Star Wars Medley

Объявление

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

01.09.2018 Короткие новости о правилах проставления дат в названиях эпизодов
и о большом мастерском апдейте
о сюжетных событиях.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Оби-Ван Кеноби, Бэйз Мальбус, Тайко Селчу
Кип Дюррон, Фазма, Пейдж Тико

Всего лишь необходимо стать великим махинатором. Для сына Хана Соло это
не проблема. Проблема в том, что Кайло
не хочет быть вторым Ханом Соло.
Kylo Ren

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [1920!au] Там, где тихо и светло


[1920!au] Там, где тихо и светло

Сообщений 61 страница 90 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-21 17:45:53)

+2

61

Вот это Гарретту уже не нравится — Джин это видит по его лицу; нет, он не кривится, не морщится, даже не смотрит зло, но она слишком давно его знает — и в некоторых вопросах он читается, как открытая книга.
И все равно она позволяет себе едва ощутимо сжать руку По и краснеет — снова. Не специально, но, к счастью, недолго. Гарретт и остальные, конечно, считают, что он всего лишь девчонка и не ее дело совать нос в «большие игры», но почему-то забывают о разных мелочах, которые делают жизнь несколько приятнее.
Джин улыбается в ответ на его слова, снова склоняет голову, соглашаясь — да, ей. Но молчит. Не стоит все же слишком настойчиво проверять границы — пока рано, пока что она может получить от этого больше неприятностей, чем пользы.
— Об этой вашей особенности я так же наслышан, По, — Гарретт усмехается, когда все-таки забивает шар в лузу, но следующий идет мимо, и натирает мелком кий. — И надо сказать, очень рад, что мы смогли с вами договориться — в наше время люди предпочитают получать деньги, ничего не делая. Боюсь, в наших краях привыкли именно к такому раскладу. Но сегодня же, увы — я позвал вас исключительно для игры. И, разумеется, чтобы познакомиться с вами лично. Дружеская встреча — и ничего более.
Гарретт допивает виски, Джин все еще тянет свой напиток — заказывать новый она ближайшие полчаса не собирается. Неважно, что он успеет нагреться и потеряет половину вкуса — лучше так, чем в какой-то момент понять, что слова вырываются быстрее, чем успеваешь их обдумать.
— Поэтому, как и Джин, я надеюсь, что сегодня вы просто приятно проведете с нами вечер, — он пожимает плечами, даже не обернувшись на нее, — и только. Искренне надеюсь, что своим приглашением я не нарушил какие-нибудь ваши планы на этот вечер. Мне было бы искренне жаль.

Примерно четверть часа все продолжается так же— мужчины играют, остальные молча наблюдают или негромко переговариваются, Джин скучает, устроившись на барном стуле в трех шагах от бильярдного стола, и тянет джин. А затем в помещении появляется новый человек — Майк, чтоб его, — что-то негромко говорит Гарретту на ухо, и тот морщится.
— Дьявол. Прошу меня простить, на некоторое время я вынужден вас оставить, — он коротко улыбается, разведя руками, глядя на Дэмерона, и бросает взгляд на Джин. — Джин. Будь добра, развлеки нашего гостя. Будет крайне печально, если окажется, что этот вечер он провел скучнее, чем мог бы.
Джин соскальзывает со стула, оставляя стакан, и плавно ведет плечом.
— Конечно, Гарретт. По, — она поднимает на него взгляд, задумавшись, прислушивается: из-за двери раздается приглушенная музыка — что-то достаточно медленное, чтобы можно было поговорить, — вы танцуете?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

62

    По больше не притрагивается к джину, играет хорошо, но не настолько, чтобы переиграть Гаррета, всегда отдавая ему пальму первенства на один шар или идя ноздря в ноздрю, легко отвечает на вопросы и ведет непринужденную беседу, как будто всегда только и делал, что играл с гангстерами в бильярд. К счастью, Гаррету ничего не нужно прямо сейчас, и совесть По, залитая джином, немного притихает и не жжет ему подкорку так уж сильно.
    За это время он успевает постоять во всех углах комнаты, осмотреть ее вдоль и поперек. Почти никаких следов нигде нет. По замечает только немного вмятин на полу, но не может определить, от чего они и имеют ли отношение к смерти Шона. Примечательно и другое: если тут и была перестрелка, то совершенно воображаемая. За все время в баре, за весь путь от двери досюда, он не заметил ни одного росчерка пули на стенах или полу. Бары не ремонтируют так быстро.
    Он делает мысленную заметку найти отчет патологоанатома. И самого патологоанатома — тоже. Вполне вероятно, что тот куплен, и в отчете написано ровно то, что необходимо Гаррету.
    — Ничего страшного, я подожду, — вежливо отвечает По, но Гаррет подзывает Джин.
    По понимает, что слегка пьян, по тому, как сильно его завораживает колыхание маленьких висюлек на ее платье. Красивое платье. Первый его порыв — ответить, что нет, он не танцует и не любит, но потом По соображает, что это отличный способ выйти из комнаты и поговорить, не имея под боком несколько пар чужих ушей.
    — Только если Гаррет не против, — он смотрит прямо на правую сторону ее лица, туда, где синяк прикрыт пудрой.
    По без понятия, за что Джин получила этот, но он не будет делать ничего, что может спровоцировать второй такой же.
    — Да потанцуй ты с ней, — вдруг тянет один из ирландцев. — А потом мы потанцуем по старой дружбе.
    Звучит мерзко, и По неожиданно для себя надеется, что Гаррет успеет вернуться до этого. Он откладывает кий, и они идут поближе к музыке, По аккуратно пропускает Джин из комнаты первой и позволяет ей определять, в какой именно части большого общего помещения она хочет танцевать. Танцы — совсем не его любимое времяпровождение, хотя он прекрасно слышит и чувствует музыку. Хорошо, что он пьян и оттого расслаблен, хорошо, что они здесь не затем, чтобы зажечь танцпол.
    По держит Джин аккуратно за руку и чуть выше талии, оставаясь на достаточном расстоянии, чтобы считать танец приличным, но все еще в зоне слышимости, если говорить негромко или шепотом. И невольно думает, какая же она миниатюрная и хрупкая — эта девочка, которая уже рассуждает о том, кого хочет видеть в могиле. Шаги медленного фокстрота с неохотой ворочаются в голове; единственное, что старается делать По — это не наступать Джин на ноги.
    — Что случилось? — мурлычет он себе под нос, указывая взглядом на прикрытый синяк.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-21 10:46:43)

+2

63

Джин любит танцевать - и умеет, но сейчас совсем не до этого. Сейчас это не что-то, что приносит удовольствие, а необходимость - так можно поговорить без лишних ушей.
Ей приходится улыбнуться и держать улыбку - в зале, конечно же, есть люди Гарретта, и они с удовольствием донесут обо всем, что посчитают подозрительным, так что пусть уж лучше доносят о том, что Джин флиртует с купленным копом, чем строят догадки - или дают почву для них Гарретту.
- Ничего страшного, - Джин бросает взгляд на По, тут же отводя его, и напрягается - руки лежат уже не так расслабленно, и это нервирует. Вскоре получается все же выдохнуть - танцевать так очень сложно, а делать ситуацию ещё хуже совсем не хочется. И так паршивее некуда. - За мной все же следили и видели нас троих, о чем донесли Гарретту. Правда, с полицией это не связали. В общем, - она неловко повела плечом, подалась чуть ближе, сокращая дистанцию. - Он посчитал, что вы оба - мои любовники или вроде того, и что я с вами... путаюсь. Но между прочим, - теперь она улыбается и глазами, говорит шутливо, - могли бы не начинать сразу с синяков. Не хочу думать, что это единственное, что во мне можно заметить.
К счастью, людей в баре достаточно много, и ограниченность танцполе не предполагает большого простора для движения - и на настоящий фокстрот это походит не слишком сильно. Импровизация с элементами - но оно и к лучшему. Не то что бы Джин умела танцевать что-то кроме чарльстона и вальса - но какие-то элементы знала.
Впрочем, как и везде, главное было не наступать на ноги и позволять партнеру вести - а это она умела.
- Важно то, что пока что он держит меня около себя почти все время. А если мы не уложимся в пару месяцев, то все станет ещё сложнее - я не выдержу первой брачной ночи и либо застрелю его, либо застрелюсь сама, - Джин улыбается чуть шире - не кривиться же, когда танцуешь с симпатичным мужчиной - это могут как-нибудь не так понять. - Это шутка.
Поворот, ещё один - Джин замечает Дика, подпирающего стенку на противоположной стороне зала, и с трудом сдерживает желание прижаться к Дэмерону поближе и посмотреть, что будет.
К Ричарду она, на самом деле, обычно относилась лучше, чем к остальным - но явно не сегодня. Те слова Падди ее взбесили - не дай Господь, он потянет к ней руки.
- Нам нужно поскорее достать книги. Но это лучше обсуждать всем вместе, - Джин чуть крепче сжимает плечо детектива, слегка покачнувшись, и ненадолго прикрывает глаза. - Как ваши дела с Кассианом?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

64

    Ладно, возможно, его завораживают не только висюльки, но и сама Джин, и это значит, что джина с него на сегодня хватит. Ему нужен трезвый ум и умение контролировать свой язык и свое лицо, а не приятная дымка в голове. Будь он чуточку пьянее — пошел бы уже объяснять Гаррету, что не стоит сразу же думать плохое про мисс, если она сидит в шикарном ресторане и пьет кофе с двумя мужчинами. И тем более не стоит ее бить. Как собственность или ослушавшееся животное. Хорошо, что он все еще держит себя в руках, а потому не меняется в лице.
    — Конечно, нет, — По отвлекается на то, чтобы краем глаза проследить за тем, кто и как часто смотрит на них в зале. Он здесь не для того, чтобы отвешивать комплименты, и старательно держит эту мысль в голове. — Но это важно.
    Джин перехватывает его фразу — и то, что она говорит, мало похоже на шутку. Танец мучителен насквозь: тем, что Джин настойчиво подходит ближе, чем По хотелось бы, чтобы их видели люди Гаррета, тем, что он не любит танцевать, с трудом подбирая каждый следующий элемент в голове, тем, что она говорит. Тем, что она говорит — особенно. По сжимает зубы и улыбается уголками губ. У него, к сожалению, нет способа обезопасить Джин от нападок Гаррета.
    Тем более, что она действительно путается с ними, только в совсем ином смысле.
    — Вы страшно испугали его, не явившись в четверг на встречу, — замечает По. — Он решил, что с вами что-то стряслось. Мне пришлось побыть гласом оптимизма. К счастью, я оказался прав, но в следующий раз я бы тоже предпочел весточку от вас лично, а не собственные догадки.
    Правда, если представить, что сделал бы Кассиан, увидев что-нибудь в стиле «слишком занята прикладыванием льда к синяку на поллица, не смогу сегодня быть», то лучше уж догадки По. Потому что он совсем не уверен, что захотел бы и стал удерживать Кассиана от резких поступков. Там, где есть один синяк, будут и другие: если человек бьет свою женщину — он будет бить ее и дальше.
    Джин хочется забрать от Гаррета немедленно, но этого делать нельзя — для общего дела. По сердится внутри, но снаружи лишь едва слышно вздыхает, заставляя себя успокоиться вновь, и продолжает улыбаться. Кажется, они делают вид, что флиртуют — судя по улыбкам Джин. Обычно, когда люди флиртуют, они не выглядят так, будто готовы достать казенный Кольт и всадить назидательную пулю в ногу одному подонку.
    — Гаррет не отпускает вас от себя. Как насчет кладбища? Могила вашего отца — туда он вас отпустит?
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

65

- В следующий раз я обязательно вас предупрежу. Только попрошу Ричарда не стоять над душой, пока звоню Кассиану, или не спрашивать, почему на конверте ваше имя и номер участка, - Джин фыркает, вздёргивая бровь, и на очередном повороте оглядывается. - Отличный танец - прекрасная просматриваемость.
В конце концов, быть слишком серьёзной очень долго она не может - тогда мысли неизбежно возвращаются к тому, насколько все плохо, а ещё к тому, что такими темпами ей скоро придётся покупать новую пудру - хочется верить, что подобного не повторится, но всем известно, как это обычно работает.
Ты веришь в лучшее, а жизнь, радостно хохоча, устраивает тебе Первую мировую.
Дик все ещё обшивается у стены, и Джин все же подаётся ещё ближе, склоняете голову к плечу - музыканты меняют ритм, импровизируют, и это уже совсем не фокстрот, а нечто крайне... смешанное. Но какая разница? Под это все ещё можно разговаривать, а если она действительно захочет потанцевать, то сделает это потом.
И не дай Господь, кто-нибудь из этих ублюдков потянет к ней руки.
- Кладбище - хорошая идея. На самом деле, я думаю, - она коротко гладит Дэмерона по плечу, ведёт дальше, на спину, и оставляет там - пусть лучше Гарретт думает, что девочка наконец вырвалась из-под опеки отца и дорвалась до всего, что запрещалось, чем делает ненужные выводы о настоящем состоянии дел, - мы можем договориться на воскресенье. По воскресеньям я хожу в церковь - и мое желание посетить могилу отца не будет выглядеть... странно. Около полудня я точно смогу там быть. Гарретт в это время занят - как и все остальные. Надеюсь, - она невесело улыбается, - в следующий раз вы все-таки спросите для начала не про синяк. Это, простите за неудачный каламбур, малая кровь. Все могло быть хуже.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

66

    По очень хорошо держит себя в руках.
    Он слушает Джин, конечно, но где-то на задворках сознания перечисляет все музыкальные интервалы: малая секунда, большая секунда, малая терция, большая терция, проклятье, большая терция, кварта, квинта, черт, секс-та, черт побери, секста, септима, октава, и обратно. Что бы Джин ни делала, чего бы ни добивалась, ему точно стоит держаться в рамках приличия. И его рука никуда не скользит и ничего не делает, так и лежит на ее спине; это просто шарада для наблюдателей.
    Как бы Гаррет не пожалел, что пригласил По на бильярд, а то понарасскажут всякого.
    — Надеюсь, в следующий раз вы придете не с синяком, — в тон ей отвечает он. — Иначе спрашивать я буду не с вас.
    В следующий раз — это послезавтра, так что придет она с синяком, но с тем же самым. По думает об этом до конца вечера: Гаррет возвращается как раз после того, как они прекращают танцевать с Джин, и По делает три глубоких вдоха и три медленных выдоха — кварта, квинта, секста, септима, октава — и доигрывает партию. Проигрывает с разницей в один шар, улыбается Гаррету, беседует с ним про сигары. Не думает о том, что этот бар надо прикрыть, а Гаррету прострелить ногу.
    Ну, может, самую малость.
    По не сторонник убийств, честно говоря, от самой идеи его воротит и прошибает холодным потом, но назидательные увечья в некоторых случаях — единственный способ научить человека думать, прежде чем делать. Вечером По пересказывает все Кассиану, благоразумно оставляя за кадром собственные впечатления от жизни: только сухие факты, наблюдения, краткий психологический портрет Гаррета — он морщится, когда рассказывает об этом человеке, и это говорит больше, чем любые слова — и заодно просит блокнот. Все сказанное По заносит туда круглым, свободным почерком, возвращает блокнот обратно Кассиану.
    — Я бы разузнал про патологоанатома, который проводил вскрытие. Там не было перестрелки, — он приподнимает блокнот в воздух, как свидетельство своим словам. — И заодно проверил бы, что происходит в кабинете нашего капитана. Потому что если Гаррету ничего от меня не нужно, значит, дело заминает кто-то другой — и у капитана это получится куда лучше, чем у простого детектива.
    По оставляет Кассиана с этой мыслью наедине до воскресенья. Всю субботу он пропадает вне дома: пытается восстановить краску на Лиззи, и не только потому, что размашистый крест пугает его каждый раз, стоит только наткнуться на него взглядом. По старается быть в два раза аккуратнее, в три — осмотрительнее, в четыре — осторожнее. По крайней мере, теперь он знает, что это не банда. Это один человек. С одним человеком должно быть проще совладать, чем с несколькими, ведь так?
    По пути до церкви в воскресенье По заглядывает на почту и отправляет письмо отцу. Тот, если и ответит, то скорее всего как всегда сухо, но это ничего. По понимает. Правда. И на кладбище является даже в неплохом расположении духа. Только не может решить: это потому что у Лиззи бок как новенький, или потому что ему нравится собираться с Джин и Кассианом. 
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-21 15:20:05)

+2

67

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]В пятницу вечером По возвращается явно пьяным. Пьяный По от трезвого не отличается ничем, разве что свободы в движениях побольше, и еще он морщится, когда рассказывает о Гарретте Муре. Но даже пьяным он думает о капитане и о патологоанатоме. Даже пьяным он все равно заботится о справедливости и о том, чтобы разобраться в убийстве Галлахера, а не просто убить его самонапровозглашенного преемника. Это о По Кассиан запоминает, все больше убеждаясь, что правильно выбрал, когда думал о том, кто сможет ему помочь.
В субботу дел у него немного. С Джин они встречаются только на следующий день, и Кассиан ловит себя на том, что неожиданно сильно ждет этой встречи. Не только потому, что это сдвинет их дело, но и просто. По уходит по каким-то своим делам, Кассиан часть дня проводит в участке, но занимается не своими делами - свои дела можно закончить с закрытыми глазами, смотреть туда нечего - а пытается найти в архиве что-то, связанно с По и серийным убийцей. Какое-то старое дело, что-то - что-то должно быть.
Он не находит ничего. Капитан Гарсиа, за которым Кассиан тоже присматривает, скоро уезжает, но кабинет у него слишком хорошо просматривается. Нужно будет пробраться ночью. К делу Галлахера Кассиан не приближается, решая, что лучше тогда же, ночью. Сейчас не стоит показывать, что он хоть как-то заинтересован в нем.
Он уходит довольно рано, с запасом, потому что не уверен, что так легко найдет дорогу, которую даже не прошел - проехал. Но Кассиан находит. Старую квартиру Дэмерона все еще легко узнать по копоти, он смотрит на нее сначала снаружи, потом поднимается наверх с очень уверенным видом. Он осматривается внимательнее, чем в первый раз, но все равно не находит ничего такого, за что мог бы зацепиться глаз.
Ему казалось, что По сказал достаточно для того, чтобы хоть что-то отыскать, но это не так. По, вероятно, не потерял тогда бдительность - он просто точно знал, что по тому, что он скажет, все равно не удастся ничего найти. Кассиан все равно ищет, а потом еще раз ищет, пока не темнеет, и он не вспоминает, что до дома еще нужно дойти, и это тоже займет время.
Это и правда занимает время, даже больше, чем он планировал. Он задерживается на секунду, чтобы погладить полосатую кошку, трущуюся о штанину. Потом на минуту, чтобы сходить купить хот-дог и поделить его на двоих - кошка съедает сосиску, Кассиану достаются соленые огурцы с горчицей и маковая булка. Потом еще на какое-то время, потому что просто не может уйти так сразу.
Домой он поднимается сначала по пожарной лестнице, запускает кошку через окно, решив, что стоит придумать ей имя, потом спускается и заходит через дверь, как будто ничего не случилось, перебрасывается парой фраз с пани Ориховской, набрасывая план на будущее. Нужно узнать о патологоанатоме, забраться к капитану Гарсия, поискать еще чего-то, что может привести его к этому убийце, о котором беспокоится По, купить молока для кошки.
Но сперва кладбище.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-21 21:08:53)

+2

68

Воскресенья Джин ждет с нетерпением, но старательно скрывает его — да, конечно, Гарретт знает, что она хочет по-человечески попрощаться с отцом, но не стоит лишний раз привлекать к этому внимание. Это сложно — Гарретт по-прежнему хочет, чтобы находилась рядом с ним большую часть дня, и Джин просто радуется, что это не относится к ночи.
Он приятный мужчина, красивый, но, пожалуй, лучше она будет любовницей сразу и Кассиана, и По, чем что-то произойдет между ней и «дядюшкой». Иногда он касается ее так, словно они уже женаты — да что там, будто бы на ней висит бирка «Собственность Г. М.», и большого труда стоит, сдержать себя и не вмазать пощечину.
Не стоит. Все должно идти правильно — и если для этого нужно терпеть подобные мелочи — ладно.
Во всяком случае, он не лезет ей под юбку — это уже неплохо.
Но пудра ей однозначно еще понадобится — Джин разглядывает в зеркале след засоса на нее, где его не закроешь даже нормально шейным платком, и проводит перед ним еще больше времени, чем днем пятницы.
Зато теперь она точно знает, что произошедшее в баре Гарретту доносят именно так, как она хотела. Это хорошо.
В общем-то, думает Джин, если бы ей предложили выбирать между одним Гарретом и парой Кассиан и По, она бы выбрала детективов. Рядом с Кассианом — хорошо, рядом с По — защищенно; рядом с ними обоими спокойно.
Она не уверена, когда успевает сформулировать для себя эти наблюдения, но не так уж важно.
Ей нравится, как Дэмерон говорит, что за новый синяк он потребует ответа уже не от нее; ей нравится, что Кассиан, оказывается, беспокоится — пугается? — когда она не приходит на встречу.
По правде говоря, ей могли бы даже не предлагать выбор.
Вечер субботы Джин проводит, разглядывая шею. Раньше Гарретт не был таким — а тут словно сорвался с цепи. Или это она раньше попросту не замечала?
Видно только шею — и это хорошо. Но вот то, что ее вообще видно, это плохо.
Джин наносит сверху пудру, а волосы оставляет распущенными — так, возможно, и не заметят. Или хотя бы не сразу.
Синяк на скуле выглядит бледнее, но все еще заметен.

На кладбище она приходит за полчаса до назначенного времени — и эти полчаса проводит рядом с могилой отца, читая эпитафию и разглядывая принесенные цветы и венки. Ей хотелось бы услышать его голос, узнать, что он гордится ею — или хотя бы не разочарован, но его же больше нет.
С этим надо просто смириться — и тогда, может быть, все станет немножко проще.
Когда появляются По и Кассиан, Джин оборачивается к ним, коротко улыбнувшись, обнимает себя за локти. На улице немного прохладно — и в одном платье она, кажется, подмерзает, но это ничего.
Она рада видеть их обоих, рада, что они приходят, и не только потому, что чем  чаще они встречаются, тем быстрее продвигается дело. Просто… просто рада.
— Добрый день, — Джин улыбается, делая к ним шаг навстречу, и внимательно смотрит сначала на одного, потом на второго — все ли в порядке? — Кассиан, мне жаль, что я не пришла в четверг. Обстоятельства вмешались.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

69

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Это я вижу.
По рассказывал об этом, конечно. Но Кассиан все равно не может оторвать взгляд от синяка, который не скрывает ее пудра. От волос - потому что вдруг под ними прячутся новые следы. Это вряд ли худшее, что делал в жизни Гарретт Мур - особенно если вспомнить, почему они тут и вообще занимаются этим делом. Но за убийство Галлахера убивать его Кассиану не хочется, как и за то, что он бандит. А вот за это, за Джин - он сделал бы это хоть сейчас, будь у него возможность.
- Не беда. Я просто рад, что с вами все в порядке. Насколько это возможно.
След на ее шее Кассиану тоже не нравится, но он заставляет себя не смотреть и замечает вместо этого то, как она стоит.
- Вам холодно?
Не дожидаясь ответа - конечно же ей холодно, на руках гусиная кожа выступила, в таких городах в таких платьях девушкам, должно быть, холодно всегда - он торопливо снимает пиджак, набрасывает его на Джин, на секунду дольше, чем нужно, держит руку у нее на плече, и только потом вспоминает, что у них тут встреча ради дела, а не просто так.
- Вы еще сможете выходить? Вам доверяют? Насколько? - спрашивает он. Добавляет, чтобы не казалось, что он волнуется только о Джин - потому что он на самом деле волнуется не только о ней. - Как думаете, вы сможете добраться до книг? Еще не сейчас, нужно больше времени, но хорошо бы знать уже теперь. Мы с По узнаем больше о смерти вашего отца и роли в этом капитана Гарсиа. Во всей этой истории много странного, и если мы будем знать, кто именно помог скрыть правду, это поможет в будущем.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-22 00:59:55)

+2

70

    Находиться на кладбище в приподнятом настроении откровенно странно еще и потому, что когда По стоял на кладбище в последний раз, его настроение не то что оставляло желать лучшего — хотелось повеситься на ближайшем же дереве. Останавливало только то, что нужно было бежать. По усиленно не концентрируется на этих мыслях, вместо этого он концентрируется на Кассиане и на Джин.
    Она мерзнет, и Кассиан отдает ей свой пиджак прежде, чем По даже успевает пошевелиться. Джин как-то поворачивается, встает под другим углом, и он замечает синяк — нет — засос на шее, хмурится и отворачивается. Пока Кассиан расспрашивает Джин о степени доверия банды к ее прогулкам, По оглядывается по сторонам, скользит взглядом по ровным рядам надгробий, уходящим вдаль. Католическое кладбище на горе Оливет — неплохое место для захоронения, где-то здесь же лежит сенатор МакГанн, тоже ирландец.
    Кассиан говорит все верно, и По не вмешивается, только продолжает хмуриться. Вокруг никого, разве что какая-то пожилая пара сильно вдалеке кладет венок к чьему-то надгробию — вряд ли эти двое на стреме для семьи Ним. След на шее Джин все нейдет у него из головы. После того, как По пообщался с Гарретом, у него осталось мало сомнений в том, что это за человек. Обычно он избегает судить о людях по первому впечатлению, хотя с годами оно становится все вернее, а уж в отношении мужчин, которые не умеют вести себя с женщинами, не подводило и в двадцать два.
    Еще меньше сомнений у По осталось в отношении того, как к Гаррету относится Джин. Он представил ее как свою невесту — она согласилась на это замужество? Наверное. Наверное, она могла, так безопаснее. Но если она согласилась, полез ли подонок к ней? По пытается соскочить с этой мысли, она, право слово, не совсем имеет отношение к делу; засосы еще никогда не угрожали ничьей жизни. Но там, где засосы, там, где удары, там, где мужчина считает женщину своей собственностью — дело может пойти и дальше.
    Джин просила не спрашивать сразу про синяки, и По держится из последних сил.
    Поэтому вопросы задает Кассиан, поэтому По лишь молча слушает ответы, глядя в сторону. Достает из кармана сигариллу, спички, закуривает. Дым летит в сторону, длинный-длинный выдох; большая терция, кварта, квинта, секс-та — Господь всемогущий, если есть на свете вещи, которые По Дэмерон не может терпеть спокойно, это сексуальное насилие над женщинами, и он не выдерживает, оборачивается и спрашивает голосом темным и хриплым, прямо поперек чужой фразы:
    — Он вас?.. — По не находит приличного слова, вообще никакого слова не находит.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-22 01:00:41)

+2

71

Кассиан накидывает пиджак ей на плечи раньше, чем Джин успевает ответить, и она решает не спорить — кутается в него, благодарно улыбнувшись, и вытаскивает волосы из-под воротника. Хмурится, поймав его взгляд — и вскидывает голову.
Она знает, что это не то, что ей кажется, что вряд ли Кассиана или По думают об этом так, как думает Падди, Дик, Майк или кто-нибудь еще, кто видит ее в субботу и в воскресенье рано утром, но все равно — реагирует раньше, чем успевает подумать. Хочешь смотреть? Смотри.
Она все еще не может определиться, что хуже — это, синяк или то, что она вообще позволила… такое. В конце концов, она ведь сама напомнила Гарретту об этом, сама снова подняла вопрос, сама пришла к нему, чтобы согласиться — просто немного не рассчитала последствия. Так бывает. Не все ведь можно продумать.
— Где-то через неделю он должен окончательно успокоиться. Насколько это вообще возможно, конечно, — Джин неловко пожимает плечами, придерживает поползший пиджак, оглядывается. Пока что здесь спокойно — за ней не приглядывают. Судя по тому, что было в пятницу, на воскресенье назначено какое-то… дело — значит, хотя бы сейчас об этом можно не волноваться. — После вечера пятницы у нас стало меньше людей. Так что бдительность им так и так придется ослабить — на всех не хватит.
Хотя бы что-то радует, в самом деле.
— Как много времени вам надо? В пятницу я говорила По — лучше уложиться в два месяца, потом будет намного сложнее, — и не только потому, что первая брачная ночь, Господь, это на самом деле несерьезно; просто тогда сложнее будет взаимодействовать — а это и сейчас очень сложно. — Я сама не смогу достать книги — во всяком случае, без помощи. Они находятся в подвале того бара, где мы встречались в пятницу, но там всегда есть люди. Это наше место, оно принадлежит нам — и просто зайти и взять не получится. Мне кажется, — она мнется, прикусывает губу и тут же пальцем поправляет немного смазавшуюся помаду. — Мне кажется, что удобнее всего будет устроить облаву на этот бар, и пока все будут заняты друг другом, достать эти чертовы книги. Я знаю код от сейфа, но я не могу просто взять и исчезнуть посреди вечера, но если все будут заняты…
Джин убирает волосы за ухо.
— Либо я могу прийти туда в день, когда Гарретта там точно не будет. Меня там знают — я могу прийти, спуститься и забрать. Допустим, что-то понадобилось Гарретту, — она сжимает губы. — Но тогда в этот же день мне придется куда-то деться — потому что иначе…
И По обрывает ее, не давая договорить — впрочем, что договаривать, и так очевидно. Он спрашивает — и ей не нравится, как звучит его голос, потому что он пугает; но при этом каким-то образом… успокаивает? Когда кто-то хотя бы хочет тебя защитить — это всегда… хорошо. Приятно.
— Нет, — Джин качает головой, отведя взгляд, и кутается в пиджак. — До этого пока не дошло. Все… в порядке.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

72

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Джин отвечает, обстоятельно, точно. Кассиан вдруг вспоминает, как при самой первой встрече эта ее внутренняя четкость, которую ничто не сможет сбить, напомнила ему игровой автомат. Он был неправ - теперь он видит, что Джин не играет. Эти едва заметные щелчки, которые можно, если постараться, расслышать в паузах между ее словами - это не монеты падают в автоматную щель. Это пули становятся в пулеметную ленту. И каждая из них найдет свою цель - с их с По помощью или без. Но лучше, чтобы все же с их.
Он думает об этом рассеяно, против воли, потому что заставляет себя сосредоточиться только на ее словах, не смотреть ни на синяк, ни на засос, ни на то, как она поправляет пиджак, ни на ее волосы, ни на тонкие руки. Вообще не стоит смотреть на нее. Книги важнее, пусть даже сейчас, вэтот конкретный момент, Кассиану кажется, что это не так.
По, похоже, тоже так кажется, и он не молчит - спрашивает о том, о чем Кассиан не решился бы говорить.
Джин отвечает, что все в порядке. Она делает паузу; еще одна пуля для будущей раздачи долгов. Интересно, сколько из них там для Гарретта Мура, с которым всего через два месяца их сможет разлучить только смерть?
Джин сжимает губы, прячется от мира под его пиджаком и на могиле приемного отца планирует уничтожение его банбы. Обнять бы ее сейчас, такой одинокой и хрупкой она сейчас кажется. Вместо этого Кассиан стоит, разжимает кулаки, успокаивается. Им нужно все сделать правильно. На этот раз он все сделает правильно, а не сбежит.
- При облаве, - говорит он, не сразу справляясь с голосом, в котором звучит гнев, презрение и немного старого опыта, - они первым делом проверят книгу. Скорее всего, ее там даже не будет - об облаке их предупредят, и ее вынесут, как самое ценное. Но второе - слишком опасно, и... Я не знаю.
Сам Кассиан сделал бы что-то такое, не раздумывая, но речь не о нем. Джин нужно будет исчезнуть - а куда ей исчезать? Где она сможет спрятаться. Он вспоминает ее у себя, представляет, как она могла бы и остаться там. Повторяет:
- Я не знаю.
Слишком невозможным кажется это все.
- По, что ты думаешь?

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-22 02:16:22)

+2

73

    По не нравится слово «пока», но он просто кивает и вновь отводит взгляд, продолжает курить. Можно было бы сказать, что они этого не допустят, но что они с Кассианом могут сделать? Ничего. Приподнятое настроение улетучивается, как дымок изо рта. По избегает обещать того, что не сможет выполнить. Кассиана эта небольшая интервенция в диалог тоже очевидно ударяет — вон как голос не слушается, звучит зло.
    Пожилая пара вдалеке обнимается и медленным шагом двигается прочь, к церквушке, а от нее — куда-то по своим делам. По просчитывает варианты. Они могут устроить облаву. Кассиан прав: книгу вынесут первой, это логично. К тому же, если По не предупредит об облаве, у Гаррета появятся вопросы, которые им сейчас совсем ни к чему. А если предупредит, то что? Придется перехватывать книгу в момент переправки. Скорее всего, вместе с Джин, потому что после такого экзерсиса ирландская мафия захочет крови — его, По, крови, и заодно всех причастных. Все трое попадут в зону риска. А если Джин пойдет одна? У нее, скорее всего, действительно есть шанс стянуть книгу незамеченной.
    Если ее заметят, то помочь ей ни По, ни Кассиан не смогут. Что сделает в таком случае Гаррет? По качает головой, пауза затягивается. Сигарилла подходит к концу. Гаррет не станет убивать Джин. Если он хочет видеть ее как свою невесту, у него наверняка есть какие-то мотивы, и это не пустое желание обладать. Он амбициозен. Она — дочка предыдущего босса, пусть и приемная. Это убережет ее от смерти. Но не убережет от всего остального, что Гаррет может сделать. Если ее заметят. Если.
    Выбор невозможный: или поставить под удар всех троих — и самого себя вдвойне — или поставить под удар юную девушку, у которой синяк и засос — по сути, два синяка. По смотрит на Кассиана, потом на Джин.
    — Я думаю, что сначала мы должны разобраться с капитаном Гарсиа и обстоятельствами смерти, потому что официальная версия лжива насквозь, но никто, кто не бывает в баре, не узнает об этом никогда, — он говорит небыстро и спокойно, тушит остатки сигариллы о подошву ботинка и кладет в карман. — Чем больше у нас аргументов, тем лучше. На одних книгах дело не построишь, особенно если вы хотите засадить Гаррета за решетку на подольше. Бутлегерство и даже наркотики — это хорошо, но недостаточно. Если на него можно повесить убийство и подобрать неопровержимые доказательства, вы не увидите его больше никогда. Если нам повезет с судьей. Словом, дайте нам две недели — это с запасом, на всякий случай.
    «На всякий случай» — это если с ним что-то случится, и Кассиану придется разбираться с этим всем в одиночку, но По не говорит об этом вслух.
    — Кассиан, ты умеешь водить? — оказывается, что водить умеют все присутствующие, и По заговорщицки улыбается. — Отлично. В таком случае я знаю, где можно залечь на дно, пока здесь все не уляжется хотя бы немного. Джин, вы уверены, что вас пустят к книгам? Вы, — он вздыхает и сам не верит, что задает этот вопрос, — умеете стрелять? Если вдруг придется. Вы сможете выстрелить в человека?
    По не уверен, чему обучают приемных дочерей боссов мафии. План складывается в его голове. Кассиан умеет водить, машина у него будет — По пожертвует свою Лиззи для общего дела — место, где спрятаться, тоже. Джин, если все пойдет, как надо, сумеет вынести книги. Вместе они смогут скрыться, даже если с По что-то случится. Себя в план он не включает из предчувствия, что скоро что-то случится, потому что с открытки прошло уже два дня. Но и у него будет своя роль: прикрывать следы, мешать ирландцам поехать следом, делать вид, что он ни при чем, чтобы к нему невозможно было придраться. Тогда у них останется ниточка внутрь банды и без Джин.
    В этом плане нет ничего, что нравилось бы По. Кроме, пожалуй, расстояния, которое Кассиан и Джин положат между собой и Гарретом Муром.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

74

Джин не нравится это «на всякий случай» - она понимает, что в этом деле рискуют все они, но не хочется думать, что Кассиан или По могут пострадать.
Почему-то удивительно легко спокойно думать о том, что пострадать может она сама, если все пойдёт не по плану - и тогда могила будет намного предпочтительнее других вариантов, но совсем не хочется даже на мгновение допустить, что что-то случится с кем-то из них двоих.
- Я умею стрелять и смогу выстрелить, и к книгам меня пустят, - Джин кивает, переводя взгляд на По, и перебирает пальцами край пиджака. - Если есть место, это хорошо. Только мне нужно будет забрать кое-какие вещи. Не из дома, с квартиры. Я не могу пойти туда сама, но может кто-то из вас?..
В этой квартире есть сумка с деньгами, документами, оружием и какими-то вещами - просто Шон учит Джин быть предусмотрительной и готовой чуть что сорваться с места - и уже были случаи, когда приходилось с этого места срываться. Когда ей было пятнадцать и ещё три года назад - когда слишком сильно обострялась... конкуренция, и Галлахер не хотел ею рисковать.
Ещё в этой сумке завёрнута в шарф бутылка джина, но это, наверное, не стоит озвучивать. По правде говоря, вообще, наверное, лучше бы не озвучивать ничего из того, что там есть, но за бутылку джина Джин переживает особенно сильно.
В конце концов, сделать документы иногда проще, чем достать хороший алкоголь - а уж это Джин умеет. Она вообще талантливая.
- Там ничего такого, - Джин накручивает прядь волос на палец, задумчиво хмурится. - Какие-то вещи, документы, оружие.
В общем-то, это и правда «ничего такого».
У По, видимо, складывается какой-то план - и это хорошо. Последствия для ее варианта, который базируется на «забрать, а там как пойдёт» могут быть слишком непредсказуемыми - стратег из неё не то что бы очень хороший. Значит, хорошо, что есть Кассиан и По - у них, конечно же, с этим намного лучше.
- Кроме книг - что-нибудь ещё я могу сделать?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-01-22 13:33:12)

+2

75

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По и правда знает, что делать - и как хорошо, что хоть у кого-то из них есть какой-то план. Первый вариант по тоже отметает, но второй в его исполнении звучит чуть менее рискованным для Джин, чуть более вероятным. Плохо только, что сам он, похоже, собирается оставаться в городе, и это вариант ухода для двоих. Ухода на время, напоминает себе Кассиан. Только на время, пока они не смогут похоронить банду. И не раньше, чем через две недели. Значит, за это время нужно если не разобраться, то хоть что-то найти об убийце - По нельзя оставлять наедине с двумя угрозами сразу, что бы он там сам себе об этом не думал.
По не упоминает об убийце при Джин, и то, что она не знает, не очень нравится Кассиану. Но это не его прошлое, не его тайна. О своем, опять же, он тоже молчит. Потому он просто смотрит на По, не возражая, не напоминая.
- Я смогу выстрелить в человека, - говорит он. - За нее. Если придется.
Он и правда сможет, в этом Кассиан уверен. Людей убивать просто - он достаточно насмотрелся на то, как это делают, чтобы помнить это. Это - и еще то, что убийства подходят не всем. Джин они не пойдут точно. Особенно если за них вдруг придется отвечать.
- Значит, две недели на расследование. Потом мы с Джин исчезнем, а ты останешься. Я найду причину, по которой мне нужно будет исчезнуть, и все будут знать об этом. Возможно, пропаду даже на день-другой раньше. Какое-то срочное дело, смерть в семье, что угодно. Чтобы, если кто-то заинтересуется, им было труднее все связать. Вещи, - он поворачивается к Джин, - вам лучше выносить не за один раз, понемногу, чтобы не бросалось в глаза. С этим я могу помочь, если захотите. В остальном, кроме книг, вам нужно заботиться только об одном. Об одной, - исправляется Кассиан. - О себе.

+2

76

    То, как легко и Джин, и Кассиан говорят, что смогут выстрелить в человека, беспокоит По на совершенно новом уровне. Когда он сам впервые выстрелил в человека, ему было двадцать два. И он до сих пор помнит и звук выстрела, и отдачу в руку до самого плеча, и чужой вскрик — в этом нет ничего легкого, ничего, на что стоит соглашаться так быстро и так уверенно. По делает скидку на возраст и ничего не говорит.
    Только кивает согласно: Кассиан правильно замечает, что заботиться Джин стоит только об одном, и это она сама.
    — Две недели на расследование. Нам придется встретиться еще раз до дня икс, — По продолжает периодически сканировать кладбище на предмет незнакомых подозрительных людей, но никто не торопится навещать покойников сегодня. Оно и к лучшему. — Джин, на вас книги. Нам также потребуется хотя бы примерный план бара, что-то, с помощью чего мы сможем спланировать все чуть более подробно в следующий раз. Пока что я думаю, что в день икс я останусь в участке с капитаном Гарсиа — буду мелькать у него на виду, чтобы глаза намозолить. Я буду вне подозрений банды. Если они заявят о вашей пропаже или обратятся ко мне напрямую с этим, это будет нам на руку. Поводим их за нос. Если нет, то я все равно буду держать руку на пульсе. Чуть больше, чем через две недели, у меня как раз отпуск.
    По планировал ехать в Нью-Йорк, чтобы разобраться с призраками прошлого, но теперь это, видимо, придется отложить. Если его не убьют до этого, но пока что он уже добрых полчаса стоит на хорошо просматриваемом кладбище, и никто не прислал ему свинца с сердечным приветом. Шансы есть.
    — Кассиан, — По поворачивается к нему. — Тебе я отдам ключи от Лиззи. Тебе нужно будет попортить машины ирландцев и затем забрать Джин прямо от бара, я думаю, ты справишься. Я бы предпочел, чтобы в место, где вы будете прятаться, мы с тобой съездили отдельно, чтобы ты хорошо там ориентировался, но на это нет времени, — время есть, но По не хочет, чтобы дорогу дотуда отследил третий фактор. — Сориентируешься на месте. Когда у меня начнется отпуск, я доберусь до вас. Главное: машину бросите ровно там, где я скажу, до места придется прогуляться пешком, это загородом. Поэтому, ради всего святого, если придется стрелять — стреляйте точно и бегите быстро.
    Кто бы рассказал ему, что он будет заниматься чем-то подобным, По никогда бы не поверил. Однако план складывается в его голове так легко и просто, словно он всю жизнь только и занимался тем, что планировал ограбление ирландских гангстеров.
    — Джин, вы сможете выбраться еще один раз? Чем лучше мы будем знать бар, тем проще будет на месте. Я не хочу, — очень раздельно произносит По, — чтобы кто-то из вас пострадал, поэтому если что-то до дня икс пойдет не так, мы не будем ничего делать и выждем еще. Торопливость сыграет против нас.
    Он выразительно смотрит на Кассиана, затем переводит взгляд на Джин.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-22 15:55:43)

+2

77

Они никогда не стреляла раньше в людей — точнее, она не знает точно, стреляла ли в кого-нибудь насмерть. Первый раз это было в пятнадцать, во второй — в восемнадцать; как раз тогда, когда она поняла, почему же так хорошо иметь под рукой собранную сумку со всем необходимым.
Она не знает, убивала ли она кого-нибудь, но знает, что сможет выстрелить.
В конце концов, По не спрашивает ведь, сможет ли она после этого спокойно спать. Это совсем другой вопрос.
— Вещей немного — один саквояж. Достаточно небольшой… средний, — во всяком случае, сама Джин справляется с ним прекрасно — и наверняка Кассиан тоже справится. — Лишнего внимания он не вызовет, а если вы несколько раз будете появляться возле моей квартиры — это может быть уже странно. Я не знаю, смотрят ли за ней — вряд ли, слишком мало людей. И все-таки — пусть о вас никто не знает и, главное, никто не знает вас в лицо. Если все вскроется и По тоже будет под подозрением, нам нужен хотя бы кто-то, о ком не знают. Пока что это вы — и пусть так и остается.
Джин закусывает губу, снова поправляет пиджак и кивает.
— Я могу. И нарисовать для вас план — тоже, — она пожимает плечами. — Я проводила там много времени в детстве. Так что… вряд ли они что-то перестраивали.
Это странно — стоять на могиле своего отца, пускай и приемного, и планировать ограбление его бара. Да что там бар — планировать разнести до самого основания то, на что он потратил не меньше десяти лет, еще когда занимался только оружием. Хорошо, что теперь это только бутлегерство и по мелочи — говорят, во время войны оружием было заниматься намного проще, не то что сейчас.
— Предлагаю встретиться через одну среду. Я все-таки не собираюсь все время сидеть дома — и уже могу попробовать уговорить Гарретта… выпускать меня хотя бы иногда. Он в любом случае заподозрит что-нибудь не то, если я буду сидеть тихо и даже не попытаюсь как-то вырваться из-под «домашнего ареста», — Джин усмехается краем рта, склонив голову к плечу, трет занывшую скулу. — В то, что я смирилась и согласна сидеть дома безвылазно, он не поверит точно. Место…
Джин постукивает пальцами по локтю.
— Вы можете снова взять меня в спикизи, детективы. Гарретт хотел познакомить меня с вами, По, на случай, если я снова окажусь где-нибудь, где мне не стоит оказываться. Тогда вы даже можете вернуть пропажу законному владельцу — и вам это только добавит… плюсов.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

78

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан кивает - портить вещи он умеет, а машины - тем более. Это хотя бы что-то, но ждать этого хотя бы чего-то придется еще две недели. А до того ему остается самое сложное: просто ждать. Оставаться тем, о ком не знают.
Он не любит ждать. Ему сложно ничего не делать - он всегда был тем, кто не имеет особой важности, а потому часто был тем, кто берет на себя задания, рискованные для остальных. Его все равно не замечали. Когда пистолерос выходили на улицы, чтобы оставить за собой еще один труп, они всегда проходили мимо. Его очередь пришла слишком поздно - когда умирать за победу общего дела уже не имело смысла, потому что общее дело погибло раньше. Повторять это Кассиан не хочет. Он больше не увидит, как умирает то - или те - за кого он хочет бороться.
Но По прав, Джин права. Значит, ему придется ждать. По крайней мере полторы недели, пока они не встретятся опять. Никаких подозрений. Ничего такого, что может сыграть против них. Пока что каждый играет свою роль: Джин - невесты Гарретта Мура, По - продажного полицейского, Кассиан - тихони, который никогда не смотрит дальше бытовых убийств и опросов девушек, взятых в спикизи.
- Я был на похоронах, - вспоминает и напоминает он. - Меня уже могут вспомнить. Хотя могут и не вспомнить - меня и прежде часто не замечали. Да, давайте попробуем. К следующей среде будет понятно, стоит ли делать это, найдем ли мы что-то по убийству. Но только...
Он смотрит на скулу Джин, думает о том, понравится ли ее "владельцу" то, что она снова попадется в спикизи. По это добавит плюсов, тут она права. Но ей? Не добавит ли Гарретт и ей?
- Попробуем, - наконец кивает Кассиан.- Давайте попробуем.

+2

79

    По быстро отсчитывает в уме.
    — Двадцать девятое июня, то же самое спикизи, что и в прошлый раз. Кассиан, ты забираешь, втроем увидимся в участке, — он замолкает, потом добавляет: — Если что-то идет не так, то я встречусь в пятницу, первого числа, с Гарретом и постараюсь узнать, что случилось, будем действовать по обстоятельствам. Договорились?
    Ему совершенно не нравится идея добавить себе плюсов таким образом, но это действительно хороший способ встретиться втроем и при этом ничем не привлечь к себе внимание. И не оглядываться постоянно через плечо, как приходится делать сейчас. По смотрит на Джин, и ему мучительно хочется сделать что-нибудь, чтобы в следующий раз она не пришла с еще какими-нибудь отметками, но это действительно невозможно. Он грустно улыбается ей.
    — Берегите себя, Джин, а я поберегу вот этого вот, — его улыбка чуть веселеет, и По хлопает Кассиана по плечу, сжимает, а потом выпускает. — И тогда все получится.
    Разворачивается и идет прочь с кладбища.
    Неделя летит быстро и чересчур спокойно. По все ждет, что что-то произойдет, все говорит о том, что что-то должно - но ничего не происходит. Он принимает все те же меры предосторожности: петляет по городу, глядит в оба на улице, никогда не оставляет машину в одном и том же месте два раза подряд. Однако знает, что не стоит расслабляться. Если уж человек вернулся столько лет спустя, чтобы поквитаться с ним, то это не более, чем затишье перед бурей.
    В среду приходит ответ от отца. По читает ровные строчки, их немного: все хорошо. Это первое письмо за полгода, и на душе чуть теплеет. Пока в четверг по возвращении домой По не обнаруживает пани Ориховскую. Она смотрит на него с подозрением.
    — Вас спрашивали, — говорит пани, не давая По проскользнуть наверх, в свою комнату. — Красивый мужчина, сказал, что ваш брат. Вы не похожи.
    По возвращается с лестницы к пани и заставляет себя дышать ровно.
    — Он уже ушел?
    — Конечно, он уже ушел, — всплескивает руками она. — Еще б я пустила даже очень красивого мужчину в свой дом! Мало ли, что он задумал!
    Впервые в жизни По испытывает порыв расцеловать незнакомую немолодую полячку.
    — Что он сказал вам, пани? — улыбается он.
    — Спрашивал вас, — повторяет она. Молчит. А потом все-таки достает откуда-то медальон на цепочке. — Просил отдать вам это и сказал, что Джессика передает привет. Кто такая Джессика? Я надеюсь, вы не собираетесь устраивать здесь бордель, мистер Дэмерон?
    — Тогда я буду вынужден арестовать сам себя, — смеется По, забирая медальон. Он жжет руки. — Нет, что вы, пани. Это просто весточка от старой знакомой. Она живет в другом городе. Спасибо вам! Надеюсь, мой брат вас больше не побеспокоит.
    По еще раз улыбается пани напоследок и начинает подниматься по лестнице, задумчиво вертя медальон в руках. Вот, значит, как. Джессика. Брат. Уже почти на верхней ступеньке он вдруг разворачивается и резво сходит вниз, окликая пани. Та выглядывает, смеряет его настороженным взглядом.
    — Вы знаете, я подумал. У вас наверняка есть родственники в Польше, не так ли? Или кто-то, не знаю, может, возлюбленный, — легко говорит По, и пани неожиданно смущается. Правда, по ней так сразу и не скажешь: ее смущенное лицо очень похоже на ее возмущенное лицо. — Заберите медальон лучше себе. В благодарность. Вы были очень добры ко мне и дали снять комнату, я очень ценю это.
    — А фотография внутри? — вырывается у пани. Значит, заглянула, любопытная.
    — Можете выкинуть ее, — твердо говорит По. — За этот медальон можно хорошо выручить. Но даже если вы решите не продавать его — уверен, он придется вам к лицу. Спасибо еще раз, пани! Доброго вечера.
    И все-таки поднимается по лестнице, оставляя пани наедине с медальоном.
    Наверху По на мгновение замирает у двери в комнату Кассиана, думает постучаться. Если этому человеку известно местоположение этого дома, и что По живет здесь, то пиши пропало. Однако в этот раз он не кидает бутылки в окна, он приходит лично. Слишком высоко? Недостаточно жестокая месть? Зачем открытка, зачем медальон? По все-таки идет к себе, где меряет комнату шагами до поздней ночи.
    Нет, пожалуй, он знает, зачем открытка и зачем медальон. И почему брат. Ему напоминают, и напоминают намеренно и с ювелирной точностью. Наверное, это сработало бы, если бы самое лучшее напоминание он не носил с собой каждый день, все десять лет. Поэтому нужно успокоиться и действовать рационально. Если его не убили сегодня вечером, значит, вряд ли сделают это и завтра утром. У него есть день. Они успеют порыться в кабинете. Потом По подумает, как быть и где скрываться теперь.
    В пятницу По спокоен и весь день занимается обычными делами. В основном, это сплошная бумажная работа: нужно закрыть дело, которое он расследовал с начала июня, и он пишет без устали, заполняя архивные документы. За окном темнеет поздно, и По краем глаза следит, как участок потихоньку расходится. Сначала остаются только самые трудоголики, затем и они потихоньку отползают домой. К десяти вечера — невиданное дело — в участке остается разве что смена рядовых офицеров. Кабинет капитана Гарсиа пустует уже два часа.
    По ждет Кассиана, как они и условились: кто-то должен открыть замок, и это не то, что умеет делать По. Поэтому По стоит — или, вернее, сидит — на стрёме.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-22 20:30:48)

+2

80

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Неделя проходит тихо. У них есть запас времени, а потому можно не спешить. Правильный день они выбирают осторожно и ждут его почти неделю. В эту неделю Кассиан пытается уловить хоть какие-то намеки на роль убийц в жизни По Дэмерона - это ему не удается. Старается не думать о Джин слишком часто; с этим получается даже хуже, чем с Дэмероновским убийцей. Привыкает быть котовладельцем - в этом он преуспевает больше, хотя имени у кошки все еще нет. Он выпускает ее погулять, привыкает покупать для нее молоко и держать окно приоткрытым всегда, когда он дома и не спит. 
Она не возвращается к нужному сроку в пятницу вечером. Кассиан тянет, хотя ему пора выходить, ждет, сколько может, но потом все же закрывает окно. Кошка ждет его внизу, виновато глядя снизу вверх, пока ее держит за шкирку пани Ориховская. Она тоже смотрит на Кассиана, но только сверху вниз - что, вообще-то, удивительно, учитывая, что она ниже его на добрую голову - и смотрит так, что понятно, что и его тоже она охотно подержала бы за шкирку.
- И как мне сдать...
Она запинается, вспомнив, что комнат под съем у нее больше нет, но быстро находится:
- У меня приличный дом, с приличными комнатами - без насекомых и прочих... вредителей.
Кассиан быстро смотрит на часы. Время на короткую - очень короткую - битву у него есть. И хотя разумнее опустить взгляд или сделать вид, будто он не понимает, о чем говорит пани, он берется отстаивать безымянную кошку. Пани Ориховская легко отбивает все его аргументы, в которых, по правде, сомневается даже сам Кассиан. Мышей в доме нет, кошки не приносят другой пользы, зато регулряно приносят котят - это он и сам знает. Он замечает на груди у домовладелицы медальон, которого никогда не видел прежде, и пробует еще раз, говорит, возможно, самые неудачные слова за всю свою жизнь:
- Разве вам никогда не хотелось, чтобы вы приходили, а вам хоть кто-нибудь радовался?
Между ними вдруг повисает слишком густая тишина, которую пытаетс развеять тихим мяуканьем кошка. Кассиану вдруг кажется, что он сказал что-то не то, а секунду спустя он понимает, что именно сказал, но исправить уже ничего не успевает, потому что пани Ориховская говорит три самых страшных слова для любого не жителя Чикаго, который пытается жить на зарплату полицейского:
- Я вас выселю.
Как и любой не житель Чикаго, который пытается жить на зарплату полицейского, Кассиан не хочет верить в то, что слышал, качает головой,  говорит:
- No.
- И на этот раз ваш испанский вас не спасет. 
- Нет.
Вместо ответа пани вручает ему кошку. 
- К следующим выходным, - говорит она строго - и не поверишь, что она же как-то сделала вид, что Кассиан заплатил ей по ошибке за два месяца, и потому в этот раз ничего не должен ей, а потом еще и подкармливала его несколько недель, - съедете. Мне все равно, куда. И не надо так на меня смотреть.
Кассиан все равно смотрит - сначала на нее, потом на часы - и не спорит. Ему пора в участок, это важнее.
Кошку он оставляет у крыльца, гладит ей спинку, извиняясь за то, что так вышло - а потом со всех ног бежит к По.
Он опаздывает, но ненамного. Тенью проскальзывает мимо дежурных, которые никогда никого не ждут в такое время. Вместо приветствия он, запыхаясь, роняет: "Извини" - и садится на корточки около двери капитана Гарсиа.
В Америке ему еще не случалось взламывать замки. Но замок - он замок и есть, все они одинаковые. И этот поддается с тем же легким щелчком, что и десятки барселонских.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-22 21:13:25)

+2

81

    Кассиан опаздывает, но По излучает невозмутимость, потому что если он будет излучать что-нибудь еще, то, во-первых, кто-нибудь может увидеть и заподозрить неладное, во-вторых, он весь день занимается тем, что давит все остальные мысли и переживания. К тому же, Кассиан является живой и невредимый и даже без труда вскрывает замок кабинета капитана. За что, не знай По, что тот продался ирландцам, он бы уже давно арестовывал Кассиана.
    Нью-Мексико, да? «Много чего могу и умею»?
    Пройдя внутрь, По тихо прикрывает за собой дверь.
    — Все в порядке? — на всякий случай спрашивает он.
    Кассиан явно бежал, но еще неизвестно, потому что опаздывал и торопился, или потому что кто-то гнался за ним, или еще что-то приключилось, о чем По стоит знать. Однако он не выдает своего интереса ничем, кроме вопроса: сразу идет к столу, аккуратно осматривает все, что на нем лежит, запоминает, что и как повернуто. Жестом показывает Кассиану, чтобы ничего не трогал на столе, и указывает на шкаф с выдвижными ящиками в углу.
    — Проверь, есть ли там что-то. Капитан откладывает особенно важные дела в самый верхний ящик.
    Сам По ворошит бумаги на столе, быстро сканирует взглядом каждую страницу: какие-то записи, сводки, газетная вырезка, чей-то отчет на подпись, чей-то отпуск, ничего интересного. По аккуратно раскладывает все обратно и лезет по ящикам, начиная снизу. Чего там только ни обнаруживается — в одном По находит набор фотографий, который предпочел бы никогда не видеть, потому что после того, как он их потрогал, нестерпимо хочется помыть руки — но ничего полезного делу нет. Много компрометирующего разные стороны жизни капитана Гарсиа, но это не то, что им нужно. Наконец, По добирается до самого верхнего ящика, тот оказывается заперт на ключ.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-22 22:23:58)

+2

82

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан коротко кивает, потому что как рассказать о случившемся, не находится сразу. Слишком уж глупо все вышло. Он старается ни к чему не прикасаться и сначала внимательно смотрит га комнату, запоминая, что где стоит.
- Обставлял свое исчезновение для следующих выходных, - наконец, говорит он.
Натягивает перчатки, снова кивает - на этот раз сам себе, довольный тем, что не так уж плохо все и получается.
- Дома меня никто не хватится. Пани Ориховская подыграет.
Кассиан говорит тихо, и так же тихо, почти бережно, выдвигает ящики. В шкафу нет ничего интересного - везде бумаги, бумаги, бумаги. Отчеты, старые дела, новые дела, нераскрытые дела и те, которые уже никогда не раскроют. Ничего такого, что нельзя было бы найти где-то еще.
Только верхний ящик интересен, хотя там тоже только копии. Но только это копии личных дел полицейских, сложенных в две стопки, одна из которых значительно больше другой. Сверху на этой, большей, копия личного дела По Дэмерона. Во второй Кассиан находит копию со своим именем. Он запоминает другие имена из этой стопки, и их слишко мало - даже стараться, чтобы запомнить, не приходится.
- Есть немного полицейских, которые некуплены, делится Кассиан. - Я тебе потом скажу, кому еще можно верить. Я запомнил.
По все еще возится со столом, и Кассиан не сразу понимает, почему.
- Дай я...
Этот замок деликатнее, тоньше, возиться с ним прходится подольше. Кассиан сквозь зубы ругается по-испански, а затем довольно улыбается.
- Ну вот. Совсем несложно.

+1

83

    Немного полицейских, которые не куплены — это хорошо. Плохо, что не много. По кивает Кассиану и двигается в сторону, давая ему место, чтобы тот мог вскрыть замок. Какое-то время он следит за его руками, пытается разобраться, что и как тот делает, потом бросает это дело и, наоборот, смотрит на лицо. Кассиан ругается по-испански, а потом вдруг улыбается, и По подхватывает улыбку, сам того не замечая. Встрепенувшись, переводит взгляд на ящик, аккуратно теснит Кассиана плечом.
    — Спасибо. Я хочу знать, где ты этому научился? — спрашивает По и тут же решает: — Наверное, не хочу.
    В ящике оказывается еще несколько дел — предсказуемо связанных с ирландцами — и еще какие-то другие. По вытаскивает их все и садится прямо на пол у стола, обкладывается папками, часть отдает Кассиану на проверку, часть проверяет сам. Везет в конце концов именно ему: он вытягивает папку, в углу которой стоит небольшой едва заметный крестик карандашом. Внутри — заключение патологоанатома, лживое насквозь. Фотография, на которой в теле Шона Галлахера виднеются пулевые ранения в области груди. По долго вглядывается в фотографию, прежде чем отложить ее в сторону.
    Наконец, он добирается до плотного конверта. Внутри оказывается письмо; По не узнает почерк. Он быстро пробегается по нему глазами, внизу стоит подпись: Абрахам Доу. Хорошо бы забрать это письмо с собой, но это будет слишком заметно. Можно было бы скопировать, оставить подмену, а оригинал забрать, но По не уверен, что повторит почерк. Патологоанатом явно торопился, когда писал. Местами стоят кляксы. Почерк как курица лапой, По с его ровными, круглыми буквами в жизни не сможет так — его все детство гоняли с прописями.
    — А почерк ты, часом, повторять не умеешь? — он передает письмо Кассиану и указывает на подпись. — Это патологоанатом.
    Пятого июня патологоанатом по имени Абрахам Доу написал капитану Гарсиа, что сделал все, как тот просил, а потому хочет, чтобы капитан простил ему некий долг.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

84

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Даже если бы По и хотел, это определенно не то, что ему стоит знать. Он и сам это понимает, довольно благородно избавляя Кассиану от необходимости врать или что-то выдумывать, выкручиваться. Документы важнее, чем то, откуда он взял свои навыки, как его учили вскрывать замки и наручники, как он забирался в квартиры старших товарищей, когда их арестовывали, чтобы вынести оттуда самое опасное и ценное прежде, чем это успеет сделать полиция.
Он вспоминает об этом мельком - теперь кажется, это было несколько жизней назад, в каком-то совсем ином мире. Кассиан заставляет себя вернуться в настоящее, в холодный июнь в ветренном городе, где богачей столько же, бандитов больше, а полиция, как обычно, ничего не пытается делать с теми, кто действительно заслуживает тюрьмы. К бумагам, которые могут хотя бы ненадолго это изменить.
Письмо доктора Кассиан берет осторожно, как будто ему нужно сперва взглянуть на почерк. Хотя в этой науке ничего сложного нет. Даже проще, чем замки.
- Почерк повторять сложно, - говорит Кассиан и садится за стол капитана Гарсиа.
Стол большой, жаль только, что человек, которому он принадлежит, какой-то слишком мелкий.
- Но фокус в том, что тебе не надо повторять почерк. Тебе нужно повторять...
Кассиан поворачивает лист бумаги под углом и шарит глазами по потолку, в поисках нужного слова. Не найдя его, он выбирает блеклый компромисс.
- Линии? Да, пусть будут линии.
Под углом буквы действительно не разобрать - они сливаются в длинные ряды завитушек, усаженных кем-то рядом. Кассиан находит в столе чистую бумагу, берет ручку - черную, как и завитушки - и, легко поводив рукой в нескольких миллиметрах от бумаги, вспоминая, как он делал это прежде, пишет второе письмо, высунув от усердия, как школьник, кончик языка.

+2

85

    По наблюдает как завороженный и задается главным вопросом, кажется, всего века. И вопрос этот — откуда Кассиан все это знает и умеет. По пытается сложить в голове весь паззл воедино, все, что ему известно о человеке по имени Кассиан Андор. Он не из Штатов, говорит по-испански, утверждает, что из Нью-Мексико — и, скорее всего, врет насчет последнего. Он живет достаточно бедно, в его комнате нет ничего, что не несет функционального смысла, никакой эфемеры, что может подсказать, откуда он и что ему нравится, какие у него есть интересы. Ничего. Как будто у Кассиана Андора интересов нет вовсе. Не считая Джин и этого дела. Он умеет вскрывать замки и может подделать чужой почерк, по крайней мере, делает это с видом эксперта. Он умеет водить. Он в полиции полтора года. Он не задает лишних вопросов.
    Лишние вопросы обычно не задают или люди тактичные, или те, кто сам не любит лишние вопросы.
    По остается сидеть на полу, чтобы не нависать над Кассианом и не мешать его работе, а потому ракурс у него крайне занимательный. Он тянется за сигариллой, но потом понимает, что сейчас не лучшее место. Это просто волнение, и его надо как-то стряхнуть. Чем-то занять разум, пока Кассиан корпит над письмом. Можно ли его отвлекать? И, главное, чем его завлечь? По хмурится. Затем усмехается.
    — Мне придется съехать, — негромко говорит он. — Лучше, если сегодня ночью. Я пойду ночевать в свою старую квартиру, а оттуда подумаю, куда еще. Я где-то оступился, но пока не могу понять, где. Так что лучше не рисковать. Но комната оплачена на пять месяцев вперед, так что если хочешь — пользуйся. Я поговорю с пани Ориховской, она не будет против.
    Пани Ориховская, конечно, даже и не подумала сдавать позиции совсем и по-прежнему остается самой собой: чуточку сварливой, очень строгой, постоянно чем-то возмущенной или подозревающей, что ей есть, чем возмутиться. Но сегодня утром она была неожиданно приветлива даже с По, к которому с самого начала относилась, как для пани Ориховской, неплохо. Он уверен, что сможет уговорить ее примириться с мыслью, что Кассиану будет принадлежать не одна, а сразу две комнаты. Когда тот вернется, конечно — они с Джин же не будут скрываться вечно. Однажды все это закончится.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-23 00:44:31)

+2

86

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Потом, - Кассиан качает головой, зная, что пани Ориховскую так просто не переубедить. Сейчас она и вовсе решит, что По пытается решить его проблемы, а она считает, что каждый должен сам отвечать за себя. - Сначала дело, потом видно будет.
Он догадывается, о чем говорит По. С ирландцами все хорошо, значит, речь об этом загадочном убийце. Кассиан догадывается и о том, что оступиться мог не По - вполне вероятно, что за него оступился Кассиан, вместе с кошкой действительно привевший в дом вредителя.
- Твой убийца, - говорит он. - Он может ждать тебя в квартире. Ты говорил, будь я твоим лучшим другом - ты не стал бы рассказывать об этом. Так расскажи...
Кассиан замолкает, одолевая более сложную, чем другие, завитушку. Он много лет не занимался подделкой, и это сказывается.с замками просто, там нужно просто знать принцип, но руки, похоже, успели потерять легкость.
- Расскажи врагам. Пойди к ирландцам, пусть они помогут.
Кассиан смотрит на По, заранее жалея о том, что того больше не будет рядом. Он уже почти привык к тому, что ему есть, с кем поговорить, у кого научиться терпению и спокойному виду, у кого спросить советаили даже помощи - и действительно их получить.
Он осторожно берет еще подсыхающий диск бумаги. Повернув ровно оригинальное письмо, смотрит. Хмурится: он был лучше. Он должен быть лучше.
- Если это и обманет кого-то, то ненадолго. Извини. Кажется, я немного разучился делать это.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-23 09:07:23)

+2

87

    — Они не помогут, они убьют его, — просто говорит По. — Это не то, чего я хочу.
    Разговор неожиданно сворачивает не в ту сторону, в которую он планировал. Ему не хочется думать про ирландцев, не хочется пользоваться их помощью, не хочется втягивать их в настолько личный вопрос. Это даст им много карт в руки. И тогда, быть может, придется продаться по-настоящему — потому что это уже будет не просто вопрос чести или совести, или того, что правильно. Это будет вопрос свободы и жизни.
    Сейчас, по крайней мере, это просто вопрос жизни.
    По поднимается с пола и сверяет письма. Подделка Кассиана действительно местами кривовата, но в общем и целом выглядит достаточно достойно, чтобы выполнить свою функцию.
    — Нам не нужно никого обманывать. Нам нужно, чтобы капитан думал, что письмо на месте. Нам неважно, если кто-то сможет подтвердить, что это подделка. Нам важно забрать оригинал — только он имеет вес в суде.
    По ждет, когда копия засохнет и ее можно будет положить в конверт. Попутно собирает раскиданные по полу папки и складывает их обратно в ящик в точности так, как вынимал. За столько лет в полиции он прекрасно натренировал память на такие мелочи. Они всегда имеют огромное значение в расследованиях. Когда все, вместе с поддельным письмом, оказывается в ящике, он задвигает его обратно.
    — Закрыть сможешь?
    По отходит к двери, но не открывает ее, просто стоит и ждет, пока Кассиан справится со столом и спрячет оригинал, чтобы вынести его отсюда. Смешно: он думал, что сможет как-то обменять информацию про убийцу на что-нибудь из прошлого Кассиана, отвлечь и выудить, расспросить, но тот так ловко свернул разговор в сторону, что теперь По просто не знает, как вернуться обратно на старт. Вместо этого он думает, что действительно не станет натравливать ирландцев ни на кого.
    Все должно быть по закону. Прошло девять лет с момента, когда По впервые ступил сюда, он столько всего умеет теперь. Он должен суметь доказать чужую вину. Он уже не мальчишка, алкоголь запрещен семь лет как, и это он будет вести следствие на этот раз, а не сидеть на скамье подсудимых.
    — Нам нужно найти этого патологоанатома до среды. Можно встретиться у церкви святого Джона Кантего завтра в одиннадцать утра.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-23 02:02:13)

+2

88

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По снова не задает те вопросы, какие мог бы. Про убийцу они больше не говорят. Вмешивать сюда ирландцев По не хочет, и это единственное, что имеет значение. Они возвращаются к делу: Кассиан закрывает ящик стола с копией письма, закрывает кабинет капитана Гарсиа, уходит, так же тихо, как и пришел. По уходит тоже, но позже, один.
У дома Кассиана не ждет кошка - но только потому, что она проситися, чтобы он впустил ее через окно. Он выпускает. Пани Ориховская, если узнает, будет длиться- так она никогда не отойдет, никогда не скажет, что передумала и дает ему еще один последний шанс. Но это теперь все равно. Через неделю его тут уже не будет, и все любопытные будут знать, что его выселили, объявив об этом за неделю, и он к этому решению и сроку был непричастен.
Удачно, удачно все вышло. Для дела, а, значит, и для него. Кошка мурлычет под кроватью.
Ночью Кассиану почему-то неспокойно.
Он просыпается утром, намного раньше, чем должен бы. Неторопливо, потому что запас времени огромный, собирается. Потом проверяет блокнот - все на месте - выпускает кошку.
Выходной день - а он идет к церкви.это так странно, так из детства, из того времени, когда родители живы и мама пытается вырастить его порядочным человеком, по наивности не зная, что порядочность закаляется не в церкви, а в общей борьбе.
Церковь святого Джона Кантего кажется скромной по сравнению с церквями, которые он знал дома, с недостроенной, но вот-вот, совсем скоро - сколько он себя помнит - готовой Саграда Фамилия. Но колокольный звон ему нравится. Он звонкий и бесстрашный - как и надо. Даже Чикаго не может его приглушить.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-23 10:30:23)

+2

89

    В конце концов, По решает, что Кассиан прав. И не идет в свою квартиру, вместо этого спит в машине за пару кварталов от церкви святого Кантего. Но с утра не идет сразу к церкви. Сначала заглядывает к Джеку - потому что если кто и знает, кем может быть Абрахам Доу, то это Джек. У него же По перепадает завтрак, от которого он дважды отказывается, но в конце концов ничего не может противопоставить Элис и сдается. Они находят несколько Абрахамов Доу в телефонном справочнике, Джек выписывает для По все адреса и отправляет его в путь. Элис дает с собой домашнего печенья.
    У церкви на ветру По безапелляционно заявляет Кассиану, что у него нет выбора, кроме как съесть несчастное печенье. Сам он тоже съедает несколько штук. Дальше начинается уже знакомая муторная часть работы детектива: им приходится проверить каждый адрес. Один за другим Абрахамы отпадают. Чикаго изъезжен вдоль и поперек. Наконец, остаются последние три адреса.
    Им везет на предпоследнем. Ну, как везет.
    Дверь открывает миловидная женщина.
    — Вы из полиции? — сразу спрашивает она. — Простите. Здравствуйте. Вы полицейские?
    По кидает взгляд на Кассиана.
    — Да, мэм. Детектив Дэмерон, это детектив Андор.
    — И где вас носило пятнадцать дней? — тут же сердится незнакомка, до побелевших костяшек сжимая дверную ручку.
    — Простите?
    — Я обращалась в полицию еще десятого числа! — выдает она. — Абрахама нет уже почти месяц, а вы где-то шляетесь и совсем ничего не хотите делать.
    После обстоятельной беседы выясняется, что шестого июня Абрахам Доу вышел из дому и не вернулся. Его жена обратилась в полицию, но до нее так никто и не дошел - не считая них с Кассианом. По хмурится: если верить его памяти, этот район не попадает в ведение их участка. Но мало ли в Чикаго купленных ирландцами копов? Разумеется, они заверяют ее в том, что правосудие свершится, и ее мужа найдут. Расспрашивают ее о его последних днях перед исчезновением.
    Все понимают, что он мертв, но никто из них этого не говорит. В Чикаго не бывает так, чтобы человек вышел и просто не вернулся. Обычно люди выходят и не возвращаются, потому что где-то их закатали в цемент. Или пристрелили. Или зарезали и ограбили. По видел всё. Какая участь досталась Абрахаму Доу, остается только догадываться. Ниточка обрывается.
    Хуже, конечно, то, что это им на руку. Шон Галлахер. Абрахам Доу. Два убийства лучше, чем одно, когда хочешь упечь кого-то за решетку на две, соответственно, вечности. Второе убийство делает первое более заметным тоже. Более грязным. Кто бы ни принял решение убить патологоанатома, чтобы тот унес секрет в могилу, явно поторопился. И, возможно, не знал о письме. Кажется, продажные копы из разных участков весьма плохо сообщаются между собой. Просчет.
    По говорит об этом Кассиану, когда они выходят из дома вдовы Доу. Итак, у них есть очевидный факт подделки заключения патологоанатома, доказуемый с помощью письма. У них есть убийство этого патологоанатома — его еще потребуется доказать, впрочем. Есть убийство Шона. Есть бар, в котором не было перестрелки. Есть показания Джин — о том, что Гаррет был недоволен Шоном. Дело начинает вырисовываться. Если у них будут еще и книги, то весь план может и правда сработать. Они могут засадить Гаррета Мура.
    Им нужен хороший судья. Не продажный. По знает такого. Старик еще ведет суды, прямо как в годы генерала Бэя.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-23 11:07:48)

+2

90

Пальцы сами по себе отбивают счёт в ритм музыке, пока Джин сидит над одним коктейлем - сегодня танцевать особо не хочется, и большую часть ночи она проводит возле барной стойки, появляясь на танцполе примерно один раз на три приглашения.
Есть нечто забавное в том, чтобы находиться в спикизи, на который очень скоро устроят облаву, и знать об этом.
Но суммарные четыре часа танцев - все же это долгая, долгая ночь, - и предыдущее ничего неделание дома дают о себе знать, и туфли снова стоят под высоким стулом; прижать горячие уставшие стопы к холодному металлу ножки - это, определённо, хорошо.
Отражение в зеркале за барной стойкой сегодня радует - на лице ничего не осталось, во всяком случае, перебивается пудрой без следов; на шее - тоже. А новых отметин не появилось.
Во всяком случае, на видных местах.
Это хорошо, что их не заметят - Джин, конечно, приятно волнение за себя, но не такой ценой; и не стоит отвлекаться на что-то неважное - у них совсем немного времени, чтобы тратить его на обсуждение... этого. Сделал что-то Гарретт или не сделал - это никак не влияет, только злит.
Злость - плохой помощник там, где нужна трезвая голова.
В клатче лежат свернутые планы - Джин точно не картограф мне инженер, но получается вроде бы недурно; во всяком случае, понятно. Не то что бы она проверяла - дома ни к кому не подойдёшь и не спросишь, например, «Эй, Падди, как думаешь, два кора смогут разобраться в этом плане, если вдруг что-то случится и им самим надо будет срочно вытаскивать бухгалтерские книги или меня?».
Вряд ли Падди ответит что-то вроде «О, нет, Джин, ты только посмотри сюда - совершенно неясно, что ты имеешь в виду» или «Да, Звездочка, все очень доступно, хорошо сделала».
В лучшем случае он просто притащит ее к Гарретту, в худшем... про худшее Джин старается не думать.
Впрочем, в Гарретте есть целый один плюс - он не позволяют другим ломать свои игрушки, поэтому за сохранность шкурки можно не беспокоиться.
Например, когда Джин в ответ на вопрос, мол, что это, ребята говорят, такое было в баре, говорит, что Падди сам был бы не прочь, чтоб она с ним пораспускала руки, Гарретту это не нравится.
И Джин совсем не стыдно, когда на следующий день Падди выглядит даже хуже, чем она.
Христианскому всепрощению Шон ее так и не научил.
Не то что бы он старался.
Тогда Джин отделывается легко - засосом на шее, ещё на плече и десятью минутами неприятных ощущений. Нет, детективу Дэмерону она не врет - ведь Гарретт действительно ее «не», но детектив не спрашивал про что-нибудь более... незначительное.
Руки она потом долго-долго, до скрипа отмывает с мылом.
Мерзость.
Такими темпами она переведёт один брусок за неделю.
Ещё у рук Гарретта какой-то навязчиво-приторный запах от сигарилл, и на то, чтобы от него избавиться, тоже уходит приличное количество времени.
Джин отстукивает ритм, когда в спикизи начинается паника, и закатывает глаза - коктейля ещё на треть стакана, и она не собирается слезать со стула раньше, чем прикончит напиток.
Поэтому разворачивается боком к стойке, облокачиваясь на неё, закидывает ногу на ногу и неторопливо, смакуя, допивает коктейль.
Когда видит Кассиана, фыркает - где-то она уже все то видела, - и не сдерживает короткой улыбки.
- Офицер, - она тихо смеётся, когда детектив оказывается рядом, и, помедлив, проводит тыльной стороной лодыжки от его колена и выше. - Вам настолько понравились мои ноги, что вы решили вернуться?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [1920!au] Там, где тихо и светло


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC