-очень осторожно. Уже по одному лицу генерала нетрудно догадаться, насколько По утратил ее расположение — но даже этого недостаточно, чтобы заставить его просто смириться.
    — При всем уважении, генерал, мои возможности и таланты лежат целиком и полностью за пределами базы. Я не сомневаюсь, что вице-адмирал — прекрасный командир, — По звучит не то чтобы очень убедительно, но по крайней мере в рамках вежливости, — но это пустая трата человеческого ресурса. Мэм, — добавляет он и сосредотачивает взгляд на лице генерала, поднимает подбородок чуть выше. — Пилоты не приспособлены для того, чтобы перекладывать бумажки в штабе или в чем еще могут выражаться мои обязанности под командованием вице-адмирала.
    Да и кому тогда дадут командовать его эскадрильями? По не спрашивает, хотя вопрос так и рвется с языка — и на этот раз четко читается на его лице. Ему не хочется сидеть на земле, потому что это глупо, и ему не хочется сидеть на земле, потому что это неэффективно, и особенно ему не хочется сидеть на земле, потому что тогда в небе рядом с его пилотами будет на одного проверенного человека меньше.

+2

8

- Искренне надеюсь, коммандер, - генерал Органа говорит «коммандер» так, словно столь же искренне сомневается, не ошиблась ли она с обращением, - что вы сумеете справиться с такой задачей, как перекладывание бумажек. Или с тем, в чем ещё будут выражаться ваши обязанности по мнению вице-адмирала Холдо. Нисколько не сомневаюсь, что вице-адмирал должным образом ознакомит вас с должностными инструкциями и найдёт применение вашим талантам даже в столь отличных от привычных вам условиях. Кажется, я не ошибусь, если скажу, что вам свойственно полагаться на ваш талант импровизатора? Здесь он раскроется в полной мере.
Лея переводит взгляд на Эмилин, переплетает пальцы иначе, но по-прежнему держит руки за спиной.
Она ничуть не сомневается в том, что Эмилин найдёт действительно хороший выход из сложившейся ситуации - и без разницы, увидит она его в расположении звёзд, чаинок или он придёт к ней во сне.
Каждый думает разными путями - и если какие-то не подходят самой Лее, это не значит, что они плохи.
- Думаю, вице-адмирал поможет вам открыть в себе такие таланты, о которых вы даже не подозревали, - по спокойствию, с которым она говорит, очевидно, что спорить или пытаться переубедить сейчас - не самая умная затея. - Ибо вы, очевидно, себя недооцениваете, коммандер.
[icon]http://sd.uploads.ru/mSpQZ.png[/icon][sign]  [/sign]

+2

9

В штабе перекладывают бумажки, пока пилоты хоть что-то делают. Эмилин слышала подобное столько раз - особенно когда в сенат приходили люди, войной переплавленные, выкованные и закаленные - что не закатывает глаза даже мысленно. Всегда есть те, кто считает именно так. Эта ситуация отличается только тем, что По Дэмерон ошибается не во всем.
- Коммандер прав, Лея.
Эмилин оговаривается, теряет "генерала", но не исправляется, а только едва заметно улыбается Лее и переводит взгляд на По.
- Вы правы, когда говорите о своих возможностях и талантах. Речь не идет о том, насколько вы будете полезны в штабе, потому что любому очевидно, что это не так. Вы не будете полезны. Повезет, если вы не окажетесь совсем бесполезны, коммандер. Речь идет о том, сколько пользы и как быстро вы сможете извлечь из своего нового места, чтобы снова летать.
До того он держался хорошо. Теперь Эмилин смотрит на него внимательнее, потому что ей интересно, сможет ли он и теперь. На что он среагирует скорее - на озвученную бесполезность, на полеты или на возможность снова к ним вернуться, пусть даже она пока что не озвучивает ни условий, ни правил для этого.
По правде, Эмилин и сама еще их не знает. Пока она знает только то, что человек, только что поступивший под ее командование, упорно пытается не обращаться к ней напрямую, балансировать между вежливостью и иерархией - и это интересно. Она представляла его чуть более открытым в симпатиях и недовольстве.

Отредактировано Amilyn Holdo (2018-05-18 18:19:21)

+1

10

    Генерал Органа настолько явно указывает ему не только на его место, но и на то, что этого места — звания — он может по ее воле лишиться, что на скулах По тут же начинают играть желваки. Он никогда не думал, что может посмотреть на нее как-то иначе, кроме как с уважением, но сейчас смотрит с яростью в темных глазах. На месте и в рамках приличия его удерживают только дисциплина и субординация — за звание он никогда не держался, но есть вещи, которые за столько лет во флоте въелись ему под кожу.
    Когда вице-адмирал неожиданно соглашается с ним, По переводит взгляд на нее, впервые смотрит прямо, ожидая подвоха — и конечно же получает его. Обе они понимают, что делают (глупость, они делают глупость), и обе понимают, что на новом месте он не принесет Сопротивлению столько же пользы, сколько мог бы в небе. Вон и вице-адмирал, видимо, советует ему завязывать со спором — со спором, в котором его воспринимают как ребенка, подростка, который домой к комендантскому часу не вернулся.
    Или за что там обычно наказывают домашним арестом; папа никогда такого не практиковал, По просто не в курсе.
    Женщины.
    По смотрит на вице-адмирала еще какое-то время, молча, так, будто был бы рад ранить ее взглядом. Был бы рад и словом — но сцепляет зубы крепко, чтобы не сболтнуть чего-нибудь лишнего, пока не успокоится немного. На это уходит время, но в конце концов По вновь возвращается глазами к генералу Органе. Хочется передразнить ее про таланты, уколоть в ответ, но он не мальчишка. И он удерживается — невероятным усилием воли. Есть вопрос, который для него важнее.
    — Могу я узнать, кто будет командовать моим крылом, пока я нахожусь под командованием вице-адмирала, — «Браслетики и Бусики», — Холдо? Если вице-адмирал позволит, я бы хотел переговорить с этим человеком, чтобы он был в курсе всех нюансов, с которыми может столкнуться.
    Честное слово, если бы не мысль о пилотах, По орал бы на хаттском нецензурном, но раз уж он не сможет помочь им в небе, то нужно помочь хоть так. Он знает их всех как облупленных, знает, кого и как прикрывать, к кому какой подход, кто с чем справляется лучше. Они могут сколько угодно отстранять его от полетов, но отстранить его от друзей, узы с которыми закалились в сотнях боевых вылетов, они не смогут никогда.

+1

11

Лея одними глазами улыбается Эмилин - даже не улыбка, а так, промелькнувшая искрой теплота.
Слушает ее, переводит взгляд на По. По - она отмечает про себя, что снова называет его про себя по имени, без иронии или усталости, - держится хорошо.
Лея перестаёт чувствовать себя воспитателем в детском саду, куда ходят нормальные дети - ее дети туда так и не попали. Впрочем, кажется, это называется ещё «не по статусу».
Крифф его знает.
- Полагаю, будет разумно, если вы сами выберете, кто будет вас замещать, коммандер, - Лея немного склоняет голову к плечу, глядя на него, приподнимает бровь. То, что она отправляет его практически в «ссылку», не значит, что она меньше ценит его или его таланты. Но иногда - иногда самый жёсткий путь самый же и надёжный. И быстрый. Скорость всегда значит многое. - Вы как никто другой знаете сильные стороны своих людей - и знаете, кто справится с этим лучше всех. Поэтому - буду рада услышать ваши предложения.
Лея говорит совершенно серьёзно и спокойно - без насмешки или иронии; в конце концов, она верит в то, что говорит. И не сомневается, что По действительно выберет лучших.
[icon]http://sh.uploads.ru/yKfi1.jpg[/icon][sign]  [/sign]

+1

12

По Дэмерон хорош. Эмилин думает, если бы такой человек пришел в сенат, она бы очень скоро задумалась бы о том, чтобы достать что-то, что можно использовать как средство убеждения или рычаг давления. Просто на всякий случай. Всякие случаи в ее опыте случались слишком часто, чтобы не привыкнуть их предупреждать.
Но он хорош. Очень хорош. То, как он держится, как не возражает, как отступает в споре, победить в котором не может - то есть, это он все же умеет. То, как он заботится о своих людях, как будто им и сейчас что-то угрожает. Даже тут, на базе, на которую пока что никто не спешит нападать. Так, как будто вокруг - если и не враги, то недружественные его эскадрильям люди.
Вот оно, вдруг щелкает что-то в Эмилин. Она полагала, он любит только небо. Но он любит еще и своих людей. И это значит, ей всего лишь нужно, чтобы его своими людьми стало все Сопротивление.
Ерунда. Которую она, правда, все еще не знает, как быстрее всего достичь.
- Командование вице-адмирала - не ссылка. Вы можете говорить, с кем хотите, вы все еще можете принимать определенное участие в жизни своих эскадрилий. Хотя я и командую "Нинкой", пока что я - а потому и вы тоже - буду здесь. Я понимаю, что вам обидно героически выбраться из плена - еще раз - и обнаружить, что предшествующее пленению геройство никому не было нужно, и что вас хоть как-то коснутся последствия ваших решений и действий. Но перестаньте вести себя так, будто вас отправляют искать потайной бассейн в Сенате Корусанта.

+1

13

    О, ему даже разрешат выбрать. Поразительно. Неужели это не входит в часть наказания. По ничего не говорит, только кивает. Он мог бы назвать прямо сейчас, потому что хороший командир всегда держит в уме того, кто должен занять его место, если вдруг что-то пойдет не так. Но его сбивает с мысли вице-адмирал Холдо — и сбивает так надежно, что По за спиной сжимает одну из рук в кулак.
    — Я понимаю, что мое геройство было нужно только трем людям во всей галактике, и вы не входите в их число, мэм. Вы можете перестать вести себя так, будто мне пятнадцать, и я ваш новый приемный сын, и тыкать меня носом, — По все-таки не выдерживает, поворачивается к вице-адмиралу, говорит громче, — в мою ошибку. Генерал Органа хотела, чтобы я спрашивал разрешения на каждый чих — что ж, будьте добры, разрешайте или не разрешайте, — он расцепляет руки, разводит их в стороны, — но вы застряли со мной, поздравляю. И спрашивать разрешения я теперь буду у вас. Я тоже не в восторге, поверьте.
    По дышит тяжело, все в его позе выдает напряжение. Если бы не эта ее ремарка, он бы удержался в рамках, продолжил бы с этой фальшивой вежливостью, но если эта дамочка считает, что понимает про него хоть что-то, она жестоко ошибается. И По не будет медлить с тем, чтобы уведомить ее об этом.
    — Было бы куда продуктивнее, если бы последствия моих решений и действий коснулись меня на задании по их устранению, но вместо этого, — он обрывает сам себя.
    Только смотрит в лицо вице-адмиралу. И выглядит так, будто, не будь она женщиной, он бы уже бил ее больно по лицу. Потом качает головой и резко выдыхает, встает обратно в привычную военную стойку, сцепляет руки за спиной: одной держится за запястье, а другую сжимает в кулак до побелевших костяшек. И смотрит мимо них обеих, и генерала, и вице-адмирала — в панорамное окно.
    Но вместо этого у них тут упражнение по воспитанию.
    — Сомневаюсь, — цедит он, — что вы понимаете хоть что-то, вице-адмирал.
    Рей всего девятнадцать, и она не спасала вице-адмиралу Бусики-Браслетики жизнь. Зато спасала — По. Но это невозможно уместить в слова, которые поняла хотя бы одна из присутствующих, и По даже не пытается, как не пытается больше скрывать своего недовольства или того, что уважения к вице-адмиралу Холдо в нем — чуть. И от этой беседы не прибавилось ни на грамм.
    Сейчас его накажут еще как-то, но По никогда в жизни не было настолько плевать.
    Терять-то ему теперь нечего.

+3

14

- Коммандер.
В одном слове звучит все: и приказ успокоиться, замолчать, и предложение перестать вести себя как пятнадцатилетний мальчишка в ответ на не нравящееся отношение, и усталость отжитого разговора - по правде говоря, совершенно бессмысленного, кроме того, что Эмилин узнает По чуть больше до того, как начнёт отдавать распоряжения, а он узнает ее, и... и многое другое.
В основном - приказ успокоиться и замолчать или хотя бы что-то одно.
Потому что теперь Лея и в самом деле чувствует себя так, словно пытается поставить сына-подростка в угол или пристыдить перед воспитательницей.
Это не то, чем бы она хотела заниматься на старости лет.
Возможно, она хотела бы улететь в какую-нибудь далекую-далекую галактику, удить рыбу и валяться в гамаке целыми днями, а вокруг солнце, вода и безоблачное, чисто небо.
Хан бы сказал, что не хватает ещё красоток с коктейлями, и Лея невесело и устало усмехается этой мысли.
Хан.
- Элайя Т'Чо мертва, - говорит Лея, чуть отвернувшись от них к окну; делает глоток воды из стакана, стоящего на столе, возвращает взгляд к По. - Сейчас мне хватает вопросов, которые надо решать, кроме вашего воспитания или переубеждения. К примеру, где взять кредиты, когда понадобится ремонт очередного крестокрыла, медицинской техники или банально на обеспечение базы едой, водой, бактой, исправно работающим оборудованием для техников и связистов. Вы это уже слышали. Услышите ещё не раз - и не от меня. И даже не от вице-адмирала. Считаете, что с вами обращаются, как с пятнадцатилетним приемным сыном - воля ваша. Я предпочитаю видеть в вас человека более взрослого и сознательного, но мало ли, чего не понимаю я.
Лея переводит взгляд на комм, сбивает уведомление.
- Вы переведены под командование вице-адмирала Холдо - питаю надежду, что это продлится не слишком долго. Вопросы? Замечания? Предложения?
[icon]http://sh.uploads.ru/yKfi1.jpg[/icon][sign]  [/sign]

+2

15

Он теряет терпение на геройстве - впервые, продержавшись дольше, чем Эмилин ждала. Не знает, чем угрожать, а потому на всякий случай угрожает собой. Даже сорвавшись, не направляет агрессию на Лею; должно быть, он бесконечно лоялен ей. Этим По Дэмерон нравится ей даже чуть больше, чем прежде.
Ему хочется ответить. Про других троих, которых он, вполне возможно, похоронили. Их она знает. Знала.
Вместо этого Эмилин накрывает пускающий зайчики браслет другой рукой и молчит, смотрит. Так все станет слишком личным. А это, что бы об этом не думал По, не наказание. А только попытка исправить изъян в нем, который может привести к чьей-то еще гибели.
- Вполне возможно, - наконец говорит Эмилин, спокойно, без злости. - Тогда нам всем не повезло. Сопротивление, чьи вице-адмиралы ничего не понимают, обречено. И некому будет спасти его, если вы не выберетесь из-под моего командования.
Эмилин больше не улыбается - ни глазами, ни уголком рта, ни даже мысленно.
- Завтра утром мы начнем. Найдите меня утром, я выдаем вам первое задание. Сегодня можете быть свободны, коммандер. Подберите себе преемника, передайте ему дела. И вот еще что.
Она еще секунду изучает лицо своего нового подчиненного. Думает, не слишком ли жестоко это будет. Действительно ли это так необходимо. Возможно, жестоко. Но отсутствие хоть какого-то осознанного выбора она не любит больше, чем не любит выглядеть жестокой.
- Вам, возможно, кажется, что все это очень несправедливо. Что вас вынуждают, наказывают. Можете все отменить, если хотите. Это мое предложение, - Эмилин бросает предупреждающий взгляд на Лею, чтобы та не спешила ее останавливать. - Если хотите, прыгайте в свой крестокрыл - я дам разрешение на взлет, несмотря на запрет генерала Органы. Но я не дам его на посадку, потому что если все останется, как есть, если вы и дальше будете коммандером, который думает, как пилот, вы принесете нам больше вреда, чем пользы.
Она оглядывается, смотрит в окно. За окном все еще лежит Крайт, белый мир, полный белых пятен и брешей в защите - и очень, очень много работы.
- Завтра, - решает Эмилин, не глядя на По. - Я не дам его завтра. Сегодня можете попрощаться, только вернитесь до полуночи. Это все, если у вас нет вопросов. Замечаний. Предложений.

Отредактировано Amilyn Holdo (2018-05-19 19:43:31)

+2

16

    По не смотрит ни на одну из них, пока они говорят; он не хмурится, не сжимает губы в нитку, не сцепляет зубы — он вообще вдруг становится очень холодным, застывшим. Невольно думает про майора Дессо, про то, как ругался с ним, точно зная, как лучше — и так действительно было лучше. Он, конечно, вряд ли переплюнет в опыте генерала Органу, да и вице-адмирал Бусики-Браслетики наверняка не просто так на своем месте: он бы хотел в этом сомневаться, но тогда пришлось бы сомневаться и в генерале заодно. Но некоторые вещи он знает хорошо.
    Например, что не стоит упрекать его в героизме.
    И определенно не стоит говорить о его ненужности.
    Не стоит тыкать его носом в ошибку раз за разом.
    Не стоит переводить его под командование Бусиков-Браслетиков, на землю, и говорить, что это не наказание.
    В конце концов, По никогда не был хорошим командиром в глазах начальства — что Новой Республики, что, теперь, генерала Органы; он слишком своевольный, слишком заботится о своих людях, слишком часто и слишком хорошо думает своей головой вместо того, чтобы просто слушаться приказов. О, как бы было просто, будь он чуть больше как Ниен или Бастиан — ни один из них не болеет гордостью и импульсивностью, и вольнодумством.
    По переводит взгляд на генерала Органу и расцепляет руки за спиной. Стоит не как солдат — как гражданский.
    — Хорошо, — говорит он.
    До того, как вице-адмирал озвучила эту мысль, По даже не приходило в голову, что так можно. Но сейчас это кажется единственным возможным выходом; один из спонсоров уже умер по его вине, он не даст умереть двум другим — даже если ему придется делать это в одиночку. В конце концов, это будет не первый раз, когда он окажется перед врагом в одиночку — пока штабные отсиживаются на базе, красят ногти или еще сарлакк его знает, чем занимаются.
    — Ниен Нунб. Мой заместитель — Ниен Нунб, — говорит он.
    Ниен прекрасно справится. Ниен — тот, кем генерал Органа сможет гордиться. Ниен и с вице-адмиралом бы сработался. Ниен — он такой. Правильный. Какого криффа его не поставили командовать сразу — большой вопрос. Столько бы проблем решилось. Судя по всему.
    — Я ухожу, — говорит он.
    И, в самом деле, разворачивается и уходит.
    То ли из кабинета, то ли уходит.

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [16.V.34 ABY] Старший отряд пионерлагеря «Сопротивление»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC