Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бейл Органа, Гален Эрсо, Хан Соло
Фазма, Айзек Оддер, Джиал Акбар

Сердце забилось как ржавые поршни гоночного пода, дыхание…
что вообще такое дыхание?!
Finn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Прошлое (ранее 34 ABY) » Когда ты молишься, у тебя заняты руки [32.III.24 ABY]


Когда ты молишься, у тебя заняты руки [32.III.24 ABY]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Amilyn Holdo, Armitage Hux

Время: 32.III.24 ABY
Место: где-то в Неизведанных Регионах
Описание:

Этот мир был создан для мёртвых. Ты только подумай, сколько в мире мёртвых. Мёртвых в миллионы раз больше, чем живых, и любой мёртвый будет мёртв в миллион раз дольше, чем проживёт живой.

Отредактировано Armitage Hux (2018-04-09 20:34:38)

0

2

В тюрьме - она больше походила на что-то пещерообразное, так и тянуло поискать древнюю наскальную живопись - ее голубые волосы были единственным светлым пятном. В принципе, ее голубые волосы были единственным светлым пятном во всей этой ситуации. Возможно, даже на всей этой планете.
Волосы - и еще ее догорающий звездолет.
Эмилин по дороге собирала то немногое, что успела узнать. Ничего об особенностях местной астрологии, что было ее главной легендой, ничего об этой странной собирающейся организации, о которой ей шептали по секрету и старой дружбе то тут, то там, которая и была ее настоящей целью в Неизведанных регионах. Организация тут если и была, то очень хорошо маскировалась, так, что следов ее было не найти.
Как и культуры, достаточно развитой, чтобы пытаться наладить хоть какой-то диалог. Эмилин, конечно, пыталась. Так она и узнала, что местные частично понимают бейсик, а она частично может понимать их, от двоичного кода они дергаются, начинают шептаться, а потом сердито ей что-то выговаривают. Да что там - так она и осталась без звездолета.
Это было не очень весело, но, по крайней мере, она все еще была жива. И это тоже что-то да значило.
Эмилин рассчитывала использовать одиночество заключения как повод все еще раз проанализировать и найти какой-то выход, но эту идею она оставила на пятом шаге, когда пол вдруг преобразовался в что-то мягкое и органическое. Споткнувшись об это самое что-то - об этого самого кого-то - Эмилин сначала посмотрела в тьму, а потом, не дождавшись того, чтобы бездна посмотрела в ответ на нее, протянула к кому-то органическому руку.
- Похоже, выбраться отсюда будет труднее, чем я ждала.

+1

3

Текущую ситуацию Хакс расценивал как провал.
Анализ исходных данных, оценка рисков, разработка стратегии, выбор тактики — ошибка за ошибкой. Промежуточные результаты: он лишён техники, личного оружия, штурмовиков и корабля и взят в плен. Прогнозы: при благоприятном исходе отец будет разочарован (как обычно). При неблагоприятном — сможет утешиться исчезновением основного источника своих разочарований.
Способствовать утешению своего отца Хакс не собирался.
За время заключения — его никто не посещал и о времени можно было судить только по появившемуся чувству голода — Хакс успел исследовать помещение. Камера была слишком большой для одного пленника и неправильной формы. Нащупать потолок не удалось. Бугристые стены напоминали кору дерева, но исходящий от них холод проникал даже сквозь перчатки. Самым удивительным оказались углы: Хакс насчитал их двадцать восемь. Они находились на разном расстоянии друг от друга, имели разную глубину и размеры. Когда Хаксу показалось, что он видит какую-то закономерность в их расположении, очередная стена привела его к двум углам, разделённым выступом. В отличие от стен, все углы были — насколько можно было судить без соответствующих инструментов — ровными.
Всё началось отлично: бедная планета с низким уровнем технологического развития. Такие с удовольствием принимали любые условия Первого Ордена в обмен на еду и лекарства. У Первого Ордена было гораздо больше, но это «больше» население таких планет не могло вообразить.
Всё продолжилось удовлетворительно: мирная делегация подверглась нападению. Штурмовики продемонстрировали высокий уровень подготовки, население планеты — никто из них не был вооружён чем-то опаснее примитивного ножа — вступило в явно самоубийственный бой.
Всё закончилось глупо: бластеры перестали стрелять.
Спустя долгое время Хакс опустился на пол. Чтобы заснуть, он начал перебирать в уме возможные дополнения, которые необходимо ввести в программу подготовки штурмовиков.
Эту ошибку Хакс осознал, проснувшись от того, что об него кто-то споткнулся. Его обожгло унижением. Остальное — мягкое голубое облако вверху, движение в темноте, женский голос — стало только раздражающим приложением.
Он подался навстречу движению, схватил протянутую руку за запястье, потянул на себя, чтобы лишить равновесия, а самому получить мгновенную точку опоры и — вскочить на ноги, заломить руку женщины ей за спину.
— Представьтесь. — После сна голос звучал хрипло.

+1

4

Эмилин тихо, коротко охнула и, затихнув, оценила ситуацию еще раз. Она в камере, в темноте, не одна, с мужчиной, и он - она попыталась пошевелить рукой - сильнее ее.
Что ж, по крайней мере он не оказался грудной слизи, которая бесповоротно испортила бы Эмилин туфли. Это было бы непоправимо и печально. Со всем остальным можно было работать.
Она несколько раз вздохнула и выдохнула, потому что н хотела, чтобы в голосе звучала боль.
- А что вы собираетесь делать дальше? - спросила она с интересом. - Вы уже знаете, что я говорю на бейсике - возможно, единственная тут, кроме вас. Можете предположить, что мое общение с местным населением тоже было не самым успешным. Какое важное преимущество вам даст мое имя? Настолько важное, что вы даже не пытаетесь установить доверие между нами?
Она не помнила других космолетов. Тоже сожжены? Она не знала, что тут был кто-то еще. Сколько их таких было, этих кого-то еще? Где были их тела или они сами?
О человеке - если это был человек - за своей спиной она пока что не врлновалась. Мало кто убивает сразу же после пробуждения. Большинство перед подобными поступками сперва говорили - и эта разговорная пауза была, по мнению Эмилин, величайшим достижением цивилизации после водопровода, письменности и голонетных мыльных опер.
- Эмилин, - все же называлась она.- Меня зовут Эмилин. И мне еще интересно, каким был ваш план.

+1

5

Запястье в его руке вздрогнуло, и Хакс сжал его сильнее. От попытки сопротивления — попытки отпора — перед глазами вспыхнула ярость, и он почти почувствовал: усилить давление, самую малость сменить угол, и треск ломаемой кости, и треск разрываемой кожи, его, конечно, не услышать, но он сможет почувствовать, и какой это будет приятный звук, и каким приятным будет вскрик боли, гораздо громче, резче, ярче, чем этот, больше напомнивший вздох, и перчатки станут скользкими от крови, и...
Нет.
— Прошу прощения, Эмилин.
Прозвучало размеренно, чуть механически. Изгнать из разума — и из пальцев — красочные ощущения оказалось сложно, даже сложнее, чем обычно. Вероятно, это было вызвано — усилено — стрессом. Неважно. Об установлении доверия с каждым встречным Хакс сейчас был невысокого мнения. Возможно, потому, что сейчас у него не получалось. Возможно, потому, что у Эмилин был слишком спокойный голос.
Её запястье Хакс выпустил из своей ладони так осторожно, словно оно было хрустальным. Отступил на полшага, освобождая пространство.
Её волосы едва ли не фосфоресцировали. Он не сможет не заметить движения.
— Каким бы ни был наш план, он, очевидно, провалился.
«Ваш, очевидно, тоже» осталось невысказанным.
Хакс склонился, пошарил в темноте позади себя. Поднял оставшуюся на полу фуражку — к счастью, во время его рывка она не укатилась далеко — и надел её, символически отряхнув. Пыли на тёмной ткани увидеть было невозможно.
— Что вы здесь делаете? Здесь — на этой планете?

+1

6

Отпустил руку он опаснее, чем держал. Так, будто точно знал, что сила на его стороне, и он сможет все вернуть к этому же моменту, когда только закончит. Так, будто хотел даль понять то же самое и ей тоже.
- Как жаль, а я свой только отложила на потом.
Она с интересом смотрела в темноту, где голова ее нового безымянного знакомого стала чуть более угловатой, и думала о том, что, возможно, соврала только что. Возможно, ничего можно было не откладывать. Не столь многие носили форму в Неизведанных Регионах, но от новой неизвестной ей пока еще организации такого можно было бы ждать.
- Я слежу за звездами, - сказала она, решив, что раз уж начала врать, то главное - оставаться последовательно. - В разных системах, на разных планетах. Слежу за тем, как они меняются, и как с ними меняется небо, мир, будущее. Вы не назвались.
Тон Эмилин не изменила, зато наклонилась и, поплутав немного в подоле своего же платья, вытащила оттуда химическую лампу и сломала ее, запустив реакцию. Лампа светила зеленым, как будто очень хотела быть световым мечом и найти себе джедая, но у нее была только Эмилин, и лампой она была куда полезнее.
Мужчина напротив оказался бледным, высоким, кажется, рыжим. Кое-что из этого Эмилин понравилось, кое-что - нет.
- Вас будут спасать? - спросила она на всякий случай. - Если нет, возможно, стоит подумать, как сделать это самим.

+1

7

Услышав тихий хруст, Хакс отступил, инстинктивно зажмурился — раньше, чем успел понять, что хотел защитить глаза от света. Веки не обожгло, и Хакс рискнул открыть глаза. Нашёл взглядом источник света, хмыкнул.
Умно.
Это могло оказаться полезным ему. Скорее это окажется полезным ей.
Хакс слишком хорошо знал, что про общее дело и — о бездна — «доверие между нами» красивее всего пели те, кто превосходно умел блюсти собственные интересы.
И всё-таки в этой женщине — женщине, которая была старше его, которая красила волосы в голубой и носила платья и туфли при посещении незнакомых планет, которая посещала их для того, чтобы понять, как звёзды меняют мир — что-то было. Что-то отталкивающе, безумное, почти больное — хотя она вовсе не выглядела ни безумной, ни больной. Что-то, из-за чего он, несмотря на досаду, сказал:
— Хакс.
Вопрос желания ответить не вызывал.
Разумеется, его будут спасать. У Первого Ордена — а значит, и у него отца — были координаты сектора, в который он отправился. Сектор не был исследован, проблемы со связью на подобных заданиях были частым явлением — пройдёт много времени, прежде чем Первый Орден найдёт эту планету. Но, даже если Хакс погибнет, он будет достойно отмщён. Уже потому, что он являлся частью Первого Ордена — и Первый Орден крайне внимательно следил за тем, чтобы его имущество нельзя было повредить безнаказанно.
Разумеется, отцу стоило бы спасти его уже ради дополнительной возможности попрекать.
Это в планы Хакса не входило даже меньше, чем возможная смерть.
Он поднял голову. Нахмурился. Тусклого света лампы не хватило на то, чтобы осветить потолок. По крайней мере, он находился выше, чем два с половиной – три метра. Совершенно бесполезная информация.
— Мы должны добраться до моего корабля, — сказал Хакс, вновь глядя на Эмилин. — Превосходно, если он будет цел. Если нет — работающего передатчика будет достаточно, чтобы вызвать помощь. Что ещё у вас осталось после обыска? Или вас поместили сюда без него?

+1

8

Эмилин кивнула. Хакс не тянуло на имя, а к людям, которые сами себя называли по фамилиям, видели себя не собой, а частью чего-то большего - хотя бы семьи - она всегда относилась чуть насторожено. С персонификациями чего-то большего всегда труднее иметь дело. Но не то, чтобы у нее был широкий выбор.
- С обыском получилось неудачно. Я очень умно спрятала все, что не хотела бы, чтобы нашли при обыске, в звездолете, а они крайне глупо его сожгли. Так что...
Она пожала плечами, лампа, отбившись от браслета, пустила зеленый блик на стену. Эмилин нахмурилась.
- Странное место. Вы давно тут, осматривались?
Про то, есть ли другие выходы, она не спрашивала. И без того было понятно, что если бы они были, и Хакс успел бы их найти, они бы сейчас не разговаривали. Он не походил на человека, который будет долго планировать там, где можно действовать и брать свое.
- Я не видела ваш корабль, но и пожарища не видела. Нам вполне может повезти. Как думаете, нас сюда заперли, чтобы мы тут посидели или чтобы мы тут умерли? В любом случае, - она улыбнулась, - мне кажется, самое время разделиться и исследовать это мрачное место, полное загадок и скрытых опасностей, которые могут грозить вам страшной наглой смерть, вдвое быстрее. Хотите лампу, чтобы вам не было так одиноко?

+1

9

— Мне не одиноко, — оборвал её Хакс. Он тут же пожалел об этих словах: отвечать на бред не следовало вовсе. Тем более, отвечать грубо. Это демонстрировало недопустимую слабость — недопустимую вдвойне в подобных ситуациях.
Разумеется, Хакс не нуждался в лампе от одиночества. Он не боялся никогда — ни одиночества, ни темноты, ни чего там ещё боялись дети, из которых воссоздавали будущих солдат Первого Ордена. Напротив: темнота успокаивала. Одиночество заглушало страх.
Отец предпочитал действовать при свете.
И тогда, и сейчас, Хакс выбрал бы бластер — бластер, который не переставал стрелять в самый неподходящий момент. Бластер для одиночества.
Он вновь оглядел Эмилин. От только вида её платья и волос с каждой секундой тошнило всё сильнее. Хакс сжал челюсти, чтобы не сказать об этом вслух. Глубоко вздохнул.
— Простите мою резкость.
Голос звучал отрывисто, без намёка на искренность, но Хакс хотя бы не цедил сквозь зубы, как он боялся. Хакс подумал, не стоит ли объяснить причины — далёкие от правды, конечно, — своего раздражения, и отказался от этой мысли. Хватит с неё и извинений.
Два человека имели больше шансов выбраться из западни, чем один. При прочих равных. Однако один человек был гораздо эффективнее двоих, если один из них — сумасшедший. А по сравнению с этой женщиной даже Кайло Рен казался образцом рассудительности.
Работать с сумасшедшими Хакс не умел и не любил. Но, как и в случае с бластером, выбора у него не было.
— Помещение большое. Я бы охарактеризовал его как камеру временного содержания. Не думаю, что здесь многие умирали: запах гниения въедлив. Если, конечно, это помещение не очищали специально. Оно естественного происхождения либо построено из неизвестного мне материала с неизвестными мне целями.
Для заключения можно было использовать любое ограниченное пространство с крепкими стенами, но строить подобное как камеру — это противоречило любым положениям логистики. Хакс вспомнил исходящий от стен холод и коротко поморщился.
Это могло бы объяснить отсутствие запаха.
— Однако углы явно рукотворные. Их двадцать восемь, и по текстуре они отличаются от стен. Возможно, наделены неким ритуальным смыслом. Если предположить, что для местного населения ритуалы важны, наиболее наглую смерть имеет смысл поискать в них.
Хакс протянул руку за лампой.
— Но я предпочитаю исследовать потолок. Или хотя бы убедиться в его наличии.

0


Вы здесь » Star Wars Medley » Прошлое (ранее 34 ABY) » Когда ты молишься, у тебя заняты руки [32.III.24 ABY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC