Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бейл Органа, Гален Эрсо, Хан Соло
Фазма, Айзек Оддер, Джиал Акбар

Сердце забилось как ржавые поршни гоночного пода, дыхание…
что вообще такое дыхание?!
Finn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Настоящее (34 ABY и далее) » МыжСопротивление, нам нужнее [30.IV.34 ABY]


МыжСопротивление, нам нужнее [30.IV.34 ABY]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

May Lo; Amilyn Holdo

Время: 30.IV.34 ABY
Место: Куат
Описание: У Сопротивления проблемы? Чёрный археолог и контрабандист идёт к вам. Доставка грузов разного вида, похищение особо ценных предметов, и всё, разумеется, с одобрения вышестоящего начальства, которое и само не против украсть что-то с Очень Пафосным Названием, потому что Сопротивлению нужнее.

Отредактировано May Lo (2018-02-14 22:49:21)

+1

2

     У Сопротивления были проблемы и решать их нужно было совершенно немедленно.
     Вот прямо сейчас.
     Ни сходя с места.
     Примерно так думала Мэй целый день после разговора с Леей и невероятно долгих восторгов. Удивительно, что она сумела сдержаться и не прожужжать все уши По тем, что он посмел скрывать от неё знакомство с такой поразительной личностью. И ведь ни разу не раскололся, ни намёка, ни звука на то, что знает Лею Органу и состоит в Сопротивлении, а в Первый Орден в плен ходит сдаваться как в гости. За такое стоило его похвалить. Или отвесить щелбан по лбу, потому что Ло всё равно не могла понять, как ему только духу хватало врать и не раскалываться.
     Сутки блаженной прокрастинации прервало сухое сообщение о том, что вице-адмирал хотела бы увидеть новоприбывшего археолога - как тактично было выбрано самое чистое её хобби - и явиться к ней стоило бы незамедлительно. Для Мэй, которая ещё еле отошла от встречи с Органой, дальнейшие разговоры с начальством Сопротивления были подобны лакомству для ребёнка, что наконец-то решил оторваться за все годы лишения. Майло не верила, что оказалась для Сопротивления так важна, что её вызывают почти на ковёр, чтобы поблагодарить за активную гражданскую позицию и сознательность, а ещё готовность помогать тогда, когда в ней особенно нуждаются. Скорее всего если что-то и случилось, то ей придётся применять весь свой широкий спектр навыков от «укради у ближнего своего» до «копаем от ступеней и до обеда». Впрочем, иного от Сопротивления она и не ожидала, заранее готовясь к тому, что просто тут точно не будет. Да и где вообще было просто.
     - Вице-адмирал Холдо? - тактично постучала костяшками в дверь Мэй, тут же входя к Эмилин Холдо, потому что раз сказали, что дело срочное и надо было быть у Холдо ещё час назад, то формальности, которые так любила Мэй, могут и подождать. Майло вообще сейчас мало думала о формальностях. Только о том, что она наконец-то попала в Сопротивление, нарушив все запреты отца на какую-либо военную деятельность, заставив человека нарушить клятву и выпытав у него координаты связного честными глазами и обещанием не попадать в неприятности.
     - Мне передали, что вы хотели меня видеть. Что-то случилось? - скорее всего. Иначе зачем просить прийти того, кто почти никак не посвящён в дела Сопротивления, но при этом горит желанием этому самому Сопротивлению помочь.

+2

3

- Что-то случилось. Мы эвакуировались с прошлой базы потому, что ее обнаружили, на новой ничего не работает, силы Первого Ордена наступают, итог войны кажется почти предрешенным, и не в нашу сторону, Альдераан уже третий день во втором доме, что, учитывая, что Альдераана уже много лет как не существует, весьма дурной знак, а мы набираем в ряды Сопротивления черных археологов без военного опыта.
Эмилин окинула взглядом Мэй Ло, приобретением которой была довольна Лея, и решила, что та, как всегда, права. Чутье на людей у нее всегда было отменное и подводило редко. У Мэй Ло не хватало немного пальцев, зато все остальное в ней было в порядке. Она рвалась в Сопротивление, хотя никакой выгоды это дело не сулило. То, что можно было о ней узнать, говорило в ее пользу, то, чего узнать было нельзя, интриговало. Вдобавок, Эмилин просто была рада каждый раз, когда у них появлялся кто-то, чуть меньше связанный с войной, чем все вокруг. Взгляды у таких людей, как и моральные принципы, были обычно шире, и дышать рядом с ними было немного свободнее.
- Если вам предложат звание - отказывайтесь, - посоветовала Эмилин и указана на кресло у стола, где лежали разложенные бумаги. - Так у вас будет больше свободы и меньше начальников. Так, если однажды случится так, что какой-нибудь вице-адмирал спросит, слышали ли вы про Сердце Биммиель и про то, что в последние дни некоторые на Куате говорят о нем, а некоторые другие на Куате молчат о нем, вы сможете отвечать совершенно честно и не беспокоясь о том, что это как-то помешает вашим повседневным обязанностям.

Отредактировано Amilyn Holdo (2018-03-09 11:59:30)

+3

4

В ногах правды не было, поэтому Ло предпочла воспользоваться приглашением и сесть. Пока ей дают спокойно сидеть, нужно растягивать каждую спокойную минуту и смаковать её с изяществом гурмана, подумывая при этом о каких-то активных действиях, но не предпринимая никакой попытки их начать. К чему сейчас спешка? Её вызвали - она пришла. Остальное вице-адмирал расскажет сама. В конце концов, если бы сейчас действительно надо было срываться с места и бежать куда-то сломя голову, то вряд ли бы ей предложили возможность устроиться в кресле у стола.
- А что, многие говорят? - живо поинтересовалась Майло, отрываясь от созерцания лиловых прядей. Чутьё подсказывало, что если женщина умудряется ходить с таким хаосом на голове и при этом держаться достойно, словно всё так и должно быть, значит, от такой женщины можно ожидать чего угодно. Особенно если она носит военное звание и состоит в Сопротивлении.
- Занятная, наверно, вещица, раз о ней начали вдруг говорить и особенно молчать. Знаете, когда контрабандисты о чём-то молчат, на это совершенно точно стоит взглянуть, - покивала Мэй. О хорошем товаре на всю планету не трещат, а держат для самого лучшего покупателя. Узнать бы, кто владелец этого загадочного сердца. Можно было бы тогда сразу иди к продавцу, чтобы купить или экспроприировать в пользу нуждающихся. Например, Сопротивление сейчас было очень нуждающимся.
- Вице-адмирал Холдо, а не хотите лично узнать, что это за сердце такое?

+1

5

Она говорила "контрабандисты", а не "мы" - значит, это не успело стать профессией и вряд ли было призванием. Это Эмилин нравилось. Интерес в голосе Мэй Ло звучал как интерес, а не как попытка понравиться или набить поскорее очков в Сопротивлении. Этой ей нравилось еще сильнее.
- Говорят немногие, но тех, кто говорит, стоит слушать, - прервав наблюдение за женщиной, сказала Эмилин. - И мне нравится ход ваших мыслей. Идемте?
Напоследок она окинула взглядом стол, решила, что на виду нет ничего такого, что, пропав, привело бы к проблемам, а не к интересным приключениям, и встала первой.
Возможно, им стоило бы замаскироваться. Но Эмилин полагала, что Мэй, пусть даже и не идентифицирует себя как контрабандистка, но все равно может быть знакома людям своего круга настолько, что маскироваться от них бессмысленно же. О самой же Эмилин обычно запоминали волосы. Ее хорошо знали в стенах Сената, но здесь был далеко не Сенат. Даже в Сопротивлении, где вице-адмирала Холдо успели узнать по имени, в лицо ее знали только те, кому надо.
Потому под небо Куата Эмилин вышла как была. На Куате светило солнце, улицу перечеркивала тень от верфи, висящей в небе и державшей планету не то в кольце обороны, не то в тисках окружения. Тут уж как посмотреть.
- Тут есть одна милая чайная, - сказала она на ходу, не останавливаясь и не оборачиваясь - манеру говорить, договариваться, плести интриги и вообще делать что угодно на ходу, между прочим, воспитала в ней политика, и привычка эта, вероятно, была неискоренимой, - я когда-то в ней купила два шагохода и ударный крейсер. Хорошее, тихое место. Там мы найдем если не сердце, то тех, кто о нем знает - или тех, кто его тоже хочет.

+1

6

Идёмте.
Как всё в этом Сопротивлении было просто. Достаточно было предложить безумную идею прогуляться до кантины, полной контрабандистов, и сильные мира сего соглашались на подобное, словно такие прогулки совершаются ими каждый день в два часа пополудни, чтобы нагулять аппетит перед обедом. Но Мэй идёт - летит - следом, не скрывая даже того, что рада этому согласию. Ей вообще нравится, что с начальством вот так легко. И договориться, и отправиться на совместное дело.
Куат встретил их дружелюбно по меркам той планеты, где производилось оружие, оружие и, вот неожиданность, оружие. Солнце немного слепило глаза, весело играло в фиолетовых прядях Эмилин, настраивая на лёгкий лад и помогая думать о том, что это не бластер со всей своей тяжестью лежит на бедре, а что-то более приятное и менее смертельное.
- Чайная - это замечательно, - тянет Мэй, разглядывая всё вокруг. Куат не был её любимым местом. Откровенно говоря, она была тут менее десяти раз за всю свою жизнь, и сто раз по столько и ещё по столько не прилетала бы на эту планету. Но интересные обстоятельства складывались так, что даже на этой странной планете можно было отыскать приключение.
- А мы хотим получить сердце честным путём или нет? - осторожно спрашивает она, прощупывая насколько широка свобода её действий. Бластер - последний аргумент в споре. Спорить лучше словами и до хрипоты, но Майло знает контрабандистов очень хорошо, чтобы понимать, что слова понимают не все из них.

+1

7

Какая эта Мэй была замечательно. Милое светлое дитя - надеялась получить у политика прямой ответ о том, что можно играть нечестно. Эмилин поправила подол летящего за ней платья и вернула на место выбившуюся прядь.
- Есть такая религия, в которой Силу внутри людей называют душой, и верят, что с ней можно совершать какие-то манипуляции. Портить, хранить - и продавать, конечно же. Все, с чем можно совершать манипуляции, можно и продавать. Можно бы ожидать, что душа в культурах, где распространена эта религия - основа экономики, но это правда только отчасти. И вот там рассказывают такую историю... нас двое, спасибо, я сама найду нам место.
Чайная после светлого дня била в глаза полутьмой и давила легкие тяжелыми запахами чая, табака, масел и благовоний. Материализовавшийся из этих запахов в антропоморфную фигуру служащий исчез, напуганный и успокоенный уверенным видом Эмилин и тем, как она просто продолжала говорить о своем, и она повела их внутрь, все глубже и глубже, за комнаты, где просто пили чай, за те, где изменяли супругам, за те, где продавали тайны, за те, где играли в сабакк. И все это время она продолжала говорить.
- Однажды к одному человеку обратилось воплощение Темной стороны и предложило ему свою помощь во всем, в чем только понадобится - в обмен на его душу. Он согласился и вдруг обрел свободу от страха и социальных норм. Дальше история моет быть какой угодно - ее и рассказывают какой угодно, но заканчивается она всегда одинаково: тем, как несколько лет спустя этот человек стоит в ожидании казни и впервые взывает к воплощению Темной стороны. Теперь ему нужна помощь - в обмен на душу, как и договаривались. Время вдруг замирает, и воплощение Темной стороны действительно является ему. И вдруг оно говорит: "Нет".
Эмилин остановилась там, где разговоров почти не было слышно. Тут ей и нравилось больше всего. Настолько, что в ее историю пора было добавить немного важного.
- Похититель сердца Биммиель вдруг пугается. "Как так?" - говорит он. - "Ведь мы договаривались. Ты помогаешь - а я отдаю свою душу". А воплощение Темной стороны улыбается ему прежде, чем снова запустить время, и говорит: "Все дело в том, что душа твоя и так будет моей". Человек погибает, история учит тому, как стоит думать прежде, чем отбрасывать социальные нормы. Но это только если рассматривать ее с точки зрения человека. Если же поставить себя на место воплощения Темной сущности, то это история о том, как играть честно - не всегда лучший план. Иногда достаточно просто подождать или поискать еще вариантов - и все устроится само собой лучшим образом.
Например, теперь их внимательно слушали люди сразу за тремя столиками. И Эмилин полагала, что это вовсе не благодаря ее любви к малоизвестным историям и необычным их трактовкам.

+1

8

Мэй любила политиков, честно. Вот именно за их умение не сказать точно «да» или «нет», а наплести с три грузовых шаттла всякой ненужной информации и выставить при этом собеседника полным идиотом. Майло была готова похлопать глазами, притворяясь, что ничего не понимает в той, разумеется, Очень Важной Речи, В Которой Говорилось О Душе, чем бы эта душа ни была. Но на самом деле она прекрасно всё понимает.
Понимает, что руки у неё развязаны и делать можно всё, что покажется нужным. А ещё, что вокруг неожиданно притихли люди, лица которых старательно изображали незаинтересованность в диалоге между двумя странными женщинами, которые явно не вписывались в обстановку кантины. Ну или почти не вписывались: всё же у Мэй при себе было оружие, а с Эмилин всё было не так однозначно. Талантом уговорить любого она начинает напоминать Майло Даяну, а это уже само по себе страшная ассоциация.
- Ждать? - вскидывает бровь Мэй, присаживаясь за стол. - Ну нет, ждать я не могу. Иначе сорвётся сделка, а такие деньги на дороге не валяются. Заказчик и так недоволен тем, что я медлю и всё никак не предоставлю хоть какие-то результаты.
Если уж и кидать удочку, то кидать красиво. Упомянуть название артефакта, мимолётом сказать про деньги, почти пообещать, что выведешь на хорошего скупщика. Поэтому Мэй не удивляется, когда через пару минут к ним за столик уже приносят в подарок от кого-то неизвестного совершенно не чай, а что-то более крепкое, если судить по запаху. К напитку, впрочем, она не притрагивается. Дело принципа: на работе она не пьёт, а происходящее сейчас можно назвать работой. Весьма простой и в своё удовольствие - прибыли почти никакой, зато впечатлений уйма.

+1

9

Иногда полезно прислушиваться к своим же историям. Эмилин вот, например, после своей просто ждет. Мэй тем временем отлично реагирует - не вопросами, а фразой, которая наверняка услышится и понравится всем нужным им людям, клюнувшим на сердце Биммиель из истории о душе.
В ответ Эмилин только пожимает плечами - мол, ничего не поделаешь. Потом рядом с ними материализуется неизвестный науке алкоголь - что-то среднее между ковакианским ромом и цираки, как она решает в основном из-за того, что запах у него отвратительный, но интригующий. Какое-то время она посвящает тому, чтобы определиться - наливает себе немного, покачивает, смотрит на то, как меняется цвет на свету. Наконец, пригубив, Эмилин решает, что это корва и мысленно хвалит Мэй за то, что та не стала пить. Никто в здравом уме не будет пить корву.
С другой сторон, никто в здравом уме не будет менять карьеру политика на вице-адмиральскую должность и корабль. Но вот она здесь, за одним столиком со специалисткой в деле черной археологии и доставании никому неизвестных артефактов, и к ним подсаживаются двое смутного вида личностей.
Смутного вида личностей она тоже решает условно считать цираки. Отвратительны, но глаз не отведешь. Один огромный, рыжий, что сразу идет ему в плюс - Эмилин всегда нравятся люди, о веселости волос которых позаботилась сама природа - правый черный глаз смотрит весело, а от левого, зеленого она сразу ничего хорошего не ждет. Второй пугающе тощий, с чуть нервным пальцами, из-за которых он похож на паука. Он - или она. Насчет этого Эмилин точно не уверена.
- Не пейте, - говорит первый голосом неожиданно высоким, недоломавшимся когда-то. Голос дрожит так, будто какой-то невидимый канатоходец из последних сил балансирует на натянутых голосовых связках, и каждый раз каким-то чудом удерживается на них, и продолжает свой опасный путь. - От этого люди умирают.
Следующая реплика должна бы отойти второму, Эмилин с нетерпением ждет, успев поспорить сама с собой о том, он второй или она.
- Как и от сердца, - говорит вместо этого первый. - Только вчера пропали трое хороших людей, а все потому, что они слишком неосторожно говорили и не знали, чего хотят. А вы - вы знаете, чего хотите?

+1

10

Мэй точно знает, чего хочет.
Когда путешествуешь по Галактике и появляешься дома только раз в год, да и то, только потому что иначе Даяна поднимет на уши весь Совет и потребует найти заплутавшую дочь, этого достаточно, чтобы твои стандарты удобства несколько упали и хотелось благодарить Силу за то, что они сейчас хотя бы не сидят по уши в песке, а из еды у них только огромное ничего, необъятное, как космос. Нет, они сидели не в песке (спасибо), меню кантины было приличным (хотя и приличнее видали), а компания в лице Эмилин была просто шикарной (и с этим никак не поспоришь). Однако новые спутники, навязывающие сейчас свою компанию не соответствовали всем ожиданиям Мэй.
Мэй бы хотелось, чтобы они были хоть каплю чище и выглядели приличнее. Чтобы на их лицах было меньше от бандитского выражения «наши слова надо делить на два и не известно, какой ещё половине стоит верить». Но это Мэй. Майло находит забавным то отвращение, которое вызывают эти двое. Пугающий комический дуэт.
- Трое говорите? Надо же! - восклицает Мэй, и не понятно, испугалась она или всё это заинтриговало её ещё больше. Сама Ло глубоко уверена, что без Сердца они точно с этой планеты не улетят. Будет ли это Сердце Биммиель или сердце кого-то из бандитов, что составят им конкуренцию в охоте за сокровищем. Она же обещала Холдо достать сердце, а свою работу надо делать хорошо. Держать все обещания, что давала - тоже.
- Но мы-то не они, и, будь уверен, не пропадём и знаем, что хотим заполучить сердце, - Майло так часто думает о сердце, что невольно начинает прикидывать, есть ли у Биммиель другие части тела и сколько можно будет получить за них, если за один только сердцем готова гоняться целая планета космических разбойников непонятного возраста и пола.

+1

11

- Но знаете ли вы, где?! - слишком громко вступает второй, почти немедленно переходя на ультразвук.
Все же второй, а не вторая, решает Эмилин. У женщин такие высокие голоса редко когда слышатся такими неуместными.
- Само собой.
Она смотрит на Мэй Ло с одобрением. Про сердце Биммиель точно не знает ни одна из них, и то, как уверенно она держится, как ни на минуту нельзя заподозрить ее в том, что у нее нет на артефакт далеко идущих планов, восхищает.
Эмилин еще раз смотрит в стакан, давай их собеседникам время осмыслить ответ, и обнаруживает, что там что-то мутно оседает, вступив, очевидно, в какую-то внезапную химическую реакцию. Она переливает свою порцию в стакан Мэй Ло и переворачивает свой вверх дном, давая осадку стечь по бортикам и рассказать им что-то интересно.
- То есть, вы будете на аукционе, и вас туда пустят?  - это снова первый.
Эмилин чуть ли не подмигивает Мэй Ло. Ей нравится, куда это все идет.
- Вы про тот аукцион, который в... - она делает многозначительную паузу, будто не уверена, что все присутствующие знают про это важное место.
- В доке сорок девять и шесть восьмых, - это второй.
- Через час, - это первый, старающийся не показаться недостаточно осведомленным.
Эмилин смотрит в стакан и четко понимает одно: эти двое точно не стали бы присылать им алкоголь, который не надо пить. Но кто тогда это был? Разводы на бортиках туманны, как будущее. Она осторожно осматривается вокруг и вдруг обнаруживает, что настоящее тоже какое-то слишком туманное: по полу чайной ползет дым, жадно цепляясь за ножки столов и края скатертей.
- Нам пора, - говорит она Мэй Ло, мигом потеряв интерес к их собеседникам. - У меня плохое пред...
Взрыв и выстрелы где-то в чайной и то, как они приближаются, превращает предчувствие в реальность быстрее, чем ей того хотелось бы. Дыма становится больше. Эмилин закрывает лицо рукавом и оглядывается, указывает Мэй Ло на окно, достает бластер на случай, если то заперто.
Им нужно выбираться отсюда - через час им нужно быть в загадочном доке.

+1

12

Мэй слушает двоих и понимает, что они те ещё оболтусы. На языке, конечно, вертелось иное слово, но выражаться при Холдо не тянуло совершенно. План Эмилин по вытягиванию информации так очевиден, что Ло не понимает, почему эту очевидность не замечают другие. Неужели и правда так глупы? Тогда их глупость им двоим только на руку: у них появились и место, и время, а в поиске загадочного Нечто это очень и очень важно.
Почти так же важно, как сохранить свою шкурку в целости и сохранности, когда где-то в чайной раздаётся взрыв. Майло думает, что это дурная шутка, но Эмилин её переубеждает. Инстинкт «и не в таких передрягах выживали» - тоже. Так что первым делом Мэй снимает с шеи платок и повязывает на лицо. Хотя бы немного, но от удушливого дыма он защитить должен, а там уже и до окна протянуть бластер. Или рукоять бластера, чтобы звонко разбить окно и вылезти наконец-то подальше от этой суматохи, что началась внутри.
На улице Майло жадно глотает почти чистый воздух - тут хотя бы не было дыма и угрозы быть подстреленной из бластера - а затем только обращается к Эмилин.
- Сопротивление разрешает угнать спидер? - платок с лица Ло не убирает, и сквозь него вполне можно различить широченную улыбку, если захотеть, конечно. Впрочем, ответа Холдо Мэй даже не ждёт, уже присматриваясь к спидерам, что стояли возле чайной. В погоне за Сердцем любые средства хороши.

0


Вы здесь » Star Wars Medley » Настоящее (34 ABY и далее) » МыжСопротивление, нам нужнее [30.IV.34 ABY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC