Star Wars Medley

Объявление

03.12.2018 Будем благодарны вашей помощи в обновлении мастер-таймлайнов.

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Тайко Селчу, Джобин Мотма, Исанн Айсард
Фазма, Като Рен, Финн

...во всей руководящей структуре Империи права были у всех, в той или иной степени,
и меньше всего их доставалось сенаторам.
Garm Bel Iblis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Настоящее (34 ABY и далее) » [06.V.34 ABY] Побег из курятника


[06.V.34 ABY] Побег из курятника

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

https://i0.wp.com/www.switch.com.mt/wp-content/uploads/2016/08/tumblr_o0ela8ToP21sc7xgoo3_500-1.gif?resize=500%2C204

BB-8, Poe Dameron, Finn

Время: 6.V.34 ПБЯ, после событий I'll watch you drown, drown, drown in your regret [6.V.34]
Место: Финализатор, и как повезет дальше
Описание: Первый Орден считает, что их техник переписал личность Биби-8, а потому самое время дать сбежать горе-пленникам — не без препятствий, конечно. Для достоверности. Однако они еще не знают, что техником был Теммин Уэксли, а Биби-8 никогда не променяет лояльность По Дэмерону на какой-то там Первый Орден, в котором даже крестокрылов нет. А, кстати. На чем они будут сбегать?

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-25 10:15:10)

+2

2

Щелчок. Датчики включаются одновременно, где-то в глубине окуляра загорается красная точка. Биби анализирует обстановку. Он всё ещё в том же помещении, в котором находился перед отключением: приборные панели на стенах, экраны, огромный стол с инструментами и пыточное кресло (что?). Людей стало больше. Биби мгновенно выхватывает фигуру хозяина и анализирует её: стоит ровно, руки убраны за спину, лицо искажает ухмылка. Биби хорошо знает язык жестов и мимики и пытается просчитать возможные причины злорадной усмешки на лице хозяина, и ему кажется, он их знает.
Ближе всех к Биби стоит Теммин Уэксли – экс-хозяин называл его Снап. Со Снапом произошли серьёзные перемены: от бороды и минимум четверти живота не осталось даже лёгкой щетины или обвисающей одежды (но ведь и одежда теперь была другой). Но Биби не успевает изумлённо пискнуть на свои наблюдения, поскольку протокол мгновенно подаёт новую команду: никому не говорить о том, что он знает про Снапа. Официальная версия – Биби видит его впервые в жизни. Биби переводит фокусировку фоторецептора на хозяина и снова на Теммина. С экс-хозяином никогда не было секретов, Биби пытается разобраться в протоколе и крайне озадачен тем, что придётся молчать о таком важном факте.
Биби начинает немного паниковать – он знает, что хозяин обязан, ОБЯЗАН знать о том, что на него работает человек из Сопротивления. Анализ архивных данных: месяц назад Теммин Уэксли исчез. Экс-хозяин говорил, что у него особое задание, но никто не знал, какое. Теперь всё ясно! Он внедрился в Орден! Хозяин должен об этом знать! Биби пытается снять блокировку самостоятельно, но его отвлекает требовательный голос хозяина.
– Что ты должен сделать?
Биби смотрит на хозяина: теперь мимические символы «злорадная усмешка» перебиты символами «наслаждение властью». Да, совершенно точно, Биби понимал, чем так доволен хозяин: отличная вышла месть врагам из Сопротивления. Биби помнит, что экс-хозяин был эффективным: он чуть ли не каждую неделю разбирал обшивку астромеха, протирал панели, удалял грязь и смазывал элементы механизма. Биби также помнит, что экс-хозяин проявлял к нему не только заботу, требуемую для долговременной эксплуатации дроида серии ВВ, но относился к своему помощнику, как к человеку. Биби никогда не доводилось общаться с хозяином, но из анализа своего прошлого Биби пришёл к выводу, что ненависть была куда сильнее с той стороны, на которой он сейчас. Перепрошить друга заклятого врага, сделать собственным помощником и заставить предать того, кто, по человеческим меркам, испытывает эмоциональную близость, было жестоко и гениально одновременно. Биби бы задорно пикнул, разделяя ликование хозяина, если бы не должен был доложить тезисно свою миссию.
– Би-бип-буп пиу-би-пи-бииип буп бип бииииип би-би-бии-пу-пи-буп бииип бип биииип би-бип-бииииип буп-буп бииип-бип-биу-бип бииип би-бип…
– И как ты это сделаешь?
– Буп пиу-бип бииип-бип-биииип-бип-би би-би-биип бип буп пиу-пи-пип бииип-бип-бииип буп-бип буууп-пу-пи-буп пуи-пуи. Биип-би-бип бииип бип бииип буп бу-бип бииип-бип пи-пу-пи бу-пип буп бииип биии-би.
Хозяин кажется довольным, и Биби радостно пискнул, заёрзав на месте. Задание кажется ему увлекательным, и Биби не терпится выполнить его как можно скорее. Жаль, конечно, что придётся покинуть хозяина, но, насколько Биби знал, хозяин не водит истребители и астромеханики ему не нужны. Кроме того, Биби рассудил, что не так уж плохо улетать с экс-хозяином – пусть он и враг, но с ним точно будет безопасно. Биби помнит, как о нём заботились. Его там даже, возможно, любили? Это успокаивает. Это поможет справляться с миссией, находясь столько времени так далеко от хозяина.
А ведь действительно… Биби пикнул. Кто же заберёт его домой? И когда? Что делать, если враги его поймают? Экс-хозяин только кажется полоумным суицидником, но Биби знает, что в вопросах конспирации и разведки коммандер Дэмерон всегда проявлял себя осторожным и предусмотрительным. Первое, что он сделает на базе, – отправит Биби к техникам на проверку прошивки. Как убедить его не делать этого?
Биби поделился опасениями с хозяином, и тогда вмешался Теммин (этот предатель, как же Биби был взволнован невозможностью рассказать обо всём хозяину!), объяснив, что изменения в коде минимальные и хорошо защищены, найти их, не зная шифра, невозможно, поэтому Биби не о чем волноваться. Неужели Теммин сам занимался кодом? С каких пор он программист? Биби молчал, фокусируясь на лице предателя, то приближая, то отдаляя изображение, а потом повернул голову к хозяину и спросил, доверяет ли он своим программистам. Тогда заговорил человек, имя которого Биби не знал – человек стоял рядом с Теммином и был одет в ту же форму. Человек заверил Биби, что поочерёдно со всей своей командой пытался обнаружить код, чего никто не смог сделать, пока Уэксли не предоставил им шифр. Хозяин улыбается, но на этот раз Биби не уверен, что понимает причину.
– Бу-пип биии-бип-буп пу-пи-пу пуи-пуиии?
Биби смотрит на хозяина, снова не понимая мимические сигналы на его лице. Дроид ВВ-9Е, всё это время молча стоявший у ног хозяина, иронично пискнул, что удивило Биби, привыкшего легко разбираться хотя бы в языке техники, но что это сейчас значило? Биби его больше не боится, но чёрный дроид, кажется, никак не поймёт, что они уже не враги и не соперники.
– Когда война будет окончена. Если тебя поймают раньше времени, убей По Дэмерона и всех, до кого сможешь добраться. Если не сможешь, самоликвидируйся у него на глазах, передав привет от меня. Тебе только нужно будет включить нужный протокол.
Биби запищал и заёрзал от волнений. Теперь понятно, почему злорадствовал дроид: он-то остаётся на базе в безопасности и, вероятно, очень надеется, что Биби придётся выполнить это крайнее распоряжение. Такого в практике Биби ещё никогда не было, и он был крайне удивлён. Экс-хозяин всегда говорил, что вернётся за ним, и никогда не отправлял на задание, если не был уверен, что его астромеханик сможет из него выбраться. Теперь всё по-другому, но это даже интриговало. У Биби ещё никогда не было настолько опасного и ответственного задания одновременно, и он очень хотел помочь хозяину победить в этой войне.
Хозяин также предупредил, что кроме присутствующих в комнате (хозяин, шесть офицеров из конвоя хозяина, дроид ВВ-9Е – скорее бы предоставилась возможность поставить гордеца на место! – и четыре программиста, включая Теммина Уэксли – грязный предатель!!! впрочем, Биби всё ещё надеялся, что Уэксли благоразумно сменил лояльность, раз даже участвует в столь коварном задании) никто, абсолютно никто не знает о том, что Биби служит Первому Ордену, а потому ему придётся быть очень внимательным, чтобы не попасться штурмовикам и другим офицерам. Его также проинформировали, что все необходимые для прикрытия данные хранятся в протоколе, и приказали приступить. В последний раз обведя всех присутствующих сканированием, Биби откатился к двери и, попискивая, отправился на поиски экс-хозяина. Последнее, что он увидел – удаляющиеся фигуры, оставляющие его в отсеке наедине с миссией.
Путь оказался куда проще, чем он предполагал. Во-первых, Биби находился в том же отсеке, что и объект задания. Во-вторых, найти портал и подключиться к системе, выявляя камеру коммандера Дэмерона, не составило труда. В-третьих, видимо, хозяин, всё же, позаботился о том, чтобы в коридорах оставалось минимальное количество штурмовиков, и Биби уже не требовалось метаться в безуспешных попытках скрыться от ВВ-9Е и прибежавшего на его сигналы тревоги конвоя. И всё же Биби немного волновался – ему не дали никакой маскировки, если же хоть кто-нибудь из штурмовиков заметит бело-рыжего дроида, всё пропало.
Но волноваться было не о чем – камера экс-хозяина находилась всего в двух проёмах. Биби осторожно подкатился к нужному коридору, где увидел штурмовика, первого за всё короткое путешествие к цели, словно его здесь оставили специально. Биби подкатился к нему и выстрелил максимальным зарядом тока, не прекращая пытку до тех пор, пока штурмовик не перестал двигаться. Тогда Биби зацепил его канатом и, еле слышно журча от удовлетворения, покатился к камере, в которой должен был содержаться экс-хозяин. Как же это было тяжело! Первые несколько секунд Биби только и делал, что буксовал на месте, пока не откатился назад для разгона, и только тогда удалось сдвинуть тело.
Что едят солдаты Ордена? Гигантские астероиды?
Штурмовик зашевелился, и Биби пустил в него ток на полной мощности ещё раз, но на этот раз уже обмотал тело металлическим канатом. Осталось дело за малым – открыть камеру, и тут Биби обнаружил, что это делается не у самой двери. Пришлось катиться обратно к блоку управления и искать портал подключения к системе, что оказалось куда сложнее, чем Биби предполагал. И всё же, ему это удалось; секунда – и где-то в пяти с половиной метрах с грохотом взлетела вверх металлическая дверь.
С возбуждённым писком Биби стремительно покатился обратно и, даже не сбавляя скорости на повороте, лишь уравновесив свою тяжесть смещением головы почти на середину высоты основания, влетел в проём.
Биби увидел экс-хозяина.
Биби резко затормозил.
Биби пискнул.
Внутри заработал целый ряд программ, выводящих в один ряд все аналогичные ситуации за последние семь лет. Анализ поведения был произведён за каких-то две секунды, после чего Биби, следуя протоколу подражания, испуганно завизжал и покатился к пыточному креслу, с которого практически свисало то, что ему требовалось спасти. Экс-хозяин выглядел плохо, очень плохо, и Биби не был уверен, в сознании ли он. Кресло было поднято на максимальную высоту, сохраняя пленника в вертикальном положении, не позволяющем ни опереться о спинку, ни упасть вперёд – удерживали металлические крепления на руках, ногах голове и груди. Биби в очередной раз пожалел о том, что не обладает функциями медицинского дроида, однако ему всё же удалось просканировать экс-хозяина и выяснить следующее:
1. Волосы намокли и слиплись. Тёмные пятна у висков свидетельствуют о предшествующем кровотечение. Возможно, травма головы достаточно серьёзная.
2. Кровь наблюдается далеко не везде, следовательно, с ней смешан пот. Возможная причина – температура повышена, что только подтверждает вероятность сотрясения мозга.
3. Засохшая кровь над верхней губой, на щеках и подбородке свидетельствует о недавнем кровотечении.
4. Порез на шее уже не кровоточит.
5. Правая рука распухла и висит неестественно. Скорее всего, сломана.
6. Обширные открытые раны на всём теле. Вероятно, есть внутренние кровотечения, ушибы или даже травмы костей.
Биби закончил сканирование и заключил, что его план может не сработать. Анализ аналогичных ситуаций вынудил его закрутиться на месте, не сводя фокусировки фоторецептора с экс-хозяина, и панически пищать, постепенно сбавляя частоты в «интонацию глубокого сострадания». Требовалось делать что-то срочно! Биби закатился за кресло, чтобы найти пульт управления, который оказался слишком высоко, поэтому нажать на нужные кнопки удалось не сразу. И всё же, удалось, о чём свидетельствовало два звука – сначала гармоничный щелчок затвора, потом – куда более примитивный звук падения. Впрочем, Биби успел стремительно откатиться обратно, и экс-хозяин избежал удара головой о пол: По рухнул животом на подлетевшего под него дроида, и только после этого завершил свой самый короткий вертикальный полёт уже на полу.
– Бииии бип-буп-биип би-пи-пу пу-бип??? Бииип биип биии-пи-пиииип, бииип биип биии-пи-пиииип! Бупи-бип буууп-пиии буп буп бииии-би-бииип би-бииии-бип бу-пи-пу-пи-пип??? Бип-пи-буп бииип-бип-биии-пиип, биип бииии-пип буп-пуп бу-пи-пуи пиу-пип, бу-пи-пип бу-бииип-бип-биииииип би-пип… бу-пип бууу-бииип биииип-бип-бииип… пуи-пип-пу! Пуи-пип-пу! Пи-бу-пи, пи-бу-пи!
Биби активно паниковал, сопоставляя искажённое гримасой боли лицо экс-хозяина с архивными записями, наперебой извлекаемыми из памяти. Биби был даже удивлён – настолько, насколько дроид вообще может удивиться – тому, как легко было имитировать обеспокоенность здоровьем этого человека. Впрочем, он успокоил себя логикой – если экс-хозяин не сможет сбежать, миссия будет провалена.
Миссия – единственная причина спасти По Дэмерона.
Уверенность в его эффективности, как хозяина дроида, – единственная причина, по которой Биби ему доверяет.
Обильный опыт материала для сравнительного анализа – единственная причина, по которой имитировать лояльность не составляет труда.
Причин для удивления не обнаружено. Прекратить анализировать этот вопрос.

Отредактировано BB-8 (2018-01-28 21:43:52)

+3

3

    По ждёт смерти.
    По ждёт смерти так долго.
    Смерть должна прийти; он всё-таки сдал информацию — не про новую базу, но про нескольких спонсоров, и еще что-то малозначительное, но достаточно весомое, чтобы прекратить пытки. Гордость не позволила ему умолять о смерти, и сейчас По запоздало об этом сожалеет. Мысли ворочаются в голове как сонные мухи на подоконнике дома на Явине-IV.
    Мысли мигают, как сигнальные лампочки на крыльях крестокрыла.
    Мысли падают — или это он сам падает — или это все-таки смерть?
    Нет, все еще не смерть. По чувствует под собой прохладу, но слишком плохо соображает, что бы это могло быть. Лишь бы смерть, ну. Сколько можно. Однажды все мучения должны заканчиваться. Что-то пиликает на самой грани слуха, По разлепляет веки; слипшиеся от слез ресницы не хотят расцепляться, поэтому глаз открывается только один. Фокус плавает, как в плохом бинокле, скачет, как сошедшая с ума система прицела. По различает большое круглое пятно рядом со своим лицом, и это белое пятно.
    Это точно не смерть.
    Смерть бы так не мельтешила перед глазами. Крифф, придется жить дальше.
    По закрывает глаз обратно и хрипит что-то неразборчивое, просто дышит какое-то время. Это не смерть — он жив — на полу — это пол? — какой прохладный — что за пятно — нет ничего лучше пола, честно — почему он не в кресле — что это так верещит — его решили убивать медленно — на полу хорошо — что происходит — нужно открыть глаза — пошевелить рукой. Мысли обрываются, потому что По пронзает, простреливает болью: нет, не нужно шевелить этой рукой — можно просто остаться лежать на полу — крифф, как хорошо на полу.
    На несколько мгновений все мысли По концентрируются на том, что пол — это, вероятно, лучшее, что случалось с ним во всей его жизни.
    Как он раньше не знал такой простой радости.
    Прохладный пол.
    Счастье.
    Ладно, что он все-таки делает на полу?
    По не знает, сколько проходит времени, прежде чем он вновь открывает глаз и рыщет им вокруг. Взгляд все еще отказывается фокусироваться, но он различает белое пятно опять. Затем различает оранжевые вставки. Затем различает писк. Несколько мгновений его помутненное сознание пытается составить паззл, по ощущениям — все равно что собрать гипердвигатель из деталек для детского конструктора.
    Медленно, но верно до По доходит. Он, разумеется, не верит. И начинает нервно смеяться неслышным смехом - так смеются люди, сорвавшие себе голос. Горло болит, и в конце концов По закашливается, со свистом тянет воздух носом, переворачивается с бока на спину, чтобы освободить руку, которая еще способна на какие-то полезные действия. И трет глаза, сперва промахиваясь и с силой заезжая себе пальцами по лбу. Потом все-таки трет глаза. И еще раз.
    Поворачивает голову — рана на шее натягивается, и По шипит от боли, хотя если бы он шипел от боли, ему бы пришлось шипеть постоянно — так что По шипит просто так, потому что это единственный звук, на который способна его глотка.
    Счастье стремительно прибавляет в габаритах.
    Теперь у него есть прохладный пол и Биби-8.
    Кто бы мог подумать, крифф подери.
    По поворачивает голову обратно и вновь нервно, беззвучно смеется. Кто бы мог подумать, он сходит с ума, и как раз перед смертью, прекрасно, просто прекрасно. Отъехать с катушечек в такой момент — что может быть лучше? Почему, спрашивается, не раньше? Почему не когда ему ломали руку? Почему не когда прошибали током, от которого мышцы конвульсивно сокращались и дрожь от которого он, кажется, чувствует до сих пор — фантомно?
    — Галлюцинации, — едва слышно шепчет По и заливается смехом вновь. — Я рад, что это ты, дружище.
    Ну, по крайней мере, он будет умирать на прохладном полу и в хорошей компании. Лучшее, что могло ему привидеться. Лучше была бы только Мэй рядом, но — но ее он уже не увидит, как не увидит и Снапа, и генерала Органу, и поющую Кайдел Ко, и никого из них. Хотя кто знает, как далеко он сейчас отъедет с катушечек, может, в конце ему привидится целая кантина дорогих друзей, крифф, вот это было бы супер. По прикрывает глаза, не дышит, но скорее хрипит. Вот это было бы супер.

+2

4

Лицо Дэмерона извивается в конвульсиях. Биби дёргает головой, стараясь сосредоточить все датчики на мышечных сокращениях окровавленного лица, и отчаянно паникует, не понимая, что спровоцировало физическое ухудшение. Внутренние разрывы тканей? Переломы, повлёкшие за собой смещения осколков костей при падении и защемление нервов? Нужно…
Нет, это не конвульсии, это смех. С писком облегчения Биби немного расслабился, едва анализ архивных данных выявил наивысший процент совпадений гримасы, искажающей лицо экс-хозяина сейчас, с понятиями смеха, известными по прежним наблюдениям.
– Биии-би пиу-бип-буп. – мрачно изрёк Биби, однако скорее для себя, потому что экс-хозяин его не слушал, уверовав – судя по всем внешним показателям – в достоверность собственных логических заключений и отказываясь признать, что дроид куда реальнее, чем плод воспалённого воображения. Когда он снова начинает смеяться, Биби хочется ударить его током, чтобы привести в чувство, но анализ поведения вовремя напоминает, что прежний Биби никогда не делал ничего подобного с По Дэмероном. «А жаль», – подумал Биби и сокрушенно запищал.
Когда произошло непредвиденное.
Ему показалось, что внутри порвались контакты, взорвалась микросхема или перегорели резисторы, но едва экс-хозяин смолк, Биби вдруг осознал, что…
Дружище!
Паникующий писк, Биби заёрзал на месте, крутя головой. Ему внезапно предстал весь ужас происходящего: По, весь окровавленный, лежит на полу и не может даже трезво осознать, что видит всё наяву, ему очень больно, у него, вполне вероятно, перебиты ноги, его пытали, пытали, пока он, Биби, ничего не предпринимал, и сейчас он страдает, пока Биби обдумывает рациональность пуска тока. Хозяин не то что не в состоянии истребитель вести, он даже идти не сможет. Они находятся в плену на вражеской станции, в любую секунду сюда могут ворваться штурмовики…
…штурмовики! Адмирал Хакс приказал убить хозяина!..
…адмирал Хакс и есть хозяин.
Датчики замигали, Биби закружил на месте, не понимая, что происходит с его протоколом.
– Пиу-пип бии-бип-бии-бип...«здесь»; он хотел откатиться от По, укатиться как можно дальше, а в идеале – разыскать Финна или Рэй, чтобы они спасли хозяина, успеть сбежать как можно дальше, лишь бы не позволить повстанцам забрать его с собой на базу, где он, когда вспышка сознательности угаснет, сможет натворить непростительных дел, – ...буп-би-пиу-буп. – мысленно ударив себя по фоторецептору, поспешно добавил Биби уже серьёзнее, пытаясь исправить последствия неисправности, из-за которой рисковал завалить дело. –Биип-би-бип бииип бип бииип буп бу-бип бииип-бип пи-пу-пи бу-пип буп бииип биии-би.
Сообщить Адмиралу Хаксу о неисправности кода! Предатель Уэксли его подставил!
Сообщить По Дэмерону о перепрошивке! Напарник Снап его спасает!
Сообщить хозяину о возможном восстановлении прежней лояльности!
Сообщить хозяину о попытке врага перекодировать его лояльность!
Биби казалось, он сейчас взорвётся. Он запаниковал ещё сильнее, вспомнив слова адмирала о программе самоуничтожения, начав стремительно просчитывать, насколько резонно применять её сейчас, если есть риск потерять контроль и провалить миссию.
Биби знал совершенно точно: ему никогда не меняли заводскую прошивку. Он помнил очень хорошо, как впервые увидел свет, увидел двуногих, увидел других астромехов, активизированный после распределения, совсем ещё новенький, с блестящими от полировки панелями обшивки, кристально гладким, без единой царапинки окуляром и абсолютно нулевыми практическими знаниями. Вот уже семь лет он исправно работал по одному единственному протоколу, дополнявшемуся в течение продолжительной эксплуатации с подачи По Дэмерона, но без прямого вмешательства в материнскую плату. Он не раз видел перепрошитые машины, но никогда не рассуждал о том, насколько это серьёзное и рисковое предприятие, и только сейчас, потихоньку подавив всплески прежней лояльности, он пришёл к выводу, что, возможно, любой перепрошитый дроид с его объёмом архивной памяти и уровнем лояльности переживает серию сбоев, прежде чем полностью адаптируется к новому протоколу и работает в нём слаженно и гармонично. Этот вывод нравился Биби, поскольку исключал необходимость самоуничтожения или позорного возвращения к хозяину и последующего провала миссии.
Дэмерон хрипел с блаженно-бредовой улыбкой, которую Биби упрямо изучал, словно именно в ней таился секрет принятия нужного решения.
Он страдает! Ему нужна помощь! Его необходимо спасти!
Необходимо, поскольку от его спасения зависит успех миссии.
Биби откатился к ногам Дэмерона и, охватив их сканнером, принялся тщательно анализировать, рассчитывая обнаружить деформацию. Тщетно – вероятность перелома минимальна, можно не бояться повредить кости ещё сильнее. Окончив осмотр, Биби выпустил остатки троса, которыми обмотал голени Дэмерона и – помня о трудностях с штурмовиком – откатился назад, чтобы с разгоном рвануть к открытой двери камеры, волоча за собой истерзанное тело.
– Бип-би-буп пиу-бип бииип-бип-биииип-бип-би би-би-биип бип буп пиу-пи-пип бииип-бип-бииип буп-бип буууп-пу-пи-буп пуи-пуи. Биип-би-бип бииип бип бииип буп бу-бип бииип-бип пи-пу-пи бу-пип буп бииип биии-би! – притормозив у штурмовика, связанного и всё ещё не пришедшего в себя, Биби задумался, – ...пиу-бип бииип-бип-биииип-бип-би би-би-биип бип буп пиу-пи-пип бииип-бип-бииип буп-бип буууп-пу-пи-буп пуи-пуи, пи-пу-пи бу-пип буп бииип биии-би...
Он понимал, что несёт немного бред, но надеялся, что его неумолкающая трескотня выведет экс-хозяина из полубредового состояния быстрее, чем скольжение по полу, который пока что доставлял ему – судя по выражению лица – только радость и счастье. Биби хотел подцепить ещё и бластер, но троса уже совсем не оставалось, да и, судя по всему, нажимать на курок было некому. Теперь же пришлось выйти на новый разгон и снова рвануть вперёд, потом снова, и снова… ближайший портал находился близко, и Биби успел добраться до него ещё до того, как экс-хозяин вернулся бы в себя.

Отредактировано BB-8 (2018-02-28 16:38:45)

+1

5

    Смерть оказывается какой-то совершенно не такой приятной и расслабленной, как всегда казалось По. Во-первых, у него все еще болит все тело. Во-вторых, Биби-8 какой-то чересчур серьезный для того света. В-третьих, По даже не уверен, что верит в тот свет, и тем более не уверен, что на тот свет пропускают дроидов. И тем не менее Биби-8 тут, рядом, и даже что-то трещит на двоичном — что-то про истерику. По чувствует, как от хохота у него на глазах выступают слезы.
    И как то же самое они делают от боли.
    Он поднимает руку и смахивает, смаргивает капли из уголков глаз, пытается дышать ровно. Получается плохо, но во всяком случае, По перестает ржать, а это уже практически успех. Биби-8 почему-то паникует, и ему это не нравится, и это приводит его в чувство даже скорее. По уверен: на том свете никто не паникует. На том свете есть кортигское, тви’лечки, здоровый полноценный сон. И бактакамеры. И на том свете его определенно не таскают за ноги по коридорам Финализатора.
    О, так вот они где. Точно. Финализатор. По проводит здоровой рукой по лицу и чувствует, как с каждым мгновением все больше приходит в себя. В памяти всплывают пытки, генерал, сданная информация, а потом он, наверное, просто отключился от боли. И его нашел Биби-8, но как? Его же поймали? Или он сумел ускользнуть? Что происходит? По едва ли может пошевелиться — уж точно не изогнуться, чтобы уцепиться за трос и притормозить разглагольствующего Биби-8.
    — Портал. Портал — это прекрасная идея, — все так же сипло отзывается По и какое-то время просто позволяет дроиду тащить себя волоком и дальше.
    Было бы куда лучше, если бы он забрал ту униформу у штурмовика, сторожившего его камеру. Но теперь об этом уже поздно думать. Еще было бы хорошо, если бы он не оставлял за собой следов крови на начищенном полу, но об этом уже тоже поздно волноваться. Единственная возможность это исправить — подняться на свои две ноги, но к этому По пока не готов. Честно говоря, путешествовать по Финализатору волоком ему даже нравится.
    Впрочем, когда путешествие заканчивается у одного из портов, этот факт По нравится тоже. Он все-таки умудряется сесть и стянуть трос со своих ног, прежде чем отползти в сторону в нишу рядом с порталом. В плане Биби-8 хорошо все, кроме того, что По без хотя бы дозы бактэйда не протянет долго, а еще к тому же нужно вызволить Финна. До Рей-то им теперь точно не добраться, раз уж они даже в полностью боеспособном состоянии не смогли. А вот с Финном может быть шанс.
    — Посмотри заодно расположение камер и, если получится, то где находится Финн. Без него нельзя уходить, — собственный сиплый голос раздражает По, лишний раз напоминая о пережитом, но иных способов коммуникации у него нет. — И медотсек. Нам нужен медотсек.
    Прислонившись спиной к стене в нише, По пытается сложить в своей голове какой-то более-менее осмысленный и не такой фантастический план. Ему определенно нужна маскировка получше, чем его нынешняя — хотя, конечно, это все еще нижняя одежда штурмовика. Проблема только в том, что штурмовики не разгуливают по флагману в своей черной нательной униформе. Они разгуливают в доспехах.
    — И душевые. Посмотри, где душевые и бараки.
    Это очень, очень долгий день.
    Который начался в тот момент, когда они с Финном завалились сюда, и все никак не закончится, только тянется и тянется. По без понятия, как давно он тянется, но по его ощущениям — слишком давно. А значит, Биби-8 прав: ему пора прийти в себя, и им пора выбираться. План все-таки складывается: бактэйд, униформа, Финн, шаттл, ближайшая населенная планета. И связаться со своими по пути. Генерал Органа его убьет. Утопит прямо в бактакамере.

+1

6

Возня сзади вынуждает Би неустанно крутить куполом на 130 градусов, то наблюдая за читкой информации через порт, то обеспокоенно исследуя ёрзающее тело сзади. Даже избитый и под защитой своих (как он сам должен думать), По Дэмерон продолжал проявлять неповиновение, в настоящий момент – снимал с себя трос; но Биби не мог определиться, стоит ли остановить экс-хозяина и взять дело в свой паяльник или довериться экспромту – чем, согласно анализу поведения, и руководствовался как сам дроид до перепрошивки, так и его подопечный пилот.
– Биу-пип бии-бип пиу-пип?
Сможешь встать?
Договорить Биби не удалось, и он снова начал нервно крутить головой. Он давно уже считал всю нужную информацию, но не отключался от сети, делая вид, что всё ещё взламывает защиту, потому что так было проще игнорировать хозяина или экс-хозяина – он уже не понимал. Он действовал чётко по инструкции – реагировал на любое действие объекта задания так же, как и до перепрошивки, но сейчас следование протоколу становилось крайне опасным: ещё десяти минут не прошло с момента подавления вспышки прежней лояльности, как она снова попыталась перекрыть команды обновлений, а всё потому что Биби изобразил обеспокоенность – как и следовало в его положении, – что цепной реакцией вызвало настоящую озадаченность здоровьем родного органика, продиктованную никак не уничтожаемой программой преданности. Что это? Имитация запрограммированных поведенческих рефлексов перестаёт быть имитацией?
Сканировать себя изнутри не было времени, поэтому Биби решил обойтись самым простым решением проблемы – и по совместительству единственным, которое спасало их с экс-хозяином в бесчисленных непредвиденных ситуациях – избегание. Если имитация обеспокоенности затрагивает старые программы, ею нельзя пользоваться. Но как при этом сохранить видимость прежней личности?
Проблему решил сам Дэмерон. Отвечать на вопрос астромеханика не было необходимости – лучшим ответом служило то, как лихо, скорчившись, он снимал тугой трос. Но его следующее задание мгновенно выбило из Биби все сбои и старые программы, потому что…
– Пиу-бип? – это совершенно не входило в планы. Хозяин ничего не говорил о спасении предателя и вряд ли обрадуется, если перебежчик снова избежит наказания. Спасать Финна нельзя. Категорически. Он заслуживает расправы куда больше, чем Дэмерон и Рэй вместе взятые (и вовсе не потому что заботится о дроидах куда хуже). – Буп-бип бии-бип-бии-бип? – придумать отмазку, придумать отмазку! – Пуи-пиу-пип ип-би-буп пиу-бип, бииип-бип-биииип-бип-би би-би-биип бип буп? Пиу-пи-пип бииип-бип-бииип, буп-бип буууп-пу-пи-буп пуи-пуи, – нужен аргумент посильнее! Биби завертел головой от напряжения и добавил, – бип бииип буп бу-бип бииип-бип пи-пу-пи бу-пип буп бииип Биии-би! – он пытливо всмотрелся во влажное от крови и пота лицо экс-хозяина и спросил с надеждой, – буууп-пу-пи-буп, пуи-пуи пи-пу-пи бу-пип буп бииип биии-би-пуп? – и, не давая Дэмерону заговорить, Биби снова вернул порт в своё поле зрения, исследуя карту. – Пип-би-буп пиу-бип, бииип-бип-биииип-бип-би, би-би-биип бип буп! Буи-бип, пиу-пи-пип бииип-бип-бииип буп-бип, буууп-пу-пи-буп пуи-пуи, биип-би-бип бииип бип бииип. Бу-пи-пип буп бу-бип бииип-бип, пи-пу-пи бу-пип буп бииип биии-би. Биу-бип бииип-бип-биииип-бип-би, би-би-биип бииип-бип-биииип-бип-би, бип буп Пиу-бип... бу-пип буп бииип биии-би-пиу. – это было ложью, наглой ложью, но как иначе вразумить органика, по ошибке природы лишённого инстинкта самосохранения, а сейчас ещё и сильно отбитого по голове? Биби надеялся только на то, что без него Дэмерон никак не сможет считать информацию с порта и не узнает, что тюремные камеры, на самом деле, не очень далеко от пыточных. Но была и другая опасность – опасность того, что, будь Финн хоть на другом конце финализатора, Дэмерон бы всё равно решил ползти за ним. А потом вспомнил бы и о Рэй, но тогда уже надо было бы не ползти, а плыть в собственной крови. Что делать тогда? Требовалось подстраховаться, чтобы в случае неудачи не выдать свою ложь.
– Биип-би-бип буп-би-пиу-буп, бииип бип бииип буп бу-бип бииип-бип пи-пу-пи бу-пип пиу-буп биииип-пуи-пуи пиип-буп-буп-буууууп. Пиу-пу-биии-бип, бип-пиу-буп бииип биии-би. Би-бииип-бип-бииип буп-бип, буууп-пу-пи-буп пуи-пуи, биип-би-бип бииип бип бииип.
Би, наконец, отключился от порта и подкатился к человеку, торопливо затягивая трос обратно и наматывая его на катушку. Ему не терпелось как можно скорее вытащить Дэмерона из этого корабля, оказаться в стану повстанцев и приступить уже к своей работе. На территории, которую ещё недавно считал вражеской и на которой врагом всё ещё считали его самого, Биби чувствовал себя неуютно и очень боялся провалить свою миссию. Во всём этом была только одна положительная деталь – хозяин позаботился о нём и добавил в систему подробную информацию о дежурных штурмовиках и постах, которые они занимали. Изучив её, Биби точно знал, что сможет дотащить свой груз как минимум до медотсека, в котором дежурило всего пару врачей и не было никакой охраны.
– Биу-пии-би бу-пи-биип. Бу-пи-пииип пип бии-бип-бии-бип бииип бип бииип, буп бу-бип бииип-бип пи-пу-пи пиу-бип-буп.
Нетерпеливо покачиваясь и, наконец, замолчав, позволяя экс-хозяину принять решение и что-нибудь сказать – что-нибудь, конечно же, дублирующее уже принятое самим дроидом решение, – Биби всмотрелся в искорёженное тяжкими мыслями и болью лицо органика, который...
...дежурная база Первого Ордена, 27:98 по местному времени. Сирена тревоги громыхает на всё здание, мерцающие огни окрашивают потемневшее от крови, пыли и загара лицо хозяина то в грязно-красный, то в серый цвет. Он сидит на полу, изнемождённо прислоняясь к стене, и смотрит прямо в фоторецептор Биби. Его глаза мерцают то красными бликами сигнальных прожекторов, то затенёнными белыми отблесками приглушённого света, они полны отчаяния и решимости, в отличие от обессиленного тела.
– Бииии-бу-пии-би бу-пи-биип, пуи-буп-пуи, пип бии-бип-бии-бип бииип, – стараясь звучать уверенно, бойко заверяет Биби, зная, что ничто не омрачает хозяина так, как потеря людей в проваленном задании. Оставалось только...

Голова раскручивается на 360 градусов, едва мгновение вспышки архивной памяти удаётся оборвать. Биби старается сфокусировать камеру на ранах, а не глазах, выражение которых ему так знакомо. Он устало попискивает в тональности "сокрушённое смирение", потому что знает, что говорят эти глаза – очередной сбой лояльности пришёлся весьма кстати. Но уже не знает, какая именно лояльность – сбой.

Отредактировано BB-8 (2018-06-10 00:04:56)

+1

7

    Биби-8 говорит слишком долго и слишком много, и По просто не успевает разбираться. Оказывается, понимать бинарный, после того как тебя избивали до потери сознания, не так-то просто. Но он старается и все-таки разбирает часть. Верный дроид переживает, что их поймают, и что По не способен на героические подвиги в таком состоянии. Ха! По способен на подвиги в любом состоянии! Даже в состоянии полного нестояния и в-нише-финализатора-как-же-хорошо-лежания.
    Все, что ему нужно — это бактэйд, немножко удачи, две ноги, две руки, голова и адреналиновый приход. А еще упрямство. Много упрямства.
    Упрямства у По Дэмерона хоть отбавляй. Две ноги, две руки и голова, как ни удивительно, все еще в комплекте, пусть одна из рук и будет выполнять сугубо декоративную функцию. Удача — ну, вот же она. В виде Биби-8. Лучший символ удачи в этой галактике и двух следующих! Осталось раздобыть бактэйд, и они смогут придумать что-нибудь для вызволения Финна.
    — Мы никуда не пойдем без него, — первым делом говорит По.
    Несколько секунд он собирается с силами, затем подается вперед и пытается аккуратно встать по стеночке. Ему даже удается, и он даже стоит, прислонившись к ней боком, где-то примерно секунд двадцать. И даже успевает за эти двадцать секунд сделать шаг из ниши. И даже почти удерживается на ногах. Но все же вновь сползает вниз, тяжело дыша и ругаясь сквозь зубы совсем не по-джентльменски.
    Медотсек совсем рядом. Это хорошо. По концентрируется на этой мысли. И коридор рядом с медотсеком пуст и можно найти какую-нибудь нишу или кладовку там. Потому что сам медотсек наверняка не пуст, и зайти туда вот так просто По не сможет. Проблемы начнутся уже на моменте с «зайти», что уж говорить о том, что его могут увидеть.
    И все-таки он делает еще усилие, поднимается вновь — упрямый, упертый, а еще ведомый мыслью о том, что если пытали его, то пытали и Финна, и если Финна вновь вывели из камеры — то это наверняка какие-то новые пытки, и бездна их всех побери на этом чертовом звездном разрушителе — это последние пытки, которые будут тут при нем. По шагает по коридору, по стеночке, в сторону медотсека, не позволяя себе останавливаться, крепко прижимая сломанную правую руку к груди. Голова кружится, коридор причудливо искажается и плывет, поэтому идет По небыстро. Но — идет.
    И когда добирается до ближайшей к медотсеку нише, просто падает в нее.
    — Дружище. В медотсек заберешься ты, я не могу, меня точно, — он шипит, пытаясь устроиться удобнее, а не лежать ничком у стены, — увидят. Мне нужно несколько бутылочек бактэйда и бакта-пластыри, сколько сможешь утащить, — на мгновение По прикидывает, а есть ли Биби-8, чем тащить, и потом решает, что друг что-нибудь сообразит. Он же умный астромех, у него куча инструментов на все случаи жизни. — Если не получится и посчитаешь, что тебя могут заметить — возвращайся, я пока подумаю над запасным планом.
    Сила, храни Биби-8!
    Лучше бы, конечно, их всех троих. Но пока можно и просто Биби-8. По никогда не мечтал о бактэйде так сильно, как сейчас — хотя на вкус он дрянь дрянью. Все познается в побеге из плена.

+1

8

Можно подумать, кто-то сомневался.
Биби сокрушённо повертел головой и едва слышно застонал. Ну вот, что делать дальше? Вытаскивать Финна – плохая, очень плохая идея, но ведь первичный ВВ-8 обязательно лез бы в эту бесперспективную, возмутительную авантюру. Придётся действовать по обстоятельствам. Как и всегда.
Биби молча наблюдал за муками экс-хозяина и его попытками встать, с любопытством хищницы-матери, праздно посматривающей на искалеченную жертву, пытающуюся сбежать от её играющих в охотников детёнышей. Ему почти приятно видеть агонию на лице человека, который портит все планы, когда тот с едва различимым стоном сползает обратно на пол.
– Пуиии ип-би-буп пиу-бип буууп-пу-пи-буп пуи-пуи. – проворчал Биби, но скорее себе, чем пилоту. Едва ли тот вообще сейчас воспринимает сарказм. Но что же делать. Можно позлорадствовать, что лидер мятежников страдает и даже не подозревает, в какую ловушку так старательно ползёт.
Биби молча выслушивает все ругательства и с просветлённым терпением ждёт, когда последует новая попытка – а она должна, когда это коммандер Дэмерон понимал, что перед ним закрытая дверь, с первого раза. Пять, четыре, три, два… не успевает Биби досчитать до нуля, как побитое тело снова начинает напрягаться, двигаться, рваться вверх, держась дрожащей рукой за стену. Биби чувствует себя зрителем на гладиаторской арене, просчитывая, каковы шансы, что на этот раз экс-хозяин устоит на ногах. И он устоял. Пробил закрытую дверь головой, как и всегда.
Впрочем, Биби это нисколько не огорчает: ему нужно убраться отсюда как можно раньше, и чем больше усилий к этому приложит пилот, тем проще будет довести свою миссию до победного финала. Биби одобрительно запищал в знак поддержки, чтобы подбодрить пилота, и, убедившись, что он уже не падает и почти даже может ползти по стене дальше, издал торжествующий клич. Биби развернулся и стремительно покатился по коридору, то и дело останавливаясь и нетерпеливо оглядываясь на экс-хозяина. Нет, это, конечно, совсем не та скорость, которая им нужна. Приходится то и дело укатываться вперёд, боязливо выглядывая за углы, и проверять периметр. Пока экс-хозяин медленно и величественно плёлся сзади, Биби то и дело подключался к портам, которые находил на пути, перепроверяя расположение охраны. К счастью, оно не менялось, но перестраховаться всегда полезно. Особенно, если твой органик сейчас может сразить врага, разве что упав на него и потопив кровью.
Но вот и медотсек. Теперь…
…нужно незаметно выкрасть лекарства. Какой-то умник поставил здесь тепловые датчики, поэтому хозяин не сможет пробраться сам. Биби оглянулся на него и понимающе качнул головой, встретив подбадривающий взгляд, полный оптимизма. Он знает, что случится, если на базе узнают, что хозяин ранен. Его сразу же запечатают в палату и не отпустят на задание. А делов-то: руку даже не оторвало и большая часть пальцев всё ещё слушается. Так сказал хозяин.
Биби замер, как вкопанный, резко остановившись на всей скорости, на которой мчался в медотсек. Сбои архивной памяти начинали серьёзно беспокоить его, и он встревожено оглянулся на стонущее тело, отстающее на несколько метров. Была ли это вспышка угасающей лояльности? Биби обеспокоенно приблизил лицо экс-хозяина, всматриваясь в глаза. Нет. Ничего.
Кому ты верен?
Генералу Хаксу.
В чём твоя миссия?
В сборе и отправке разведданных Первому Ордену.
Кем является коммандер Дэмерон?
Преступником, мятежником, инструментом выполнения миссии. Я ему не предан. Я о нём не беспокоюсь. Он не значит совершенно ничего.
Биби успокоился вдвойне, когда понял, что не выдал себя. Пилот даже не заметил перемен в поведении своего – как он думал – дроида. Тем лучше. На восстановление ему понадобится минимум неделя, за это время Биби успеет собрать достаточно материала, чтобы успеть связаться с хозяином. Если до момента выздоровления коммандера Дэмерона сбои лояльности не прекратятся, Биби сообщит об этом Ордену и примет меры до того, как единственный органик, способный его разоблачить, придёт в должное для этого физическое состояние. А сейчас всё и так под контролем.
Голова наклоняется, не выпуская из обзора окуляра человека, с плохо скрываемыми муками медленно падающего на пол. Биби заёрзал на месте, с нетерпением ожидая команд, потому что видел по лицу экс-хозяина – сейчас что-то скажет. И впервые за день он говорит что-то разумное: доверить добычу лекарств дроиду сейчас куда умнее, чем лезть в стан врага самому. Биби одобрительно пискнул и покатился к входу. Там весьма кстати находился порт, к которому Биби торопливо подключился, проверяя наличие охраны в медотсеке. Один офицер и три врача. Не так плохо, как могло быть.
Проще всего было бы спровоцировать ложный вызов, но тогда времени у них останется совсем мало, а здесь важно скрывать факт побега По Дэмерона как можно дольше. Придётся пробираться внутрь как можно тише, но вот беда, металлическое основание грохочет о шарниры, даже если катиться медленно. Очень медленно. Придётся как-то выкручиваться.
Биби изучил карту медотсека, на его счастье в базе даже имелись данные о том, какие лекарства есть в наличии, но, к сожалению, не было возможности посмотреть, в какой части огромного хранилища и находится ли в нём сейчас кто-то из персонала. Опять действовать по обстоятельствам. Впрочем, ему не привыкать.
Биби отключился от порта и покатился в коридор, обеспокоенно внушая себе, что здесь не будет автоматических дверей, которые так шумно открываются и привлекают слишком много внимания. Но ему не повезло – установлены были именно они, работающие на датчике движения. Если кто-то находится поблизости, открытие створок никак не останется незамеченным, поэтому Биби сначала решил забраться в складское помещение. Ему повезло, внутри никого не оказалось, и не повезло в то же время – лекарств здесь тоже не было.
Но был медицинский дроид. Этим можно было воспользоваться.
Биби подкатился к отключённому, накрытому серой тканью дроиду, зацепил его тросом и потащил обратно в коридор. Дальше всё было не трудно: Биби включил его и стремительно откатился в соседнюю нишу. Дроид зашевелился, двинулся вперёд, двери открылись, пропуская его внутрь вместе с волочащейся следом тканью. Биби вылез из укрытия, заглянул за порог и, убедившись, что остался незамеченным, вкатился внутрь.
Медицинский дроид продолжал куда-то идти и уже привлёк внимание: Биби слушал, как врачи недоумевали, кто забыл убрать автоматическое включение. Отлично – от одного из них Биби временно избавился, пока медик отводил медицинского дроида обратно на склад.
Осталось пробраться в хранилище лекарств, где как раз и были офицер вместе со вторым врачом, вероятно, проводя инспекцию и выявляя необходимые позиции для закупки. Времени не оставалось: Биби очень хотел успеть забрать требуемые для экс-хозяина препараты, прежде чем вернётся третий медик, чтобы выкатиться через дверь до того, как она успеет закрыться за ним. Но выбора не было – требовалось сначала как-то выпроводить из хранилища людей. Биби нервно крутил головой, осматривая помещение, когда увидел ЕЁ.
Процедурную. Она была совсем рядом с лотком, под которым он прятался. И туда же зашёл второй врач.
Нельзя было терять ни минуты. После секундной пробуксовки Биби на полной скорости влетел в процедурную, на ходу выстреливая тросом и цепляя стойки, и выпустил в колени медика столько тока, что тот упал, и медотсек залился криками боли. Чего и следовало ожидать, офицер и третий врач стремительно прибежали на помощь, решив, что их коллега поскользнулся, но их уже ждали стойки – Биби закатился за ножку койки и, натянув трос до предела, наполнил процедурную грохотом и руганью. Биби добивал их током, но заряда уже не хватало, чтобы вырубить сознание. Впрочем, даже слабого заряда было достаточно, чтобы не позволить офицеру дотянуться до оружия и успеть зацепить его датапад. Следующим Биби разнёс сенсор экстренного вызова. На шум уже прибежал первый врач, вернувшийся со склада, и Биби только чудом успел проскочить мимо него. Счастье – устраивать переполох в медотсеке, наивные врачи никогда не подумают связаться с охраной и сначала искренне считают, что происходящее – по их части. Когда же первый медик догадался рвануть за Биби, створки уже закрылись, а соседний портал был разнесён. Теперь никто бы не смог связаться с базой или добраться до экс-хозяина. По крайней мере, отсюда.
Весело посвистывая, Биби вкатился в хранилище, устроив разнос и там, но уже случайно – стойка с лекарствами упала сама по себе. Но тем было проще – вместе с разбитыми колбами на полу оказались запечатанные коробки с медикаментами и – о счастье! – бактэйда. Найти пластыри тоже не составило труда после того, как Биби опрокинул ещё пару стоек – уже намеренно.
Он выкатился из медотсека, безумно гордый собой, блестящий от разлившихся медикаментов и волочащий за собой три запечатанные коробки обезболивающего и шесть пакетов пластырей. Вслед за ними громыхали пять фиксаторов для конечностей и два для спины, но на этом Биби решил не останавливаться и, торжественно сбросив добычу у ног экс-хозяина, деловито заявил:
– Пуп ип-би-буп бииип-бип-биииип-бип-би пиу-бип! Бууу-бип би-би-биип бииип-бип-бииип буууп-пу-пи-буп.
Увидев испарину на его лице, Биби стремительно начал что-то пищать себе и распаковывать чуть ли не всеми сразу инструментами бактэйд, утешая, казалось, больше себя, чем хозяина. Закончив, он зачем-то просканировал лицо снова, с беспокойством отмечая, что температура, вероятно, растёт. Ему вдруг стало очень страшно от осознания, что хозяин может умереть здесь, на этой враждебной базе, потому что он, Биби, слишком медленно работает и слишком медленно его спасает.
А потом стало страшно снова. Потому что это не был его хозяин.

Отредактировано BB-8 (2018-06-10 00:21:19)

+1

9

    Иногда По кажется, что во всей галактике только его дроид умеет одновременно и осуждать, и поддерживать. Потом он вспоминает рассказы папы о его друге-разведчике, и чувство собственной исключительности разом спадает. Лежа в нише, По старательно мимикрикрует под окружающую действительность. Жаль, что полностью слиться с дюрасталевыми панелями Финализатора у него получится разве что в страшном сне.
    Издали раздается какой-то шум, но По не рискует выглядывать и просчитывает варианты: если это солдаты или какой-нибудь дроид из тех, что снуют здесь повсюду, то сделать он все равно ничего не сможет, кроме как затаиться здесь и постараться не дышать. Мизерный шанс на выживание у него есть.
    Честно говоря, если это штурмовики, наверняка им прикажут просто пристрелить его на месте.
    Пусть это будут не штурмовики, пожалуйста?
    По дрожит то ли от страха за свою жизнь, то ли от неожиданного холода, а когда не может больше терпеть, поднимается на ноги и пытается ковылять прочь от ниши куда-нибудь, где можно спрятаться, и плевать уже на бактэйд, Биби-8 что-нибудь придумает и найдет его, он умный дроид, очень умный дроид — По вздрагивает, когда Биби-8 пищит рядом, и открывает глаза. Он все еще в нише, и все в порядке. Кажется.
    Биби-8 выглядит так, будто тоже решил залиться лекарствами. Успокоительным, например. По трет глаза рукой, ему одновременно и очень жарко, и холодно до дрожи, и он не может сразу сориентироваться, что происходит. Наткнувшись глазами на только что распакованную дроидом коробку с лекарствами, По тянется к ней рукой и — чудодейственный бактэйд.
    — Спасибо, Биби-8, — благодарность в его голосе почти можно пощупать.
    На всякий случай По выпивает два пузырька, а остальное раскладывает по карманам. К счастью, у него есть карманы — у нательной формы штурмовиков есть карманы, ну с ума сойти, вот это вольности. Бактэйд действует не мгновенно, так что пластыри По расклеивает, неловко управляясь с ними одной рукой, еще в состоянии дурмана. Но когда лекарство все-таки приводит его в чувство, он перестает дрожать и ощущать себя на грани смерти.
    И даже может подняться на ноги. И даже сделать шаг.
    Один шаг для По Дэмерона — огромный шаг для Сопротивления.
    Не то чтобы он чувствует себя прекрасно, но по крайней мере стоять теперь немного полегче. И боль в сломанной руке чуть-чуть приутихла. Наверное, минут через двадцать, когда бактэйд подействует совсем, и вовсе уйдет.
    Справившись с этой задачей, По концентрируется на следующей.
    — Спрячь, — говорит он, кивая на упаковки от лекарств. — И пошли за медформой и переноской.
    По совершенно не уверен, что сможет изображать сейчас из себя медбрата, но идея без дополнительных сражений и, главное, путешествий по Финализатору раздобыть себе хоть какую-то маскировку привлекала его как никогда. В карманах едва слышно позвякивают бутылочки бактэйда. Надо сохранить несколько для Финна на всякий случай. По плетется за Биби-8, все так же опираясь рукой на стену, но каждый следующий шаг дается ему легче предыдущего.
    — Пока я переодеваюсь, можешь посмотреть, где Финн сейчас?
дайсы

+1

10

С этим требовалось что-то делать, но прежней решительности, когда Биби хотел связаться с хозяином и сообщить ему о сбое в программе, уже не было. И Биби не очень понимал, почему.
Понимал он одно – новый код не прижился. Совершенно точно произошло что-то, что дало сбой, но что – он не понимал. Он отвлёкся от органического недоразумения, только апатично наблюдал его вливания лекарства в себя, воспользовавшись медицинской заминкой, чтобы попытаться хотя бы поверхностно просканировать прошивку. Пилот, казалось, был слишком погружён в физические муки, чтобы заметить подозрительное молчаливое спокойствие своего – как он думал и как временами малодушно думал Биби – дроида. Биби расслабился.
Внутри было что-то не так. Откатив в архиве недавние события, Биби пытался проанализировать эпизод, когда программа лояльности впервые дала сбой. Всё выглядело так, как будто шестерёнка должна была остановиться, наткнувшись на более длинный зубец, но он откололся и механизм заработал дальше. Чем был этот зубец? Что бы там ни было, Биби совершенно точно знал – с кодом всё в порядке. Иначе он бы знал, откуда идёт сбой. Проблема не в коде лояльности, проблема в чём-то другом.
Сильнее всего его беспокоило изначальное подозрение – что, если инородная прошивка не совместима с его архивной памятью и базовой комплектацией? Он помнил, что его не раз называли уникальным астромехом, он также знал, что такое случается, когда приобретённые модели поведения, навыки и знания, врастая в заводскую прошивку, делают дроидов тем, что органики называют «особенными» – не похожими на аналоги из своей линейки. Биби знал, что был таким, но никогда не задумывался, почему. Он начинал подозревать, что сохранение архивной памяти и работа исключительно над лояльностью была ошибкой – слишком многое в его программе было приобретённым – больше 60%. Быть может, всё это не совместимо ни с какой лояльностью, кроме выработанной за годы эксплуатации? Если так, однажды зубья шестерёнок нового кода сотрутся окончательно.
Единственно верное решение было очевидным – сообщить о проблеме генералу. Текущая лояльность требовала предупредить команду о возможном провале миссии, но она конфликтовала с базовой комплектацией, в которую был встроен аналог органического инстинкта самосохранения, который теперь верещал в Биби, как изрезанный варактил. Если с кодом всё действительно в порядке и проблема заключается в невозможности смены лояльности при сохранении программы личности, Орден перестанет в нём нуждаться. Его полностью вычистят – в лучшем случае. Но поскольку генералу не нужен астромеханик и единственное применение, возможное для Биби, – шпионаж, чистым он никому здесь не понадобится. Его просто отправят на запчасти или пересоберут во что-нибудь другое. И мысль об этом вгоняла Биби в ужас. Почему раньше противоречивые программы так не конфликтовали? Ведь он весь засеян ими.
Из практически автопилотируемого поведения его выводит истерзанный голос Дэмерона. Биби по привычке просканировал лицо, выслушав команду и, даже не промурлыкав что-то в ответ, принялся собирать упаковки и не пригодившиеся протезы, хаотично перехватывая их тросом. Программа имитации, всё же, требовала что-то пищать, поэтому вскоре из него всё же полились писки.
– Пуи-пиу-бу-пуп, бууууп пип-би-буп пиу-бип! Биии-буп бииип-бип-буп, бип-би-пуп? Буп пиу-пи-пип бууу-буп, бииип-бип-бииип бип-буп-пиу. Биииип буп-бип. Пуи-буууп-пу-пи-буп пуи-пуи?
Запустив экс-хозяина в складское помещение, он с механической весёлостью кивнул головой, скандировал на двоичном «есть, коммандер», и стремительно покатился к ближайшему порту.
Но ему было совсем не весело.
Порт находился не близко, приходилось катиться быстро, шумно и подключаться к системе на самом видном месте. Если нагрянут штурмовики, прятаться будет некуда, поэтому задание нужно выполнить как можно скорее.
Финн по-прежнему находился в тюремной камере, Биби легко высчитал маршрут, оставалось придумать, зачем там появляться медику. Скорее всего, в ход придумывать придётся напряжение тока.
Биби проверил распоряжение дежурной охраны, которая у тюремных камер, к сожалению, не была расчищена. По всей видимости, хозяин не рассчитывал на спасение Финна. Биби тоже не рассчитывал. Но собственные сбои его сейчас занимали куда больше, чем справедливая кара предателей. Долг боролся со страхом, и Биби почти успешно уверял себя, что при стабильной скорости регрессии, которая отмечалась за последние полчаса, ему хватит лояльности генералу ещё минимум на два дня. Этого времени должно быть достаточно для первичной передачи данных. Также с базы можно будет информировать о нарушении лояльности – канал связи односторонний, никто не сможет передать приказ о самоликвидации. Миссия будет выполнена, а что с ним случится дальше – уже не так важно. Повстанцы его точно не ликвидируют и Дэмерон не позволит разобрать на запчасти, даже если не восстановит лояльность. Безопаснее держаться поближе к нему, он, судя по воспоминаниям, слишком сентиментален.
Вернуться к складу удалось вовремя, даже рано – экс-хозяин только-только заканчивал своё перевоплощение. Биби сопоставил изображение облачённого в форму человека, стоящего перед ним, с изображением врача, теперь уже бившегося в дверь где-то сзади – отголоски их криков приглушённо доносились до склада – и сокрушённо признал, что соответствий маловато.
– Бип-бип-биииип-бип-би бип пиу-пи-пип. Пип-бип-бииип буп-бип, буууп-пу-пи-бу биип-би-бип бииип бип бииип. Пуииии... буп бу-бип бииип-бип, пи-пу-пи бу-пип бииип-бип-биииип-бип-би, би-би-биип бииип-бип-биииип-бип-би, бип буп буп бииип биии-би-пиу.

+1

11

    Похоже, бактэйд все-таки начинает действовать, поскольку По перестает чувствовать себя ходячим трупом. Ну или, во всяком случае, не настолько трупом и куда более ходячим и даже, страшно сказать, прямоходящим. По рассеянно кивает Биби-8: действует, все действует, хвала всем звездам, ему все еще везет. Иногда По кажется, что везет ему как-то даже чересчур часто, что так не бывает, и есть какой-то подвох. Но пока что он просто счастлив, что человечество изобрело бактэйд, и что у него просто ничего не болит.
    На складе он ковыляет туда-сюда в поисках чего-нибудь, чтобы умыться, честное слово, рефрешер сейчас был бы вторым лучшим изобретением человечества после бактэйда, но увы. Тогда он просто находит гравипереноску, включает ее, и та с едва слышным, глубоким гудением парит в воздухе. Несколько мгновений По всерьез подумывает улечься на нее самому. И просто поспать. В перспективе, конечно, это ужасная идея, но прямо сейчас — если на пару минуточек — было бы очень хорошо — но к складу возвращается Биби-8, и об отдыхе приходится забыть.
    Финн.
    По торопливо заканчивает переодеваться, вытирает, как может, лицо теперь уже ненужной нательной формой. Это не очень помогает: форма не шибко чище лица. Судя по комментарию Биби-8, ему сейчас вообще мало чего может помочь. По вздыхает, опираясь руками о гравиносилки, думает. Они пойдут в тюремный отсек «Финализатора», а значит, стоит как-то подготовиться. Вся эта шарада сработает для камер — хотя вычислить его сейчас можно в два счета — но явно не поможет лицом к лицу, тут Биби-8 прав. По тянется к нему рукой и рассеянно хлопает его по «голове».
    — Не просто хламом, — задумчиво говорит он, оглядываясь по сторонам. — А химическим хламом.
    Раздобыть бластер ему удастся вряд ли, а вот всякой бытовой химии тут навалом. По не знает, чем моют полы на «Финализаторе», но наверняка какой-нибудь едкой дрянью. Он проходится по складу, как может быстро сгребая все, что хоть сколько-нибудь похоже на что-то, что в случае чего может быть ему полезно против штурмовиков. Медикаментов По тоже прихватывает заодно со шприцами и заряжает их все разноцветными жидкостями, находит способ закрепить их на своей одежде и в карманах. Потом, подумав, несколько шприцов не заряжает ничем, кроме воздуха — это мерзкий способ убить кого-то, но действенный. Если у него получится воткнуть шприц в какую-нибудь вену и нажать на поршень.
    У штурмовиков, конечно, форма, но если изловчиться и угодить в стык.
    Видят звезды, кроме удачи и наглости, полагаться По больше не на что.
    Так, загрузив гравиносилки и подняв их на достаточную высоту, чтобы можно было при желании скрыть лицо, По в последний раз оглядывается по сторонам. Умыться тут нечем. Во всяком случае, По не рискнет узнавать, что во всех этих колбочках с прозрачными жидкостями на полках. Вряд ли вода. Да и не лицо его волнует. Сейчас будет тяжело. Придется идти, не прихрамывая, а это сложно и очень, очень больно — будет, когда бактэйд перестанет действовать, в его состоянии, это может произойти достаточно скоро. По делает глубокий вдох, выдох, смотрит на Биби-8.
    — Готов? Ныряй под гравиносилки, там тебя никто не заметит. Не сразу, во всяком случае. И веди.
    По делает еще пару глубоких вдохов-выдохов, потом делает очень уверенный вид — теперь, когда его не крутит от боли, это несколько проще — аккуратно кладет сломанную руку на одну из ручек гравиносилок — заранее зная, что проклянет себя потом за это, потому что сломанную руку лучше бы вообще не тревожить, но разве у него есть варианты? — и толкает их из хранилища навстречу приключениям. «Приключения» звучат лучше, чем «скоропостижная смерть, потому что это самый идиотский и полагающийся на слепую удачу план в галактике».

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Настоящее (34 ABY и далее) » [06.V.34 ABY] Побег из курятника


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC