Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Хан Соло, Гален Эрсо, Исанн Айсард
Леди Люмия, Фазма, Джейна Соло

И хорошо, что часть рассудка прекрасно осознавала то, что это желание лживо,
что поддаваясь подобным соблазнам,
можно лишь загнать себя в могилу.
Corvus Bladd

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » И на троих одна жажда и радость [1927!au]


И на троих одна жажда и радость [1927!au]

Сообщений 31 страница 60 из 154

1

Лишь обнялись, не успели и ахнуть —
Мир закружился — и небо распахнуто!
Мы — посреди карнавала втроём.
И на троих эти райские радуги,
И на троих одна жажда и радость —
И жизнь! Мы теперь
Никогда не умрём!

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: август 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях [2] продолжение Там, где тихо и светло [1920!au]


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

август 1927

http://s3.uploads.ru/qQ6vY.jpg

http://sh.uploads.ru/axXUh.png

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви
10 августа 1927 года (среда) - в мыслях мерцает лето и любовь, По предлагает открыть самый лучший каталонский ресторан во всей треклятой Америке, Кассиан собирается уходить из полиции, Джин хочет на пикник к воде и целый день валяться в постели все вместе, а все трое думают, как дожить до пятницы, когда они встретятся у прокурора Холдо.
12 августа 1927 года (пятница) - капитан Гарсиа предупреждает кулаками Джонсона По о том, что будет, если он решится еще на какие-нибудь глупости вроде не-убийства Кассиана, Лоуренс остается ничего не понимающим, но амбициозным щенком. Прокурор Холдо не нравится никому, кроме Джин, считает, что в ней прекрасно все и приводить в порядок ничего не надо и соглашается взяться за это дело. Джин считает, что она тоже имеет право защищать тех, кого любит, и подвергать себя опасности, но Кассиан и По с этим явно не согласны и расходятся все трое в не лучшем настроении. По на прощание обещает звонить им до тех пор, пока они не поднимут трубку.
13 августа 1927 года (суббота) - По отвозит улики прокурору Холдо, навещает Сьюзан, которая говорит ему что-то такое, о чем он так и не говорит Кассиану и Джин. Кассиан и Джин отвечают на его звонок, решают, что в каталонском ресторане обязательно должны быть эклеры, По вспоминает, издает звуки и говорит, что хочет поговорить с Беном. Джин напоминает, что он не обязан делать это один, и просит над этим подумать, а Кассиан впервые ест эклер и валяется на постели, разговаривая по телефону, ни о чем не волнуясь и не переживая.
15 августа 1927 года (понедельник) - прокурор Холдо сообщает По, что дело берут в оборот, в его участке начинают внутреннюю проверку, а значит - он может из этого участка уходить. По уходит из участка и приходит к Кассиану и Джин, чтобы остаться насовсем, и не забывает прихватить эклеры и хорошие новости.
13 сентября 1927 года (вторник) - суд принимает решение, и Гарретта Мура приговаривают к электрическому стулу. Прокурор Холдо советует им троим уезжать из города - они, конечно же, обязательно последуют этому совету, но сначала зайдут на пляж, чтобы выпить виноградного сока и съесть хрустящий французский багет. По впечатляет всех желанием поговорить с Беном и рассказом о созвездиях - и все идет в высшей степени неплохо.
14 сентября 1927 года (среда) - По, Кассиан и Джин застают Бена, когда он собирается скрыться. Кассиан трогательно влюблен, Джин самолюбовательна и богохульна, а По как всегда прекрасен.

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]touché[/status][icon]http://s3.uploads.ru/fuNhr.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-06-29 17:41:52)

+2

31

    По почти готов застонать; три недели порознь стоили уже одной этой ночи, а когда она закончится, и они вновь окажутся порознь — ему определенно будет, что вспомнить. Последний человек, с которым По было что-то нельзя и у которого нужно было спрашивать, был так давно, что он уже почти забыл, что, вообще-то, иногда отдать право решать кому-то другому — лучшее из всех решений. Оба они, и Джин, и Кассиан, сейчас решают за него, и от этого легко и свободно, и можно ни о чем не думать — ни как лечь, ни сколько будет длиться его удовольствие, ни что и в каком порядке они будут делать, и будут ли вообще.
    Они что-то говорят, делают, Джин покачивает бедрами, дразнит его еще больше, и это единственное, о чем По может думать. Он выгибается, дышит, приоткрыв рот, и всё в нём напряжено и чувствительно — каждый участок кожи, который соприкасается с кем-то из них двоих. Когда Кассиан поднимается, а Джин сдвигается ниже, По кажется, что его ограбили.
    — Куда, — невольно шепчет, зовёт он, прерывается.
    Его словно качает на волнах, и от этого тепло и хорошо.
    Но волны сбегают, уходят, как отлив, и оставляют его лежать на берегу.
    По все-таки находит в себе силы приподняться на локтях, сконцентрироваться, найти взглядом Джин и Кассиана. Сообразить, что сейчас должно произойти. Ах, да. Контрацепция. По шумно выдыхает и садится, смотрит на то, как Джин возится с жестяной коробкой, потом переводит взгляд на Кассиана и тянется к нему. К себе тоже тянется, и себя трогает жёстче, обхватывает пальцами крепко, Кассиана — целует легко, лижет почти ласково, но когда берёт в рот — берёт глубоко.
    Есть в его движениях что-то нетерпеливое, какая-то срочность, как будто где-то есть часы, отсчитывающие время назад, и на рассвете они все превратятся в статуи от первых солнечных лучей, и не будет ни ласки, ни силы, ни жёсткости, ни жарких слов. А пока По словно торопится успеть почувствовать, запомнить как можно больше. И когда отстраняется, несколько мгновений дышит тяжело.
    Затем поворачивает голову к Джин:
    — Тебе помочь?
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.cc/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

32

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Джин решает, как все будет, хочет отложить исполнение задуманного на потом - и ей идет решать. Она тянется к коробке, Кассиан возвращается - и немедленно оказывается в руках, в губах, во рту По. Он откидывается голову назад, играет с волосами По, зная, что тот и так не станет отстраняться.
Кассиан первым надавливаеь По на плечо, чтобы тот снова лег и не думал о том, чтобы кому-то в чем-то помогать. Не теперь, не им. Нельзя всегда только помогать другим. Незачем.
Он целует Джин в шею сзади, убирая волосы ей на плечи, целует каждый позвонок до самого низа. Какая она молодец, как подумала о том, о чем они оба снова даже не вспомнили. Он обходит ее, целует Джин в шею, в грудь, в губы - ему кажется, его собственные от бесконечных поцелуев успели припухнуть, но это все равно. Поцелуй получается длинным, только после него он берет презерватив и надевает его на себя. Чувство странное, непривычное. Кассиан берет второй и помогает По, не давая тому самому с этим справиться. Помогает рукой, пальцами. Губами тоже.
Теми же губами он потом целует По в самый низ живота. Теми же руками тянет к ним Джин, которая должна быть уже готова и к презервативам, и к ним двоим одновременно. Он уступает Джин место, чтобы она снова устроилась на бедрах По.
- Направь его член так, как тебе удобно, - тихо говорит он ей. - Не давай ему самому. И скажи, как, когда ты хочешь меня. Сегодня ты, - он целует ее за ухом, потом ниже, потом шепчет дальше, - получаешь от этого удовольствие.

+2

33

Джин вновь устраивается на прежнем месте, прерывисто выдыхает, прикрыв глаза — все тело будто бы горит, будто бы кто-то выкрутил огонь на максимум, но от этого только хорошо. Кассиан опережает ее — она тоже хотела помочь, им обоим, — и ладно. Дальше тоже будет хорошо — очень, очень хорошо, намного лучше, чем сейчас.
Губы у Кассиана мягкие, припухшие, и Джин тянется к нему всем телом, обхватив лицо руками; гладит, целует — не жестко, мягко, нежно, долго. Потом трется щекой о щеку, жмуря глаза, и возвращается к По, опираясь о постель за его плечом локтем.
— Mo ghra, По, — Джин мурлычет ему на ухо, трется кончиком носа о щеку и прикусывает мочку; обнимает его лицо ладонями, заглядывая в глаза, и целует тоже — и так же: мягко, долго, нежно — словно в ней слишком много этой нежности, словно ее настолько много, что мало целого мира, чтобы ее вместить.
Целого мира мало — а их двоих достаточно. В самый раз.
Потом она все-таки отстраняется; приподнимается, направляя По, и прерывисто выдыхает, прежде чем опуститься на него до конца, медленно, плавно.
Запрокидывает голову, дышит через рот слишком глубоко, слишком медленно.
Верно, грешно и неправильно скучать по такому — по постели, по этим ощущениям, по тому, как чувствуешь их обоих, — но, к счастью, об этом Джин не думает. Или думает, но недолго — её больше занимает то, что она чувствует, что чувствует По, когда он лежит под ней, что будет чувствовать Кассиан, когда он тоже будет в ней.
Когда — очень, очень скоро.
Джин не торопится — покачивается все так же плавно, только дразнит, она помнит, как было в прошлый раз — в прошлый раз было хорошо настолько, видимо, что По забыл все то, что говорил Кассиану сам.
Кассиан рядом, и Джин оборачивается к нему, целует его шею, плечо, прикусывая солоноватую кожу.
— Я хочу тебя всегда. Вас обоих, — она вжимается теснее, приподнимается — почти до конца, и насаживается едва-едва, дразнится, опираясь о плечи По; облизывает губы. — Люблю вас.
И ложится теперь на По полностью, всем телом, вжимаясь в него, чтобы воздуха между ними не осталось вовсе.
— Кассиан, — Джин прогибается, прерывисто выдыхая. — Иди ко мне. К нам, carino.
[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

34

    Плечо после пули уже зажило, остается только след, шрам, и неважно уже, на которое из них давят Джин и Кассиан — это не причиняет По боли. Точно так же и их отношения, их любовь втроем больше не причиняют ему боли и мучений. Ни вины, ничего в груди нет, и тело наполняется только приятным жаром, когда По ложится обратно на прохладное покрывало и смотрит на Джин и Кассиана, пьет их темные силуэты взглядом. Жаром и нежностью к ним, к тому, какие они разные, но как одинаково внимательны, чутки, как одинаково хотят сделать хорошо — себе, ему, друг другу.
    По не вмешивается, только прикрывает глаза и вытягивается на покрывале, когда чувствует руки Кассиана на себе и член чуть сдавливает презервативом. Вскоре Кассиан сменяется на Джин, и По приоткрывает глаза обратно, чтобы посмотреть на ее лицо; она такая юная, и она вся их. Ему не терпится увидеть, как это лицо стонет, как жмурится от удовольствия, и он облизывает пересохшие губы перед долгим поцелуем.
    В следующее мгновение По вытягивается еще невозможно больше, выгибается, откидывая голову назад, дрожит — чувствует Джин, мокрую, горячую, готовую Джин вокруг. Когда дрожь спадает, он шумно выдыхает и ищет взглядом ее лицо, гладит ее руками по животу, по груди.
    — Дразнишься, — выдыхает. Улыбается уголками губ. Ему нравится.
    Это невыносимо, но ему нравится.
    Это безумно, невероятно красиво — женщина верхом, и дураки те, кто не понимает, какие симфонии могут создавать девушки — Джин — если дать им свободу выбирать. Как умело могут сочетать дразнящее и приносящее удовольствие. Сколько всего могут придумать. По дышит, хочет так, что слова перехватывает в горле, и руки Джин на его плечах, то, как она опирается, переносит вес, только заводит еще сильнее — удивительно, как он еще не сорвался.
    — Люблю вас тоже, — вторит Джин По, обнимает ее на несколько мгновений, проводит пальцами по позвоночнику вниз, повторяя изгиб. — Кассиан, пожалуйста.
    И убирает руки вверх, цепляется за покрывало у себя за головой, чтобы не сорваться, не начать двигаться, дождаться Кассиана — смотрит на него поверх плеча Джин и кусает губу, чтобы ощущение помогло ему удержаться.
    — Быстрее, пожалуйста. Пожалуйста.
    По просит — практически стонет от желания, мечется глазами по Кассиану, будто взглядом можно притянуть так же, как рукой, будто взглядом можно заклясть, поторопить, сделать хоть что-нибудь, потому что держаться он вот-вот не сможет.
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.cc/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

35

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Джин садится на По не сразу - и правда сперва дразнится. Она кусает Кассиана, потом ложится на По, именно так, как нужно. Кассиан смотрит на них, положив руку себе на плечо, поверх укуса, и не сразу понимает, что именно не так.
Они не двигаются. Оба замерли так близко к наслаждению - и не идут дальше, а зовут его, ждут. Просят. Просят оба.
Кассиан смотрит на них, красивых, распаленных, и знает, что они могут стать еще лучше, если будут двигаться. Если он сделает то, о чем они просят. То, чего он хочет сам.
Кассиан устраивает сзади и осторожно входит в Джин. Он понимает, что сейчас он решает. И По, и Джин - особенно Джин - смогут остановить все, если им не понравится. Но о том, чтобы им понравилось сразу же, должен позаботиться он. А потому спешить не стоит - он внимательно прислушивается к ощущениям, решая, так же ли ему тесно, как было в первый раз, или нет. Ему кажется. что нет. Потом он чувствует, что вокруг него Джин, а рядом - По, и от этой невозможной близости, которую он прежде и представить не смог бы, мыслей на секунду не становится вовсе. Кассиан прикусывает губу, заставляя себя очнуться. Целует спину Джин, втягивает руку вперед, чтобы опереться для равновесия, но вместо кровати находит там ладонь По, и хватает ее. Оба они рядом возвращают ощущение реальности, и Кассиан начинает двигаться - сначала плавно, медленно, чтобы Джин и по почувствовали ритм и могли успеть подхватить его, потом все быстрее.

+2

36

В этот раз намного лучше и дыхание перехватывает не от боли - совсем наоборот.
Приходится приложить усилие, чтобы вспомнить, как правильно дышать, как дышать вообще, и на это уходит время, но оно совершенно точно не тратится впустую. Господь, все время мира рядом с ними не тратится впустую.
Выдох протяжный, почти стон, но боли в нем нет ни капли, и лицо прятать не приходится - если слезы и будут, то совсем не от боли. Даже тогда было хорошо, пусть и немного дискомфортно, но сейчас - сейчас в разы лучше, сейчас просто потрясающе, и мысль выбивается из головы одна за другой - в такт движениям Кассиана.
Джин дышит им в такт, словно иначе просто не может; дышит, не отрываясь от По - его шеи, плеча, от Кассиана - одну руку она заводит назад, путается пальцами в его волосах, притягивает ближе, ещё ближе, ещё.
Сначала она только слушает, но не двигается - лишь едва-едва подаётся навстречу, прогибается; слушает и слушается; а потом приподнимается, почти соскальзывая с них, но только почти - она знает, что они почувствуют, поймут, что попадут в ритм, ведь это кажется естественнее, чем дыхание; путается рукой с их руками, находя себе опору, и движется теперь и сама тоже. Не настолько быстро, жёстко, как в прошлый раз, и она помнит, что им нравится сильно, очень сильнее; и так, конечно же, будет, ведь она так любит тоже.
Но и вот так, как сейчас - плавно, почти медленно, но по-своему сильно и глубоко, ей нравится тоже. Джин кажется зачарованной - лицом По, дыханием Кассиана, и словно боится отвести взгляд - или попросту не может.
А потом Джин вновь прижимается ближе, сжимается на них; протяжно выдыхает - и стонет, не прячась, не пытаясь заглушить себя; на мгновение сжимается совсем сильно и обмякает, и вновь подаётся к ним, насаживаясь, прикусывает жилку на шее По, гладит их руки.
- Сильнее, - выдыхает-просит, жмуря глаза, дышит через рот. - Я... пожалуйста. Сильнее.
Как хорошо, господи, что она это удовольствие может испытать не один раз.
[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-26 09:03:25)

+2

37

    Этот раз совсем другой, нежели чем прошлый. В этот раз По чувствует себя во власти Джин и Кассиана, в том, как они плавно двигаются — сначала только Кассиан, потом и Джин тоже, и сам По остается на месте, будто какая-то константа. Он хватается не только за покрывало, но и за ладонь Кассиана, за руку Джин рядом, и все никак не может наглядеться — когда вообще способен держать глаза открытыми. Большую часть времени они закрыты, и он жмурится от удовольствия, позволяя дыханию превращаться в легкие стоны и обратно в дыхание, шумное, говорящее.
    Когда Джин прижимается ближе, По ловит ее лицо губами, целует, не разбирая, куда, в лоб, в щеки, в веки, в губы. Сжимает руку Кассиана в своей, прежде чем выпустить, выскользнуть из-под нее.
    — Ненасытная, — урчит По, гладит Джин руками по бокам. — Только кончила и уже просишь снова.
    Его ладони замирают на ее талии, удерживают ее на месте, на этот раз не давая шевелиться — мягко, но крепко. По переводит взгляд с Джин на Кассиана, когда делает несколько сильных, глубоких, жестких толчков, но небыстрых, четко разделенных паузами. Дразнит. Выполняет просьбу — но дразнит. По выпускает талию Джин и гладит бока, спину Кассиана, будто соприкосновение поможет им настроиться на единую тональность, и под конец тянется наверх, ближе к его лицу, за поцелуем. И сжимает твёрдые ягодицы, мнёт. Им обоим будто напоминает, что сегодня — исключение.
    А потом вновь возвращается, укладывается обратно, и руки возвращает обратно наверх, даже так отказываясь контролировать кого-либо; сегодня По только слушает и подстраивается, как аккомпанемент, под Кассиана и то, как и что тот хочет делать с Джин, как сильно, как долго. И слух у По чуткий. Очень. И лицо у По выразительное. Очень. И стонет он, когда стонет, почти музыкально. Очень.
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.cc/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

38

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]На этот раз Джин двигается, когда чувствует, что хочет быстрее, сильнее - не только говорит, но и берет то, что хочет, сама. Ее Кассиан не останавливает - он никого из них не останавливается, захваченный тем, как ему тесно, хорошо, как Джин почти прекращает все, почти встает - но потом делает только лучше.
В какой-то момент он теряет все, кроме способности чувствовать настолько, что По снова забирает контроль себе, хотя прежде не хотел этого. Он входит в Джин сильнее - от резкого трения у Кассиана захватывает дух, и уже все равно, в презервативах они или нет, ощущений слишком много, чтобы резина могла бы их приглушать - целует его, мнет. Но потом возвращается на место, ложится снова на спину, так и не выполнив просьбу Джин.
Это остается Кассиану, и он переставляет руку, которой прежде держал руку По, упирает ее в кровать для дополнительной опоры. Вторую кладет Джин на талию - не чтобы удерживать, а чтобы чувствовать ее получше. Кожа у нее влажная, чуть липкая от пота, и ему нравится ее запах, то, ка он мешается с запахом По и с его собственным.
Все это длится всего несколько секунд. Потом Кассиан двигается - сильно, быстро, без плавного разгона - сразу же. Она хочет сильнее - да и все они хотят. Он впервые, кажется, слышит, как стонет По во время секса. Теперь Кассиану нужен еще и стон Джин, и его тоже - чтобы они слились все трое еще и так.

+2

39

По называет ее ненасытной, и Джин почти спрашивает, неужели ему это не нравится, но только почти — когда он берет ее за талию и толкается сильно, жестко, дыхание сбивается, а все мысли вышибаются напрочь.
И не возвращаются — Кассиан словно перехватывает эстафету, и Джин может только дышать, дышать, дышать, будто бы еще немного и забудет, как это делается, будто бы воздух вот-вот попросту кончится.
Ей удается даже подаваться навстречу, насаживаться на них обоих — сильно, глубоко; коленки в чулках немного скользят по покрывалу, и Джин крепче цепляется, держится за плечи По; целует его лицо, шею, обводит кончиком языка шрам от пули; неровно выдыхает и стонет, когда снова кажется, что совсем близко, еще немного — но только кажется, не так скоро; чувствительность обострена до предела, и они оба рядом — под ней, на ней, в ней, — такие горячие, правильные, такие…
Стонет, путаясь в их именах, целует, что придется — плечо Кассиана, если чуть повернуть голову, плечо По, его шею, рот.
Джин помнит, что она хотела что-то еще, о чем она говорила — и По спрашивал, спрашивал…
Запрокидывает голову, вжимаясь затылком в плечо Кассиана, тяжело дышит, приоткрыв губы.
[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

40

    Они сменяют друг друга так ловко, будто сговаривались специально — хотя они, конечно, не сговаривались иначе, чем прикосновениями, взглядами, дыханием. По позволяет Кассиану брать Джин сильно, а сам движется медленнее, словно в противовес, но на самом деле — просто опасается, что сильно и вдвоем закончится плохо. Да и к тому же, По хватает и нынешнего соприкосновения, трения, того, как Джин сжимается вокруг все сильнее, как напрягается все ее тело.
    Как она кончает — опять. И они не остановятся на этом, потому что она, конечно, захочет еще, и ему нравится эта ее нужда, как он сказал про нее — ненасытность — ещё и ещё. Значит, ей хорошо, значит, они все делают правильно. И можно делать дальше.
    По нравится его созерцательное положение. Он вновь прихватывает покрывало пальцами и, когда может, когда удовольствие не перекрывает все прочие ощущения, смотрит на лицо Джин, на Кассиана за ней. Порой ему хочется сменить более плавный темп на тот быстрый, безумный, как у Кассиана, но все происходящее и так отлично подводит его к концу.
    В созерцательном положении легко не только смотреть, но и быть тем, на кого смотрят; По редко так открывается, еще реже делает это так долго и последовательно. Сейчас он показывает Джин и Кассиану другую часть себя: хрупкую, мягкую, послушную — ту, которую так легко использовать, если намерения плохи, он знает на своем опыте, и поэтому По избегает показывать ее кому попало. Но им — верит. У него начинают напрягаться ноги, да что там — По стонет едва слышно от волнами накатывающего ощущения, чуть выгибается, прижимая Джин к Кассиану. Всё-таки двигается быстрее, неосознанно, и вцепляется пальцами в покрывало до побелевших костяшек.
    — Стой, стой, — шепчет он то ли кому-то из них, то ли самому себе. — Джин хотела, — и прерывается; дыхание перехватывает, так По близко.
    Будто балансирует на краю даже не на двух ногах, как воздушный гимнаст, а на одной. Хочется спросить: можно? Или они хотят еще? Больше? Дальше? Хочется спросить Джин, хочет ли она еще попробовать его на вкус? Или они выбили, вытолкнули все эти мысли из ее головы и тела? Хочется спросить, как близко Кассиан? Достаточно ли ему на сегодня?
    Хочется ничего не спрашивать.
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.cc/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

41

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Кассиан стонет, заставляя себя остановиться, разжимает пальцы на теле Джин. Ей хорошо, и это видно, а она все еще готова идти дальше, все еще не останавливается, голодная, ненасытная, как говорит По, пытающаяся, кажется, получить все, чего ей не хватало за три недели, насытиться ими и за прежние разы, и впрок.
А он почти на самом краю, и удерживается на нем, не зная точно, как именно это делает, как надолго его еще хватит. А По?
Он наклоняется ниже, в последний раз, любуется ими обоими, целует Джин, выворачивая голову, потом целует По, обоих требовательно, сильно, с нежностью, но она у него теперь какая-то почти звериная, и ее легко спутать с грубостью. Обоих одинаково. Одновременно с тем, как он отрывается от По, Кассиан обхватывает снизу его член, пережимая, то же делает со своим, чтобы последние движения не заставили их кончить.
Он опять целует Джин, в ложбинку между лопатками, в шею, за ухом, и там и останавливается.
- Нас не хватит надолго, mo ghra, - может, это из-за чужого языка, но ему странно от того, как низко и хрипло звучит его голос. - Если ты еще хочешь попробовать до конца, нужно остановиться.
Он может закончить все и сам, просто отстраниться, снять Джин с По, но Кассиану кажется, что у него не хватит на это силы, выдержки. Но хорошо, что ему есть, кого просить - хорошо, что они могут просить, все и у всех.
- Остановись, встань, пожалуйста, прошу тебя Джин, прошу.

+2

42

Они останавливаются - оба - и несколько секунд Джин может только дышать, выравнивая дыхание и возвращая себе способность говорить, и она дышит, и гладит чьи-то плечи - она знает, что это плечи По, но почему-то неожиданно сложно понять, - держится.
Не сдерживается только, тонко стонет в поцелуй, жмурясь, едва ли не скулит - так не хочется останавливаться, так хочется еще, дальше; но и остановиться, попробовать их обоих хочется тоже. Джин ненавидит делать сложный выбор.
С ними она хочет все.
Но все же поднимается, снимается с них, и это так странно - только что было полно, тесно, а теперь пусто, и низ живота немного тянет, словно щекочет.
Джин потягивается, отстраняясь от них, выгибается; по телу уже разливается приятная истома, и быстрых и резких движений совсем не хочется; Джин чувствует себя под их взглядами, словно кошка на солнце на тёплом, нагревшемся деревянном полу. Ей нравится это ощущение.
- Идите ко мне, - зовёт; сев на край кровати, оборачивается к ним; опирается одной рукой о постель, пальцами второй проводит по руке - от запястья к плечу, - по груди, прижимая всю ладонью, животу, теряется ею между бёдер - ноги закинуты одна на другую, но это ничуть не мешает. - Хочу вас попробовать. Идите ко мне.
Будет удобнее, если они встанут, как это было в прошлый раз. Оба рядом, такие разгоряченные, красивые; её - как она их.
Джин гладит себя, дразнится - они ведь, конечно же, понимают, что она делает; чуть краснеет скулами - мокро, горячо, и все из-за них. Но она, конечно же, совсем не против.
Джин шумно, протяжно выдыхает, чуть запрокинув голову, открывает шею; возвращается рукой выше - живот, рёбра, грудь, плечо; смотрит на них.
Голодно, жарко, темно - и глаза в таком свете кажутся совсем чёрными, словно без дна.[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

43

    По кажется, ему требуется целая вечность, чтобы прийти в себя. Он шумно дышит, хватает ртом воздух поначалу, сразу после поцелуя Кассиана, потом постепенно успокаивается и вдруг ощущает все то, что было неважно несколько мгновений назад: как прохладный воздух касается разгоряченной кожи, как растянулся презерватив на члене, как странно не чувствовать приятного давления, тесноты вокруг, как прогибается кровать под Джин. Она уже зовёт вновь.
    По шумно выдыхает, проводит руками по лицу, стирая испарину на лбу и убирая волосы назад, собирается с силами. Его, все еще возбужденного и взбудораженного, тянет к Джин и Кассиану, но в то же время он чувствует себя почти опустошенным, и два противоположных чувства причудливо смешиваются под ребрами. С места его снимает шумный, протяжный вздох Джин — По садится, целует ее в плечо, в руку на плече.
    Она хочет, чтобы они встали, и это почти невозможное усилие.
    По опирается о плечо Кассиана, когда встает, и какое-то время просто стоит, крепко держась за него, в ожидании, когда последнее напряжение отпустит ноги и даст ему шевелиться, и одновременно — когда поплывшая вдруг голова придет в себя. Он всё ещё чувствует себя немножко в тумане, во сне, где-то в нереальности. Но тело вновь начинает слушаться, и По отпускает плечо Кассиана, тянет с члена презерватив. Сил идти до ближайшей мусорной корзины у него нет.
    Сплюнув на ладонь, он ласкает себя несколько кратких мгновений, стоя прямо перед Джин, чтобы убрать дурацкий привкус. Потом, сам того не заметив, автоматически, по знакомому уже маршруту, смещает руку ниже, обхватывая мошонку, и ниже, массируя местечко за ней, и касается еще чуть дальше, у самой кромки — и тут же убирает руку, прерывисто выдохнув и открыв глаза. Когда успел закрыть, и сам не смог бы сказать.
    По оглядывается на Кассиана, вытягивает руку, чтобы обнять того за талию, когда он окажется рядом. Им обоим потребуется опора.
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.cc/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

44

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Кассиан просит Джин встать - и она слушается. Секундой позже он хочет попросить ее вернуться, но молчит. Знает, что скоро опять будет хорошо.
Он не встает - ему кажется, он и не может, не сразу. По опирается на него, давая Кассиану еще немного времени прийти в себя, и рука на плече заземляет, цепляет за реальность лучше, чем Кассиан мог бы сделать это сам.
Он стягивает с себя презерватив, тянет руку к Джин, помогая ей, чтобы и так она не была одна. Смотрит на По. Хочет напомнить ему, что удовольствие он сегодня получает только от других, что ему стоит только попросить - но молчит и не может оторвать взгляд, глядя, как По ласкает себя, как заводит руку дальше. В Джин они все вместе, но этого не всегда достаточно. Кассиан вспоминает, как им было, когда они занимались другим, не таким сексом, глубоко заходит в Джин напоследок и поднимается на ноги, к По.
Становится близко, чувствуя на талии чужую руку. Кассиан тоже обнимает его, но спускает руку ниже, сжимает его ягодицу. Он старается, чтобы его движения не были слишком нерешительными, чтобы не так было заметно, как ему это незнакомо. Зато к Джин он тянет руку точно зная, что делает. Не притягивает ее - это ее желание, и тут ей решать, но нежно гладит ее по лицу, запускает пальцы в волосы, как в летнее прозрачное море - без страха, с желанием раствориться в ней.

+2

45

По очень красивый, когда он стоит так в свете луны, заглядывающей в окно, и ласкает сам себя; Джин не может отвести от него взгляда - и не отводит; только раздвигает ноги, пуская Кассиана ближе и глубже, неровно дышит, запрокидывая голову; прижимается к Кассиану боком, тянется к нему, смотрит на По из-под ресниц.
Кассиан толкается особенно глубоко, и Джин тонко постанывает, а потом он отстраняется, встаёт, и она не успевает даже почувствовать себя одинокой - они с По вместе, и рука Кассиана в ее волосах, лёгкая, аккуратная.
А пол под коленками жесткий - здесь нет ковра или чего-то подобного, только голый пол.
Ох. Да без разницы.
У нее не настолько широкая ладонь, чтобы полностью обхватить их сразу, но хватает, чтобы придержать - Джин помнит, как По это делал, и пытается повторить сейчас сама.
Как и в прошлый раз - сначала берет каждого по отдельности, пропуская глубже, почти до стенки горла. Отстранившись, смотрит на них снизу вверх, облизывает губы; трется о ладонь Кассиана, жмурясь, ловит руку По и прижимается к ней тоже, оставляет у себя на шее, на линии роста волос - Джин нравится это ощущение. Ей вообще все происходящее нравится.
Это немного сложно, как и в прошлый раз, но теперь легче - взять в рот обоих сразу. У Джин получается, и она глухо стонет, прикрывая глаза; кладёт руки на их бёдра - ей тоже надо держаться. Окружающее не плывёт перед глазами, но очень к этому близко.
[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-28 13:02:34)

+2

46

    Есть, всё-таки, что-то дико возбуждающее в женщине, стоящей на коленях. По прижимает Кассиана крепче, ближе к себе, гладит его кожу бездумно большим пальцем, а на Джин смотрит жадно. На мгновение только отрывается, чтобы оглянуться и кинуть презерватив чуть в сторону на пол — потом поднимут — и вновь вернуться глазами к ней. Ему до сих пор удивительно, насколько ее не смущает то, что они с Кассианом хотят не только ее, но и друг друга; до сих пор удивительно, что Джин — единственная, не считая Джессики, кто знает это про него.
    По смотрит на нее с жаждой, со страстью, но и с любовью, с восхищением — не тем, что она делает, хотя то, что она делает, определенно восхитительно, но тем, кто она. Сколько в ней характера, свободы мысли, приверженности своему выбору. По держит руку на ее шее аккуратно, почти опасаясь касаться сначала, но потом прикладывает ладонь плотнее, уже не так боясь спугнуть, заставить вспомнить что-то неприятное. От вида того, как она заглатывает их обоих сразу, как тянутся ее губы вокруг них, По невольно ругается коротким и ёмким словом, на выдохе.
    Он забыл, как это. Как это.
    Самое сложное сейчас — это стоять прямо. По сильнее хватается за Кассиана, утыкается ему носом куда-то в ключицу, щекочет кожу дыханием. Его ладонь на своей ягодице По чувствует почти так же остро, как его член рядом со своим в горячем рту Джин. И ее ладонь на своем бедре тоже. Все они держатся друг за друга, поддерживают друг друга, и По, давно отвыкший от такого, все еще с некоторым удивлением позволяет себе опираться на эту поддержку: льнуть к Кассиану, полагаться на Джин, просто наслаждаться, отпускать.
    Отпускать.
    По сдвигает ладонь по шее Джин выше и чуть прихватывает ее за волосы — не столько держит, сколько держится. Ноги, кажется, не выдержат, подогнутся, так сильно на него накатывает удовольствие. Сегодня какая-то особенная ночь. По ругается еще, то и дело срываясь на шумные выдохи, переходящие в стоны — почти музыка. Это всё, что он может.
    Отпускать.
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.cc/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

47

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Джин берет их с По в узкую ладонь, берет в рот - по отдельности, потом вместе. Кассиану горячо, влажно, но совсем не так, как прежде. Он не может отвести глаз от Джин, тонет в них. Бранное слово По, полновесное, глубокое и тяжелое, будто сброшенное не то с плечей, не то с сердца, придавливает сверху, помогая поскорее уходить ко дну, во тьму.
Кассиан цепляется за него, сжимает сильнее. Удерживается. Он ведет руку дальше, пытается найти то нежное место за мошонкой, где По ласкал его, поднимается чуть выше, гладит легко, чуть - легко - надавливая.
Ему хочется податься вперед, но Кассиан не хочет сбивать ритм, остается стоять - и скоро ощущает все то, что хотел. Удовольствие не взятое, но полученное, чувствуется как-то совсем иначе. Остро, ново, будто он никогда не испытывал ничего подобного прежде.
Он шумно дышит, иногда постанывая на выдохах. Часть этих стонов он глотает, те, что нет, яркие и громкие, заполняют комнату. Он не движется, и ночной воздух начинает слизывать с него пот. Из-за разгоряченной крови ему не холодно - просто кажется, будто что-то подталкивает его в спину, выпутывает из тьмы, поднимает из глубины выше и выше, пока Кассиан не оказывается на самом верху.
Тогда он вздрагивает, заставляя тело слушаться Джин, а не порывов - и, откинув голову, прогнув поясницу, кончает.

+2

48

Рука у По тяжёлая, отчего-то кажется тяжелее, чем у Кассиана, но лежат они, держат одинаково приятно. Хорошо. Все ещё удивительно - как сильно влияет то, для кого-то ты это делаешь, на ощущения. На удовольствие. На все.
Сейчас она не чувствует ни стыда, ни неприятия, ничего подобного - только чистое, словно концентрированное удовольствие. Им хорошо - и ей хорошо тоже, и даже лучше, намного лучше.
Джин почти отстраняется, но только почти - вжимается затылком в их руки, прикрывает глаза, дыша через нос - и подаётся обратно, ближе, берет больше и глубже, насколько это возможно. Прерывисто выдыхает, низко стонет каким-то глубоким, грудным звуком. Ловит их взгляды и больше не отпускает; крепче цепляется за их бёдра, гладит; когда Кассиан вздрагивает и выгибается, темно сжимает губы, глотает.
Губы немного ноют, но это приятные ощущения; Джин ведёт ладонью по бедру По выше, гладит бедренную косточку, и ещё дальше, назад - останавливает на пояснице, гладит; они оба все ещё в ней, и дышится почти с трудом, но все равно, боже.
- По, - тянет, не выпуская их, срывается на глухой стон; жмурится - глаза немного слезятся, и подводка теперь тоже наверняка потекла, если она не потекла раньше - как, прости господи, сама Джин.
И дышит неровно, прерывисто, держится за них и держит.
Они все втроём, вместе и рядом - и разве может быть так хорошо, так правильно?
[icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][status]touché[/status][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

49

    По чувствует, как напрягается рядом Кассиан, так тесно и близко они стоят — и так приятно чувствовать чужое наслаждение. Какое-то время По кажется, что вокруг него этого наслаждения даже слишком много. Что всё это — слишком приятно, и он не сможет, никогда не отпустит себя до конца, так и зависнет навсегда в этом состоянии величайшего удовольствия — и полнейшей фрустрации. Но в следующее мгновение Джин зовет его, и звук собственного имени, тонущий в глухом стоне, заставляет его кончить.
    Томительно долго По не может ничего, кроме как держаться за Кассиана и Джин. Всё плывёт, и голова немного кружится, и как его удерживают ноги — большой вопрос. Затем его немного отпускает, и он разжимает пальцы в волосах Джин — надеется, что не схватил ее чересчур сильно — и точно так же разжимает пальцы на талии Кассиана. Гладит их обоих ласково, словно в благодарность, и очень, очень аккуратно отступает чуть назад от Джин и ее рта, потому что когда уровень чувствительности настолько зашкаливает, это почти неприятно.
    Прохладный воздух почти обжигает.
    По на краткое мгновение сжимает ладонь Кассиана, касается плеча Джин, зовя и ее тоже на постель, куда падает с твердым намерением не шевелиться до самого утра, и все равно, что не под покрывалом. Он падает на живот, хотя лучше бы на спину, но тело кажется таким тяжелым, что перевернуться практически невозможно. Никакие вопросы его сейчас не волнуют. Не волнуют ни конспирация, ни соседи, которые наверняка все слышали, ни дело, ни прокурор в пятницу, ни работа завтра, ничего.
    — Я не знаю, — куда-то в покрывало не очень разборчиво говорит По, — сколько раз потребуется, чтобы привыкнуть.
    Наверное, к этому и нельзя привыкнуть. Хорошо бы, к этому нельзя было привыкнуть, и каждый раз как первый.
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.cc/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

50

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Джин отстраняется, выпускает их По, падает на кровать первым, лежит, как глубоко уставший человек. Кассиан и сам чувствует себя опустошенным, но он знает, что это хорошая пустота: когда усталость и слабость уйдут, их место заполнит любовь - его, к нему. И тогда он станет лучше, сильнее, чем был. Тогда суббота совсем близко, и ждать ее совсем не страшно.
Кассиан подает Джин руку, поднимает ее с пола, вкладывает на постель, ложится сам тоже. Он хочет обнять По, хочет обнять Джин, но его слишком мало на двоих, руки у него слишком короткие - на двоих. Он бормочет им что-то об этом, не сразу понимая, что бормочет не на английском - английские слова закончились, расступились, и он слишком устал, чтобы искать их. К тому же, Кассиана уволакивает в сон, и он не хочет сопротивляться ему - и скоро засыпает, чувствуя под руками По и Джин.
Он просыпается утром от того, как светло в комнате, каким прозрачным выглядит небо за окном, как в постели много ног и рук, и как они все перепоетены, так, что он и не уверен, какие из них принадлежат ему, а какие нет.
В комнате тихо, и в голове тоже - и там, и там, мерцает лето, утро и любовь. Кассиан целует невесомо Джин и По. Улыбается.

Отредактировано Cassian Andor (2018-04-30 12:57:17)

+2

51

— У нас есть все время мира, чтобы это узнать, — Джин жмурится, мурлычет, прижимаясь к плечу По, и тянется через него к Кассиану, ловит его руку, касается.
Теперь все правильно — теперь их трое, теперь они рядом.
Теперь ей очень спокойно — тихо.
Когда они засыпают, Джин аккуратно, чтобы не потревожить их сон, встает; сначала достает из шкафа плед и укрывает их — воздух в комнате скоро станет прохладным, а они оба еще такие разгоряченные, жаркие, что лучше перестраховаться; потом снимает подвязки, стягивает чулки — иначе к утру ноги будут в ужасном состоянии, а ей это совершенно точно не нужно; затем уходит сначала на кухню — безумно сильно хочется пить, горло совершенно сухое, и заснуть она так не сможет, — а потом в ванную.
Смывает остатки косметики, умывается, долго разглядывает себя в зеркале — ей нравится, как она выглядит теперь, сейчас, и Джин думает, что хотела бы выглядеть так всегда.
Конечно, сразу понятно, чем она — они — только что долго и с удовольствием занимались, но глаза блестят и усталости, которая прежде то и дело наваливались на плечи подъемным, но неприятным грузом, не чувствуется.
Снова уходит на кухню, чтобы закрыть приоткрытое на это время окно — в спальне пахнет сексом и немного потом, и Джин это нравится тоже, но спать будет тяжело — вместе с этим немного душно.
А По завтра рано вставать и возвращаться в город, его ждет еще несколько дней в участке, прежде чем они встретятся вновь — на этот раз у прокурора, — и ему не помешает хотя бы немного выспаться. А на свежем воздухе спится лучше.
Будь ее воля, она оставила бы окно открытым вовсе, но лучше не стоит.
Один плед на троих — это несерьезно.
Впрочем, согревать ее будет явно не плед.
Джин улыбается этим мыслям, когда возвращается в постель, под бок По; тесно прижимается к нему, устраиваясь под краем пледа, снова тянется через него к руке Кассиана.
Утро приходит вместе с поцелуем — и Джин улыбается снова, когда открывает глаза и видит уже неспящего Кассиана. Жмурится, чуть потягиваясь, и гладит его руку; целует По в плечо, в шею, трется кончиком носа.
— Пора вставать, mo ghra, — мурлычет, прикрыв глаза, мягко зарывается пальцами в его волосы. Больше всего хочется, чтобы он остался здесь, с ними, чтобы никуда не уезжал, но так, конечно же, нельзя. А жаль — это было бы лучше, чем замечательно.
[status]touché[/status][icon]http://s3.uploads.ru/fuNhr.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

52

    Джин обещает все время мира, а потом утро наступает слишком быстро; ночь мелькает мимо, и По, не привыкший спать нагим рядом с нагими же любовниками, не хочет лишаться этого неожиданно удивительно приятного ощущения. На нем лежит что-то — покрывало, наверное — Боже, как не хочется открывать глаза и начинать день. По ворчит что-то, жмурится под чужими поцелуями, не делает никаких попыток проснуться.
    Наощупь По сгребает Джин ближе к себе и переворачивается вместе с ней, перекладывает ее между собой и Кассианом, целует в шею, не глядя. Плед сползает с него, утренняя прохлада касается спины. По обнимает обоих сразу: и Джин, и Кассиана — благо, ему хватает для этого руки, пусть и приходится крепко прижать их к себе. Он знает, что ему нужно торопиться, что надо успеть уйти, прежде чем соседи проснутся, хотя бы чтобы не смотреть им в глаза. Что у него есть работа, где он должен быть. Что отсюда до участка ехать дольше. Что неплохо было бы успеть перехватить завтрак до того, как выйдет.
    Но все это выше его смертных сил.
    По поправляет плед, прижимается теснее к Джин, чтобы было теплее, и бормочет что-то о том, что не пора. Улыбается самыми уголками губ — призрак, а не улыбка. Почему сегодня не выходной. Почему он должен идти на работу. Почему нельзя остаться так навсегда. Где отпуск, когда он так нужен. Втроем тепло и хорошо. Гораздо лучше, чем дома. Вернуться сегодня вечером домой, одному, будет сродни пытке. У него будут воспоминания, но всё же. По переплетает ноги с ногами Джин и Кассиана и замирает так, запоздало думая о том, что утренняя эрекция — подлая штука, а потом проваливается обратно в дрёму.
[status]Улисс[/status][icon]https://s7.postimg.cc/d9r4tousb/ava1927-6.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

53

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]По не хочет просыпаться, будто Джин пытается поднять его слишком рано во время каникул. Каникулы - вот, что напоминает ему все последнее время. Не время без работы, а именно каникулы - беззаботные, вольные, очерченные знанием того, что в конечном итоге все будет хорошо, потому что иначе и быть не может.
Кассиан улыбается и этому тоже, целует Джин, вдруг оказавшуюся рядом, потягивается под руками По, под пледом, который появился на них не то благодаря какому-то волшебству, не то благодаря чьей-то тихой, невидимой заботе. Потом он выпутывает руки, ноги, тело, мысли из своих любимых, и садится в постели.
- По, - Кассиан пятерней приглаживает волосы, трет глаз, зевает, из-за чего имя получается протяжно, длинно. - Если ты не проснешься, Джин не успеет сварить тебе кофе, и мы не успеем еще посидеть хоть немного все вместе.
Он встает. Пол холодный, еще не согретый солнцем - солнце сюда показывается позже, пока в окне только видно, как оно озаряет мир, закрывая глаза на их маленькую квартирку, укрывая их еще покрывалом сумерек.
- Уже среда. По средам мы всегда завтракали под твои объявления. А теперь у нас ты настоящий.

+2

54

Джин солнечно улыбается, нежась в руках По, между ним и Кассианом, жмурится, когда Кассиан целует ее снова, немного смущается, когда на мгновение прижимается теснее; и все-таки выпутывает руки. Гладит По по волосам, зарывается в них пальцами снова и легонько массирует; подавшись ближе, целует его в челюсть, едва ощутимо прихватывая зубами, и отстраняется. Садится, перегибается через него, чтобы достать из-под подушки его же майку, которую но отдает ей еще тогда, три недели назад, сдергивает со спинки кровати рубашку Кассиана.
Надевает все это, не вставая с постели, еще раз целует По — теперь в кончик носа.
Тихо смеется, бросив веселый и влюбленный взгляд на Кассиана, и тянет с По плед.
— Вставай, carino, — сейчас ей особенно хорошо от того, что она может говорить эти нежные слова, может трогать их обоих, не ограничивать себя — касаться, когда и как хочется, если хочется, говорить, когда и что хочется, не волнуясь о том, что подумают окружающие. Еще хотя бы недолго, но будет это время только для них троих, когда весь остальной мир не имеет никакого значения.
Джин оглядывается на Кассиана, щурится, присматриваясь. Смешливо фыркает.
— Вы оба в помаде. Все еще, — поднявшись, целует Кассиана в плечо, встает на носочки, чтобы поцеловать еще и в челюсть под ухом, и морщит нос. — Моих талантов хватит, чтобы приготовить завтрак и кофе — так что вы пока приводите себя в порядок.
И, отпустив Кассиана, все-таки уходит на кухню. Времени у них совсем, совсем немного.
[status]touché[/status][icon]http://s3.uploads.ru/fuNhr.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

55

    Они оба вновь пытаются его разбудить, и По ворчит что-то неразборчивое в ответ Кассиану. Что-то о том, что кофе в постель с утра — практически его голубая мечта. Но любовь жестока: Джин тянет с него плед, и По все-таки раскрывает глаза, садится, опираясь на руку, другой трет лицо, выпутывает ночные соринки из ресниц.
    На самом деле, он прекрасно выспался. Куда лучше, чем за все предыдущие три недели вместе взятые. По не уверен, в чем дело: в сексе, в присутствии Джин и Кассиана, в сне нагишом с приоткрытым окном — как бы то ни было, в чем бы ни заключалась причина, он хочет спать так всегда. Каждый день. Мечта кажется ему несбыточной, и По полувздыхает-полузевает, трет шею, разминает плечи и только потом встает.
    — Нет ничего лучше, — собирая одежду по полу, говорит он, — чем просыпаться, будучи весь в помаде после хорошей ночи.
    Определенно выспался. Очень, очень хорошо выспался.
    По чувствует себя так, будто ночью, во сне, в него ударила молния, зарядив его энергией на ближайшие две жизни. Он даже не осознавал, насколько вымотанным пришел в дом мистера Саммерсета — хотя это, вероятно, главная причина, по которой Кассиану и Джин удалось уговорить его остаться на ночь, пренебрегая конспирацией. Но теперь в его движениях появляется какая-то легкость, пружинистость, и в чертах лица — что-то светлое, сильное.
    По замечает это в зеркале, когда умывается. Несколько мгновений вглядывается, потом фыркает, улыбается. Вода холодная, бодрит. На лице щетина, но По не планирует ничего с ней делать до конца недели.
    На кухню он выходит уже свежий, бодрый, отмытый от помады, полностью одетый — не считая пиджака — и готовый к великим свершениям. Или как минимум еще трем дням в участке без Кассиана и Джин. И сколько еще им потребуется до суда. И в суде. По присаживается на один из стульев. Оглядывается вокруг. Квартирка неплохая, только тесная, маленькая. Он к таким не привык. Хотя есть много вещей, к которым он не привык — вроде их отношений — но это не делает их плохими.
    — У меня есть план, — вдруг делится По. — И он касается вас обоих. Больше Кассиана, конечно. Но я уверен, — он уверенно улыбается, — что там найдется местечко для каждого. Но сначала я хочу кое-что узнать. Кассиан? Ты хотел бы вернуться на работу в участок?
[status]Улисс[/status][icon]https://s7.postimg.cc/d9r4tousb/ava1927-6.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

56

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Ему странно и приятно от того, каким домашним ощущается утро. Кассиан думал, что это утреннее настроение развеется, как только все они выберутся из постели. Утро станет просто утром, время снова побежит вперед. Но вот они на кухне - а вместо утра в окна все еще бьет любовь. Кассиан садится рядом с По, застегивая рубашку снизу вверх. Пахнет кофе, потрескивает о чем-то плита, булькает вода.
И По вдруг говорит о будущем. О каком-то "там" и месте для них всех. Кассиан молчит несколько минут прежде, чем ответить - он слушает, что он чувствует внутри себя, ищет слова, которые бы не обидели По, не задали бы Джин.
- Я работал там потому, что знал, что никому в голову не придет искать в участке эмигранта с ненастоящими документами. Я не хотел этим заниматься. Полиция у вас - почти как у нас. Только у нас полиция и бандиты работают вместе, а у вас полиция работает на бандитов. Таких, как ты, По, мало - или я их просто не встречал.
Он встает. Кассиану неожидарно сложно смотреть теперь на По - сложно говорить о купленных полицейских, когда говоришь это полицейскому честному и отважному. Поэтому Кассиан отходит к Джин, обнимает ее, говорит дальше куда-то ей в шею, но достаточно громко.
- Если бы я не стал детективом, я бы никогда не встретил Джин, и ей могло бы не провезти попасть на тебя самой, попросить о помощи - потому хорошо, что им стал и работал в участке. Но я больше не вернусь. Я не могу заниматься делом, в которое не верю и не уважаю. С документами я и так найду себе работу.

+2

57

В кухне прохладно - и пол под босыми ногами холодный, - но Джин нравится эта свежесть ю, и окна она не закрывает. Негромко напевает, пританцовывая, пока Кассиан и По не здесь, а когда они приходят, когда По заговаривает, Джин замолкает. Слушает.
Останавливается, только когда ее со спины обнимает Кассиан. Тогда она оборачивается, чтобы поцеловать его, куда придётся, и накрывает его руку свободной рукой. Ненадолго - в следующую секунду снимает с огня яичницу, раскладывает ее по тарелкам; кухня тесная, маленькая - чтобы поставить еду на стол достаточно просто развернуться.
- Mo ghrá, - Джин снова целует Кассиана, на этот раз в местечко под ухом, мурлычет, обращаясь к нему. - Если бы не ты, я бы просто не пришла к полиции за помощью.
Она тихо фыркает, бросает весёлый взгляд на По - потому что он действительно скорее исключение, чем правило, это очевидно - и снова отворачивается к плите, увеличивает огонь под кофе и ставит молоко.
Размеренность, неторопливость этого утра пробирается куда-то под самую кожу, укореняется там, согревает - и вместе с ней под кожей обосновывается любовь, заполняющая собой невидимые следы от синяков и рук Гарретта. Если бы Джин могла, она бы светилась, но она не умеет - поэтому ей кажется, что светится все вокруг.
Особенно - они двое, и зачем солнце, когда есть они.
Кофе для Кассиана на молоке - кажется, такой ему нравится больше, - себе и По Джин делает обычный. Конечно, кофе лучше подавать после еды, но времени не слишком много.
Да и чашки все равно неправильные - ими по-прежнему можно убить.
Джин прислоняется к кухонной тумбе, трёт стопу о лодыжку, морща нос; переступает. Делает глоток кофе.
[status]touché[/status][icon]http://s3.uploads.ru/fuNhr.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

58

    По морщится, пока слушает Кассиана — ничего не может с собой поделать. Знает, что это правда, что таких, как он, не подкупленных и не подкупаемых, среди всех полицейских — пшик. Что всем нужны деньги. Черт, да если бы он не был богат, как бы он себя повел, если бы к нему пришли с предложением зарабатывать в три, четыре, пять раз больше, чем в участке? Зарплата детектива — капля в море. Жить как-то нужно.
    Наверное, поэтому так сложно винить тех, кто продался.
    Но это не та причина, по которой он завел разговор. Не для того, чтобы спорить о копах и объяснять, почему люди делают то, что делают. По проводит рукой по лицу, улыбается Джин, когда она ставит перед ним тарелку с яичницей и кофе.
    — Спасибо.
    Он благодарит от души, но не торопится браться за завтрак. Откидывается на спинку стула и переводит взгляд с Джин на Кассиана, обратно, и еще раз — немного волнуется. Но это хорошее волнение, приятное. По нравится так волноваться рядом с ними. Никому из них не все равно, что будет дальше, после суда. В будущем. Никто не сомневается теперь, что у них вообще есть будущее. Вместе.
    — Идея, — словно очнувшись, говорит По. Улыбается еще. Все-таки останавливает взгляд на Кассиане. — Я знаю, как сделать тебе документы и найти работу, а заодно и любимое дело, — он подается вперед: руки на столе класть некуда, поэтому он упирается ими в стул и походит на ребенка, который предлагает старшим отправиться к океану на выходных — и очень, очень хочет, чтобы они разрешили. — Я уйду из участка, и мы откроем ресторан. Втроем.
    Это не так просто, как звучит, но По ничуть не сомневается в том, что предлагает. Все в нем выдает что-то заговорщицкое, как будто это не ресторан, а какая-то шалость. Путешествие. Вместе.
[status]Улисс[/status][icon]https://s7.postimg.cc/d9r4tousb/ava1927-6.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

59

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Он снова смотрит на По, когда слышит это его полное жизни и энергии "идея".
Его идея какая-то невозможная, невыполнимая - из таких,о которых даже не мечтают, потому что в мечтах, которые нельзя исполнить, нет никакой пользы. И все же По серьезен, хотя и выглядит так, будто прямо сейчас готов сорваться с места и уйти рисовать вывеску для придуманного им ресторана.
Хотя и выглядит так, будто работа не течет у него по вегам. Не течет, вдруг понимает Кассиан. Не работа - старая вина, старая обида, старое незавершенное дело, которое они вот-вот завершат. Он не спас свою сестру, но спас другую. Не добился тогда, но сможет теперь. И наконец-то ставит все позади, наконец-то снимет жизнь с паузы, которую когда-то взял на работу над ошибками.
- Придется уехать из Чикаго, - говорит он неуверенно.
Уехать им наверняка придется и так - дело точно получится, и наделает слишком много шума, чтобы чувствовать себя в безопасности.
Кассиан садится, ковыряет яичницу. Поддевает желток вилкой, и тот растекается по тарелке, желтый, неспешный, как утро.
Он смотрит на По, переводит взгляд на Джин - как ей? Захочет ли она? На какое-то время он просто закрывает глаза. Будущее, прежде зыбкое, вполне возможно, что опять одинокие, вдруг надвигается на него - и там может быть Джин, там может быть По, о котором бы сейчас никто не поверил, что он старше не то, что Кассиана, а даже Джин. Там может быть что-то хорошее. Там все "может быть" должны считаться как "будет".
- Да, - ему странно от того, как вздрагивает, но удерживается голос. - Если вы хотите, если вы оба... Да, я хочу этого. Это лучшая идея из всех, что я слышал.

Отредактировано Cassian Andor (2018-05-01 19:32:34)

+2

60

— Мне неважно, где мы будем, — Джин улыбается, глядя на них — на каждого по очереди и разом, делает еще один глоток. — А ресторан можно открыть где угодно.
Идея По на первый взгляд кажется странной, даже несколько нереалистичной — но только на первый. На второй Джин кажется, что эта идея абсолютно естественна — и да, конечно, а что еще?
— Это потрясающая идея, По, — тянется к нему, коротко целует в висок; ерошит волосы Кассиана. — Только пообещайте мне одно. Что сначала, когда ты уйдешь из участка, — она прикусывает губу, сдерживая улыбку, — мы съездим на пикник. И еще проведем целый день в постели. И никаких, ровным счетом, совершенно никаких дел. Пикник где-нибудь у воды, вкусная еда, постель, мы трое — и все.
Джин задумчиво морщит нос, трет кончик.
— Получилось два, а не одно. Но пообещайте. Хорошо? Потом я готова открывать рестораны, клубы, фонды — что угодно.
И немного краснеет скулами — самую малость, потому что то, что она говорит дальше, кажется ей немного наивным — и глупым.
Но она очень, очень сильно этого хочет.
— Но сначала — мы трое. И никого, ничего больше.
[status]touché[/status][icon]http://s3.uploads.ru/fuNhr.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » И на троих одна жажда и радость [1927!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC