Star Wars Medley

Объявление

07.04.2018 Объявление об обновлении общефорумной хронологии и мастерпостах для обоих таймлайнов.

04.04.2018 Инструкция, как внести свой посильный вклад в обновление общефорумной хронологии.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бодхи Рук, Лэндо Калриссиан, Орсон Кренник, Джейсен Соло, Фазма, Финн

— Мостик экипажу и ... — микрозаминка <...> Кто остальные на «Нинке»? Беженцы? Солдаты? Неудачники? Счастливцы?
Kaydel Ko Connix

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Там, где тихо и светло [1920!au]

Сообщений 631 страница 660 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-21 17:45:53)

+2

631

Они остывают, и становится еще более некомфортно — кажется, кожу на внутренней стороне бедер начинает понемногу стягивать, и это не самое приятное ощущение.
Джин привстает на коленях, чтобы пересесть ближе к краю постели, и садится обратно. Потому что внутри не остыло, внутри — течет, и это… Господи боже.
Господи боже.
Джин закрывает лицо руками, чувствуя, как начинает неумолимо краснеть, и прерывисто выдыхает. Сглатывает, опуская руки, одергивает юбку, натягивая ее на колени. Сейчас отчего-то за свой вид безумно стыдно и неловко — Джин редко бывает неловко за свой внешний вид, но сейчас… Словно находится все же какой-то порог, за которым она еще может краснеть по такому поводу, и это он.
И еще пара десятков других порогов.
— Может повезти, а может и не повезти. В любом случае, — поднимает на него взгляд, чувствуя, что краска стыда даже не думает побледнеть хотя бы немного, сглатывает. — В любом случае, прямо сейчас мы этого не узнаем.
По прав — если повезет не только в первый, но и во второй раз, это будет настоящим чудом.
Только… Только.
Джин стискивает пальцы, переводит медленно дыхание.
Только вот это не второй раз.
— Значит, в следующий раз ты спросишь. Или Кассиан. Или вы не будете спрашивать, а сделаете что-нибудь еще, — Джин трет щеку, шею, прикусывает губу. — По, я от этого не умру, я живучая, поэтому не надо так на меня смотреть. Лучше сядь, ты едва на ногах стоишь.
И нарочито серьезно смотрит на него, затем на Кассиана, заставляет себя улыбнуться.
— Или помогите мне кто-нибудь дойти до ванны. Я… ноги подкашиваются немного, кажется.
В чем она уверена точно, так это в том, что до ванны она доберется и сама — но все же. Все же тело ноет, тянет, и Джин не хочет ничего решать, не хочет преодолевать это неудобство сама.
Она не жалеет о том, что сама разрешила, что сама попросила больше — но в следующий раз, верно, стоит лучше подготовиться… к такому.
А следующий раз обязательно — обязательно — будет.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

632

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]В комнате что-то происходит, Кассиан это четко ощущает, хотя не улавливает причину, по которой так тревожится По, по которой так несчастна Джин. Возможно, это разные причины, возможно, одна. Может, в По говорит болезнь, а в Джин - новый опыт, с которыми они все сглупили. В любом случае разбираться с ними лучше по отдельности.
И потому он подхватывает Джин на руки, улыбаясь, легко, прижимает ее к себе, заносит, как невесту через порог, в ванную - хорошо, что дверь здесь же.
- Ну, ну, что с тобой, mo ghrá? - Кассиан снова улыбается, на секунду серьезнеет. Он садит Джин на край ванны, а сам садится на корточки рядом с ней и заглядывает ей в лицо снизу вверх. - Что бы ни случилось, ты не будешь справляться с этим одна. Мы сделаем все, как ты захочешь. Может, ничего и не будет - и хорошо. А может, будет, но ты захочешь, чтобы не было - и тоже хорошо. А может, будет, и ты ты захочешь, чтобы так и было - и это тоже хорошо. Мы будем целовать тебя в животик, пока он не станет пузиком, и потом тоже будем. У тебя появится niña или niño. И мы будем рядом. Я, - на всякий случай исправляется Кассиан, - буду рядом. Что бы ты ни решила, до самого конца. Да? - он целует Джин в коленку, снова улыбается и открывает для нее воду.
- Я буду там, с По, - кивает он на дверь в спальню. - Не спеши, у тебя есть все время мира. Ну, до обеда, по крайней мере.
Кассиан выходит, закрывает дверь и прислоняется к ней с другой стороны спиной. Стоит какое-то время, наблюдая за По, потом зевает устало. Плотские удовольствия - дело утомительное.
- Ну как ты? - он снова зевает и с трудом отлипает от двери, чтобы пройти несколько шагов к кровати.

+2

633

    — Я знаю, что не умрешь, но это важно.
    По остается стоять. И даже, кажется, выпрямляется, смотрит упрямо. Но разговор они не продолжают: Кассиан уносит Джин в ванную, а По еще стоит какое-то время, глядя им вслед, прежде чем шагнуть к постели и — хочется просто упасть, но сначала приходится сдернуть испачканное покрывало и бросить на пол — вот теперь упасть, как упадётся. В горизонтальном положении ему определенно лучше, но и температура определенно решила вернуться к нему. Верно, от всех сегодняшних активностей. Вот дурак.
    Впрочем, бывало и хуже.
    Мысли По вновь перескакивают с температуры на Джин - на то, что будет, если все-таки не повезет. Ему все еще стыдно за свое поведение. Помнится, Агата не раз и не два говорила ему всегда спрашивать — всегда. И что это не его решение, во всяком случае, не только его. И кончать в девушку стоит только тогда, когда она этого хочет и разрешает. По это было совершенно удивительно, в конце концов, ему казалось, что все и всегда решается мужчиной: от того, куда пойти, до того, в какой позе взять женщину. Но Агата была самостоятельна донельзя, за ее спиной шептались, что строптива, что изводит мужа, что добра от нее не жди.
    Ее наставления никогда не подводили По.
    По подводил ее наставления.
    Голос Кассиана резко выдергивает По из мыслей. Он так и остается лежать, как лежал, на животе, и даже не шевелится, не поворачивает головы, не открывает глаз, вообще пытается притвориться мертвым. Вдруг тогда есть шанс, что Кассиан его оставит. Но тот, судя по звукам, шагает к постели, и По знает, что притвориться мертвым — хорошая стратегия, когда тебе десять, и ты хочешь провести нянечку. Плохая — когда тебе тридцать два, и твой любовник задал тебе вопрос.
    — Ты тоже прости, — устало говорит По вместо ответа.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-20 01:29:02)

+2

634

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- За то, что ты не можешь контролировать себя, когда у тебя жар и ты болен? Даже не знаю, смогу ли я.
Кассиан падает на кровать, простыни под ним еще влажные, и он думает, что хорошо бы их сменить, что По лучше быть если не в чистой, то хотя бы в сухой постели. Можно, например, снова переселить его на диван и исправить все в комнате. Пока что Кассиан не делает ничего, только забирается повыше, лежит на спине, заложив руку за голову, и смотрит вверх, как будто смотрит не в потолок, а в небо, на облака, пролетающие над ними. Вторая рука остается свободной, и ее он запускает в волосы По.
- Это ерунда, - он морщится, показывая, насколько, хотя По вряд ли следит за ним - он поглощен чем-то своим и просит прощения. Он слишком много просит прощения, и это не идет По. Ему к лицу его обычная уверенность в себе, знание, что мир работает так, как хочется, а если вдруг нет, то он сумеет повернуть и это в свою пользу.
- Неделю назад ты бы сбежал. Неделю назад ты и сбежал, помнишь? А сегодня ты все еще тут, хотя и извиняешься за что-то. Но ты все еще тут, ты остаешься, несмотря на то, что что-то пошло не так. Это единственное, что для меня важно - то, что не оставляешь меня или Джин. И нас обоих тоже не оставляешь.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-20 01:43:57)

+2

635

    Кассиан шутит, однако По не до шуток — он бы рассердился, но на это нет сил. К тому же, тот применяет запрещенный прием и гладит его по волосам.
    Правда заключается в том, что По не смог бы контролировать себя, даже если бы не был болен. А может, и смог бы, но не захотел бы — так было бы точнее. Агата залепила бы ему пощечину за такие штучки. Он все не может перестать про нее думать. Она однажды и впрямь дала ему пощечину, когда он сказал, что жена принадлежит мужу, а женщина — мужчине, которого любит. И потому логично, что мужчина может распоряжаться ею по своему усмотрению, главное оставаться справедливым и благородным, и милосердным, потому что так хорошо и правильно перед Господом Богом. Агата была в ярости. Сказала, что единственное, чем распоряжается мужчина — это собой и тем расстоянием, которое он прокладывает между собой и званием почетного самовлюбленного ублюдка. У ее мужа, например, это расстояние было чуть длиннее его пениса.
    По до сих пор не уверен, что хотел знать эту интимную деталь про мистера Беннета, но когда Агата расходилась, ее было сложно остановить что в постели, что в разговоре.
    — Это не ерунда, — наконец, вздыхает он и все-таки поворачивает голову и смотрит на Кассиана.
    Тот кажется совершенно беспечным, словно мальчика. Он и есть мальчишка, если так подумать. По плохо помнит свои двадцать четыре, но хорошо помнит свои двадцать два — до Джесс. Он тоже не думал о таких вещах особенно сильно. Казалось, что все разрешится само собой наилучшим образом, если вдруг что-то такое и произойдет.
    — Это, возможно, ребенок — неважно, от тебя или от меня — а ребенок — это ответственность. И тогда все шутки про мистера и миссис перестанут быть шутками. Или как-то, — По хмурится, — по-другому придется этот вопрос решить. Но это совершенно точно не ерунда. Я не... Во-первых, меня приучали спрашивать, и я всегда спрашивал — а тут все идет наперекосяк, — он все-таки сердится, но только голосом. — Во-вторых, это грех. Я знаю, то ты не веришь, но я верю. И мне, наверное, должно быть все равно, за одного тебя я и так буду гореть в Аду, но ты взрослый, а это — возможно — ребенок, и, черт, я знаю, что его может и не быть, но если он будет — он не заслужил того, чтобы рождаться в грехе. Или умирать. Или быть оставленным.
    По замолкает. Потом протяжно вздыхает.
    — Я звучу как чертов пастырь. Это не ерунда, — еще раз зачем-то повторяет он. — И тебе придется проследить за Джин. И дать знать мне, если вдруг что, чтобы вы не решали этот вопрос одни. Я уже говорил ей, что это не только ее забота, но не уверен, что она меня услышала. Пожалуйста, Кассиан, пообещай мне.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

636

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По наконец-то разворачивается к нему и говорит какой-то - хотя не какой-то, а вполне даже определенный, церковный - бред. И усложняет, усложняет, и переживает о том, о чем и волноваться не стоит. Кассиан не знает, что ему мешает, в чем дело - в том, что он американец, или в том, что богач, но решает, что сейчас не самок удачное время, чтобы это выяснять.
- Твои планы на ад очень героичны, - он подается к По и коротко целует его. - И, если ты прав, и я тоже буду гореть за тебя, давай займем котлы поближе друг к другу? Или один - грешников наверняка хватает, отдельный котел каждому - это какая-то роскошь.
Кассиан может развлекаться так целую вечность, но заставляет себя замолчать. Он видит, что По действительно встревожен. Вспоминает - По же, наверное, тоже немногое понял про анархизм, но держался.
- Извини, - на этот раз Кассиан улыбается виновато и, взглянув на По, уже не возвращается к потолку. - Ребенок, если он есть, не заслужил того, чтобы рождаться, а все вокруг считали его неудачным случаем или невезением. Я говорил с Джин только что, сказал, что как бы ни обернулось, и что бы она ни решила, она не будет одна. Я говорю, что это ерунда, не потому, что это неважно, а потому что такие вопросы решаются. Если ребенок будет, и Джин захочет его - да, это ответственность. Я приму ее, и только - и это не будет неудача, это будет ребенок, о которому есть, кому позаботиться. Я не игнорируют ответственность - просто не боюсь ее.

+2

637

    Видимо, что-то в выражении лица По выдает, что пусть он и говорит об этом легко, эта легкость — тренированная, и Кассиан извиняется. Наверное, не стоит пояснять, что в Аду для По им придется поискать отдельный котел. Мало кто сначала спит с мужчинами, потом с замужними женщинами, а потом еще и убивает собственную сестру. Не говоря об обмане и прочих, более мелких грехах. Да, определенно не стоит пояснять.
    Потому что Кассиан, кажется, совершенно пропустил мимо ушей его просьбу.
    — Пообещай мне, — повторяет По. Для убедительности даже садится, хотя от этого гудит голова. — Что ты проследишь за Джин, вы вдвоем за ней проследите и дадите мне знать, если вдруг что. Точно так же, как не ты один хочешь заботиться о ней, не ты один хочешь заботиться о ребенке — если он будет.
    Присказка почти суеверная.
    — И о тебе самом тоже, — после краткой паузы добавляет По и хмурится. — Твоя беспечность меня изумляет.
    Это не звучит как что-то плохое, но и как что-то хорошее — тоже. Скорее, это звучит так, будто По еще не до конца определился, что чувствует по этому поводу, и это его мучает. Поэтому он вглядывается в глаза Кассиану, будто там кроется какой-то правильный ответ или объяснение этой кассиановой легкости. Честное слово, для нелегального эмигранта, возможного отца внебрачного ребенка, безработного без особых сбережений за душой, да еще и к тому же неофициально мертвого — Кассиан кажется каким-то чересчур расслабленным.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

638

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По зачем-то двигается, убегая от пальцев, зарывшихся в волосы, и начинает выглядеть чуть хуже. Кассиан садится на кровать вслед за ним и изо всех сил пытается тоже стать серьезным, обеспокоенным. Хотя это сложно - слова По греют его изнутри, и от этого приятно, радостно.
- Обещаю, - говорит он почти торжественно, прикладывая руку к груди. - Ты обо всем будешь знать, как бы ни повернулось, никто не отберет у тебя возможность заботиться, и ты никуда не денешься от того, что и мы будем заботиться о тебе. И потом - ложись.
Рука с груди Кассиана переселяется на грудь По, мягко давит, возвращая его на место.
- Остаток дня ты только лежишь и спишь.
Сам Кассиан остается сидеть. Подтянув к себе ноги и скрестив их, он поворачивается лицом к По - в основном потому, что так может выглядеть менее беспечным. Сам он не считает, что ведет себя как-то не так. Наоборот, это По слишком тревожится. Наверное, приходит в голову Кассиану, так он выглядел, когда волновался из-за болезни того весь прошлый день.
- Во-первых, еще ничего не известно. Во-вторых, даже если считать это проблемой, это самая маленькая проблема из тех, что у нас есть. В-третьих... По, мне все-таки двадцать четыре, - Кассиан делает выразительную паузу, но почти сразу вспоминает, что По старше, хотя сейчас и не скажешь, и если это все же что-то классовое, возраст ничего ему не объяснит. Он набирает побольше воздуха в грудь, - я с четырнадцати работаю, с пятнадцати сам живу и забочусь о себе. Если бы не партийные дела, если бы мне не пришлось бежать, у меня, наверное, уже давно была бы семья и ребенок, или даже дети. У нас так принято: раз ты уж встречаешься с женщинами вне брака, то даже если вы осторожны, рано или поздно у нее - у кого-то из них - начинает расти живот - и ты делаешь то, что должен. Женишься, пока он не слишком заметен, потом радуешься, когда твой семимесячный bebe рождается здоровым и крупным, потом работаешь, а если не хватает денег - работаешь еще больше. Даешь им все, что можешь. Дома я боялся этого, потому что там у меня было дело, и я не был уверен, что не буду презирать себя, если брошу его, не буду подводить семью, если не сделаю этого, не буду каждую минуту бояться за них, если смогу как-то все совмещать. Тут мне этого бояться нечего, а больше я ничего и не боюсь - особенно если ты и правда поможешь мне с документами. Я здоров, у меня есть руки, ноги и голова. Я многое умею и быстро учусь, всегда смогу заработать. Беременность - не какая-то неприятность, это просто ход вещей.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-20 10:32:02)

+2

639

    Кассиан все-таки обещает, и По не сопротивляется — ложится обратно, но теперь на бок, потому что так удобнее разговаривать. И слушать тоже. То, что рассказывает Кассиан — это какой-то лютый ужас. Хаос. Беспорядок. Кажется, тот рассказал это, чтобы убедить По в отсутствии беспечности, но это убеждает По только в еще большем ее присутствии. Он пытается уложить услышанное в своей голове. Сперва ему, разумеется, хочется возмутиться и объяснить, почему это совершенно ненормально, но, к счастью, По закашливается.
    А откашлявшись, вспоминает, что ему тридцать два, и он тоже давно уже должен быть женат и с детьми. И если бы не вся история с Беном, то был бы. Если бы Кейт не ушла — был бы. По протяжно выдыхает.
    — Я сказал, что помогу, значит, помогу.
    В чем-то Кассиан прав, конечно: из всех имеющихся у них проблем, эта наименьшая. С другой стороны, бегать от гангстеров, когда ты беременная женщина — вряд ли увлекательное и приятное занятие. Дело может затянуться. Суд может затянуться. Да мало ли звеньев в этой долгой цепочке, из-за которых все может затормозиться.
    Вместо того, чтобы говорить об этом, По говорит о другом:
    — И уж в деньгах мы точно никогда не будем нуждаться. Разве что Райты разорятся, но я в этом сомневаюсь, — ему вдруг приходит в голову, что это хорошее сравнение: — Ты говоришь, что это ход вещей, но для меня это как инвестиции. Это риск. Не в смысле, что это плохо. Но это поменяет слишком много вещей — я не могу просто заводить детей направо и налево с незамужними женщинами и звать их замуж потом просто так тоже не могу, — это ест его больше всего, конечно, что позвать Джин замуж он не может. — Неделю назад я не думал об этом, конечно, но сейчас я думаю об этом. Я учитываю риски. Риск того, что кто-то узнает про нас троих. Риск того, что кто-то узнает даже просто про меня и тебя — и чего нам обоим это будет стоить, — По невесело усмехается. — Риск того, что папа одумается и все-таки откажется от меня. Риск того, что дело не выгорит, и с вами что-то случится. Риск того, что Джин забеременеет. Я не могу позволить себе думать об этом так, как ты. Я бы хотел. Но не могу. Я... это привычка. Это часть меня. Я раскладываю все на риски — вас, дело Гаррета, дело Бена — и решаю, перевешивает ли прибыль и смогу ли я справиться с рисками, есть ли у меня для этого ресурсы, если что-то пойдет не так, — он переворачивается на спину и смотрит в потолок, продолжает задумчиво: — И я не связывался поэтому с отношениями — не считая Кейт — почти десять лет. Слишком много непредсказуемого. Опасно вкладываться — рискуешь остаться без цента за душой. Но тут как с Райтами. Даже если они разорятся, мне все равно — потому что хотя бы какое-то время я был причастен к самолетам и небу.
    По смотрит на Кассиана.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

640

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По говорит долго, и Кассиан не перебивает его, дает ему сказать все, что хочется, выкашлять все, что рвется из легких. Значит, это все же классовое - это понятно уже по тому, как много странных слов употребляет По, как он переводит все их отношения, да и свою жизнь тоже, в банковскую историю. Риски и ресурсы, инвестиции и дивиденты - Кассиану странно от того, что все эти сухие слова говорит его, их с Джин По. Так, как будто верит в них. Он считает себя защищенным, пока все хорошо у братьев Райт - а все равно видит вокруг одни только риски, одни только угрозы.
Кассиан вздыхает. Он знает, что ему не переубедить По. Знает и что это не нужно - он ведь и хотел, чтобы По помогал с делом потому, что тот старше, осторожней и замечает то, о чем сам Кассиан в жизни не подумал бы. Но все же теперь ему кажется, что быть По Дэмероном - очень трудная работа. И он не может сделать ничего, кроме как быть рядом и прикоснуться к По, давая ему знать что это так.
- Я не понимаю, как работает то, о чем ты говоришь. Я знаю про инвестиции не так много, а риски вижу совсем иначе. Но, знаешь, По, я знаю, что ты считаешь, что обо всем вокруг должен заботиться ты, и обо всех тоже. Но мне ты ничего не должен. Если тебе станет опасно рядом со мной, ты можешь просто уйти - и все еще ничего не будешь мне должен. Я не рассчитываю на тебя вне нашего дела, потому что слишком привык полагаться только на себя. Даже если кто-то помогает, даже если кто-то есть рядом - я помню, что это может быть не навсегда. Так что все эти риски можешь просто выбросить из головы. Я никогда не причиню тебе вред и не стану угрозой - даже если угроза будет в том, что кто-то может узнать. Джин...
Кассиан замолкает. Про Джин он не знает, что сказать. Решать за нее может только она, да и потом, ей помощь действительно нужна. И в зависимости от того, что она решит, это действительно может стать проблемой По.
- Послушай, По, cariño, пока мы вместе - считай и нас своими ресурсами тоже, ладно? Ты не обязан со всем разбираться один. И не будешь - слышишь? - со всем разбираться один.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-20 12:58:33)

+2

641

    По смотрит на Кассиана долгое мгновение, потом негромко смеется себе под нос.
    — Если мне станет опасно рядом с тобой, я сделаю так, чтобы мне перестало быть опасно. Рядом с тобой.
    Это тоже обещание. Но это давний, знакомый риск, риск, к которому По привык, который обдумал со всех сторон еще лет пятнадцать назад, придумал ходы и варианты, разложил все по полочкам. Беременность — не тот риск, о котором ему до этого приходилось думать настолько всерьез. Тем больше По поражает тот факт, что повторись все опять, он бы сделал всё точно так же. Как будто какая-то его часть все-таки хочет — хочет — он обрывает эту мысль.
    — Ты прав, — после молчания говорит По. — Это вам придется какое-то время разбираться со всем без меня. Точнее, параллельно со мной. Думаю, единственное место, где нам стоит пересечься — это на встрече с прокурором, чтобы убедить его. В остальном, — он пожимает плечами, — вы в свободном плавании, пока я буду пытаться не сломать Гаррету лицо при всяком удобном случае.
    По говорит об этом спокойно, но что-то в его выражении лица выдает, что ему и правда придется прилагать усилия, чтобы не исправить Гаррету портрет насильственными методами. После всех этих синяков, которые он видел на Джин, после всей этой истории вообще — хорошо, что По умеет держать себя в руках и концентрироваться на более важных целях и вещах.
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

642

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Пусть ему лучше сломает шею закон. Или поджарит на стуле, или еще что. Ты же сам знаешь - так правильнее.
Кассиан улыбается снова - ему нравится, как По выдыхает и даже смеется. Ему приятно от того, как он планирует оставаться рядом. Даже если не получится, он хотя бы хочет этого.
Он наконец-то понимает, что По может тревожиться еще и от того, что выпустит их из поля зрения, оставит наедине с возможными трудностями. Ему будет тяжелее - ему все еще придется притворяться, он будет один, снова один, опять один - без кого-то, кто уложит его в постель, поцелует, ободрит или встряхнет за плечи, когда будет нужно. Вокруг будут риски, но не будет их с Джин.
Кассиан наклоняет, целует По, не жадно, не мягко, просто прислоняется губами к его губам и держит их так долго, чтобы По получше запомнил, как это - когда рядом еще кто-то.
- Ну вот что. Я подниму тебе газеты сюда, и ты придумаешь нам код, решишь, куда мы будем подавать объявления. Можем даже в несколько газет, через день. Так ты будешь видеть, что все хорошо, а мы, когда будем составлять их, всегда будет думать про тебя. И когда не будем составлять их, тоже будем думать про тебя. Все будет хорошо - сам потом увидишь.

+2

643

    По знает, как правильнее, даже лучше, чем Кассиан — в конце концов, это ему изначально приходилось настаивать именно на том, что все должно быть по закону. И никто не пойдет никого стрелять из револьвера, даже если хочется. Но с другой стороны, ударить человека по лицу — не преступление. Необдуманный поступок — да. Но не преступление. Какое-то время По развлекает себя этой мыслью, затем бросает ее. Пустое, мальчишеское.
    Ему нравится, как тепло остается на губах даже после того, как Кассиан отстраняется.
    — Звучит так, будто, кроме меня, вы ни о чем думать не будете. Карандаш с бумагой захвати еще, пожалуйста.
    По чувствует странную сытость — ощущениями, эмоциями, тревогами — и это даже хорошо, что сейчас ему будет, чем занять руки и голову. Лучше было бы, только если бы он мог спуститься вниз и поиграть на чем-нибудь, но тащить сюда еще и гитару не стоит, а рояль так и вовсе не принесешь в постель. Да и бесполезно это для дела. Поэтому, стоит Кассиану принести газеты, По обкладывается ими со всех сторон, как будто задался целью выстроить маленький форт, и с головой уходит в работу.
    Голова гудит, ему жарко и сухо во рту, но По не обращает на это внимания, пока сидит, не обращает, и когда сползает чуть ниже и уже почти лежит, держа очередную газету на весу и рассматривая мириады объявлений. Избранные газеты он откладывает в сторону, некоторые объявления обводит карандашом, временами записывает какие-то фразы на бумаге, стараясь не проткнуть ее хорошо заточенным карандашом. Все это, даже с учетом того, что никогда прежде По не выдумывал шифры для газетных объявлений, ему как будто понятно и знакомо. Это не беременные женщины и не отношения втроем — и не отношения вовсе. Это просто небольшое ментальное упражнение.
    Со временем По сползает совсем вниз и пишет заметки, лежа на боку, а потом и вовсе клюет носом, пока не впечатывается им в покрывало. В правом верхнем углу листа у него записаны разнообразные ситуации, под каждую из которых стоит подобрать свой шифр, и пока что он подобрал для половины, а значит, не время спать. Разумеется, через пять минут его отключает совсем, прямо лицом на «The SouthtownStar».
[status]Lahire[/status][icon]https://s10.postimg.org/43i8g0p7t/ava1927-3-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-20 15:24:42)

+2

644

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан приносит газеты, бумаги, карандаш - все как просил По. Наблюдает за тем, как на кровати растет газетный бастион, и уступает ему место. По занят, непонятно, лучше ли ему, непонятно, менее ли тревожно, но по крайней мере теперь есть, куда эту тревогу сливать. Кассиан какое-то время сидит на краю кровати, но не предлагает помощь. Человеку, который занимается шифром, лучше заниматься им одному - и такого человека никогда нельзя отвлекать. Шифры - тонкое дело.
Можно заняться обедом - ужином - как его лучше назвать - но вместо этого он подходит к двери ванной, слушает, потом стучит и, когда она разрешает, заходит, плотно притворив за собой дверь.
- По занимается газетами. Надеюсь, он скоро уснет.
Кассиан не хочет нависать над ней, и потому садится на полу у стены напротив и подтягивает к себе колени.
- Обязательно хотел, чтобы я ему пообещал, что он будет знать, как все будет, и что ты решишь - если тебе придется решать. Я пообещал. Он имеет право знать. Я думаю, он волнуется из-за того, что уезжает и не сможет быть рядом. Про инвестиции говорил, про братьев Райт, про ад, - он машет рукой и не продолжает дальше ряд. Можно было и не начинать, но Кассиану хочется заполнить чем-то тишину между ними.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-20 22:36:09)

+2

645

Юбку и блузу Джин стягивает и просто бросает возле ванны, решив, что это подождет. Подумав, находит таз и все-таки замачивает юбку — к блузке ничего не присохнет, ее можно постирать и так.
Потом уже только моется, спускает воду и набирает заново — горячую, почти кипяток. В воде становится значительно лучше.
Скашивает взгляд на бутылку джина в самом углу, так и оставшуюся здесь после того дурацкого разговора, когда она примеривалась, как бы так взять стакан, чтоб если что плеснуть напитком По в глаза, и все-таки не тянется за ней.
Здесь стакана нет, пить из горла, лежа в ванной, слишком даже для нее, а идти в комнату или вниз… нет. Нет. Не сейчас и не в этот раз.
Поэтому Джин только откидывает голову на бортик ванны, закрывает глаза и почти засыпает — горячо, хорошо, боль так совсем не чувствуется.
И в голове пусто-пусто.
Из полудремы вырывает стук в дверь, Джин коротко вздрагивает и садится, откликается.
В конце концов, после такого стесняться точно нечего.
Нет, есть, конечно — ни По, ни Кассиана она не попросит подержать ей волосы, например, — но в остальном.
Чулок валяется где-то возле ванны, и Джин откровенно не хочется даже тянуться за ним, чтобы кинуть куда-нибудь, где не видно.
Кассиан заходит, садится возле стены, и Джин складывает руки на бортик, прижимается щекой, наклонив голову.
— Про братьев Райт, про ад — прямо-таки с небес на землю, — коротко улыбается, убирает за ухо волосы и прикрывает глаза, смотрит на Кассиана из-под ресниц. Тянет к нему руку. — Сядешь поближе? Здесь даже сухо. Если, конечно, тебе удобно будет.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

646

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Мне всегда удобно, - говорит Кассиан и снова встает на ноги.
Подходит, снова садится.
Воздух тут влажный, но какой-то прозрачный. Вода в ванной искажает мир, и потому Джин, уже знакомая каждым своим изгибом, снова выглядит какой-то сплошной загадкой. Кассиан почти опускает руку, касаясь воды, нарушая покой прозрачной глади, больше похожей на стекло, но так и не делает этого.
Вместо этого он трогает волосы Джин, хотя и прикасается легко, готовый оставить ее в покое по первому слову. С ней он все еще аккуратен даже там, где с По чувствует свое право и пользуется им. А еще недавно это казалось бы невозможным.
- Тебе что-то еще нужно? - Кассиан оглядывается вокруг, будто хочет предупредить даже просьбу, увидеть, что может захотеть Джин и принести ей это прежде, чем ей придется говорить вслух.
Он скоро натыкается взглядом на бутылку, но не подает вид, не хочет ни смотреть на нее, ни думать о ней. Взгляд у Джин сейчас ясный, чистый, алкоголь тут вообще ни при чем.
- Как тебе? - смотреть, цепляться взглядом больше не за что, он снова возвращается к Джин. - Как ты себя...Ты уже... Все нормально? - с трудом находится Кассиан.

+2

647

Вода горячая, и воздух на контрасте кажется почти ледяным — но потом проходит; немного прохладно и от этого по плечам бегут мурашки, но в остальном — в остальном хорошо.
Закрыв глаза, Джин подставляется под руку Кассиана, жмурится.
Смотрит она на него вовремя — чтобы заметить, как он, кажется, все-таки замечает бутылку; коротко, не слишком весело улыбается.
— Я бы попросила стакан, но даже для меня это будет слишком, — накрывает его руку своей, едва ощутимо гладит. — Да. В целом да. Думаю, к понедельнику все будет в порядке и это не станет… лишней заботой.
К понедельнику все и в самом деле должно стать нормально — или хотя бы почти нормально; после Гарретта было хуже, намного хуже, а сейчас, к тому же, совсем другое.
Немного неприятно — но она ведь сама разрешила и попросила больше.
Снова прикрывает глаза, затем снова смотрит на него — и едва заметно хмурится, вздыхает. Прижимается к его руке щекой.
— Можно я спрошу? — гладит костяшки и прямо не смотрит. — Иногда вы так смотрите, трогаете, слово… словно я хрустальная и от слишком тяжелого взгляда сломаюсь. Зачем? То есть… почему?
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

648

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Джин смотрит на него только иногда, коротко, но отвечает и трогает в ответ. Не отводит его руку, не пытается вывернуться - именно трогает. Как будто ей недостаточно чувствовать, а хочется еще и делать что-то в ответ. Как будто внутренне Джин всегда отмеряет уровень заботы - и она точно знает, где он должен находиться - а все лишнее ей немедленно нужно отдать.
Кассиан не знает, как объяснить ей, что лишней заботы не бывает. Да и не знает, должен ли, можно ли такое объяснить, или это что-то, что можно только узнать и поверить самому.
- Потому, - он осторожно ищет правильные слова. Джин спрашивает про них, но Кассиан может только догадываться о том, почему так поступает По, только предполагать, что ими движет одно и то же, - что ты считала, что следы на твоем теле испортили тебя навсегда. Что они испортили тебя хотя бы ненадолго. Потому что ты не думала, что тебя можно любить, что тебя можно хотеть. Я... я люблю тебя, ты знаешь, мы оба любим, мы уже говорили и будем говорить еще, и еще, и еще. Но пока что я хочу осторожным, пока ты не запомнишь, что можешь говорить, решать. делать все, что хочешь - потому, что хочешь. Пусть пока у тебя будет больше времени, пусть пока мой взгляд не будет слишком тяжелым. Пусть ты не думаешь, что чем-то обязана, или что кто-то из нас не сможет сдержаться, если смотрит на тебя так.
Он все же опускает руку в воду, та дрожит, расходятся растущие за секунды круги - пальцам сначала горячо, потом, когда он вытаскивает их, становится холодно.
- Я и потом буду трогать тебя бережно. Всегда.

+2

649

Круги расходятся, разбиваются о стенку ванны, и Джин сначала смотрит на них, только потом снова поднимает взгляд на Кассиана.
Закусывает губу, хмурится.
— Но я ведь знаю, что… что ты — или По — что вы не сделаете мне плохо. Или больно. Специально, — ненарочно можно сделать очень многое — и плохо, и больно, и хорошо, и тогда определяют только намерения, это Джин знает точно. Гораздо важнее, как для нее, когда не делают плохо или больно специально, осознанно, даже если и знают, что могут. Шутка в том, чтобы не причинять зла, владея им.
Замолчав, откидывается обратно, сползает ниже, что коленки теперь торчат из воды, и рассеянно водит по правой кончиками пальцев. Плечи теперь не мерзнут, мерзнут коленки. Нет в этом мире совершенства.
— Я люблю тебя. И По. Вас. Очень… нет, не очень, — она хмурится снова, словно пробует это слово на вкус. — Не очень. Просто люблю. Очень любить — это как любить слишком, разве так может быть.
Это не вопрос — ведь так быть не может. Как можно любить меньше или больше, очень или не очень? Еду, книгу, туфли — можно. Но не человека. Не людей.
Если любишь — то просто любишь, и всё. Без всяких сравнительных степеней.
— И я знаю, что вы не сделаете мне плохо. Нарочно — но это ведь и главное. И оттого, что обнимете меня сильнее или потрогаете не так осторожно, я ведь не сломаюсь, — снова ловит его руку, гладит, трогает — словно это физическая потребность, необходимость. Прикусывает губу. — Я не хочу… не хочу быть статуэткой на полке.
Потянувшись, облокачивается о бортик снова, прижимается щекой к плечу Кассиана, прикрывает глаза. Так не очень удобно — но очень хорошо.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

650

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По рубашке расплывается пятно, ткань липнет к телу, сначала становится горячо и мокро, потом холодно и мокро. Это неважно, важно, что Джин прижимается к нему. Хотя и ошибается в том, что говорит. Кассиан не сразу замечает эти ее "специально", "нарочно", но когда замечает, никак не может избавиться от них, они как заноза в пальце, из-за которой невозможно ничего крепко сжать в руке, как камень в ботинке, который не вытряхнешь, пока идешь, а идти в нем невозможно.
Кассиан прижимает к себе Джин крепче и какое-то время просто пытается найти подходящие слова.
- Это не главное. Главное - это что ты можешь сказать, остановить в любой момент. Даже если сама о чем-то попросила.
Он не решается спросить, когда ей было больно - об этом легко догадаться. Не решается спросить, насколько ей было больно - этот ответ Кассиан боится услышать."Нарочно"... Как ей объяснишь, что боль ненарочная, причиненная по незнанию и мимоходом, куда страшнее?
- Прости, - шепчет Кассиан, целует ее в волосы.
За это стоило просить прощения им обоим, а не за то, что там себе придумал По. И хорошо бы, чтобы По об этом "нарочно"даже не знал.
- Хрустальная ваза тоже молчит. Тоже не скажет, когда ты вот-вот разобьешь. Говори со мной. С нами. Говори, когда что-то - что угодно - не так. Так мы не будем гадать, когда слишком сильно, когда мы причиняем тебе боль - неважно, специальную, нарочную, или нет. Так мы не будем бояться.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-21 10:55:03)

+2

651

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
- Но я ведь сама разрешила. И попросила, - Джин догадывается, о чем думает Кассиан - это на поверхности. - Я... - запинается, прижимается к нему чуть крепче, прячет лицо. - Ничего. Неважно. Я поняла. Я буду говорить... постараюсь говорить. Про все. И если мне неприятно или неудобно - тоже.
Это, наверное, сложнее всего - весь предыдущий опыт жизни учит тому, что если ей плохо, неудобно, больно - это в основном ее проблемы. И либо она учится решать их сама, раз так воюет за собственную независимость, либо... либо пусть сидит тихо, не высовывается, учится, например, вышивать, как в старых романах.
Ее проблемы - это только ее ответственность, если они не затрагивают других людей, не делают их жизнь хуже.
Для Джин все звучит достаточно логично - и просто; есть - были - дела семьи, которые всегда для всех; есть ее статус - и статус Шона, и если кто-то задевает ее, он задевает и Шона; но остальное - остальное она решает сама, если так хочет быть независимой.
Это ее право - быть независимой в пределах разумного, конечно, потому что в первую очередь важна семья.
Но где права, там всегда и обязанности.
Тем более - если она сама решила; последствия - это последствия, и, в самом деле, они не так уж и страшны.
Джин сонно жмурится, дышит Кассиану куда-то в шею.
- Я к понедельнику буду в порядке, честно. И проблемой это не станет, - она гладит его ключицу, трогает снова. Жмется. - Но я буду говорить. Постараюсь. Обещаю.
И отстраняется немного, чтобы заглянуть ему в глаза.
- Но и ты тогда говори тоже. Если что-то не так.

+2

652

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Это не проблема.
Кассиан отстраняется и несколько секунд внимательно, серьезно смотрит на Джин, глядя, слышит ли она его, понимает ли - или соглашается просто так.
- Слышишь? Это не проблема. Ты - не проблема.
Он снова прижимает ее к себе, хотя и думает о том, что Джин теперь может быть неудобно. Хотя, если ей было плохо, ей сейчас неудобно все, что угодно. Кассиан балансирует на краю вины, но не падает туда, цепляется за то, что помнит еще с детства, из своей жизни до Америки - какие бы ошибки ты не наделал они всегда - прошлое. Тебе просто нужно сделать все, чтобы не допустить их снова в будущем.
- Будешь говорить - хорошо. Но говори и про то, что было. Скажи, что было не так - не только сегодня, вообще. Когда мы не так трогали тебя, не то говорили? Когда тебе было плохо? Мы запомним, честное слово, и больше не будем.
Кассиан не уверен, что может говорить за По всегда. Не уверен, что может говорить теперь - у По может быть свое мнение, свои планы, свое все. Но теперь, ему кажется, плохое время, чтобы выделять себя. Как будто он притворится лучшим, чем есть, лучшим, чем По - только потому, что того нет рядом.
- Постараемся, по крайней мере, - находит он хоть как-то решение этому.
Снова отстраняется, и так же, как раньше целовал По, целует Джин - без страсти, просто чтобы быть рядом и отдать немного своего тепла.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-21 14:48:42)

+2

653

Джин улыбается, когда Кассиан целует ее, коротко гладит по щеке, обнимает за шею, потянувшись ближе. И отпускает снова, отстраняется, сползая ниже по стенке ванны.
- Я скажу. Но не сейчас, хорошо? - водит пальцами по коленке снова, сползает ещё ниже, подбородком почти касаясь воды. Распущенные волосы расплываются, и Джин мимоходом думает, что лучше бы было их заколоть. Но что уж теперь. - Я не хочу об этом... сейчас.
Ей хочется извиниться - но она этого не делает. Это не то, за что она должна извиняться. Ее желания - не то, за что она должна чувствовать вину. Джин пытается уложить в голове эту мысль и закрепить ее, и сразу это не получается - но когда-нибудь, однажды.
Если она сама несет ответственность, то ей не должно быть стыдно. Не за это.
Рассеянно моргает, убирает волосы на одну сторону; может быть, стоит их отрастить - или обстричь совсем коротко?
И купить новые чулки. И сорочку. И бра. И что-нибудь ещё - она уже две недели ходит практически в одной и той же одежде, и ей это не нравится. И новая помада - эта, кажется, ее бледнит.
Лучше думать об этом, чем о том, что после объятий и других действий боль всплывает с новой силой; не слишком заметной, но она есть, и горячая вода не перекрывает.
И это отвратительно, это очень плохо, но Джин смотрит на бутылку, затем на Кассиана и очень тихо просит:
- Принеси стакан, пожалуйста. Я, - запинается, прикусывает губу и чуть краснеет скулами. - Я знаю, что это не очень хорошо. Но... пожалуйста.

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

654

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Когда захочешь. Но только говори, ладно? Не молчи.
Джин рядом.
Джин отстраняется.
Кассиан выпускает ее сразу, как только чувствует, что теперь она хочет быть одна.
Джин сползает в воду, ее волосы растекаются по воде, остаются на поверхности, черные, как дурная кровь. Он трясет головой, чтобы прогнать эту картинку, забыть ее поскорее. Джин убирает волосы, и это помогает, но он все равно спускает взгляд ниже. Ему нравится смотреть на нее, нравится, что она есть, что он рядом, что По тоже недалеко от них.
Что они говорят - по тому, чтобы говорить, не боясь, что он скажет лишнее, Кассиан особенно скучал, пусть даже Джин пока что не хочет больше говорить.
Он смотрит на Джин, потом на джин, хмурится, но ничего не говорит. Нельзя сказать человеку, что он сам может решать, а потом решить за него, что ему не стоит пить. Кассиан встает, потом наклоняется и вместо ответа снова целует Джин.
По спит. Кассиан задерживается, откладывает осторожно газеты, бумагу и карандаш, поправляет плед и только потом идет вниз. Он задерживается ненадолго: берет два стакана, потому что думает, что Джин будет меньше краснеть, если пить ей придется не одной, потом сразу же поднимается к ней.
Джин пахнет крепко, Кассиан оглядывается на плотно прикрытую дверь, будто боится, что запах разбудит По. Потом подает Джин ее порцию.
- Сейчас лето, - говорит он. - Летом нужно пить только сангрию. Но что есть, то есть. Salud, Джин.

+2

655

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
- Саиый универсальный напиток - виски, - Джин салютует ему стаканом и бледно улыбается, делает глоток. Прикрывает глаза, жмурясь, и смотрит снова. - Шон всегда смеялся, что я пью джин, и это была самая глупая шутка на свете. Но он мне нравится больше всего. Лучше - только если с содовой, тогда его можно пить долго. А если чистый, - болтает стаканом, разглядывая кромку. - Если чистый - то только сразу.
И допивает - джина совсем немного, хватает двух глотков.
Сразу становится теплее - горло и язык обжигает, а затем словно расползается можжевельник. Терпкий, но по-своему сладкий.
Она может выпить ещё столько же два раза как минимум, но не стоит. В конце концов, для того, чтобы снять боль или хотя бы притупить ее, этого будет достаточно.
Мысли не становятся легче, в голову не проясняется, но тепло добирается даже до кончиков пальцев и словно оседает в них мелкими иголками. Джин прерывисто выдыхает, запрокидывая голову и разглядывая потолок, скашивает взгляд на Кассиана.
- Расскажи что-нибудь про Каталонию? - она смотрит с вопросом, немного неуверенно - стоит ли спрашивать о прошлом, уместно ли это сейчас. - Про Бланку. Она мне очень понравилась.

+2

656

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан пьет так, как говорит Джин - сразу. Он не пил алкоголь с тех пор, как попал в Америку. В последний раз он пил на корабле - виски, с ирландцами, и потом ему было очень плохо. Может, виски и универсальный напиток, но, если судить по тому единственному, который он пробовал, универсален он прежде всего тем, как выжигает нутро и выбивает слезы на глаза. Джин не такой, джин мягкий, он греет, от него Джин расслабляется, и потому и Кассиан улыбается тоже и ставит стакан с тихим стуком на пол. Трет глаза, примеряясь, вспоминая, как это - чувствовать пусть даже намек на опьянение. Да, это совсем не сангрия.
Он почти выбрасывает из головы мысли про дом, но про него спрашивает и Джин тоже, и потому Кассиан снова вспоминает, отсеивает плохое. На это не уходит много времени - его жизнь тут, его память о том справилась со всем давно. Кассиану кажется, даже рассказывать о своих одиннадцатичасовых сменах и второй работе после них он бы сейчас стал так, будто это лучшее, что могло бы случиться с человеком.
- Она была красивая.
Он вспоминает Каталонию. Барселону. Бланку. Все трое были красивыми, и хорошо, что Джин уточнила, про кого хочет слушать.
- Волосы у нее были, как шоколад, который она варила по воскресеньям вместо церкви. прямые, только внизу они курчавились. Она любила петь с колоколами, хотя петь совсем не умела.
Кассиан закрывает глаза, улыбается снова. Думает про запах апельсинов и можжевельника. Сейчас везде должно пахнуть можжевельником, и джин помогает лучше об этом помнить.
- Глаза у нее были зеленые, как у кошки. Как у тебя. Я тогда очень много работал, - ну точно, в голосе и теперь звучит тоска, - потому что просто не знал, что еще мне делать, как быть. Все как в тумане, и Бланка изводила меня вопросами. Что последнее вкусное я ел? Какого цвета сегодня море? Какую песню пели на углу площади этим утром? Какой мой любимый цвет? У меня не было любимого цвета, пока она не спросила. Я даже не знал, что он мне нужен. Она потом уехала в Париж, я больше не говорил с ней, не видел ее. Но это осталось - я стал смотреть, слышать, чувствовать. Она была красивая. И хорошая. Она всем нравилась. Совсем как ты, - дразнясь, улыбается Кассиан.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-22 00:27:42)

+2

657

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
- Мне кажется, это замечательные вопросы, - Джин улыбается легче, свободнее, словно джин отпускает тормоза. На самом деле, нет, совсем нет, она даже не чувствует опьянения- этого слишком мало; она привычна к куда более значительным порциям. Но многое, по правде говоря, решается самовнушением - если думать о том, что ты хочешь опьянять или должна быть пьяной, в конце концов перестаёшь быть трезвой. Но половина стакана - слишком мало даже для неё. - У меня никто никогда такого не спрашивал. Бланка, наверное, была замечательной.
Джин перегибается через бортик, ставит стакан на пол и смотрит на Кассиана почти весело. Ее состояние не меняется, но это тот момент, когда важно, что ты хочешь чувствовать, а не что есть на самом деле. Ей хочется чувствовать лёгкость, не хочется чувствовать боль, которая понемногу отступает, и горячая вода и джин в этом помогают. Теперь, конечно, лучше не засыпать - теперь это может быть действительно опасно, если Кассиан уйдёт. Но она и не собирается. Сон, даже дрёма, отступает.
- И разве я нравлюсь всем? - Джин тихо смеётся, смотрит на него; протягивает руку и коротко касается скулы, гладит - ведёт выше и зарывается пальцами в волосы, перебирает их. - Я все ещё удивляюсь тому, что нравлюсь вам. Не только как... на одну ночь. Обычно - обычно только так. Но... - она чуть краснеет. - Мне нравится.
И подаётся чуть ближе, снова садясь, тянется к нему и целует в уголок губ.
- Вы - оба - лучшее, что со мной случалось.

+2

658

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- Конечно, нравишься. Наверняка нравишься.
Кассиан хочет спросить про Колин и вообще про прошлое - неужели они неважны, неужели были хуже? Когда Джин говорит о прошлом, не поверишь, что они с По - лучшее. Потом Кассиан думает, что лучшее не значит, что прежде не было хорошего. Просто это хорошее не может сравниться с тем, что есть сейчас.
Джин гладит его по лицу, зарывается в волосы, почти так же, как он сам совсем недавно трогал По. Кассиан наклоняет голову, подставляется под поглаживания, как кот, разве что не мырлычет.
- Я буду спрашивать у тебя, - обещает он. - Так, что тебе еще надоедят мои вопросы, сама увидишь.
Джин как-то расслабляется - не то ей помогает вода, не то и правда Джин. Кассиану нравится, что они говорят. Ему сразу кажется, что время, когда они будут жить вдвоем, значит, пройдет легче, чем могло бы. Их там будет только двое, без По, но и без недоговорок, без вязкой тишины - а это многого стоит.
Кассиан ловит руку Джин, вытягивает ее из своих волос - кончики тяжелеют, потому что в них собирается воды - целует в костяшки и фаланги, переворачивает ладонь, целует в линию жизни и в холмы. Он не умеет читать по рукам, но уверен, что выводит губами только хорошее.
- Я сейчас и начну, - Кассиан отпускает руку Джин и встает. - Какая твоя любимая еда? Скажи - я приготовлю на ужин.

+2

659

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/DMh7P.png[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
Джин старается не думать про то, что сегодня суббота - а значит, ещё день - и По будет далеко. По будет с ними только мыслями, и Джин этого не ждёт, но даже мысль об этом отзывается болью и чем-то горьким.
Нет, конечно же, ждёт - ща эти две недели она настолько успевает привыкнуть, что они втроём, рядом, даже когда не были вместе, что теперь хотя бы допустить это... странно. Почти невозможно.
Как если бы сказали, что вместо двух лёгких у тебя будет работать только одно.
- Я эгоистка, - Джин хмыкает тихо, фыркает, и отводит руку, когда Кассиан отпускает ее; пожимает плечами. - И вряд ли твои вопросы обо мне смогут мне надоесть.
Она чуть улыбается, легонько брызгает в него водой - он и так отчасти мокрый; и откидываешься обратно, жмурится.
- У меня нет любимой еды. Если честно, - пожимает плечом, сползает ниже, прячась под водой. - Но мне очень нравится то, что ты готовишь.
Джин смотрит на него снизу вверх, пожимает плечами снова. Склоняет голову к плечу и чуть улыбается.
- Я скоро выйду. Кажется, нам ещё надо посмотреть квартиру себе.

+2

660

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Это мы посмотрим, - улыбается Кассиан.
Джин снова сползает под воду, но теперь это выглядит не как будто она прячется, а словно ныряет под теплое одеяло. Кассиан еще недолго смотрит на нее, потом уходит.
По все еще спит. В доме тихо, но тишина не давит. Нет чувства, что в этом доме он один, а вокруг все - чужое, непонятное, и сам он неуместен. Это дом деда По, но немного и их тоже. Вот стол, за которым они расшифровывали книги, а вот тут им играл По, тут они лежали у камина, а тут впервые поцеловались одним солнечным утром, и свет бил в окна.
Теперь солнце с другой стороны. Вечер сгущается медленно, свет на полу тяжелый, теплый и темный, как старая позолота, солнце скатывается к горизонту, как желток - медленно, вот-вот готовясь сорваться.
В кухне темнеет достаточно скоро. Продуктов у них осталось не так много - до возвращения в город ничего уже не останется. Кассиан пускает в ход остатки того, что осталось во вчера, из бульона, лапши и хорошего мяса делает суп, добавляя туда овощи, которые ему не нравятся, которые, как кажется, скоро испортятся. Он варит яйца, чистит и разрезает их, чтобы потом половинками пустить плавать по супу. Поджаривает черствеющий хлеб и делает из него пантумаку - натирает чесноком, помидорами, посыпает солью. Набивает яблоки орехами и печет.
Скоро первый этаж затянут запахами еды, наверняка что-то долетает и наверх. Если По и не проснется от того, что ему пощекочет ноздри ужин, то Джин точно услышит и спустится.

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC