Star Wars Medley

Объявление

03.12.2018 Будем благодарны вашей помощи в обновлении мастер-таймлайнов.

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Тайко Селчу, Джобин Мотма, Исанн Айсард
Фазма, Като Рен, Финн

...во всей руководящей структуре Империи права были у всех, в той или иной степени,
и меньше всего их доставалось сенаторам.
Garm Bel Iblis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [1920!au] Там, где тихо и светло


[1920!au] Там, где тихо и светло

Сообщений 841 страница 870 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-21 17:45:53)

+2

841

— Я это запомню, — улыбаться легче — и Джин улыбается, с тихим смешком ерошит его волосы, гладит по холке. — Очень много голодный влюбленный — это ужасно. Какой голод утолять сначала?
И смешливо фыркает, заправляет за ухо волосы — прическа и так хорошо лежит, но хочется куда-нибудь деть руки, не может же она постоянно трогать Кассиана, когда ей это только взбредет в голову. Джин не уверена, но, наверное, людям не очень нравится, когда их трогают постоянно?
Даже если это делает человек, которого ты любишь и который любит тебя. На самом деле не уверена — потому что ей бы понравилось, если бы Кассиан или По касались ее чаще, когда угодно, просто чтобы чувствовать рядом другого, чувствовать, что все хорошо. Наверное, об этом нужно просто спросить, но это звучит как очень странный вопрос.
Странные вопросы — это не всегда хорошо.
Джин достает мясо, раскладывает его по тарелкам; с сомнением смотрит на овощи, и решает попросту их порезать.
Она предупреждала, в конце концов, что кухарка из нее откровенно не очень.
Параллельно со всем этим она все еще думает про странные вопросы, про то, как бы спросить об этом, и вспоминает другое: понедельник, раннее утро, станция, и По уже уехал.
— В воскресенье я написала для По письмо, — Джин ставит тарелки на стол, заправляет овощи оливковым маслом, — чтобы он открыл его, если ему будет… плохо. Я очень надеюсь, что он его не откроет или откроет из любопытства, но. Я там пообещала кое-что спросить у тебя.
Джин опирается о стол рядом с плитой, немного смущенно морщит нос.
— Это глупый вопрос, но. Ты умеешь шить? Или что-нибудь еще… такое? — не сдержавшись, закрывает глаза рукой. — Это глупый вопрос, я знаю. Мне даже неловко.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+1

842

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Кассиан улыбается, когда она спрашивает. Улыбается и потом тоже. Про коробку он больше не упоминает - все, что он пока что мог, он сделал. Дальше Джин решать - это же ее память, ее прошлое.
После времени за городом ему странно, что готовит не он, что можно просто сидеть и ждать, любоваться, глядя на Джин. Ему странно, что она режет овощи, но вот нож в ее руках выглядит так, будто ему там самое место.
Мясо пахнет вкусно, и Кассиан, хотя и хочет сначала подождать Джин, не может удержаться, отражает себе немного.
- Вкусно, - делится он с Джин так, будто для нее это новость.
Приборы он все же откладывает, вместо этого тянется к Джин, слушая, о чем она говорит.
- Думаешь, ему будет плохо? - Кассиан вспоминает воскресенье, каким ритм, густым от молчания оно было, вспоминает то, что было дальше - и смущается, чувствуя во рту оливковое масло.
- Даже если нет, письмо - это хорошая идея. Пусть у него будет что-то еще. А вопрос... Шить - нет, но я умею штопать одежду. Такое "такое" ты имеешь в виду?
Вопрос кажется ему странным, но, возможно, это потому, что он не знает, к чему тот.
- Я умею готовить, чинить одежду и, совсем немного, обувь. Умею стирать, хотя я всегда охотней платил прачкам - тяжело и долго, очень сложно. Я умею водить и могу починить - или сломать - машину, потому что работал у Форда. Знал машины, которые использовали на текстильной фабрике, где я работал, и еще те, которые мы использовали на тепловой станции. Что еще? Я умею высыпаться за малое время и спать где и как угодно. За первые полтора года здесь я научился немного строить и плотничать. Знаю знаки, которые оставляют на дорогах бохо. Я умею плавать, вскрывать замки, врать, скрываться от слежки, вытаскивать пули, останавливать кровь, бинтовать и подделывать почерки - последнее, впрочем, довольно скверно. Я кое-как умею танцевать, зато хорошо ориентируюсь по солнцу. Умею рыбачить и торговаться, читать, писать, считать, ну и остальное, чему меня пытались научить в школе. Я все еще помню две молитвы на латыни. Я не умею шить, рисовать, играть на каком-то музыкальном инструменте. Я не знаю других языков, кроме испанского, среднего английского и очень плохого французского. И за что мне в жизни встретились вы с По, я тоже не знаю.

+2

843

— Господи, боже, Кассиан, — Джин смеется, когда он заканчивает все перечислять, и, смеясь, целует его в висок, обнимая за шею буквально на мгновение. Отстраняется и кивает на тарелку; все еще посмеиваясь, ерошит его волосы. — Я поняла. Спасибо. Теперь — ешь. Иначе умрешь с голоду, и тогда мы точно не узнаем, за что мы с По встретились тебе.
Кассиан говорит много — словно выворачивает всю подноготную, — а Джин запоминает. Просто на всякий случай, потому что любая информация может быть полезна — и потому что ей хочется знать, что он помнит две молитвы на латыни, работал на заводе Форда и умеет подделывать почерк. Последнее не совсем законно, но она, например, приемная дочь босса мафии и не ей говорить о законности.
— Я умею подделывать документы, — делится она в конце концов, потому что откровенность предполагает откровенность, и пожимает плечом. — Но это несложно совсем. И я никогда не пробовала вскрывать замки. Научишь?
Не то что бы она могла кого-то осуждать, даже если бы захотела.
Но она и не хочет.

Время, с утра и до возвращения Кассиана тянувшееся невыносимо медленно, с его приходом словно набирает обороты: темнеет ровно тогда, когда и должно стемнеть, но все равно кажется, что слишком быстро.
Впрочем, чем быстрее пройдет один день, тем быстрее наступит второй — а за ними и пятый, десятый, тринадцатый, сколько их понадобится, чтобы покончить с Гарреттом и Беном.
Сон поначалу не идет, и в конце концов Джин сдается — уткнувшись лицом в грудь Кассиана, крепко закрывает глаза и считает. Сколько пуль всадить в Гарретта, чтобы он точно, окончательно и бесповоротно умер?
Достаточно одной, но вообще-то Джин нравится Томми-ган.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

844

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Про замки Кассиан запоминает, но кивает уже с полным ртом - потому что и правда вкусно, а он и правда голоден. Он не уверен, что сможет научить Джин этому быстро; не на их же входной двери показывать и практиковаться - соседи наверняка что-то заподозрят. Но делает в голове мысленную пометку. Если ему попадется по пути замок... почему бы и нет? Это полезное умение, вреда оно никому не причинит.
Ночь наступает быстро, как будто кто-то выключает свет. Нет ни заката, ни неба, долго меняющего цвет - просто было светло, потом серо, а потом вдруг темно. Но ночь ясная, теплая, приятная, и она нравится Кассиану.
Он не смотрит на Джин, но в основном потому, что знает, что она здесь, рядом. Он зарывает ей руку в волосы и держит так, гладит, пока не слышит, что дыхание у нее становится ровным, глубоким. Потом он держит ее еще немного. Просто не хочет отпускать.
Сам Кассиан не замечает, как скатывается в сон. Он закрывает глаза, снова открывает их - за окном светло. Джин рядом. Тепло. Очень тихо - в квартире стоит такая особая ранняя тишина, которую при желании можно потрогать, которую легко спугнуть неосторожными звуками. Кассиан не прогоняет ее, только целует Джин, зная, что она уже должна была проснуться - у нее чуткий сон:
- Я подожду газету, - он шепчет, будто кто-то мог бы их подслушать. - Не уйду, пока мы не прочитаем, что там. Уже скоро должны принести.

+2

845

Ей нравится просыпаться так — в объятиях, от поцелуя; хорошо.
Солнце уже пробивается сквозь шторы, и Джин жмурится — свет падает ей на лицо узкой полоской; вжимается в Кассиана, целует его тоже и немного сонно, немного ленно гладит его шею, плечо, бок — и оставляет руку где-то на бедре. Если закрыть глаза, а потом открыть их снова, то можно представить, что все хорошо.
Все не хорошо, конечно, но здесь и сейчас — как минимум неплохо.
Поэтому Джин кивает, целует его снова и прижимается ближе.
Хорошо. И тишина хорошая тоже.
Но все же весь день в постели не проведешь, и вставать приходится: Джин варит кофе, затем спускается за почтой — она оформляет подписку на несколько изданий на всякий случай. Нужная газета на месте, и объявление находится скоро — среди прочей чуши оно выглядит удивительно внятным. Разве что требования и «изумительно щедрая оплата» заставляют улыбнуться.
Карандаши и бумага лежат тут же, на кухонном столе, и объявление Джин — первую его часть — Джин переписывает быстро, сверившись со шпаргалкой.

Необходим валет. Ежедневно. Здоровый, физически сильный человек. Воспитанный. Американец. Лишен вредных привычек. Интеллигентен. Интересуется английской литературой. Собран. Культурен. Аскетичен. Только подходящие по описанию! Долгосрочная работа. Желания и условия договорные. Изумительно щедрая оплата. Номер не для справок.
2129 Улица Верна
1 312 213-2211

«НЕ ЗВАЛ И ИСКАТ ДЖИН»
«Все в порядке; Гарретт»
А дальше оказывается сложнее, и она хмурится, глядя на Кассиана.
— Самое время для интерпретаций, — делает глоток кофе, передвигает лист ближе к нему. — Видимо, Гарретт его на бильярд не приглашал, а меня ищут. М. Номер. Что думаешь? Искать тайник? Засаду? Обыск тайника? Господь.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-03-20 23:42:58)

+2

846

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Утро получается почти как за городом - в те, первые дни, когда они ждали По. Теперь они тоже в каком-то смысле ждут его.
За газетами идет Джин, Кассиан пьет кофе. Неторопливо, нарочно замедляя себя - ему приходиться учиться заново тому, как иногда никуда спешить не надо. Как иногда ничего не надо делать не потому, что страйк, или простой в работе, или что-то еще - а просто потому, что можно ничего не делать, не для дела, а для себя. К кофе он тоже привыкает, к тому, что его можно пить потому, что его вкусно готовят, а не чтобы не уснуть, пробуя вкус, а не игнорируя его.
Он все равно быстро стряхивает все эти новые и оттого странные привычки, когда появляется газета.
То, что По не звали, ему не нравится. Кассиан отставляет кофе, хмурится, смотрит в объявление, потом в его расшифровку. Почему По не знали? Ему все еще доверяют? Его могут в чем-то подозревать? Он может быть в опасности?
Единица в начале номера говорит, что нет. Что По считает, что все в порядке.
- Гаррет. Двадцать два одиннадцать.
Кассиан шевелит губами, прикидывая, что это может значить. Это - и что По не звали.
- Поиск скрывают? - предполагает он. - То, что ты пропала, и книги пропали. Не хотят поднимать шум, например, привлекать внимание. Мы ведь не знаем ни про какой тайник, По объяснил бы. Если бы он писал о том, как ищет укрытие себе, было бы 303, а не 213. Все держат в тайне - потому его и не позвали.

+2

847

- Значит, сохраняется статус-кво, - Джин невесело улыбается, убирая волосы за уши, и барабанит пальцами по столу. - И продолжаем - ты продолжаешь - поиски ретушёра.
Откидывается на спинку стула и обнимает коленку, подтягивая ее к груди.
- Мы можем подол объявление часов до шести вечера четверга. Кажется, они принимают даже в ночь - это же полоса объявлений - но лучше перестраховаться. Ещё нужно время на то, чтобы его составить.
Это, впрочем, будет недолго - хочется верить, что за сегодня или завтра Кассиан что-нибудь найдёт, но даже если и нет - все равно объявление не займёт много времени.
Но По в порядке, он жив; это хорошо. Это спокойно.
Спокойнее не будет до тех пор, пока они не увидятся - и одному богу известно, когда это произойдёт.
Не сегодня и не завтра, и, скорее всего, даже не в это воскресенье.
Джин думает, что безумно сложно будет удержаться и не написать в объявлении, что необходима встреча. Ей на мгновение кажется, что эта тяга сродни тяну к наркотику - так привыкаешь к хорошему, надежному, отчего-то чудовищно правильному и нужному, что без этого уже не можешь.
Остаётся надеяться, что любовь потом когда-нибудь не запретят так же, как колеса.
Джин думает об этом и позже - когда Кассиан уходит, когда она уходит тоже, потому что сидеть в квартире в одиночестве невозможно, невыносимо, и без того крохотная квартирка становится меньше, теснее, темнее, и находиться там неудобно, неуютно почти физически.
Поэтому Джин уходит, взяв с собой книгу и клатч, и весь день проводит то в парке, то в кафе, чередуя кофе и апельсиновый сок.
Домой она возвращается, когда начинает смеркаться. Кассиан, наверное, уже вернулся - и в квартире не будет так плохо.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

848

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Кассиан понимает, что имеет в виду Джин. У него есть время до шести вечера четверга. Может, даже до ночи. Он кивает, но не обещает ничего.
Хорошо бы, чтобы ему повезло, но в таких делах нельзя торопиться, даже если очень хочется. Нужно выжидать, нужно искать момент, любой риск должен быть оправданным. И желание поскорее увидеть По - плохое оправдание. Они даже не знают, что происходит в банде. Рано, еще слишком рано.
Впрочем, может и повезти. Кассиан напоминает себе об этом, потом стряхивает лишнюю надежду, надевает на себя федору и уверенный вид.
Все почти повторяется. Фотографии все еще с ним, он показывает разные и просит добавлять тоже разное, но вопросы почи одно и те же, и ищет он одно и то же. Только оглядывается, когда есть возможность, повнимательнее, прикидывая, как именно забирался бы внутрь. Ничего такого, никаких планов. Просто чтобы быть чуть более готовым, когда время придет.
В одной из студий он сталкивается лицом к лицу с человеком из семьи Ним. Они уже встречались, в участке, Кассиан помнит, что его зовут Ричардом. Он помнит и что сам он выглядел не так, держался тоже иначе. Да и не стал бы тот запоминать его лицо. И все же в этой студии Кассиан почти ни о чем не спрашивает, только смотрит примеры работ.
Вряд ли ему повезло так быстро, на второй же день. Но можно попробовать. Почему бы и нет?
Он проверяет и другие места из своего списка на сегодня, но все не то, как он и ждал.
- Джин? - Кассиан снова зовет от самой двери, когда возвращается, но никто не отзывается. Не горит свет. Не пахнет мясом.
Пусто.
Он давит в себе первое желание идти искать ее. В квартире нет никаких следов борьбы. Если бы она уходила надолго, то написала бы что-то. Беспокоиться не стоит.
Не стоит, говорит себе Кассиан, пока делает заготовки для ужина и вслушивается в любой шум за дверью.
Не стоит.
Но он все равно беспокоится.

+2

849

Когда Джин поднимается к квартире, на улице уже не сумерки - уже почти темно, и Джин немного надеется, что Кассиан ещё не вернулся. Она бы волновалась, если бы, придя домой, обнаружила, что его нет; он вряд ли будет - в конце концов, это достаточно безопасное место, с ней здесь ничего не может произойти, - но мало ли.
Поэтому поднимается она практически бегом.
И Кассиан уже дома - и это в чем-то и хорошо, потому что ждать кого-то, о ком ты волнуешься, вечером - это, на самом деле, даже страшно.
- Кассиан? - зовёт его, заглядывает на кухню и коротко улыбается. Кардиган бросает на спинку стула, на нем же оставляет клатч и книгу. В квартире теплее, чем на улице, и Джин едва ощутимо целует Кассиана в плечо, прижимается к нему щекой, пряча лицо. - Как прошло?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

850

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Кассиан слышит, как заходит Джин, и тратит время, оставшееся до того, как она зайдет к нему, на то, чтобы стереть волнение с лица, сбросить его с плеч. Она не узница тут, она не обязана целыми днями сидеть и ждать его. Ей ни на миг не должно показаться, что это может быть не так.
Но прижимает он ее к себе все равно крепко. Обнимает, будто иначе не сможет поверить, что она настоящая, что все еще здесь.
- Джин.
Кассиан гладит ее лопатку. Он не видит ее лицо, но это не сильно тревожит его. В конце концов, от мира она прячет лицо в нем - это что-то да значит.
- Возможно, я нашел место. Еще не знаю точно, нужно проверить. Если хочешь - пошли со мной. Завтра я останусь дома на весь день, пойду уже ночью, когда в студии никого не будет. Я... я не уверен, что это оно. Единственное, что у меня есть - это человек. Я встретил там одного из тв...
Он глотает это слово. Это больше не семья Джин. Не потому, что она забрала книги и хочет уничтожить банду. Просто в семье не делают то, что делали с ней. В семье не боятся.
- Одного из семьи Ним. Того, что был в участке в то утро, когда мы с тобой познакомились, помнишь? В студии не было ничего подозрительного, но он был там. Я думал, что ретушер наш, полицейский, но, может, это не так, может, это ретушер ирландцев. Нужно найти настоящую фотографию - и она, скорее всего, если и существует, то должна была остаться в студии.

+2

851

Кассиан обнимает ее крепко, и Джин закрывает глаза; кивает, когда он говорит про участок — ей требуется несколько секунд, чтобы вспомнить, как все было в участке, когда они познакомились, но это воспоминание лежит совсем близко, на поверхности. Последние полтора — уже почти два — месяца все целиком лежат на поверхности, просто протяни руку.
Согласиться хочется сразу же, без раздумий — только второй день, как она на несколько часов остается одна, и она уже готова лезть на стены от скуки и невыносимости такого бытия. Нет в этом никакой легкости, ничего легкого нет — Джин с трудом может представить, что кому-то нравится оставаться наедине с собой.
Вероятно, очень хорошим людям нравится оставаться наедине с собой, но она-то очень хорошей никогда не была.
Хочется согласиться сразу же — и Джин одергивает себя, считает до пяти.
Вообще-то ей иногда нравится побыть в одиночестве. По собственному желанию, а не потому, что особого выбора и нет.
— Я хочу. Очень хочу, — говорит, не отрываясь от его плеча, и голос звучит немного глухо. — Если ты уверен, что это хорошая идея. Что я ничем не помешаю и если не помогу, то хотя бы не… сделаю чего-то лишнего.
И все-таки поднимает глаза, смотрит на Кассиана — голову приходится немного задрать, они стоят совсем близко, и кончиком носа почти касается его подбородка.
— Это не потому, что… ну не знаю. Что там может быть, — все же уточняет на всякий случай и морщит нос, словно вот-вот чихнет. — Просто у меня нет опыта в том, чтобы куда-то проникать по ночам, если, конечно, это не спикизи и не постель, — тихо фыркает, потому что говорить серьезно слишком долго она не умеет вовсе, и гладит его плечо. — Расскажи, как это будет? Что надо сделать? Какой план?
И еще одно: одиночество — это не самое страшное. По правде говоря, это даже не страшно, это непривычно и выбивает из колеи, просто нужно придумать, чем занять голову, руки, мысли.
Страшно другое — что Кассиан пойдет один, что между ними будет расстояние и минимум час времени на дорогу, и все те часы, а он ведь вернется скорее под утро, она не будет знать, что с ним. Как он. Все ли в порядке, все ли прошло хорошо.
И от этого она уйти не сможет — ведь кафе не работают по ночам, а в парке не слишком уютно, когда темнеет.
И ждать — ждать очень страшно.
Особенно ночью.
Ведь всем известно, что в ночи прячутся чудовища; а самым страшным чудовищем все еще остается обычный человек.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

852

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]- Нет-нет, ты не помешаешь. Ты поможешь. Лишний человек в таких делах всегда пригодится.
Кассиан не говорит, что может быть и наоборот. Лищний человек может привлечь лишнее внимание - но может стать и лишней парой глаз, ушей, рук. Это всегда зависит от человека, но не только - еще от ситуации, от случая, от удачи. Но даже если им и не повезет, лучше, чтобы Джин была. Он научит ее убегать, и она сможет вовремя связаться с По, если вдруг что-то пойдет совсем не так.
- Мы выспимся днем. Выйдем вечером, будто просто гуляем, потом вернемся, чтобы слышали соседи, потом опять тихо уйдем. Вскроем замок на задней двери - там есть, я видел. Обыщем все внутри, найдем фотографию, если она есть. Выйдем, закроем за собой дверь. Если все пройдем хорошо, он и не узнает, что мы там были. А все пройдет хорошо. Не волнуйся - еще полно времени, чтобы приготовиться. Тебе понравится.
Он улыбается, подмигивает в конце, будто про понравится знает точно. Он и правда знает, но только почти - даже не знает, скорее, а угадывает. По тому, как Джин смотрит и говорит, как держит нож и как водит машину. Ей наверняка понравится.
Больше в этот вечер Кассиан об их ночном визите не говорит. Он заканчивает с ужином и рано ложится, чтобы утром, так же рано, встать.
Кассиан выскальзывает утром, еще холодным, забирающимся под ткань рубашки. Он возвращается скоро, довольный собой, и приносит несколько замков - разных, потому что один ничего не даст - и шоколад. Он ставит молоко, находит крахмал, смешивает его с холодной водой. Ванили у них нет, но это не так уж обязательно. Крахмал и шоколад отправляются в горячее молоко, тают, густеют.
Шоколад он приносит прямо в спальню, вместе с замками, во рту зажимает отмычки, которые использовал в участке, когда они с По забрались в кабинет капитана Гарсиа. Теперь кажется, это было целую вечность назад.
- Доброе утро, - неразборчиво говорит он сквозь отмычки. - Это все тебе.

+2

853

План Кассиана звучит как что-то, что ей нравится - и это не очень хорошо, потому что, ну, она не должна получать удовольствие от мысли, что следующей ночью они будут вскрывать фотоателье. Но правда в том, что это есть - возможно, она не очень-то примерная девушка; возможно, в ней говорит жажда хоть какой-то деятельности.
В любом случае, она соглашается и, что намного хуже, предвкушает.
Ждёт.
Почти с нетерпением - но терпеть Джин умеет отлично. В некоторых случаях это даже полезно.
Они ложатся рано, и Кассиан просыпается рано тоже, и Джин чувствует сквозь сон, как он встаёт, как пустеет постель, как становится неуютно и неудобно; недовольно хмурится во сне, словно ребёнок, у которого забрали сладкое, готовый вот-вот захныкать, и обнимает подушку Кассиана, утыкается в неё лицом.
Это страшно, потом думает Джин, когда все же просыпается, когда вспоминает это ощущение, что человек - два человека - словно пробираются под кожу, прорастают вместо вен и жил.
Это страшно, это опасно, но ей это нравится.
И это тоже отчасти пугает.
Джин ещё валяется в постели, то просыпаясь, то проваливаясь в дрему, когда Кассиан возвращается. Он что-то говорит - очень неразборчиво - и Джин отрывается от подушки, садится, и смешливо морщит нос, улыбается. Перебирается к краю постели, чтобы забрать кружку с чем-то горячим и вкусным - шоколадом? Сделав глоток, садится, скрестив ноги, и поправляет сползающую лямку майки По.
- Ускоренный курс по взлому замков? - трется носом о своё плечо, жмурясь - руки заняты кружкой - и смотрит на Кассиана. - Ты правда меня этому научишь?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

854

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Джин забирает свою чашку, замки Кассиан сбрасывает на кровать и, наконец-то, вынимает изо рта отмычки.
- Конечно. Это полезный навык, он меня не раз выручал в жизни. Но сначала - пей.
Кассиан отпивает и сам, прикрывает глаза, улыбаясь. Кофе - напиток для работы, но шоколад нужен для воскресений, для того, чтобы пить его долго и никуда не спешить. Только в великий пост это менялось, и они пили шоколад - правда, тогда он был на воде - каждый день, чтобы поменьше чувствовать голод и иметь побольше сил.
Но этот шоколад - молочный, он для отдыха и праздности.
- Нам нужно будет внеочередное сообщение, - говорит он. - Для По. Если вдруг мы найдем то, что ищем. Если не найдем - тоже.
Если с кем-то из них что-то случится, По тоже нужно бы знать, но об этом вслух Кассиан уже не говорит.
- Сегодня только скажем ему, что, возможно, нашли.
Кассиан все же спешит - дня не так уж много, ему нужно многому научить Джин, и еще хорошо бы еще раз сходить к нужной студии днем - и первым допивает. Пустую чашку он ставит на пол.
- На самом деле это довольно легко, нужно только руку набить. Смотри, - он подтягивает к себе один из замков и быстро ковыряется в нем, отщелкивая за полминуты. - Легко, видишь.

+2

855

У Кассиана вскрывать замки получается действительно легко, что кажется, будто бы в этом нет ничего сложного. Как заколоть волосы шпильками, не сложнее.
На деле, конечно же, все оказывается куда труднее - со своим первым замком Джин возится ужасно долго. И со вторым. И с третьим тоже. Получаться начинается не очень-то скоро - но она не отчаивается: взлом замков - это такой же навык, как танцы, готовка или письмо. Он требует времени, сил, усердия.
Как и любой навык, в общем-то.
И за каждый удачно вскрытый замок Джин разрешает себе обнять Кассиана, прижаться к нему и поцеловать, и, на самом деле, это очень хорошо мотивирует.
В какой-то момент все начинает более-менее складываться, словно мозаика или головоломка, и дело идёт немного легче.
А потом Кассиан уезжает, и Джин принимается за отмычки и замки только с большим рвением - это, оказывается, прекрасно занимает и мысли, и руки, и время пролетает практически незаметно.
А когда он возвращается, Джин целует его долго-долго, за все пропущенные замки.
Это действительно очень хорошая мотивация.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+1

856

    У дома По стреляет.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+3

857

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Когда он возвращается, Джин целует его так, словно они не виделись по меньшей мере неделю. Кассиану это нравится, но поцелуй он скоро прерывает. Теперь отвлекаться не стоит.
- Я нашел, как нам лучше будет идти, - говорит он и целует Джин пальцы. Он чувствует губами пятнышко более твердой кожи - невидимый мозоль от отмычек и замков, след тяжелого труда и упорства.
Его он целует отдельно.
Кассиан следит за временем. Он немного спит и говорит Джин попытаться тоже, потом просыпается, умывается холодной водой, чувствуя, как ускоряется кровь в ожидании работы. Как воздух в легких мешается с ночью.
- Джин, - это он говорит уже когда им почти надо идти. - Главное - если что-то случится, не жди меня. Притворись, будто просто поздно возвращались домой из спикизи. Скажешь По - и тогда будете думать, как меня вытащить. Дело важнее, и если всех нас арестуют - тогда точно никто больше не сможет нам помочь. И не волнуйся, - он улыбается. - Это я так. Ничего не случится. Нам пора.
Ночной Чикаго тише. Иногда он выглядит настолько пустым, что, кажется, улицы и дома в нем - раскрашенные картонки, вроде тех, что используют в фильмах.
Но он настоящий. Джин настоящая. И отмычки, спрятанные у щиколотки - такие же настоящие, как и они, как и фотографии, если они есть.
Только бы они были.

Отредактировано Cassian Andor (2018-03-24 00:07:26)

+2

858

Ночной Чикаго ей нравится больше, чем дневной — суетливый, шумный, наполненный людьми. Ночной Чикаго знаком Джин из узких окон спикизи под самым потолком, из окон машины; знаком улицами и воздухом — свежим, насыщенным, что зимой, что летом.
Рядом Кассиан, и если забыть, куда и зачем они отправляются, то это очень похоже на обычную вечернюю прогулку, каких в жизни Джин было предостаточно. Она редко опасалась ночных улиц — половина страха, как обычно, кроется в незнании. Сложно бояться того, в чем ты живешь с детства.
Но это не обычная вечерняя прогулка перед сном или после спикизи — они успевают зайти на почту, чтобы подать объявление, и Джин снова, как и в день заселения в квартиру, выглядит почти неприлично счастливой, то и дело касается кольца.
Кольцо она трогает и потом, гладит рельеф, запоминая его.
Держит Кассиана под руку, запоминая тоже.
Ей не нравится, что он говорит незадолго до выхода — о том, что если что-то случится, она не должна ждать его, даже наоборот — но Джин не спорит. То, что он говорит, правильно — Джин знает, как работают такие вещи.
Только странно, что теперь это не потому, что каждый сам по себе, а потому, что у них есть общее дело. Чудно.
Волнения почти нет, хотя Джин помнит, прекрасно помнит, как она ужасно волновалась в шестнадцать лет, когда впервые выполняла «просьбу» Шона.
А теперь Кассиан говорит, что ничего не случится — и Джин верит ему достаточно, чтобы не волноваться. И достаточно сильно хочет не навредить, чтобы понимать, что волнение все сделает только хуже.
Прошлым вечером Кассиан говорит, что встретил в этом ателье человека из её семьи — она понимает, какое слово он тормозит, — и это скорее всего Дик. Вряд ли Майк, почему-то ей кажется, скорее Дик. Об этом не стоит волноваться, но стоит помнить, и Джин помнит — просто на всякий случай.
Она не волнуется, но все равно облегченно выдыхает, когда они оказываются внутри и никто этого не замечает.
- Все должно быть так же, как было до нас?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

859

    — Все хорошо, мэм, — спокойно, медленно говорит По и поднимает руки в воздух, аккуратно приближаясь. — Все хорошо, он больше вас не тронет. Я полицейский. Все хорошо.
    Женщина недоверчиво, затравленно смотрит на кольт в его руках, но остается стоять на том же месте, куда отскочила после выстрела. Назад она не оборачивается: верит, что пуля нашла адресата. По неторопливо прячет оружие в кобуру, подходит совсем близко, протягивает к женщине руку — и та вдруг кидается к нему, прячет лицо у него на груди и рыдает навзрыд. По неловко застывает, не зная, куда девать руки и что вообще делать.
    — Все хорошо, — повторяет он. — Вы в порядке, мэм?
    — В-в порядке, — отвечает она, когда всхлипы немного стихают. По осторожно касается ее плеча. — Да. Да, простите.
    Она отступает назад, утирая лицо руками. Затем роется в сумочке и спустя несколько мгновений утирает лицо уже платком.
    — Ничего страшного, вы испугались, я понимаю, — успокаивающим тоном говорит По.
    — Сама не поняла, откуда он выскочил, — бормочет женщина, как будто отчитывает сама себя. — Нужно было внимательнее смотреть по сторонам.
    — Это такой район — всякое бывает, мэм. Вы не виноваты. Хотите, я провожу вас до дома?
    — Нет! — вскрикивает она, поднимая лицо на По. И тут же, устыдившись своей реакции, добавляет мягче: — Нет. Дома муж, рассердится еще, решит, что я из-за вас плакала.
    По даже не нужно изображать удивление, потому что он и в самом деле удивлен.
    — Я бы не хотел отпускать вас просто так, — начинает По, но она перебивает его:
    — Что вам нужно? Деньги? — голос ее звучит по-деловому, почти спокойно.
    — Что? — несколько мгновений они просто смотрят друг на друга. По чуть хмурится: — Нет, нет, какие деньги. Я имел в виду, что не хочу, чтобы с вами случилось что-то еще по пути до дома.
    — Вот мой дом, — она указывает рукой на здание, на углу которого они стоят.
    По вскидывает голову, в сотый раз пересчитывая этажи — как будто впервые.
    — Могу я во всяком случае позвать вас на чашку кофе? — уточняет он, возвращаясь взглядом к ней. — Выпьете, успокоитесь и пойдете домой. Муж ничего не заподозрит.
    Несколько мгновений женщина смотрит на него, склонив голову к плечу и хмуря аккуратные брови, затем, будто вспомнив о чем-то, зябко ежится и прячет платок в сумку. Смеется вдруг.
    — Ладно, офицер... как вас?
    — По.
    — Ладно, По. Чашка кофе мне и впрямь не помешает, — она выходит из подворотни на улицу, поправляет прическу и идет туда же, откуда пришла. — Меня зовут Сьюзан. Вы идете?
    По кидает последний взгляд на подстреленного грабителя.
    — У вас железные нервы, Сьюзан. Иду, — и шагает следом за ней.
    Через несколько минут грабитель поднимается с асфальта, отряхивает тряпки и, достав из кармана пачку купюр, принимается методично пересчитывать их в свете ближайшего фонаря.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

860

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]- Будто нас тут и не было.
Кассиан улыбается, видя, как блестят в темноте белки глаз Джин, идет вглубь студии.
Едва успевает подхватить лампу, которую кто-то успел переставить со вчерашнего дня. Замирает, слушает - шума нет. Он кладет ладонь на руку Джин, останавливая ее, осторожно - на этот раз действительно осторожно - идет к проявочной комнате. Никогда нельзя упускать вероятность, что им просто могло не повезти, и там кто-то зачем-то работает ночью.
Пусто.
- Идем, - зовет Кассиан.
Они разделяются - так получается быстрее, да и оба знают, что искать. Фонари горят тускло и низко. Вряд ли кто-то увидит их, заметит, но осторожность все равно нужна.
Кассиан взламывает ящики стола, методично просматривает все, что находит. Его устроит не только фотография - записка, счет, письмо, любое свидетельство того, что он на правильном пути. Но ничего нет. В конвертах лежат фотографии, самые обычные, совершенно законные и скучные. Люди с них смотрят на Кассиана сурово. В бумагах - только подсчеты, рабочие и личные. Деньги за аренду, за материалы, на подарок жене на юбилей. Ему могло бы стать стыдно, но люди совершают ужасные вещи вне зависимости от того, дарят ли они подарки и есть ли у них близкие.
Закончив со столом, он прикрывает глаза на секунду, потом идет к Джин. Возможно, ей повезло.
Спросить Кассиан не успевает, потому что слышит шум у двери. Шум у двери звучит так, будто кто-то ее взламывает. Этот кто-то менее осторожен - его фонарь разрывает темноту в фотостудии на слепящие лоскуты. Кассиан дергает Джин за руку, притягивает к себе, отступает к стене. Жмурится - нельзя, чтобы свет ослеплял, потому что как только появится удачный момент, им нужно к другому выходу.
Потом свет останавливается на них. Кассиан, все еще жмурясь, пытается увидеть, кто по ту сторону света. Пожалуй, он мог бы выиграть Джин немного времени. Если только она все же сбежит, догадается - сама она не сможет ему помочь, но у По, возможно, получится.
Прежде, чем он успевает сделать хоть что-то, он замечает, что свет слегка подрагивает. А потом из-за него слышится:
- Звездочка? Ты жива?

+2

861

Джин не находит ничего — и это не удивляет, но немного разочаровывает. Было бы просто потрясающе, конечно, если бы с первой попытки они нашли здесь что-то действительно стоящее, но… но.
Джин не находит ничего, возможно, Кассиану везет больше — но она об этом не узнает. За входной дверью слышен шорох, мелькает луч света, и Джин достает из клатча кольт.
Приличные, законопослушные люди не ходят ночами по чужим домам и фотостудиям — и когда Кассиан тянет ее к стене, а дверь распахивается и глаза слепит ярким светом, Джин вскидывает руку. Почти стреляет — и не успевает.
И хорошо.
Наверное.
Она не уверена — но голос, который звучит и называет ее имя, ей знаком. И он звучит не опасно.
Джин знает, прекрасно знает, как звучит голос этого человека, когда кому-то вот-вот будет очень, очень, очень нехорошо.
— Ди… Дик? — Джин растеряно смотрит на него — он опускает фонарь и свет больше не слепит глаза, — и опускает кольт. Не убирает его, но свободной рукой сжимает руку Кассиана — пока что все в порядке. — Конечно, я жива. Почему должно быть иначе?
И, подумав, все же вскидывает кольт снова.
— Эй, полегче, Звездочка, — она смотрит за ним внимательно, пока он прикрывает за собой дверь, откладывает в сторону фонарь — к счастью, окна закрыты и свет не будет виден сквозь них, — и поднимает обе руки. — Не продырявь на мне созвездие.
Руки у него пустые — и Джин знает, что ему не понадобится много времени, чтобы достать оружие и выстрелить, но… Но.
В голове мечется нечто, напоминающее перекати-поле — потому что какого черта, Дик, какого черта, ты же сам так слушался Гарретта и зубоскалил, а теперь здесь, и, и…
— Ты… какого черта? Дьявол, Дик, — она нервно встряхивает рукой, опуская кольт снова, и отпускает руку Кассиана. — Что ты здесь делаешь?
— Ищу тебя, — Дик пожимает плечами, словно говорит о чем-то само собой разумеющемся. — Точнее… я думал, ты мертва. Что Гарретт и тебя убил. Хорошо, что ты живая. Но ты, — он смотрит на нее, потом на Кассиана, хмурит брови. — Вы-то здесь какого черта ошиваетесь? Жить надоело?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-03-24 15:03:15)

+2

862

    Спустя десять минут По вынужден признаться сам себе: он пытается выискать в Сьюзан сходство с Джессикой. Судя по тому, что он успел узнать о маньяках-убийцах за время службы в полиции, они всегда выбирают жертв по какому-то принципу. Похожие кисти рук, или цвет глаз, или любовь к синим платьям, или что угодно еще — любая маленькая деталь может стать той самой связывающей всех жертв ниточкой. По наблюдает за тем, как Сьюзан двигается, как с подозрением хмурится, как негромко смеется, пряча улыбку за чашкой.
    Она совсем не похожа на Джессику.
    Только синяками, которые По замечает, когда Сьюзан неосторожно закатывает рукава блузки, слишком увлекшись разговором. Она ловит его взгляд и тут же спускает ткань ниже, закрывая следы.
    — Вы всегда стреляете сразу на поражение, офицер? — лукаво спрашивает Сьюзан.
    — Я не стрелял на поражение, — По стряхивает пепел с сигариллы в пепельницу и качает головой: — Всего лишь в ногу. Уверен, мои коллеги уже забрали подлеца в участок.
    — Почему его не забрали в участок вы сами?
    Сьюзан смотрит ему прямо в лицо, и По усмехается уголками губ, затягивается. Когда несколько минут назад он отходил «позвонить», то никуда на самом деле не звонил. И в участок, конечно же, никто никого не забирает. И в ногу По не стрелял, как не стрелял и на поражение — он стрелял мимо, пусть и всего на каких-то пару дюймов.
    — Подумал, что вам моя помощь нужнее, а он все равно далеко не убежит.
    — Спасибо, что не прошли мимо, — Сьюзан стряхивает сиюминутное оцепенение и отводит взгляд в сторону.
    — Это моя работа, — пожимает плечами По.
    — Вы точно чикагский полицейский? Я думала, их работа — получать взятки, — она досадливо морщится.
    — Не все так считают.
    Они молчат. Сьюзан растягивает последние глотки кофе, как может, и По делает вид, что совершенно этого не замечает.
    — Вы знаете, я все думала, откуда мне знакомо ваше лицо, — вдруг говорит она.
    По невольно напрягается.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

863

Кассиан на всех ирландцев из банды смотрит с подозрением. Они убили своего главаря, они должны были искать Джин, они должны бы уже знать, что книги тоже исчезли.
Или нет - это все должен знать один только Гаррет. Но Джин все равно зря опускает кольт.
Впрочем, этот ее Дик выглядит опасным, но не угродающим - в этот самый момент, по крайней мере. Он может пытаться их задержать, и это Кассиан запоминает. Им не стоит задерживаться.
- Я могу спросить то же самое, - говорит он.
Потом вдруг понимает, и с Диком они говорят одновременно:
- Вчера, здесь же.
Дик кивает.
- Вы неплохо выглядите для мертвеца, офицер.
- Детектив, - привычно исправляет Кассиан, хотя он больше и не детектив. - Вы следили за мной?
- Это было не особо трудно - и слежкой не назовешь.
Кассиан старается, чтобы по лицу ничего нельзя было прочитать. Хотя из-за темноти и света тени тут глубокие, острые - ничего не прочитаешь и так. Если бы он действительно проследил за ним, то нашел бы квартиру, знал бы про Джин; она вчера вернулась позже, не заметить ее было бы сложно.
- Джин, идем, - говорит Кассиан, - он просто тянет время зачем-то.
Прежде, чем он успевает взять Джин за руку, Дик приближается - и он двигается очень, слишком быстро для человека своих размеров - и останавливает его, берет за плечо. Пальцы как из металла. Сжимает он их слишком сильно - и только тогда Кассиан понимает, что Дик просто тоже волнуется.
- Я думал, ваш капитан что-то крутит. Сначала он не убил человека, которого должны были убить, потом пропала Джинни, а Гарретта как раз не было в городе. Слишком удачно.
- Это не капитан. Только мы двое, - говорит Кассиан, потому что впутывать сюда По пока что не стоит.
Ему кажется, что он почти слышит, как в голове у Дика пытаются сложиться те кусочки, что он знает.
- Вы... хотите убить Гарретта?
Кассиан молчит, и Дик наконец-то отпускает его. Джин он берет с неожиданной нежностью, и Кассиан впервые смотрит на этого человека не как на угрозу.
- Звездочка, зачем же? Тебе ничего не угрожало, ты была бы в безопасности, все как прежде, а теперь... Зачем? Он же просто карьеру делает, только семья по-настоящему думает о тебе. Только дома тебе было бы хорошо.
Он качает головой.
- Я не могу привести тебя назад теперь. Что... дьявол, лучше бы я никогда не заходил в эту бладову студию! Что я могу сделать, чтобы ты осталась жива, Джинни?[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]

+2

864

— Семья? Семья, Дик? Может быть, Гарретт? Или Падди? — Ричард берет ее за руку, обхватывает запястье, и Джин давит в себе порыв отшатнуться. Это Дик, хорошо знакомый, близкий, из прошлой жизни — и он не оказывается ублюдком, как она считала, он не на стороне Гарретта — во всяком случае, он не против нее. — Ты… я думала… думала, ты на его стороне. Что ты с ним. Ты…
Джин неожиданно понимает, что голос у нее вот-вот сорвется, и замолкает. Закатывает рукав блузки, вытягивает руку, поворачивая ее так, чтобы Ричард видел почти сошедшие, уже едва заметные синяки.
— Это Гарретт, Дик. И не только здесь. Если бы не он… — Джин сбивается, потому что говорить об одном только Кассиане кажется ей нечестным, но По лучше не упоминать — никто не должен знать, что он с ними, он может оказаться в опасности. — Если бы не он, — повторяет она, кивая на Кассиана, — все было бы еще хуже. Я была в безопасности?
Смотрит на него прямо, спокойно, прекрасно зная, что и он теперь знает тоже — нет, не была.
Дик мрачнеет, сжимает зубы — Джин видит, как у него ходят желваки, — и снова берет ее руку в свою, касается внутренней стороны предплечья — осторожно, самыми кончиками пальцев.
И этот жест словно что-то ломает в Джин — и она порывисто прижимается к нему, как это было когда-то, кажется, очень, безумно давно, прячет лицо на его груди, неловко обнимая за шею. Его руки ложатся ей на плечи, гладят и осторожно сжимают, и Джин прерывисто выдыхает. Чуть отстраняется, чтобы снова посмотреть ему в лицо, и просит:
— Расскажи, что происходит сейчас. Кто еще знает, что он жив? Только ты? Гарретт? — если знает Гарретт, то это очень, очень, очень плохо. Это просто отвратительно ужасно и даже хуже, и у Джин попросту нет нужных слов. — Я считаюсь мертвой или меня все-таки ищут?
Джин оглядывается на Кассиана — он ведь, наверное, лучше знает, что надо спрашивать, что будет полезно, — и неровно выдыхает.
Теперь ей даже стыдно за то, как она вела себя с ним в те недели после смерти Шона — они, впрочем, все были хороши; Джин прижимается щекой к его рубашке и прикрывает глаза, когда Ричард касается ее волос, гладит. Позволяет.
Это тоже — когда-то, кажется, слишком давно.
— Вообще-то нет. Никто, — Дик говорит с неохотой, на мгновение замявшись, и касается ее волос снова; смотрит поверх на Кассиана. — Только я. И… ищут, да. Ты же часть семьи, Звездочка. Конечно, тебя ищут. Только тихо. И, знаешь… ты ведь знаешь, как это бывает. Если пропал — считай, живым и не найдут.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

865

    — Я видела вас в газете, — ничего не замечая, продолжает Сьюзан. — Когда же это было? Я точно видела вас в газете.
    — В прошлом году? — подсказывает По.
    — Точно! — она довольно улыбается. — Тогда еще закрыли какую-то местную банду, и ваше лицо было на всех первых полосах газет.
    По усмехается и выдыхает вишневый дым в сторону, расслабляется. Она видела его в газете, конечно. Где бы еще ей видеть. Вряд ли Бен расклеивает отретушированные фотокарточки с ним по всей квартире. И уж тем более вряд ли Бен рассказывает о своей прошлой жене, ее брате и прочих занимательных приключениях в Нью-Йорке своей нынешней жене. Сколько они знакомы-то? Пару месяцев? Полгода? Год? Вряд ли больше года.
    Они болтают еще какое-то время о всяких мелочах, ничего примечательного или полезного для дела. Но По лучше узнает Сьюзан, и она все еще ничем не похожа на Джесс. Это напрягает, но и странным образом радует тоже. Они смеются, Сьюзан сдается и пьет вторую чашку кофе, ничуть не скрывая, что не прочь задержаться здесь еще ненадолго. А когда все-таки спохватывается, глядя на часы, то устало вздыхает.
    — Простите, По, но уже поздно, а кроме мужа меня дома ждет еще и ребенок.
    — Конечно, — кивает По. Роется по карманам и вынимает небольшую карточку, спрашивает у официанта карандаш, чтобы записать номер. Карточку отдает Сьюзан: — Если вам еще когда-либо потребуется помощь, детектив с первым полос газет всегда к вашим услугам, мэм.
    Сьюзан задумчиво смотрит на номер на карточке, затем нерешительно откладывает ее на стол.
    — Я не могу.
    — За мужа переживаете? — По складывает руки на столе, наклоняется ближе. Улыбается легче. — Не переживайте. Ему необязательно знать. Это просто номер.
    — Такое впечатление, — она кладет руку на карточку и тоже наклоняется ближе, — как будто вы меня кадрите, По.
    — Вы замужем, я не могу вас кадрить, — абсолютно серьезно отвечает он.
    Сьюзан щурится, склоняет голову к плечу. Если уж на то пошло, она больше напоминает По Джин, чем Джесс. И это тоже напрягает — и радует. По старается не думать о Джин. Сьюзан так и держит руку на карточке, барабанит пальцами.
    — Не пригодится — выбросите, — говорит По.
    Сьюзан все-таки решается и прячет карточку в сумку. По довольно откидывается на спинку стула, тушит сигариллу в пепельнице. Платит за свой кофе и за ее, чтобы потом подняться и все-таки проводить ее до дома. Прежде чем зайти внутрь, Сьюзан оглядывается и дергает уголком губы. По едет домой с таким ощущением, как будто не то испачкался в чем-то, не то сделал чудовищную глупость, и ни одна из крайностей этого ощущения не приходится ему по вкусу.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

866

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Это "И..." очень не нравится Кассиану. То, как Джин обнимает Дика, ему тоже не нравится. не потому, что обнимает - потому, что слишком быстро, и они все еще не так много знают о нем и о том, что было в городе в их отсутствие.
Он с опозданием вспоминает о том, что убить его должен был По, и Дик явно дал понять, что знает: Кассиан должен был быть мертв. Выжить сам он не мог никак, и, значит...
Он старается не хмуриться слишком явно - видит, как Дик наблюдает за ним. Но вся эта встреча чем дальше, тем больше не нравится ему.
- Мы встретились случайно, - говорит Кассиан. - Вы не могли ее искать здесь.
Все равно, думает он, они уже рискуют. Даже не они - По рискует из-за них. Из-за его, Кассиана, неосторожности. Стоит попробовать этот риск хоть чем-то окупить.
- Вы удивились, когда увидели ее. "Ты жива?" - такими словами не находят тех, кого ищут.
- Офицер...
Кассиан не исправляет на этот раз, только молчит. Смотрит.
Дик вздыхает и ослабляет объятия, выпуская Джин.
- Я искал ее, но не так, не тут. Хотел, чтобы Гарретт не смог отказаться отвечать на мои вопросы про тебя. Чтобы у меня было что-то, что заставило бы его говорить. Испугало бы достаточно сильно.
- Фотография.
Дик кивает. Оба молчат какое-то время. Это опасная затея и для них, но для Дика - особенно. На самом деле, нет ни одной причины, по которой Гарретт просто не убьет его вместо того, чтобы отвечать. Слишком опасно и никакой гарантии. Может, потому правой рукой Галлахера был не Дик, а Гарретт.
- Она здесь? Этот мастер?
- Не знаю. Мастер был от копов, это точно.
- Нам пора уходить, - говорит Кассиан, кивнув. Этого мало, но это хоть что-то.
Он протягивает руку Джин, потом замирает. Почему бы не окупить этот риск еще немного?
- Мы можем встретиться еще раз, - говорит он. - Через неделю. Или нет, в среду. В следующую среду. Узнайте про фотографа в банде... в семье, - быстро исправляется он, увидев, как скривился Дик. - Остальное я сам сделаю.
Дик явно колеблется.
- Только так мы сможем помочь Джин, - добавляет Кассиан. - В полдень, в сквере в двух кварталась от университета, где училась Джин.
- В два, - после бесконечно долгой паузы отвечает Дик. - Раньше никак.

Отредактировано Cassian Andor (2018-03-25 19:45:45)

+2

867

Джин помнит, как Кассиан говорит, что её семья — эта семья — плохая. Она понимает, наверное, почему он так думает — потому что у него все было совсем иначе, по-другому, но ведь иначе — это не всегда плохо. Это просто иначе.
Это не плохая семья — потому что в ней всегда были — и, возможно, и сейчас есть — те, кто о ней заботится, кто о ней беспокоится, кто ее любит. Так, как умеет, так, как считает нужным. Она ведь тоже делает и чувствует так, как может и хочет — и стоит ли ждать чего-то другого от других?
Джин думает об этом, потому что Дик сейчас обнимает её, и это совсем другое — не то же самое, что с Кассианом или По или с ними обоими. Это просто другое. Потому что это Ричард ругается и злится, но помогает замазывать ссадины на коленках, когда Джин падает лет в двенадцать, споткнувшись на лестнице; это Ричард говорит, что если что — пусть она только скажет, и он позаботится, чтобы их Звездочку никто не обижал; это Ричард смеется над ее горестями, но гладит по голове и говорит, что все будет хорошо, только хватит размазывать сопли. Это все давно — очень давно — но что-то близкое сохраняется все равно, даже когда отношения между ними становятся прохладнее.
И ей хочется думать, хочется верить, что даже сейчас есть кто-то из того, прошлого — теперь кажется, что из прошлой жизни, — кому есть до нее дело. И вот так, когда Дик гладит ее по волосам, кажется, что все снова как прежде — в том прежде, где ей было хорошо.
Она слушает, о чем они говорят, запоминает. И когда Дик ослабляет объятия, еще немного задерживается, обнимая чуть крепче, а затем отступает и ловит руку Кассиана, сжимает ее.
Ей очень хочется верить, что Дик говорит честно. И она верит — потому что то, что предлагает Кассиан и на что соглашается Дик, звучит как план по самоубийству. Потому что Дик не то что бы хорош в осторожных выяснениях. В слежке, но не в вынюхивании, как бы это не звучало.
Потому что если он ведет двойную игру, если он сдаст их — плохо будет им.
Если он честен, то вариантов несколько. Джин нравится только один — где все у всех в порядке.
Потом они уходят, петляют — мало ли, вдруг Ричард удумает увязаться следом — и отправляются в квартиру.
Джин хочется спросить Кассиана, но она не может сформулировать вопрос — он во всех вариантах звучит по-дурацки — и в конце концов просто обнимает его, когда они ложатся спать, и это тоже по-другому. Не хуже и не лучше, просто по-другому.
— Я тебя люблю, — говорит Джин сквозь, и ей нравится, что «тебя» здесь равняется «вас».
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

868

2705 Переулок Твена
Ищем фотографа для семейного портрета. Студия для съемки возможно найдена. Но варианты рассматриваются. Проверим в четверг. Оплата щедрая. Актуальный номер:
1 312 497-4493

    Всю пятницу По борется с желанием позвонить по телефону, указанному в объявлении. Студия для съемки возможно найдена, но нужно расследовать дальше. Самому По тоже есть, что рассказать. Он познакомился с женой Бена. Но пока не придумал, как вытащить ее из опасной ситуации. Он разузнал про происходившее в участке во время его отсутствия. Разузнал и о том, кто, вероятно, занимается поисками Джин из его коллег. Его собственная квартира медленно, но верно приобретает надлежащий вид. На следующей неделе, в среду, можно будет въехать жить обратно. Папа написал письмо вот.
    По все еще думает, что Кассиану и Джин лучше вдвоем.
    Потом он думает про ребенка — которого, возможно, не будет — и потом он не думает ни о чем, потому что просто не знает, о чем тут еще думать. Одно дело — оставить Кассиана и Джин, потому что так будет лучше для всех троих, и совсем другое — оставить Кассиана, и Джин, и ребенка. Который еще неизвестно чей будет. Эти мысли занимают По всю пятницу ровно до того момента, как капитан Гарсиа зовет его к себе. На часах уже слишком поздно для бильярда. Вернулся, что ли?
    — Джонсона знаешь? — устало спрашивает капитан Гарсиа, вытирая платком лоб. По кивает, так и стоя у двери. — Припугни его. Нашему общему другу не нравится, когда его водят за нос и тратят время впустую.
    — Водят за нос? — осторожно спрашивает По.
    — Ты меня услышал. Припугнешь — скажи, что теперь ты тоже занимаешься этим делом.
    — Каким делом?
    — Джонсон тебе и расскажет, — капитан усмехается. — Лучше б вам управиться с этим побыстрее, и у нас у всех тогда будет меньше проблем.
    — Конечно, сэр, — просто отвечает По и не задает больше никаких вопросов.
    Джонсон уже ушел домой из участка, и поэтому поймать его сегодня не представляется возможности. Вместо этого По сидит с Лоуренсом до победного конца — пока у парня не закрываются глаза, и он не шлепается лицом в бумаги. Завтра суббота, но настоящие детективы не знают выходных. Судя по ворчанию, Лоуренс явно предпочел бы быть сейчас кем угодно, кроме как настоящим детективом.
    Они ругаются немного; По обнаруживает, что это почти стандартный метод их общения: пара нормальных фраз, перемежающих долгие минуты препираний и споров, но ему странным образом комфортно. От Лоуренса можно не ждать подвоха, наверное, в этом дело. Он достаточно прост и незамысловат в этом плане: не продажен, не играет на две команды, не мыслит хитрыми схемами.
    По приходится мыслить хитрыми схемами, когда он отлавливает Джонсона на следующий день. Поджидает его у дома, выныривает из подворотни и несколько минут просто идет следом, прежде чем поймать того за плечо, улыбнуться. Джонсон хмурится на мгновение, но потом все-таки улыбается в ответ.
    — Дэмерон, — говорит он. — Чем обязан?
    — Разговор есть, дружище, — По хлопает его по спине и идет дальше по улице. Оборачивается через плечо: — Идешь?
    Джонсон идет следом, чеканя шаг. По держит руки в карманах пиджака, шагает расслабленно, и даже ветер в лицо его ничуть не смущает. Вскоре они сворачивают с улицы в одну из бесчисленных подворотен Чикаго, и По останавливается, достает портсигар. Зажимает сигариллу зубами, закуривает. Джонсон стоит рядом, вновь хмурясь, и напряженные плечи выдают все, что он думает об этой встрече.
    — Не думал, что они и тебя, — наконец, начинает он.
    По достает револьвер и стреляет ему в ступню.
    — Твою мать!
    Джонсон то тянется руками к простреленной ступне, прыгая на свободной ноге, то к собственному казенному револьверу, но По направляет дуло ему в голову и качает головой. Выдыхает дымок в сторону. Роль гангстерского прихвостня отчего-то сегодня дается ему особенно просто; может, потому, что в этот раз никого не нужно убивать. Только испугать. Пугать По умеет, когда ему это нужно. Как умеет и казаться хладнокровным — какое-то время.
    — Дернешься — выстрелю, — спокойно говорит он. Совсем рядом шумит улица, никто и ухом не ведет в ответ на выстрелы в подворотне. — Слушай сюда. Ирландский босс недоволен тем, как ты ведешь расследование — ты же расследуешь пропажу его невесты, я верно понимаю?
    — Чертов ублюдок, — плюется Джонсон, имея в виду то ли Гаррета, то ли По, то ли капитана Гарсию, то ли всех троих вместе взятых.
    — Значит, верно, — заключает По и прячет револьвер в кобуру. Подает Джонсону руку. — Мне было велено тебя испугать, я думаю, я справился с задачей. Этот хмырь шутки шутить не любит; для него убить копа — что муху задавить. Капитан все скроет. Поэтому я бы на твоем месте хорошенько подумал о том, что я тебе сейчас скажу.
    — Блядь, новые ботинки, — продолжает разъяренно бормотать Джонсон, зажимая рукой льющуюся из ступни кровь и начисто игнорируя протянутую ему ладонь. — Как знал, что не надо с этими мудаками связываться. Работаю я! Работаю над этим.
    — Они думают, что купили меня, но это не так, — невозмутимо продолжает По. — Я закрою всю их банду надолго и достаточно скоро. Поэтому предлагаю тебе не пачкаться сильнее, чем ты уже успел — а ты с ними недавно, не так ли? — и подумать над своими приоритетами. И лояльностями.
    — Ты... чего? Охренел, что ли, Дэмерон? — безумно хохочет Джонсон. — Совсем рехнулся?
    — Сколько бы они ни платили тебе — я удвою эту сумму. Ты продолжишь искать девчонку, я помогу тебе найти ее там, где нужно. Ирландский босс хочет, чтобы я помог, и я не планирую сопротивляться этому приказу. И тебе не советую. Деньги хорошие, когда банда окажется за решеткой — выйдешь чистеньким, — По пожимает плечами: — Решай.
    Он так спокоен и уверен в своих словах, что Джонсон даже затихает от неожиданности.
    — Решишь пойти к ирландскому боссу с этой информацией — следующая пуля придется повыше, — По смотрит Джонсону прямо в глаза и спокойно улыбается. — Я не люблю, когда мне запарывают дела. Надеюсь, мы договорились.
    Он докуривает сигариллу и кидает ее на землю, задавливает мыском. Разворачивается и идет прочь из подворотни.
    — Нет, ну я слышал, конечно, что ты чокнутый, но чтобы настолько, — вновь хохочет Джонсон. Потом серьезнеет: — Пятьсот долларов!
    — Двести пятьдесят, — бросает через плечо По. — Я не верю, что ты стоишь им столько, но оплачу твою безбедную старость, так и быть.
    — Триста!
    — Двести пятьдесят, — останавливается По. — Вторую ногу прострелить?
    — Нет, спасибо, одной достаточно. Двести пятьдесят.
    По улыбается сам себе.
    — А если я все же расскажу ирландцам про тебя?
    — Удачи, — По машет Джонсону рукой и теряется среди субботней толпы на улице.
    Он, конечно, рискует. Но с другой стороны, кто не рискует, тот не пьет шампанское и не закрывает гангстеров в тюрьмах Иллинойса.
    Джонсон не идет к ирландцам ни на этот день, ни на следующий, ни после. Вместо этого он идет к По, и его настроение отчего-то особенно приподнятое каждый раз, когда они разговаривают после этого инцидента. По знает: это потому, что двести пятьдесят долларов — это вчетверо больше, чем платили ему ирландцы. И этого достаточно, чтобы купить Джонсона с потрохами.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

869

Проходит почти неделя - без двух дней - с четверга, когда они пробираются в студию и встречают Дика; с четверга, когда отправляют сообщение для По - и Джин регулярно проверяет полосу объявлений, но там ничего нет. С одной стороны это хорошо - значит, все как минимум в порядке, как минимум ровно. Этакий статус-кво.
С другой стороны - Джин бы хотела получать сообщения раз в два дня, отправлять сообщения в ответ раз в да дня, а лучше - лучше, чтобы между ними попросту не было этих газет, не было условия, что если что-то случается, при звонке они называют друг друга дурацкими прозвищами или говорят о погоде, не было этого расстояния.
В идеале ещё не было бы и общественного мнения, считающего, что любовная связь на троих - верх аморальности и недопустима. Точнее, скорее, вовсе не думающего, что кому-то подобное вообще может прийти в голову.
С какой стороны не посмотри, получается не слишком-то и хорошо.
Кассиан ходит по студиям, Джин сидит дома или гуляет, стараясь возвращаться до того, как придёт Кассиан. За несколько дней перестаёт так сильно грызть изнутри тоска и ощущения неуюта,ощущение не ненужности, но, возможно, того, что она здесь лишняя?
Это глупо - Джин это знает - но стоит только оказаться одной, как мысли снова сбивают с ног, пробираются куда-то слишком далеко - и протаскивают с собой все то, чему не место и не время.
Встреча с Диком задевает в ней больше, чем Джин думала, и это... странно.
Она по-прежнему хочет потопить Гарретта и собирается это сделать. Лёгкое сожаление остаётся лёгким - лучше она отомстит за смерть Шона, чем позволит этому ублюдку и дальше прохлаждаться на готовеньком, словно он это заслужил.
Нет.
Ее намерения не меняются, но теперь ей не хочется думать, что с теми, кто к смерти Шона отношения не имел, ничего не произойдёт.
Другое дело, что бухгалтерия - это тот айсберг, о который разобьётся даже Титаник.
То и дело мыслями Джин возвращается к той встрече, затем - к разговору в субботу.
Словно заноза в пальце - Джин прокручивает его в голове, словно вертит в руках безделушку, разглядывая ее со всех сторон; вспоминает, воспроизводит, думает, думает, думает.
Лучше так, чем изводиться тоской - по всему. И по времени, когда одиночество было приятным отдыхом, тоже.
Джин помнит, что говорит Кассиан. Что говорит По. Что говорит она сама, помнит смутно - но это, кажется, не так уж важно.
По правде говоря, точные формулировки не так важны - ей все ещё не нравится, как Кассиан говорил тогда о ее семье, но это не важно. Важно - почему он так говорил. Что он, возможно, хотел сказать.
Вместе с этим она вспоминает и другое - и тоже субботу. И слова По, которые тогда на какое-то время засели в голове, о которых она потом спрашивала. Спрашивала - а потом обещала подумать.
Не в ее привычках тосковать или унывать слишком долго - Джин сложно так жить, сложно быть так, и она ищет, на что бы отвлечься.
Невозможно всегда говорить и думать только о деле - озвереешь и дело опротивеет.
Это не конец света, не яма безнадежности, это просто ночь - долгая, тёмная, но та, после которой наступит необычайно яркий рассвет.
В конце концов, даже Одиссей, возвращаясь домой, не предавался унынию ежечасно, пускай даже, видит бог, у него были на это причины.
Джин улыбается, думая об этом - потому что вспоминает о По, точнее, позволяет мыслям о нем появиться на поверхности, занять все внимание, а не тлеть углями где-то далеко, тихо, чтобы не обжигало так тоской.
Сколько из ждёт ещё так - неделя? Три? Пусть даже восемь - это все одно не двадцать лет.
Джин улыбается этим мыслям, снимая кофе с огня - она спокойно спит после него и ночью, но в этот раз варит на молоке. Может быть, так Кассиану понравится тоже?
Ставит перед ним чашку, мимоходом целует в висок - как хорошо, что можно просто прикасаться, трогать, быть рядом, - и устраивается на соседнем стуле, поставив свой кофе на книгу - она успевает прочитать ее полтора раза, и надо бы купить что-нибудь новое.
- Кассиан, скажи, ты помнишь разговор в субботу? Когда... про семью и все остальное говорили, и что говорить, если что-то не нравится? - Джин смотрит на него прямо, спокойно, немного даже с любопытством - и водит пальцами по коленке, обняв ее и притянув к груди, упираясь стопой в край стула. И немного - озадачено и почти смущённо - морщит нос. - По тогда ещё объяснял, почему он назвал меня шлюхой.
Подумав, сдвигается чуть ближе к Кассиану, касается его руки.
- А я обещала подумать. И... скажи, что ты об этом думаешь? Если хочешь. Можешь не говорить, если нет, - здесь она все же немного сбивается и растерянно трёт шею. - Ты хотел бы... так? Что ты про это думаешь?

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

870

[icon]http://s5.uploads.ru/t0xiw.jpg[/icon]Если Дик и врал в ночь на пятницу, то по крайней мере не выследил их. Никто не приходит за ними. Кассиан вдвое внимательнее во все следующие дни, но ни разу не чувствует слежки, когда продолжает выбирать на поиски.
Можно бы притормозить, но он не готов настолько положиться на кого-то еще. Ко всему, у Дика может не получиться. В четверг они подадут объявление, и хорошо бы, чтобы им было, что рассказать. Завтра сообщение от По. Он не звонил, значит, все в относительном порядке.
Он неожиданно много думает о По. Джин, похоже, тоже, хотя Кассиану хотелось, чтобы она вообще поменьше думала о них обоих. Он и представить не может, чем наполнены ее дни, как женщины, которые не работают, вообще проводят время, чем занимаются. Сам он все свои тревоги, волнения и мысли выпускает только по дороге, а в остальное время игнорирует их. Ему вовсе не нужно, чтобы эмоции мешали работе.
К вечеру вторника у него все еще ничего нет. Раздражение из-за этого он прячет рядом с эмоциями. Завтра придет сообщение от По. Возможно, что-то прояснилось. Завтра он встретится с Диком - и, если повезет, то буде точно знать.
Он рассеяно берет кофе, тот какой-то удивительно нежный, почти такой же, как и поцелуй Джин. Пьет, пока, поперхнувшись, не отставляет его.
Таких вопросов он никак не ждал. Но то, что Джин говорит, а не молчит - хорошо, и потому с удивлением и смущением Кассиан старается справиться поскорее.
- Помню. Я... Я никому так никогда не говорил. Прежде, - выдавливает из себя Кассиан, потому что не хочет врать Джин. - Потом, в тот же день, я назвал так По. Хотел попробовать, как оно - когда чувствуешь, что кто-то принадлежит тебе настолько, что ты можешь так говорить. И еще хотел, чтобы он отвлекся от того, о чем грустил. Но всегда... Я не знаю. Не знаю.
Он знает - уверен - что мог бы и хотел бы так говорить, если бы контролировал мир чуть больше, если бы владел им хоть как-то. Кассиан пытается собрать это все, уложить как-то ответ в голове.
- Мне было просто говорить это По. Потому что у него есть все, что он хочет, потому что когда я его так зову, он как будто отказывается ради всего этого. Мне было бы просто говорить это, если бы я был По - по той же причине. Потому что тогда у меня было бы все, но это все было бы неважным, без человека, которому я так говорю. Без тебя.
Он сжимает руку Джин, смотрит на нее. Кассиан улыбается, хотя и понимает вдруг: во всех его вариантах По есть, что терять. Во всех он отказывается от этого только в постели. Ни в одном он не откажется от этого навсегда.
Да и кто бы отказался?
Он улыбается еще, скрывая мысли. Эти мысли скрывать можно. Нужно.
- А ты что об этом думаешь? Ты хочешь слышать это, говорить? Что?

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [1920!au] Там, где тихо и светло


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC