Мон Мотма, 48 BBY

http://s4.uploads.ru/Y1bfL.png

О ПЕРСОНАЖЕ


1. Имя, раса, возраст
Мон Мотма, человек, чандрилианка, 46 лет.

2. Род деятельности
(экс-)Сенатор от сектора Бормеа в Галактическом Сенате
3. Внешность
Рыжеволосая, голубоглазая, коротко стриженая сушеная рыба худощавая женщина. Может производить впечатление некоторой холодности и отстраненности.
Прототип: Genevieve O'Reilly
4. Способности и навыки
Поразительная способность к дипломатическим агрессивным переговорам, а также способность выживать после них. Кроме того, владеет базовыми навыками стрельбы из бластера (на случай, если на переговорах все же не повезет)
5. Общее описание
- Потомственный политик из богатого и влиятельного рода с Чандриллы, что здорово облегчило ей путь в Сенат, но при этом здорово отравляло жизнь из-за необходимости "соответствовать" и "не бросить тень на семью".
- Харизматична, упряма и языкаста, из-за чего имеет прорву врагов и совершенно собирается не останавливаться на достигнутом. Интересы общества ставит намного выше личной жизни, но каким-то непостижимым образом ухитрилась обзавестись сыном.
- Близкий друг Бейла Органа и Падме Амидалы. Была в числе тех сенаторов, кто подписал Петицию 2000, требовавшую от канцлера Палпатина  отказаться от части полномочий. Точно уверена в том, что последнее ей тоже припомнят.
- Присутствовала на похоронах сенатора Амидалы. Не верит, что Амидала погибла во время так называемого Джедайского мятежа, но о своих догадках и домыслах предпочитает молчать.
- Честно пыталась участвовать в очень-секретном заговоре против Императора, но не выдержала и "вышла из шкафа", оставив коллег по цеху размышлять о вечном. Едва избежала ареста (потому что харизма-харизмой, а терпение Императора имеет свои пределы) и нескольких покушений. Поэтому в настоящее время вынуждена находиться под надзором охраны, приставленной Бейлом и учиться путать следы (особенно когда от этой охраны надо избавиться).
- Уже написала Декларацию Восстания с целью противодействия пропаганде Галактической Империи, что позиционировала повстанцев как террористическое противозаконное движение. Нет, оно конечно нередко террористическое и противозаконное, но выбор-то какой.
- Глубоко в душе согласна с Лордом Вейдером, что они оба на политической арене слишком часто окружены идиотами, но никогда этого не признает.

6. Цели в игре
Распитие кафа с Вейдером с тяжелыми последствиями для окружающей среды и его нервов, сбор нищебродов и террористов поз знаменами Сопротивления, и финансовая помощь Катарну и Андору в случае нехватки кредитов на кортигское.

ОБ ИГРОКЕ


7. Способ связи
Есть у администрации.

8. Пробный пост

С другой игры

Площадь гудела. Нестройный хор голосов, выкрики лавочников и проклятия стражников были слышны даже здесь - на узкой улочке, где располагался постоялый двор.
Все упреждало ее от того, чтобы идти туда. Все говорила о том что надо бежать - даже незримая тень за ее плечом настаивала  на этом - Мара уже давно умела распознавать приметы, говорящие о приближающейся смерти. Но сейчас не надо было даже быть ведьмой, чтобы сказать, что намечалось в городе - над площадью второй день как кружилось воронье и поднимался сладковатый дым - такой же аромат стоял когда-то в доме после охоты, когда на вертеле жарили кабана или зайца. Вот только сегодня Мару тошнило от него - потому что охота велась вовсе не на лесную дичь.
А на таких как она сама.
Смешаться с толпой было дело нехитрым, а пока над помостом не мелькали темно-зеленые плащи инквизиторов, риск оказаться узнанной был невелик. Рассвело не слишком давно, и до полудня - а значит и до казни следующего узника оставалось какое-то количество времени. До этого срока вряд ли кто-то даже из церковников или властей покажется на площади, где запах дыма и паленой человеческой плоти смешивался с вонью тухлой рыбы из порта, то и дело заводили свой монотонный речитатив нищие, а торговцы снедью все норовили подсунуть прохожим под нос свой товар.
Она смогла подобраться к клетке достаточно близко - так, что могла разглядеть скорченную фигуру заключенного в тесной клетке, грязно-серые космы, холодный блеск кевлитовых оков и искривленные крепко перекрученные друг с другом пальцы рук и ног. В Амархолле до сих пор бытовало суеверие, что только это может остановить малефика от того, чтобы утечь из под стражи.
Но и этого было малой гарантией спокойствия для добрых горожан Амархолла - так что после сожжения оставшиеся кости рук и ног колдуна переломают, череп повернут лицом вниз, набив то, что осталось от рта кирпичной крошкой, а если на теле чудом сохранится обугленная плоть, то для надежности ладони и стопы приколотят прямо в неглубокой могиле гвоздями.
Впрочем, колдуну уже будет все равно.
Она нервно оглянулась. Зеваки, как бы ни были любопытны, старались от клетки держаться подальше, как будто в ней не человек сидел, а хищник, который несмотря на все предосторожности мог вырваться на волю и вцепиться им в глотку. Вполне возможно, что они были даже правы в своих опасениях. Вот только Мара неосмотрительно держалась всего на несколько шагов ближе и потому уже слегка выделялась из толпы.
Стражник - грузный детина со слегка оплывшим лицом лениво махнул перед ее носом рукой в перчатке - ступай, мол, подальше, но алебарду с плеча так и не снял, а спустя минуту и вовсе отвлекся от не в меру любопытной девки -  стайка уличных мальчишек принялась кидать в клетку комья грязи, и сорванцов пришлось отгонять - впрочем, и в этом тоже стража, явно поднятая на ноги ни свет ни зря, не особо усердствовала.
Мара сделала по направлению к клетке еще два шага.