Star Wars Medley

Объявление

07.04.2018 Объявление об обновлении общефорумной хронологии и мастерпостах для обоих таймлайнов.

04.04.2018 Инструкция, как внести свой посильный вклад в обновление общефорумной хронологии.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бодхи Рук, Лэндо Калриссиан, Джейсен и Джейна Соло, Фазма, Финн

— Мостик экипажу и ... — микрозаминка <...> Кто остальные на «Нинке»? Беженцы? Солдаты? Неудачники? Счастливцы?
Kaydel Ko Connix

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Там, где тихо и светло [1920!au]

Сообщений 781 страница 810 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (Вчера 17:45:53)

+2

781

    Кассиан говорит, что можно сильнее, но По не торопится, только кивает, выдыхает рвано — внутри все закручивалось от того, как жмурился Кассиан. По ненавидит причинять боль, и это не то, о чем он может забыть в порыве, в состоянии крайнего возбуждения. Спасает только то, что он знает, что будет лучше — вот и лицо Кассиана разглаживается, и звучит смех, и они целуются с Джин. По на мгновение прикрывает глаза, когда она запускает пальцы в его волосы, млеет, и поцелуй — мягкий, ласковый.
    — Видела бы ты себя нашими, — вторит он ей, целует ее еще.
    Опускается на руках, чтобы поцеловать и Кассиана тоже, и мышцы немного подрагивают от таких этюдов, но это приятная дрожь. По замирает на время поцелуя — иначе неудобно — и продолжает двигаться, только когда отстраняется. Ему нравится, как лица Кассиана и Джин выглядят рядом, ему кажется, он отслеживает какие-то общие черты — хотя они, конечно, совсем не похожи. Возможно, общее в них то, как сильно он их любит.
    У него нет слов, чтобы это выразить, поэтому По выражает это тем способом, который доступен ему прямо сейчас — повышает темп, двигается свободнее, гладит их лица жадным взглядом, и вновь — запоминает, хотя и старается не думать ни о чем грядущем. Здесь и сейчас ему хорошо, и По концентрируется на том, как любовь, страсть, возбуждение передаются по цепочке от него к Кассиану, а от Кассиана — Джин. Она закусывает губу — и ему интересно, сколько она еще продержится, прежде чем застонет от того, что делает с ней Кассиан. Сколько продержится Кассиан, прежде чем застонет или запросит выпустить его руки от того, что делает с ним По. Сколько продержится он сам.
    По шумно выдыхает и склоняет голову, закрывает глаза: хочется еще быстрее, чтобы отозвалось по всей их цепочке. Он концентрируется на своих движениях — четкий, выверенный ритм — как в чарльстоне — По не умеет танцевать — он умеет создавать музыку.
    И раз, и два, и три, и четыре.
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.org/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

782

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Джин сжимает его руку ногами, так, словно он мог бы ее оставить сейчас, вот так, не отблагодарив за то, что она рядом и помогает. Так, словно он не сделал бы ей хорошо просто так, безо всякой на то причины, просто потому, что это она, и он может.
Кассиан останавливается только на один миг, когда останавливается По, чтобы поцеловать его. Внутри все замирает, и это ожидание тянется, тянется, ноет - не от боли, она так и не наступает, но от неподвижности, от близости наслаждения - а потом все начинается заново. Но только сильнее, быстрее. К этому моменту Кассиан уже достаточно успевает привыкнуть, потому ему это нравится.
Он быстрее движет рукой, пытаясь передать Джин хотя бы часть того, что получает, пытается удерживать дыхание. Это неожиданно трудно, хотя По и делает, кажется, всю работу. Кассиан не знает, что он сейчас может. Он, кажется, еще никогда не был так неподвижен в постели; даже в самый его первый раз он двигался, просто слушал и слушался всех команд Бланки.
И все равно у него на груди все так же выступает пот, он все так же быстро и тяжело дышит. Кассиан не сразу понимает: это возбуждение так выматывает его, это движения По и то, как все быстрее на него накатывает это новое, яркое и приятное ощущение. Оно ведет его все выше и выше, никогда не доводит до вершины. За подъемом всегда оказывается еще один новый подъем. Это хорошо, как никогда.
Мучительно, как никогда.
Движения Кассиана становятся напряженней, судорожней. Он сдерживается - он хочет быть ласковым с Джин. Он остается, потому что не отдал ей все, что хочет. Но той рукой, которую держит По, он все же тянется. Пытается.
Кассиан хочет что-то сказать, но он не знает толком, чего хочет, не знает, как это лучше высказать. Как далеко до вершины? А По? Кассиан всматривается ему в лицо, и за ответ, но не находит.
И только сильнее, быстрее дразнит Джин, ныряет в нее неглубоко, гладит так, как хотел бы гладить себя.

+2

783

    По чувствует, как Кассиан пытается пошевелить рукой, которую он вжимает в постель, но все еще держит ее. Ему не до слов, не до улыбок, ни до чего, он весь — сплошное движение, и как тогда, с Джин, когда По держал крепко и любил ее особенно сильно, так же и сейчас — в мире не существует ничего, кроме ритма. И ритм этот быстр и неумолим, он несет, и его невозможно не слушать и не слушаться. По выпускает запястье Кассиана — тот наверняка и сам сообразит, что делать — и заваливается чуть на сторону. Опирается рядом с головой Кассиана не на ладонь, а на локоть. Так не очень устойчиво, но ему все равно.
    Другую, свободную руку По кладет Кассиану на талию, и вместе с тем касается тыльной стороной кожи Джин. А когда шевелит пальцами, то гладит их обоих одновременно, пусть и всего чуть-чуть, но это максимум, на который он сейчас способен. Движение — какой-то совершенно животный инстинкт, первобытный, захватывает его сознание, и единственное, что По может, это сдерживать себя, выжидать, не срываться на безумный, быстрый, рваный ритм, предвещающий конец.
    Внизу живота так и тянет. По прячет лицо в шее Кассиана, утыкается носом в кожу, дышит шумно и наслаждается тем, что чует, будто зверь — и запах этот он тоже запомнит. И лицо Кассиана, и то, как льнет, прижимается к ним сбоку Джин. Если бы только этих воспоминаний ему хватило до конца жизни.
    — Я люблю вас, — слова мешаются с дыханием. — Можно? — ему не хватает ни концентрации, ни воздуха в легких спросить у Кассиана точнее. — Скажи мне, — он сжимает пальцы сильнее, и свободную руку тоже сжимает в кулак, — когда можно.
    Короткие ногти впиваются в ладонь, и больше всего на свете По хочет разжать кулак.
[status]please[/status][icon]https://s10.postimg.org/tt7nslt2h/ava1927-4.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-03-06 00:19:39)

+2

784

Низ живота тянет все сильнее, но все ещё недостаточно сильно - и Джин только дышит неровно, неглубоко; целует Кассиана - лицо, шею, плечо; тянется к По - его рука рядом с ее лицом, и так удобно всего лишь повернуть голову, чтобы оставить несколько быстрых поцелуев.
По двигается чётко, сильно, Джин кажется, что она даже может поймать ритм, что она чувствует его, и пальцы Кассиана в ней двигаются тоже хорошо - но по-прежнему недостаточно, мало, но Джин об этом почти не задумывается. Мысль мелькает и уходит, оставляя после себя блаженное, темное какое-то смятение - ни до чего нет дела, до всего мира нет дела, когда рядом они двое.
Джин чувствует, как напряжен Кассиан, видит это же, когда смотрит на По; когда тот ложится, тянется ближе, зарывается пальцами в волосы на считаные мгновения, ведёт дальше - по затылку, шее, плечу. Вжимается в Кассиана теснее, через него чувствуя, как двигается По, и отводит ногу чуть в сторону, прерывисто выдыхает, соскальзывает с его пальцев. По-прежнему целует в шею, прикусывает плечо, зализывая следы, и гладит, трогает, соскальзывая с одного на другого; кружит пальцами по прессу, низу живота, прикусывает губу снова - дыхание теперь совсем неглубокое, поверхностное, срывающееся на долгие, протяжные выдохи.
Но сейчас - сейчас это все для Кассиана, и Джин смотрит на него внимательно, жадно, чтобы поймать момент, чтобы накрыть его руку своею, чтобы стать ещё ближе к ним, насколько это сейчас возможно.
Прикусывает мочку уха Кассиана, дышит горячо ему в ухо, протяжно выдыхает, почти стонет.
- Скажи ему.
[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

785

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Его рука свободна, но Кассиан замечает это не сразу. Сначала По ложится рядом, а Джин трогает их, и они оба просят - "Скажи, скажи" - и в этой просьбе слышится разрешение. Вот она - вершина. Там, где ни один из них больше не может терпеть.
Кассиану требуется мало времени: несколько движений, быстрых, знающих, сдавленное: "Да! Можно, да!" - и он кончает. Его вторая рука в последний раз ныряет в Джин. Сам Кассиан, повернувшись к По, впивается тому в губы, но быстро выпускает его, потому что не может сдержаться - он стонет. И еще. И еще.
Кажется, что это впервые в жизни. Так - на самом деле впервые в жизни.

+2

786

    Когда Кассиан разрешает, По срывается на безумный, рваный ритм, и он бы никогда не смог сказать и отличить, что именно довело его — собственные движения, быстрый жгучий поцелуй, стоны или что-то еще. Все мышцы напрягаются, когда он кончает, стонет, и спустя несколько мгновений его отпускает, и он может разжать кулак — и разжать пальцы на талии Кассиана — и разжать всего себя. Расслабление глубокое, приятное, и По нежится в нем, пока обессиленно лежит на спине рядом с Кассианом и Джин и несколько минут даже не реагирует ни на что, только дышит и потихоньку возвращается в реальность.
    Это прекрасное состояние, и ничего не хочется, и ничего не нужно, По только находит силы повернуться и перебросить руку через Кассиана и Джин, притянуть их к себе и обнять и лежать так. Кассиана он целует в плечо — скорее касается, правда, настолько нет сил.
    Потом силы возвращаются, и реальность возвращается тоже. Спустя полчаса По принимает быстрый холодный душ, но приятная сытость, наполненность тактильными ощущениями остаются с ним, даже когда он смывает пот и масло с себя. Жаль, что это ненадолго. Замедлившись утром, вечером воскресенье наоборот ускоряется: вещи собраны, автомобиль заправлен, и планы оговорены еще раз. По бездумно играет на гитаре остаток вечера после всех дел, но мыслями он где-то далеко и не поет.
    Он далеко мыслями и за ужином, и когда меняет повязку на плече перед сном, и во сне, кажется, тоже, хотя и просыпается, сгребя ближе к себе и Джин, и Кассиана, и выпускает их не сразу. По не думал, что однажды опять почувствует это гнетущее чувство, не после всего, что случилось в Нью-Йорке с Джесс, но вот оно вновь в его груди. Подъем ранний, и завтрак тоже ранний — По еще добираться до города, на работу. В участок. В прошлую жизнь. Он ничего не ест, только пьет чернейший кофе.
    — Я подброшу вас до станции, — кажется, этого они вчера не обсуждали. Взгляд По качается между Кассианом и Джин. — Там попрощаемся, и я поеду.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

787

Джин прерывисто выдыхает, вжимаясь в руку Кассиана, сдавленно стонет и прижимается лбом к его плечу, пряча краснеющее лицо, жмурится. Обессиленно, неровно дышит, вытягиваясь рядом с ним, и наощупь находит руку По, сжимает ее и гладит — скорее просто цепляется пальцами за пальцы, переплетая.
Когда приходится все же подняться с постели, ей кажется, что на ноги и руки кто-то привешивает здоровенные, старинные железные кандалы — или водружает на плечи гору.
Джин не уверена, но ей не хочется разбираться, чем одно отличается от другого. Словно выныриваешь из минутного забытья, краткого сна, когда задремал на четверть часа, а впереди — впереди полно всего того, от чего пытаешься сбежать в сон.
Джин сбегает от этого в письмо; достает из клатча портсигар, заваривает кофе и заканчивает писать ближе к ночи — ей казалось, что мыслей, слов, которые она хочет сказать, совсем немного, но их неожиданно больше. Даже с перерывом на ужин.
От письма становится немного легче. Словно что-то очень большое, очень тяжелое, очень темное ненадолго отступает, и даже минутное облегчение — большая радость.
Еще большая радость, когда они ложатся спать — и они снова все вместе, рядом, По еще с ними, между ними, они втроем — и Джин не хочет, чтобы наступало завтра, чтобы приходил понедельник, но время неумолимо и жестоко.
Время неожиданно срывается в бешеный галоп, и, проснувшись, Джин больше всего жалеет, что солнце вот-вот встанет.
Предрассветные сумерки редко кажутся ей мрачными и серыми — и это один из тех редкий случаев.
— Думаю, лучше попрощаться сейчас. Во всяком случае, объятия и поцелуи — явно не для станции, — Джин устало трет виски — она не знает, откуда в ней эта усталость, откуда она так рано, когда она исчезнет, — и невесело улыбается. Передвигает к По немного неаккуратный, явно сделанный наспех конверт с подписью «Для По». — Не забудь письмо. Надеюсь, тебе не придется его открывать.
Она правда на это надеется — больше всего ей хочется сейчас быть на месте По. Чтобы не ему приходилось уезжать от них, не ему приходилось быть одному, не рядом с ними, пока они с Кассианом вдвоем. Джин было бы намного проще, если бы она знала, что они оба — Кассиан и По — рядом и вместе.
Лучше бы было так, но беда в том, что не все возможно проконтролировать.
Она ведь, в конце концов, не Господь Бог.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-03-06 22:57:14)

+2

788

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиану случалось уставать, но он прежде не знал, что усталость может быть приятной. Она приятная. Сильная. Какое-то время они просто лежат все втроем, не говорят, не целуют, не делают ничего, только остаются вместе - но этого вполне достаточно.
Позже он моется, смывает с себя пот, масло, свою и чужую сперму. Думает о том, что ему было хорошо, и что это должно быть странным. Он достаточно разбирается в жизни, чтобы помнить, что то, о чем знают все, чаще всего ошибочно, а все "должно быть" не подкреплены ничем, кроме слепой веры. Это "должно быть" наверняка такое же. Ему было хорошо. Все. Остальное не имеет значения.
Кассиан все равно проводит в ванной больше времени, чем ему требуется. Но сразу после этого время вдруг раскручивается, как пружина, и летит, летит. Они собирают вещи, складывают все. Удивительно, как одиннадцать дней всего, что было, можно спаковать в багаж за час. Никто из них не говорит, но тревожного в этом ничего нет. Кассиан думает, они просто пакуют одновременно все, что нельзя уложить в чемоданы и сумки. Запахи, звуки, мелодию, которую придумал По, и песню, которую они придумали вдвоем, как они лежали перед камином, в кровати, как читали стихи, как солнце лениво, как старый пес, ползло по вечерам по полу, пока не плюхалось во тьму, как в пыль.
Но спят они все еще втроем. Эта одна ночь остается в доме, и потому утром, когда они заносят простыни, когда он моет последнюю грязную посуду, дом выглядит чуть более живым, чем в самом начале. Со стороны так сразу и не скажешь, но это чувствуется, это можно почувствовать - если только уметь.
Он кивает сначала в ответ на слова По, потом - соглашаясь с Джин. Оба они правы. Кассиан заносит их вещи в машину. Что поведет По, правильно и логично. Что они - он - не сможет попрощаться - тоже правильно. Потому он целует По перед тем, как сесть на заднее сидение.
Ему вдруг кажется, что заканчивается лето. Стоит середина июля - того, что они здесь зовут июлем - но ему кажется, что до того, как они приехали сюда, было не лето, а какая-то противность и гнусь, а уедут они в самую гущу дел. Одиннадцать дней - всего и лета.
Дела, которые их ждут, полезные, важные, такие дела, которыми приятно заниматься. Он и готов - до само станции Кассиан обводит и зачеркивает объявления в газете с тем, которое понравилось Джин. Пусть кажется, что ищут они уже долго, потому и соглашаются сразу же. Если все получится, уже завтра - может, через день - он займется ретушером.
Ему нравится, что он не будет сидеть больше без дела.
Но это не значит, что он не будет скучать по их маленькому лету.

+2

789

    Письмо По кладет к другим вещам. Его хочется открыть уже сейчас, но он удерживается. В конце концов, Джин сказала, когда будет совсем плохо, и если открыть письмо сейчас, это выдаст его с головой. По кратко улыбается Кассиану после поцелуя, улыбается так же и когда целует Джин, а потом просто продолжает спокойно улыбаться по инерции, когда дом остается позади. А вместе с домом — и всё остальное.
    У станции По паркуется и выходит, галантно открывает дверцу для Джин и помогает Кассиану донести все их вещи. Терпеливо ждет, пока они купят билеты, и курит. Дым вьется вверх. По смотрит по сторонам, щурясь, и думает только о деле. О том, что ждет его на работе сегодня, а его наверняка что-то ждет. Две недели отсутствия — это очень много, и ему до сих пор удивительно, что капитан Гарсиа вообще разрешил. Хотя, возможно, это связано как раз с тем, что убили Шона. По тогда еще не был куплен, и у капитана был повод переживать. А так, выходит, нет дотошного детектива — нет проблем. И устранять никого лишний раз не надо. Повезло.
    По замечает, что Джин и Кассиан возвращаются. До поезда еще минут десять, но он не сможет остаться и подождать с ними. Только попрощаться — и поехать, иначе он опоздает. По тушит сигариллу и выбрасывает в урну, улыбается той же спокойной, собранной улыбкой, что и всю дорогу досюда, и лезет во внутренний карман пиджака. В руках у него конверт, который Кассиан достал из бардачка брошенной Лиззи, и он протягивает его Джин.
    — Там кое-что на всякий случай. Если что-то пойдет не так с кем-то из вас — или со мной, — говорит он Кассиану. — Просто впишешь, сколько потребуется. Уверен, на счете хватит.
    По кратко обнимает Джин за плечи, шепчет ей на ухо: «Ты хотела двойную», — жмет руку Кассиану и, отсалютовав шляпой, сбегает вниз по ступеням станции, прочь, к машине. Он не хочет ни слушать протестов и заверений, что все пойдет как надо, ни оставаться с ними дольше, потому что уходить и без того достаточно сложно. У По легкий и расслабленный шаг, и глядя ему в спину, так и не скажешь, что его связывает с Джин и Кассианом нечто большее, чем простое знакомство.
    На конверте выведено: «Родман-Андрео».
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

790

В этот раз вещей немного - книги остаются в доме, а все остальное умещается в один саквояж. Хорошо - Джин не любит, когда вещей оказывается больше, это значит, что она взяла что-то лишнее.
Чем больше лишнего - тем больше вероятность, что в критический момент придётся бросить не только ненужное, но и важное.
Конверт от По укладывается в клатч, и она даже не думает возражать или спорить - действительно, мало ли, что может пойти не так. По её расчетам ее денег должно хватить на весьма приличный срок, но беда в том, что одному Богу известно, сколь приличным этот срок будет.
Джин вспоминает о своём письме, коротко хмыкает и убирает за ухо прядь, улыбается Кассиану. Берет его под руку, и задумчиво смотрит, пока они ждут поезд.
- Кассиан, скажи, - улыбается чуть веселее, гладит его руку. - А ты случайно не умеешь ткать?

Когда прибывает их поезд, Джин садится в него почти со спокойной душой - но только почти; кажется, эта тревога не уймётся до тех пор, пока лавирование между скалами не останется позади.

За окном поезда проносится пейзаж - и Джин ненадолго даже засыпает, положив голову на плечо Кассиана, а когда просыпается, вид становится даже отчасти знакомым. Чем дальше - тем больше, и вскоре Джин уже неотрывно смотрит в окно, едва ли не прижимаясь к нему носом. В детстве мама говорила, что девочкам не следует забираться на сиденья с ногами и прилипать лицом к стеклу, одному Богу известно, кто его только не трогал, но папа смеялся и говорил, что побыть благоразумной и рассудочной она ещё успеет.
Сейчас ей снова хочется, как в детстве, забраться на сиденье с ногами, прилипнуть к окну и сидеть так, пока поезд не остановится на их станции.
Только сейчас ей двадцать лет, а не шесть, и это налагает определённые ограничения. Поэтому Джин только смотрит - с жадной, какой-то слишком тихой, старательно приглушаемой тоской, и когда они останавливаются, даже вздрагивает.
И становится немного страшно, но только немного.
Здесь ее не станут искать тем более, но все-таки.
Все-таки.
Впрочем, страшно ей становится не из-за этого.
Джин поправляет шарф, снова улыбается Кассиану и снова берет его под руку, когда они выходят на перрон.
- Пойдём, я, кажется, знаю короткий путь.

Память ей не изменяет, но Джин ничего про это не говорит - она вообще почти не говорит, в основном молчит, разглядывая улицы и дома, мимо которых они проходят. Хмурится только раз, когда замечает белый, теперь посеревший и облупившийся от времени дом, морщит нос и оглядывается. И затем уверено ведёт Кассиана дальше, и вскоре они оказываются на месте.
Квартирка соответствует тому, что примерно Джин ожидает увидеть - с относительно свежим ремонтом, но достаточно скромная, впрочем, не выглядящая бедно. Мало вещей и мебели - но это только к лучшему. Вероятно, предполагается, что остальное докупит съёмщик.
Квартирка ей нравится - вероятно, в другой ситуации она выбрала бы что-нибудь другое, что-нибудь, что ближе к той квартире, из которой Кассиан забирал ее вещи, но и здесь тоже неплохо.
Побольше бы места, но здесь большие окна - и за счет этого квартира кажется тоже больше.
- Сюда можно поставить кресло, - Джин цепляется за руку Кассиана, прижимаясь к его плечу, улыбается хозяйке квартиры. - То что надо. Я уже не надеялась, что мы сможем найти что-то подходящее, но это намного лучше, чем я надеялась. Буквально подарок судьбы.
Улыбается открыто, свободно, чуть крепче сжимает руку Кассиана, переплетая пальцы, поворачивает руку так, чтобы заметно было кольцо - так, словно она никак не привыкнет к нему, словно все ещё хочет, чтобы все и каждый знал о нем и о ее радости. По большей части молчит, оставляя переговоры Кассиану.
- Я слышала, что здесь рядом есть прекрасный парк, - снова улыбаясь, оглядывается, бросает взгляд на окно. - Там, наверное, очень хорошо будет гулять с ребёнком.
В конце концов, квартиру им сдают - они платят, не торгуясь, за три месяца вперёд, и Джин буквально летает по «нашей первой» квартирке, и выглядит до неприличия счастливой и вдохновленной. Сюда - кресло, здесь будет прекрасно смотреться букет цветов, и «ты только представь, самый обычный тюль - но если подобрать правильный цвет, окно будет казаться еще больше».
Когда хозяйка уходит, Джин останавливается, немного растерянно оглядывается и опирается о дверной косяк.
- Тюль сюда и правда подойдёт. Но сначала - Кассиан, так сколько у тебя рубашек?

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

791

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Квартира может быть любой- им она все равно подойдет. Просто лишь потому, что они выбрали ее, что она в удачном районе, что о ней знает По. Кассиан только для порядка осматривает ее. Для порядка обсуждает детали. Он даже не скрывает это. Да он и не смог бы: слишком явно он смотрит не на квартиру, а на Джин. Следит на ней взглядом и не может перестать улыбаться, хотя бы краешком губ, хотя бы глазами.
Возможно, это нравится хозяйке, возможно, квартиру просто долго пытались сдать, но договариваются они быстро и легко. Кассиан отдает деньги, прощается и слышит в ответ "мистер Родман-Андрео". Фамилия, придуманная По - сложенная из двух их имен - отзывается короткой тоской в сердце. Кассиану хотелось бы, чтобы Джин и дальше летала по квартире, и чтобы позже к ним пришел По. Он выдыхает, запирает тоску в себе, укачивает ее течением крови. Не нужно страдать о том, что невозможно.
Они скоро остаются одни. Кассиан прислоняется к косяку напротив Джин. По не придет, квартира пуста, и, как во многих пустых домах, в ней еще живет эхо. В одном из углов он замечает несколько робких первых ниточек будущей паутины, и это ему нравится. Не одни они начинают, не они одни будут обживать новый дом.
- Мало, - он улыбается, пожимает плечами. - Я же скоропостижно исчез. Я не успел собраться, а если бы По вынес слишком много вещей сразу, было бы подозрительно. Но та, что я отдал тебе, твоя. Все еще твоя, когда только захочешь.

Отредактировано Cassian Andor (2018-03-07 18:38:19)

+2

792

- Мало! - Джин закатывает глаза, но улыбается весело, смешливо, и встряхивает головой. - Как будто бы одежды может быть много. Тогда вот что. Сегодня мы явно не занимаемся делом - я надеюсь, ты не собирался прямо же сейчас сорваться искать ретушера, - но нам не помешает здесь осмотреться. Купить продукты, всякие мелочи, - Джин кивает на саквояж, предметов в котором достаточно, чтобы продержаться пару недель в глуши, но слишком мало, чтобы хватило хотя бы на столько же в более людном месте, - и в целом изучить, что и где здесь находится. Куда можно податься, если вдруг что-то произойдёт, как можно незаметно уйти, и все остальное.
Смотрит на Кассиана, смотрит, а потом тихо выдыхает и подходит к нему, прижимается, утыкаясь носом в шею. Словно струна, натянутая внутри, лопается, и хочется только прижаться, обмякнуть, а не держать себя прямо и не заниматься какой-то бурной деятельностью.
Это пройдёт - надо просто немного подождать и заняться делами, и тогда свободных мыслей для тоски и всего остального попросту не останется.
- А раз уж ты теперь мой муж, - Джин заставляет себя улыбнуться, когда поднимает взгляд на Кассиана, и, отстранившись, поправляет воротник его рубашки, коротко гладит по щеке, - то мало рубашек у тебя быть просто не может. Я бы даже сказала - исчезающе мало. Я знаю, что это глупо, - она немного неловко пожимает плечом, привстань на носочки, чтобы поцеловать его в уголок губ. - Но мне надо отвлечься. И осмотреться нам здесь правда не помешает.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-03-07 18:52:07)

+2

793

    По паркуется у участка и несколько мгновений сидит, откинувшись на спинку сиденья, и задумчиво смотрит на здание. Его не покидает ощущение того, что закончилась одна жизнь и начинается другая. Или, вернее, что закончился сон и начинается реальность. Он старался не думать об этом всю дорогу, и теперь мысли настигают его внезапно и все разом. Достав сигариллу, По раскуривает ее, усмехается сам себе. Не время думать об этом.
    В участок он заходит ровно в девять утра.
    Здесь все так же, как было девять лет до этого, и кажется, что не поменяется никогда. Кларксон спорит с Джонсоном, капитан Гарсиа опаздывает, потому что он никогда не приходит к началу рабочего дня, и По идет к своему столу с явным ощущением, что две недели — все предыдущие полтора месяца — ему просто привиделись. Потом он вспоминает, что Кларксон и Джонсон оба куплены, равно как и капитан Гарсиа и все, кого Кассиан выписал ему на листок, но этим вопросом По займется не сегодня.
    Участок бурлит жизнью, несмотря на ранний час. За соседним столом Лоуренс спит, сложив руки прямо на бумагах. По кладет федору на свой стол, выдувает дым из легких и хлопает того по плечу. Лоуренс вздрагивает, поднимает голову и смотрит на него безразличным взглядом. Затем узнает. Менее безразличным его взгляд от этого не становится.
    — Щеголь вернулся из своих путешествий, вы посмотрите, — тянет он и падает лбом обратно на руки. — Фантастика. Отвали от меня, будь добр.
    — Капитан скинул на тебя мои дела, я знаю, — По прислоняется к его столу и смотрит в другую сторону, сунув свободную руку в карман брюк. — Что там?
    — Ты не хочешь знать, — бормочет Лоуренс.
    — Убийство?
    — Двойное.
    — Подозреваемые?
    Удивительно, как легко По включается обратно в работу — как будто и не было отпуска, как будто он не отдыхал, не копался в прошлом, не спал с двумя людьми одновременно, не решал морально-нравственные дилеммы, не ездил в Нью-Йорк впервые за девять лет повидаться с отцом. Лоуренс рассказывает про дело неохотно, а под конец вообще шлет По к чертовой матери.
    По лишь вытаскивает из-под его рук нужную папку и идет к себе за стол, посмеиваясь и докуривая сигариллу.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

794

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан скашивает взгляд на часы - По уже должен быть на работе. Как там, что там? Его неожиданно сильно интересует участок, и Кассиан думает, что, похоже, все же привык: радости, что теперь не имеет отношения к полиции, он чувствует.
Он притягивает к себе Джин, гладит ее по спине - ничего сексуального в его прикосновениях нет, одно тоже желание защитить и эту защиту дать почувствовать.
- Это не глупо, - говорит Кассиан и снова думает про По - тот про рубашки и про "много одежды не бывает" понял бы наверняка лучше, звучал бы наверняка искреннее. - И ты права, нам полезно осмотреть на новом месте.
Напоследок он еще раз оглядывает их - их! - квартиру, их собственное свое место, а потом запирает дверь и легко слетает по ступенькам вниз. На улице чикагский июль, солнце и ветер, но и это тоже отлично, потому что июль и Чикаго приближают их к разрешению дела.
Они просто гуляют - как будто бы - но Кассиан запоминает дороги, улочки, тупики, двери, магазины, кафе - все, что встречается на пути. Нужно будет пройти по всем, чтобы точно знать, как лучше идти, если их вдруг кто-то найдет. Если их вообще хоть кто-то станет искать. В одном из магазинов он видит толстый желтый телефонный справочник - их печатают на такой же папиросной бумаге, на которой печатают дешевые библии, но страницы делают другими по цвету, чтобы никто случайно не перепутал - и кивает сам себе: ему такой понадобится. И еще карта, чтобы отметить на ней фотомастерсткие и планировать маршруты. Просто слоняться по улицам, когда тебя считают мертвецом - плохая идея.
Как и в их новой квартире, в их новом районе Кассиан ходит и двигается не совсем так, как обычно. Он снова одалживает - но на тот раз не все, а только часть - манеру двигаться По, и так кажется сам себе куда более уместным. Так никому не придет в голову задавать ему хоть какие-то вопросы и хоть как-то не так смотреть.
Но Джин Кассиан все равно трогает, держит как прежде - ласково и легко. И улыбается - много, так, что щеки начинают скоро болеть.

+2

795

Джин умеет получать удовольствие от многих вещей — в том числе от прогулок по улицам, магазинам, кафе. В уме она составляет себе список — не только мест и улочек, через которые можно незаметно скрыться или в которых можно спрятаться, но и кафе, куда обязательно нужно заглянуть на завтрак, и магазинов — в несколько они заходят, потому что Джин все еще нужны чулки, прочие мелочи и хотя бы одна новая юбка, а у Кассиана все еще мало рубашек; про брюки Джин предпочитает просто не спрашивать.
В конце концов, брюки Джин выбирает еще и себе — потому что в жизни всегда должно быть место чему-нибудь новенькому и самую каплю эпатажному — и остается вполне довольной собой, Кассианом и окружающим миром.
Лучше, конечно, когда одежда шьется по фигуре, а не покупается готовая, но это те мелочи жизни, которые она готова и потерпеть.
И от того, как Кассиан держит ее, как касается, она получает удовольствие тоже.
— Так сейчас даже кажется, что все в порядке, — Джин берет его под руку, на мгновение склоняя голову к его плечу, непринужденно улыбается и прикусывает губу. — А потом я вспоминаю, что нет, и эта видимость становится такой… странной.
Джин думает про то, что потом, когда-нибудь, это будет даже не видимость — обязательно. Будет и свой дом, и жизнь, которая в порядке, и все люди, которых она любит, будут в безопасности и не одни. Она вспоминает свое письмо — и жалеет, что не может отправить По хотя бы, например, пластинку, на которой было бы записано все то, что она так хочет ему сказать.
Особенно первые строчки, повторять которые, кажется, можно вечно — всегда, везде, когда только захочется.
Когда они сворачивают с очередной улицы, Джин оглядывается, чуть хмурится — и тут же улыбается.
— Это тот парк, о котором я говорила. В квартире, — чуть хмурится снова, разглядывая немного облупившуюся ограду — видимо, давно не обновляли краску, — и тянет Кассиана дальше. — Там и правда очень… славно. Прекрасное место для пикников.
Они устраивали там пикники, когда не хотелось ехать куда-то загород — Джин помнит это отчетливо; как и то, что даже такие «пикники» были очень… хорошими. Особенно когда папа вернулся с войны.
— Это все-таки очень странно, — Джин чуть крепче сжимает его локоть, прерывисто выдыхает. — Что По не рядом. У тебя так было — что привыкаешь настолько… быстро?
Ведь всего две недели — даже меньше, чем две недели.
А кажется, что целая жизнь, дверь в которую вот-вот захлопнется.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

796

    Когда через час в участке появляется капитан Гарсиа, он с порога зовет По к себе в кабинет. Приходится оторваться от убористого почерка Лоуренса в материалах дела и идти следом. По аккуратно прикрывает за собой дверь и останавливается напротив капитана, что-то разбирающего на своем столе. По резким движениям и красному лицу нетрудно догадаться, насколько капитан не в духе. Неловкая пауза длится мучительно долго.
    По стоит, засунув руки в карманы брюк, и терпеливо ждет. Пока, наконец, на пятой минуте ожидания не выдерживает:
    — Капитан Гарсиа?
    — Что? — рявкает тот, отрывая взгляд от бумаг. — А, Дэмерон.
    — Вы звали, — напоминает По.
    — Да. Заберешь дело у Лоуренса и займешься им. Свободен, — капитан машет рукой и возвращается к бумагам.
    По видит, что это какая-то карта, и на ней что-то отмечено, но что именно и даже местность опознать не может. Еще меньше он ожидает краткого «свободен». То есть как это — свободен? А поиски Джин? По сохраняет спокойное выражение лица. Он ничем не может выдать того, что знает в точности, где именно Джин находится. Адрес из газеты он хоть и не записывал и не может знать, получилось ли у них снять именно ту квартиру или нет, но все-таки запомнил — как-то само собой вышло.
    — Я уже забрал, — говорит По и идет к двери. Уже положив ладонь на ручку, оборачивается: — Я могу помочь чем-то еще?
    — Да. Займись работой и не отвлекай меня по пустякам, — сердито бормочет капитан.
    По кивает сам себе и выходит из кабинета.
    Кажется, все будет несколько сложнее, чем они рассчитывали.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

797

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]От покупок и того, как это все непривычно, Кассиан устает, но усталость эта приятная. Она стоит того, что они получают взамен - а Джин тоже покупает себе брюки, и ему нравится, как они сидят на ней. Она стоит и того, как Джин спокойна, видимо. погружаясь в привычную для себя жизнь. И как она улыбается - особенно.
Он не сразу замечает то, что должен был увидеть сразу, еще когда они осматривали квартиру и делали вид, будто взвешивают все за и против. Джин заговаривает, Кассиан смотрит на нее, наклонив голову к плечу, крепче сжимает руку, которой держит ее - все и есть в порядке. Для Джин все страшное закончилось, больше никаких тревог не будет - если только они с По все сделают правильно каждый со своей стороны. А они все сделают правильно. Кассиан уверен в По, да и в себе тоже.
- Нет.
Он качает головой, выдерживает короткую, на секунду, паузу - и идет в парк, в законсервированный кусочек лета.
- Я старался ни к кому не привыкать. Так проще, не так больно, когда все ломается. Только к вам я и привык.
В это время в парке почти никого нет. Нескольких детей выгуливают няни, на дальней скамейке сидят две дамы и тихо о чем-то шепчутся. Никого, даже отдаленно похожего на ирландскую банду - разве что им носят новости птицы, которых не видно, но слышно сквозь ветки.
- Откуда ты знала про парк? Ты бывала тут раньше?

+1

798

- Я всегда привыкаю. Но не так быстро, - Джин рассеянно гладит его руку, поднимая на него взгляд, и осторожно тянет за собой дальше - через главную аллею, а затем сворачивает на дорожку более узкую. - Так легче, когда... легче объяснять себе какие-то вещи. Легче привыкать... к другому.
Джин все ещё держит его за руку, все ещё ведёт вперёд и не спешит отвечать на вопрос. Только сжимает его пальцы крепче.
- Может быть, к Гарретту я бы тоже привыкла. Не знаю. Не уверена, - пожимает плечом, прикусывает губу. Она бы скорее убила его, и тогда не пришлось бы привыкать, но если бы не получилось... Мысли об этом не пугают - это то «если», которое уже не случилось и никогда не случится. Если она теперь попадёт ему в руки, то такого варианта даже не останется - либо она, либо он, третьего просто не дано. - Наверное, привыкла, если бы не смогла убить. И мне немного страшно, что я так быстро привыкла к вам. Больше, чем просто привыкла.
Джин замирает, останавливаясь, оглядывается. Отпускает Кассиана, сворачивая с тропки, и рассматривает деревья. Кивает сама себе, и снова ловит его за руку.
- Прости, да. Ты спрашивал, - она перескакивает с одной темы на другую легко, почти не задумываясь, и поудобнее перехватывает пакеты. Убирает за ухо волосы. - Да, я была здесь раньше. Если пройти ещё немного дальше по той дорожке, то можно выйти на полянку. Там есть стол, скамьи. Где-то в глубине, кажется, ещё был пруд. Это... я здесь жила. Раньше. С родителями.
Раньше здесь была утоптанная тропинка, но теперь она заросла, но это, кажется, ничуть Джин не мешает. Ноги помнят сами, куда идти.
- Здесь меня если и искали, то в самом начале. Сейчас не должны, - она смотрит немного насторожено - вдруг Кассиан рассердится, что она не сказала им об этом раньше? - и трёт шею. - Я подумала об этом, честно.
Джин отводит взгляд от него; запинается, продолжая идти, не сбавляя шаг, о торчащий из земли корень, и неловко хватается за руку Кассиана.
- Извини. Там... дальше дом. Моих родителей, - язык не поворачивается назвать его «мой дом» или «наш дом», и неожиданно для себя она понимает, что что теперь, когда По далеко от них, а они сами не в доме его деда, Джин даже не знает - а где ее дом теперь? Точно не там, где временно правит Гарретт. - Ты не против дойти до него? Я... прости, - сбивается, но вздёргивает подбородок. - Мне надо было спросить об этом раньше. И сказать тоже. Извини.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

799

    Впервые за долгое время По вынужден признать, что он в полной растерянности. Его совершенно не посещала мысль о том, что ирландцам может не потребоваться его помощь с поисками Джин. Что это могут поручить кому-то другому. Но кому? Не самому же капитану Гарсиа? Хотя у него на столе была карта. Однако ничего утверждать точно нельзя: это могла быть карта чего угодно.
    По автоматически скользит взглядом по строчкам заметок Лоуренса — совершенно бессмысленным и бесполезным — но едва ли улавливает хоть что-то. Им нужно, чтобы поисками Джин занимался он. Тогда это можно будет проконтролировать и убедиться, что ситуация не выйдет из-под контроля. Черт, да это вообще единственное, почему По мог быть спокоен насчет судеб Кассиана и Джин. Теперь — теперь ему нужно понять, как получить это дело.
    Он отрывается от дела и задумчиво смотрит по сторонам. Список Кассиана По помнит смутно, а приносить его сюда не станет ни в коем случае. Да и в любом случае, нельзя просто взять и подойти к любому другому продажному копу и выяснить, не занимает ли он сбежавшей невестой босса мафии. По возвращается к записям. Лоуренс, если и расследовал что-то, то делал это из рук вон плохо. Поэтому из записей ничего не понять. Впрочем, оно и неудивительно: Лоуренс тут всего год. И, в отличие от Кассиана, совершенно бестолков.
    Посидев за столом еще какое-то время для приличия, По берет свой блокнот и ручку и направляется к Лоуренсу. Его имени точно не было в списке.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+1

800

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан только сильнее сжимает руку Джин. Молчит, не говорит, что к плохому никогда не привыкаешь. Привыкаешь только к хорошему. Привыкаешь к роскоши - к теплу, горячей еде, дому, тому, что одежды не бывает много, к сну - а все остальное время просто смиряешься с ее отсутствием. Но не привыкаешь - терпишь. Он не объясняет - такие вещи нельзя объяснить, к ним можно только прийти самостоятельно. И хорошо, что Джин не пришла, что опыта для этого у нее еще не хватает.
Он смотрит на нее внимательно, и Джин, кажется, думает, что он недоволен. Кассиан прикидывает в уме. Прошло достаточно времени, Гарретт мог даже и не знать об этом доме. Если Джин жила тут с родителями, значит, это было до Галлахера, до Ирландии с ее Колин - давно. Если бы он и вспомнил, это место проверили бы одним из первых.
- Ты хорошо знаешь этот район, - он уже не спрашивает, говорит. - Нам это только на руку.
Кассиан не останавливается и дает Джин вести их к своему прошлому.
Он думает о том, что нужно будет купить еще и карту, снова думает про справочник. Сколько, интересно, в Чикаго ретушеров? Сколько времени ему понадобится? Он заставляет эти мысли утихнуть. Он еще успеет - сейчас он все равно не может ничего сделать. Сейчас он нужен Джин, и лучшее, что он может сделать - это быть рядом.
- Тут красиво, - говорит Кассиан. - Пруд тоже можем найти, если ты захочешь. И птицы... Мне нравится, как они поют, хотя я не знаю, как они называются.

+1

801

- Нет, не надо, - Джин качает головой, чуть улыбнувшись, и выдыхает почти облегченно - она правда опасается, что Кассиану это не понравится. - И район я знаю не настолько хорошо, как хотелось бы. Только... отдельные места. Но я постараюсь быстро вспомнить.
Чтобы хоть в чём-то от неё была польза - потому что сидеть дома и знать, что помочь не можешь ничем, ничего не можешь сделать, это ужасно. Джин умеет ждать, когда знает, что ожидание не будет напрасным, что оно временно; но бездействовать и знать, что сделать ничего не можешь... нет.
И она правда в растерянности - чем обычно занимаются женщины, сидящие дома? Которые не ходят на работу, не помогают делам семьи, не... чем занимаются нормальные женщины?
- Что мы ещё не купили? - Джин убирает за ухо волосы, улыбается, оборачиваясь к Кассиану. - Продукты - возле дома. Что ещё нужно? Если ты будешь искать ретушёра, тебе нужны адреса - и карта.
Тропка совсем заросла, но Джин ее помнит и идёт уверено - ещё три десятка шагов, и они выходят к парковой ограде, высокой и решётчатой. Неожиданно приходит понимание, что тот лаз могли и заделать, но если учесть, в каком состоянии сама решетка...
Лаз оказывается на месте - Джин морщится, посмотрев на свои туфли, и кивает на отсутствующий элемент в ограждении.
- Здесь мы с родителями пролазили, чтобы срезать. Думаю, ты тоже пролезешь.
От ограды до дома буквально подать рукой - надо пройти совсем немного, и они выйдут к заднему двору того серого дома, который когда-то был белым и не заброшенным.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

802

    Единственная проблема Лоуренса заключается в том, что он юный и хамоватый. По таких перевидал за девять лет в участке массу; они быстро приходили, быстро дослуживались до детективов, а потом мерли, как мухи. Лоуренс каким-то чудом умудрился до сих пор не помереть ни в одной из уличных перестрелок, ни от рук собственных коллег. Однако чуда вряд ли хватит надолго.
    По подтягивает чужой свободный стул к столу Лоуренса и садится, кладя блокнот на край стола. Целую минуту, пока Лоуренс делает вид, что не замечает его, По выстукивает простенький ритм ручкой по блокноту. Затем насвистывает.
    — О Господи, что? — вскидывается, наконец, Лоуренс. — Ты не видишь, я занят?
    — Всего пара вопросов, — примирительно говорит По, прекращая и выстукивать, и насвистывать.
    — Ты забрал дело, там все написано черным по белому.
    — Почерком, который невозможно прочитать, да, припоминаю что-то такое, — насмешливо улыбается По и придвигается ближе: — Лоуренс, давай начистоту. Ты поможешь с делом мне, я помогу тебе.
    По уже давно выучил, что люди любят, когда им помогают. Просто кого-то можно развести на сделку, а кому-то сначала придется помогать безвозмездно. К счастью, Лоуренса можно развести на сделку; ушлых людей По видит издалека. Если бы мафия сунулась к Лоуренсу, он бы продался без лишних раздумий. Но этого пока не произошло, и это можно использовать.
    — Нет уж, Дэнди, это теперь твое дело, — Лоуренс щерится. — Вот и вали разбираться с ним.
    Сегодня не его день. Сегодня просто не его день. По продолжает невозмутимо смотреть на Лоуренса и чуть насмешливо улыбаться. Тот не спрашивает, с чем именно По думает, что может помочь. Значит, с чем-то помощь ему все-таки требуется. Осталось угадать, с чем. По склоняет голову к плечу, и вдруг до него доходит.
    — Я знаю, что ты хотел бы раскрыть это дело сам.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

803

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]- Недалеко от нас продают справочники, я видел. Карта да, пригодится тоже. Мне нужно будет, чтобы ты очертила мне вашу территорию на ней - это может пригодиться.
Кассиан пролезает легко, но осторожно, чтобы не испачкать случайно новую рубашку. Ему начинает казаться, что это - не очень хорошая идея теперь, когда понимает, к какому дому они идут, когда видит, что дом этот заброшен. Слишком много прошлого, которое не затерлось настоящим - плохая идея. С другой стороны, так будет лучше видно, если кто-то был здесь до них.
Дом старый, серый, темный, хотя видно, что он раньше он был светлым. Стекол почти нигде нет, даже теперь, днем, окна зияют тьмой. Даже теперь, летом, от дома тянет затхлой сыростью.
Дверь прикрыта, но не заперта. А и была бы - всегда можно проникнуть через окно.
Кассиан смотрит на Джин, не уверенный в том, что ей нужно видеть, в том, что ее стоит тащить за собой внутрь. Он действительно отпускает ее, заходит один. Тихо, но совсем заброшенным дом не выглядит. Следов взлома нет, как и следов обыска. Зато есть матрас в углу, и он выглядит достаточно старым. Тут кто-то живет - какой-то бездомный, должно быть. Кассиан осторожно пятится назад. Ему кажется, что в доме никого нет, и все же вторгаться в чужое, пусть и самовольно занятое, жилье, он не хочет.

+2

804

Дом выглядит совсем не так, как она помнит; это, впрочем, и не дом совсем - его остов, старый и дряхлый, и не больше. Она не была здесь вот уже одиннадцать лет - почти двенадцать - и прежде даже не планировала сюда возвращаться.
Она понятия не имела, что с домом, цел ли он, но он цел - стены на месте - выбиты только стекла, и Джин даже знает, что его можно привести в нормальный вид. Только не уверена, что однажды ей захочется этим заниматься; не уверена - а принадлежит ли этот дом ей? Наверное, да, как и все остальное, что осталось от родителей.
Но про это все остальное она не знает тоже - никогда не интересовалась глубже, чем словами Шона о том, что он все решил, - и, наверное, надо бы узнать.
Потом, попозже, когда это все закончится.
Не сейчас.
Сейчас Джин собирается остаться снаружи - она не планировала заходить сюда, она хотела только посмотреть на дом, но Кассиан оказывается быстрее - и вот он уже там. Это правильно - если ее здесь искали, то, возможно, удастся понять, как давно; искали ли ее здесь вообще.
Гарретт мог и не знать про это место, черт его знает.
А мог знать.
Но здесь в любом случае не опаснее, чем в любом другом месте в Чикаго.
Джин не собирается заходить - дом выглядит жалко и заброшено, она не хочет оставлять себе такую память - но всё-таки заходит вслед за Кассианом. Прикрывает за собой дверь, осматривается. Зябко ёжится и обнимает себя за локти.
Хорошо, что покупки доставят на дом - она терпеть не может, когда руки заняты вещами, и теперь их не приходится освобождать.
В доме тихо - мертвенно тихо - и в углу лежит какой-то матрас.
Джин морщится, прикусывает губу. Оглядывается снова.
Вытащили все, что только можно было вытащить; что нельзя - в состоянии не лучшем, чем сам дом.
- Я поднимусь наверх. Ненадолго, - Джин касается плеча Кассиана. Стряхивает с ткани осевшую пыль. - Сейчас вернусь.
Лестница прогнившая - лишняя влага ещё ничему не приносила пользы - и некоторые ступеньки выглядят откровенно гнилыми, некоторые только поскрипывают и проседают под шагами; Джин идёт осторожно, но быстро, держась поближе к стене, где ступени сохранились получше. Плечом и белой блузой почти прижимается к обоям, собирая пыль и грязь, но только почти.
На втором этаже пол тоже не выглядит надёжным, и Джин идёт ещё осторожнее. Здесь тоже пусто - кто бы ни занимал тот матрас внизу, он явно не здесь. Хорошо.
Все ещё лучше было бы, если бы она осталась внизу, если бы не заходила в дом; если бы, наверное, вообще не приходила бы к этому дому.
Но ноги сами помнят дорогу - и Джин только на мгновение замирает перед дверью в комнату, прежде чем повернуть ручку, и задерживает дыхание.
В ее спальне тоже сырость и затхлость - остов кровати тоже только остов; и он сдвинут с места, что сейчас к лучшему - Джин плевать на кровать, на комод, на разбитую люстру; и на все остальное тоже - разглядывает пол, а потом, помедлив, опускается на колени рядом с местом, где раньше стояла кровать; давит на одну из досок, и она поддаётся - другой ее край поднимается, и Джин задерживает дыхание снова, даже жмурится, и страшнее всего сейчас открыть глаза.
Но внизу скрипит пол, и она чуть вздрагивает, и открывает глаза, смотрит - и откладывает доску в сторону, убирает вторую.
Так сложилось, что многие тайники почему-то находились в полу.
Но этот цел - его, значит, не нашли.
И коробка, жестяная коробка с цветами на крышке, тоже целая; вся в пыли, и Джин, не заботясь об этом, стирает краем шарфа пыль с крышки, всхлипывает и зажимает рот рукой.
Откладывает коробку, ставит доски, как они были; пальцы дрожат, когда сжимают жестяные бока.
Она и правда не собиралась сюда заходить. Но может быть все же к лучшему?

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

805

    Лоуренс молчит, и По продолжает:
    — Я помогу тебе раскрыть его, все лавры будут твои.
    Лоуренс продолжает молчать. По сидит еще какое-то время, глядя ему в лицо, а потом пожимает плечами и поднимается с места; блефует. Ему нужно, чтобы Лоуренс согласился, а дело ему совсем не нужно. У него и без того достаточно. Однако Лоуренс оказывается неожиданно упертым, и По использует последний рычаг. Делает вид, что уходит. Даже успевает сделать пару шагов.
    Это срабатывает.
    — Погоди! — шипит Лоуренс, и По оборачивается обратно, вскидывает брови. — Что тебе с того?
    По садится обратно, улыбается уголками губ и раскрывает блокнот. Одно хорошо с молодыми людьми: они чрезвычайно просто клюют на такие вещи. Особенно недалекие и притом амбициозные товарищи вроде Лоуренса.
    — Как я и сказал, всего пара вопросов.
    — Каких вопросов? — щурится тот.
    — Про участок, — По оглядывается вокруг, пожимает плечами: — Что тут происходило без меня.
    — И ты поможешь мне раскрыть дело? — недоверчиво уточняет Лоуренс. Придвигается ближе: — Два. Два дела.
    По смеется себе под нос. Ладно, возможно, этот малый еще далеко пойдет. Но не сегодня и не за его счет. По захлопывает блокнот и указывает им на Лоуренса:
    — Одно дело, и хватит с тебя. Подумай и приходи.
    Ему не требуется оставаться здесь, чтобы добиться своего. Лоуренс точно придет. Судя по тому, что По успел понять из материалов дела, это двойное убийство, достойное первых полос газет, если его раскроют. Светиться в газетах ему сейчас ни к чему. По возвращается за свой стол, бросает блокнот поверх бумаг и проводит рукой по лицу. Затем берет телефонную трубку.
[status]eet[/status][icon]https://s14.postimg.org/pyklrp1kh/ava1927-5.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

806

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Кассиан остается внизу. Он уверен, что дом пустой, но не уверен, что так будет долго, потому остаться и присмотреть за входом - хорошая идея. Да и в "Сейчас вернусь" Джин явно слышится просьба не ходить с ней. Это ее старый дом, ее прошлое, ее память. Ему там места нет, и это правильно.
Ненадолго - это зыбкое время, отрезок, ничем не обозначенный, но Кассиан все равно считает время про себя, и в какой-то момент ему начинает казаться, что ненадолго должно было бы уже закончиться. С Джин все хорошо? Что случилось? Может, он ей нужен? Он стоит у лестницы, положив руку на перила, но только зовет:
- Джин!
Он решает, что если она не отзовется через пять минут, то он поднимется. Джин показывается наверху, сердце отпускает. Кассиан и не заметил, как его сжала тревога. Пожалуй, он и правда слишком привык, вот только делать с этим ничего не собирается. Даже с тревогой это слишком хорошо, чтобы отказываться.
Коробку в руках Джин Кассиан замечает не сразу. Ее не было с ними, выглядит она старой, чуть уставшей. Так, будто ждала много лет, пока ее найдут.
- Это... твоя?

+2

807

— Да, моя, — Джин кивает, смотрит на коробку немного растеряно, словно сама не до конца понимает, что это в ее руках, и пожимает плечом. — Наверху есть следы, но они уже под пылью. Около недели, не похоже, что раньше.
Внизу следов больше — значит, тот, кому принадлежит этот матрас, ходил только по первому этажу, но не поднимался на второй. Если, конечно, он сам не объявился здесь неделю назад — но матрас выглядит… органично.
Словно лежит здесь очень и очень долго.
— Спасибо, что согласился прийти сюда, — прижав к себе коробку, растеряно колупает краску на ободке крышки. Прикусывает губу. — Пойдем? Надо еще купить справочник и карты, и еду. И газеты.
Объявления от По там быть не может — сегодня только понедельник, они расстались всего лишь несколько часов назад, — но газеты нужны не только для сообщения.
— Я понятия не имею, что было здесь за последние две недели. Надо бы проверить, как там… дела у семьи.
Джин не слишком весело хмыкает, трет шею.
— Пойдем? Здесь вряд ли можно что-то еще найти.
И тянет его за руку снова — она не хочет оставаться здесь больше, не сейчас. Не уверена, что когда-либо вообще.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

808

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Кассиан кивает - искать тут и правда больше нечего, тем более, что он и не искал. Про следы он запоминает. Неделя назад - достаточно давно, даже если это следы кого-то из ирландцев. Даже если они знают про дом.
Он не спрашивает о том, что в коробке. И так помнит, Джин ведь говорила о ней, когда они ехали в Нью-Йорк. Жетоны отца, что-то еще - память, о которой она думала, что материальное ее воплощение потерялось, но вот оно, снова в руках. Может, потому она и выбрала этот дом, что По сказал, что коробку еще можно и отыскать.
Может, затем они нужны друг другу, чтобы озвучивать и предлагать то, что прежде казалось невозможным и ненужным, чтобы возвращать надежду и придавать сил. Кассиан кивает, говорит: "Идем," - но прежде, чем действительно уйти, на секунду притягивает Джин, прижимает ее к себе. Всего на секунду - им и правда лучше не задерживаться.
Когда они уходят, ему кажется, что он чувствует на себе чей-то взгляд. Кассиан не оглядывается, не пытается понять, что это - вообще никак не показывает, что что-то чувствует и что чем-то может быть встревожен.
Они покупают еще справочник, карту, газеты, у самой двери сталкиваются с посыльным из магазина. Приоткрывается едва заметно дверь напротив - соседи услышали посторонних. Кассиан здоровается, знакомится с ними, пряча, насколько он это может, акцент, не пряча любви к Джин. Счастливая молодая пара, ничего еще не знающая о превратностях жизни - так их видят, так их запомнят.
Он думает поделить газеты пополам, но отдает Джин все, зная, что искать они все равно станут разное, и на разное же обратят внимание. Потому он занимается обедом, сняв рубашку, в одной майке, чтобы не испачкаться случайно, мурлыча что-то себе под нос, то и дело взглядом находя Джин.

+2

809

Дома Джин отставляет коробку в сторону и словно забывает о ней; так, впрочем, практически и есть - сначала мысли занимают газеты, которые она просматривает быстро, но внимательно, отмечая карандашом несколько заметок - открытие каких-то предприятий, расширение уже существующих. Бутлегерская деятельность требует хорошего прикрытия - у Аль Пачино это двери, например, а Гарретт вряд ли менял что-то после Шона. Зачем чинить то, что и так работает?
Но если они расширяют поле деятельности, то прежнего будет недостаточно - не тот масштаб.
Поэтому Джин отмечает заметки, перекладывая газеты в новую стопку, и затем ещё раз просматривает маркеры ещё раз.
- Видимо, дела у них пока идут неплохо, - Джин рассеянно постукивает карандашом по газете; улыбается немного, глядя на Кассиана, и пожимает плечами. - Ничего слишком... заметного нет. Если не говорить о криминале, конечно же.
Если бы в криминале было бы тихо и гладко, это настораживало бы ещё больше, чем регулярные перестрелки и выяснения отношений гангстеров с гангстерами, властями и всем остальным миром.
Поднявшись из-за стола, Джин на мгновение прижимается к Кассиану со спины, обнимая его, целует за ухом.
Ей нравится, что в глазах соседей они теперь выглядят влюблёнными и счастливыми молодожёнами, и хорошо бы, чтобы так оно и было впредь. Джин чувствует странную, необычную лёгкость - немного похожую на ту, которую она изображала, когда они только снимали квартиру; но эта тише, спокойнее, ровнее.
Целует ещё раз, легонько прикусывает его плечо - он без рубашки, в одной майке, и Джин нравится, как под руками ощущается его кожа.
И отпускает. Он готовит, не стоит, наверное, мешать ему больше необходимого.
Ещё есть дела - мелочь, в основном; разобрать те покупки, которым место в шкафу и комоде, переложить справочник и карты так, чтобы они были под рукой и на видном месте.
Подумав, Джин переодевается вовсе - вместо блузки, на которой все же оседает пыль из дома, надевает сначала майку По, а затем рубашку Кассиана, завязывает ее на талии небрежным узлом; чёрная юбка хороша тем, что с ней сочетается что угодно.
Джин рассматривает себя в зеркале небольшого трюмо, подумав, убирает волосы в такой же небрежный, но надёжный узел на затылке.
Возможно, стоит подстричься совсем коротко, чтобы вообще не беспокоиться о том, что волосы лезут в лицо и их то и дело приходится либо убирать в причёску, либо укладывать?
Об этом стоит подумать, но, возможно, не прямо сейчас.
Быть в майке По и рубашке Кассиана странно, но ей нравится. Ткань совсем не та, к какой она привыкла в сорочках и белье, совсем иначе ощущается кожей - но это ей нравится тоже. Это не совсем то, но на мгновение ей даже кажется, что По рядом с ними.
Нет, конечно, это только его одежда - их одежда, и это ещё лучше, - но за неимением его самого, мистера с привилегиями, это уже что-то.
- Теперь эта рубашка точно только моя, - Джин улыбается, когда возвращается на кухню - непривычно, что так мало места, так мало пространства, до всего можно дотянуться рукой, - опирается о край кухонного стола, рядом с раковиной, коротко касается волос Кассиана. - Что ты готовишь? Пахнет очень вкусно.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

810

[icon]http://s8.uploads.ru/KwFZr.jpg[/icon]Ему не нужно смотреть на Джин - по новому старому запаху он понимает, что она в их одежде. В его рубашке, которая теперь только ее а не когда она захочет. В майке По. Кассиан отрывается от того, что делает, подается к Джин, тянет запах. Ему нравится, как она пахнет ими, нравится, как со временем все три запаха сольются, и нельзя будет точно сказать, где заканчивается запах По и начинается Джин.
- Писто манчего. Овощи, - объясняет он, отстраняясь. - У нас их подают с жареными яйцами. А там я медленно тушу мясо и варю картошку, - Кассиан указывает на плиту, будто очерчивая границы своих владений. - Для ужина. Приготовлю, как готовили ирландские рабочие, к которым я пристал на первое время в Америке - они называли это пирогом, но только на пирог это мало смахивает, конечно.
Он еще секунду смотри, убеждаясь, что все на своем месте, потом подхватывает Джин на руки, осторожно, чтобы не свалить ничего, кружит ее на маленькой кухоньке. Новости о преступлениях он посмотрит и позже. Про банду Джин уже нашла все сама. Ему есть, чем заниматься - даже теперь, а ей нет. И это проблема. Не настолько крупная, чтобы волноваться о ней всегда, но сейчас еще можно - сейчас ничего более крупного у Кассиана все равно нет.
- Поможешь мне, пока я вожусь здесь, с делом? - просит он. - Нужно очертить границы банд, как ты их знаешь. Отметить те фотостудии, которые есть в справочнике. А после обеда спланируем мой маршрут. Будешь нашим... как это? Навегадором... Штурманом? Да, штурманом. Хочешь?

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC