Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бейл Органа, Гален Эрсо, Хан Соло
Фазма, Айзек Оддер, Джиал Акбар

Сердце забилось как ржавые поршни гоночного пода, дыхание…
что вообще такое дыхание?!
Finn

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Trash Compactor » this used to be my "Castle of glass"


this used to be my "Castle of glass"

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

personal things and stuff.

0

2

- Тише, - хриплый шепот доносился, словно из неоткуда. Проникая в нервы, пробирая сознание до дрожи, - тише. - Говоривший, мог показаться случайному слушателю призраком, или затаившимся хищником, - медленно и спокойно, - но говоривший, отнюдь, зверем не был, и был более, чем реален.
Он обогнул фигуру невысокого мальчика и склонился чуть ближе к его уху.
- Тихий как воздух, и спокойный как звездное небо. - он шептал, чуть слышно, едва уловимо шевеля губами. Так, что голос его, казалось, издавала сама кожа. - Помни, Сила - она как вода. Если не хочешь ряби - прикасайся к ней нежно. Представь, что ты хочешь войти в озеро, не нарушив его зеркальной глади... Не создав всполох.
Они оба замерли на секунду, - быструю и, в то же самое время, бесконечно длинную, - а затем ощутили это. Едва уловимое тепло, разливающееся призрачным свечение, где-то посередине, между реальностью мирской, и тем, что окружало их в Силе.
- Хорошо, - шепот стал добрее, но не утратил хрипоты, - очень хорошо.
Рослый мужчина сделал небольшой полукруг и причел перед учеником на корточки.
- Верно, да... Не торопись... Аккуратнее. - он с интересом рассматривал сосредоточенное лицо ребенка перед ним. - Тянись уверенно, но ласково. Представь, что прикасаешься к чему-то очень хрупкому. - он улыбнулся, добрее и шире. - Память - одна из самых нежных, хрупких составляющих Силы. Считается, что манипуляции над памятью, хранящейся в Силе, как и манипуляции над сознанием живого существа, чей разум не примитивен - это поприще Темной Стороны. Но, скажи мне, Диаз... Разве может Темная Сторона быть нежна? Может нести в себе такие безграничные возможности для созидания?
Мальчик резко распахнул глаза.
Полумрак вокруг них словно содрогнулся: в каменистые своды ворвался резкий порыв ветра, нарушил тишину, вспугнул зеленоватых существ, прогнал их прочь, в узкие мрачные щели.
Мальчик смотрел прямо в глаза человека перед собой... Уверенным, осмысленным взглядом.
- Да, учитель.

***

Это был вечер того же дня.
Оставив темноту пещер, теперь они неспешно брели вниз, по крутому склону скалистой горы.
Это был тихи, спокойный и мирный вечер, один из тех немногих, когда они могли посветить время разговорам.
Наедине.
- Учитель? - Диаз, в раздумьях, плелся позади, значительно отставая от мастера Ра.
- Да? - Тот сбавил шаг, и, преодолев крутой обрыв на старом валуне, обернулся.
- Почему Вы считаете, что темная сторона ведет к созиданию? - Он перебрался через глыбу и, свернув с тропинки, остановился в нескольких шагах от наставника.
- Потому что это так.
Вопреки ожиданиям Диаза, Двонг Ра не выглядел ни сердитым, ни даже удивленным. Напротив, мальчику показалось, что человек перед ним ждал этого вопроса.
- Но... - Юный Колер, которому, на вид, было лет семь, - не больше, - казался весьма озадаченным. - Разве методики Темной Стороны не нацелены на извлечение лишь собственной выгоды? И не преисполнены жестокостью?
Ра удивленно поднял брови.
- И кто же сказал тебе такое? - Он улыбнулся, а взгляд его темных глаз сверкал искрами хитрости.
- Учения Джедаев, которые Вы просили меня прочесть...
- А что с ними?
- В них говорится, что могущество "Темной Стороны", кроется в пренебрежении Ситами ценностью жизни...
- И?
- Но как это возможно? Как то, что не ценит жизнь, может быть созидательным?
- А разве Ситы - исключительное воплощение Темной Стороны? - Ра улыбнулся вновь, но, чувствуя замешательство ребенка, продолжил. - Хорошо. Ты прав. - Ра пожал плечами, и, пройдя немного вперед, сел на камень, оказавшись прямо перед мальчиком. - Но ответь мне на следующий вопрос... Кто такие Ситы?
Диаз тот час распахнул рот для ответа, но, через несколько долгих секунд, был вынужден захлопнуть его обратно, так и не издав ни звука.
Меж тем, Двонг продолжил.
- А кто такие Джедаи? Ты знаешь?
- Хранители, - начал парнишка неуверенно.
- Кто-кто?
- Хранители мира и порядка в Галактике. Приверженцы Светлой стороны. Хранители баланса, которые боролись с Ситами.
- Предположим, - кивнул Ра, хотя по тону можно было понять, что такой ответ устраивает его с большим натягом, - тогда, исходя из этой логики, постарайся ответить мне, кто же такие Ситы?
- Это... - Диаз выглядел озадаченным и смущенным. - Это приверженцы Темной стороны, которые боролись против идеалогий, установленных в Галактике Джедаями?
- Отчасти, - мастер Ра оскаблился, и тот час, добавил, - а кто же такие "Темные Джедаи"?
Мальчишка помедлил.
- ... Павшие Джедаи? - Ответил он неуверенно.
- Ну, а кого тогда зовут Серыми?
- Тех... - Колер нахмурился, - Тех, кто не согласен ни с одними из всех перечисленных?
- Не согласен?
- В смысле... Имеет свой моральный кодекс.
- Правда? И что же это за кодекс?
- Ну... - Диаз замялся.
Сказать откровенно, мальчик не знал правильного ответа ни на один из заданных ему сегодня вопросов.
И дело даже не в том, что он не читал, что с него требовалось. Просто, у Мастера Ра, были своих "правильные" ответы на любой существующий в природе вопрос.
- Ну? - Ра выжидательно приподнял брови.
- Каждый в праве сам выбирать способы использования Силы? Потому что важны не способы, а цели?
Двонг Ра выдержал неудобную воспитательную паузу, прежде чем ответить, все с той же хитрой улыбкой.
- Отчасти.
Он поднялся, и положив шершавую ладонь на лохматый мальчишеский затылок, увлек ребенка следом. - Ты прав в главном, Диаз  - наиболее важны цели, к которым мы стремимся, а не способы, с которыми мы движемся к ним. Однако, важно помнить вот что - эта позиция важна лишь в отношении Силы, а не в отношении нашего поведения, как поведения Личности.  Нельзя стремиться к равенству и пацифизму, устраивая геноцид... Но можно действовать как мягко, так и грубо.
- Как с теми бантами, к которым Вы запретили нам ходить?
- Совершенно верно, Диаз. Как раз, как с теми бантами. - Двонг отпустил затылок ученика, - вспомни, ведь я просил вас не ходить к ним, просил спокойно, в начале. Но вы меня проигнорировали. И потому я наказал вас. Потому накричал на вас. Я сделал вам больно, - это так, - но соблюдал меру. Я не был жесток... Ни к вам, ни к бантам. И можно сказать, что сначала я использовал Светлую сторону, а потом...
- Темную.
- Верно.
- Но при этом Вы не желали нам зла. Не хотели от нас избавиться...
- Верно.
- Не желали нам ничего, что может навредить нам сильнее, чем то, от чего вы пытаетесь нас уберечь.
- В том числе.
- Хотели нас защитить...
- Именно так.
- Не смотря на то, что были сердиты?
Ра улыбнулся снова.
- Я был не просто сердит на вас, Диаз. Я был в ярости. - он обернулся на ученика и продолжил. - Но наказывая вас, ругая, расстраивая, причиняя вам боль, я думал не о том, что хочу жестокости, или расправы, или мщения, а о том, то я должен быть тверд и неприступен. Даже если жесток в чем-то. Я должен быть таков, чтобы уберечь вас.

Они оба смолкли на какое-то время, покуда их путь пролегал через иное ветреное ущелье. Но стоило им укрыться в лесу у подножья горы, и Диаз вновь подал голос.
- Учитель?
- Ммм?
- А почему Энакин Скайуокер стал Дартом Вейдером?
- А что ты сам думаешь на этот счет, Диаз?
- Ну... Он... Наверное, он захотел так наказать кого-то из членов совета?
- А за что их наказывать?
- А?
- Ты говоришь, что Энакин, возможно, хотел наказать кого-то из членов Совета Джедаев. Вот я и интересуюсь, за что же именно он мог хотеть наказать кого-то из них?
- Нууу... - Диаз задумался. - Вы говорили, они не верили ему и не дали звание Мастера, когда Скайуокер был принят в Совет. Может он из-за этого расстроился?
Мастер Двонг Ра улыбнулся снова.
- Скажи мне, Диаз... Когда я запретил Вам ходить к бантам, ты был расстроен?
- Да, учитель.
- Хотел ли ты сделать что-то очень плохое в отношении меня, и всех, кто мне дорог? В отношении всего мира вокруг?
Колер нахмурился.
- Я был сердит, я хотел злиться. И я злился. Но не хотел жестокости. Не в отношении Мира...
- А когда бы ты его захотел?
Мальчишка распахнул глаза. Он не ждал такого вопроса, и не имел на него ответа.
Совсем.

0

3

открывающий к будущему эпизоду с юным Реном
Когда все закончилось - пришла пустота.
Плотным полотном затхлого одеяла, она обволакивала плотно, грубо и глубоко. Погружала в непроглядную пучину темноты. Путала во времени, сбивала с толку и мешала дышать. Она дезориентировала своим мерзким звоном, блокирующим реальность и наполняющим голову пронзительной болью - парализующей и тошнотворной.
Сливаясь с этой болью, растворяясь в ней, чернота, время от времени, разрывалась калейдоскопом ярких вспышек, фигур, заставляя вздрагивать, содрогаться, кривиться от боли и беззвучно стонать, являя смутные намеки сознания, между долгими часами мертвого забвения.
Диаз потерял себя в нем. Растворился.
Он забыл - кто он? Где он? Кем он был и что он делал до того, как оказался в этом, несуществующем мире звона и черноты. Лишь какими-то рецепторами, сбитыми чувствами, он все еще ощущал ... Вспышку.
Что-то неизвестное, невиданное, но в то же время - знакомое и естественное, что-то что он знал прежде, но потерял в одно мгновение... Оно кричало. Вопило! Мелькало и переливалось всеми цветами спектра. Оно, - неизвестное, но родное, - подобно матери, восклицало, предупреждая об опасности.
Сильной.
Смертельной.
Звон стал сильнее. С ним усилилась и боль. Она резко взмыла вверх, подобно истребителю, и собственнически увлекла сознание за собой.
Туда, где все чувства обострялись до предела. Туда, где боль становилась невыносимой. Туда, где тьма, в одно мгновение, расступилась вспышкой яркого, ослепляющего света, и звон, - секунду назад почти что оглушивший, - внезапно смолк, исчез без предупреждения, оставив после себя лишь давящую, безликую тишину.
Исчез и свет. Ему, неспешно, пришел на смену полумрак - создавая в пространстве пространстве причудливые тени и рисуя размытые очертания чего-то неприглядного. Незнакомого. Неизвестного. Грубого.
Ушло абсолютно все, кроме боли.
Даже таинственный крик об опасности теперь звучал подобно шепоту памяти - затмеваемый и болью и полумраком реальности.
Диаз пошевели глазами под кожей неплотно сомкнутых век, смутно различая окружающие объекты и медленно, вяло соображая.
Он помнил обрывки, - фрагменты изображений и сцен, - он помнил сражение. Помнил, как в нем оказался и кем был. Неспешно, по кусочкам, восстанавливал свой каждый шаг. Вспоминал лица, одежды, пролеты. Помнил ангар и рев системы оповещения. Помнил, что должен был перебраться на орбитальную станцию, а вот "зачем" и "откуда" - не помнил.
Как не помнил и того, что произошло дальше.
Только вспышку, удар, боль и шум, не имеющих четко заданной последовательности.
И это пугало. Сильно.
До дрожащих губ и бегающего затуманенного взора.

Он попытался сесть. Получилось, но с трудом.
Попытался осмотреться, но тут же понял, что любое его, даже самое незначительно движение, во много раз увеличивает и без того адскую тошноту, сковывающую его сознание.

Колер выругался.
Собирая сознание воедино, и настойчиво мобилизируя собственные силы, он, с горем пополам, поднялся на ноги.
Успех, однако, оказался недолгим.

Едва покачнувшийся перед глазами мир собрался обратно в единую картинку - очередная вспышка боли ударила в голову так резко и так сильно, что Диаз, не выдержав ее напора, резко осел на пол, избегая откровенного падения лишь благодаря стене, оказавшейся за его спиной столь своевременно.

Он снова закрыл глаза и тихо выдохнул, путаясь в собственных мыслях и отчаянно пытаясь остаться в реальности.
Боль не смолкала, раздражая.
Сейчас она была, одновременно, злом - беспощадно истощающим организм, и добром - помогающим держаться за жизнь.
И это злило и радовало одновременно.

Проведя дрожащими пальцами по лицу, он, с очередным выдохом, вновь выпрямился, откидываясь на стену.
Открыл глаза, моргнул несколько раз, и убедившись в осознанности взора, снова осмотрелся.

Отредактировано Diaz Kohler (2018-01-10 22:49:08)

0

4

Hoth | 01/09; 34 ABY

Part I

Оно звало его. Что-то неизвестное, призрачное. Оно являлось во все его сны. Уводило их в темную ось. Путало. Пугало.
Все началось около года назад, с одного, казалось бы незначительного, случая:
Какой-то неприметный, облаченный в лохмотья тип, увязался за ними в доках Корелла. Преследовал до тех пор, пока они не скрылись в одном из проулков Столицы, носивших дурную славу.
Какое-то время, любопытный до странностей Колер, пытался разыскать того чудного путника, но весьма скоро, под гнетом дел насущных, был вынужден эту оставить сию затею.
Прошла неделя, а может быть две, и в утренний час, на рассвете, загадочный незнакомец явился вновь.
Он стоял за окном захудалой харчевни, - пристанища заблудших душ, - стоял и смотрел на Диаза пустым взглядом своих светлых глаз.
Парнишка, безотрывно, смотрел на него в ответ.
Они вглядывались в глаза друг-друга несколько долгих секунд... Но, в тот момент, когда у Колера вдруг родилась идея подойти, мужчина в лохмотьях словно растворился.

Диаз увидел его снова. Той же ночью, своевольно, незнакомец ворвался в его сон. Появился в середине размышлений о возможностях Силы - вероятно, навеянных чередой странных событий, вершившихся с момента их прибытия в космопорт Корелла.
Он стоял там, среди пустоты, что время от времени сменялась очертаниями каменного леса. Стоял, и как ранее днем, смотрел мальчишке прямо в глаза.
Тот - отвечал взаимностью.
Все его мысли,  все невинные сновидения, оборвались очень резко, воцарив тишину.
Он кивнул. Видение - не ответило. Он поздоровался, но видение промолчало. Оно продолжало смотреть на него немигающим взглядом холодных светлых глаз. Так, что мальчишка усомнился - видит ли этот призрачный странник?
Диаз обошел фигуру по кругу. Та - продолжала стоять неподвижно.

Оглядываясь на нее, Колер попытался вернуть себе сон, который видел до этого, но - не получилось.
Он попытался проснуться тот час, и вновь был разочарован - картинка и не думала меняться.
Что-то, казалось, заперло его внутри.

"Кто ты?" - Спросил Диаз.
"Кто ты?" - Повторило Эхо.
Оно прозвучало холодным шепотом, равно, как звучал он сам, только злее и... безжизненнее.
"Меня зовут Диаз", - прокричал мальчик, вдруг понимая - тот шепот был ответом.
"Я вижу тебя" - сказал незнакомец, и голос его, казалось, звучал отовсюду.
"Я тоже тебя вижу" - Колер сердился и любопытствовал одновременно. - "Кто ты?"
"Я вижу тебя", - снова повторило Эхо.
"Я знаю!" - Подросток терял терпение. - "Я тоже тебя вижу! Я видел тебя в ангарах. Видел за окном харчевни на западной стороне каналов, сегодня. Кто ты?"
"Я вижу тебя..."
Эхо не меняло звучания.
Диаз ощутил злость. Он был близок к тому, чтобы показать её этому незнакомцу, но тот, словно почувствовав, неожиданно вытянул руку.
"Я вижу тебя".
Колер нахмурился. Сквозь темноту и мутность сновидения, он вдруг смог четко рассмотреть ладонь. Та была извита причудливыми узорами, напоминавшими незнакомый древний язык...
Нечто подобное он видел прежде - на голокронах Джежаев. Тех, что прятал от Мира его Учитель.
"Что тебе нужно?" - Диаз метнул на призрака холодный сосредоточенный взгляд.
Тот, неожиданно, повернул немного голову и, моргнув, вновь посмотрел на мальчика, цепляя его взгляд.
"Подойди." - Сказал он, повелительно.
Диаз не двинулся с места.
Тогда, волна необычайно сильной воли, непоколебимая и устрашающая, окутала его сознание, вступая с ним в противоборство. Он оказался сломлен, хоть сам не понял - как? Подчинен чьей-то воле, так быстро и так непривычно, что у него захватило дух.
"Подойди." - повторил призрак, настойчиво.
Диаз подошел.
Какое-то время незнакомец рассматривал лицо ребенка, представшего перед ним, словно желая убедиться в чем-то. Он смотрел на мальчика своими светлыми глазами, придирчиво оценивая, определяя, а после вдруг поднял ладонь и мягко коснулся ею мальчишеской щеки...

Сон резко изменился.
Исчез лес. Исчезла темнота. А следом - растворился и незнакомец.
На смену им опустилось холодное белое полотно. Следом - появился снег. За ним пришло сражение. Мощными взрывами, опаляющим пламенем, оглушающим грохотом и пронзительными криками, оно наполнило сон, рисуя подростку битву за битвой.
Жуткие и кровавые... Сквозь них тянулось что-то. Что-то не примечательное, почти невидимое. Неуловимое. Оно мелькало на поверхности лишь доли секунды, а потом, снова, растворялось, скрываясь в глубине размытого смысла.

Затем - все стихло. Смолкли голоса, погасло пламя, сражение прекратилось.
Война исчезла, оставив за собой лишь лужи крови. И так текла... Текла по белому снегу, забиваясь в ложбины, в расщелины льда.

Вдруг - он оказался сверху. Подобно птице, парящей над полем брани. Завис высоко над землей, лицезря, как внизу, под собой, красные горячие линии, правя снег, формировали слово за словом.
Он не знал, чей то был язык, и откуда оный был ему знаком. Но слова окрашивались в смысл, и Диаз, не веря, их все же понимал.

Утро прервало все как-то слишком неожиданно. Быт - вернул в реальность. Практически сразу он забыл большую часть деталей, и, быть может, никогда бы больше не вспомнил... Вот только видения на том не прекратились.
Каждую ночь Незнакомец приходил к нему. Каждую ночь показывал один и тот же сон. Каждую ночь открывал ему тяжелое чтиво, на исписанной кровью и скованной льдом земле.

Отредактировано Diaz Kohler (2018-01-13 23:43:55)

0


Вы здесь » Star Wars Medley » Trash Compactor » this used to be my "Castle of glass"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC