Star Wars Medley

Объявление

07.04.2018 Объявление об обновлении общефорумной хронологии и мастерпостах для обоих таймлайнов.

04.04.2018 Инструкция, как внести свой посильный вклад в обновление общефорумной хронологии.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бодхи Рук, Лэндо Калриссиан, Джейсен и Джейна Соло, Фазма, Финн

— Мостик экипажу и ... — микрозаминка <...> Кто остальные на «Нинке»? Беженцы? Солдаты? Неудачники? Счастливцы?
Kaydel Ko Connix

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Там, где тихо и светло [1920!au]

Сообщений 691 страница 720 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (Вчера 17:45:53)

+2

691

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
- Никаких манипуляций - с вами. Во всяком случае, - Джин чуть хмурится, - специальных. Я все же умею делать это... тоньше. Может, смогла бы и с вами. Черт знает. Но в остальном - ты прав. Вы оба правы. Схема одна. Сбор информации, передача информации, мелкие поручения, когда встреча двух мужчин выглядит намного подозрительнее, чем простое свидание. Наблюдение. Флирт... да, флирт подойдет. Увлечь, переключить внимание на себя, узнать что-то, что не расскажешь другу, но о чем упомянешь при не самой сообразительной девице, подставить - чтобы у Шона был повод убрать лишнего человека. Я не знаю, что ты имеешь в виду под безобидным флиртом. У меня нет положения, опыта или статуса, которые подойдут для капо или консильери. Но есть - во всяком случае, статус - для другого.
Джин думает, что это даже смешно - быть поводом для того, чтобы лишиться жизни. Только это не чертовы дуэли, как в прошлом веке или пьесах Шекспира, а куда более грязное и, главное, незаконное дело.
- То, что я приёмная дочь Шона, особенно не афишировалось. То, что я принадлежу к семье, нужные люди знали. И эта принадлежность - это тоже статус. Если ты принадлежишь к семье, в первую очередь ты думаешь о семье. Руководствуешься целями семьи. Это... если кому-то плохо, большую часть семьи это заинтересует только в разрезе полезности - может человек выполнять свои функции или нет. Может он делать то, что должен, или следует найти ему замену - временную или постоянную. Стоит немного подождать - или разобраться сразу же. Разобраться - необязательно убрать. Хотя, конечно, в большинстве случаев это самый простой и надёжный выход.
Джин качает туфлей, водит ногтем по жилке на запястье.
- Если ты принадлежишь к семье, в первую очередь ты - инструмент. Ресурс. Ее часть. Винтик, который выполняет свою функцию. Потом уже ты брат, дочь или сын. Я знаю, - Джин переводит взгляд с По на Кассиана, потом обратно; ведёт плечом. - Что это не очень интересно слушать. Но мне надо объяснить. Рассказать.
Иногда - она это знает точно - они понимают друг друга с полуслова. Но некоторые вещи ее ставят в тупик - и их она не понимает, не понимает, как они думают и почему думают именно так. Вероятно, примерно так же они иногда думают и про неё. Словно жители двух - даже трёх - разных миров.
- Дочери, жены, сестры - чаще всего они вне семьи. Потому что... господи, вряд ли нужно объяснять, почему, - это ведь очевидно, в самом деле. - Но если ты в семье - хотя бы как-то - то и требования к тебе, как к остальным. Твои проблемы - это твои проблемы до тех пор, пока они не задевают семью. Если тебе плохо - это твоя проблема. Неудобно - это твоя проблема. Это все - моя проблема, пока это не мешает механизму. Пока это не мешает делу. Пока это нельзя использовать как повод. Особенно это моя проблема, потому что это, - Джин сжимает губы, смотрит в стол и явно повторяет чужие слова, - это мир мужчин. И если ты хочешь быть наравне с ними - или близко к этому - стараться приходиться больше. Вкладываться - в чем-то - больше. Если все идёт плохо, если мне плохо, я не могу расплакаться и попросить кого-то решить это за меня. Если утрировать. Если я иду на попятную - значит, все. Значит я сижу дома, может быть, хожу на учебу - но это большее; если я иду на попятную, если я - всего лишь слабая женщина, значит... значит, к черту идут все мои заявления о самостоятельности и независимости и о том, что я могу что-то больше, чем выйти замуж и родить детей. Когда ты взял меня в спикизи, - смотрит на Кассиана снова, рассеянно пожимает плечами, - Дик и Майк не должны были за мной приходить. Если я хочу себе свободы - любой - то и со своими проблемами я разбираюсь сама. Не со всеми, не всегда - пока это не задевает семью. И это... это тоже - статус. Если мои проблемы волнуют семью, это обычно происходит не потому, что важна я. А потому что я принадлежу к семье -  и если, прости, По, это не лучший пример, если кто-то зарывает твою квартиру - он делает это не потому, что ему не нравится твоя квартира, интерьер или кресло. Это потому, что ему не нравишься ты. Словом, - она переводит дыхание; тянется за стаканом По, делает глоток воды, - как с любой вещью. Когда портят вещь, в первую очередь задевают ее владельца - а чувства вещи... ну. Это не то, что важно.
Ещё один глоток, и осторожно смотрит на них; снова отводит взгляд.
- Поэтому - поэтому я не понимаю, почему так важно, то... о чем мы говорили с Кассианом. Я не понимаю - если я решила, то это мое решение, и все остальное - это тоже... мое. Но если это важно для вас - я привыкну. Переучусь. Просто мне нужно немного времени, - Джин коротко улыбается. - Я быстро учусь.
Ещё один глоток, облизывает губы и меняет ноги.
- Это не очень интересно, да. Просто... мне правда нужно это объяснить. Теперь - теперь дальше?

+2

692

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Слова Джин выбивают из него все остатки всколыхнувшегося желания. Кассиан оставляет мысли про По, себя и шлюху и про то, как они могут соединяться в одном предложении - в одном, возможно, человеке. Потому что думать о чем-то другом, кроме того, что рассказывает Джин, невозможно. То, что она рассказывает, невозможно.
Это странно.
Это страшно.
Часть того, о чем говорит Джин, Кассиану отдаленно знакома. Группа как семья, где все заодно, все вместе, но при этом у каждого есть своя роль, своя работа, которую никто за него не сделает, свои слова, которые никто за него не скажет. Но только их семья рабочих на этом не заканчивалась, и Кассиану непонятно, как иначе. Непонятно, зачем иначе.
Зато теперь понятно, зачем она спрашивала раньше - и ее вопрос о вазе теперь звучит совершенно иначе. Неважно, хрупкая она вещь или какая-то еще - она все равно вещь. Ей просто было странно, что вместо того, чтобы использовать ее, с нее сдувают пыль.
- No, - говорит Кассиан тихо, тянется к Джин, берет ее руку. - Нет. Тебе не нужно переучиваться, привыкать. Дело не в том, чтобы научиться новому, а в том, чтобы забыть. Будь собой до того, как ты попала в семью. Ты можешь все, что хочешь. Тебе может быть плохо. Ты можешь просить о помощи. Плакать. Смеяться. Требовать. Наслаждаться, а не давать наслаждение кому-то. Джин, Джин.
Он оглядывается на По, потому что не знает, как тут справится сам. Наверное, тут нужно больше рассудительности - единственное, что хочется, это не говорить, а взять Джин на руки и гладить ее, быть рядом, вокруг, пока она не поверит, что она защищена, и им от нее ничего не нужно.
- Это плохая семья, - Кассиан все же пытается найти слова. - У меня было не так. Когда я был анархистом, когда я участвовал в борьбе, у нас тоже была ненастоящая семья, как у вас, но там все было не так. Там мне давали читать книги и говорили, там - да, я делал то, что должен был, но мои проблемы становились проблемами всех, так же, как проблемы всех были моими. Когда мы страйковали, мы все жили на одни деньги, когда нас что-то тревожило, нас всегда слушали. Семья - это не когда ты делаешь все, чтобы все еще быть с семьей. Это когда рядом с тобой всегда есть кто-то, кто поддержит. Когда ты всегда слышишь в голове чужой тихий голос, который обещает, что все будет хорошо, все не зря. Когда ты - это ты, и ты важен - таким, какой есть. Ты важна, Джин.

+2

693

    — Ты важна, Джин, — в голос с Кассианом говорит По.
    Он говорит это специально, потому что знал, что Кассиан обязательно это скажет, и потому что необходимо сказать это сильнее, громче, выделить голосом. То, что объяснила Джин, звучит дико там, где вопрос касается дел мафиозной семьи, но в остальном По ничуть не удивлен. Женщина — объект, ею владеют, почти как скотом, только она будет покрасивше и поумней и рожает детей, наследников. Она должна сидеть тихо, помалкивать, выполнять любые капризы мужа и в общем и целом представлять из себя красивую одушевленную вещь. Когда женщина не делает этого, ее осуждают, порицают, призывают к порядку — как делали с Агатой. Чьи бы слова Джин ни повторила им только что, они правдивы: это мир мужчин.
    И По — один из них.
    — В 1865 году Иллинойс был первым штатом, который принял Тринадцатую Поправку, — говорит он. — Ты не вещь, Джин. Ни я, ни Кассиан — мы не владеем тобой. Тобой владеешь только ты.
    Эти слова даются По сложно, в нем до сих пор есть какая-то часть, которая твердит, что это неправильно, что женщина не может решать за себя, что она глупа, наивна, беспечна. Он действительно до сих пор считает, что в первую очередь в любой ситуации головой должен думать мужчина. Но у него было достаточно времени, чтобы хорошенько обдумать слова Агаты — они врезались ему в память так прочно, что захочешь — не забудешь.
    Агата нравилась ему. Ее слова, не без труда, но нравятся ему тоже — до сих пор.
    Он молчит какое-то время.
    — Всё это, — По жестом соединяет их всех в круг, — не про то, чтобы было приятно мне или Кассиану. Это про то, чтобы было приятно мне, Кассиану и тебе тоже. Ты полноценная участница. Не винтик. Не вещь. Не объект для утех. Не рабыня, не служанка. Это работает только взаимно. В обе стороны. Мне не может быть приятно, если неприятно тебе. Если ты превозмогаешь ради меня боль или неудобство — это неправильно. Думаю, Кассиан со мной согласится, — он кидает взгляд на Кассиана. — Я никогда не стал бы терпеть боль или неудобство ради чужого удовольствия. Почему ты думаешь, что должна? Считаешь нас своими новыми владельцами — что перешла от Шона к Гаррету, а от него к нам?
    По склоняет голову к плечу, улыбается уголками губ:
    — Никогда не думала, что ты перешла от Гаррета просто к самой себе?
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-25 22:40:03)

+2

694

Кассиан гладит ее по руке, они оба говорят, что она важна, и Джин смотрит на них сначала немного растеряно - в чём-то она все ещё не понимает их; но По говорит про Гарретта, и ее лицо меняется, и Джин знает, что взгляд меняется тоже.
Она смотрит с холодной, трезвой ненавистью, без страха; потому что Гарретт - он будет лежать в могиле. Потому что Джин уже зашла слишком далеко, чтобы все пошло иначе - потому что иначе пойти не может.
Варианта два: либо он, либо она. Третьего здесь просто нет, не было и не будет.
- Я не переходила к Гарретту. Вот это, - Джин касается синяков на шее, на руке, - я хочу вырезать не потому, что он владел мною и оставил метки. Потому что он решил будто бы имеет на это право. Будто бы я принадлежу ему. Будто бы он может делать все, что захочет. Потому что к нему я не переходила - и не перейду, я лучше застрелюсь, - она говорит негромко, спокойно, и руки совсем не дрожат. Это даже не правда - для неё это истина в последней инстанции. - Я любила Шона и делала то, что делала, потому что это был мой выбор. Я люблю вас и делаю то, что делаю, потому что это тоже мой выбор. Для Шона я готова переступать через себя. Для вас - тоже. Потому что любой выбор - всегда - имеет последствия. Это не плохая семья, Кассиан. Это семья, которую я выбрала, потому что у меня был выбор. Тогда он для меня был лучшим. Гарретта я не выбирала.
Она не выбирала - и если он решил, что может выбрать за неё, может взять ее против ее воли, то у любого решения есть последствия.
Она не всесильна, она не Господь, но пока она может делать хоть что-то - она будет это делать.
- Я люблю вас - каждого и вместе, - теперь она смотрит иначе, по-прежнему спокойно, но спокойствие это другое. Тихое, тёплое, ровное и светлое - как огонь в камине, который согревает, но никогда не обожжет. - И если хорошо вам - мне хорошо тоже. И если вам - кому-то из вас или вам обоим - плохо, я тоже несчастлива. Мне просто нужно время, чтобы привыкнуть, что это работает в обе... во все стороны. До вас это было иначе, и я не жалею об этом. Я знаю, что Шон любил меня тоже, как и я его.
Касается их рук, осторожно гладит.
- Но если это так, если это то, что вы считаете правильным, - переводит дыхание, убирает руки, складывая их на колени. - То пусть так будет для всех нас. Белы, тревоги, беспокойства - и счастье, радость, и все остальное. На троих. Так должно быть для всех нас.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-25 23:34:59)

+2

695

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По говорит лучше, чем получилось бы у Кассиана. Может, потому что люди у них были вещами, а ему такое даже представить трудно. По говорит так, что Джин, кажется, начинает понимать. Не до конца, она еще говорит не о том. Она говорит, что Гаррет не имел права так, будто бы кто-то другой мог бы это право иметь, будто не ей каждый раз и каждый шаг решать, как далеко она готова пустить кого-то в этот раз, а потом и в следующий, а потом и во все остальные.
Кассиан догадывается, что это и есть жизнь Джин - и он может только принять это и уважать, а не доказывать ей, что все, что она считала прежде - ошибка. Не все люди готовы такое слышать, не всем это дает силы идти вперед, кто-то так всю жизнь и оглядывается на свою прежнюю правду, обернувшуюся ложью.
Джин понимает главное - это единственное, что важно.
- Все время, которое тебе понадобится, - обещает Кассиан за них двоих. На этот раз он не сомневается. Они с По говорили вместе, похоже, тут они думают одинаково. - Так будет для всех нас, все время, пока мы вместе. Если нам плохо, и ты несчастлива, если ты несчастлива - плохо нам.
Он снова останавливается, смотрит на Джин, на По, думает о том, как они теперь смогут быть. То, что десять дней назад было просто делом, теперь что-то куда большее, и Кассиан не знает, как им теперь будет, если они разойдутся, если их не будет трое. У него хорошо получается говорить с Джин. Но кто будет говорить с По, когда он будет один, если ему станет плохо?
- Некоторая боль и некоторые несчастья неизбежны, - говорит он потом и заранее кладет ободряющую руку По на плечо. - Но те, которые вызываем мы сами, те, о которых можно сказать, и они прекратятся - о них нужно говорить.

+2

696

    У По есть, что возразить. И про выбор, и про переступать себя, и про право — про многое из того, что говорит Джин. Но он молчит. Потому что все это, пусть и тоже важно, но уводит их в сторону от того, ради чего этот разговор вообще начался. А начался он не для того, чтобы они с Кассианом рассказали Джин, насколько неправильно ее восприятие мира и себя. Поэтому когда тот заговаривает, По лишь кивает согласно и вновь молчит.
    Наблюдает за лицом Джин. Она кажется спокойной, как казалась, когда говорила о Гаррете, но По не уверен, что до этого она действительно была спокойна. Скорее собрана и устремлена к цели. Она наверняка до сих пор желает Гаррету смерти. Зря он про него заговорил.
    Рука Кассиана неожиданно ложится ему на плечо, и По закашливается, переводит взгляд на его лицо. На мгновение ему кажется, что Кассиан тянется через весь стол, говорит специально для него. Затем По вновь смотрит на Джин. Этот разговор про нее. Для нее.
    — Ты обещала рассказать.
    По с удивлением обнаруживает, что его не тревожит то, что он может сейчас услышать. Если он сделал что-то не так — он исправится. Если причинил боль — извинится и запомнит, как не стоит делать. Если испугал — объяснит и успокоит. И, в любом случае, их там было двое, кроме Джин. По благодарен за руку на своем плече.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

697

- Да. Это... это немного смешно, но здесь только одно. Если со... словами мы разобрались, - Джин меняется снова - теперь она опять краснеет, это опять та зона, попадая в которую Джин теряется. Не знает, как себя вести. Смущается того, что говорит, потому что раньше никто не спрашивал, приятно ей или нет, если чья-то рука слишком долго лежит на коленке, если она вообще там лежит, если она двигается выше. Спрашивала Колин - но раз или два, она была... чуткой. Интересно, если бы не случилось Колин, научившей ее краситься и вести себя как девушка, быть девушкой, а не чем-то невнятным и серым, если бы не те вечера в промозглой комнате или сарае, куда они иногда забивались, когда становилось слишком людно в доме. - если бы не все это, был бы тот «безобидный» флирт, которым пользовался Шон? Было бы все остальное?
Смешно, что она не имела не малейшего понятия - в общество, именно в этом обычно и заключается главная проблема прошедшего времени. Не переиграешь и не узнаешь,  что будет, если.
«Если» может быть только одно.
- Мне все понравилось. На самом деле, - Джин обнимает себя за локти, растерянно теребит ткань халата. - Было больно, когда Кассиан... когда вы оба были во мне. Я думаю, что... в следующий раз можно как-то... подготовиться? - краска ползёт к ключицам, и Джин прерывисто выдыхает, закрывает лицо руками. - Господь. В общем... Немного подготовки было бы не лишним. Когда... когда мы были с Колин, она говорила, что... что если растянуть, будет легче.
Сложно поверить в то, что дразнить и говорить грязные словечки ей проще, чем обсуждать что-то подобное. Но это так - и Джин заставляет себя убрать руки от лица, разглаживает ткань на коленке.
- Это все. Во всяком случае, то, что я вспоминаю так, сходу, - смотрит на них по очереди, прикусывает губу. - В остальном мне было хорошо. Очень. И сегодня, и... в машине. И, кажется, мне уже не страшно, когда вы трогаете шею, - осторожно касается синяков, ведёт руку дальше, задевая позвонки. Кладёт обратно на коленку. - А я... делала что-то, что не понравилось? Что было некомфортно?

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

698

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан боится того, что они могут услышать, потому что вдруг понимает, что Джин с ее странным взглядом на семью и выбор могла терпеть уже давно, но молчать и скрывать это лучше. По прав - она обещала рассказать, и лучше бы им все услышать сейчас. И все же от мысли, что он - ни - могли долго время причинять Джин боль и даже не замечать, крутит, сжимает нутро.
Он ошибается. Кроме этого одного раза ей было хорошо. А с этим одним разом Джин знает, что делать, потому что знала, что с этим делать Колин. Кассиан выдыхает, замечает, что слишком сильно сжал пальцы на плече По, и разжимает их. Он не верит в то, что в мире есть кто-то, кроме людей и природы, уже очень давно, но теперь впервые оказывается перед сложным решением: ему очень хочется поблагодарить кого-то за Колин. Но кого, если бога нет? Однажды, решает Кассиан, однажды можно сделать исключение - и про себя все равно благодарит. Без Колин им всем сейчас было бы куда труднее.
- Нам не обязательно делать это каждый раз. Но если... когда... если ты захочешь - попробуем иначе.
Джин трогает шею, Кассиан не может отвести взгляд от тускнеющих на шее синяков. Ему кажется, и когда они пропадут, он все еще будет видеть их, помнить о них. У него нет таких, несходящих синяков, его синяки быстро сходят и не остаются в памяти, но Джин спрашивает, и он качает головой:
- Нет, все хорошо. Мне только... - он нескольку секунд ищет слово и не находит его, выбирает другое, - непривычно. Я никогда не думал, что у меня еще что-то в постели будет в первый раз, что я могу не знать наверняка, что делаю. Но это не некомфортно, это другое.

+2

699

    По запоминает, кивает.
    — Прости нас, — быстро, четко вставляет он между слов Джин.
    Не добавляет больше ничего: ни оправданий, ни объяснений, ни заверений. Только на краткое мгновение невольно морщится, резко вдыхает — Кассиан сжимает ему правое плечо, и поджившую рану режет болью.
    По аккуратно дышит, ничем больше не показывая, что чужой жест побеспокоил рану, и концентрируется на мысли о том, что больно Джин было, только когда они с Кассианом оказались в ней вместе, а до этого, очевидно, ей все нравилось. И то, что она просила тогда, вероятно, ей было приятно тоже. Другая мысль — о том, что таких открытых отношений, открытых разговоров о том, что происходит в постели, с ним прежде особо не случалось — забавляет По. Это должно бы считаться развратным — вот так обсуждать, но как по-другому выяснить, что было неприятным, если Джин считает своим святым долгом терпеть? С другой стороны, все в их отношениях по умолчанию развратно — их трое. И это тоже больше не тревожит, но забавляет По.
    Забавляет его и ремарка Кассиана.
    Он кидает на него взгляд, тянет уголок губы в улыбку: одновременно втроем — первый раз и для него, но остается еще один первый раз, который будет в новинку только Кассиану. По обещал не торопиться, да и разговор не о том; как и с Джин, это будет, только если Кассиан захочет и разрешит. По просто нравится думать, что когда-нибудь это случится. Он смотрит на Джин, улыбается ей.
    — Все хорошо, иначе я бы сказал. И хорошо, что синяки сходят, — По имеет в виду не только физические синяки.
    Он не говорит больше ничего, только поднимается из-за стола, целует Джин в лоб и, легко подхватив свой опустевший стакан, тяжело идет на кухню налить еще воды. Во рту сухо, голова тяжелая, и только кашель наконец-то отступает — но наверняка только затем, чтобы вернуться вновь через пару часов. По очень хочет пить и спать.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

700

Джин чуть улыбается, когда По целует ее в лоб, и на мгновение касается его руки. Затем поднимается тоже, обнимает Кассиана и мягко ерошит его волосы.
Этот разговор вызывает смущение, но не неловкость - и это хорошо. Разве приятно чувствовать неловкость рядом с теми, кого любишь?
Нет. И рано или поздно, но этой неловкости не будет вовсе.
Сначала Джин кажется, что спать не хочется вовсе, по крайней мере, ей, но правда в том, что когда голова касается подушки, она засыпает почти мгновенно. Только жмется ближе к По, лежащему между ними, ловит руку Кассиана.
Неожиданно страшно и тяжело понимать, что сегодняшняя ночь и следующая - это последние ночи, когда они спят вместе, втроём, на очень долгое время. Она не знает, сколь долгим будет это время, но правда в том, что даже неделя ей кажется невыносимо бесконечной.
Это странно - привязаться к кому-то настолько сильно, что мысль о предстоящей разлуке сбивает дыхание.
Наверное, это считается чём-то вроде справедливой платы - на любой плюс всегда находится минус.
Вероятно, если справедливость и есть, то не в этом мире.
Воскресенье наступает слишком быстро - а ей бы хотелось, чтобы эта ночь тянулась вечно.
Просыпается рано - и долго просто сидит, оперевшись о подушку, рассеянно и немного растерянно перебирает волосы По - легко, едва ощутимо, чтобы не разбудить раньше времени. Наверное, сегодня ей стоит поменьше двигаться. Все, что она могла сделать, она уже сделала, а завтра ей лучше быть в адекватном состоянии.
Потом она засыпает снова, по-прежнему сидя, и просыпается уже только ближе к полудню.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-26 14:45:20)

+2

701

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Он помнит, как засыпал. В руке - рука Джин, к этому он уже привык. Рядом - все еще горячее тело По. Пока Кассиана не глотает сон, он лежит, держа чужую - но самую капельку свою - руку, слушая чужое - но самую капельку свое - дыхание. Все хорошо, у них еще целый один день, и можно заниматься в этот день чем угодно.
Кассиан просыпается утром, понимая, что заниматься не хочет ничем. Он лежит, свернувшись, не на подушке, ниже, уткнувшись носом По в бок - и мог бы пролежать так целый день. Под веки забирается, разлепляя глаза, свет, и Кассиан нехотя слушается. Поднимает голову, пытаясь сморгнуть остатки сна, сонно улыбается Джин. Джин он толком не видит, только ее пальцы в волосах По, но и ее пальцам он рад. Он каждому ее кусочку, каждой клеточке рад.
Он зевает, но вместо того, чтобы проснуться от этого, захотеть немедленно что-то делать, только думает о том, что ничего важного делать больше не нужно. Шифр есть, книги закончены. Через неделю они, возможно, встретят По в церкви. Но они не станут встречаться без причины, потому нужна причина. Нужно поскорее найти ретушера. Они закончат это - и...
А что, собственно, "и"? Они не смогут жить вот так, втроем. Им всегда придется прятаться, всегда быстро, тайком, так, чтобы ни у кого не возникало подозрений. И По всегда будет рисковать сильнее, чем они двое.
Раньше Кассиан не заглядывал дальше дела. Он быстро понимает, что разумнее было бы и не заглядывать, и, стараясь забыть, снова зарывается в По.
- Скажите, что у нас дела, - глухо просит он. - Что много работы. Иначе я не проснусь никогда.

+2

702

    По засыпает на спине, потому что не хочет повернуться спиной ни к одному, ни к другой, спит на спине, потому что так не болит плечо, и просыпается на спине тоже. Просыпается мягко, плавно, сначала осознает, где и с кем он, потом — что сегодня последний день. Потом — еще раз — что сегодня последний день. А это значит, что дом нужно убрать, испачканное — постирать, договориться, как они завтра будут добираться до города. А возможно, ему самому стоит добраться туда уже сегодня вечером. Но тогда не только этот день, но и уже прошедшая ночь была последней.
    Он смотрит наверх, на Джин, на то, как утреннее солнце очерчивает ее лицо. Почему она сидит? Одной рукой По теснее прижимает к себе Кассиана — тот ворочается рядом, утыкается лицом ему в бок и глухо бормочет что-то про дела и работу. Другой рукой По подтягивает сползшее в ноги одеяло выше, прежде чем потянуться к лицу Джин и дотронуться до кончика ее носа, провести пальцами по щеке.
    — Не нужно просыпаться, — говорит он Кассиану. — Пока что. Завтра у нас не будет времени поваляться втроем, так что это последний шанс.
    По не нравится, как это звучит, но это правда. Он говорит спокойно, намеренно не делая из этого чего-то страшного или печального: никто не умрет, они просто временно будут в разных концах города. В конце концов, это отличный стимул побыстрее закончить дело. Лучше не придумаешь. По ненавидит разлуку. Но вслух об этом говорить не будет, а то Кассиан и Джин не удержатся и назначат встречу в воскресенье просто так. Или он сам не удержится и назначит.
    — Иди сюда, Джин, — негромко зовет По, убирая руку от ее лица. — Да и сегодня — нужно только прибраться. Застирать испачканное постельное белье. Скопировать шифр, чтобы одна копия была у меня и одна у вас. Да и все. Успеется.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

703

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
Джин жмурится немного сонно, когда По гладит ее по щеке, ловит его руку и целует центр ладони. Отпустив, сползает ниже, потягивается - тоже сонно, лениво, и солнце тепло греет, и Джин вспоминает, как кошки часто лежал на тёплом, прогревшемся полу, потягиваясь на солнце. Она чувствует себя как-то так же.
- На ваше счастье стирать я умею, - Джин поворачивается набок, прижимаясь к По, коротко трется носом о его шею, целует под ухом; затем - тянется к Кассиану, осторожно, чтобы не задеть плечо По, и целует его тоже, куда попадёт.  Сонно жмурится, возвращаясь на место, закидывает ногу По на бедро, путается пальцами в волосах Кассиана. Это правда последний день - и они с Кассианом, конечно, будут вместе, но их обоих Джин хочет трогать, касаться, словно если она не будет чувствовать их физически, завтра наступит слишком скоро, и не один не будет рядом, а они оба.
- Единственное, почему я могла бы пожалеть о вчерашнем, - Джин ведёт плечом, прижимается ещё теснее, устраивая голову на груди По, - это то, что сегодня я не смогу повторить. Мне так не хочется, чтобы наступил вечер.

+2

704

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан слушается. То, что говорит По, слишком хорошо и слишком плохо. Плохо - потому что шанс последний. Хорошо - потому что они могут валяться, и пока что можно не просыпаться.
Он все равно просыпается, конечно, чувствуя, как Джин запускает руку в его волосы, как По крепче прижимает его к себе. Вытягивается руку, обнимает По, скользит ей вниз, пока не находит ногу Джин. Прекрасную ногу, в которой удобно и уже привычно запутываться по ночам.
- Все уберем и скопируем, - обещает Кассиан. Не сейчас, позже.
Он отпускает Джин, отстранившись от По, потягивается, как кот, выпуская в скованные сном конечности утро, затем прижимается снова, тянется вверх, целует По. Посылает Джин, которая тоже совсем рядом, но не настолько, чтобы достать, воздушный поцелуй.
- Нет, так лучше, - возражает он. - Иначе время пролетело бы слишком быстро. А если валяться, и время тоже растягивается.
На "растягивается" он зевает, прикрывая ладонью рот.
- Но только если валяться просто так, быстро становится скучно. Это проклятье, - Кассиан жалуется, но в глазах его смех, - я пытался добиться права на отдых, на уменьшение рабочих часов, но когда они освободились, никогда не знал, что с ними делать. И бездельничать можно разучиться.
Он смотрит на По, потом, приподняв голову, на Джин. Завтра они уже не будут целыми, как сейчас. Завтра им опять чего-то будет не хватать.
- Я буду делать кофе. Или Джин пусть делает - у нее это лучше получается. Если только она захочет просыпаться рано, до начала твоей смены. А я буду тогда делать завтрак. На троих - каждый раз. В то же время, когда будешь завтракать ты. Чтобы мы могли знать, что ты где-то есть, и чтобы бы тоже помнил об этом. Нет, - решает Кассиан и мотает головой, - не надо сегодня об этом говорить. Лучше о том, что было. Например, Джин, ты обещала после фантов показать и меня - я помню.

+2

705

    Джин сползает ниже, тянется, закидывает ногу ему на бедро, и По аккуратно сдвигается чуть-чуть в сторону. Недостаточно, чтобы это можно было заметить, но достаточно, чтобы нога Джин ничего не потревожила. Его несколько беспокоит тот факт, что Кассиан скользит ладонью вниз, но тот всего лишь нащупывает ногу Джин — и По улыбается, прикрывает глаза, чтобы запомнить ощущение их присутствия с обеих сторон. Открывает, только когда Кассиан вдруг говорит про кофе.
    По не сразу понимает, что это не про сейчас — это про после понедельника. Джин будет делать кофе, Кассиан — готовить завтрак и на него тоже, хотя его не будет там. Но они притворятся, что он есть, не забудут про него, не вычеркнут из картинки. В своей голове По может представить эту идиллию в красках. В своей голове он даже может подставить в нее себя — после того, как все это закончится. Ненадолго. У них не получится так жить. Если они хотят продолжать, и чтобы ни у кого не возникало вопросов, им опять потребуется повод собираться втроем.
    Какая-то идея копошится на задворках разума, та же, что и недавно, но По не может ухватить ее за кончик вертлявого хвоста.
    — Хорошо, не будем об этом говорить, — соглашается По и указывает ладонью перед собой, как будто изножье кровати — это сцена: — Джин, прошу.
    Он ставит подушку вертикально и немного подтягивается наверх — не садится, но полулежит. Так удобнее смотреть. Выпустив Джин, чтобы она могла показать, что обещала, По не выпускает Кассиана, наоборот, держится за него теперь еще и второй рукой, хотя смотрит только на Джин. Невольно думает о том моменте, когда под рукой — руками — не будет и Кассиана. Когда он будет один.
    Но улыбается, как ни в чем не бывало.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-26 23:39:58)

+2

706

— Просто ты ничего не понимаешь в безделье и не умеешь им наслаждаться, — Джин щурится, переворачиваясь на спину, снова потягивается. — Я тебя научу. Это несложно, а потом даже приятно — главное, не переусердствовать.
Тянется, разминая затекшие после сна в не самой удобно позе мышцы — угораздило же ее заснуть сидя — и садится снова, перебирается — перетекает — в изножье кровати.
Плавно, неторопливо — Джин не любит торопиться по утрам, не любит делать что-то быстро, куда лучше, когда есть возможность поваляться в свое удовольствие, потянуться, проснуться неторопливо и мягко.
Сейчас уже значительно лучше, чем вчера — все же это не то же самое, что было с Гарреттом. Джин свешивается с постели, чтобы поднять из-под кровати оставленную там со вчера федору, легким жестом оттряхивает ее и кладет на край постели. Поднимается, немного неуверенно покачнувшись на в меру мягком и упругом матраце, переступает с ноги на ногу. Оглядывается, облизывает губы — возвращается к изголовью, чтобы потянуться над По и Кассианом, подцепить рубашку Кассиана; наскоро застегивает несколько пуговиц, одергивает рукава — его рубашка ей значительно велика, и Джин не уверена, но, кажется, ей это нравится.
Оказывается, что к Кассиану она привыкает настолько, что вспомнить первое впечатление о нем ужасно сложно. Только поначалу — а потом, когда воскрешает тот вечер в памяти, когда она еще не знала, что Шон убит, когда видела перед собой только какого-то амигос, который то и дело разглядывал ее ноги — точнее, слишком старательно не смотрел, — все идет несколько легче.
Он держится прямо — и Джин встает прямо, упруго; не как истукан, но как пружина; держится прямо — и держит нос по ветру, и Джин пытается примерить это ощущение на себя. Каково это — когда всегда ждешь, всегда начеку, всегда смотришь по сторонам? Правда в том, что это ей как раз хорошо известно.
Одергивает рукава, засучивая их, цепляется пальцами за рубашку так, словно убирает руки в карманы брюк. Не наглый, не нахальный, но уверенный — Джин помнит это, и помнит, как он смотрел на нее. Помнит, что говорил, и Джин переносит вес на одну ногу, выводит мыском круг. И смотрит прямо и строго, немного устало — словно видит такое перед собой каждый день, и вроде бы и вид привычный — но в чем-то всегда… бодрит.
Кассиан — это держаться по ветру; и это — усталость, и Джин не знает, откуда она, но ужасно хочет, чтобы ее не было. Проводит рукой перед лицом, повторяя вчерашний жест, и знает, что улыбка у нее теперь совсем не веселая, а такая, какая может быть у человека, который устал — но который держится и будет держаться; Кассиан — он про верность и про веру, не в Бога, но в себя и в людей рядом с ним, и Джин не знает, как это можно показать, и обводит их жестом, словно заключает всех в троих в круг, прижимает ладонь к груди слева, где равномерно и спокойно, совсем не тревожно бьется сердце.
И немного смущенно ведет плечом, улыбается; наклонившись, поднимает федору, цепляет ее на голову. Рубашка ползет с плеча, и Джин неловко ведет им, отчего сползает еще больше.
Тихо фыркает.
— Вторая Банки из меня точно не выйдет.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

707

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан думает, что по этому одной пантомиме он мог бы угадать, чем раньше занималась Джин. Такие вещи, которые замечает он, видят обычно только люди, которые очень хорошо умеют смотреть. Джин, очевидно, умеет; она показывает его очень точно. Даже то, как она выбирает рубашку не по размеру, как роль болтается на ней - даже это сделано как будто с расчетом, с точным знанием, как что делать и как это будет выглядеть.
- Ты - первая Джин, этого достаточно.
Кассиан все еще лежит рядом с По, ему нравится, как тот держит его. Он привык, что  постели он держит других, обнимает, успокаивает, остается рядом. Ощущение того, что кто-то готов делать это для него, сначала кажется очень непривычным, Кассиану нужно время, чтобы расслабиться, чтобы и его тело тоже поверило в защищенность, безопасность, в то, что ему какое-то время можно не быть сильным и просто лежать. Иногда он скашивает глаза на По и просто смотрит. Иногда поглаживает руку, обнимающую его.
Он не встает, когда Джин заканчивает, не хочет обрывать это чувство. Но тянет к ней руку, приглашая присоединиться, вернуться к ним в уже привычно переплетение тел.
- Какая ты глазастая, - восхищается Кассиан. Кивает на нее и на свою рубашку на ней, - тебе идет. Бери ее, когда только захочешь.

+2

708

    У По и Кассиана роскошный вид. Джин в сорочке, но сорочка не закрывает ноги — по крайней мере, достаточно их остается открытыми, чтобы взгляд По невольно соскальзывал ниже. Он запоминает, каталогизирует Джин в своей голове: она есть там утром на подоконнике, она есть там вечером за ужином, она есть там за рулем, есть там в ресторане, теперь есть там и такая — стоящая на постели в рубашке Кассиана, с голыми ногами. По лениво улыбается ей, ее ногам, ее пантомиме.
    — Засчитываю, — говорит он, повторяет жест Кассиана: тянет к ней руку. — Когда я впервые увидел, — закашливается.
    По чувствует себя гораздо лучше, чем вчера, если у него и есть температура — то совсем небольшая, а то и вовсе отсутствует. Однако кашель — штука привязчивая и так быстро не проходит. По уверен, что промучается еще как минимум до пятницы, но по крайней мере в городе у него будет шанс сходить к врачу и получить какое-нибудь лекарство. Хотя кашель не донимает его настолько, чтобы ходить специально — он скорее просто спросит заодно, когда пойдет проверять плечо.
    — Когда я впервые увидел тебя, — продолжает По, откашлявшись, — то подумал, что собираюсь помогать детям взрывать взвод «Либерти» — это такие танки — с помощью гранат из шиповника, — смеется. — А потом подумал, что уже видел девушек вроде тебя. Таких, которые цепляют без особых усилий, просто находясь рядом. Прости, не смогу показать в пантомиме, только на словах.
    По, в общем-то, и не поменял своего мнения. Джин — все еще цепляет без особых усилий. И они все еще похожи на детей с гранатами против взвода «Либерти». Разница только в том, что гранаты настоящие, а взвод малочисленный и нестабильный. Уже завтра По узнает, насколько сильно. Он тут же соскакивает с этой мысли: тянется к Джин, легко целует ее. Ни один из них не свалился с температурой до сих пор. Можно целоваться, сколько влезет — как будто впрок.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-27 01:48:27)

+2

709

- Буду считать это платой за чулок. Мне теперь нужны новые, - Джин улыбается, расстегивая пуговицы рубашки, и оставляет ее болтаться так, на плече и локте. Ловит их руки, устраиваясь между ними; закидывает ноги По на колени, прижимается боком к Кассиану.
Смеется, когда По говорит про шиповник и взвод «Либерти», целует его в ответ. Жмурится, сползая ниже, водит пальцами по его колену и смотрит на Кассиана, жмется к нему теснее, обнимает за шею, чтобы удержать равновесие. Прикусив губу, бросает взгляд на По, ведёт мыском по его бедру - от колена к поясу.
- Значит, рыбак из меня не самый плохой, - Джин щелчком сбивает федору чуть назад, чтобы не закрывала лицо, и снова смотрит на Кассиана. - А ты? Твоё первое впечатление?
Чуть смущённо морщит нос.
- Я все ещё не понимаю, почему ты согласился, - трется подбородком о его плечо, вытягивая шею, сползает ещё ниже, теснее вжимаясь в По. - Не уверена, что у меня была действительно внушительная аргументация.
[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

710

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан отодвигается, уступая место Джин, обнимает ее. Ему нравится, как его - уже ее - рубашка на ней пахнет им, и он думает, что нужно отдать что-то и По. И взять, если тот будет не против.
Эти мысли и то, как внутри он готовится к разлуке, не мешают Кассиану с протестом вскинуть голову:
- Не детям. Я не ребенок.
Он вдруг вспоминает, что По говорил так и прежде. "На мою голову свалился каталонский мальчишка", - так он говорил, но тогда это было неважно, тогда это было так, между прочим. Кассиан хмурится: он старался быть взрослым еще когда был ребенком, и ему не нравится слышать, думать о том, что у него это не получалось и не получается и теперь тоже.
Сейчас это тоже неважно, и он разглаживает лицо. Сняв с Джин федору, притягивает ее ближе к себе и целует, а потом, пытается сделать так же и с По.
- Твоя аргументация стояла на том, что ты не хочешь замуж, - уже иначе, легче говорит Кассиан. - Конечно, она не убедила. Но тебе и не нужно было меня убеждать, как только ты сказала, что хочешь сделать. Понимаешь, у нас тоже были такие банды. Pistoleros. Бандиты. Но они, как и полиция, работали на богачей. Каждый месяц они убивали по нескольких наших - из тех, кого не могла взять полиция. Тут полиция тоже ничего особо не делает с ними, но... Я подумал, что теперь, раз уж я тоже в полиция, это мое дело. Я могу решить, я могу выбрать - и если я выберу ничего не делать, это и моя вина тоже. И я тоже позволил им делать все, что они хотят.
Он снова звучит слишком серьезно. На этот раз, чтобы перебить это, вернуться к прошлой легкости в разговоре, Кассиан улыбается.
- К тому же, ты выглядела, как человек, которому очень нужна помощь, но который не знает, что ее можно получить. А это чувство, когда ты думаешь, что один, и вдруг рядом оказывается друг, о существовании которого ты прежде даже не знал - это же лучшее чувство в мире.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-27 13:05:10)

+2

711

    Кассиан так протестует, что По вскидывает брови в удивлении и насмешливо улыбается. Интересно, откуда в нем эта неуверенность — или это вера в то, что быть ребенком — что-то плохое? Неужели Кассиан не понимает, что если бы По действительно считал его ребенком — не стал бы спать с ним, да даже отвечать на его поцелуй сейчас? Но он ничего не говорит, и Кассиан тоже не продолжает тему, вместо этого отвечая Джин.
    Джин устраивается между ними, трогает, прижимается, и хорошо, что она на одеяле, а не под ним. Ей, верно, невдомек, что говорить, что не можешь повторить, а потом так прижиматься — попросту жестоко. Особенно когда это последний день, и в последний день любое прикосновение чувствуется острее. По вновь ничего не делает и не говорит, не мешает их разговору; как будто примеряет на себя роль призрака. Как будто его уже — немножко — нет с ними.
    Он улыбается, чтобы не показать, как это странное ощущение захватывает его.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

712

— Что я не хочу замуж недобровольно, — поправляет, улыбаясь, и вытягивает левую руку, показывая кольцо, будто бы кто-то из них мог забыть, что теперь они втроем — пусть даже на время, пусть даже не по-настоящему — связаны. — И я все еще хочу двойную фамилию.
Трется щекой о плечо Кассиана, садится и целует сначала его, потом По, передвигается к нему еще ближе, разворачиваясь, устраивается на коленях. Обнимает крепко и осторожно, чтобы не задеть заживающее плечо, и трется теперь о его плечо, ластится, жмется, словно сейчас не утро воскресенья, а утро понедельника, когда остаются считанные минуты. Словно пока еще можно — нужно урвать, взять, запастись впрок его прикосновениями, запахом, жаром кожи.
— Хочу что-нибудь твое, — Джин заглядывает ему в глаза, целует в шею, под ухом, ловит руку Кассиана. — Рубашку? Майку? Буду в ней спать. Или ходить дома.
Тихо выдыхает, утыкаясь в шею. Жмурится.
— Если ты не против. Можно? — снова ловит взгляд, снова переводит его на Кассиана и трогает теперь его бедро мыском стопы, прижимает всю стопу к внутренней стороне бедра. — А ты так и не сказал. Первое впечатление? Я ведь рассказала — мне теперь интересно.
[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-27 16:24:56)

+2

713

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Джин переключается на По. Смотреть на них приятно и жарко - настолько, что Кассиану не помешала бы ледяная вода, чтобы остыть. Но ему нравится смотреть. Ему нравится, что у По останется что-то, чтобы вспоминать этот последний день отпуска. Ему нравится, как Джин держит его за руку даже теперь.
Руки ей мало, Джин скоро пускает в ход ноги. Прижимает свою узенькую стопу к его бедру с такой уверенностью и знанием, как другие прижимают к спинам или грудным клетках нагретые утюги. Но только Джин добивается своего проще и намного быстрее. Кассиан перехватывает ее ногу, останавливает ее до того, как она поднимется слишком высоко и почувствует то, что ей чувствовать не надо.
Он вспоминает ее в спикизи. Было самое пограничье ночи и утра, из-за рассветных сумерек все было серым, но по полу уже ползла полоса света, пробивавшаяся с улицы через дверь. Пахло помадой, запах горький, и Джин пила. Он не помнит, что именно. Наверное, джин - это было бы забавно.
- Я подумал, что глаза у тебя слишком умные, внимательные. И что ты могла бы сойти за дуру - потому что пьешь при мне, уже когда вас взяли - но ты скорее смелая. И что в голосе у тебя что-то звенит, но только я никак не мог понять, что именно. Тогда не мог, - уточняет Кассиан, но в детали не вдается. Наклонившись, он целует ее в щиколотку, и так, снизу вверх, поднимает на Джин и на По глаза. - И ноги. Ноги у тебя очень красивые. И да, они мне нравились. Очень нравились.
Кассиан улыбается, снова выпрямляясь. По очень тихий, он бывает таким, когда наблюдает, думает, запоминает. Что он запоминает, угадать несложно.
- Отдай ей что-то, чтобы спать, - просит Кассиан. - Тогда мы и спать сможем втроем.

+2

714

    Джин, будто кошка, устраивается на нем по своему усмотрению, и По ничего не остается, кроме как обнять ее одной рукой и смириться. Утро какое-то двоякое: на поверхности простое, легкое, но где-то внутри — сложное, тяжкое. Он спокойно выдерживает взгляд Джин, все так же улыбается, задирает подбородок, когда она целует его в шею, прикрывает глаза от приятных прикосновений и открывает обратно. Чуточку больше здесь, но всё же — не до конца.
    Кассиан все-таки втягивает его в разговор, и По кидает на него короткий взгляд.
    — Я уже отдал ей кольцо, — замечает он. — Вам обоим.
    Без кольца на шее все еще непривычно, но По старается не думать об этом. Не отбирать же его обратно, да и не хочется — он осознает всю символичность жеста. И для Кассиана и Джин, и для него самого. Скоро прошлое совсем останется в прошлом, и кольцо станет просто кольцом. Красивым, дорогим, принадлежавшим его сестре, имеющим историю — но просто кольцом. Самой жуткой и ценной его вещью.
    Больше не его, впрочем.
    По смотрит на Джин и понимает, что той одного кольца недостаточно. И то, как попросил Кассиан — тоже знак. Им нужно что-то еще, и он не может им отказать. По садится, аккуратно придерживая Джин за талию, и выныривает из-под ее рук, все еще улыбается той же самой спокойной улыбкой. Он тянет с себя майку через голову; они забирали из машины и другие его вещи, но эта на нем здесь и сейчас, и По отдает Джин ее.
    Ничего не прося взамен, он поправляет подушку и опускается обратно, но теперь больше сидит, чем лежит, без труда подтягивая себя выше в постели, несмотря на Джин на своих коленях — будто она действительно кошка и весит не больше пары килограмм.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

715

Кассиан просит тоже — и По отдает ей майку, и Джин сначала смотрит на нее растерянно, словно не ждет, что он и в самом деле отдаст что-то, а потом улыбается, глядя на них по очереди, льнет к По снова. Укладывает голову ему на плечо, прикрывая глаза; зябко трет ногу о ногу, отнимая ее у Кассиана, и подтягивает коленки ближе к себе, закрывать их краем рубашки. Лето в Чикаго прохладное, и в доме немного прохладно тоже, и так теплее. Еще теплее под рукой По, совсем теплее — если бы и Кассиан обнимал их тоже, и Джин ловит его за руку, тянет чуть ближе.
По горячий-горячий, руки Кассиана тоже горячие, но Джин все же приподнимается, вытягивая одеяло, поправляет его так, чтобы закрыть плечо По и свою спину, тянет его выше по Кассиану.
Утренняя леность проходит, но снова немного хочется спать — так бывает, когда долго лежишь, что даже если высыпаешься, но не встаешь, в какой-то момент засыпаешь снова.
Джин боится заснуть — потому что тогда она меньше будет видеть их обоих, — но и без этого тепло и хорошо. Солнце пробивается в комнату, пыль вьется в его свете, и во всем доме, в их спальне очень тихо — тихо и светло.
Джин сначала молчит, в голове все еще вертятся слова Кассиана — про смелость, про звон, про ноги, — но говорит она про другое.
— Я хочу отдать что-нибудь вам. Каждому. Но, — говорит тихо, немного растерянно, словно только-только понимает что-то сама для себя, — я не знаю, что ещё я могу отдать.
«Что ещё» — потому что она сама, единственное, кажется, ценное что у нее есть, и так их вся — полностью. И это, почему-то ей кажется, тоже работает в обе стороны.
[status]touché[/status][icon]http://s8.uploads.ru/iyAWp.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

716

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Это больше, чем мы надеялись. Больше, чем заслуживаем.
Он хочет успокоить Джин, но он понимает, что прав - по крайней мере в том, что касается его, потом что По, конечно, заслуживает большего - всегда. Вдруг Кассиану становится стыдно. Он лежит, укрытый одеялом, которое натянула на него Джин, положив руку так и туда, куда она хотела - и ему стыдно.
По отдал им кольцо - то самое, которое не давал снять, которое всегда при нем, которое не просто кольцо, но еще и кусочек кровоточащей памяти - а теперь еще и снимает майку.
Джин отдала им себя всю. Кассиан вспоминает, как все было, как она боялась, когда они касались ее шеи. Как она терла свои синяки. Что прячется за всем этим, сколько смелости нужно, чтобы найти в себе силы и переступить через подобное.
А что отдал им он? Что он вообще может дать? Кассиан думает, что все, но быстро вспоминает, что у него не так уж много и есть. Только знания, опыт, и жизнь. Только он сам - и хорошо бы, чтобы этого оказалось достаточно. Ему хочется сжаться, но вместо этого под одеялом он теснее прижимается к По, крепче держит Джин.
Сначала он ничего больше не говорит, а только лежит, пока из головы не выносит все мысли, а единственным, что он чувствует, не остается ток чужой крови совсем рядом с ним, под который подстраивается его собственное сердце. Свободной рукой он перебирает волосы По, с той, которую уже заняла Джин, позволяет ей делать все что угодно.
- Ничего больше не надо, - бросает молчать Кассиан. - Мы есть друг у дружки - этого хватит. Этого достаточно.

+2

717

    По так и обнимает Джин одной рукой, а когда та вдруг говорит, что хочет отдать что-то им тоже, лишь прижимает ее к себе сильнее. А потом так же, неловко обхватив Кассиана рукой за плечи, прижимает к себе и его. По закрывает глаза, но держит все так же крепко — и держит долго, будто впрок. А когда все-таки выпускает, то делает это нехотя, мягко заставляет Джин скатиться с него к Кассиану, коротким жестом ерошит тому волосы, прежде чем подняться.
    — Быстрее наступит — быстрее пройдет, и снова будем вместе.
    Это единственное, что По говорит. Одевается молча, завтракает молча, переписывает шифр на второй лист для себя тоже молча. Только наблюдает то и дело, украдкой, склонив голову к плечу и улыбаясь уголками губ, то за Кассианом, то за Джин. А если бывает пойман, то тихо отводит взгляд в сторону. Это тянущее ощущение внутри очень странное, По никогда такого не испытывал. Оно становится легче, когда Джин или Кассиан попадают в поле зрения или он слышит, как они ходят, говорят, что-то делают неподалеку, и затягивается туже, стоит тишине повиснуть вокруг него.
    День светлый, только ветреный. Закончив собирать материалы дела, По выходит на улицу и стоит на крыльце, опершись о деревянную балюстраду веранды, курит. Несмотря на то, что рядом с Джин и Кассианом ему становится легче, он, наоборот, все время обнаруживает себя в уединении. Сигариллы странным образом не приносят успокоения; он курит уже вторую, хотя от дыма в легких кашель ухудшается и терзает его каждую четверть часа. Хуже всего то, что По не может сказать точно, что именно его так тревожит.
    Сама разлука? Тот факт, что и Джин, и Кассиан теперь будут в опасной близости от ирландцев — и без всякого присмотра с его стороны? То, что неизвестно, насколько еще затянется дело, а вместе с ним — и вынужденная разлука? Или то, что он теперь думает о них отдельно от себя, и это мучает его?
    По усмехается. Переключается на то, что просто и понятно: на мысли о квартире, о том, что нужно встретиться с Джеком, проверить адрес, куда Ворфингтон отправлял чеки, еще миллиард дел, которыми он займет себя, чтобы заглушить и это дурное чувство, и эти дурные мысли. Опять-таки, ему еще сбивать ирландцев со следа Джин. Интересно, дождется ли Гаррет пятницы, или эту задачу сбросят на него прямо в понедельник. По уверен, что эта задача достанется ему. Детектив из капитана Гарсии на данном этапе так себе.
    Когда он думает об этом, ему кажется, что это мысли о какой-то прошлой жизни. За две недели столько всего случилось и поменялось, что даже не верится. По только не может понять — оглядывается на дом — ему нравится эта жизнь, настоящая — вновь переводит взгляд на деревья вокруг — или прошлая, в которой все было куда понятнее и как-то проще. Потому что видит Бог, одному всегда проще.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

718

Этого даже не достаточно — это больше, чем когда-либо у нее было, но Джин про это не говорит. По прав — чем быстрее начнут, чем быстрее закончат, и Джин не нравится, что для этого приходится отстраниться от них обоих, прекратить это прекрасное ничегонеделание, но если всегда делать только то, что нравится, в конце концов будет поджидать очень большая, очень широкая и очень вместительная черная полоса.
Ей кажется, что сегодня — это такая граница между белой полосой и черной, но Джин старается об этом не думать.
Она подумает об этом завтра.
Часть дня проходит практически незаметно — Джин настолько старается не думать о завтрашнем, что ни одна мысль не задерживается дольше, чем пару минут, и это словно размывает границы времени.
Это смешно, что она не очень-то хорошо умеет готовить — за исключением пары блюд — но разбирается в остальном.
Вспоминает, как Колин объясняла, зачем лучше намазать руки кремом, прежде чем стирать вещи, почему обязательно стоит сделать это после — до встречи с Колин Джин совершенно не волновало то, что кожа на руках у нее шелушится. В Ирландии ветрено и влажно, и это не самый подходящий климат для прически, держащейся на завивке, но Джин он нравился — и нравится.
Джин думает про Ирландию, про Колин, про Сэма — и, конечно же, про Шона. Вчерашний разговор по-прежнему не дает ей покоя — и это «по-прежнему» оказывается открытием, чем-то удивительным и неожиданным — и теперь это беспокойство обретает более-менее четкие контуры.
Она это делала — потому что выбирала сама?
Потому что решала — сама?
И сейчас — сейчас она тоже решает сама или это всего лишь слепая привычка идти на поводу того, кто сильнее, кто лучше знает, идти по тому пути, который легче?
Она помнит, что об этом говорили Кассиан и По, очень хорошо помнит — и отодвигает их слова в сторону. Сначала рассматривает, оценивает, словно примеряется к новой поставке, и откладывает в сторону, чтобы обдумать.
Чтобы не просто поверить тому, во что ей хочется верить, тем, кому ей хочется верить, а решить это для себя самой.
Определяется она, когда заканчивает развешивать постельное белье.
Определение звучит примерно как «какая разница, как было прежде, если дальше я действительно могу решать».
Джин знает, что она любила — и любит — Шона, что он любил ее. Знает, что снова сделала бы все точно так же, как сделала уже. Потому что сейчас — и здесь — она любит Кассиана и По, и делает то, что делает, не потому, что так проще, или привычнее, или потому что ей нравится идти у них на поводу. Ей нравится, по правде говоря, но она может это делать, а может не делать.
Сегодня ветрено — белье высохнет быстро; Джин прижимает к бедру таз, удерживая его одной рукой, отводит с лица волосы, держит их — наверное, лучше было бы заплести, так бы они не мешали, но какая разница.
На мгновение — особенно если смотреть только на небо и зеленые кроны деревьев, и слушать ветер, путающий юбку в ногах, — ей кажется, что она в 1924ом, ей совсем недавно исполнилось семнадцать, и они ездят с Шоном по всей Ирландии, и друзья у него есть в каждом городе и деревушке, и иногда с ними Колин, иногда — Сэм, и впереди дорога, дорога, дорога.
Джин смотрит в небо, запрокинув голову, держит волосы, чтобы они не лезли в лицо. Ей двадцать, через полгода будет двадцать один, Шона нет, Сэм далеко, где Колин — она не имеет ни малейшего понятия, но здесь есть Кассиан и По, По и Кассиан, и они оба, и впереди дорога, дорога, дорога.
— Земную жизнь пройдя до половины, я очутился в сумрачном лесу, — Джин почти мурлычет себе под нос, улыбается, глядя на Дэмерона, когда поднимается на веранду, коротко трогает его руку, гладит пальцы едва ощутимо. — Мне нравится, что здесь светло. Совсем не сумрачно.
Уходит на кухню, чтобы оставить там таз, вылавливает взглядом Кассиана.
— Кассиан, то, что звенит — это фишки, лед или деньги?
И да, она правда все еще думает об этом — мыслей назавтра и так предостаточно.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/Uzcob.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

719

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Они все же занимаются делами. Их немного, но и они отбирают время. Каждый находит дело по душе.
Джин берет на себя стирку. Белье потом качается на ветру, будто пытается сорваться куда-то, подальше от ответственности и понедельника. Кассиан смотрит на него из окна прежде, чем вернуться к еде. Он перебирает все что осталось: часть можно оставить в доме, переложив к консервам. Но все остальное им нужно или доесть, или увезти с собой и выбросить. Иначе дом к их возвращению отберут себе плесень, насекомые и грызуны.
По переписывает шифр, а потом старательно избегает их. Кассиан сначала старается ему не мешать - все справляются с разлукой так, как умеют. Он, например, не умеет вообще никак, раньше он расставался с людьми только навсегда, и привык просто отпускать их и никогда не скучать по ним; ему кажется, что иначе будет слишком больно.
Работа успокаивает его, и Кассиан возится дольше, чем мог бы, потому что так можно совсем не тревожиться. Но приходу Джин он рад.
- То, что звенит?
Он переспрашивает, хотя, конечно же, знает, о чем она спрашивает.
- Сначала я решил, что фишки. Но я ошибался - это я понял еще до того, как мы приехали сюда. Просто понял.
Кассиан наклоняется к Джин, доверительно и тихо, так, как будто обещает, что сохранит ее тайну, говорит:
- У тебя там пули перекатываются до того, как стать в барабан.
Он коротко целует Джин в шею за ухом, потом выпрямляется. Вытирает сухие и чистые руки полотенцем, тянет Джин назад на улицу, к По. Подсаживает Джин на перила.
- Ты молчишь, и мне это не нравится. Я, может, и ненастоящий детектив, но такое замечаю.

Отредактировано Cassian Andor (2018-03-01 00:17:05)

+2

720

    Мимо мелькает Джин, как видение, что-то говорит, касается его руки — По не слышит, улыбается в ответ на автомате. Продолжает курить. Белье хлопает на ветру, но держится крепко: прищепки тут всегда были добротные. Как и ветра. С холма неплохо видно местность, и По все смотрит, смотрит на горизонт, в ту сторону, где, точно знает, лежит Чикаго. Прятаться вдали от города всю жизнь невозможно, но какая-то его часть хочет предложить просто плюнуть на все и остаться здесь.
    Это та часть, которая тревожится. Боится разлуки. Терзает его вопросами. Заставляет подсматривать, как Джин и Кассиан ведут себя, когда остаются вдвоем. Вспоминает, как он хотел уступить Кассиану. Та часть, которую По пытается заглушить сигариллами и продумыванием планов, но безуспешно. Возможно, это действительно хороший шанс просто уйти. Дать Джин и Кассиану побыть вдвоем и понять, что он им не нужен.
    По закашливается в кулак, а потом затягивается, давая дыму обжечь горло, прежде чем выдохнуть его тонкой струйкой в небо и повернуть голову к Джин и Кассиану. Следом он поворачивается и сам, тем самым немного отодвигаясь в сторону. Смотрит задумчиво. Тихо, только ветер шелестит в кроне раздвоенного дуба, да белье хлопает, будто птица крыльями.
    — А что я должен делать? — искренне спрашивает По.
    Он медленно переводит взгляд с Кассиана на Джин и обратно, обхватывает их взглядом целиком, вдвоем — ему нравится картинка, и он улыбается спокойно, умиротворенно. Затягивается и выдувает вишневый дым в сторону. Вертит в голове свою мысль в попытке разобраться, откуда она взялась, зачем и почему. Что с ней делать. Как прогнать — стоит ли оставить.
    До понедельника полдня.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC