Star Wars Medley

Объявление

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Гарм Иблис, Бейл Органа, Орсон Кренник
Фазма, Фазма, Фазма, пожалуйста

Если за полтора часа до полуночи
человек сидит у тебя под дверью,
значит это действительно важно.
Даже если это автограф.
Luke Skywalker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Настоящее (34 ABY и далее) » [32.IV.34 ABY] Что плохо лежит — то моё


[32.IV.34 ABY] Что плохо лежит — то моё

Сообщений 1 страница 25 из 25

1

Poe Dameron; May Lo

Время: день
Место: Лехон
Описание: История о том, как гордость Сопротивления поучаствовал в сомнительном осмотре старых руин, а археолог и контрабандист боролись друг с другом и душили жадность.

Отредактировано May Lo (2018-05-18 21:56:00)

+2

2

    Они вылетают днем и прилетают тоже днем. Чудеса межзвездных путешествий.
    По заставляет транспортный шаттл зависнуть на какое-то время в системе, где среди обломков висит Лехон, и долго разглядывает витающий в космосе мусор, чтобы понять, как добраться отсюда до поверхности планеты, при этом не отправив их с Мэй к праотцам. Было бы глупо угробить дочку адмирала Ло на третий же день ее пребывания в Сопротивлении. Было бы глупо в принципе угробить дочку адмирала Ло.
    Если перестать кривить душой, на самом деле этот груз ответственности По даже нравится. Ему нравится, что Мэй теперь так близко, что ее можно встретить утром в кантине или днем в коридоре, или услышать ее имя от кого-то еще из Сопротивления, или даже просто знать, где ее расквартировали, и всегда мочь туда прийти. И не нужно волноваться, на какой планете и в какой кантине и рядом с какими контрабандистами, пиратами и головорезами она находится сейчас.
    Потому что сейчас Мэй находится в компании лучшего пилота Сопротивления, и лучший пилот Сопротивления посадит лучший шаттл Сопротивления на планету Лехон, где живут сарлакки и, вероятно, будущие кредиты Сопротивления. С будущими кредитами По готов встретиться с куда большей охотой, чем с сарлакками, но тут уж как повезет.
    — Пристегнись, сейчас может встряхнуть, — просит он, оборачиваясь к Мэй.
    А потом, подчиняясь какой-то мальчишеской тяге покрасоваться, По пускает шаттл самым сложным маршрутом между обломков, так, что перед лобовым стеклом мелькает то один лист древней дюрастали, то другой, и то и дело кажется, что сейчас их просто распорет пополам. Но По отлично справляется с управлением, и вскоре шаттл мягко входит в атмосферу, и под ними стелется бесконечный океан с проблесками суши, густо заросшей джунглями.
    По направляет шаттл туда же, где в прошлый раз обнаружил Тахири, и они садятся там же, где он сел в прошлый раз, благо, пространства достаточно. В лобовое стекло бьет солнце, Лехон решил встретить их благосклонным днем без дождей и проблем, и По аккуратно выключает двигатели, выставляет все необходимые тумблеры, открывает грузовой отсек — единственный способ выхода из этого звездолета. Внутрь тут же врывается влажный тропический воздух.
    — Совсем как дома, — улыбается По, набирая полные легкие сладкого кислорода. После вентилируемого воздуха кажется, что здесь нужно не дышать, а пить. По поднимается со своего места. — В прошлый раз тут встречались сарлакки, так что нам придется быть осторожнее. В остальном, планета как планета: тропический климат, джунгли, обломки какой-то древней цивилизации, которые, я надеюсь, ты скажешь, что смогут окупить нам пару десятков запчастей для крестокрылов.
    Мэй, конечно, не оценщик, а археолог, но По более чем уверен, что она отлично разбирается в том, что и кому и за сколько можно загнать, чтобы было как можно более выгодно. Он смотрит на нее, облокотившись о спинку сиденья пилота, и надеется, что эта поездка не сулит им особых приключений. Что они просто найдут что-нибудь ценное, дотащат это до шаттла с помощью местного дроида-грузчика и отчалят.
    Это, скорее всего, будет не так.
    Но По не хочет об этом думать.
    По хочет улыбаться Мэй.

+1

3

     Мэй тоже улыбается По. За этой улыбкой лёгкая нервная дрожь пальцев после полёта.
     Летать Мэй не любит и ей-то понятно, почему именно к этому занятию душа у неё не лежит совершенно. В их семье уже налетались. Помогают в такие моменты разве что размышления о том, что сейчас не такая страшная война, как была тогда и что По - лучший пилот, которого она знает. А это значит, что с ними ничего не случится. С ними - нет, но ручки кресла Ло при посадке сжимала так, что не была уверена, уцелеют ли те при возможном «встряхнёт».
     Повезло, уцелели. И они с Дэмероном тоже уцелели, но первое, за что хватается Мэй, едва шаттл касается земли и становится можно отцепить ужасно стягивающий ремень безопасности, - это бластер. А потом снова убирает его в кобуру, только касаясь немного пальцами шершавой кожи. Оружие оружием, но пока рядом нет никакой опасности - пусть сарлакки побегают где-то не здесь - доставать бластер - почти плохая примета. Почти такая же плохая, как мелькающие в опасной близости ржавые обломки старых кораблей, оставшиеся после прилетавших сюда до них с Дэмероном.
     - Если не скажу я, скажет кто-то другой, - отвечает она, пожимая плечами. В мире Майло с этим проблем не было. Достаточно было просто знать правильных людей, а те в свою очередь тоже могут знать правильных людей и так по цепочке до бесконечности, пока товар не будет продан за ту цену, которая устроит обе стороны. Или даже три стороны, как было в её случае. Делиться с Сопротивлением - естественная часть её плана, потому что за таких пилотов и правда надо приплачивать, но оставаться без денег самой? Да никогда в жизни!
     - Если повезёт, то купим даже не запчасти, а целый крестокрыл, - обещает Ло, спрыгивая в песок и радуясь тому, что не забыла надеть ботинки повыше. Собирать пляж в своей обуви не было частью её плана на этот день. К тому же с песком в ботинках не очень побегаешь от щупалец сарлакков да и вообще от кого угодно. Слишком неудобно и слишком колется. Словом, никакого удовольствия - одни неприятности.
     Воздух снаружи почти не отличается от воздуха внутри, но стоя уже своими двумя на твёрдой - если песок можно назвать твёрдым - земле Мэй делает вдох полной грудью и понимает, что чувствует себя просто прекрасно. Наверное, так же хорошо себя чувствует По, когда находится в крестокрыле и лихачит, но каждому своё. Майло для лихачеств предпочитает спидер, полагая, что так хотя бы немного, но безопаснее.
     - А у нас есть лопаты? - совершенно неожиданно спрашивает Мэй.

+1

4

    По последний раз проверяет все, прежде чем выйти из шаттла и спрыгнуть на песок рядом с Мэй. Если бы они делали все по уму и были настоящей экспедицией, ему надлежало бы оставаться внутри, в звездолете, до возвращения группы. Пилот, как и капитан, никогда не покидает свой корабль, особенно если этот корабль — единственное, что может увезти их с этой планеты в случае чего. Однако сейчас иного выбора у них нет, и По остается только радоваться, что у него есть пульт управления, позволяющий закрывать грузовой отсек снаружи. Вернуться и обнаружить внутри какую-нибудь местную фауну было бы чудовищно некстати.
    — У нас есть дроид-погрузчик, всякий инструмент, который техники загрузили — я не смотрел, что там. Они с каким-то списком сверялись. Не поверишь, но у нас есть даже спидер, хотя в этих джунглях от него будет мало толку, — По смотрит в сторону чащи.
    Джунгли здесь не то чтобы непроходимые, но явно неприспособленные для современных спидеров. Зато тут есть местные спидеры — да только, как он уже успел выяснить на собственном опыте, использовать их могут только те, кто обладает Силой. Ни он, ни Мэй Силой не обладают, поэтому им они не помогут. Зато их можно кому-нибудь продать, если захотеть. Если они доберутся до того места, где находятся и эти спидеры, и какой-то древний храм? Собор? Цитадель? По затрудняется определить.
    Он хмыкает себе под нос и поворачивается к Мэй.
    — Я в твоем полном распоряжении, говори, что нам нужно взять с собой, и пойдем. Здесь не очень далеко, пешком где-то минут сорок, может, час.
    В прошлый раз они пробирались сквозь чащу вместе с Тахири в поисках дрона, в этот раз все должно быть проще. По уже знает дорогу. Как знает и то, что на этой дороге может им встретиться, и в этот раз бластер у него будет наготове. Местная фауна не самого дружелюбного характера, даром, что ее относительно мало. Вероятно, потому что большую часть сожрала вершина местной эволюционной цепочки — сарлакки.
    По не уверен, может ли что-то такое испугать Мэй, и поэтому предыдущее его предупреждение — пока единственное. Пусть лучше она сконцентрируется на местных археологических находках, чем на местной живности, которую точно никому и за пару кредитов не загонишь. Злобная, некрасивая так еще и несъедобная.
    — Там много чего лежит прямо на поверхности, как будто местные жители просто исчезли. Но если ты хочешь, мы обязательно возьмем лопаты.
    По никогда не был с Мэй в какой-нибудь ее экспедиции — только вытаскивал из разных передряг после экспедиций, поэтому ему все в новинку, и он не собирается претендовать на то, что хоть что-то в этом понимает. Лопаты — так лопаты. Не нужны лопаты — значит не нужны. Не он тут царица лопат.

+1

5

- Спидер? – Мэй обводит взглядом ландшафт, поджимает губы. – Спидер нам, конечно, очень пригодится.
Нет, с точки зрения здравого смысла все правильно. Лучше иметь спидер и не воспользоваться им, чем не иметь спидер, когда он очень нужен. Кому как не Мэй знать, насколько переменчивы условия задачки, и что бывает, когда нет никаких защитных вариантов.

- На поверхности, это прекрасно и хорошо, очень много радости принесет нам этот факт и меньше хлопот. А теперь позволь, По, я расскажу о лопатах. Лопата – это не только великолепный инструмент раскопок, что, кстати, не всегда соответствует истине, так как иногда можно повредить искомое ею, но еще и прекрасное оружие самозащиты. Сарлакка не победить, но пока тот будет давиться ею, пытаясь проглотить, можно получить нужное время на… ну в общем, не важно. Так что берем и лопаты тоже. А еще мне нужна моя сумка, там лежат мои инструменты, ну и пока все.
Мэй лучезарно улыбается По. На самом деле, ее ждет прекрасный день. Симпатичная планетка, солнечный день, любимая работа, подсчет прибыли, последний пункт греет души еще сильнее. Вот только климат, конечно, оставляет желать лучше. Женщина окидывает взглядом джунгли. Куртку она и так оставила в шаттле, но вполне возможно, придется стащить и рубашку, оставшись в майке. Наученная опытом, Мэй помнит, что оголяться в джунглях небезопасно для собственного здоровья. Но ладно, сколько выдержит, столько выдержит.

- Итак, веди меня, мой проводник, - Мэй смеется, глядя уже на успевшего нагрузиться всем необходимым По. – В пору пожалеть, что спидер сквозь эти заросли не пройдет, было бы проще.
Но придется идти на своих двоих. И Мэй тянет руку, чтобы забрать свою сумку.
- Давай. Мое же.
Она привыкла таскать и не такие тяжести.

+1

6

    Здесь жарко и влажно, но привычный к Явину-IV По скорее наслаждается этим фактом, чем страдает от него. Единственное, что он делает — это расстегивает летный комбинезон и стаскивает с себя верхнюю половину, завязывая ее рукавами на поясе. Выскользнувшее из-под майки мамино кольцо на цепочке По убирает обратно под майку, к флотскому жетону.
    В остальном, даже под грузом всего того, что велит взять Мэй, он чувствует себя прекрасно. Отдав Мэй ее сумку, он складывает обе лопаты вместе и закидывает их на плечи, вдоль, так что можно придерживать их, положив запястья сверху. Это что-то очень мальчишеское, из прошлого, и По нравится идти так, пока джунгли не вносят свои коррективы, и ему не приходится, наконец, нести лопаты в руках, порой прорубая ими путь. Но и это не умаляет его хорошего настроения. Тепло, джунгли, подруга рядом — это почти отпуск.
    — Ты что-нибудь знаешь про Лехон вообще? — По оборачивается к Мэй. — Потому что я знаю только то, что увидел своими глазами. Тут кто-то жил. Кто-то продвинутый — как цивилизация, в смысле. Может, даже круче, чем наша. Куда они все делись? Откуда все эти обломки на орбите?
    По не знает, чему конкретно Мэй училась в институте, когда получала свою профессию, но вдруг Лехон входил в обязательную программу. Будет проще, если это так: по крайней мере, станет чуточку понятнее, чего ожидать от местных руин. Пока что По по умолчанию считает, что ожидать стоит ничего хорошего и сарлакков. И, если повезет, выгоды для Сопротивления, но это неточно. А потому, прорубая путь сквозь джунгли то лопатами, то виброножом, который По вскоре извлекает из рюкзака за своими плечами — там же есть запас еды, медикаменты, два комлинка и еще по мелочи — он надеется только на то, что сарлакки им еще долго не встретятся. В прошлый раз ему не понравилось.
    Воспоминания о Лехоне у По не самые хорошие, но об этом он Мэй не говорит. Весь этот месяц для него и так как в тумане, и лишний раз вспоминать не хочется. Пусть лучше Мэй уронит на него еще одну лекцию, только теперь не о пользе лопат, а о чем-нибудь еще. О древних цивилизациях. О влиянии джунглей на клады. О том, сколько кредитов они, по ее оценкам, могут отсюда унести вдвоем на средних размеров грузовом шаттле. Да мало ли о чем, кроме проблем По с форсюзерами, можно болтать, прорубаясь сквозь джунгли. Было бы желание!

+1

7

- Таких планет, как Лехон, хватает по всей галактике. История, стара как мир, настолько давняя, что почти и не добраться. К сожалению, очень много архивного материала было уничтожено во время правления Императора, да и раньше тоже бывали разные ситуации, при которых уничтожались данные. Поэтому о Лехоне известно очень мало. Например, что Лехон это не планета, а система, но вот точное название планеты никто не может сказать. Экспедиций сюда особо не высылали. Дорогое удовольствие, которое не очень окупаемо. Историческое общество на тот момент больше интересовало недавнее прошло, например, как Республика дошла до Империи, ну и джедаи.

Уже и Мэй вытаскивает свой вибронож потому, что джунгли становятся больно настырные, остается надеяться, что никаки сарлакки из кустов не выскочат.
- На самом деле, нам это на руку. Если так подумать, то любителей антиквариата всегда было предостаточно. Говорят, чтобы после... смерти Альдераана коллекционеры тоннами скупали все, что хоть каким-то боком имело отношение к планете. Потом пошла мода на джедайские мечи, само собой, подделки, какие-то безделушки их храмов, если таковые находились. Но этого добра очень мало. Всегда найдется тот, кто купит втридорога черепки от глиняной посуды, хотя, казалось бы, на кой они нужны. А если найдем что-то поценнее, то вообще получим большую прибыль.
Идеалы идеалами, желание помочь Сопротивлению, конечно, очень ценно, но Мэй не собиралась отказываться от своей доли, а потому торги будут жаркими. Ей нужно будет сбыть найденное даже не в тридорога, а в четыре. Потому, что нужно будет передать кредиты матери, а что-то оставить себе про запас, так, на всякий случай. После войны приходилось выживать, и вспоминать об Ло не любит. Тогда она дала себе слово, что ни она сама, ни ее мать не будут ни в чем нуждаться. И если Мэй в быту оказалась достаточно неприхотлива, так как того требовали ее занятия, то мать она хотела обеспечить всем, чтобы так не выживала, а живы. Но об этом она не говорит ни с кем, даже с По, предпочитая держать при себе сумму, которую получит за торговлю.
Каждому нужны свои комиссионные.

В какой-то момент Мэй останавливается отдышаться. Она собирает волосы, закалывая их повыше, оголяя шею и подставляя ее хоть какому-то ветерку. Климат удручающ, но это не повод останавливаться, и не такое бывало в ее жизни.
- А что, собственно, там такое? Ну как это выглядит? Площадка, дома, что?
Джунгли, как и пески, имели отвратительную привычку забирать все в свою власть, делать это очень быстро, и так, что дороги не найти. Пески заметали, джунгли заростали. Мэй даже не знает, что хуже, первое или второе, но все же первое, песок она не любит вообще, с джунглями еще можно как-то справиться, при помощи виброножа, лопат, ну или огня.
Нет, тут они точно ничего поджигать не буду, да и при такой влажности вряд ли удастся.

+1

8

    По усмехается. То, что с историей за столько лет существования человеческой цивилизации ничего хорошего не приключилось, его не особо удивляет. Если уж архивы республиканского космофлота не всегда в состоянии уследить за своими бумажками, что уж говорить о чем-то, что имеет отношение к датам более отдаленным, чем годы ПБЯ. С другой стороны, это также означает, что за что бы Мэй ни планировала выдать их находки, это скорее всего сработает. И принесет им — и Сопротивлению вместе с ними — денег.
    — Там храм, — задумчиво говорит По, останавливаясь на месте и сверяясь с датападом с картой архипелага, которую техники Сопротивления вынули из дрона Тахири. Оставленный ими на орбите маленький спутник все еще на месте, сигнал есть, и можно двигаться дальше. По сует датапад обратно в карман комбинезона. — Там храм, — повторяет он более бодрым голосом, — огроменный и древний. Мы не рискнули заходить внутрь дальше, чем требовалось, чтобы сбросить ранкоров со следа, но уверен, там куча всего. Похоже на то, что его прошлые владельцы просто исчезли, оставив все на своих местах, как было. Вокруг храма есть расчищенная от джунглей площадка, там припаркован разный транспорт — спидеры и даже что-то вроде каров, но все работает только на Силе. Тахири могла пользоваться, я — без шансов. Мы так и не поняли, что именно их включает, как они устроены, — По пожимает плечами. — Но у нас и не было такой цели. Мы пришли сюда за ее дроном, вынули его, сбежали от ранкоров и отправились прочь, пока еще что-нибудь...
    По резко замолкает и замирает на месте. Издали слышатся звуки, похожие на детские визги, только вот вряд ли на Лехоне остались какие-либо дети. Скорее всего, это какой-то зверь или даже группа зверей. По судорожно перебирает в голове, кого он видел здесь в прошлый раз, кто мог бы издавать такие звуки. Радует то, что это точно не ранкор и не сарлакк. Кто тогда?
    По оглядывается на Мэй, затем поднимает взгляд выше, рыщет им среди лиан и ветвей деревьев, пока, наконец, не находит источник звука: обезьяны. Сбоку, метрах в пятидесяти, группа из пяти макак заседает в деревьях и о чем-то оживленно дискутирует, пожевывая местные оранжевые фрукты, похожие на пузыри с вязкой желеподобной жидкостью. В прошлый раз По не видел обезьян, но, возможно, это потому, что в прошлый раз он видел ранкора, а какое здравомыслящее существо захочет находиться в одном пространстве с ранкором.
    — Обезьяны, — негромко говорит По и указывает пальцем в нужную сторону. — Пять штук. Зеленые мордочки видишь?

+1

9

Храм, древний храм, как прекрасно, столько всего можно вытащить оттуда, столько всего можно продать. У Мэй глаза горят идеей, она прикидывает варианты, но замирает, когда По говорит о расчищенной площадке.
- Расчищенная? Это как? Тут все должны были поглотить джунгли. Ну или тут кто-то бывал не так давно. Но обычно вот это вот, - Мэй дергает за ближайшую лиану, - сжирает все так быстро, что просто невероятно.
Время неумолимо. Оно уничтожает прошлое похлеще, чем сами обитатели настоящего. Сжирает капля за каплей все, что было, и его невозможно остановить. Только успеть отхватить себе что-то. Но теперь Мэй уже загорелась желанием побыстрее добраться до храма, томная прогулка по джунглям перестает быть приятной.

- По, нам надо туда, давай-давай-давай, ну чего ты встал?
Ранкоры, сарлакки, да какая разница, спрячутся в храме, пока будет возможность, потом быстренько добегут обратно, сколько ходок придется сделать, вот беда. Может, получится добраться каким-то иным путем до храма? Может, все же спидер пройдет? Или удатся корабль посадить на площадку. Ло уже собирается спросить у коммандера об этом, но понимает, что тот остановился позади, а она уже успела сделать пару шагов вперед.

Вопрос "чего ждем?" не успевает встряхнуть воздух. Мэй тоже слышит звуки, оглядывается в поисках их источника. Какая-то мелкая и шумная живность, наверняка тут какие-то должны быть. Чтобы экосистема функционировала, нужно всякое разное. Мэй подходит ближе к По, следит за его пальцем. Она не сразу разглядывает в зелени мордочки, но в скором времени все же видит занятых своим делом местных обитателей. Прелесть какая, но восхищаться ими у Мэй точно нет времени, ее теперь упорно тянет в храм, там работы непочатый край, и надо придумать, как вывезти побольше. Она тянет Дэмерона за руку:
- Пошли, пока нас не заметили, а то потом не отделаемся. Нам нужна добыча. - На миг женщина снова вытягивает голову, глазея на обезьян, а в голове ее зреет мысль. - Хм... хотя, если поймать одну или парочку, то можем тоже попробовать продать, на такую экзотику найдутся любители, а заплатят... - маленький калькулятор в голове Мэй складывает и прикидывает. Старые контакты помогут отыскать любого покупателя, придется отстегнуть комиссионные, но на фоне прибыли это такая мелочь. Правда, надо будет приложить инструкцию к зверушке, чтобы... крифф, нет. Много лишних действий. Мэй с сожалением качает головой. - Нет. Сопутствующих проблем больше, чем прибыли. Все, насмотрелся?

+1

10

    По глазеет на обезьян не оттого, что никогда их не видел — наоборот, на Явине-IV они отнюдь не редкость. Смешно, но на Лехоне По чувствует себя гораздо больше как дома, нежели чем на Крайте или даже на Ди’Куаре до него. Здесь, среди цветастых птиц, лиан и обезьян, По вполне неплохо ориентируется — и это как раз та причина, по которой он следит за тем, чем там занимаются местные макаки. Потому что если те решат что-то стащить у них с Мэй, отобрать это обратно будет не так-то просто, и даже бластер здесь не поможет, хоть с парализующим зарядом, хоть с всамделишным.
    — Тихо, — шепотом говорит По и крепко сжимает руку Мэй. — Если они нами заинтересуются — мало не покажется. Все ценное лучше держать по карманам, обезьяны обычно не настолько дерзкие, чтобы залезать туда просто так, — он, наконец, переводит взгляд на нее и указывает черенками лопат в нужную сторону.
    По аккуратно ведет Мэй за собой, раздвигая заросли лопатой и переступая через камни, остовы стволов упавших деревьев и прочий лесной мусор. Когда они оказываются достаточно далеко от обезьян, он выпускает руку Мэй и вновь тянется за виброножом, который успел до того спрятать в карман. Джунгли начинают потихоньку редеть, как будто что-то сдерживает их рост вокруг храма. По отлично помнит странное чувство, которое появилось у него в прошлый раз, когда они с Тахири приближались к величественному зданию, и в этот раз чувство приходит тоже.
    — Одно хорошо: обезьяны не стали бы сидеть там, где разгуливают ранкоры, а с местными ранкорами я встречаться еще раз не хочу, — чтобы как-то прогнать неприятное ощущение, будто за ним кто-то наблюдает, говорит По. — Нам осталось немного. Видишь, джунгли редеют. Я же говорил, тут расчищенная площадка. Точнее. Я не уверен, как это работает. Не думаю, что тут есть кто-то, кто в самом деле занимается вырубкой джунглей, — он прячет вибронож обратно в карман и двигается вперед уже почти прогулочным шагом: идти становится с каждой минутой все легче, пусть они и двигаются вверх по холму. — Но что-то точно их сдерживает. Может, какой-то старый механизм или еще что. Или им грунт не нравится. Может, оно и незаметно, но мы все это время шли немного вверх.
    Деревья начинают расступаться, и зеленая мгла джунглей впереди сменяется на просветы ослепительно-голубого неба и очертания храма. Всего двухэтажный, он гнездится на вершине лестницы, увенчанной аркой — единственным входом. На крыше виднеются три вертикальных гребня, но понять, архитектурный ли это изыск или функциональная часть здания, невозможно. Белый камень постройки — нетронутый ни лишаями, ни лианами, ни иными следами времени — ослепительно сияет в свете дневного солнца.

дайсы

Слоняется ли в храме оставленный там в прошлый раз ранкор?
чет — да, нечет — нет
[dice=5808-16]

+1

11

Мэй вздрагивает, когда По берет ее за руку. Она позволяет увести ее в сторону храма, впрочем, туда ей нужнее, чем эти макаки. Если уж на то пошло, то хорошо, что они не замечают их. Меньше хлопот.
Какое-то время они идут молча, на свое счастье не встречая больше никого из местных, ни макак, ни ранкоров, никого. Мэй торопится, ее словно тянет к храму, но дело совсем не в каких-то там зовах и прочем, ей просто, как археологу, это все интересно, а как контрабандисту - очень нужно. Она бы пританцовывала на месте, но хватит и того, что переставляет быстро ноги.

К тому моменту, когда джунгли выпускают их с По из своих объятий, Мэй уже успевает нарисовать в своей голове разные картинки, но ни одна не сопадает с реальностью. Дэмерон оказывается правы, храм окружен аккуратной поляной, на которую не рискуют заползать джунгли. Они словно натыкаются на какую-то стену, через которую им не пробиться.
- Да, это и правда было незаметно, только сейчас более-менее понятно.
Мэй останавливается на миг, изучая внимательным взглядом храм. Она невольно задерживает дыхание - что-то в этом месте есть, что-то необычное, может, это именно оно сдерживает буйство джунглей, не дает им вторгаться на эту площадку.
- Но нам важно не это. Пусть и не растет, легче будет справиться с задачей.

Ей приходится признать, что многое они с По не унесут, значит, придется что-то придумать или выбирать. Мэй это не нравится, но всегда можно будет сюда вернуться еще, если Первый орден не отыщет это место между их вылазками.
Храм  по-настоящему завораживает. Вызывает какой-то внутренний восторг, который растет внутри. Мэй не может налюбоваться на белоснежную красоту, поразительно, его совсем не трогает время, будто бы оно тут не властно, хотя, елси так подумать, он насчитывает в лучшем случае несколько сот лет, а то и больше.
По направлению к лестнице Мэй видит и спидеры. Останавливается возле одного, но тут же вспоминает о том, что говорил По - работают на Силе.
- Сила. - Мэй вскидывает любопытствующий взгляд на храм. - Интересно. Неужели это какой-то из храмов джедаев? Значит, Император уничтожил не все. Но в общем-то, это дело такое и не самое интересное. Пошли.

Она торопит По, она сама мчится вперед, какие там ракноры, она опаснее всех ранкоров вместе взятых, если не пускать к цели. Тут бы остановиться и подумать, что в храме могут всякие разные ловушки быть, но Мэй в своем охотничьем азарте едва не влетает в прохладу и полумрак, лишь затем останавливается посреди коридора.
- Так! Храмы, они все в какой-то степени стандартны. Должны быть помещения для медитации, для приношений, комнаты для обитателей, для обслуги, библиотека. Зачастую библиотека выступает не только в качестве хранилища информации, но и каких-то культурных ценностей. Вот ее нам надо и искать. Библиотеку. - Мэй подносит палец к губам, стараясь понять, где находится нужное им помещение. Где-то в таком месте, в котором есть определенное уединение. И куда нет доступа проходимцам. - В башню, нам надо в башню. А лопаты похоже не пригодятся. Оставь их тут, заберем по пути обратно, По.

+1

12

    По идет мимо спидеров к храму, не тратя время на то, чтобы разглядывать их. В прошлый раз насмотрелся: если от них и можно что-то открутить и отломать, для этого потребуются инструменты, да и не факт, что это получится продать на рынке, хоть нормальном, хоть черном, и получить взамен что-либо, кроме безудержного хохота. Если уж и продавать такие спидеры, то только целиком. Но для этого надо оттащить их отсюда на шаттле, а посадить здесь шаттл — это задачка чересчур сложная даже для аса вроде По.
    — Сомневаюсь, — откликается он на слова Мэй, останавливаясь у подножия лестницы. — Я не знаток, конечно, тебе виднее, но посмотри, как он построен, эти гребни на крыше, да и весь он какой-то не очень джедайский. Не знаю, — По пожимает плечами. — Тахири вроде не говорила, что он джедайский, когда мы были тут в прошлый раз.
    По коже от этого места бежит холодок, который застывает где-то между лопаток, словно приклеенный, но По не обращает на него внимания. С тех пор, как генерал Органа отправила его лечить психику от всяких призраков магистров, он научился неплохо отсекать всякие суеверные ощущения и галлюцинации. Человека в черном балахоне за его спиной больше не появляется, а холодок По принимает за остаточные побочные эффекты.
    Тахири, кажется, говорила ему что-то про этот храм, что-то про Силу здесь вообще, но По плохо помнит: ему тогда было не до того. Сейчас он вглядывается в гребни на верху башни, пока Мэй не зовет его уже откуда-то с вершины лестницы, и тогда ему не остается ничего, кроме как скинуть с плеч это тревожное ощущение и поспешить к ней. В прохладном коридоре По переводит дух и разминает шею и плечи свободной рукой. Не то чтобы у него с собой что-то чересчур тяжелое, рюкзак по большей части пустой, чтобы в него можно было сложить добычу, но лопаты после длительной прогулки сквозь джунгли все-таки кажутся чуточку тяжеловатыми. Их он послушно оставляет у стены неподалеку от входа.
    — Погоди, не так быстро, — По вновь тянет из кармана датапад и разворачивает на нем программу, где просто чертит пальцем схему. — Если ты сейчас ускачешь, мы заблудимся там к криффовой матери. Здесь сложно с коридорами. Башня должна быть где-то в центре, но, — он поднимает глаза от датапада, полностью готовый к тому, что Мэй уже куда-то ускакала. — Часть коридоров обрушилась. Здесь много тупиков и странных помещений. Я пойду впереди, я немножко помню коридоры неподалеку от входа, а ты черти карту и следи за тылом.
    По протягивает Мэй датапад, а сам достает бластер и, проверив заряд, приводит его в боевой режим. После недолгих раздумий, достает из рюкзака фонарик и прикручивает к бластеру вибронож; простое штык-ружье может пригодиться, если вдруг придется схлестнуться с кем-то неприятным в ближнем бою. Включив фонарик, По оглядывается на Мэй.
    — Готова?
    Темнота гулких коридоров храма, даже рассекаемая надвое лучом фонарика, кажется враждебной и дышащей злобой, но По не привыкать оказываться в местах недружелюбных и попросту опасных для жизни. Другой вопрос, что сейчас волноваться приходится еще и за дочку адмирала Ло. Но здесь, в самых ближних к выходу коридорах, не должно быть ничего чересчур опасного. Наверное?

+1

13

Наверное, По прав. И этот храм совсем не джедайский. На самом деле, не важно, чей это храм, важное его содержимое, а продать Ло может все, придумав историю на ходу. Покупатели не будут копаться в прошлом приобретаемой вещи, они подхватят то, что им расскажут,  и будут разносить это по миру. Но иногда Мэй вспоминала, что ей не все равно относительно истории, относительно прошлого, вот и начинает гадать.
Голос По выдергивает Мэй из бухгалтерских подсчетов. Она оглядывается на коммандера с легкой досадой на лице, каждая минута промедления раздражает. Это не беспечность, Мэй всегда достаточно осторожна, полагается на свое чутье и способности не растеряться в непредвиденных обстоятельствах. Но сейчас она почти что видит цель, а По ее тормозит, хотя тормозит по делу. Она принимает из его рук датапад, кивает:
- Готова. Пойдем.

В конце концов, тут ранкоры, а есть еще куча всего, что может их ждать по разным темным углам. Мэй следит за картой, отчерчивая ее по пути, чтобы потом они смогли выйти, не потерявшись. Не хватало еще тут бродить, превращаясь в призраков.
- Не могу же я позволить Сопротивлению лишиться своего лучшего пилота, - Ло ворчит себе под нос, забывая, что в этом месте такое эхо, которое донесет слова до идущего впереди По. Впрочем, ничего такого и не сказано, чтобы смущаться, Мэй пожимает плечами и прибавляет шагу.

Еще тут где-то должны быть ловушки. В таких местах всегда есть ловушки. Но пока что-то охраняет вторгшихся в эту дивную тишину и покой, коридор за коридором проходит без приключений. Тем ужаснее выглядит звук из-под ноги Мэй, когда она ее ставит на очередную плиту. Щелчок и гробовая тишина. Мэй даже дышать забывает, рассматривая плитку под ногой.
- По...
А потом что-то где-то скрипит, гудит, и внезапно приходит в движение. Как банально, сдвигающиеся стены, сдвигающиеся пол и потолок, нет, ну почему все так не интересно и скучно. И главная проблема, как потом возвращаться, но все, что сейчас должно беспокоить незадачливого археолога, у которого ни с того, ни с сего сломался генератор удачи, это спасение.
- Бежим!

+1

14

    — Сказала единственная археолог Сопротивления, — беспечно отзывается По.
    Двигаются они достаточно быстро, коридоры здесь широкие, но луча фонарика вполне хватает, чтобы выхватывать все из темноты далеко вперед. По упирает руку с бластером о предплечье согнутой руки, в которой зажимает фонарик, и идет аккуратными шаркающими шагами, плавно, гибко, словно лесной кот. Все его внимание сосредоточено впереди; он привык, что на Мэй можно положиться. Да, это его задача — оберегать ее, но это не означало, что она не может постоять за себя сама.
    Мэй, вообще, много чего может.
    Например, наступить на ловушку.
    Услышав щелчок, По останавливается и чуть поворачивает голову, чтобы хотя бы краем глаза посмотреть назад. В стенах что-то скрежещет, как будто древний, давно не смазанный механизм вдруг решил прийти в движение, и По опускает руки с фонариком и бластером, разворачиваясь к Мэй всем корпусом.
    — Крифф!
    Бежать — отличный план, но он все же кивает ей, чтобы пробежала вперед, прежде чем сорваться следом за ней самому. Бежать по двигающемуся вверх полу вдоль сдвигающихся вместе стен — то еще развлечение. Плохо то, что конца и края этому коридору не видно. Хорошо — то, что в нишах, куда нет смысла прятаться, если не хочешь оказаться в каменной ловушке, стоят какие-то большие темные фигуры, наверное, охранные дроиды, давно выключившиеся и оттого бесполезные. По роняет одного из них плашмя поперек коридора, а затем и другого, и еще, и еще — всех, которых успевает столкнуть, и которые могут упасть.
    Это дает им небольшую фору: стена, теперь упершись о ноги и головы дроидов, чуть притормаживает. С оглушительным скрежетом старый металл сминается под давлением, но постепенно — крепкий, зараза, хоть здесь повезло. Впереди, в конце коридора, По выхватывает фонариком дверь. Еще немного — и стены закроют ее собой, не давая пространства, чтобы открыть и вывалиться... куда-то.
    — Дверь!

+1

15

Вообще о том, чья ценность больше, спорить можно было, при этом, Мэй была уверена, она в этом споре выиграет, так как будет делать ставку на Дэмерона. Но как-то времени на споры не было, так как стены пытались их размазать друг о друга, испортив тем самым такой замечательный день.
Ну уж нет, так не пойдет, у Мэй на местное имущество совсем иные планы, и вообще. Она срывается с места по коридору, уверенная, что они успеют добежать до выхода до того, как слишком сильно похудеют. Ей в своей фигуре нравится все, чтобы худеть таким вот извращенным образом.

Охранные дроиды находят свое применение весьма экзотическим способом. Мэй лишь хмыкает, стараясь не думать о том, по какой цене их можно было бы загнать даже на запчасти, но вот тащить их отсюда было бы невероятно сложно, на своем горбу... в общем, увы и ах.
Дверь Мэй тоже видит. И делает рывок, поворачиваясь плечом, чтобы напором открыть ее. Но та, видимо, назло Ло, поддается быстро и легко, от чего женщина влетает со всей дури в какую-то круглую комнату и растягивается на полу.
- Почему? Ну почему?!

Возмущение прямо хлещет через край, где ж та справедливость, они тут по важному делу, а вместо этого бегают по коридорам, запрыгивая в двери, чтобы выжить. Ушибы и ссадины не впервой получать, Мэй и сильнее страдала. Она вообще не позволяет себе рассклеиться, поднимается, отряхивая неидимую пыль со штанов.
- Кто ставит ловушки в храме? Нет, я, конечно, думала об этом, но... это же храм. Получается, что тут своим небезопасно? А паломникам? А... По, ты жив?

+1

16

    Сердце бьется в ушах, пока По бежит следом за Мэй, стараясь не особо размахивать руками, хотя на ходу ему и приходится вывернуться из лямок рюкзака и, перехватив фонарик зубами, схватить его освободившейся рукой. Сдвигающийся все уже коридор приносит куда больше стресса, чем может показаться, когда смотришь на такие вещи в приключенческих голодрамах, и По лишь надеется, что дверь окажется не заперта, что они смогут ее открыть, и что она ведет куда-то, где их ждет передышка, а не новый виток сужающихся стен.
    Мэй выламывает дверь, и та с грохотом ударяется о стену внутри какой-то комнаты. По кидает следом за ней рюкзак; рюкзак, как это ни парадоксально, ценнее его самого — там медикаменты и прочие вещи, которые, в случае чего, точно пригодятся Мэй, когда и если она пойдет дальше. Бластер он кидает следом. Это тоже вещь в хозяйстве полезная. К этому моменту самому По уже приходится не столько бежать, сколько скакать боком, как на зарядке в детском саду.
    Стены, кажется, вот-вот сомкнутся и раздавят его, но По протискивается еще невозможно больше и упрямее вперед, чувствуя, как шершавые стены уже царапают ему кожу и давят на грудь. В последний момент ему удается проскочить, вывалиться в комнату следом за Мэй, и стены ловят лишь рукав его лётного комбинезона. Тот рвется с громким треском, и По нелепо валится на пол, но тут же перекатывается на спину и хватает бластер.
    Стрелять здесь не в кого.
    Круглая комната с высоким куполообразным потолком освещена куда лучше, чем коридор: где-то в верхней части есть окошки, и дневной свет проливается из-под потолка пыльными водопадами. По чихает и, наконец, позволяет себе немного расслабиться. Уронив голову обратно на пол, а руки с бластером — себе на живот, он прикрывает глаза и переводит дух.
    Судя по возмущению в голосе Мэй, она более чем цела и здорова, остается только проверить, цел ли датапад, и отыскать фонарик, и надеть рюкзак обратно, и По просто остается лежать еще несколько мгновений.
    — Да. Я думаю, что паломников раньше предупреждали о том, на какие плитки наступать не стоит, — не открывая глаз, замечает он. — Какой-нибудь буклет. «Десять плиток храма, на которые вы не хотите наступать, если вам дорога ваша жизнь», — что-нибудь вроде того. Или какие-нибудь аудио-гиды. «Аккуратнее, в трех шагах от вас плитка, которая отправит вас к богам раньше, чем вы планируете». Наверняка, когда здесь еще были местные, это местечко было куда дружелюбнее.
    Наконец, По приподнимается на одном локте. Если не считать слегка покарябанной шершавой стеной щеки, у него нет никаких повреждений. При беглом осмотре он также не видит никаких повреждений у Мэй. Только потом он вновь начинает вертеть головой по сторонам, пытаясь понять, где они оказались и чего ждать от этой комнаты. Наверное, они куда ближе к башне, чем ему казалось до того, как Мэй наступила на злополучную плиту.
    — Двигаемся дальше? Мне кажется, мы должны быть уже близко.
    Несмотря на свой вопрос, По так и остается на полу. Честно говоря — просто наслаждается тем, что вокруг него сейчас ничего никуда не сдвигается. Статичные стены — что еще нужно для счастья, в самом деле.

+1

17

- А еще на входе висела карта, которая показывала, куда идти, где свернуть, что делать, и вообще.
Ло ворчит, но в целом, это обычный ее день черного археолога. Ничего нового, все такое привычное, что почти забавно, почти приятно, осталось не пытаться никого убить. Ну вот сейчас она еще подышит глубоко и осмотрится, где они тут оказались.
- Конечно, двигаемся. Через пять минуток.

Ладно, все это и правда слишком обычно, но почему-то немного неожиданно. Мэй тянется к датападу, потом поднимается, чтобы осмотреться. Круглая комната, куполообразная крыша, и много света. В такие минуты Мэй вспоминает, как сильно любит солнечный свет, который без помех сочится в окна, а в нем кружатся пылинки. И выход, тут есть выход, ведущий на лестницу.
- Полагаю, что лестница как раз ведет туда, куда нам надо.
Мэй снова чувствует охотничий прилив, они близко, они совсем тут, некогда валяться, и если По сейчас не пошевелится, то рискует получит пару нежных пинков. Ногами. Но нежных.
Правда, у них теперь стало на одну проблему больше. И об этом Ло вспоминает не очень вовремя. Она оборачивается на ту дверь, через которую они сюда, без преувеличения, влетели. И хмурится.

- Вот только нам придется искать новый выход, по тому пути, каким мы сюда пришли, обратно не пойдешь. А еще я подумала, почему мы не взяли никакие гравиносилки? Они бы прошли через джунгли, просто мы бы двигались медленнее. Почему-то все хорошие мысли приходят запоздало, По, хватит лежать, нам пора, отдохнешь дома, когда выполним все то, что планируем. Пошли, - и Мэй протягивает руку Дэмерону, чтобы помочь встать, внимательно изучая его взглядом. И только сейчас замечая царапины на щеке. На миг становится беспокойно, ведь он рисковал там и остаться расплющенным между стенами. Не то чтобы она переживала, что сама не выберется с Лехона, выберется, но все же терять По было просто не вариантом для нее по многим причинам.
Каким именно, интересует внутренний ехидный голос.
Вот совсем не твое дело, отвечает взрослая девочка Мэй, ожидая, что По все же перестанет изображать пляжника в погожий день на берегу океана.

+1

18

    Мэй не приходит в восторг от туристических памфлетов на входе в храм, но это и неважно: были они или нет, они все равно выяснить не могут, так что смысла спорить нет. По скользит взглядом по стенам комнаты, по окнам высоко под потолком. Здесь куда больше света, чем было в коридоре, но это потому что в коридоре были сдвигающиеся стены, а тут, видимо, питстоп для самых удачливых. По аккуратно трогает расцарапанную щеку, но дотрагиваться до нее откровенно неприятно, а в рюкзаке вряд ли есть что-то, что может помочь. Можно, конечно, бактой залепить.
    Но тратить целый бакта-пластырь на какую-то царапину?
    По думает об этом еще несколько секунд, пока Мэй не одергивает его. Она кажется какой-то особенно энергичной сейчас, как будто под кожей у нее курсирует электричество — возможно, это потому что до этого он никогда не видел ее вот так, на пороге сокровищницы, почти добравшейся до своих археологических трофеев. У него есть подозрение, что он сам выглядит так же перед боевым вылетом. Ухватившись за ее руку, По, однако, едва ли пользуется ее помощью всерьез. Скорее, просто потому, что не ухватиться за ее руку было бы невежливо — встать он может и сам.
    Подобрав рюкзак и фонарик, По встряхивается, отряхивает одежду: неприятное чувство того, что стены вот-вот начнут двигаться и здесь, наконец-то отступает. Он тоскливо смотрит на кусок рукава, который теперь навсегда останется здесь, и усмехается: вот это, конечно, будет история, чтобы рассказывать ее по вечерам в кантине.
    — Покой нам только снится, Мэй, — с улыбкой отвечает он безумному археологу с шилом, в которого трансформировалась его подруга. — Гравиносилки мы могли бы как раз и потерять в этом коридоре, так что хорошо, что не взяли.
    По ерошит волосы, перехватывает бластер удобнее и, убедившись, что подобрал с пола все, что ранее туда кинул, идет к лестнице. То, что возвращаться придется другим путем, его не радует, но это уже просто данность — не раздвигать же эти стены. По даже не уверен, что их возможно теперь раздвинуть. В крайнем случае его утешает мысль о том, что у них должна быть с собой веревка, а в башне должны быть окна, и они всегда могут выбраться по внешней стороне здания. Там-то уж точно никаких ловушек, да еще и воздух свежий.
    По лестнице По идет осторожно, осматривая каждую ступеньку, и хотя буквально каждая вторая выглядит чересчур подозрительно, ничего страшного с ними не случается. На верху лестницы По на мгновение оборачивается к Мэй и, повесив бластер на ремень через плечо и голову, тянет большую дверь за ручку. Она поддается неохотно, с таким скрежетом, что становится жутковато, кто еще в этом храме — если тут есть живые — может его услышать и прийти проведать, что происходит.
    По ту сторону двери — пункт их назначения. По понимает это по тому, что, в отличие от других помещений здесь, это выглядит особенно помпезно и, к тому же, завалено всяким хламом. То есть, археологическими находками. Он улыбается так счастливо, будто ему вновь подарили крестокрыл на радиоуправлении, как в детстве. Даже то, что ему от этого жжет щеку, не омрачает его настроения.
    — Бинго! — он вновь оглядывается на Мэй, чтобы проверить, что об этом думает она. В конце концов, кто тут археолог со стажем.

+1

19

Мэй смеется.
- Зато мы сможем рассказывать своим детям и внукам, какая бурная у нас была молодость... в смысле, каждый своим, конечно, да.
Неловкая фраза повисает в воздухе, Мэй чувствует, как щеки заливает краской, надо же было такое ляпнуть. Казалось бы, ничего особенного, но фраза прозвучала очень двусмысленно даже для нее, будто бы она рассуждает о том, как они с По будут рассказывать о своих приключениях общим детям.
Их детям.

Странно, конечно, думать о таком, хотя стоит признать, что негатива или внутреннего фырканья эта мысль не вызывает. Но Ло отбрасывает ее в сторону, им надо идти, надо добраться до тех сокровищ, которые так интересно хранит в себе храм.
Мэй трусцой спешит за По к лестнице, по которой они поднимаются осторожно и медленно, проверяя каждую ступеньку, не хватало, чтобы она схлопнулась под ними и они скатились вниз, а то еще что похуже. От этого храма теперь следовало ожидать всего, самого опасного и неприятного, впрочем, Мэй и не надеялась, что все пройдет легко. Опыт, который все никак не пропить, говорил о том, что просто так ничего не бывает. Она задерживает дыхание, когда они добираются до самого верха лестницы без происшествий, но все еще ждет неприятностей, когда По берется за ручку двери. Дышать нужно, но Мэй почти не дышит, приподнимаясь на носочках, из-за плеча коммандера рассматривая открывающееся перед ними помещение.
Да, конечная цель, они на месте. И Мэй торопливо делает шаг вперед. То ли нажимает какой-то скрытый датчик, то ли тут как-то оно все по-особенному настроено, но одновременно с тем поднимаются защитные ставни, пуская в высокие окна дневной свет. Тот беззастенчиво выхватывает из темноты стеллажи и столы, заполненные всяким разным.

Мэй скидывает сумку с плеча. Она даже забывает, что тут совсем не одна, оставляя По позади, идет вперед, к ближайшему столу. Он заполнен на первый взгляд хламом, но Мэй не торопится отступать, начиная разгребаться. Пара сломанных инфочипов падает на пол к ее ногам, не вызывая интереса, в отличие от разноцветных черепков, которые почти сразу притягивают взгляд. Если судить по их форме, это были какие-то чаши, наверное, что-то ритуальное. Храм, это храм, тут явно проводились какие-то мероприятия, связанные с ритуалами и прочим. Но потратив несколько минут на изучение содержимого, на Мэй начинает накатывать разочарование:
- Все разбитое. Перебитое. Только несколько крупных черепков, которые можно выдать за нечто ценное, раритет, пережиток прошлого, такие найдут места в коллекции, но вряд ли соберут крупную сумму. - Она вертит осколок и поднимает, наконец, взгляд на По. И в этом взгляде читается самая большая обида, не на него, но на несправедливость времени, она же так сюда рвалась за чем-то, а это что-то встретила ее битой посудой. Конечно, они тут далеко не все осмотрели, зал большой, но первое впечатление выходит не очень удачным. И Мэй лишь огорченно вздыхает, разом теряя весь свой охотничий азарт. - Ладно, давай разойдемся, если найдешь что-то целое, зови. Так будет быстрее. А то я подозреваю, что мы просто потратим время, так что тратить его надо вдвое быстрее.

+1

20

    Мэй уже упархивает вперед, в зал, а По все думает про ее слова. Почему... Да нет. Она просто пошутила. Он перехватывает бластер удобнее, на всякий случай, и идет следом. Не может дочка адмирала Ло всерьез о чем-то таком рассуждать — вслух, да еще и подразумевая, что это что-то возможное и реальное. Да, они дружат — после стольких совместных передряг это даже весьма крепкая дружба, в которой можешь доверить другому и спину, и жизнь — но и только. Отчего-то мысль о том, что это просто шутка, неприятно колет его.
    По усилием воли выкидывает все это из головы.
    Они на задании, надо сосредоточиться. Он не хочет угодить в еще какую-нибудь ловушку. Мало ли, насколько параноидальными были местные хозяева и чего могли понатыкать даже здесь, в зале с сокровищами. Пока Мэй роется в черепках, По оглядывается по сторонам и примечает больших дроидов, совсем как в коридорах, стоящих в нишах стен и здесь. На всякий случай он вскидывает бластер повыше, но потом опускает: у дроида, в которого он целится, ржавчина ползет по пузу. Остальные не в лучшем состоянии.
    По поворачивает голову, чтобы сказать Мэй про дроидов, но та выглядит такой расстроенной, что он невольно спотыкается о собственные слова и почти интересуется, в чем дело. К счастью, она объясняет и сама. По едва слышно смеется и по-дружески сжимает ее плечо.
    — Не переживай, что-нибудь стоящее тут точно найдется. Если бы тут были только черепки, то всякие ловушки им были бы ни к чему, — он кивает назад, на дверь, за которой лестница, за которой комната, за которой треклятые движущиеся стены. — Ты иди по правой стороне, я посмотрю по левой. Дроиды в нишах, вроде, нерабочие, но держи бластер наготове. А то никаких детей и внуков.
    По улыбается еще шире, переводя оговорку Мэй в продолжающуюся шутку, и, чудовищно довольный собой, закинув бластер на плечо, прогулочным шагом идет к левой стене, к дроиду. У стены он, впрочем, думает, что, возможно — возможно — надо было просто оставить оговорку в покое, но потом решает, что переводить неловкие ситуации в шутки — это его конек, так что ничего страшного не случится. Если шутить про детей достаточно часто, вся неловкость из темы и вовсе уйдет.
    Почему, правда, это его так волнует — отдельный вопрос.
    Похоже, с выкидыванием этого из головы что-то пошло очень сильно не так. Остановившись напротив дроида, По вздыхает и несколько мгновений разглядывает его, потом поворачивает голову и смотрит на огороженные ширмами закутки, тянущиеся по этой стене. В каждый из них заглядывает сначала дуло его бластера, а потом уже он сам, но раз за разом так оказываются только какие-то совершенно бесполезные вещи. В одном вообще обнаруживаются метлы и, кажется, чистящее средство, но По не уверен и не рискует проверять, что это такое плещется в вазе.
    Так он и перебирается из одного закутка в другой, пока, наконец, в самом дальнем не обнаруживаются музыкальные инструменты. И даже струнные. Не гитары, конечно, но что-то наподобие — причудливой формы и конструкции, но человек на таких сможет играть тоже. По отыскивает место, куда присесть — какой-то местный пыльный табурет, перевешивает бластер через плечо и берет в руки инструмент, находит то, что, видимо, заменяет ему колки, и принимается потихоньку настраивать, негромко напевая себе под нос нужные ноты.

+1

21

Мэй хмурится. Слова По не приносят оптимизма.
- Черепки не продать, По, - фыркает она.
Но настроение у По явно лучше, чем у нее. Он настроен на то, что они что-то найдут, и Мэй даже не говорит вслух о том, что ловушки здесь стояли изначально, а тогда тут и правда могло быть что-то более ценное.
- Правнуков забыл, - отшучивается женщина, пожимает плечами. Дети, внуки, правнуки, все как и должно быть, тут в пору еще вспомнить любимую шутку одного из братьев о том, что они должны создать папе маленькую армию.
Увы, создавать некому, кроме как самой Мэй, да и не для кого. Мать, конечно, будет очень рада внукам, но вообще-то сейчас не время, и у Мэй нет таких отношений, которые бы ее к этому привели.

Сторожевые дроиды тоже расстраивают своим нерабочим состоянием. Мэй осматривает их чуть настороженно, крепко сжимая в руках бластер. Но они все, как один, не в кондиции, и приходится признать тот факт, что и это не станет причиной хорошего заработка. Место, обещавшее так много, на деле оказывается совершенно неперспективным, а то, что на самом деле могло бы пригодиться, нерабочим.
Ло проверяет полки, находит манускрипты, но все они на неизвестном ей языке - а их она знает достаточно, и все такие дряхлые, что и тащить бесполезно, рассыпятся по пути. Инфочипы тоже не очень-то рабочие, настроение от того все больше и быстрее катится к нулю. Раздражение накрывает волной, ну крифф, ну вот она так хотела принести что-то хорошее Сопротивлению, кредиты принести, самой заработать немного, но теперь вот это все…

Звук, такой тихий в первый момент, настораживает Ло, и она вскидывает бластер. Но потом прислушивается - кажется, это всего лишь музыка. Музыка? Да откуда она тут? Мэй направляется туда, тихими шагами, крадучись, и с удивлением смотрит на коммандера Дэмерона, который пристроился с удобством, перебирая струны музыкального инструмента. Звуки выходят очень приятными, удивление Мэй зашкаливает.
- Я и не знала, что ты умеешь играть, - наконец, подает голос Мэй. Наверняка По ее уже заметил, просто был увлечен моментом. - Сколько мне открытий чудных. А что ты еще умеешь? Петь? Плясать? Рисовать? - Губ женщины касается мягкая улыбка, улыбаются и глаза, Мэй даже забывает о том, что им нужно заниматься поисками чего-то, что можно продать.
Инструменты, кстати, тоже можно продать, все лучше, чем ничего.

+1

22

    По редко поет на публику один, обычно отдавая эту прерогативу кому-то другому, например, Теммину, а вот вместе с кем-то — легко. Однако сейчас вокруг никого нет, и По совершенно ни о чем не задумывается, пока настраивает — ему даже сложно определить, как назвать этот инструмент, поэтому он просто зовет его гитарой — и скопившееся было напряжение отпускает. Даже если ничего другого здесь нет, по крайней мере они нашли эти инструменты — это уже что-то. Возможно, какой-нибудь музей музыки отвалит им приличную сумму за них. А даже если нет, лишние гитары, даже столь причудливые, это всегда хорошо.
    Когда Мэй подает голос, По не вздрагивает, только поднимает на нее взгляд. Пальцы сами собой находят нужные лады, нужные струны, и он улыбается шальной мальчишеской улыбкой. Отводит взгляд в сторону, кивая на остальные инструменты — их несколько штук, и все в достаточно неплохом состоянии, не считая нескольких порванных струн.
    — Луч солнца золотого тьмы скрыла пелена, — тянет По, не очень громко, но голос разносится по углам закутка все равно — акустика здесь отличная. — И между нами снова вдруг выросла стена, — и тянет, тянет это «а» так упоительно, прикрывая глаза и покачиваясь на своем месте. Гитара приятно вибрирует у сердца от извлекаемых звуков. Только тянущий за плечо бластер и напоминает о том, что у них задание. — Ночь пройдет, настанет утро ясное — верю, счастье нас с тобой ждет. Ночь пройдет, пройдет пора ненастная, солнце взойдет — солнце взойдет.
    Дальше По слов не помнит, просто мычит под собственный перебор. Музыка приятно убаюкивает, успокаивает. Всё будет в порядке. Потом По и вовсе замолкает, обрывая песню. Вновь смотрит на Мэй, как ни в чем не бывало, поднимается с места, аккуратно отставляя инструмент в сторону. Музыкальный перерыв окончен, пора обратно за работу. Что-то от этой песни остается в нём — легкое, летящее, чистое, как высокая синь неба.
    — Нашла что-нибудь интересное? — вместо того, чтобы отвечать на шутливые вопросы Мэй, спрашивает он. Перехватывает бластер удобнее — вновь военный, а не мальчишка.

+1

23

От ответной улыбки По почему-то замирает сердце, а потом угрожает выломать ребра. Тахикардия, не иначе, видимо, воздух тут какой-то особый, что ли. Но улыбка у По чудесная, такая… мальчишеская. В такие минуты как-то и забываешь, сколько всего на него навалилось, да и на нее саму, хотя явно на него больше в его этом Сопротивлении, которое теперь и ее, но боевое крещение вроде как и не пройдено. Мэй старается не думать, каким оно должно быть, иногда она вспоминает, что она единственный ребенок, что остался в живых у ее матери, со своей жизнью следует быть поосторожнее, но тут как повезет.
Она слушает По, увлекается моментом, забыв на мгновение о своих меркантильных помыслах и кредитах для Сопротивления. Ей почти жаль, что эта песня не предназначена ей, хотя она никогда не была романтичной особой, предпочитая быть рациональной, жить хочется, есть тоже хочется. И все же, сейчас, ей начинает казаться, что она что-то упустила в своей жизни. Почему-то на эти мысли ее толкают гитарные аккорды и пение Дэмерона, и Мэй не знает, расстраиваться или радоваться, что не все в ней умерло, но что-то все же умерло. Потому, что на горизонте все равно маячит то, ради чего они тут, на Лехоне.

Когда музыкальная пауза подходит к концу, Мэй успевает пожалеть. И все же - вздохнуть с облегчением. Потому, что еще чуть-чуть такого вот… такого, и Мэй бы потерялась в моменте. Наверное, опять пошутила бы про детей. А так она лишь хлопает, подбирая новую шутку:
- Кажется, пора организовывать кружок художественной самодеятельности. Ну знает, песни, танцы, выразительное чтение стихов. Досуг Сопротивления между делом.
Она смеется, смех взлетает вверх под потолок, нарушает мирную тишину.
Хотя ее уже нарушили песни.

- Да ничего особенного и не нашла, всего понемногу, - свое разочарование Ло даже не пытается скрыть. Кивает на инструменты, которые успевает бегло осмотреть. - Это можем забрать. Они в неплохом состоянии, а те, что помяты, можно привести в порядок. Что-то да выручим. Я даже не уверена, стоит ли дальше осматривать храм. Ловушки, конечно, не должны стать препятствием для больших поисков, но подозреваю, что твое начальство очень огорчится в случае каких-то непредвиденных травм. А нам еще через джунгли, а… - не вовремя Мэй вспоминает и о мартышках, хотя ладно, это-то и не проблема, и о ранкоре, вот уж и правда головная боль. - Будем собираться? И гитару эту можешь оставить себе, - Мэй снова улыбается. - Может, еще раз что-нибудь споешь.

0

24

поскольку я задолбался искать их каждый раз,
ссылка на дайсы про наш улов

    По усмехается: кружок самодеятельности Сопротивлению не помешал бы, будь у них хоть минута свободного времени. Да, у них есть увольнительные — и из некоторых из них они даже притаскивают раритетные трофеи вроде ARC-170 — но это не то же самое, что часами околачиваться на базе. Может, какие-нибудь связисты или медики еще могли бы организовать нечто подобное, но пилоты — вряд ли.
    Мэй, кажется, не особо впечатлена инструментами, да и храмом в общем и целом разочарована. По оглядывается по сторонам, еще раз скользя взглядом по инструментам. Да, для того, чтобы сорвать куш, этого будет явно недостаточно. Да и найти здесь они ожидали — во всяком случае, По ожидал — нечто более применимое в бою, чем инструменты. Пусть даже оно будет тоже работать на Силе. Даже жаль, что местные дроиды годятся только на запчасти, да и то с натяжкой. Смысла тащить их отсюда нет никакого. По возвращается взглядом к Мэй и шутливо отдает ей честь:
    — Есть, мэм, — цокает пятками друг о друга и смеется. — Но я бы не обольщался. По песням у нас больше Теммин, я — так. Выступаю только в храмах, — широко улыбается он и подходит ближе. — И я бы не отчаивался так быстро на твоем месте. Наверняка, тут есть еще какой-нибудь не разоренный тайник. Если здесь были какие-то мародеры, и они решили оставить инструменты, значит, могли не найти еще что-то.
    По подмигивает Мэй и выходит из своего музыкального закутка, оглядывается по сторонам и проходится туда-сюда, раздумывая, куда бы здесь прятал всякую всячину он. Только он бы, конечно, ни криффа не прятал. Но это неважно. Достаточно лишь вообразить себя странной древней цивилизацией — и — и! — и По идет обратно, туда, откуда они пришли. Большой стол. Большой, заваленный хламом стол, на котором уже порылась Мэй.
    Вновь перевесив бластер через плечо, он тоже осторожно перебирает все, что еще лежит на столе. Какие-то разноцветные черепки и прочая лабуда. Нет, нет, не то, он отступает на шаг. Осматривает стол, обходит его вокруг. Шарит ладонями под столешницей, но там ничего нет — ему даже приходится обойти стол вокруг еще раз, ведя рукой по краю, чтобы удостовериться, что удача не улыбается ему сегодня.
    В следующее мгновение стол вздрагивает.
    По отступает в сторону, хватается за бластер.
    — Мэй? — зовет он, кивая на стол. Удача все еще с ним.
    Одна из плиток у одной из ножек стола вжата в пол.
    Стол поднимается вверх вместе с плитой, на которой стоит.
    Хорошо это или плохо — крифф его разберет.

+1

25

- Это потому, что тут акустика хорошая и тебя лучше слышно?
Мэй смеется, качает головой.
Минута какого-то очарования сходит на нет, им и правда пора уходить, раз тут ничего подходящего больше нет. Она вздыхает, но не комментирует слова По, не хочет бросать фразу о том, что на самом деле музыкальные инструменты мало кого заинтересует. И на них при старании найдется покупатель, это да, но все же, не совсем то.

Мэй следит взглядом за По, медленно шествует позади, прикидывая, как бы и что упаковать получше. На все его манипуляции со столом она смотрит скептически, хотя ей ли не знать, что тайные схроны есть везде, особенно, в таких храмах. Просто Мэй никак не думает, что именно тут, а в другое место сейчас, наверное, не стоит соваться, если ловушки…
О как, интересно.
- Слушай, а тебя не пытались сделать талисманом удачи? Ну знаешь, есть такие, когда можно потереть некоторые части дела на удачу, прямо вот до блеска можно натереть. Или еще лучше, вместо домашней туки пускать тебя вперед, на удачу и все такое.

Мэй присаживается, снимая с пояса фонарик, освещает открывающееся под плиток пространство - лестница ведет вниз, узкий луч выхватывает отдельные элементы, что наводит на определенные мысли.
- Хм. Если это храм, то тут должна быть ритуальная комната. А еще должен быть схрон всяких ритуальных артефактов.
И почему она не подумала об этом раньше? Почему позволила разочарованию перекрыть весь свой охотничий азарт?
Плита еще не замирает, а Мэй уже стоит на верхней ступеньке лестницы, ведущей вниз. И пытаться вернуть ее бесполезно, она уже ничего не слышит и не видит.

На самом деле, помещение внизу не велико, хотя рассмотреть его в полной мере Мэй не может. Она протягивает руку, нащупывая незнакомые глифы, но определить быстро, что это за язык, не удается. Ладно, это и правда не существенно. В открытый люк скупо падает свет из библиотеки, его мало, мало и фонарика, но все же, этого оказывается достаточно, чтобы луч блеснул на гладкой поверхности, рассыпав на миг мириады блесток.
- Ох ты, - Мэй в миг оказывается у подобии алтаря, где на постаменте стоит гладкий череп, явно не результат природных стараний. На секунды Мэй задумывается, стоит ли хватать что-то голыми руками, кладет фонарик и натягивает рукава. Слабая защита, но все же лучше голой кожи. Череп приятной тяжестью оттягивает руки. - Вот это мне уже нравится гораздо больше, - бормочет почти счастливая Ло. - По, посмотри!

0


Вы здесь » Star Wars Medley » Настоящее (34 ABY и далее) » [32.IV.34 ABY] Что плохо лежит — то моё


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC