Star Wars Medley

Объявление

03.12.2018 Будем благодарны вашей помощи в обновлении мастер-таймлайнов.

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Тайко Селчу, Джобин Мотма, Исанн Айсард
Фазма, Като Рен, Финн

...во всей руководящей структуре Империи права были у всех, в той или иной степени,
и меньше всего их доставалось сенаторам.
Garm Bel Iblis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [1920!au] Там, где тихо и светло


[1920!au] Там, где тихо и светло

Сообщений 811 страница 840 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-21 17:45:53)

+2

811

Джин хочется вскрикнуть, го вместо этого она смеётся, когда Кассиан кружит ее по кухне, и обнимает его за шею, прижимаясь. Болтает ногами, не сдерживая весёлой улыбки, и, когда он ставит ее на пол, отпускает не сразу. Легко переступает, словно они танцевали, и целует его в кончик носа.
- Да. Навигатором. Это называется «навигатор», - Джин закусывает губу, вскидывая голову, чтобы посмотреть на него. - Я сделаю это. Помогу. Границы банд, фотостудии, маршрут. Я не все районы знаю хорошо, правда, но наш точно, - ирландский район все ещё остаётся для неё «наш», и это немного странно, но Джин не уверена, что скоро сможет избавиться от этой привычки. Не уверена, что хочет от неё избавляться, но знает, что это необходимо. - Сейчас или после обеда?
В принципе, она может сделать это и сейчас - это не так уж долго, но в голове ещё очень легко и не пусто, но не тревожно. Словно кто-то на время просто выключает тревогу и тревожность, даёт время на передышку перед долгим забегом.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

812

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]- Навигатор, - послушно повторяет Кассиан.
Как и всегда, когда английское слово очень похоже на испанское, оно кажется ему каким-то неправильным. К непохожим привыкать легче, созвучные же ломают язык. Все с ними не так.
- После. Останься пока тут, со мной.
Кассиан возвращается к плите. Овощи почти готовы; когда они приготовлены со специями, не так заметно, что они уступают в сочности и вкусе, что страдают от дефицита солнца и тепла. На отдельной сковородке он жарит две яйца - границы белка получаются ровными, желтки торчат почти точно по центру. Он разделяет овощи на две части, укладывает сверху по яйцу.
- Ну все, только нарежу хлеб.
Он вытирает руки полотенцем. Стол у них небольшой, кухня маленькая, и все же без третьего как-то пусто, тихо. Кассиан пытается прогнать эту тишину разговорами. Про дело он больше не говорит, как и про карту.
- Во Франции так тоже готовят, только травки другие. Там это называют "рататуй" и режут крупнее. Писто манчего - это значит, что эту еду придумали в Кастилии-ла-Манчи. Это такая местность в Испании, там придумали готовить писто, и еще оттуда был Дон Кихот. Он был храбрый, как ты.

+2

813

- Он сражался с ветряными мельницами, а я вовсе не храбрая, - Джин смеётся тихо, отламывая кусок хлеба и окуная его в желток. Склоняет голову к плечу. - Скорее не умею тормозить. Наверное, это ближе.
В том, что она просит помощи у полиции, храбростям нет ни капли - во всяком случае, тогда; тогда она просто хочет отомстить, хочет уничтожить Гарретта, и этого желания достаточно, чтобы не останавливаться. Желания и привычки идти до конца, раз уж начала, которую ей столь успешно привил Шон.
И она совершенно точно не сражается с ветряными мельницами; Гарретт - только человек. Не общество, не стихия - человек.
А все люди, как известно, смертны.
- Знаешь, ты все же потрясающе готовишь, - Джин улыбается, привычно вытягивая ногу и касаясь икры Кассиана щиколоткой, смешливо и лукаво щурится. - Если бы я тебя не любила уже, то обязательно полюбила бы сейчас.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

814

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]- Я знаю, - Кассиан улыбается той своей бесстыжей улыбкой, которую только вчера вытащил из прошлого - очень уверенной, лишенной совершенно любого страха или осторожности. - Всем, с кем я встречался, нравилось, когда я готовил для них.
Он не знает, чего в этом больше - его умения или им просто нравилось видеть его за занятием, которое считают женским. Но это не важно, особенно когда Джин снова берется за свое. Прикосновения теперь совсем не мучительны. Теперь, когда он ее, а она его, и они оба - По, а он их, прикосновения кажутся легкими. Они не обещают невозможное, а напоминают о том, что было. От них хорошо.
- И он не сражался с мельницами. Ну, сражался, но не в этом дело. Мир, в котором он жил, не нравился ему, и вместо того, чтобы следовать его правилам, он следовал правилам мира выдуманного, но более справедливого. И пытался, чтобы все вокруг таким и стало. Да, это безнадежное дело. Но если выбор - подчиниться жизни, с которой ты несогласен, или бороться за безнадежное дело, чтобы что-то в нем изменить - всегда стоит выбирать борьбу. И ты не подчинилась.
Кассиан откладывает вилку и какое-то время просто смотрит на Джин. Вот, что он тогда увидел в ней, должно быть. В самом начале, за ногами, за ней на подоконнике, за ирландцами, которые не должны были бы приходить в участок - новое безнадежное дело, которое можно обойти стороной. Которое обошел бы стороной любой нормальный человек.
- Ты не подчинилась.

+2

815

- Я ведь не революцию устраиваю. Гарретт - всего лишь человек. Он не мир, который мне не нравится, - Джин улыбается, не отводя взгляда от лица Кассиана, любуется им и его новой улыбкой, запоминает. Морщинки вокруг глаз, как меняется голос, когда он улыбается так, как меняется он сам. Ей нравятся эти изменения, го намного важнее, чтобы они нравились самому Кассиану. - Он только человек. Все ещё не уверена, что здесь действительно... храбрость. Может, все же нечто другое?
Тихо смеётся, откладывая вилку, потягивается; ведёт мыском выше, скинув туфлю; упирается им в колено, щурясь, и ведёт дальше.
- Мне кажется, в глубине тебя спит поэт. Как тот, чьи стихи ты читал, - тянется к нему и через стол, запускает пальцы в волосы и ерошит их, гладит висок и скулу. - В тебе поразительно много талантов.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+1

816

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Кассиан улыбается и качает головой. Ловит ногу Джин, держит ее, греет между ладоней. Прошло еще очень мало времени, ей еще может быть больно, у них еще есть дела, По еще слишком недавно был с ними, и его отсутствие будет пока еще слишком ощутимым.
- Я только рабочий, который умеет готовить и притворяться детективом, - говорит он. - Это чужие стихи и чужие слова, но я верю в них, как в свои. Эти другие люди, которые говорили мне их и давали читать книги - они были лучше, умнее меня. Они все теперь мертвы, а кто не мертв, в тюрьме, а кто не в тюрьме - тот как я. Оказалось, что я верил в людей - в них - больше, чем верил в идею и дело. И в тебя я тоже верю.
Он отодвигается от стола, наклоняется, целует блудную ногу Джин и наконец-то отпускает ее. Он быстро доедает, накладывая остатки писто на хлеб, как тапас.
- У нас дела, - напоминает Кассиан. - Чем быстрее я найду ретушера, тем быстрее мы снова будем все вместе.
Тем быстрее все закончится. Этого он не говорит вслух, потому что не уверен: что именно - все?

Отредактировано Cassian Andor (2018-03-12 21:24:48)

+2

817

— Да. Да, конечно, — кивнув, Джин быстро доедает свою порцию — немного, по правде говоря, заставляет себя доесть, но это неважно. Кассиан готовит очень вкусно, и Джин не хочет ни обидеть его, ни дать повод к новым вопросам, как те, которые они задавали ей еще в доме По. Она в принципе никогда не ест много — если, конечно, это не что-то сладкое и эклеры, — и, наверное, надо просто попросить, чтобы он готовил немного меньше.
Это очень вкусно, но очень много, особенно когда есть не слишком хочется.
Джин задумчиво хмурится, когда убирает посуду и моет ее, протирает полотенцем — если кто-то готовит, значит другой убирает. Мысли скачут от По к Гарретту, от Гарретта к Шону, от Шона к родителям. А затем — затем они возвращаются к коробке, о которой Джин забыла или попыталась забыть, и Джин хмурится снова.
Немного раздраженно, а потому нервно сдергивает фартук, трет виски и заставляет себя сделать несколько глубоких вдохов.
Она в порядке, просто было бы совсем хорошо, если бы не приходилось волноваться о том, а как там… а как там все.
Ей нравится, что она привыкает к ним обоим, что она любит их обоих, а они любят ее, но намного, намного проще было бы без этого. Или если бы она знала, что ни один из тех, кого она любит, не один. Не отдельно. Господь, почему же так сложно.
Возможно, потому, что иногда приходит время свернуть к легкой дороги и пройти по той, которая ведет к замку Спящей Красавицы. Сквозь шиповник, овраги и все остальное.
Следующие несколько часов они проводят за картой — Джин рисует границы, на полях карты оставляя маркеры, вместе отмечают фотосалоны и места, где могут заниматься ретушью. Первое время Джин то и дело смотрит на коробку, оставленную на столе, и в результате попросту уносит ее в комнату, подальше с глаз.
Теперь ей не кажется, что это была хорошая идея.
Без коробки с воспоминания перед глазами становится легче — и дело идет быстрее.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

818

    За пределами участка По становится как-то не по себе. До сих пор день шел относительно хорошо: Лоуренс согласился на предложение, ответил на все волновавшие По вопросы, и теперь тот хотя бы примерно в курсе ситуации. Голова была занята делом и работой, и время пролетело незаметно. Однако сейчас, сидя в машине, По всё кажется, что он что-то забыл. Как будто, когда собирался, выронил случайно что-то из вещей — и это что-то теперь валяется там, в доме деда.
    Одно хорошо: ему будет, чем заняться, все ближайшее время. Конца и края нет ни делу против ирландцев, ни делу с Беном, ни двойному убийству, над которым Лоуренс работал так, что лучше бы не работал.
    По сворачивает на юг и едет, задумчиво облокотившись об окно. Последний раз он был здесь полгода назад, если не больше. Сложно вспомнить точно. Аккуратные дома лепятся друг к другу, затем расступаются, становятся реже, вокруг прорастают деревья и аккуратные лужайки, пока, наконец, По не тормозит у одного из домов — как с открытки об американской мечте. Внутри такая же семья. По стучится три раза, отступает чуть в сторону, и дверь ему открывает миссис Саммерсет. От нее пахнет выпечкой с корицей.
    — О, мистер Дэмерон, — ничуть не удивляется она. — Давно не видели вас — хотя оно, наверное, и к лучшему?
    Они расшаркиваются еще немного: По расспрашивает про дом и детей, миссис Саммерсет интересуется рабочими успехами — и не присмотрел ли мистер Дэмерон себе какую-нибудь миссис, наконец?
    — Вы меня знаете, — легко отвечает По: — работа прежде всего.
    — Мальчик мой, ну так же нельзя! — машет она на него руками.
    Он улыбается и пожимает плечами: лучше не упоминать о том, что его миссис — вместе с его мистером — сейчас скрывается от ирландской мафии, хотя это единственный способ заставить миссис Саммерсет перестать переживать за его личную жизнь. В конце концов она выпускает его из цепкой светской беседы, но По подозревает, исключительно потому, что мистер Саммерсет приходит на помощь. Они поднимаются в кабинет, и он плотно закрывает дверь за По. Указывает рукой на свободное кресло у стола.
    — Рассказывайте, что случилось на этот раз, детектив.
    По усмехается, опускаясь в кресло. Мистер Саммерсет облокачивается о стол, глядя на него пытливым взглядом из-под очков. Высокий и худощавый, он чем-то похож на гончую, а когда так складывает руки на груди — на строгого учителя.
    — Шестого июля. Выстрел в правое плечо, — негромко говорит По. — И по касательной — в левую ногу. Из плеча пулю вытащили, но все делалось на коленке за городом, я не уверен, что там всё хорошо.
    Мистер Саммерсет кивает.
    — А чего ждали-то? Пока гной рекой потечет?
    — Я не мог свободно выезжать в город. И никто не мог помочь мне добраться до вас.
    Мистер Саммерсет строго смотрит на него, прежде чем вздохнуть и поправить очки. По чувствует себя так, будто мячом разбил окно, а не словил пулю. Мистер Саммерсет старше него всего лет на десять, но в такие моменты — как будто на все тридцать.
    — Судя по тому, что вы все-таки добрались сами и не корчитесь от боли, еще не все потеряно. Я могу спросить, как вас угораздило?
    — Уличная перестрелка.
    — Уличная перестрелка, — задумчиво повторяет мистер Саммерсет. — Загородом.
    По молчит. Вдаваться в детали ему не кажется ни уместным, ни целесообразным. От того, что мистер Саммерсет узнает больше о его сложных взаимоотношениях со свояком, картина его здоровья не изменится. Видимо, мистер Саммерсет приходит к какому-то такому же заключению, когда вздыхает еще раз и тянет настольную лампу ближе, чтобы больше света падало на По.
    — Раздевайтесь, посмотрим, сколько будем отрезать.
    У По сердце ёкает, но он послушно расстегивает рубашку.
    — Шучу.
    Уже столько лет знакомы, а По никак не привыкнет к этим врачебным шуточкам. Однако мистер Саммерсет не щадит его, зато работает быстро и чисто, и не прочь делать это приватно, а не в больнице — если это не что-то серьезное. По надеется, что у него не что-то серьезное. Что плечо заживает хорошо, и его не надо будет расковыривать обратно или что-то вроде того. Впрочем, если бы там все было плохо, он бы наверняка почувствовал.
    Выйдя, чтобы помыть руки, мистер Саммерсет вскоре возвращается и принимается за осмотр. По отвечает на десяток вопросов, и мистер Саммерсет то и дело досадливо морщится: единственное, что его устраивает во всех ответах — это то, что пулю вытащили, а не оставили внутри. Ногу он осматривает тоже, но гораздо быстрее — там просто царапина, и возиться с ней смысла нет, она уже и так почти зажила. Когда По закашливается, не в силах сдержать приступ, мистер Саммерсет бормочет «о Господи» себе под нос, и осмотр растягивается еще.
    — Пациент скорее жив, чем мертв, - в конце концов заключает он.
    По задумчиво разглядывает свежую повязку на плече.
    — Все в порядке?
    — Пациент скорее жив, чем мертв, — повторяет мистер Саммерсет. — Две недели покоя пошли вам на пользу. Если бы мы были в больнице, я бы выписал вам еще две недели покоя. Подозреваю, что безрезультатно, — он смотрит на По поверх очков. — Ранения такого сорта требуют месяца, чтобы зажить, если все идет хорошо. Удивительно, что там нет никакого воспаления, вы большой везунчик, мистер Дэмерон.
    Мистер Саммерсет обходит стол и достает ручку вместе с чистым листом бумаги.
    — Я подумаю, чем облегчить вашу участь, но ради всего святого, никакой физической активности ближайшие полмесяца. Я бы не хотел заниматься фигурной резкой.
    По заканчивает застегивать рубашку и облегченно откидывается на спинку кресла. Делает глубокий вдох и медленно выдыхает.
    — Спасибо, док.
    — Сельский врач вам «док».
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

819

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Сначала Джин отвлекается. Кассиан какое-то время следит за ней, каждый раз она смотрит на коробку. Каждый раз он успевает отвести взгляд от Джин до того, как Джин успеет отвести свой с нее. Он хочет спросить, но не решается. Это такой кусочек прошлого, которым она вряд ли станет делиться. Что-то, что только ее. Что просто нельзя понять, не пережив то же и тогда же, что и она.
Потом Джин уносит коробку, возвращается, они работают. Не ирландские районы Кассиана волнуют не так сильно, но он примерно помнит их, отмечает тоже. Может, ретушер работает не только с ирландцами. Там стоит расспрашивать осторожно, чтобы другая банда не подумала, что копают под них. У них и так теперь достаточно проблем.
- Вот здесь, - когда они переносят на карту все, что стоит, он очерчивает зону с участком, где работал, - мне тоже лучше появляться в последнюю очередь. Или выбрать очень удачное время. Или постараться, чтобы меня не узнали. Как минимум наш с По капитан ждет, что я мертв. Думаю, для остальных я просто пропал. Встречаться - плохая идея. Но...
Он покачивает карандашом над картой, следя за тем, чтобы грифель не прикасался к бумаге. На территории ирландцев тоже стоит быть осторожным, но там хотя бы мало кто узнает его. Разве что те двое, которые пришли за Джин, но вряд ли они всматривались ему в лицо в то утро.
- Но как-то искать ретушера надо.
Кассиан вздыхает.
- Мне нужно несколько историй. Несколько легенд, чтобы среди тех, кто занимается ретушью, не появилась история про человека, который задает всем один и тот же вопрос и просто уходит.

+2

820

— Боюсь, что на нашей территории его следует искать в первую очередь, — Джин поджимает губы, хмурясь; складывает руки на груди и постукивает пальцами по локтю. — Я не преступный гений, но я бы не стала лезть на территорию чужой банды, если мне надо подделать фотографию. Могут заметить, узнать, начать задавать неудобные вопросы, и тебя сдадут — и одно дело, когда вопросы задаёт полиция, другое — когда их задаёт твоя «крыша». Может, я преувеличиваю, но мне кажется, что начать логичнее с Бриджпорта.
Ей не нравится то, что она говорит — но, по правде говоря, ей вообще не нравится происходящее.
Но вопрос не в этом, а в том, что они уже оказались в определенных обстоятельствах, и исходить нужно именно из них.
— Легенда… если мы ищем ретушера, который умеет органично совмещать две фотографии так, чтобы это не было заметно невооруженным взглядом, то и тебе нужно будет… совмещать фотографии. Может быть, подарок для кого-нибудь? Для родителей. Или друзей. Что-нибудь безобидное, розыгрыш, шутка, фотография на память, — рассеянно трет запястье, подпирает подбородок. — Как один из вариантов. Может быть, не знаю, ты можешь заниматься рекламой? Или чем-то подобным. Тогда тебе нужны образцы работы. В конце концов, если ты коммивояжер, ты можешь продавать и услуги.
Вздохнув, отворачивается; зажигает горелку на плите, засыпает в джезву кофе и немного соли, заливает холодной водой.
Лучше думается, когда руки чем-то заняты — сейчас хочется перебирать что-нибудь, трогать, заниматься чем угодно, лишь бы не стоять просто так без дела.
— Еще, например, можешь желать сохранить воспоминание о ком-нибудь. Сестре, невесте, о ком угодно. Ни одной совместной фотографии, а так хотелось бы, — барабанит пальцами по столу; сбавляет огонь, когда кофе вот-вот закипит, и оборачивается к Кассиану. — Для чего еще нужны фотографии?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

821

    По шагает через порог и мгновенно понимает: оставаться здесь на ночь нельзя. Раньше он думал, что нельзя, потому что подорвавший квартиру умелец — или даже умельцы — могут вернуться с новой порцией взрывчатки. Теперь — потому что вокруг все в пепле, черное и сизо-серое; останки его прошлой жизни. По проходится по комнатам, не выпуская сумку с вещами из рук, вертится на месте, пытаясь высмотреть хотя бы малюсенький клочок пространства, куда можно ее положить.
    Находиться тут не просто странно, находиться тут сродни прогулке по кладбищу.
    Клочка не находится.
    По выходит на лестничную клетку, кладет сумку на пол и, прислонившись к стене, закуривает. Даже тут чище, чем внутри. Надо понять, что со всем этим делать. Остаться здесь сегодня не получится, значит, ему как минимум нужно другое место для сна. Можно податься в комнату у пани Ориховской, можно позвонить Джеку, можно просто переночевать в каком-нибудь отеле. Нужно договориться о выносе старой мебели из квартиры, и чтобы кто-нибудь оттер пол и стены от копоти. По ни к чему не прикасался, а уже чувствует себя грязным.
    Он выдыхает дым и наблюдает за тем, как тот медленно рассеивается в воздухе. Сегодня уже явно ничего с квартирой не сделаешь. Все уже закрыто. Завтра он улучит момент на работе и сядет за справочник, найдет все, закажет, договорится. По приоткрывает дверь и заглядывает в квартиру. Темный коридор теперь и вовсе кажется порталом в бездну. Или в Ад, только чертей не хватает. По усмехается, вспоминая, что говорил Кассиану по поводу собственного билета в Ад.
    С Кассиана мысли сами собой перескакивают на Джин, и По неожиданно обнаруживает, что курит уже вторую сигариллу, и досадливо морщится. Оставаться одному совсем не хочется - так недолго и все сигариллы докурить, а их и так осталось всего две штуки — и он идет на улицу, закидывает вещи в машину. Доходит до ближайшего телефонного аппарата. Звонит Джеку.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

822

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]- Бриджпорт, - соглашается Кассиан, хотя и точно знает, что это было их дело. Капитан Гарсиа все устроил. Врач писал ему, врач написал в заключении то, что должен был написать. Ретушер тоже должен быть связан именно с ним. Тем более, что в банде считают, что убийство Галлахера устроили итальянцы. Зачем им ретушировать фото?
Ему стоит искать где-то недалеко от мест, где бывает капитан, потому что тот ленив. Его дом, возможно. И участок. Ему нужны ретушеры, работающие рядом с участком. Но их Кассиан отодвигает в своих планах пониже. Сначала ему нужно потренироваться не вызывать подозрений. Ну, или вызывать их так, как нужно.
Он роется в кармане - в карманах вечно набивается всякое, у него там всегда слишком много вещей, как будто он готовится к тому, чтобы в любой момент сорваться с места, и хочет унести с собой так много, как сможет. Значок в тусклым, приглушенным стуком ложится поверх карты.
- Мне нужны не те, кто может совмещать фотографии, а те, кто может добавить пулевые отверстия и скрыть настоящие следы смерти. Я попробую испугать их. О вопросах и интересе полиции болтать не станут, испугаются. Те, кто работает с бандами, дадут мне это понять, попытаются испугать в ответ. Те, кто работает с полицией, попытается дать знак, что с ними уже работает кто-то другой. И еще мне нужна будет фотография. Настоящая, оригинал. Ее мне точно никто не даст, так что, когда я буду уверен, я стану немного вором.

+2

823

Кофе почти закипает снова, и Джин снимает его с огня. Добавляет корицу, щепоть мускатного ореха, ещё немного соли.
Разливает его по чашкам - здесь нет правильных чашек, и это не убивает, но было бы лучше, если бы они были, - ставит одну перед Кассианом. Делает глоток, жмурится.
- Подозреваю, немного вором ты стал, ещё когда вы узнавали про патологоанатома, - чуть улыбнувшись, морщит нос. Прикусывает губу. Она говорит не о том, что нужно, предлагает не то, что нужно предлагать - и с одной стороны это нормально, ведь она, по правде говоря, не то что бы разбиралась во всем этом - она не детектив, не следователь, и прежде занималась несколько другим. Совсем другим даже, можно сказать.
С другой стороны... впрочем, смысл заниматься самобичеванием.
- По правде говоря, я мало что помню про Доу. Что заключение подделано, что фотография - это ретушь, что самого Доу нет, - Джин хмурится. Кажется, это вообще единственное, что она не то что бы помнит, а знает. Но это сейчас, вероятно, неважно? - Тогда, если ты собираешься давать понять, что относишься к полиции... зачем тебе легенда? Ты расследуешь дело - и очевидно, что проверяешь все возможные варианты.
Джин смотрит немного растеряно - она в этом не очень-то сильна.
- Прости. Кажется, в этом я ничем помочь не могу.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

824

    — Да не вопрос, дружище, оставайся, сколько потребуется, — легко говорит Джек, прежде чем потушить свет и закрыть за собой дверь.
    Как ни старайся, а все равно рано или поздно останешься где-то один.
    Вставать завтра в несусветную рань, и По лежит на диване, задумчиво глядя в потолок. Изредка по нему ползут прямоугольники света от автомобильных фар — окна выходят на улицу. Гораздо чаще потолок отдает ночной синевой, и там не происходит ничего интересного. По кажется, что он должен провалиться в сон мгновенно, но этого не происходят; мысли заходят на первый круг, на второй.
    Как там Джин и Кассиан? Удалось ли с квартирой? Они наверняка отлично сошли за молодоженов. Никто не стал бы им отказывать: Джин очаровательна, а Кассиан улыбчив — и они весьма очевидно влюблены. По бы тоже сдал им все без лишних вопросов. Это хорошо. «Это хорошо», — повторяет он сам себе, хотя расстояние между ними совсем не чувствуется, как что-то хорошее. «Это хорошо», — твердо говорит он сам себе. Это хорошо и правильно.
    По переворачивается на бок и прижимается спиной к спинке дивана. Это не очень удобно: диван не рассчитан на то, что на нем будет спать взрослый мужчина, и ноги приходится подгибать. Но лучше, чем у пани Ориховской. С Джеком они весь вечер просидели за чаем и гитарой, и тот все время шутил, что По тянет на лирику. А По все никак не мог заставить себя сказать, что знает, что Джек стал его другом просто за деньги. Он не сердится. Вряд ли отец платил тому именно за эту услугу. Скорее, за что-нибудь вроде «присмотри за моим сыном». Но факт остается фактом.
    Впрочем, разницы от этого знания По особой не чувствует: Джек все так же легок и весел, все так же травит шутки, все так же хлопает его по плечу, пускает спать к себе без лишних вопросов, и Элис готовит самый вкусный ужин в округе. Полосатая Пегги так и живет у них. Джек говорит, что отдали бы, да нельзя отнимать у Элис единственную подругу, которая всегда выслушает и не сможет перебить. Они смеются, и Элис закатывает глаза, прежде чем тоже улыбнуться.
    Она улыбается совсем непохоже на Джин, но По невольно соскакивает мыслями все равно. И сейчас, даже просто подумав про сегодняшний вечер, тоже невольно соскакивает мыслями обратно. Туда, в дом, в их вечера втроем, и в то, как они спали втроем, и Господи, пусть сон снизойдет уже на него и избавит от круговерти в голове.
    Сон, конечно, не снисходит.
    Господь глух к грешникам.
    От безысходности По начинает в деталях планировать свой завтрашний день, но этого хватает только на какое-то время, прежде чем мысли — разумеется — возвращаются обратно. Он без понятия, как скажет Джин и Кассиану, что все закончилось. «Только в доме». И не предложат ли они тогда просто вернуться в дом. Он бы предложил. Но вечно прятаться на задворках цивилизации не получится.
    Вечно думать мысли по кругу, к счастью, не получается тоже. Сон хватает его резко, нападает, будто озлобившийся пёс, и нет в нем ни покоя, ни отдохновения.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

825

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Кассиан слышит растерянность в голосе Джин, причудливо смешанную с чем-то - раздражением, кажется. Наверняка оно. Кассиан должен теперь решать и точно знать, что делать. Джин не детектив. Он тоже не детектив, но за полтора года мог бы научиться хотя бы чему-то.
Какую-то секунду ему жаль, что он не сделал этого, что не выгрыз, как это делал обычно, то знание, которое мог бы получить - он же всегда был голодным до знаний, всегда хотел узнавать больше, читать больше, понимать больше. Что ему мешало теперь? Страх - и еще предубеждение. Или это все же классовая сознательность? Кассиан не знает точно. Ему сложно во всем этом разобраться. Стыдно, что он вообще пытается вместо того, чтобы отставиться и делать, что должен. Быть тем, кем должен быть.
Кассиан крутит перед собой кофе, как будто поочередно пытается то убавить свои мысли, то сделать их громче.
Завтра, решает он. Завтра у него получится лучше.
Они сидят еще совсем недолго.
- Давай спать? - предлагает Кассиан.
Их - их! - стол накрыт картой, карта испещрена точками, линиями, отметками, поверх которых лежит его значок. Чужая профессия, считает Кассиан в обратную сторону, чужое дело, чужой город - и только потом он.
Кровать снова кажется слишком пустой.  Ночь густая, холодная - Кассиан притягивает к себе Джин, чтобы ей было теплее.

+2

826

Кровать слишком большая для них двоих, слишком пустая, и сначала Джин холодно, несмотря на теплое одеяло, несмотря на Кассиана рядом. Но Кассиан рядом, а майка По все еще на ней, все еще пахнет им, и от этого кажется, что и он рядом.
Ночь густая, темная, протекает в окно вместе с прохладным воздухом; Кассиан обнимает ее, греет, и в его руках ночь вовсе не кажется пугающей или холодной.
Теплой, близкой, нежной.
Прошедший день теперь кажется промелькнувшим за мгновение — и Джин только надеется, что потом, когда они снова будут все рядом, друг с другом, втроем, это время тоже покажется промелькнувшим за мгновение.
Джин вспоминает, как в первые дни они с Кассианом спали на постели По — и это немного забавно, что даже тогда… Словом, это и в самом деле забавно.
Только грустно оттого, что теперь недостаточно им «чего-то такого».
Кассиан горячий под ее руками, жаркий, и Джин жмется еще ближе, тянет его к себе; утыкается носом в шею и жмурится. Ей необходима эта близость, это ощущение рядом, словно если она не будет чувствовать Кассиана всем телом, каждым его изгибом, не поверит, не убедится, что это реальность, что это всамделишно все.
Но он рядом, горячий, твердый, настоящий, из плоти и крови, и это успокаивает. Словно якорь в штормовом море.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

827

    По вертит в руках письмо Джин, когда на кухню неожиданно заходит Джек.
    И точно так же выходит, хлопнув себя по лбу.
    Возвращается несколько минут спустя, держа в руках конверт.
    — Это тебе пришло на выходных, я все ждал, когда ты объявишься, чтобы передать. Где ты, кстати, был все это время? — Джек присаживается за стол и наливает себе кофе из кофейника.
    По задумчиво прячет неоткрытое письмо Джин во внутренний карман пиджака, глядя на новый конверт. Спокойно улыбается Джеку и не торопится отвечать. Когда Элис заканчивает колдовать на кухне и выходит в другую комнату, По провожает ее взглядом.
    — Она знает? — он вновь смотрит на Джека.
    Тот садится ровнее, но брови хмурит недоуменно.
    — Знает что?
    — Не пойми меня неправильно, я тебе очень благодарен, — у По нет настроения для элегантных речей, и на этот раз он идет напролом, — но мог бы и обмолвиться, что работаешь на моего папу.
    — Работаю? Что? — к чести Джека, изумление он изображает крайне убедительно.
    По бы поверил, если бы не услышал от папы своими ушами. Наверняка у Джека всегда был какой-нибудь план Б на такой случай. Или заготовленные фразы. Заготовленное удивление — вот как По может наблюдать сейчас. Он усмехается.
    — Я был в Нью-Йорке.
    Джек продолжает смотреть на него так, будто По порет редкостную чушь.
    — Я думал, папа напишет тебе что-нибудь об этом. Полагаю, он забыл или был занят, — он пожимает плечами. — Я знаю. Все в порядке.
    Видимо, что-то в том, как По говорит, что знает, все-таки действует на Джека, и он проводит руками по лицу и сидит какое-то время, зарывшись пальцами в волосы. Затем отнимает руки от головы, неловко улыбается и откидывается на спинку стула. Продолжает невозмутимо пить кофе, будто весь этот разговор только что не случился. По смотрит на него какое-то время, но не знает, что добавить еще, и тянет письмо со стола. Разглядывает конверт со знакомой маркой. И знакомым же адресом.
    Письмо, разумеется, от папы.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

828

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Ночь заканчивается как-то сразу. Кассиан помнит о ней только как Джин - это больше не приносит мучений, и потому это хорошо, приятно, и в ответ он тоже притягивает ее к себе, держит еще крепче, даже во сне - вжималась в него. Когда он просыпается, они все еще рядом, и руки и ноги у них переплетены.
Еще очень рано. Он слышит птиц, как за городом. У пани Ориховской он никогда не слышал птиц, только ветер иногда свистел. Кассиан осторожно выпутывается из Джин, встает, потягивается. Снова садится, потому что просто не может оторваться от Джин, перестать смотреть на нее, гладить невесомо ее губы и волосы. Она выглядит очень юной, когда спит. Она и ток еще слишком юна, но сон стирает с ее лица тревогу, месть, страх - все, кроме нежности и остроты, которые каким-от образом обе соединяются в ней.
Он оставляет ее все же - у него сегодня много дел, и лучше бы не тянуть. Время летит быстро: завтра уже среда - придет первое сообщение от По, в пятницу их очередь, и Кассиан хотел бы, чтобы в нем можно было рассказать не только о том, что с ними все хорошо и они поселились именно там, где планировали.
Он старается не шуметь, пока готовит завтрак. Думает, что нужно раздобыть шоколад. Джин любит сладкое, и нет напитка лучше, чтобы растянуть утро подольше. Так ей меньше придется скучать. Если она, конечно, будет скучать - вдруг и одной ей хорошо? Она же как-то провела столько лет без них.
Кассиан посматривает на часы. К самому открытию лучше не появляться, позже, когда пройдет время, рассеется внимание, проще будет сказать что-то лишнее, бросить лишний взгляд, который Кассиан сможет услышать и заметить. Но до Бриджпорта еще нужно добраться.

+2

829

Джин просыпается, еще когда Кассиан только встает; когда он садится обратно на постель, она уже не спит, но еще дремлет — солнце пробивается сквозь неплотно закрытые шторы, и ей нравится, что их квартирка на солнечной стороне. Джин любит солнце, пусть солнце и не любит ее — когда выдаются жаркие дни, приходится быть осторожной, чтобы не обгореть. Такие дни этим летом не выдаются вовсе.
Они здесь совершенно одни, квартирка в целом немногим больше, чем ее спальня дома — в том, что раньше было ее домом — и теперь ей это скорее нравится. Она любит больше пространства, но сейчас воздух напоен солнцем, и когда она смотрит на белый потолок, на котором пляшут солнечные зайчики, жизнь кажется потрясающей. Удивительной.
Джин знает еще множество синонимов.
Знает она и то, что за одеялом все не так уж и прекрасно. Она думает об этом, когда поднимается, когда застегивает поверх майки рубашку Кассиана; когда приводит в себя в порядок и убирает волосы наверх небрежным узлом — ей нравится, как это идет ей; когда встает рядом с Кассианом на кухне, целует его в плечо, едва касаясь, и ставит кофе, думает об этом тоже, но чуть меньше.
Они здесь только вдвоем, квартирка немногим больше, чем ее спальня в доме, и Джин решает, что она может позволить себе еще немного больше свободы, чем обычно это делают девушки. Например — она знает, что Кассиану нравится, как она выглядят в одной только майке По и когда-то его рубашке, и остается так, словно еще не до конца уверена, не вернуться ли ей в постель.
По правде говоря, она не знает, сколько свободы и в чем может позволить себе замужняя женщина — она знает, например, что ей положено выглядеть хорошо, стараться угодить мужу и не выкладывать ему свои проблемы и беспокойства.
Она точно выглядит хорошо — в этом Джин не сомневается нисколько, — Кассиану нравится ее кофе, это она знает тоже, а проблемы и беспокойства не ее — они общие.
Словом, Джин остается исключительно довольна собой, когда снимает джезву с огня и добавляет немного меда, разливает кофе по чашкам.
Чашки все еще неправильные, но фиктивный брак, вероятно, может это стерпеть.
Делает глоток, жмурится довольно и садится на край подоконника, подставляя спину солнцу.
Окна кухоньки тоже выходят на солнечную сторону — и это прекрасно.
— Теперь — доброе утро, — поджимает одну ногу, наблюдая за Кассианом, словно проводит эксперимент, и качает второй. Ей действительно интересно — а в каких границах она теперь может позволить себе свободу? До каких пор? — Ты скоро поедешь?
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

830

    Рабочий день захватывает его, и непрошенные мысли вновь отодвигаются в сторону; оба письма лежат во внутреннем кармане пиджака. По подает объявление в газету — его напечатают завтра. В участке сегодня тише. По все еще разбирается в материалах дела, но на этот раз сев вместе с Лоуренсом и проверяя, помимо официальных бумаг, его собственные догадки и заметки, нигде не отраженные.
    Параллельно По наблюдает за тем, кто есть в участке и насколько долго разные люди его покидают. Ему нужно придумать, как напроситься на бильярд к Гаррету, не вызывая подозрений, но пока что никаких особенных идей у него нет. Этого не было в плане, и теперь По чувствует себя глупо. Он был слишком самоуверен, и теперь их общее дело осложнилось из-за этого. Однако времени корить себя у него попросту нет.
    Список имен, написанный Кассианом, По вчера запомнил наизусть. Правда, угадать, кто продался кому, достаточно сложно. Капитан Гарсиа наверняка продался не только ирландцам. Ирландцы не стали бы покупать столько копов, а без покрывательства капитана быть продажным копом было бы куда сложнее. В участке наверняка есть и те, кто лоялен итальянцам, и те, кто лоялен евреям, и те, кто лоялен ирландцам. Жаль, последние не носят каких-нибудь отличительных знаков. Зеленые галстуки, например. Или запонки в форме четырехлистника.
    — Как часто Ларри не было в участке последние две недели? — негромко спрашивает он у Лоуренса.
    — Пару дней, — пожимает плечами тот, кидая взгляд на Ларри, о чем-то болтающего с Джонсоном.
    — А Джонсона? — По возвращается взглядом к блокноту, который лежит перед ним на столе.
    — Он заглядывал каждый день рано утром прошлую неделю, потом пропадал.
    — Ты знаешь, чем он занимается сейчас?
    — Я что, по-твоему, местная секретарша? — поджимает губы Лоуренс.
    По кидает на него взгляд, усмехается. Того, что Лоуренс поведал ему вчера, достаточно, чтобы сказать, что местной секретарше и не снился уровень осведомленности этого парня. Местные сплетни и пересуды интересуют его явно куда больше, чем дело, над которым он бьется столь безуспешно и долго. Это По только на руку, так что он и не думает журить Лоуренса за подобное поведение. Даже наоборот. Но пока что только дописывает заметку в своем блокноте и разворачивает его к Лоуренсу:
    — Значит так, — начинает он.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

831

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Кассиану странно оставлять Джин одну - они уже больше двух недель всегда вместе. Ему странно, что это его не тяготит. Ему странно, что он знает Джин полтора месяца, а По - полтора года. Потому что кажется, что всю жизнь.
Но оставлять ее приходится. Он допивает кофе, держа Джин за руку. Одевается, с каждым предметом одежды становять все больше офицером полиции. Значок в кармане тяжелый, как его тревога. В последний раз взглянув на карту, где отмечены нужные ему сегодня студии, он целует Джин и уходит.
Кассиану есть, о чем тревожиться. Ему нужна информация, но нужна она ему достаточно тихо. Если вдруг его кто-то узнает - проблемы будут у него, но это не так уж важно. Важно, что проблемы будут у По - тот ведь должен был его убить еще в июне. И убил, и оставил тело в котловане на стройке. И никто пока не должен знать, что это не так.
А его его заметят, проследят за ним так, чтобы он не понял - они могут найти Джин. Что будет с ней, Кассиан даже представлять не хочет.
Сразу двое людей, которых он любит, могут попасть в страшную беду, если он окажется недостаточно хорош или осторожен. Кассиан выдыхает на ходу - что же, значит, ему просто нужно быть достаточно хорошим - и только.
Это он может, решает Кассиан и нацепляет на себя уверенный вид прежде, чем зайти в первую фотостудию на своем пути.
Он долго осматривается, не говорит прямо, доверяет глазам, ушам, чутью. Когда-то он так же узнавал своих в Барселоне и отличал их от подосланных шпиков. Теперь он играет за другую сторону, но все точно так же. Это просто. У него получится.
Из первой фотостудии он выходит через четверть часа. Он не находит тут ни нужного ретушера, ни нужной фотографии, но зато находит уверенность.

Отредактировано Cassian Andor (2018-03-20 00:19:54)

+2

832

Кассиан уходит, и Джин остаётся в квартире одна - и это... странно? Непривычно? Удивительно?
Джин закрывает за ним дверь, убирает со стола, и чувствует какую-то практически осязаемую тишину, и она не знает, нравится ей эта тишина или нет. Тишина пустой квартиры - ещё необжитой, да и, наверное, никогда не ставшей обжитой. Сколько они здесь проведут? Месяц? Два?
Они будут здесь вдвоём, и Джин совсем не уверена, не будет ли ей всегда чего-то - кого-то - не хватать, чтобы назвать это место своим.
Джин убирает со стола, моет посуду. Прибирается в квартире, потому что делать ей сейчас нечего и потому что стремление сделать это место хотя бы немного своим в ней все равно есть.
Ничего разительно не меняется - чему здесь меняться, в самом-то деле, - и в конце концов Джин уходит.
День солнечный - все ещё - и солнце пробивается сквозь кроны деревьев в парке, и мысль о том, чтобы провести весь день в пустой квартире, невыносима.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

833

    По отстает от Лоуренса только к обеду, когда уходит в ближайший мелкий ресторанчик, чтобы заказать себе чего-нибудь быстро перекусить. Еду приносят скоро; за окном июль радует отсутствием ветра и присутствием солнца, стекла проезжающих машин бликуют в свете. По наблюдает за ними и за прохожими. Лоуренс отправится выполнять его задание, а это значит, что вторая половина дня у него фактически свободна — по крайней мере, его отсутствие в участке не вызовет ни у кого особых вопросов. Расследование убийства редко предполагает круглосуточное просиживание штанов за рабочим столом.
    По усмехается. Откладывает сигариллу в пепельницу — докурит ее потом, когда поест. За едой он читает письмо. Папин почерк все тот же, только слова теперь совсем другие. Да и само письмо раза в полтора длиннее, чем прежде, хотя По готов поклясться, что все то же самое можно было уложить в пару лаконичных абзацев. Он отвык от таких длинных писем. Последний раз папа писал ему такие в Гарвард.
    Правда, тема у них тогда обычно была иная.
    Примерно к середине письма По отодвигает еду и полностью концентрируется на чтении. «Я все понимаю», — пишет папа. Дальнейшие строки действительно не противоречат этому утверждению: он не пытается ни отговорить По от этой связи, ни угрожать, ни мешать, ничего. Только напоминает каждым метко сформулированным предложением, кто По такой, кто его семья, кто эти двое — и чего это будет стоить им всем, включая самого папу, если все вскроется. Если хотя бы одна живая душа узнает. Если эта живая душа расскажет. Если эта живая душа решит не рассказывать — за деньги.
    Папа, конечно, не пишет, что это будет повторение шантажа, который он терпел столько лет. Но По читает это между строк прекрасно. Папа, если уж на то пошло, многое пишет скорее между строк, невидимыми чернилами, и По качает головой, хмурится, проводит рукой по лицу. На мгновение ему даже кажется, что отсутствующей, невидимой, априори обвинительной фигурой папа нравился ему в этом уравнении даже больше. Потому что, конечно, он одумался. И, конечно, он предостерегает и тревожится.
    Хуже того, тревожится не только за самого По, но и за Джин. И за Кассиана тревожится тоже — «подумай сам, что делают с такими мужчинами, как вы» — по крайней мере, называя их все еще мужчинами, это радует. И на том спасибо. По уже думал обо всем этом и сам. А теперь думает вновь.
    Нужно зайти за сигариллами, потому что последние полторы он докурит прямо сейчас.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

834

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]- Я загляну еще раз через несколько дней, и мы обо всем договоримся, - бросает Кассиан через плечо у самого выхода, точно зная, что больше не вернется.
- Вы все равно очень помогли, - кивает на прощание еще через час.
Фотограф другой, но фотостудия выглядит почти неотличимо от всех прошлых. Это ему на руку: Кассиан запоминает то, что везде лежит на виду. То, что, вероятно, нет смысла прятать.
- Нет, - он убирает руку с конторки еще одной такой же студии. - Я ничего брать не буду. Как обычно, кому обычно.
Это, четвертое место, он запоминает. Он не уверен, что владелец студии работает именно с их участком, но что-то там явно не так. Кассиан проходит еще три квартала, потом останавливается, присаживается с унылом сквере, чахнущем посреди города. Только июль, а листья уже сворачиваются, как папиросная бумага, высушенные солнцем, истрепленные ветром.
Он садится на лавку под одним из деревьев. Сквозь прорехи в кроне бьется солнце. Кассиан жмурится и поднимает голову вверх. Жарко. Он закрывает глаза на секунду, потом вспоминает, где он и зачем, надвигает федору так, чтобы поля давали побольше тени и достает из кармана конверт, припрятанный под конторкой так, чтобы его не было сразу заметно, который он стащил из студии.
Кассиан снова хмурится - теперь не от солнца, а от того, что видит. Ретушь есть только на одном снимке - топорная, неумелая. Но ретушь на таких снимках и не нужна - порнографические карточки любят как раз за то, как там не пытаются особо ничего скрыть. Женщины, мужчины, женщины и мужчины, женщины и женщины, мужчины и мужчины. На карточках все выглядит немного грязным, немного возбуждающим, но это не так важно. То, кому и сколько денег он платит, чтобы на это закрывали глаза - тоже. Это - не тот мастер, что ему нужен, и это единственное, что имеет сейчас значение.
Он прячет одну из карточек рядом со значком, чтобы та могла будто случайно выпасть - люди любят людей при власти, у которых есть очевидные пороки. Очевидные пороки можно использовать, на них можно пытаться сыграть.
У него остается только одна студия на сегодня. И к тому времени, как Кассиан уходит оттуда, он знает несколько вещей: что это не та студия, что возможно, лучший способ спросить о том, что ему нужно - это попросить сделать так, чтобы девушка на его фотографии казалась мертвой - и еще что люди, которые шокированы, гораздо хуже держат себя в руках.
Кассиан возвращается довольно рано, но все равно чувствует, что устал больше, чем уставал обычно на работе. За ним никто не следил по пути, но он все равно шел так, как если бы за ним могли следить. Он никого не приведет к ним домой только потому, что устал или слишком уверен в себе.
- Джин? - зовет он. Квартирка маленькая, и Джин легко можно найти, но Кассиану просто нравится звать ее по имени. Звать, зная, что на его голос откликнутся.
Он все равно идет искать ее первым, потому что не хочет ждать. Он надевает на Джин шляпу - не свою, новенькую, явно мужскую - тем же жестом, которым на него надел когда-то федору По.
- У каждого человека з правильным делом должна быть правильная шляпа, - говорит он. - Этому меня научил По. Завтра наша первая связь, помнишь?

+2

835

— Теперь я совсем настоящий детектив, — Джин тихо улыбается, когда Кассиан надевает на нее шляпу, и сбивает назад легким жестом, подсмотренным у По. Кассиан тоже говорит про По — конечно, он говорит о нем, а она о нем думает, — и это странно. Джин верит в то, что написала ему в письме, и все же это немного странно — понимать, что так оно и есть в действительности. Для нее. — Да, я помню. Я заходила на почту и оформила подписку, чтобы не покупать каждый день.
Поправляет шляпу снова и все-таки снимает ее, откладывает в сторону. Джин возвращается домой часом раньше Кассиана и проводит это время на кухне — ставит в духовку мясо, потому что мясо — это самое простое, что можно приготовить и ничего не испортить, — а оставшееся время сидит на краю подоконника, разглядывая коробку. Ее хочется открыть — но Джин страшно, словно она держит в руках не обычную жестяную упаковку из-под печенья, а кольт, из которого только что кого-то застрелили. Этот страх ей непривычен, и когда Кассиан приходит, зовет ее, а вскоре надевает на нее шляпу, становится легче. Джин откладывает коробку в сторону, кладет новенькую федору сверху и поднимает голову, глядя на Кассиана.
По-прежнему улыбается — ей хочется и нравится улыбаться Кассиану, рядом с ним, для него, для них, — и сжимает его руки в своих.
— Как прошло? Ничего? — гладит большими пальцами его руки; отпускает и откидывается назад, прислоняясь к окну. Здесь уже не так солнечно, солнце не греет сквозь стекло, но еще светло — еще долго будет светло. Хоть в чем-то лето в Чикаго похоже на настоящее лето.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

836

    По курит практически безостановочно несколько часов, пока, наконец, не находит в себе достаточно силы воли, чтобы убрать портсигар в бардачок автомобиля и отойти подальше. Наблюдать за улицей можно и не только от того угла, но и из этой подворотни. Сегодня вторник, и По ждет.
    Ждет, а не думает о письме.
    Ждет и наблюдает, но ничего интересно не происходит. Люди спешат по своим делам. Ни единого знакомого лица ни в одну сторону. Честно говоря, По даже не знает, есть ли у Бена машина. Может быть, тот уже давно проехал мимо в своем автомобиле, и этим дело закончилось. И По прохлаждается здесь совершенно зря. Временами он поглядывает на время — день клонится к вечеру — временами щупает письмо Джин в своем кармане. Но она сказала открывать его, только если ему будет плохо. Разве ему плохо?
    По прижимается к стене и надвигает шляпу ниже на глаза, прежде чем выглянуть из-за угла. Точно он. По прижимается обратно и ждет еще. Что ж, это оказалось неожиданно просто. Ублюдок работает где-то здесь неподалеку, однозначно. Специально, что ли, выбрал место поближе к участку, чтобы было удобнее следить? По дожидается, когда Бен пройдет мимо подворотни, отсчитывает еще полминуты и идет следом. Он никогда не занимался ничем подобным, но ледяная ярость заставляет его оставаться спокойным и собранным, держать легкий, расслабленный шаг, отставать достаточно, чтобы не вызывать подозрений, но недостаточно, чтобы выпустить Бена из виду.
    По думал расспросить Джека про тот адрес с чеками, думал даже съездить туда, но в конце концов решил, что это будет дольше, потребует большего количества телодвижений, а посидеть и подождать там, где уже заранее известно, что Бен бывает — проще простого. Как же хорошо, что тогда ему повезло угадать улицу. Как же хорошо, что Бен ни о чем не подозревает.
    По следует за ним тенью до самого дома.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

837

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Джин одновременно смешно и хорошо в федоре. Смешно - потому что непривычно. Хорошо - потому что просто хорошо. Ему кажется, Джин идет совершенно все - его рубашка, майка По, брюки, шляпа, сигариллы - все, кроме синяков.
- Нашел студию, где снимают непотребные фотографии. Но это не то, что нам нужно. Ничего, завтра я попытаюсь снова. Я найду его.
Уверенность в голосе лишь немного удивляет Кассиана. Совсем провальным день он не может назвать. Он понял, как говорить, никто не подстерегал его. Никто не сомневался в том, что он полицейский, никто не выглядел так, будто хочет об этом поговорить с его начальством.
Ко всему, он впервые чувствует себя собой в Чикаго - и город теперь нравится ему чуть больше. Возможно, даже просто нравится.
- Подписка - отличная идея. Я и не подумал об этом.
Завтра утром, думает он. Завтра утром им доставят газету. Ему не то, чтобы сильно не хватало По - Кассиан знает, что дело важнее, и умеет ждать - но знать, что с ним все хорошо, ему все же хочется, и очень сильно. Да и о том, как дела у ирландцев, он тоже может рассказать. И еще Бен. Ему не нравится, как По говорил о Бене, как хотел заниматься им только сам.
- Вкусно пахнет.
Кассиан улыбается, потом переводит взгляд на федору. Та лежит на коробке, и Кассиан хмурится. С ней что-то не так, с этой коробкой. С тем, как Джин то уносит ее, то возвращается, как накрывает ее, так, будто никому не стоит видеть, что под шляпой.
Он ловит большие пальцы Джин своими, накрывает их, прижимает.
- Что не так?

+2

838

— Скоро будет готово. Ты голодный? — склонив голову к плечу, улыбается уголками губ, щурит глаза. Пожимает плечами, не отнимая руки. — Все в порядке. Не могу определиться, хотела я забирать это, — она кивает на коробку, скрытую федорой, — или нет. Или лучше не надо было.
Еще она не может определиться, хочется об этом говорить — сейчас или вообще — или нет. Не потому, что это слишком личное или кажется ей бессмысленным; потому что никто другой за нее все равно не решит.
— То есть, конечно, я хотела. Очевидно, раз я забрала, — морщит нос. И снова улыбается, на этот раз чуть заметнее, когда смотрит на Кассиана. Мне просто нужно подумать. Я правда была уверена, что… этого больше нет.
Поэтому тогда, в машине, было так легко говорить о том, что важны не вещи, важная память; теперь, когда коробка все-таки есть, когда в ней что-то гремит и перекатывается, Джин не уверена, что сможет это повторить так же просто.
Она не знает, что еще можно сказать, поэтому тянет Кассиана к себе, вместе с этим подаваясь навстречу, вытягивая шею, коротко его целует.
— Непотребные фотографии — это уже что-то. Теперь ты официально немного вор?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-03-20 16:50:26)

+2

839

    Дом Бена не оказывается цитаделью зла. Дом как дом. Высокий, рядом деревья растут, тротуар чистенький, небось еще и птицы по утрам поют. Те, которые долетают до этой части Чикаго. По оглядывается по сторонам, подмечает соседние дома, машины, расположение улочек, прохожих. Непонятно, зачем, правда. Не то чтобы он планирует возвращаться сюда в ночи или рассказывать кому-либо, где именно живет Бен Чизвик.
    По останавливается на противоположной стороне улицы и долго вглядывается в окна, раскуривая очередную сигариллу. Он еще покашливает, но кашель уже сходит на нет, и это хорошо. Плохо, что он выкурил столько за сегодня, что табак, кажется, течет уже по самым венам. Окна ничего ему не говорят. Где-то там, в одном из них, Бен только что вернулся домой, но у По нет ни единого способа узнать, в каком именно.
    Да и не нужно, в общем-то.
    Он сам не знает, зачем слоняется здесь так долго и чего ждет. Что именно должно случиться, чтобы он остановился и пошел домой. Наконец, когда проходит несколько часов, По сдается и, напоследок окинув дом Бена еще одним цепким взглядом, все-таки идет прочь. Но не к себе в квартиру, и не к Джеку — в участок, обратно к работе, к Лоуренсу. К тому, что может отвлечь его от мыслей и писем. 
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

840

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]- Немного вор, немного самозванец, немного анархист, немного нелегал, и много, очень много голодный влюбленный.
Кассиан улыбается и отвечает на поцелуй. Он догадывается, что именно тревожит Джин. Многие не любят сталкиваться со своим прошлым. Пока оно есть только в памяти, оно ведет себя смирно и превращается во все, что угодно. Любую память можно изменить, воспоминания заменить другими, те, которые не нравится, просто забыть. Большое сделать маленьким, пустое полным, грустное забавным.
А потом вдруг прошлое выскакивает из тьмы в настоящее, разбивает память - а вместо нее ничего больше нет. Одни только потери, потери. Пустота там, где прежде была осторожная ложь для личного пользования - и ничто ее больше не сможет заполнить.
Прошлое Джин лежит под шляпой, и она может сама решать, открывать его или нет. Видеть - или нет. Ужасно, должно быть, целый день видеть свое прошлое, собранное в коробку из-под печенья, и ничего с ним не делать.
В этом Кассиан никак не может ей помочь. Кроме одного, пожалуй.
- Если захочешь открыть и тебе будет нужен кто-то - я буду рядом. Если ты хочешь.

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [1920!au] Там, где тихо и светло


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC