Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP

Бейл Органа, Гилад Пеллеон, Хан Соло
Джейсен Соло, FN-1824, Джаггед Фел

И искать родителей — чума идея. Аист пилот Сопротивления принёс вам вашего мальчика.
Eris Ren

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Как прекрасен этот город [19.I.2 BBY]


Как прекрасен этот город [19.I.2 BBY]

Сообщений 1 страница 30 из 33

1

http://s3.uploads.ru/jVRni.jpg

Cassian Andor, Wedge Antilles

Время: 19.I.2
Место: Гас Тэлон, окрестности
Описание: О том, что могут построить на костях два идейных строителя.

Отредактировано Wedge Antilles (2018-06-11 17:18:44)

+1

2

Гас Тэлон был хорошей луной Кореллии. Он был спокойным и тихим, и такой же - обманчиво спокойной и тихо - выглядела висевшая в небе Кореллия. На Гас Тэлоне были приятные люди, тут никогда ничего не происходило, и об этом знали все, что делало его идеальным для того, чтобы собирать тут информацию и ничего не бояться. Даже его информатор тут, державший мастерскую, вопреки всем увещеваниям не особо скрывал, с кем он сотрудничает, в разговорах с близкими и друзьями. У любых близких есть свои другие близкие, говорил Кассиан, у любых друзей - свои другие друзья, когда-то обо всем узнают не те люди - и что тогда делать? Рэлло в ответ на это улыбался, просил себе какое-нибудь еще задание, чтобы не только пересказывать сплетни, говорил, что все будет хорошо - и все действительно так и было.
Было.
Теперь не было ни Рэлло, ни его улыбчивой дочери, ни их соседей, ни, вполне возможно, тех самых близких и тех самых друзей. Никого не было - только пепел летал среди искореженных огнем таек и бластеров обломков того, что когда-то было городом. И еще просто невыносимо пахло - гарью, трупами и паленым мясом. Ужаснее всего было то, как пепел носит все тот же мягкий ветер, как все такой же спокойной выглядит в небе Коррелия, и, особенно, как все так же спокойно вокруг. Хорошо.
Кассиан примчался сюда, как только услышал про то, что что-то случилось на Гас Тэлоне, зная, что это наверняка что-то, связанное с Рэлло, но такого он не ждал. Кей-Ту он не взял - имперским дроидам лучше не показываться на планетах, где имперские войска вот буквально только что сожгли город. Это плохо заканчивается и для дроидов, и для людей, которых они сопровождают.
На Гас Тэлоне у него было сразу несколько важных дел: ему нужно было восстановить всю картину, решить, город просто уничтожили, или перед смертью Рэлло успел что-то рассказать. Найти нового информатора - но это последнее Кассиан рассчитывал отложить на потом. Теперь настроения на луне были совсем не те, чтобы совать голову в ту же петлю, которая только что уже убавила кому-то жизни.
Он побывал в окрестных городах, и кое-что успел разузнать на пожарище, и долго потом вымывал из себя въевшийся запах. Везде - и все еще ему казалось, что он не сделал тут все, что мог бы. Что задание еще не закончено.

Отредактировано Cassian Andor (2018-05-01 19:54:48)

+1

3

Проблема заключалась в том, что Ведж помнил.
Дорогу на месте развороченной канавы. Местную электростанцию на месте огромной ямы. Мастерскую Рэлло на месте груды камней.
Об остальных своих проблемах Ведж предпочитал не думать.
В особенности он предпочитал не думать о том, чем занимался последние три дня. Просто делал — потому что нужно было сделать. Потому что все предыдущие изыскания ни к чему не привели.
Ни поиск в голонете (ладно, на это Ведж не слишком-то рассчитывал), ни аккуратные расспросы знакомых на Кореллии, ни отчаянные попытки добиться ответа от тех обитателей луны, которые не покинули её после гибели Гас Тэлона. Тщетно. Он не смог узнать, где Мала и Рэлло. Живы ли они вообще. Ведж даже пожалел, что не согласился завести знакомства в Альянсе — может, что-нибудь знали там.
Если Мала и Рэлло живы — они могли быть в имперской тюрьме. Или успеть спрятаться в бункере до налёта. У них точно должен быть бункер. Они из Альянса — должны же были обеспечить себе пути отступления.
Должны же?
Этот Альянс…
Со злобы Ведж пнул лежавший рядом камень. Оглушающе громко в окружающей тишине тот покатился вперёд; в нём не без труда вышло узнать обугленный шлем штурмовика. Проверять наличие в нём головы Ведж не рискнул.
Хотя, может, стоило бы.
Не зря же он третий день разбирал завалы, вытаскивал из-под них трупы и пытался опознать Малу или Рэлло. Не по лицу, конечно, лиц почти ни у кого не сохранилось. По комплекции. Обрывкам одежды. Чему-то ещё, что могло вселить надежду: это не Мала. Это не Рэлло. И это тоже. Тоже, тоже, тоже — третий день.
С каждым неопознанным трупом, с каждой оторванной рукой или ногой, с каждым чем-то, что могло не принадлежать ни одному из них — но могло и принадлежать — надежды оставалось всё меньше.
Были, впрочем, и плюсы. На третий день его почти перестало тошнить.
Другие цифры тоже были.
Пять дней назад, когда Гас Тэлон был уничтожен, Ведж сбил несколько истребителей. Он не помнил, сколько раз нажал тогда на гашетку, тем более не помнил, сколько торпед попало в цель. Тем более — как он вообще умудрился выбраться живым.
Два дня назад Ведж последний раз посмотрел в зеркало и увидел там воспалённые глаза и щетину с въевшейся копотью на осунувшемся лице.
Ни одна из этих цифр ничего не значила.
Ведж сплюнул на землю — избавиться от привкуса сажи во рту это не помогло — и склонился к очередному камню.

+1

4

Звук получился резкий, звонкий - только над пожарищами такие и бывают, нигде так ярко не слышна жизнь, как посреди смерти. Кассиан вскинулся, посмотрел в сторону звука. Империи тут делать было больше нечего, они выжгли в городе все, что могли и умели - а умели это они отменно. Но о посторонних глазах он любил знать наверняка, чьи они. Местных, пересиливших страх, мародеров, выживших.
Выжившие могли ему что-то рассказать, хотя он и так уже знал достаточно. Мародеров Кассиан просто не любил, хотя старался не осуждать их. Осуждение - вообще плохая черта для разведчика, и ее быстро и легко стирают с характера первые же миссии. Не везде есть восстание, не везде есть друзья, не всегда есть даже надежда. И на место их пустоты приходит подлость и животное желание выжить.
Этот мародером не был, на местного не проходил, для выжившего слишком жадно всматривался в смерть. Кассиан окликнул его издали, без слов, одним только голосом, потому что не хотел подкрадываться. Руки он тоже держал на виду - просто на всякий случай.
- Кого ищешь, приятель?
Кассиан хотел сказать, что тут не найти уже никого. Потом с тоской посмотрел на свои руки, отмытые до скрипа, не пахнувшие ничем, и взялся за камень рядом с человеком, которому так явно нужна была помощь.
Потому что хотя бы с этим он и правда мог помочь.

Отредактировано Cassian Andor (2018-05-06 10:10:45)

+1

5

Под камнем была размозжённая рука. Тонкое даже в таком виде запястье, длинные пальцы, чуть заострённые ногти. Женская рука. Девичья.
Ведж хрипло выдохнул и отшвырнул камень.
Рука обрывалась на плече под очередным камнем, гораздо больше предыдущего. Ведж попробовал приподнять его и не смог. Усилие отозвалось болью в собственных плечах.
Ведж не сразу понял, что услышал голос — не из-под завала, за спиной. Ведж не сразу понял, что вообще что-то услышал.
И обернулся с опозданием — когда кто-то подошёл совсем близко. Сразу после этого кто-то задал вопрос. Ведж понял каждое слово — в отдельности, совсем же простой вопрос, три, кажется, слова, но они почему-то не складывались даже попарно, тем более не собирались втроём.
Кто-то был незнакомым. Не пытался его прогнать, хотя и подходил всё ближе. Зачем тогда? Офицеры Империи так себя не вели. И в одиночку по пепелищам не прогуливались. И обычно носили форму. Где его форма? Зачем он здесь?
Ведж неловко отступил, едва не встал на мёртвую ладонь — и желудок скрутило судорогой.
А потом кто-то взялся за большой камень — и Ведж спохватился, вцепился в камень с другой стороны, потянул, чувствуя, как горят плечи.
Гораздо болезненнее была радость, когда камень всё-таки двинулся.
Узнать девушку под ним было невозможно. Но такой жилетки Ведж у Малы не помнил. Не помнил же?
Он вдруг почувствовал себя ужасно уставшим.
Посмотрел на кого-то рядом, как будто этот кто-то знал всё. Как будто этот кто-то знал всех.
Как будто этот кто-то помнил, была у Малы эта криффова жилетка или нет.

+1

6

Молчаливый труд сближал как-то так. Возможно, дело было в том, что откатывать камни и находить под ними следы налета - весьма сомнительный труд. Под этим камнем нашлось тело. Тело было женщиной, судя по всему, довольно красивой, а теперь оно было просто телом - бездыханным с легким запахом разложения, пробивавшимся сквозь запах гари.
Кассиан подумал, что если заниматься этим долго, вполне можно сойти с ума. Возможно, это с человеком рядом с ним и происходило сейчас. В отличие от мертвой женщины, он казался Кассиану смутно знакомым, это ощущение было таким слабым, что он мог думать о ком-то похожем. В конце концов, судя по одежде, он явно был пилотом - а в окрестностях Кореллии все пилоты немного похожи друг на друга.
Он все старался поймать взгляд человека, не показывать на лице то, чего показывать не стоило. Двигался он очень плавно - плавно вытер руки о штаны, плавно посмотрел на тело, плавно поднял голову. Мягко положил руку на плечо человеку, мягко надавил, пытаясь увести его прочь отсюда.
- Тут никого больше нет, - сказал он. - Я уже искал. Никого не осталось, они выжгли весь город и всех, кто был в городе. Ты отсюда  или ищешь друзей? Идем, идем. Ты ничего тут не найдешь. Посмотри на меня. Как тебя зовут? Сколько ты тут уже?

+1

7

Ведж вздрогнул от прикосновения. Оно ощущалось… чужеродным.
Среди сажи и пепла, среди разрушенных домов и сожжённой земли, среди мертвецов и мертвецов, среди всей этой смертной вони появилась вдруг она. Рука. Живая.
Обалдеть.
— Мала Тинеро, — сказал он и не узнал свой голос. Ведж давно ни с кем не говорил и знал, что слова будут шершавыми и горелыми на вкус. Но не ожидал, что они прозвучат настолько умоляюще.
Стало стыдно.
Но это не имело значения, значение имело ещё одно имя, и Ведж поспешно выдохнул:
— Рэлло.
Говорить становилось всё проще. Понимать сказанное проще не становилось.
Ведж потратил не меньше пары секунд на то, чтобы осознать вопрос, мучительно нахмурился и подумал, что вообще-то мог скинуть уже с плеча эту руку.
И не скинул.
— Ведж. Ведж Антиллес.
Его фамилия вряд ли могла сказать что-то этому человеку. Не потому, что была никому не известной — она была известна даже слишком, если не во всей Галактике, то уж в Имперском центре точно. С такой распространённой фамилией Ведж мог бы не называть её вовсе — или назвать любую другую.
Ему хотелось почувствовать принадлежность к собственной семье, к семье, из которой сбежала Сиал, к семье, в которой погибли мама и папа; которую Ведж любил, хотя она и перестала существовать.
Это подействовало. И, хоть он так и не смог посмотреть в глаза человеку рядом, взгляд всё время ускользал, на последний вопрос ответил, осознавая, что отвечает:
— Пять дней.

+1

8

Он не знал, что именно случилось с Рэлло и его дочерью. Они не спаслись - иначе давно бы уже вышли на связь. Они или убили себя, или были убиты, или были в плену - и это было худшим из вариантов, но в основном для них двоих. Они передавали информацию и иногда делали что-то. Но ничего важного, что помогло бы Империи подобраться ближе, они не знали - Кассиан собирал через низ информацию, а не транслировал его.
Все, что из них могли бы вытянуть - это что они знают и передают сведения Фалкраму. Но если в разведке Империи работали не полные идиоты - а он знал, что это не так - то это они и так должны бы знать. Позывной ничего не дает - но больше пленные ничего дать и не могли бы.
Теперь, глядя на вздрогнувшего от прикосновения человека, услышав от него имена, Кассиан думал, действительно ли он ищет их, а не ждет Фалкрама. На имени Веджа он нахмурился - но только мысленно  - и руку убрал. Фамилия была слишком на слуху, чтобы сходу поверить, что она настоящая. На пяти днях решил, что, может, это и правда. Пять дней - слишком большой срок. За пять дней они бы не вытащили информацию. А он и правда выглядел так, будто провел здесь примерно столько. Людей, выныривавших, вытащенных вопросами из такого состояния Кассиан видел и прежде. Этот примерно так и выглядел.
Кассиан не видел его, когда был тут прежде, но они могли осматривать разные части бывшего города. А когда город еще был, он ведь и не заводил тут других знакомств. У него уже был здесь хороший надежный человек.
- Я - Кассиан, - назвался он, внимательно глядя на Веджа. - Пять дней - слишком много. Их больше нет, даже если ты не нашел их тела.

Отредактировано Cassian Andor (2018-05-19 23:12:41)

+1

9

От того, как кто-то — Кассиан — убрал руку, Ведж снова вздрогнул. Хуже икоты. Дело было не в движениях Кассиана, они как раз были плавными — а в чём-то ещё. Ведж потёр подбородок и раздражённо подумал, что стоило бы побриться. Вообще-то довольно давно.
Раздражали его в основном слова Кассиана.
— Даже если я не нашёл их тела, их больше нет, — повторил Ведж, машинально отметив, что слова «их тела» звучат до отвращения естественно. Он не мог быть уверен даже в том, что в самом деле их не нашёл. Слишком много трупов, изуродованных до неузнаваемости. Слишком много трупов, в которых не всегда удавалось угадать даже расу, к которой они принадлежали. Слишком много трупов. Всё-таки сфокусировав взгляд на Кассиане, Ведж добавил с нажимом: — Здесь.
В этом человеке что-то было. Что-то, что заставляло оценить мягкость его движений, услышать в его голосе незнакомый акцент, задуматься о бритье. О простом, повседневном, полностью противоположном тому, чтобы в одиночку разбирать завалы и вглядываться в лица тех из мертвецов, у кого остались лица.
Его слова и его мнение не значили ничего. Ведж в любом случае остался при своих — во всяком случае, до тех пор, пока не получит доказательств более веских, чем слова незнакомого человека. Чем чьи угодно, но — слова.
Значение имело то, что Кассиан говорил. Говорил вообще. Не так много времени прошло с тех пор, как Ведж в последний раз говорил с кем-то. Трое суток, казавшиеся теперь световыми.
Ведж взъерошил волосы — движение отозвалось ноющей болью в плече — и спросил с вызовом, которому сам не поверил:
— Выпить хочешь?

+1

10

- Здесь, - согласился Кассиан, снова посмотрев на женщину, которая была под камнем.
Ведж не использовал такую хорошую возможность, чтобы побольше узнать о нем, он все еще искал тела - и он не врал. У него в движениях, в глазах, в словах было слишком много боли и упрямой готовности и дальше искать - не Фалкрама, а тела. Даже не тела, нет. Малу и Рэлло.
Он не врал в этом. Или был слишком хорош, чтобы Кассиан мог рассмотреть или даже заподозрить ложь.
- Хочу.
Пил Кассиан нечасто. Он умел - это было частью тренировок, еще одним навыком, полезной привычкой знать, чего можно ждать от себя и своего тела при любых обстоятельствах. Но отдавать контроль над собой добровольно, выпивке, забываться, забывать он не любил. Но иногда это было хорошим способом снять шок, напряжение - Веджу это теперь могло помочь, и он не обязан был оставаться один даже теперь.
Он быстро прикинул, сколько времени у него еще есть. Ничего слишком срочного не было, он мог еще остаться. Узнать, помочь.
- Идем, - он снова тронул Веджа.
Глаза у него были уже не такие остекленевшие, в них возвращалась жизнь. Кассиан почти ощутил вину, но все равно спросил, уводя того прочь от камня и тел:
- Ты хорошо их знал?

+1

11

Ведж послушно сделал два шага, а потом повёл плечом вниз и в сторону, уходя от прикосновения. Он мог идти сам. Мог видеть под ногами то, что раньше было землёй, и собственные выбеленные пеплом сапоги.
О том, как выглядит остальная его одежда и лицо, наверное, думать не стоило. Руки от сажи были почти чёрными.
Ладно.
Помолчав, Ведж сказал:
— У меня корабль здесь недалеко. За час доберёмся. Может, быстрее.
Точно. Кассиан ведь не знал, где он оставил «Слизня». Значит, Ведж должен показать дорогу.
Он пошёл быстрее, насколько позволяли ноющие мышцы, оглянулся через плечо на Кассиана: успеваешь?
На самом деле, оглядывался он не только на Кассиана.
Ещё — и в большей степени — на Гас Тэлон. Почему-то казалось, что Ведж сюда больше не вернётся. Почему-то копоть на языке отдавала привкусом предательства.
Ведж медлил с ответом на вопрос — и не потому, что не мог понять его смысла. Слова возвращались, может, и недостаточно для того, чтобы разводить цветастые речи, но хотя бы для того, чтобы осознавать, что говорил другой. Кассиан.
Но — а и правда, хорошо ли он их знал?
У Малы Тинеро были иссиня-чёрные волосы и тёмные глаза, а кожа — светлая. Она много шутила и была по-настоящему серьёзной только в их последнюю встречу, когда просила Веджа присоединиться к Альянсу.
У Рэлло волос не было вовсе, если не считать кучерявой бородки. Он редко говорил. Ведж, наверное, доставил ему гораздо больше неприятностей, чем Рэлло заслуживал.
Они оба были механиками.
Они оба боролись против Империи.
Ведж сглотнул, снова взлохматил волосы.
— Не знаю. Хорошо. Меньше, чем хотел бы.

+1

12

Ведж сначала не отвечал, и они просто молча шли.
Кассиан не спешил снова заговаривать с ним, забрасывать вопросами. Это больше не нужно было - теперь Ведж не говорил не потому, что не понимал или терялся во времени и в этом страшном месте, а потому, что у него были на то какие-то свои, настоящие причины. Приближаться слишком близко он тоже больше не пытался. Он был бы не прочь отвлечься от всего вокруг хоть как-то, но отвлекаться получалось только радостью от того, что он почти закончил все, что мог сделать в Гас Тэлоне, и, значит, совсем скоро ему не придется смотреть на руины, оставшиеся от города, такого спокойного, что в нем иногда удавалось забыть, что где-то идет война.
Все еще пахло дымом. Столько дней прошло, а запах все не выветривался, хотя сквозь него уже просачивалось кладбище. Кассиан оглядывался иногда по пути, хотя обычно оглядываться он не любил.  Он думал о том, что если сюда когда-нибудь вернутся люди, они сделаю все для того, чтобы забыть о том, что тут было. И забудут - люди хороши в таком.
А кто-то должен помнить, пусть даже совсем недолго.
Он перестал, когда услышал ответ Веджа. Кивнул сам себе. Нет, человек из Империи не сказал бы так. Он успел бы вытащить из пленных какие-то мелочи. состряпал бы историю о его с ними долгой дружбе, украсил бы ее правдоподобными деталями, среди которых было бы несколько правдивых, заставляющих по инерции верить во всю историю.
- Я знал их несколько лет. Рэлло чуть лучше, чем Малу, но оба они были хорошими людьми. Я тоже искал их тут. Ну, не их - то, что могло от них остаться.
Предупреждая возможный вопрос, он качает головой - не осталось ничего. Радовало его в этом только то, что он это узнал, добравшись под завалами до тайника, который не выглядел вскрытым. Это значило, что отряд, уничтоживший город, просто уничтожил город.
Это значило, что все эти люди погибли ни за что.
На языке вдруг стало горько, будто туда насыпали пепла от сгоревшего Гас Тэлона. Кассиан сухо прокашлялся, пытаясь избавиться от него.

+1

13

Ведж покосился на Кассиана. Кажется, кто-то из них был законченным идиотом. Он не успел ничего узнать об умственных способностях Кассиана, а вот в собственных начинал сомневаться всерьёз. Конечно же, Кассиан оказался на Гас Тэлон не случайно. Как и имперские пилоты. Как и сам Ведж.
Вообще сложно оказаться случайно в городе, который неделю назад стёрла с лица луны Империя.
Кассиан всё же не был похож на имперца. Он задавал много вопросов, да, слишком много вопросов, и он помог Веджу и ничего не потребовал взамен — может, только пока, а может, платой были ответы на его вопросы, хотя их он тоже не требовал. Имперцы все были одинаковые, и в программу их академий наверняка входили обязательные дисциплины по тому, как считать, что им все должны взамен на что-то — уже на то, что они принадлежали Империи и имели какое-то там звание и какие-то там связи. И по надменному выражению лица, обязательно — и, судя по лицу Кассиана, даже если он и был имперцем, то эти занятия злостно прогуливал.
Он не был похож на знакомого Малы и Рэлло, потому что их знакомых Ведж знал, хотя бы в общих чертах, хотя бы вспомнил что-то, если бы встретил, он вообще узнал бы многих из Гас Тэлона, не такой уж и большой это был город, а Кассиана он точно видел впервые в жизни.
И вряд ли именно в такой момент семью решил проведать какой-нибудь двоюродный дядюшка.
Ведж резко остановился. Обернулся. Упёр взгляд в Кассиана.
— Ты из мятежников.
Он даже не поморщился, когда в горелый вкус во рту влилась кислота фальши. «Мятежники» не было словом Малы и Рэлло и потому уже не было словом Веджа. Это было слово Империи, слово из новостных сводок, обозначавшее людей с каким-то скрытым от взгляда обывателя дефектом; людей, алчущих вывести из строя отлаженный механизм, несущий Галактике мир и процветание, чтобы иметь возможность беспрепятственно творить бесчинства и приводить в ужас мирных жителей.
Людей, которых, скорее всего, никогда не существовало.
Несмотря на это, Ведж потянулся к бластеру на поясе, дёрнул его из кобуры. Бластер не поддался, и Ведж дёрнул сильнее — с тем же успехом. С кобурой, или с бластером, или со всем этим миром что-то было не в порядке, а он не мог даже посмотреть вниз — только глядел на Кассиана, за спиной которого лежали руины Гас Тэлона.
Может, и к лучшему, что не получалось достать бластер.
Ведж всё равно понятия не имел, что сделал бы с ним потом.

+1

14

С одной стороны, даже если бы к этому моменту у Кассиана оставались сомнения в том, что Ведж - не из имперцев, они бы улетучились. Никто не стал бы себя так глупо выдавать. С другой, сомнений у него не было уже довольно давно, а кто пристрелит его - имп или просто случайный человек - ему было как-то все равно.
Он заставил себя не тянуться к своему бластеру, похвалил себя мысленно за это решение, когда увидел, что Ведж со своим никак не справится, и вместо этого поднял руки. Не так, как их поднимали, когда сдавались, не так, как поднимали в безуспешной, но обязательной попытке заслониться ими, как будто руки могли защитить от выстрелов. а будто успокаивая какое-то симпатичное, но преданное кому-то другому животное.
- Мятежник, - спокойно согласился Кассиан. - Мы сжигаем города и убиваем мирных жителей.
Если он знал Рэлло и Малу хоть сколько-то близко - а иначе зачем ему было пытаться найти их в развалинах города? - он бы знал и об их связях с восстанием. Об их взглядах. Просто не мог не знать: эти двое всегда собирали вокруг себя столько единомышленников, что Кассиан иногда думал, что зря занимает свое место, и вот, кто действительно должен быть Фалкрамом в этом секторе. Но теперь они были мертвы, и, возможно, именно потому, что делали все так, как делали.
- Я был их основным контактом в восстании, и то, как все вышло... все должно было быть не так. Ты знал о том, что они делают? Зачем тебе бластер, Ведж? Хочешь сдать меня властям? Убить? За что? Я же ничем тебе не угрожаю.

+1

15

— Ты преступник, — сказал Ведж.
На этот раз он не почувствовал фальши в собственных словах. Преступниками называли мятежников, «мятежники» были словом Империи — но Ведж имел в виду не это.
Он бросил попытки вытащить бластер. Чуть пошатнулся, переступил с ноги на ногу. Когда он потянулся за оружием, Кассиан не попробовал его опередить, даже не дёрнулся — наоборот, поднял руки.
В этом жесте не было ни просьбы, ни готовности подчиниться, и в голосе Кассиана тоже — ещё бы. Кассиан вообще стоял и смотрел так, будто был хозяином положения — и от этого тлевшая в Ведже злость взметнулась, будто разворошенная порывом ветра.
Он процедил сквозь зубы:
— Если бы не ты, они были бы живы. Они погибли из-за тебя.
То, что он сказал, было ужасно несправедливо.
По отношению к Кассиану — потому что они погибли не из-за него, а из-за Империи. Из-за него они, может, прожили дольше, чем могли бы с другим «основным контактом» — а может, и нет.
По отношению к Мале и Рэлло — потому что они сами выбрали путь, по которому шли, потому что верили в него, верили в Альянс и в себя, в то, что борьба не напрасна, а они — и он, Ведж, тоже — могут изменить хоть что-то, вывести из строя пусть один винтик из механизма имперской махины, и однажды таких винтиков станет достаточно много, чтобы эта система рухнула.
В конце концов, в этом мире было много ужасно несправедливых вещей.
Ведж быстро шагнул к Кассиану и ударил — без замаха, метя в челюсть.

+1

16

Они - если "ими" считать жителей города - погибли не из-за него, а из-за Рэлло. Кассиан видел более старые тела, и это были тела штурмовиков. Он понимал, что случилось - скорее всего, его пришли арестовывать, а он не захотел, и штурмовики вернулись еще раз, позже, и ушли, оставив и своих мертвых тоже. Они вообще редко переживали о своих - и живых, и мертвых.
Они - если "ими" считать Рэлло и Малу - погибли из-за того, что приняли решение действовать. Так же, как когда-нибудь именно из-за этого погибнет сам Кассиан. Действовать было лучше, чем просто сидеть и ждать, пока кто-то другой все решит за тебя. Это всегда было риском, но это было единственным способом жить, который он знал. Его родили и растили люди, которые не боялись говорить и делать, и ему сложно было представить, что можно поступать как-то иначе.
Они - если "ими" считать всех погибших, к чьей смерти он был причастен - действительно погибали из-за него. Информаторы, другие разведчики, совершенно случайные люди - кто угодно - погибали иногда из-за него. Это было частью работы. Кассиан старался не думать об этом слишком часто, потому что даже если бы он терзался чувством вины, это все равно было бы частью работы.
Но они погибали, а он все выживал и выживал - и иногда не думать об этом он просто не мог.
Кассиан не знал, что именно из этого стоит знать Веджу. Что из этого стоит превращать из мысли, которую можно не замечать,в слова, сказанные и оттого полновесные.
Он не успел сказать ничего. Кулак Веджа врезался в лицо, лицо повело в сторону, как и тело. Покачнувшись, Кассиан отступил на несколько шагов, но не упал, только согнулся от боли, накрыл челюсть ладонью, проглотил стон.
Больно.
- Я знаю, - сказал он и осторожно сплюнул кровь.
Распрямился, убрал руку, глядя на Веджа.
- Теперь легче?

+1

17

— Нет.
Обычно после драки становилось легче. Злоба поднималась, поднималась, и когда достигала пика — мир терял чёткость, превращался в мешанину тёмных и светлых пятен, а злоба лилась и лилась через край, пока не оставалось ни капли. Оставались чаще синяки, реже вывихи и переломы, — значение имело то, что потом, когда можно было вновь сфокусироваться — можно было пожать друг другу руки, выпить эля, разойтись. Так оно работало всегда.
Чтобы была драка, было бы неплохо, чтобы второй хотя бы сделал вид, что сопротивляется.
Ведж не мог смотреть на Кассиана, с кровью во рту, с пятном сажи на челюсти. Он чувствовал себя так же, как два года назад, когда сидел в кабине «Охотника за головами» и вокруг был космос, а в космосе были звёзды, безумно много звёзд, и обломки пиратского «Базззера». Безумно много обломков. Едва слышно шумели помехи, обеспокоенный голос Бустера легко пробивался сквозь них, но смысла в нём было не больше.
Тогда Ведж был прав.
А сейчас Кассиан как будто отнял у него эту правоту. И выиграл, стал правым сам.
Ведж не понимал, что нужно делать в такой ситуации.
Он мог бы протянуть Кассиану руку для пожатия. Мог бы извиниться. Объясниться. Сказать, что он не это имел в виду. Что он не хотел бить, а хотел — ситх его знает, что он там хотел, воротник Кассиану поправить. Или неудачно споткнулся.
У всех этих вариантов был один существенный недостаток.
Он имел в виду именно то, что сказал, и сделал то, что хотел.
И всё остальное сделало бы его неправым ещё больше.
Глядя в сторону, Ведж буркнул:
— Предложение выпить ещё в силе.

+1

18

После "нет" Кассиан выпрямился чуть сильнее, чем прежде, удержался, не сжал ладони в кулаки. Тело хотело защищаться и было в целом недовольно тем, что он творит, но в такие моменты Кассиан часто думал быстрее, чем реагировал инстинктивно. И последнее, что ему теперь было нужно - драться на пожарище с человеком, который провел тут пять дней, разбирая завалы и вытаскивая трупы. Который вряд ли все это время толком ел, спал и пил. Который потерял здесь друзей. Который под копотью и сажей был каким-то слишком юным - наверняка младше Кассиана.
Который не собирался больше - пока что - драться.
Потому он кивнул, рукавом потер лицо. Ткань осталась грязной, и Кассиан потер снова.
- Спасибо, - сказал он, пошел в ту сторону, в которую они шли прежде. - В горле вдруг очень пересохло.
Он хотел бы как-то утешить Веджа. Сказать, что легче станет потом. Что поможет время, что поможет убить кого-то, что поможет борьба. Но он молчал, потому что все это было не совсем правдой, все это было сейчас никому не нужно, а люди, которые шли в Альянс за местью, очень быстро заканчивались - едва считали, что выполнили то, что хотели, и никаких больше планов и целей у них в жизни не оставалось.
- Мне жаль, что я не мог им помочь. И жаль, что погибли другие, случайные люди, - сказал он вместо утешений. - И жаль, что ты провел тут пять дней, не зная, что с ними и живы ли они. Они оба были хорошими людьми. И они оба - да и никто в городе - не заслуживали смерти.

Отредактировано Cassian Andor (2018-05-26 10:17:25)

+1

19

Несмотря на усталость, Ведж обогнал Кассиана едва ли не бегом. Он уже ударил этого человека. Не хватало ещё, чтобы Кассиан по его вине расквасил нос.
Спустя несколько десятков метров он снова резко остановился. Снова обернулся. Снова посмотрел на Кассиана.
— Ты здесь впервые, что ли? — устало спросил Ведж. — Тебе ещё что-нибудь разбить? Я не видел их трупов. Если ты их тоже не видел — мне неинтересно, что ты думаешь о том, живы они или нет.
Он поколебался.
— Хотя если ты скажешь, что видел — всё равно неинтересно.
Он не собирался опять нападать на Кассиана. Ни сил, ни желания на это не было, и остановился Ведж не поэтому.
На грунте был носком сапога прочерчен отрезок — под углом градусов в сорок пять к его положению. Ведж наступил левой ногой на конец отрезка, бывший дальше от него — и от Гас Тэлона — перенёс вес на эту ногу. Поднял раскрытую ладонь, ища корпус корабля и, найдя, любовно огладил его через меметический покров.
Активированный меметический покров сливался с окружающей средой, делался невидимым — и скрывал то, на что был наброшен, от лишних глаз. Ведж сделал четыре шага вправо, ведя рукой по покрову — даже такое прикосновение к кораблю… не успокаивало, нет. Но заставляло — быть.
Неподалёку от люка два покрова шли внахлёст. Ведж легко нашёл это место на ощупь, скрылся наполовину под одним из них. Серая обшивка корабля показалось лучшим, что он видел за этот день. Ведж торопливо набрал пароль, и «Слизень» откликнулся негромким урчанием. Зашумел, опускаясь, трап. Ведж откинул край покрова и коротко кивнул Кассиану.
— Добро пожаловать на борт.
Помявшись, он облизнул губы и добавил тише:
— Мне тоже жаль.

+1

20

Кассиан только покачал головой - ничего разбитого в себе он больше не хотел. Какое-то время он не говорил, только шел за Веджем. Люди имеют право переживать потери так, как им хочется. Вполне возможно, что Кассиан своими словами похищал немного чужого горя, а Ведж как раз хотел ощутить его настолько полно, как мог.
Они остановились на пустом пространстве, которое оказалось не настолько пустым, как можно было бы подумать. Кассиан наблюдал за тем, что делает Ведж, с интересом. Скорее всего, он был контрабандистом. На Кореллии их всегда было много, и всегда хватало молодых людей, которым это казалось самой очевидной и достойной альтернативой тому выбору - вернее, отсутствию выбора - который предлагал окружающий мир.
Конечно, некоторые начинали работать на Империю. Но на Кореллии при совпадении определенных факторов, контрабанда выглядела более уважаемым делом.
Ведж частично убрал маскировку, опустил трап. Кассиан поднялся, по привычке быстро ощупал космолет глазами в поисках запасных выходов, оружия и возможных, но менее очевидных средств защиты или угрозы. Ничего такого, что он не ждал бы увидеть тут, Кассиан и не увидел.
- Что ты думаешь делать дальше?
Он оглянулся на Ведже и после секундной паузы решил отсечь наиболее очевидный и бессмысленный для него ответ:
- Кроме того, что выпьешь со мной, конечно. Потом, после всего.

+1

21

— Понятия не имею.
Когда Ведж поднял трап, они почему-то не оказались в темноте. Он взъерошил себе волосы, пожал плечами. Должно быть, он включил освещение машинально.
Ведж попытался вспомнить, что делал в предыдущие дни, возвращаясь на корабль — и не смог. Кажется, он спал прямо в пилотском кресле, хотя когда-то установил в рубке койки на случай, если захочется захватить с собой Мири и не захочется оставлять её одну — или оставаться одному самому.
Будто легко кольнуло в груди. Он давно не выходил на связь с Терриками, даже не знал, пытались ли они выйти в последние дни на связь с ним. Ведж нахмурился.
Нужно будет встретиться с ними, и потом Ведж даже рад будет, что это сделал.
Но это будет потом.
— Я сбил несколько имперских бомбардировщиков, и у меня полный трюм запчастей. Попробую продать их, если не получу путёвку на Кессель раньше.
Ведж поманил Кассиана за собой и прошёл в каюту экипажа. Лёгкий грузовой корабль вроде «Слизня» включал до трёх членов экипажа, и в небольшой каюте находилось три койки. Ведж даже не помнил, когда был здесь в последний раз — и в лучшие дни он предпочитал спать в рубке. Поэтому сваленная на одной из коек куча сменной одежды потрясла его так, что на пару секунд Ведж замер на пороге, а потом оглянулся на Кассиана, словно ища у него объяснений.
Интересно, чистая эта одежда или нет.
Интересно, не лежит ли где-нибудь потерянный полгода назад блокнот.
Ведж пообещал себе почаще обходить корабль. Механизмы, влияющие на его жизнедеятельность — двигатели, генераторы, гидравлический механизм, оружейная система — всё это он готов был проверять и перепроверять как минимум перед каждым вылетом, а вот каюты...
Ладно.
Корабль должен соответствовать своему капитану.
Ведж зашёл в каюту, подошёл к панели в стене и, сдвинув её, вынул из углубления две бутылки эля. Вручил одну Кассиану, поспешно открыл вторую.
— Садись куда хочешь.
Вообще Ведж надеялся, что желания садиться на койку с разбросанной одеждой у Кассиана не возникнет, но на всякий случай сел на единственное свободное место на ней сам.
Эль упал в желудок тяжело, сразу напомнив, что в последние сутки Ведж ничего не ел. Он поморщился, шмыгнул носом, сделал ещё один глоток, больше, и ещё один. Пил в последний раз — не эль, воду — он несколько часов назад. Вроде бы.
Опустошив бутылку на половину, Ведж посмотрел на Кассиана. В конце концов, груз он вёз для Рэлло, и тому он вряд ли понадобится в ближайшее время.
— Мятежу нужны запчасти?

+1

22

Выходило, что преступников тут было двое. Кассиан не стал говорить об этом вслух, не стал напоминать, что бывает, когда сбиваешь корабли Империи - даже если ты не мятежник, даже если умудрился сделать это не нарочно. Незачем - Ведж наверняка и так хорошо все знал. Интересно только, знал он это после того, как понял, что сделал, или знал и до, и это было осознанное решение, а не попытка унять горе, сделать что-то - хоть что-то.
Спрашивать об этом он тоже не стал - эль, попадая на лопнувшую от удара об зубы внутреннюю щеку, напоминал о том, что не все вопросы принесут им обоим пользу. По крайней мере, пока что.
- Зависит от цены, - он отпил еще, коротко поморщился, подумал, не подождать ли с этим, пока Ведж не допьет, но решил, что это не очень честно. Да и потом, если он кореллианский контрабандист, то Империя падет быстрее, чем он напьется, даже если будет очень стараться.
- Восстанию нужно все, что можно получить, купить, украсть. Мы не особо перебираем. Но вообще-то...
Он посмотрел на Веджа еще раз. Кассиан неплохо оценивал людей, этому его учили с детства, но теперь колебался. Стоит ли даже пытаться втянуть его? Кто он был Рэлло и Мале, не хватит ли их жертвы и на Веджа тоже. Потом продолжил- потому что Восстанию и правда нужно было все.
- Вообще-то нужнее всего нам люди. Здесь - готовые помогать как угодно, чем могут и хотят. Там - готовые бросить то, что у них осталось - если что-то осталось - ради того, чтобы попытаться что-то изменить в мире.

Отредактировано Cassian Andor (2018-05-27 02:38:23)

+1

23

Плохое было решение: утолять жажду алкоголем. Голова потяжелела почти сразу; Ведж, не скинув сапог, забрался на койку с ногами и скрестил их, поставил локоть на колено и подпёр рукой щёку. В желудке было до мерзкого пусто, и с каждым глотком он будто опустошался больше. Даже вкус во рту стал гаже, хотя, казалось, гаже некуда.
То, что плохое решение Ведж принял осознанно, мало походило на оправдание. Скорее уж на отягчающее.
Ему хотелось сделать себе хуже. Наказать за что-то. Ведж даже знал, за что.
— Да, я слышал, что у вас проблемы с кадрами. Говорят, высокая смертность. Причём по площадям. А ты почему выбрал такой долгий способ самоубийства?
Это прозвучало грубее, чем он собирался — и чётче, чем он боялся.
Но хоть язык не заплетался.
Ведж мотнул головой — попытался мотнуть головой, скорее слегка качнул в сторону, так и не отлепившись щекой от ладони — и сказал вместо извинений:
— Можешь не отвечать. Вообще-то это не моё дело.
Он помолчал. Зрению с чёткостью повезло меньше, ужасно хотелось закрыть глаза, избавиться от этого раздражающего света повсюду, дать темноте убаюкать, обволочь, утащить куда-то подальше отсюда, отовсюду подальше — но Ведж понимал, что, позволив себе закрыть глаза дольше, чем на секунду, заснёт.
И спать при незнакомце на своём корабле он не собирался. Даже если пригласил этого незнакомца сам.
Ведж думал об ответе Кассиана, который на самом деле был вопросом. Отвечать ему Ведж не собирался — но не мог не помнить, что собирался ответить Мале, когда вернётся после рейса, всего через два дня. Прошло два дня, потом ещё пять — и, может, Мала ещё ждала его ответа, только её здесь не было.
Чувствуя себя до крайности глупо, Ведж выдавил:
— Ты знал их несколько лет. Расскажи мне.
Стоило бы гордиться, что он удержался от «пожалуйста».

+1

24

Он сейчас говорил с Веджем, но только частично - а частично с элем внутри Веджа. Вопросы задавал, возможно, Ведж, но собирал их в слова эль.
Интересно, кто ему говорил о проблемах с кадрами. Они и правда были, давно и постоянно. Всегда были свободны места для пилотов, например - потому что пилоты быстро заканчивались. Статистика по разведке надежд тоже не внушала. Это Совет все еще не хотел верить, что война уже идет - любому, кто озаботился бы тем, чтобы посмотреть на количество их мертвых, было бы очевидно, что это именно так. Войну невозможно будет спровоцировать, потому что она уже здесь. Просто пока что Альянс делал вид, будто не понимает этого.
- Потому что я не хочу однажды оглянуться и понять, что мир такой, какой он есть потому, что я пожалел себя и решил, что найдется кто-то другой, чтобы сделать мою работу. Потому что кто ее сделает, если не я?
Про то, почему он занимается этим, у него спрашивали часто. Люди хотели знать, что их ждет и что получает за работу человек, который вербует их в самое пекло невидимой войны. У Кассиана были заготовлены разные ответы: подлиннее, покороче, почестнее, покрасивее. Все они были правдивыми, просто процентное соотношение правды в ответах очень отличалось.
Этот заготовлен не был, он просто появился на языке, и Кассиан не стал его сдерживать. Возможно, хороший. Он постарался запомнить его - может, использует позже. Но все равно благодарно сменил тему, чуть меняя позу на более удобную, расслабленную, похоже на то, как сделал это Ведж.
- Оба очень храбрые. Мала добрее и осторожнее, Рэлло вытаскивал информацию из кого угодно, но всегда сильно рисковал.
Так он описывал бы их в отчете. Веджу нужно было не это, и Кассиан, коротко нахмурившись, начал сначала:
- Рэлло всегда повторял соль своих шуток дважды. Ему казалось, так смешнее. Добрые. Оба они были добрые - этого в них было больше храбрости. Они и сначала мне очень помогли - не знали, кто я, но понимали, что могут быть проблемы. Неудачно тогда вышло - способ самоубийства мог бы стать в разы короче, если бы не... Рэлло всем хотел помогать и открывать глаза. Хотел делать больше и больше, только за Малу он иногда переживал, а за себя - никогда. А она... Такая солнечная была. И так далеко смотрела - она всегда знала, что будет делать потом. Через год, через два, когда закончится война, когда пройдет время, когда у нее будет семья, муж, дети, дом. Так точно об этом говорила, будто не воображает, а просто описывает то, что где-то видит. Видела, - поправился Кассиан и выпил еще.

+1

25

Ведж слушал и изучал бутылку, которую слегка покачивал, сжав пальцы на горлышке до натянувшейся на костяшках коже. Эля оставалось едва на треть, а бутылка была тяжёлой. Руки устали, весь Ведж устал и не хотел этого показывать ещё больше. Поэтому он следил за бутылкой, движущейся на уровне его колена с равномерностью маятника.
Он вскинул глаза на Кассиана, когда тот заговорил о Мале, и выпил ещё два быстрых глотка. Эти слова были слишком похожи на то, что мог бы сказать о ней сам Ведж.
И как же глупо в такой ситуации было ревновать.
Ведж облизнул губы, неловко пожал плечами. Не хотелось говорить — и одновременно хотелось сказать так много, что он не знал, с чего начать. Ведж растрепал себе волосы. Шмыгнул носом.
— Знаешь, — начал он неуверенно, поколебался, но всё же продолжил: — Рэлло как-то спас меня от штурмовиков. Я тогда украл у Малы бусы… ну, в шутку… помчал и врезался в одного из них. Они так всполошились… Ну, — Ведж снова посмотрел на Кассиана, опустил взгляд, — ты в курсе, наверное. Сидишь на земле и думаешь, в чём тебя обвинят. Просто в нападении на Империю, в нападении на Империи всей толпой вокруг, все мы в заговоре… или поверят, что ты правда их не заметил — потому что был занят планированием нападения. Не знаю, как Рэлло умудрился их заболтать. Мне даже штрафа не выписали.
Ведж едва улыбнулся сам себе.
— Он, наверное, считал меня жутким раздолбаем. Хотя никогда этого не говорил. Он правда был добрый.
Кассиан продолжал поправляться, менять настоящее время на прошедшее — это бесило бы, если бы Ведж вообще мог беситься сейчас. Он хотел избавиться от злости в драке — не получилось, и, пожалуй, не потому, что никакой драки не было. Просто её было слишком много и сидела она слишком глубоко, а раскопками Ведж и так занимался три дня с перерывами только на сон.
Может, было бы лучше, если бы он всё-таки её выплеснул.
Может, эту злость он сможет обратить против Империи.
Ведж поморщился.
— И вообще часто помогал. У «Слизня»… у него в оригинальной сборке только одна лазерная турель, это вообще ни о чём, а когда я приладил туда что посерьёзнее…
Он запнулся. Кассиану вряд ли были интересны технические подробности. А если были — рассказывать их точно не стоило.
— В общем, он потерял в манёвренности, Рэлло подсказал мне, как это исправить. А Мала…
Говорить о Мале не надо было, это Ведж знал наверняка — и поэтому так много рассказал о Рэлло, пытаясь отсрочить, но сейчас это рвалось из него само по себе, было сильнее его, и не хватало времени даже сформулировать то, что хотелось сказать — потому что он не сказал этого раньше, а должен был, хотя и должен был — не Кассиану.
— Я так и не сказал ей, что она мне нравится. То есть она знала, что она мне нравится, мы часто были вместе… то есть общались, гуляли где-то, в таком духе, в таком смысле она знала, что мне нравится, а в другом не знала, потому что я ей не сказал.
Ведж одним глотком осушил остатки эля, поставил бутылку на пол, пристукнув донышком об пол. Он едва не свалился с койки, когда наклонялся, и с усилием выпрямился.
— Ладно.
Он хлопнул ладонями о колени, широко улыбнулся. Ведж не знал, насколько искренней вышла эта улыбка — подозревал, что не очень — но Бустер много раз говорил о том, что сделки стоит проводить в хорошем настроении.
По крайней мере, начинать.
— Запчасти. Готов продать на десять процентов дороже, чем купил сам, и если ты думаешь, что тебе повезло — поверь, ты даже не представляешь, насколько. Плюс доставка — в зависимости от того, куда тебе надо.
Ведж подумал, склонив голову набок. С такой ценой он продешевит — но избавиться от этих запчастей хотелось сильнее, чем всего остального. Слабее только, чем узнать, что же всё-таки случилось с их изначальными заказчиками.
— Выпивка за счёт заведения.

+1

26

Он тогда сначала говорил про Рэлло, но Кассиан помнил, что каждый раз, когда Ведж упоминал их, он называл первой Малу. Это не могло быть случайность. И не было ей, как он понял, как только разговор пошел дальше. Трудно терять людей, трудно терять тех, кто к тебе добр и помогает, но труднее всего терять тех, с кем у тебя могло бы быть будущее - а его не будет. И не только по чужой, но и по твоей вине.
Ведж виной, кажется, не терзался - и это уже было хорошо. Из нескольких дней на кладбище, прежде бывшем городом, выбраться можно, из терзаний - куда труднее.
Можно было добросить еще каких-то своих воспоминаний, добавить, дополнить, вернуть на несколько минут и Рэлло, и смешливую Малу. Кассиан не стал этого делать, только допил в несколько глотков эль и осторожно опустил пустую бутылку на пол. Лицо Веджа вспорола улыбка, такая острая и внезапная, что Кассиан испугался, не раскроит ли она всего Веджа, не останется ли только она одна
- Я сам все доставлю - как раз отправляюсь домой. Так что доставка нужна только до моего корабля.
Ведж не уточнял, что за детали он продает, и Кассиан, вообще-то, мог неплохо попасть. Но он знал по опыту, что восстанию нужно действительно буквально все. Что бы там ни было, на базе запчастям найдут применение, пусть даже непрямое.
- Подумай про восстание, - сказал Кассиан, протягивая ладонь, чтобы закрепить сделку. - Ты ведь все понимаешь про Империю, это слышно. Месть - плохая основа для таких решений, а это худшее время и место, чтобы расписывать, как мы заботимся о своих и как понемногу двигаемся к победе, но... Все равно подумай. Что-то с этим нужно делать, а некоторые вещи откладывать на потом не стоит - иначе никогда не успеешь их выполнить.

+1

27

Наверное, это был сон.
Наверное, не было никакого налёта на Гас Тэлон, не было пропавших Малы и Рэлло, не было уничтоженных и уцелевших имперских бомбардировщиков, не было всей этой недели, сажи на его руках, кислого привкуса во рту, пустой бутылки эля на полу.
Такого человека, как этот Кассиан, просто не могло существовать в реальности. Человека, который без лишних разговоров помогал разгребать завалы, который не отвечал на удар в челюсть, который шёл пить на корабль к первому встречному в разрушенном городе — откуда он? Что ему нужно?
Мятежники все такие?
Ведж ущипнул себя за щёку и вздрогнул от боли. Запоздало понял, что все его эмоции — смесь недоверия и восторга — ясно отражаются на лице, и закрыл открывшийся от удивления рот.
Может, он неправильно расслышал? Может, Кассиан был в сговоре с кем-то? Может…
Думать связно было сложновато,
Ведж перебрал возможные варианты. Кассиан говорил о мятеже — говорил вдохновенно и убедительно. Как будто правда хотел, чтобы Ведж стал одним из его людей, чтобы хотя бы подумал об этом. Мала и Рэлло говорили так же — такими же интонациями, такими же словами.
Ему что, правда всё равно, за что купить эти размышления?
Ведж ведь, кажется, упоминал, что участвовал в схватке с имперскими пилотами. Кассиан думал, что у него был какой-то ещё корабль? Что после этой схватки Ведж проверил сохранность груза? Что предварительно сгрузил его куда-нибудь, попросив бомбардировщики подождать?
На всякий случай Ведж снова ущипнул себя. Снова улыбнулся, на этот раз естественнее.
— Мог бы хоть для приличия поинтересоваться, что это за запчасти и в каком они состоянии. Если ты хочешь их купить из жалости — это проходит по тройному тарифу.
Он взъерошил себе волосы. Веджу не приходилось задумываться, на чём Кассиан добрался до Гас Тэлона. Одиночки, не желающие привлекать к себе внимание, обычно передвигались на шаттлах или грузовиках — тех из них, что позволяли управление одним членом экипажа. Хотя Ведж не мог наверняка знать, что Кассиан был один.
Ведж пожал протянутую руку и на всякий случай уточнил:
— Их примерно на сто метрических тонн.

+1

28

- Сколько?! - Кассиан разом оставил одухотворенный преисполненный надежд тон.
Сто метрических тонн он представлял себе, но как-то очень условно. Были такие числа, после которых все сливалось во "много". И сто метрических тонн примерно равнялись "много", возведенному в квадрат. Или даже в куб.
Кассиан с сомнением посмотрел на свою руку и подумал, что ладно состояние - хорошо было бы поинтересоваться ценой. Он всегда мог прикупить на задании каких-то запчастей, но их всегда было поменьше.
- Я не из жалости, просто всегда стараюсь пользоваться поводом принести Восстанию что-то полезное. Но... это много, - сказал он с виноватым видом. - Такие числа слишком вне моей сферы деятельности. Я не смогу ни взять такое количество, ни заплатить. Если хочешь, я могу свести тебя с людьми, которые занимаются этим. Но тогда ты будешь кем-то вроде поставщика, и на одноразовую сделку могут не пойти.
Ему это было интересно. Ведж если и пытался скрыть, что он думает, то делал это не слишком умело - некоторые люди просто не умеют скрывать мысли и чувства, не умеют молчать, когда им хочется восхититься, удивиться, разозлиться. В разведке таких людей не было, и, возможно, потому они нравились Кассиану сильнее, чем должны были бы.
Но хотя Ведж и удивлялся, поражался, скорбел, опять удивлялся - все, что касалось восстания, он игнорировал. Будто и не слышал. Даже странно, что его не успели притащить к ним Рэлло и Мала. А, может, именно в этом и было дело. Может, слишком напоминало о них. Кассиан не был уверен, что стоит давить.
- Я не знаю, нужно ли тебе это, - сказал он. - Нужно?

+1

29

Кассиан был странный человек. Ведж знал его всего ничего, и за это время Кассиан сделал много странных вещей, а то, чего он не делал, было ещё более странным. И все эти вещи Кассиан делал — или не делал — с примерно одинаковым лицом. Это лицо имело выражение, оно даже менялось, но что-то с ним было не так, как будто Кассиан носил маску — настолько тонкую, почти невидимую, призванную не изменить его, а только сгладить.
И заметно это стало только после того, как он выпалил своё «сколько?!».
Даже нормальная реакция от него казалось странной, и то ли от неожиданности, то ли запутавшись во всех этих странностях, то ли из-за этой длинной, длинной, длинной недели — Ведж прыснул.
Потом расхохотался.
А потом понял, что не может остановиться.
Его согнуло пополам, волосы упали на лицо, плечи тряслись — весь Ведж трясся от смеха, хотя ему быстро перестало быть смешно, стало страшно, потому что он не мог, никак не мог перестать смеяться и потому ещё, что это был не его смех, чей-то чужой, Ведж никогда не смеялся так — с то ли повизгиванием, то ли скулежом. Он будто наблюдал за собой со стороны — чувствовал себя со стороны: выгнутую спину, резь в мышцах живота, закружившуюся голову, слезящиеся глаза, дрожь во всём теле — и дрожь эта сначала нарастала, а потом — он не заметил, когда — стала затихать, затихать.
Ведж шумно выдохнул и, согнув запястья, надавил ими на глаза — до боли, пытаясь остановить слёзы. Для них было не место, и не время, и не тот человек — он не поймёт, что эти слёзы просто от долгого смеха, а не от чего-то ещё.
Ведж запоздало понял, что молчит уже несколько секунд.
Так и не оторвав ладоней от глаз, он шмыгнул носом и сказал:
— Нет.
Его ещё потряхивало. Почему-то стало холодно, как будто вышла из строя система контроля температуры — Ведж понятия не имел, что с ней могло произойти. Наверное, её повредили бомбардировщики, а раньше он не замечал.
— У меня был постоянный заказчик. Мне не понравилось, как всё закончилось.

+1

30

У Веджа вдруг началась короткая, но яркая истерика. Он смеялся страшно, и всех это был вряд ли его настоящий - слишком сжатым, слишком испуганным он звучал. Кассиан сначала решил подождать, потом все сильнее склонялся к пощечине, чтобы привести его в чувство. Было время, когда можно было так развлекаться, и время, когда нет. Последнее было почти всегда, а первое никогда не наступало на планетах, где недавно побывали имперские войска, в присутствии человека, которого знаешь от силы час. Пусть даже этим человеком был он сам.
Кассиан умел с таким справляться - в себе, в первую очередь. Всех в разведке учили тому, как управлять своими эмоциями, и тому, что делать, когда управлять ими уже больше не можешь. Это свое умение он легко распространял и на других людей с какими-то поправками: плюс подозрительность, минус доверие - обычное дело в галактике, где все воюют со всеми.
Он не успел ничего сделать: Ведж затих, закрыв глаза, говорил глухим голосом и мелко, еле заметно дрожал. Кассиан оглянулся в поисках чего-то, чем можно укрыть его, чего-то, что можно выпить, и что не было бы элем, но трогать Веджа сам не спешил - помнил, как тот вывернулся ранее. Плюс травма, минус доверие - все как обычно.
- Тогда не получится. Прости.
Кассиан говорил чуть мягче, чем прежде - сразу и не заметишь - но ничем больше не выдавал того, что видел расходящиеся от Веджа волны внутренней боли.
- Мне пора, - он знал, что провел с Веджем больше времени, чем мог бы, и старался даже в мыслях не думать о том, что он его не провел, а потерял. - Выпей воды, поспи - и улетай, не оглядываясь никогда. Здесь ничего больше нет, Ведж. Здесь никого больше нет.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Как прекрасен этот город [19.I.2 BBY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC