Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бодхи Рук, Бейл Органа, Уилхафф Таркин
Эйн Тайк, Джиал Акбар, Кип Дюррон

То, что Кайло Рен не видел на базе
Первого Ордена пойманных и, быть может, закованных в цепи ранкоров еще не значит,
что их здесь нет!
Anouk Ren

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Там, где тихо и светло [1920!au]

Сообщений 241 страница 270 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-21 17:45:53)

+2

241

Она краснеет — снова, словно недостаточно смущалась за предыдущий день, — и сдерживается, чтобы снова не податься еще ближе. У По горячие руки и дыхание горячее тоже, и Джин закусывает губу чуть сильнее, потому что чувствовать это… приятно?
Ей нравится, как бегут мурашки по коже от этого выдоха, от прикосновения губ.
Это приятно. Хорошо. И совсем — вот совсем — не мерзко.
Голос чуть подрагивает, когда Джин допевает припев, и снова — небольшой проигрыш, и она успевает перевести дыхание.
— At the harvest fair she'll be surely there
and I'll dress my Sunday clothes
With my hat cocked right and my shoes shon bright
for a smile from the nut-brown Rose
No horse I'll yoke, or pipe I smoke,
'til the rust in my plough turn brown
And a smiling bride by my own fireside
sits the star of the County Down.

К третьей строчке она даже выправляется, но смотрит по-прежнему и сидит близко-близко, словно сдерживает себя, чтобы не сократить расстояние до одной только гитары между ними.
Впрочем — и Джин, на мгновение отведя взгляд, снова смотрит на По, запрокидывает голову — даже так он выше; впрочем — между ними и так практически одна только гитара, и Джин кажется, что она чувствует тепло его рук.
И это хорошо, и совсем не хочется, чтобы прерывалось.
— From Bantry Bay down to Derry Quay
From Galway to Dublin town
No maid I've seen like the fair cailín
That I met in the County Down…

И Джин передвигается совсем на край подоконника, чуть зацепившись мыском за колено По, и облизывает почему-то пересохшие губы.
Наверное, ей просто надо попить.
Но пить совсем-совсем не хочется.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-01-30 10:35:23)

+2

242

    В конце концов По сбивается. Пальцы запутываются в аккордах, такт не тот, но По держится за гитару так, будто это единственное, что вообще может его спасти. Джин так же близко, как когда они стояли здесь же втроем; и точно так же По сейчас нужен Кассиан — чтобы отвлек ее, обнял, поцеловал, сделал что угодно. Хотя что-то подсказывает ему, что присутствие Кассиана совсем не решило бы проблему; даже несмотря на то, что тот, по крайней мере, не испытывает такой непреодолимой нужды постоянно трогать окружающих.
    Джин смотрит на него снизу-вверх, и По может видеть, как бьется жилка на шее — там, где люди стонут, если их целовать. Он все еще рассеянно перебирает струны, какой-то случайный набор аккордов и фраз из разных произведений. Поэтому когда По наклоняется вперед — гитара все еще между ними, как напоминание. И кольцо на цепочке качается на шее, почти ударяясь о Джин. В последний момент По меняет решение, и его губы оказываются у ее уха вместо ее рта.
    Так и должно быть. Он не спрашивал разрешения.
    — Что ты делаешь, Джин? — спрашивает он голосом низким и вкрадчивым, мягким. Так пума подкрадывается к ничего не подозревающей птичке. — Ты понимаешь, что то, что ты делаешь сейчас, заставляет меня хотеть?
    Кассиан, ради всего святого, просыпайся быстрее и забирай ее скорее, потому что у всех есть предел, и По близок к своему. Он надеется только, что она не понимает, что творит. Так было бы проще. Наверное. А может быть, так было бы хуже, и нет способа узнать. Господи.
    — Я же сказал, что не могу, — По почти касается губами мочки ее уха, — и всё равно я почти поцеловал тебя только что, потому что перед тем, что ты делаешь, сложно устоять. Ты делаешь это специально? Чего ты хочешь?
    Он чуть поворачивает голову, чтобы посмотреть на нее.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

243

Джин замирает, когда По наклоняется к ней, и едва ощутимо — но ощутимо — подрагивает, когда он спрашивает ее; дыхание горячее — и совсем близко, так, что поджимаются пальцы на ногах и хочется теснее сжать коленки. Джин и сжимает, облизывает губы, дышит словно бы через раз.
— Я… что я делаю? — она запинается, поднимая взгляд на По, поворачивается к нему и краснеет только сильнее — его лицо совсем близко, и это немножко страшно, но очень, очень, очень… хорошо. Странно. По очень хорошему странно.
Он сейчас говорит не так, как пел до этого, и Джин не знает, как ей нравится больше. Может быть, если По спросит что-нибудь еще, она сможет определиться.
Но она что-то делает — что?
Он спрашивает, потому что ему не нравится? Или потому что это лишнее? Или — почему?
— Ты… хочешь? — Джин выдыхает прерывисто, глядя на него, и все же подается чуть-чуть, совсем немного ближе — и бедром чувствует его бедро; облизывает губы. — Чего?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

244

    Она не понимает. Джин не понимает, потому что никто не умеет притворяться так. По придется объяснить. Если он хочет, чтобы она перестала, наверное, ему придется объяснить. Дела с признаниями всегда обстояли для него просто: он признавался первый, потому что признаваться в мелочах куда проще, чем в убийстве — а в убийстве он признался уже обоим.
    — Вот это ты и делаешь, — По переносит вес на другую ногу, на мгновение теснее прижимаясь бедром к ее бедру, и затем обратно. — Касаешься. Много. Часто.
    Лицо Джин совсем близко.
    — Поэтому хочу я не чего, а кого. Тебя. Вас обоих, вообще-то, — По сознается легко и спокойно; в конце концов, пока он ничего не делает по этому поводу, всё в порядке, и никто не узнает. — И поцелуи — это самое невинное из того, чего я хочу.
    По перестает играть; кажется, стук его сердца вот-вот доберется до Нью-Йорка и разбудит отца. Взгляд сам собою падает на губы Джин — он мог бы — сначала спросить, они договорились — но нет, конечно, нет. Только По не может ни поднять взгляд, ни разогнуться сам. Ни тем более отступить.
    Музыка проветрила его голову не в ту сторону.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-30 11:50:36)

+2

245

Сигарилла дотлевает до фильтра, но Джин этого даже не замечает. Смотрит, смотрит, чувствуя, как тяжело становится в груди, и боится вдохнуть.
И выдыхает - просит:
- Возьми.
Если хочешь - возьми.
И подаётся ближе, чувствует чужое дыхание на своих губах, и просит снова - но теперь не словами.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-01-30 12:00:31)

+2

246

    Они почти соприкасаются губами.
    На какое-то краткое мгновение По правда думает, что ему хватит силы воли, выдержки, опыта, Господи, хотя бы удачи — устоять. Он был неправ, когда взял гитару в руки сегодня утром. Не ошибался так никогда прежде в жизни — кроме того дня.
    Как в воду глядел, Эдгар Аллан По.
    По перехватывает гитару за гриф, убирая с дороги, чтобы оказаться еще чуточку ближе, и касается губ Джин своими, и очерчивает пальцами линию ее челюсти, скользит за ухо, прикосновение невесомое. По знает, как заставить кого-то почувствовать мурашки на коже. Три года прошло, но это как кататься на велосипеде; только велосипед не подается навстречу и не отвечает, и не дышит совсем рядом, и не чувствуется так хрупко.
    По думает о многих вещах с ужасом, не в последнюю очередь — о том, что сейчас придется все-таки отступить.
    И он отступает: убирает руку, отрывается от губ, на краткое мгновение еще задерживаясь, касаясь лбом лба Джин, делая глубокий вдох — запоминая, чем она пахнет — и отступает, отступает назад. Обнимает гитару перед собой и закусывает губу, глядя на Джин. По чувствует себя ужасно. Это всё, конечно, так плохо, что, может быть, уже хорошо. Доверять себе нельзя. Доверять Джин — тем более. Он еще не пробовал целовать Кассиана. По запинается об эту мысль — по силе так же, как если удариться мизинчиком ноги о ножку стула. И так же неожиданно.
    Впрочем.
    Так было бы честно.
    По воспитывали честным человеком. Чёрт его разберет, что выросло, но иногда он этим пользуется.
    — Теперь мне ничего не остается, кроме как поцеловать Кассиана, — со смешком говорит По. — После этого придется поставить себя в угол.
    В самый далекий угол на другом конце Чикаго — и По непременно так и сделал бы, если бы они не договаривались все остаться здесь. Ладно. О последствиях своего необдуманного поступка он подумает как-нибудь позже. И о том, что всё это значит в свете сорвавшегося визита к отцу. Сейчас его голова занята прямой трансляцией того, что он видит — а видит По Джин, и как жаль, что свой один поцелуй он уже истратил до конца.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-30 12:24:55)

+2

247

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Джин замирает, когда он не отстраняется, и сразу же подаётся навстречу; подставляется под его руку, закрывая глаза, осторожно повторяет его движения.
И почти обиженно то от всхлипывает, то от тихонько стонет, когда По прерывает прикосновение.
Она до последнего думает, что он отступит, уйдёт, вспомнит о том, что хочет, но почему-то не может.
Но он не отступается, и Джин кажется, что у неё дрожат не только руки, но и что-то внутри.
И от этого - хорошо и странно, и тянет внизу живота, и ей это нравится. Это не больно, это совсем не похоже на... на то, что было.
Это хорошо. Приятно. Правильно.
По закрывается гитарой, говорит про Кассиана, и Джин сначала не понимает, о чем он, а потом улыбается, смеётся тихо; стряхивает пепел с задетых дотлевшим фильтром пальцев прямо на подоконник. И делает шаг к По, целует его теперь сама, осторожно касаясь кончиками пальцев его плеч и вставая на носочки - он выше, а ещё гитара.
И краснеет, отступая, смотрит из-под ресниц.
- Теперь, получается, я тоже... должна поцеловать Кассиана. А потом, - она прерывисто выдыхает, едва ощутимо касается его пальцев своими, - а потом в углу постоять можем все вместе.

+3

248

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиану снится, как ему приглаживает волосы ветер. Снится, как его целует солнечный зайчик. Несколько раз он почти просыпается, слышит, как просыпается Джин, но не дает себе проснуться, утягивает назад в сон, чтобы не повторять события ночи - потому что не уверен, что снова сможет удержаться.
Когда он просыпается, снизу доносится гитара и два голоса - мужской глубже оттеняет нижнюю ми, женский вторит верхней. Кассиан слушает, улыбаясь. Гитара нравится ему больше, чем рояль, а два свободных голоса - еще лучше. Они поют, как счастливые люди. Так, как и нужно петь в воскресное утро, когда солнце бьется в окна, а по дому ползет запах кофе.
Кассиан открывает окно и смотрит далеко вперед, сколько видно, дышит небом, сколько поместится в легкие. Он стоит так, пока музыка не обрывается. Потом он спускает вниз, не доходя нескольких ступенек. Стоит на лестнице, смотрит. Просто смотрит, не чувствуя, почему-то, ни ревности, ни зависти - впрочем, для него это все еще одно и то же, хотя в английском у них есть больше слов.
Они хорошо смотрятся вместе, и Кассиан знает, что, знай они, что он здесь, он не потревожил бы их покой. Он не отзывается, молчит, пока не слышит свое имя - раз, а потом еще один.
- Я не хочу стоять в углу, - отзывается от со смехом. - И вас тоже не пущу.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-30 14:24:07)

+2

249

    Джин целует его еще раз, настигает, как порыв ветра — и По смиряется с ней, как с порывом ветра, как с непреодолимой силой природы, которую нельзя ни обуздать, ни отвратить, ничего с ней сделать нельзя. Можно только прикрыть глаза, потому что ее не останавливает даже гитара, за которой По старательно прячется.
    Как и силы природы, Джин равнодушна и к правилам, и к устоям, и к морали, и к нравственности, и — особенно — к таким мелочам, как какая-то гитара.
    В чем-то По ей завидует.
    — Я шутил.
    Он не вздрагивает от голоса Кассиана только потому, что и до этого чувствовал его незримое присутствие — по крайней мере, в собственной голове. Как давно тот там стоит и сколько видел — два вопроса, которые По совершенно не интересуют. Куда больше его интересует то, насчет чего именно он шутил. Насчет угла? Насчет поцелуя? А есть ли путь назад?
    По так и не выпускает из рук гитару, использует ее как щит то ли от Кассиана и Джин, то ли от морали и нравственности, то ли от всего сразу. Ему нужно время подышать и подумать.
    — Дамы вперед, — По скрывает разброд и шатание в собственной голове за мимолетной улыбкой и кивком в сторону Кассиана.
    Где он свернул не туда? Вроде собирался рассказать, чего делать не нужно. Пояснить еще раз, что не может. И правда ведь не может. Если хоть одна живая душа узнает — это будет конец, и отец отвернется от него навсегда. Дело не в наследстве и не в поместье - чёрт с ними, По уже давно в состоянии обеспечить себя сам. Дело в том, что папа — последний, кто остался. Мама умерла. Джесс убита. Это всё, что у него есть.
    По смотрит на Джин и Кассиана и задерживает дыхание, так щемит в груди, и обнимает гитару крепче, будто это единственное, что удерживает его в реальности.
    Джин и Кассиан тоже — есть. По знает, что если разрешит себе сейчас поцелуи, поддавшись слабости, то не удержится потом ни от чего. Это всегда начинается так. С малого. С другой стороны — По не знает, голос чего это, но он подозрительно похож на голос учителя музыки — «музыка должна течь, ты не вытолкнешь музыку». Если любишь — люби; ты не вытолкнешь любовь из себя.
    Честное слово, лучше бы Бен его застрелил.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-30 13:37:20)

+2

250

По говорит, что он шутил, и Джин хочет узнать - о чем? Но не спрашивает, отпускает, давая спрятаться за гитарой, только смотрит и стоит по-прежнему рядом - мы здесь, ты не один, мы вместе.
И когда подходит Кассиан, Джин знает, что она не шутила; она говорила серьёзно - пусть даже...
Что угодно пусть.
Кассиан улыбается, не выглядит недовольным - и целовать его почти легко.
Надо подтолкнуть себя, чтобы приподняться навстречу, одной рукой обнять за шею - и Джин толкает, и ей кажется, что это железнодорожный состав несётся вниз со спуска, сметая все на своём пути, и искрит, искрит.
Второй рукой Джин касается плеча По - мы здесь, ты не один, чувствуешь? - и не хочет его отпускать.
Никого из них.
Она вспоминает вчерашний вечер, вспоминает, как Кассиан пытался отстраниться, и теперь сама пытается сохранить между ними хоть какое-то расстояние; краснеет, когда случайно сталкиваются носами, и жмурится.
Дышит прерывисто, даже когда отстраняется, и оглядывается на По.
И говорит тихо-тихо, совсем не то, что говорила ночью, что думала, что скажем им обоим, им - вместе.
- Под тающей землей трепещет гром.
Все ничего: я здесь; я здесь всегда.
И сжимает руку По едва ощутимо, и смотрит на Кассиана.
И тихо-тихо выдыхает.
Июльский воздух прозрачный и звонкий - и нет в нем тени.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

251

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан не ждет, что его и правда поцелуют. Это просто слова, шутки - шутит По, шутит Джин, момент прошел, музыки больше нет, и не время для поцелуев; впереди целый день с книгами семьи Ним, и это важно, и больше ничего не...
Джин приподнимается и обнимает его, тыкается в нос, находит губы, целует - легко, как солнце целовало его во сне, быстро. Невесомо - теперь она отстраняется, и Кассиан, вспомнив ночь, краснеет. А может, кровь приливает просто от чувств, от того, что их можно не сдерживать больше.
Поцелуй длится совсем мало, и, когда Кассиан хочет прижаться к Джин, она уже снова далеко, сжимает По, смотрит. Смотрит.
Как она находит слова, где берет их?
Кассиан потягивает руку, нежно прикасается к губам, к щеке Джин. Она говорит, что здесь и всегда. Они - здесь и всегда. Он не знает, что может обещать в ответ, что сказать, чтобы это было стихами и правдой одновременно. И только облизывает вмиг пересохшие - так в жару становится сухо, едва сделаешь последний глоток воды - губы, и смотрит на Джин, а потом на По - с мольбой, потому что что говорить, что делать дальше, как будет правильно, Кассиан больше не знает.

+2

252

    — Я шутил про угол, — решает По.
    Он не уверен, что заставляет его сказать это вслух. Рука Джин на плече? То, как они целуются с Кассианом? Отсутствие свободных углов в доме? Пришлось бы ехать до деревушки и искать угол там. Долго. Муторно. Проще смириться.
    Как с силами природы.
    По прислоняется головой к грифу гитары. Когда Джин отстраняется от Кассиана и оглядывается на него, он ничего не говорит, но все-таки не может скрыть призрак улыбки в уголках губ. Ладно. Ладно! Чёртово сердце. Только здесь. Только в этом доме. Он чувствует, как теплый круг кольца на цепочке прижимается к груди декой гитары. Останется след на коже. На время. Потом пропадет.
    Так же и это. Они доведут дело до конца, По доведет дело Бена до конца — и на этом всё. Он припоминает аргументы Кассиана — про брак, про то, что не нужно это Джин до конца жизни, что ей двадцать, а в двадцать — По знает наверняка — не думаешь дальше следующего дня. Особенно когда рядом есть кто-то, кто кружит голову, просто находясь рядом. Просто положив руку на плечо. Одним взглядом с мольбой.
    По подумает дальше следующего дня, когда всё это закончится, вот что он сделает.
    Когда-то не сейчас.
    И угол подходящий найдет не сейчас.
    Где-нибудь в тюрьме наверняка сыщется пустой и бесхозный.
    Как хорошо, что По уже давно выяснил: по сути, нет никакой разницы, целовать девочек или мальчиков. Особенно если делать это там, где никто не видит. По опускает гитару, шагает ближе, утягивая Джин за собой — он знает, что она видит. Смотрит. По останавливается только на одно мгновение, заглядывает Кассиану в глаза — всё в порядке или обернуть всё в шутку? — и целует его почти так же аккуратно, как пару минут назад — Джин. Только дотронуться до него По нечем: в одной руке гриф гитары, другая чуть придерживает Джин за талию; ей не составит труда вывернуться, если она захочет.
    Когда По целовал Джин, то делал это осторожно, чтобы не испугать ее — кто знает, что подонок делал с ней там, в доме семьи Ним в Чикаго. Сейчас По целует Кассиана осторожно потому, что не знает до конца, как Кассиан относится к неплатонической любви между мужчинами. Может быть, разгоряченный По вообще прочитал в его взгляде не то, что тот туда вкладывал. Но, отстранившись, на этот раз По не отступает назад, но невольно напрягается — с этим никогда не угадаешь, и порой он мажет. Хорошо, что есть Джин. Они наверняка не будут драться вот так, когда она близко.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

253

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан ждет, что По скажет им браться за работу, что улыбнется, что снова поцелует Джин, что просто посмотрит в ответ, и они оба, не увидев во взгляде напротив и тени ревности, поймут, что все правильно и все понесется как-то само собой.
Вместо этого По подходит, останавливается и целует его.
По. Целует. Его.
От неожиданности - американцы делают так? только По делает так? почему По делает так? он делает так потому, что пошутил? но почему тогда сказал, что шутил только про угол? - он широко распахивает глаза. Вопросы разлетаются, оставляя один, главный - что ему делать? - который тут же разлетаются на два других - что он должен делать и что хочет.
Он не знает ответ ни на что из этого. Когда поцелуй обрывается, Кассиан отшатывается от По, красный, и дышит тревожно и быстро. Он впервые понимает всю ту ерунду про долг и общество, которую пытался объяснить По. Потому что он знает про то, что есть такие мужчины, особенно в высоком классе, но никогда не думал, что и его тоже это может коснуться. Потому что ему должно быть мерзко - но, вообще-то, ему довольно приятно, хотя это и совсем не так, как целовать женщин. Потому что Кассиан не верит в бога с пятнадцати лет, но теперь вдруг вспоминает о грехе.
- Подожди, подожди, - голос у него какой-то сдавленный, и По, хотя и стоит рядом, тоже странно напряжен. Будто хочет ударить - или нет, будто бы ждет удара в ответ.
Кассиан проводит по губам рукой, будто стирая поцелуй, но тень чужого прикосновения все еще остается. Ему все это кажется непривычным, странным, неподобающим - но не неправильным. Он не чувствует отвращения, а перед ним стоит не какой-то богатый извращенец - нет. Перед ним стоит По, тот же По, которого он уважает, который ему нравится, о котором он думает, под запах сигарилл которого вчера засыпал, прикосновениям которого рад.
Он выдыхает, бросает быстрый и почему-то испуганный взгляд на Джин - что она, как она, все еще рядом, все еще здесь, что на ее лице? - говорит еще раз:
- Подожди.
Он снова приближается, и, на этот раз закрыв глаза, целует По первым. Ему опять приятно, и Кассиан не чувствует, что от этого поцелуя и этого чувства он стал меньше мужчиной или меньше собой. Небо не разверзается над ними, а он не предает себя, потому что сам говорил: если любишь - то любишь, и Кассиан, не прерывая поцелуй, осторожно гладит По по волосам  - и это все еще приятно.
И он все еще он.

+2

254

    Впервые По поцеловал парня, когда ему было пятнадцать, после чего долго осмысливал случившееся. Сейчас осмысливать не нужно вовсе; в общем-то, Кассиан был прав, когда говорил, что если любишь — то любишь. В юности По слушался этого высказывания как заповеди, и ему было все равно, кого выбирает сердце: парня или девушку. Правда, до этого сердце избегало выбирать обоих одновременно.
    Поэтому что-то осмыслить все-таки придется.
    Удара не прилетает, но По не торопится расслабляться, потому что Кассиан краснеет весь, до кончиков ушей, и отшатывается, а это обычно плохой признак. Это обычно значит, что ничего не будет, надо сворачивать удочки и драпать, драпать на другой конец мира — или хотя бы улицы. Но Кассиан говорит подождать, и По ждет, тревожно вглядываясь в его лицо и невольно чуть крепче обнимая Джин, будто ища в ней опору.
    Параллельно По продумывает, куда может как можно безопаснее отпихнуть ее, если что, и куда денет гитару, чтобы не повредить. Но Кассиан приближается не с кулаками, а с новым поцелуем — совсем как Джин недавно, только та не просила ждать. Она и не отшатывалась, впрочем, совсем наоборот; сейчас По нравится теплое присутствие Джин рядом, пока Кассиан, видимо, пытается понять, в чем разница между поцелуями с девочками и мальчиками.
    По усмехается в поцелуй. Ему стоило бы догадаться. Поэтому, когда все заканчивается — за день По получил больше поцелуев, чем за последние три года вместе взятые — он смотрит чуть виновато, но и смешливо:
    — Прости, я должен был догадаться, что когда ты говорил про «если любишь — то любишь», то имел в виду «если любишь женщин — то любишь женщин», — по крайней мере, они не подрались, уже хорошо. По качает головой, мягко улыбается: — Всё в порядке, если тебе не нравится. Ты не обязан.
    Он переводит взгляд на Джин — проверить ее реакцию. Спохватывается и убирает руку. Вспоминает, что ему сегодня ехать в Чикаго, и это лучше сделать раньше, чем позже. Вспоминает, что ему нравится целоваться. Вспоминает, что нужно каким-то образом забыть про все, что вбито в голову. Может быть, это чуточку проще, чем ему думалось. Нужно просто представить, что ему в два раза меньше лет. И держать это беспечное чувство в голове, как спасательный жилет.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

255

Джин краснеет, глядя на них, и чем дальше, тем больше — от скул румянец расползается до шеи и плеч, и она с трудом заставляет себя не закрыть лицо руками. Только крепче прижимается к ним обоим, запрокинув голову, и смотрит — почти жадно, с явным интересом и явным же смущением.
Она не знает, по правде говоря, ждет она, что По и в самом деле поцелует Кассиана или этого не случится; а По целует — и Джин задерживает дыхание, словно это она на месте одного из них. Немного страшно — а вдруг все сломается? Неясно, правда, что это за «всё», которого еще толком нет, которое Джин не может описать, но нечто витает в воздухе, и Джин чуть крепче сжимает руку Кассиана, плотнее вжимает ладонь в пояс По.
А когда Кассиан, отшатнувшись, целует По сам, прерывисто выдыхает и прикусывает губу.
Это ничуть не хуже, чем когда По целовал её на подоконнике — а еще немного похоже на то, что было вчера вечером. Тянет низ живота — и внутри словно щекотно, и от этого смущается еще больше; облизывает губы — и фыркает то ли смешливо, то ли возмущенно, когда По говорит, что Кассиан «не обязан», и убирает руку. Показательно недовольно надувает губы, но тут же улыбается — не широко, едва заметно.
Переводит дыхание снова.
— Это… красиво, — Джин сглатывает, опускает взгляд, прижимается еще немного ближе к ним обоим. — Очень.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

256

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]После второго поцелуя Кассиан открывает глаза, чувствует, думает, слушает себя, пока говорит По и пока говорит Джин.
От ее слов Кассиан снова смущается. Красиво - это про женщин, это на них любуются, про них пишут стихи, их руку не выпускают из своей, и представить все то же самое, но только с мужчиной...
- Я не...
По напоминает ему его слова - те же, которые вспомнил и сам Кассиан. Он сжимает руку Джин - теперь хочется поцеловать и ее тоже, но он не знает точно, что хочет этим проверить, в чем убедиться: то, что он реагирует на нее точно также, как и на По, он и так знает даже слишком хорошо.
- Просто у нас в стране... у нас в семье...
Но страна и семья вторичны, это Кассиан тоже узнал за свое короткое время борьбы. Важно кто ты, во что веришь и на что готов. А он, так вышло, верит в По. И он готов любить, если любит.
Если слова Джин смущают, то слова По, как это ни странно, освобождают. Они в его доме, он спас Кассиану жизнь, не убив его на стройке, он согласился на это дело, поверил, отступил он своих правил и своего общества - но теперь отпускает, дает право не соглашаться, дает возможность сказать - соврать - что ему не нравится.
Кассиан не обязан. Не обязан, и потому легко улыбается в ответ Джин; его улыбка остается и когда он смотрит на По.
- Я не... догадывался, что можно иметь в виду что-то другое. Но...
Он замолкает, перекатывает слова во рту, долго, слишком долго не решаясь сказать вслух.
- Но дело в том, что мне, кажется, не не нравится.

+2

257

    Джин называет поцелуй красивым. Кассиан не догадывался, что можно иметь в виду что-то другое. Делать вид, что ему восемнадцать или даже шестнадцать, становится разом чудовищно сложно; По тридцать два, и за тридцать два года — обманывать себя бесполезно — у него набралось всякого опыта в том числе и в вопросах отношений. И этого опыта явно больше, чем у Кассиана и тем более у Джин — которая даже не понимает, когда ведет себя соблазнительно, а потому ведет себя соблазнительно всегда, видимо, просто на всякий случай.
    И тем не менее, По немного отпускает, когда он понимает, что Джин не против и даже — судя по румянцу — получает какое-то удовольствие от зрелища. И когда Кассиан договорит, По тоже ждет с замиранием сердца; тот причудливо заворачивает фразу. Еще один пласт напряжения спадает с плеч По. «Не не нравится» — это на одно «не» лучше, чем «не нравится». Опыт опытом, а в такие вещи невозможно соблазнить или конвертировать, как в какую-нибудь религию.
    Или нравится, или не нравится. Или, очевидно, «не не нравится».
    — Тогда мы вернемся к этому, когда ты разберешься и тебе перестанет казаться, — По серьезно смотрит на Кассиана: — Правило то же самое: мы не делаем ничего, что тебе не нравится или не хочется. Ни мы с тобой, — он показывает освободившейся рукой между собой и Кассианом, — ни мы с тобой, — тот же самый жест между собой и Джин. И, после кратких раздумий, добавляет: — Ни мы с вами обоими.
    Воображение услужливо бьет его наотмашь картинкой настолько яркой и соблазнительной, что По смущается, кашляет в кулак и, немного постояв будто бы в растерянности, откладывает гитару на ее законное место и идет сполоснуть лицо холодной водой. Вчера эта картинка казалась настолько недостижимой, что думать о ней было как-то проще — его тело если и отзывалось, то не с такой готовностью. Сейчас эта картинка все еще остается недостижимой — По не может отказаться от всех правил сразу — но она ближе, осязаемее.
    Он сядет сегодня на поезд и проветрит голову, высунув ее в окно, ей-богу, что-то точно должно помочь. Потому что холодная вода, кажется, не имеет ровно никакого эффекта.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

258

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан с благодарностью кивает, потому что По не спрашивает, а говорит, и можно больше не выдавливать из себя слова, которые кажутся неправильными, но не ощущаются такими. Потом По и вовсе уходит, Кассиан еще раз улыбается Джин, на этот раз виновато, и тоже уходит.
Он идет заниматься завтраком, как делал это до сих пор, но замирает на полпути. Ему нравится готовить, потому что ему нравится По? Он когда-то не стал отказываться учиться не потому, что был беден, а потому, что ему нравится По? Дело вряд ли только в нем одном - так не бывает, значит, ему должны, могут, нравиться и другие мужчины, но пока что проще свести только к По, потому что иначе все слишком неясно. Иначе - а как же товарищество, дружба?
Из остатков яиц и картошки получается испанская тортилья. В Барселоне не было такой девушки, которая бы не пришла в восторг от того, что он так умеет. Теперь Кассиан не может перестать думать о том, что это говорит о нем. От чего он должен отказаться, чтобы по нему нельзя было ничего сказать. Сколько того, что в нем есть, на самом деле есть в нем потому, что ему нравится По.
Кассиан рассеяно ест, с облегчением, которого сам от себя не ждет, смешанным с сожалением, которому удивляется еще сильнее, смотрит, как По уходит, и они с Джин остаются вдвоем.
Это куда труднее, чем признать, что ему не не нравится. Вспоминая поцелуй, да и вообще все время, которое они провели рядом: и как По сжимал ему плечо на кладбище, обещая, что позаботится о нем, и даже раньше, когда надел ему на голову федору - в благодарность за комнату или потому что...? - Кассиан все четче понимает, что в его ответе было на одно "кажется" и на два "не" больше, чем нужно.
Он переводит книги, на этот раз ища в коде спасение, пытаясь занять голову только им, но думает все равно о Джин, о По, о себе - о них. И в них он уверен куда больше, чем в себе самом.
Ночью он не знал, как сделать, чтобы Джин не заметила, как он возбужден, как не думать о ней, как быть с ней рядом всю ночь и не сойти с ума. Ночью он читал ей стихи, а утром они целовались. Но утром они целовались и с По - и это было хорошо. Безо всяких кажется. Просто - хорошо.
Он сдавлено рычит, откладывая книги, трет лицо ладонями и так и оставляет.
- Ты считаешь, я, - он долго подбирает слово, потому что не знает, какое отобразит все, чего он боится, и выбирает неудачно, - отвратительный? Считаешь, я врал тебе?

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-31 09:06:21)

+2

259

По уходит, и Кассиан становится не похож сам на себя; Джин кажется, что она видела его всяким - но не таким.
И она не знает, нравится ей это или нет; скорее нет - не потому, что Кассиан какой-то неправильный; а потому, что она за него беспокоится.
С ним происходит что-то, отчего он кажется потерянным - но Джин не рискует заговорить об этом, не рискует как-то затронуть тему - вдруг ему это не нужно?
Если не просили - не стоит соваться с советами, сколь бы длинен не был твой нос.
По уезжает, Кассиан думает о чём-то своём - и Джин предпочитает погрузиться в книги, занять ими время и мысли, сосредоточиться - и тогда будет немного легче.
Вообще-то намного легче.
Но за Кассианом она приглядывает, отвлекаясь от книг; так же проверяет то, что он пишет, поправляем в паре сложных мест - шифр и заковыристый почерк порой дают невообразимые результаты - и старается быть рядом. Просто рядом - на расстоянии вытянутой руки, стола или просто в пределах видимости.
Так легче и ей.
Она думает о том, что сейчас может быть уверена точно только насчёт безопасности одного из тех двух людей, которые ей нравятся.
И она вспоминает прошедшую ночь, вспоминает тот их разговор, и тоже тревожится: если сейчас - теперь - они, получается, вместе? Они... как это назвать, они встречаются? Она нравится им - но и они друг другу?
Джин думает об этом, потому что волнует ее только одно.
По и Кассиан - замечательные; а ей совершенно нечего им дать. Совершенно.
Он думает об этом, и старается отвлекаться, но тогда ещё хуже - переживать за безопасность По, самочувствие Кассиана, - и приходится снова забивать эфир - словно радио-эфир - книгами.
Когда Кассиан нарушает тишину, она уже давно начинает третью книгу.
- Что? - Джин выпрямляется, растерянно моргнув, откладывает в сторону ручку. - Нет. И нет.
Подумав, трёт переносицу - и смотрит на самом деле непонимающе.
- Почему я должна что-то из этого считать?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-01-30 21:55:32)

+2

260

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Потому что мне нравится По.
Когда закрыто лицо, говорить получается легче. Он не видит Джин - и Джин не видит его. Он не видит мир - и мир тоже ни о чем не узнает.
Кассиан говорит и только потом понимает, что это причина обоих его страхов - тех, которые он видит и понимает уже теперь. Ему нравится По, и это может - должно быть - отвратительным, что бы он сам не думал об этом. Ему нравится По - а он обещал любовь Джин, и с этим своим обещанием не готов прощаться.
- Ты мне нравишься, - горячно говорит Кассиан, отнимает от лица одну руку, наодупь ищет ладонь Джин, снова отпускает. Вспоминает ее губы, а потом сразу же - губы По. И снова закрывается.
- Я не знал этого о себе. Теперь... Теперь все, что я делаю, то, что я уже сделал - шутка? Ерунда? Потому что мне нравится По? Я...
Кассиан захлебывается своим голосом. Коротко кашляет и все же смотрит на Джин, складывая руки перед собой.
- Я - это я.
Он это он, решает Кассиан, и он не станет прятать лицо. Он прятался достаточно долго, чтобы хотя бы такие разговоры вести честно.
- Я не чувствую, как что-то изменилось. И не знаю, почему так. Если со мной что-то теперь, почему я не чувствую? Если было всегда, почему я не замечал? Как мне быть дальше, Джин?

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-30 22:24:52)

+2

261

Джин тихо выдыхает, поднимаясь со стула, подходит к Кассиану и садится перед ним на колени, заглядывая в глаза; коротко гладит по щеке.
- Я считаю, что это прекрасно. Что ты нравишься ему, а он - тебе, - она касается его рук, складывает руки у него на коленях и коротко улыбается, глядя ласково, спокойно - словно волноваться здесь вовсе не о чем. - Если ты не замечал этого прежде - возможно, в твоей жизни не было такого человека, с которым ты хотел бы это заметить. Возможно, тебе было не до этого. Возможно, ты просто не думал, что так можно - и потому не мог заметить просто потому, что не смотрел.
Водит пальцами по его бедру, повторяя фактуру ткани брюк, снова касается его руки и сжимает ладонь своими, гладит.
- А дальше - быть тем, кто ты есть, кем ты собирался быть. Например, хорошим человеком, который отличается только тем, что нравится двум людям и ему нравится два человека, - Джин сжимает его руку чуть крепче. - Это главное. Что нравишься ты, что нравится тебе - и что это обоюдно; добровольно; что ты можешь сам выбирать - и решать, хочешь ты этого или нет.
И опять прижимает ладонь к его скуле, но теперь просто держит, касаясь - здесь, рядом, ты не один.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

262

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]В голосе Джин нет ни брезгливости, ни жалости, и от этого сразу становится легче. Он трогает его, Кассиан с тревогой слушает свое тело - ничего не изменилось? Она все так же тревожит его? Он все так же хочет ее? - и все точно так, как и было. Этого, кажется, мало. Раньше было бы достаточно, но не теперь. Если он поцелует ее, может, все вернется, как было. Если пойдет дальше...
Кассиан наклоняется, целует Джин руки, останавливается, тяжело выдыхает. Он не может, не будет делать это ради себя, просто чтобы убедиться. Не теперь, не с Джин, никогда. Если он сделает это - вот тогда он перестанет быть мужчиной. Ему не нужно доказывать ни себе, ни другим, кто он такой - достаточно жить так, чтобы это было понятно, и не делать того, что считаешь неправильным. Это выпрыгивает откуда-то из прошлого, из слов тех, кто не хотел прямых стычек и открытых массовых забастовок, кто верил, что время все расставит по местам. Но только тогда Кассиан не хотел ждать, тогда он хотел получить все, сразу, и готов был отдать всего себя борьбе.
Она была важна, а не люди и отношения. Только она - и кто ему нравился, не имело никакого отношения.
Он кивает, и снова, и снова, как болванчик. Кассиан не считает себя очень хорошим человеком, но это не то, что стоит обсуждать, о чем он хочет говорить сейчас. У него есть выбор - По сказал, что не решил, что сделать с тем, что он знает, кто Кассиан на самом деле, но это было раньше, до разговора, танца, поцелуя - до всего. Тот же По сказал, что не будет делать ничего, что не понравится или не захочется Кассиану. И Джин - Джин не отворачивается от него, не ведет себя иначе.
Все как было - просто Кассиан еще не знает, как умести в этом "все как было" себя и то, что он о себе теперь знает.
Возможно, так когда-то ступали с лодок на неизведанную, случайную землю, о существовании которой не знали - и понимали, что уже никогда не вернутся назад.
Кассиан снова целует Джин руки, теперь нежнее, с благодарностью за то, что эту землю в себе он открывает не один.

+2

263

    В поезде, вдали от дома и Джин с Кассианом, По решает, что рехнулся. Эта светлая мысль посещает его крайне дурную — как выяснилось буквально недавно — голову, пока он смотрит на то, как за окном мельтешит пригород Чикаго. Ничем, кроме как временным помрачением рассудка, события сегодняшнего утра объяснить нельзя. То есть, можно, конечно, например, тем, что он влюблен как чёртов мальчишка — По закусывает губу и закрывает лицо рукой. То есть, рехнулся.
    Если мысленно отмотать события последних дней назад, картинка получается фантастическая. Он добрался до дома в среду утром с простреленным плечом. Выложил Джин и Кассиану всё, все свои внутренности, всё самое страшное и больное. То, что не рассказывал никому и никогда. Почему? Зачем? Хочется списать все на боль от плеча, но нет — нет! Никто не тянул его за язык!
    Затем в нем вновь прорезалась тяга к музыке. Это дверь, которая закрылась в нем наглухо после убийства Джессики, и он уже никогда не думал увидеть и вспомнить, что за ней. А за ней тепло и свобода, и легкость от возможности пропускать новорожденную мелодию сквозь себя, давать ей голос, звук, настроение. По не знает, поняли, почувствовали ли Джин и Кассиан, но он писал про них. Про них втроем.
    Девять лет молчания — и вдруг такое!
    Три года никого не было — и тут его держат, обнимают сразу двое!
    И что делает он? Следует своим принципам? Держится в рамках приличий? Может быть, напоминает себе, что они коллеги и свидетель? О, нет. Какое там. Вся его пламенная речь во вторник — не более чем слова на практике. Набор звуков. Неудачная — не удавшаяся — композиция. По шумно вздыхает. Хорошо, что у него есть эта передышка, чтобы разложить все по полочкам.
    Он добирается до нужного места быстро и без приключений. Заходит в магазин, у чьей витрины оставлял машину, и спрашивает, можно ли оставить на этой самой витрине послание. По говорит мягко, двигается уверенно и предлагает деньги — это все, что нужно хозяину, чтобы согласиться. Если расчет верен, и Бен ходит здесь — с работы или на работу, из дому, еще зачем-то — то послание привлечет его внимание. По жертвует для этого одну из фотографий Джессики. Это несколько низко, но зато действенно.
    На обратном пути По решает, что расставит все точки над «i» и объяснит Джин и Кассиану, что это был просто момент слабости. Что он все еще не может, что у него отец, правила, общество. Даже подбирает аргументы — как ему кажется, достаточно убедительные. И о том, что он не тот, с кем кому-либо из них будет хорошо. И о том, что он все равно пойдет в тюрьму, когда все закончится — сдастся сам. И о том, что это разврат и содомия, и если хотя бы одна живая душа узнает, доброй репутации каждого из них придет конец. Не говоря о том, что в глазах общества это болезнь — пусть сам По так и не считает, это не помешает ему использовать этот аргумент.
    Уж Кассиана это точно отпугнет.
    По много чего решает на обратном пути. Всё звучит так стройно и правильно — и пропадает так бесследно, стоит ему переступить порог одновременно с тем, как часы бьют шесть вечера.
    Ощущение такое, будто он шагнул из одной реальности в другую. Из мира, где он подкупивший правосудие убийца, в мир, где он — просто он. Где он может зайти в столовую, в которой до сих пор разложены бесконечные бумажки и карта, и тихо сесть за стол, откинуться на спинку стула и закурить сигариллу, глядя на Джин и Кассиана за работой.
    Как будто никуда и не уходил.
    Как будто неважно, уходил или нет — мысленно все равно оставался здесь.
    Это чувство сильнее любого медведя и выше подъемного крана, и По тянет, тянет дым из сигариллы в рот, чтобы выдохнуть его в сторону — и сегодня ему просто хорошо.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-31 03:16:26)

+2

264

Джин улыбается - спокойнее и будто бы светлее, - гладит Кассиана по вискам, отводит за уши волосы; целует в лоб и поднимается.
Теперь, кажется, все в порядке - для самого Кассиана. Для неё происходящее и так укладывалось в норму вещей и не вызывало вопросов.
- Знаешь, - она рассеянно смотрит в окно, касаясь плеча Кассиана, едва ощутимо улыбается. - Надо купить молоко. Хочу сварить чай.
Чай на молоке раньше любила готовить мама - юность она провела в Индии, куда ее родители ездили по работе.
В Ирландии пьют чай с виски, кофе с виски, все что угодно с виски, но у Джин есть только джин и нет молока.
Поэтому надо купить молоко - ведь все остальное в порядке.

Она не сразу замечает, что что-то изменилось - и по правде говоря, ничего практически не меняется, когда возвращается По. Словно он был здесь и так, и так и было - о нем думала она, о нем думал Кассиан, в этом Джин уверена совершенно, а на подоконнике все еще лежит в чашке из-под кофе истлевшая сигарилла, которой Джин немного опаляет пальцы, слишком увлёкшись По.
Часы бьют шесть, и книги откладываются в сторону - она сидит над ними достаточно долго, чтобы сделать перерыв.
Походя касается волос По, пропуская их сквозь пальцы, забирает чашку с подоконника и уходит на кухню.
Заваривает чай на всех троих - кофе в это время уже, верно, будет лишним - и немножко мурлычет под нос, возвращаясь с чашками, но без блюдец - она может удержать одновременно три чашки в двух руках, но не блюдца.
- ...А все остальное, - напевает Джин, снова касаясь волос По, ласково и весело глядя на Кассиана, - остальное - пыль и болотная тина.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

265

    — Спасибо, — По не уходит из-под руки Джин, когда чувствует прикосновение.
    Чай он пьет без сахара; когда живешь в обществе, где все нужно фильтровать и скрывать, тщательно следя за тем, каким предстаешь перед другими, хочется иметь свободу не скрывать ничего хоть в чем-то. Скрывать вкус чая за сахаром — так вообще кощунство.
    — Если всё пойдет по плану, то в семь вечера во вторник нам нужно оказаться в «Henrici’s». Вы можете прийти раньше. Лучше всего было бы, конечно, если бы вы оказались где-нибудь за соседним столиком, — По чуть хмурится. — По вторникам там обычно нет такой толпы, так что может и получиться. Я не знаю, во сколько придет Бен, если придет, но вряд ли сильно заранее. Я написал ему быть за столиком у окна.
    По еще не думал, какие вопросы задаст и получится ли разузнать хоть что-то. Он никогда прежде не делал ничего такого — не когда сам был замешал в деле напрямую. Однако зацепок, улик и подсказок слишком мало, чтобы разобраться, и вместе с тем, слишком много, чтобы предполагать. Чудовищное состояние тупика, которое знакомо любому детективу; некоторые дела уходят в архив нераскрытыми, но с этим такого случиться не должно.
    В том числе и потому, что По не хочется умирать.
    — Как насчет письма? Ты придумала, что написать этому другу? Как мы узнаем, согласится он или нет?
    По не спрашивает насчет книг, потому что и так видит, как далеко они уже продвинулись: Джин взяла следующую книгу. Значит, вдвоем они успеют.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

266

- Правду, только правду и ничего кроме правды, - Джин невесело улыбается, трёт шею, болезненно морщась. - Этот друг - ты может быть даже видел его. Сэм, он держит тот бар, в котором вы с Гарреттом встречаетесь. Он не любит Гарретта, хорошо относится ко мне - даже если он не согласится, он не выдаст нас. Меня.
Если в ком-то Джин и не сомневается, то это в Сэме. Возможно, ей стоило сразу же пойти к нему, рассказать про Гарретта. Впрочем... нет. Сразу бы она и не смогла.
- Нет, ты его не видел. Он вернулся на следующей неделе после твоей первой встречи с Гарреттом, - вздохнув, садится обратно на стул, обнимает коленки, упираясь носками в край сиденья. - Письмо ему я просто отправлю без обратно адреса. Узнать, согласится он или нет, сложнее. Я не хочу назначать место встречи - я верю ему, но не хочу подставлять; за ним могут следить. Оставлять обратный адрес - тоже, если все провалится, это сужает круг поиска. Можно задействовать постороннего человека, но это опять лишние риски. Либо, - она вздыхает, дёргает плечом, глядя немного виновато. - Либо ответ можешь забрать ты. Хотя бы раз ты появишься в этом баре, и вполне можешь решить купить выпивки себе домой. Сэм не выдаст тебя, если откажется - он не переносит Гарретта и не станет ему помогать ничем. Вряд ли их... нейтралитет долго продержится.
И долго смотрит на сигариллу, чуть улыбается уголками губ.
- Это не лучший вариант, я знаю. Но тебе и Сэму я доверяю; другим людям - нет.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

267

    По задумчиво затягивается; чашка в одной руке и сигарилла в другой. Поднимается с места, чтобы отыскать пепельницу и возвращается все с тем же выражением лица. То, что через него можно достать Джин, это та информация, которую стоит знать как можно более ограниченному кругу лиц. Сейчас об этом знают только они втроем и судья Органа. У По нет никаких шансов оценить, насколько можно доверять Сэму. Он его даже не видел.
    Насколько верно Джин оценивает ситуацию?
    А какие есть другие варианты? Вот другой вопрос. Потому что других вариантов нет. Обратный адрес они оставить не могут. Чей-то еще обратный адрес — старой квартиры По или дома пани Ориховской — тоже не вариант, потому что поможет связать их воедино. Место встречи — Джин права, опасно, потому что могут отследить. Только и остается, что узнать ответ лично. Джин доверяет Сэму, По доверяет Джин, возможно, этого достаточно.
    — Хорошо, — наконец, отвечает По. — Хорошо, сделаем так.
    Он отставляет пустую чашку в сторону, стряхивает пепел в пепельницу. Смотрит на Джин, на Кассиана. По сути, самое сложное еще только впереди. Но самое страшное уже позади. Самое страшное - это было забрать книги. Впрочем, от мысли о том, что через неделю придется вернуться в город, где даже сегодня на пару часов По чувствовал себя неуютно и тревожно, начинает казаться, что это может быть и не так. Возможно, впереди не только самое сложное, но и самое страшное.
    По отыскивает на столе чистую бумажку и карандаш, выписывает два имени с адресами: судья Бэйл Органа и прокурор Алан Холдо. Пододвигает написанное к Джин и Кассиану, несколько раз ударяет пальцем по бумажке:
    — Если вдруг что-то пойдет не так, то вам нужно будет договориться с этими двумя людьми. Бэйл — старый друг моего дедушки, он уже в курсе про дело, я ходил к нему в понедельник. Это про него я говорил тогда за ужином. Он знает про вас обоих, поэтому вам будет достаточно представиться, а тебе, — По смотрит на Кассиана, — упомянуть, что ты умер на стройке. Думаю, он позаботится о вас, если что. Второй — это прокурор. Я не знаком с ним лично, но знаю, что все дела, которые он вел, во-первых, доходили до суда, во-вторых, приговор был не в пользу обвиняемого. Если мы заполучим его на свою сторону, то это половина победы. Он, конечно, по слухам товарищ несколько, кхм, эксцентричный, но я думаю, Кассиан к кому угодно найдет подход. Вы оба найдете.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-31 11:29:52)

+2

268

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан несется дальше по тому, чем был двадцать четвертый год, на этот раз только иногда вспоминая себя в нем. Книга помогает отвлекаться, и все, новое и старое, непонятное и то, в чем он не боится признаться, укладывается в голове, приживается. К вечеру ему кажется, что все получается, и Джин права, но когда По возвращается - на этот раз без новых ранений, по плану - Кассиан все равно не знает, как себя теперь вести. Должен ли он что-то сказать? Как ему теперь говорить? Как реагировать? Как смотреть? он все тот же человек, и он чувствует к По все то же, просто теперь дает своим чувствам другое название. Принимает, что, может, это не просто дружба и симпатия, а что-то еще, что-то большее. Вспоминает, что, возможно, уже чувствовал это прежде, но тогда никому в голову не приходило поцеловать Кассиана, а потому он не знал. Не мог даже подумать.
Кассиан не находит ответа, и какое-то время продолжает писать. Им все равно нужно спешить, а он пока что работает медленнее, чем Джин. Так удобно: можно даже не поднимать взгляд, сосредоточившись на работе. Джин приносит чай, По курит, и становится труднее не улыбаться от запаха его сигарилл, но Кассиану удается.
Завязывается разговор - он не требует его участия, и за это он благодарен. Потом По осторожно затягивает его; Кассиан откладывает ручку, смотрит на имена, кивает, вспоминая про стройку - и про объятия после выстрела. По не знал тогда, в чем дело, что он вспоминал по пути, чего боялся, но все равно обнял, и это тоже было приятно. Это было нужно.
Кассиан кивает, разминает затекшие от долгого сидения плечи. Вспоминает, как По никогда не заходил к нему в комнату, кроме того одного раза, когда Кассиан сам затащил его. Как всегда держался на расстоянии чуть большем, чем нужно. Если бы не поцелуй, он бы и не заметил, никогда бы не узнал.
По ведет себя с Джин иначе. По ведет себя... да как По, в общем-то. Возможно, так получится и у Кассиана.
- Найдем. Но только это не понадобится.
Он улыбается впервые с начала разговора, смотрит на Джин, на По, снова на Джин, на бумажку, а потом - опять на По.
- Все пойдет так. Во вторник мы будем в кафе, и ты там будешь - и все пойдет так. Мы все уцелеем и доведем дело до конца. А мне больше не кажется, хотя я все еще не очень знаю, что с этим делать.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-31 15:00:34)

+2

269

    По хочет уже ответить, что он не за кафе беспокоится, а за Чикаго, когда вернется туда, хотя и за кафе тоже — просто он не может представить, чтобы Бен пришел туда с ружьем и застрелил По на глазах у как всегда огромного количества посетителей. Но Кассиан договаривает последнее предложение, и По просто смотрит на него несколько долгих мгновений, прежде чем нагнуться вперед, сложив руки с сигариллой на столе, и серьезным, доверительным тоном сказать:
    — А ты быстрый. Обычно, когда люди понимают про себя такое и принимают это в себе, то следующим шагом отправляются бегать нагишом по полю пшеницы. Это как своеобразная инициация.
    По с тем же серьезным выражением лица, не сводя взгляда с Кассиана, откидывается назад, на спинку стула, затягивается, спокойно выдыхает дым. И только потом начинает смеяться, сначала тихо и себе под нос, но потом всё громче, откинув голову назад, всем телом. Прости Господи, нет ничего лучше возможности подшутить над человеком, который совсем этого не ожидает — а потому в первое мгновение может и купиться на серьезный тон.
    Отсмеявшись, По вновь затягивается; темные глаза искрятся весельем и теплом, и он скользит взглядом между Кассианом и Джин.
    — Что делать? — повторяет он. — Делать только то, что хочется. Не делать того, чего не хочется. Сразу говорить о том, что не нравится. Вот и вся наука. Собственно, все то же самое, что бы ты делал с ней, — По глазами указывает на Джин и тепло улыбается ей. — Ну, возможно, менее нежно и трепетно — мне не двадцать, это далеко не первый мой опыт, и я все еще мужчина. Как и ты.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-31 13:51:01)

+2

270

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Это так невозможно дико, что сначала Кассиан не верит в то, что услышал.
- Что?
Он не мог услышать правильно, что-то не так понял, запутался в языке.
- Что?
Потом он на секунду верит и просто смотрит на По, который вовсе не выглядит, как человек, который способен бегать голым в пшенице. Потом тот смеется, и Кассиан наконец-то понимает, что это просто шутка. Что-то обрывается в нем - и напряжение, которое гнездилось в сердце, наконец-то улетает, исчезает без следа. Если можно шутить и смеяться, то все хорошо.
Он присоединяется, смеется, искренне, без тревоги. Джин успокоила его днем, По делает это теперь. В его словах есть ответы: они все еще мужчины, и ему не нужно вести себя иначе теперь, когда он знает, что любит и такие поцелуи - и По тоже любит.
Ему нравится даже то, как По говорит "бы", чтобы Джин знала, что она выбирает, и ничего не будет, если она не захочет. Ему нравится, это этого же "бы" в отношении него как будто и нет - одно только желание.
Отсмеявшись, он наконец-то пьет чай.
- Вкусно. Итак, вторник. До вторника нужно разобраться с письмом, которое уйдет из Нового Орлеана. Хорошо бы закончиться с книгами. Можно побегать в поле - но это если захочется.
Он улыбается, пьет еще.
- До вторника - ты будешь спать с нами? Джин, ты хочешь, чтобы По спал с нами?

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC