Star Wars Medley

Объявление

26.10.2017 Объявление об изменениях в правилах и об эпизодах в 34 ПБЯ.

07.01.2018 Выложены основные события, произошедшие в 34 ПБЯ.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бэйз Мальбус, Бэйл Органа, Армитидж Хакс, Джейна Соло, Рыцари Рен

— Я оценил. Просто теперь боюсь представлять программу-максимум: горы трупов и все в огне?
— Горы трупов в огне и вид на залив.
Cassian Andor & Jyn Erso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » Там, где тихо и светло [1920!au]


Там, где тихо и светло [1920!au]

Сообщений 31 страница 60 из 671

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://s7.uploads.ru/d8OgP.jpg

http://sd.uploads.ru/Kz9GH.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты.

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-15 00:22:06)

+2

31

Кассиан немедленно и послушно веселеет, приобнимает Джин, как будто они знакомы давно и близко. Она не говорит прямо, но и так понятно: за ней могут следить. За ней, а, значит, и за ними тоже. А если не следят, то просто запомнят. В общем, долго оставаться тут не стоит.
- Это детектив По Дэмерон. Как вы и просили, чтобы был кто-то, кто сможет следить за тем, чтобы у вас не появилось лишней улыбки, пока второй будет занят делом. По, это Джин, приемная дочь Шона Галлахера. Она будет нам помогать.
Он говорит, одновременно мысленно расчерчивая город на зоны. Им не нужно ничего, что было бы близко к территории Галлахера. Желательно что-то подальше от всего ирландского. К итальянцам соваться может быть тоже рискованно. И полиции тоже лучше бы ничего не знать. Остается только то, что не представляет ценности вообще ни для кого. И там им тоже лучше не быть.
Оставаться на месте кажется Кассиану совсем плохим вариантом, и для начала он решает уйти подальше от университета, который стоит в самом что ни на его ирландском квартале. Конечно - об этом Джин, вероятно, и говорила.
- Не бойтесь, По - честный. Его только в понедельник пытались убить.[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-18 18:33:28)

+2

32

    Когда к ним подходит девочка, от вида которой Кассиан послушно веселеет и которую приобнимает, как старую подругу, По в первое мгновение думает, что это просто какая-то случайная знакомая. И что на самом деле они ждут кого-то совсем другого — как минимум мужского пола, постарше возрастом и покрепче комплекцией. Но разумеется они ждут именно ее, и именно ей По пожимает руку, когда Кассиан представляет его.
    Господь всемогущий, спаси и сохрани.
    Двадцатилетняя — или сколько ей, на вид не дашь больше двадцати — девочка и не шибко старше нее детектив, который и в полиции-то без году неделя. По делает вид, что его удивленное выражение лица адресовано факту знакомства с приемной дочерью Шона Галлахера, и старательно давит ощущение того, что подписался помогать детям взрывать взвод «Либерти» с помощью гранат из шиповника. Он не паникует только потому, что давно разучился паниковать; его задачей всегда было сделать невозможное с помощью совершенно истощенных ресурсов полиции Чикаго, и ему это удавалось побольше раз, чем многим.
    И он все еще жив, о чем так заботливо напоминает Кассиан. По смеется себе под нос.
    — Не уверен, что моя сожженная квартира подтверждает степень моей честности, — замечает он, следуя за Кассианом и больше глядя по сторонам, чем на него или на Джин. В конце концов, если много отвлекаться на чужие ноги, можно запнуться и упасть насмерть. — Полагаю, мисс должен куда больше заинтересовать тот факт, что две недели назад мы с семьей Ним выяснили, что купец и товар не подходят друг другу. Извиняюсь, если расстроил вашего приемного отца, земля ему пухом.
    Те, кому надо, знают, что Шон Галлахер — не простой честный предприниматель. По знает это получше прочих, в свое время он выбирал между ним и другой такой же шишкой, и в результате за решеткой оказался тот, другой. На него легче нашлись улики, доказательства, свидетели — хотя легкого в том деле не было ничего, и даже два года спустя По с трудом понимает, как им вообще это удалось. Одно из четырех дел, которые он поднял из архива. После этого еврейская мафия покинула Чикаго, но говорят, что теперь они вновь возвращаются, маленькими шажками. Как будто им мало Детройта, Нью-Йорка, Миннеаполиса. Как будто в Чикаго мало других проблем.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

33

— Если это признак честности, то мой отец — один из честнейших людей этого города. Был, — Джин улыбается, глядя на человека, которого зовут По Дэмерон, и, когда с официозом покончено, именно его берет под руку. Прости Господи, но двое мужчин и девушка вызывают больше вопросов тогда, когда стараются держаться на расстоянии друг от друга, чем когда у вопрошающих не остается никаких сомнений относительно… близости отношений.
Она замечает его удивленный вид, и пока не знает, к чему именно он относится — к ней самой, к ее отцу, к чему-нибудь еще. Она подумает об этом немного позже — например, завтра или минут через семь.
— Значит, тот самый Дэмерон, — Джин кивает, понимая, о чем он говорит — если знать, кого спрашивать и что слушать, несложно выяснить, с какими людьми стоит держать ухо востро, а лучше — держаться подальше в принципе, и легкомысленно пожимает плечами. — Нет, папа… не расстроился. Только пожалел, что вы оказались крепче, чем капитан Гарсиа.
Этот капитан, к слову, ей никогда не нравился, а теперь, в свете некоторых догадок, не нравится еще больше. По правде говоря, продажные копы в целом не вызывают у нее никакой симпатии — как можно испытывать хоть какие-то положительные эмоции по отношению к человеку, которого несложно купить деньгами? — но этот — особенно.
Она практически уверена в том, что без его участия — прямого или косвенного, неважно, — дело не обошлось.
— Но, — Джин смешливо фыркает, — не могу утверждать, что не расстроился… заместитель моего отца.
Подстроиться под чужой шаг несложно, пусть и идут они не слишком быстро — но и не медленно; в самый раз, чтобы не цеплять чужие взгляды.
— Могу я узнать, — посмотрев на Андора, переводит взгляд на Дэмерона, — как вы согласились на… такую авантюру?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

34

    Джин берет его под руку, По щелчком пальцев приподнимает поля федоры, идет прогулочным шагом. Это привычное дело: водить женщин под руку, вести светскую — или делать вид, что светскую — беседу, и По легко соскальзывает в привычную роль джентльмена. Однако по сторонам все равно смотрит, хотя бы краем глаза. Кассиан ведет их прочь с ирландской территории, это По понимает быстро. Причины тоже понятны. Непонятно только, следует ли кто-то за ними уже сейчас или пока нет.
    — Да. Я слышал, капитан Гарсиа любит бильярд, — По цокает языком. — Я предпочитаю гонки.
    То, что полиция коррумпирована, ни для кого не секрет. Иногда не секрет, в общем-то, и то, кто именно подкуплен. Но улик нет, и не подкопаешься, и ничего не сделаешь. Суд не будет слушать подозрения и слухи, даже если ты самый заслуженный детектив тысячелетия. К тому же, кто сказал, что суд не подкуплен тоже?
    К чести капитана Гарсиа, он никогда не угрожал По открыто, хотя мог. Наверное, потому, что из всех людей в участке лучше всего представляет, кто стоит за спиной По. Стоял. Пока он был молодым офицером, патрулирующим авеню с одиннадцатой по пятнадцатую, и генерал Бэй еще навещал эти места по старой памяти. А может, у капитана Гарсиа есть совесть, и иногда он об этом вспоминает. Жаль, нечасто.
    — Я отказался, — говорит По, кидает взгляд на Кассиана. — И посоветовал Кассиану не делать глупостей. Но как вы видите, он оказался чудовищно упрям, преступно добр и чрезвычайно целеустремлен в направлении глупостей, и я могу его понять, мисс, — он знающе, лукаво улыбается. Кто устоит перед дамой в беде? Только дурак — или женатый человек. — Знаете, как говорят. «Не можешь подавить бунт — возглавь его». Кроме того, — По пожимает плечами, — за мной небольшой должок.
    Кроме того, верой в то, что сможет в одиночку или даже дуэтом перевернуть мир — перевернуть Чикаго — Кассиан подкупает По куда лучше, чем это удалось бы всем Мэдисонам и Франклинам вместе взятым. У ирландцев их было много — и где те ирландцы? У Кассиана была лишь пара фраз и надежда — и вот они уже вышагивают под руку с приемной дочкой покойного Шона Галлахера. Неисповедимы пути.
    — Ответьте и вы мне: что вы сделали с ним, чтобы он согласился, — По обращается к Джин, но смотрит на Кассиана. — И вдруг решил, что толковый парень внутри него все-таки заслуживает подобающего его навыкам дела, а не расследования очередной мелкой кражи или безликого убийства.
    По, конечно, знает, что она сделала. Потому что она ничего не делала — просто была, как есть сейчас. По встречал — и встречался — с девушками вроде Джин и раньше: они цепляют одним единственным движением, верно брошенным взглядом, фразой в правильном тоне. Например, «помоги мне отомстить за отца; кстати, он глава ирландской банды». Она не член банды, не преступник, она хочет помогать — честное слово, По решает задачки посложнее каждый день.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-18 22:16:32)

+2

35

Джин смеется — не слишком громко, не слишком тихо, ровно так, чтобы собеседнику было приятно, — но глаза у нее блестят по-настоящему. И коротко качает головой, бросив на идущего немного впереди Кассиана веселый взгляд.
— Если вы тот самый Дэмерон, — она улыбается, — то, несомненно, и так догадались. Это же по вашей части, детектив — решать задачки.
На самом деле, сложно сказать, даже понять сложно, почему именно детектив Андор соглашается ей помочь. С тем, с чем она приходит к нему тогда, обычно разворачивают и выставляют за порог — у нее на руках нет практически ничего, а в голову, чтобы проверить, точно ли там есть нужное знание, не залезешь. Это Джин про себя знает, что она может и что умеет, а совершенно незнакомому человеку — откуда бы?
По факту, она идет ва-банк — и неожиданно все складывается так, как она практически не надеялась. Теперь их даже не двое, а трое — Господь всемогущий, не будет же она и в самом деле сидеть в четырех стенах, дожидаясь, пока все сделают как надо, — и это определенный успех.
Все еще неясно, как выйти сухими из этой очень, очень, очень мутной воды, но как-нибудь — выйдут.
А в крайнем случае Джин будет знать, что сделала все, что могла — и она сделает все, что может.
Если понадобится — ответит согласием на предложение Гарретта, а через пару недель он случайно сдохнет где-нибудь в канаве. Что поделать — передел территорий, «так бывает».
— Говоря откровенно, совершенно не представляю, — чуть склонив голову, снова пожимает плечами; оборачивается и на мгновение хмурится — показалось? — Предпочитаю считать, что детектив Андор не смог устоят перед моим очарованием.
Поправив ремешок клатча, коротко касается локтя детектива Андора.
— Давайте сделаем крюк через пару поворотов.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

36

Кассиан не вмешивается в разговор, только слушает. Так он узнает, что По знаком с ирландцами чуть ближе, чем мог бы быть, и что Джин не знает его лично - но все равно знает. И, похоже, ее второй человек в деле не смущает. Это уже хорошо.
- Давайте пока обойдемся без детективов, - просит он, - хотя бы пока мы не уйдем подальше. Перед чужими ушами я тоже не смогу устоять. И у меня нет никаких навыков, которым бы что-то там подобало. Идем.
Слежки он не замечает, но Джин могла кого-то узнать, и Кассиан и правда проходит еще несколько поворотов, сворачивает, достаточно быстро, но не резко, идет. Он недостаточно хорошо знает эту местность, но уход от слежки - это такое умение, которое сложно потерять, однажды ему выучившись. Кассиан оглядывается несколько раз на Джин и По, чтобы точно знать, что они еще тут, а потом идет хаотичным, а потому трудно просчитываемым путем: сворачивает, возвращается, петляет, идет  туда, где больше людей, а потом туда, где их вовсе нет, проходит несколько пабов - хотя теперь от пабов в них одно название - насквозь, с лицом человека, который точно знает, зачем и куда идет, кого и каким путем ведет - так, что никому не успевает прийти в голову, что это не так.
На это уходит время, но не так уж и много. Ирландская территория довольно скоро оказывается позади. Кассиан оборачивается к По:
- Теперь ты говори, куда. Нужно такое место, куда ходят твои... твой... - он долго ищет правильное слово: те, что приходят в голову первыми, в основном оскорбительные, - твой класс. Такое, куда разбогатевшие бутлегеры не сунутся. Чтобы мы могли поговорить.[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-19 00:11:39)

+2

37

    — Мой класс? — от неожиданности переспрашивает По.
    Он мало рассказывает о том, кто он и откуда, и что делал до того, как девять лет назад переехал в Чикаго. Если кто-то и докапывался в начале его полицейской карьеры, то за девять лет все уже привыкли, что По просто любит хорошую одежду — да мало ли дэнди в мире, сорт они известный. Ничего дорогого, кроме одежды, у него при себе никогда нет, он предусмотрительно не обсуждает ни с кем ни живопись прошлого века, ни оперу, ни Гегеля, ни инвестиционный климат Чикаго, ни фондовый рынок, ни что еще ассоциируется у простых работяг с праздным высшим обществом. Поэтому слова Кассиана в первое мгновение ставят По в тупик.
    Потом он вспоминает, что тот видел сожженную квартиру. И пусть район был недостаточно хорош — Кес Дэмерон, при всем его добродушии и человеколюбии, никогда бы не позволил себе жить в подобном месте — квартира могла выдать больше, чем По хотелось бы рассказывать о себе. Навыки, которые Кассиан так легко отрицает, все-таки существуют. Мгновение, в которое на лице По успевает мелькнуть удивление, проходит, и он вновь становится спокоен.
    — Мисс, позвольте, — По берет Джин за руку и легко прокручивает на месте, словно они неожиданно танцуют, но исключительно для того, чтобы посмотреть на одежду. Оценивающего взгляда удостаивается и Кассиан, с ног до головы.
    По ничего не говорит, только продолжает вести их севернее, как столь удачно начал Кассиан.
    Джин хорошо выглядит в своих юбке и блузке, держится уверенно — и это главное. На Кассиане нет жилетки, ботинки дешевле, чем положено, но это можно компенсировать все тем же уверенным видом. Первое правило светского общества: важна не столько твоя одежда, сколько то, как ты ее носишь. В одном и том же платье одна девушка будет спотыкаться, а другая — плыть, хотя сидеть оно может одинаково хорошо что на одной, что на другой. То же самое и с мужским костюмом.
    До темноты остается еще несколько часов, поэтому неоновая вывеска «Henrici’s» погашена. Из всех мест Чикаго, это — последнее, куда разбогатевшие бутлегеры рискнут сунуться. Сюда ходят люди известные, богатые и влиятельные. Сюда ходят гурманы, те, кто хочет насладиться едой без надоедливого жужжания оркестра под ухом, те, кто знает толк в хорошем кофе и выпечке, те, кому по карману оставить несколько сотен долларов за легкий ужин.
    Им везет, и сейчас еще не собралась очередь, есть свободные столики, и официантка, больше похожая на одну из актрис Зигфилда, бросив оценивающий взгляд на компаньонов По, все-таки решает купиться на его легкую улыбку. Однако сажает их поглубже в зале, почти в самом углу, но это как раз то, на что рассчитывал По, пока вел их сюда. Джин и Кассиан выглядят достаточно презентабельно, чтобы быть пропущенными сюда, но недостаточно, чтобы использовать их как живую рекламу заведения. Официантка приносит меню, но По едва смотрит в него: сразу заказывает кофе всем троим и россыпь разнообразной выпечки.
    Он, конечно, не страдает от недостатка денег — пожалуй, в банке, где он держит счет, посмеялись бы, увидев его зарплату —  но и шиковать сейчас не может, да и не нужно это. Вряд ли кто-то запомнит их среди мириада других, кто заходит сюда за кофе и выпечкой.
    По устраивается напротив Джин, которую галантно усаживал за стол только что, и смотрит по очереди на нее и Кассиана. Просторный зал, дорогие скатерти, изящные стулья, люстры под потолком, дубовые панели, европейская живопись и именитые люди за соседними столиками — ничего из этого По явно не трогает и не впечатляет.
    — Я заплачу, об этом не беспокойтесь, — спокойно говорит он и, не меняя будничного тона, продолжает: — Когда я советовал Кассиану не делать глупостей, я также советовал ему удостовериться, что его не водят за нос. Не поймите меня неправильно, я верю, что вы в страшной беде, — или достаточно мстительна, чтобы дойти до полиции, но этого По вслух не говорит, — но пока что вся беда, которую я видел, это то, что за вами приглядывают джентльмены в неброских плащах, из-за которых мы сейчас будем наслаждаться отборным кофе и лучшей выпечкой в Чикаго. Не самый худший расклад, но я бы хотел знать чуточку больше подробностей, чем мне рассказали до сих пор.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-19 12:37:59)

+2

38

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

О деньгах она и не беспокоится - пусть и приемная, но все же дочь главы одной из семей ирландской мафии может позволить себе не беспокоиться хотя бы об этом.
Совет не делать глупостей ее веселит - и Джин улыбается, лукаво посмотрев на детективов, и коротко пожимает плечами.
- Это вопрос не страшной беды, скорее - моего воспитания и привязанностей, - Джин заставляет себя не улыбнуться шире. - На самом деле, в действительно страшную беду я не попала - я просто хочу отомстить за смерть отца. Он вырастил меня с мыслью, что семья - прежде всего, и если кто-то идёт против семьи, последствия будут... Словом, они будут. А теперь оказывается, что моего отца убил его заместитель - не в одиночку, разумеется, - а официальной версией считается передел территорий. Я знаю, что Гаррет Мур убил моего отца - и я не хочу спускать ему это так просто. Ещё я не хочу ни замуж за него, ни в могилу, - что, если так подумать, на ее вкус примерно одинаково, - но это уже частности.
За это время им приносят кофе и выпечку, и Джин замолкает, ожидая, пока официантка уйдёт на достаточное расстояния; делает небольшой глоток кофе - и он действительно великолепен.
- Словом, я хочу, чтобы Гаррет оказался либо в тюрьме, либо в могиле, и я знаю, как и где можно достать необходимые доказательства, - голос практически не меняется даже сейчас - говорит в тон Дэмерону, словно обсуждают погоду; только проскальзывают нотки очень тихой, но очень крепкой ненависти. - Но я не смогу сделать это одна. Я, - она усмехается краем рта, переводя взгляд на Андора, повторяя сказанное ему буквально слово в слово, - всего лишь слабая женщина.
Говорят, конечно, что сила женщины в ее слабости, но звучит это пошло - и грубо. С тем же успехом можно сказать, что сила женщины - в уверенности мужчины в ее глупости, и это Джин не нравится тоже.
- Мне известно, где семья Ним держит бухгалтерские книги, как их можно достать; как можно расшифровать некоторые записи - тоже, - Джин одёргивает манжет блузы, коротко, немного смущённо улыбается - словно расписывается в собственном бессилии, не иначе. - Но одна я не смогу это сделать. А доблестной полиции Чикаго вряд ли нужен слишком заметный передел территорий - а теперь он именно таким и будет, макаронники слишком сильно наступают нам на пятки. А чем заметнее - тем больше жертв среди мирного населения. Кажется, как-то так?

+2

39

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Про замужество она больше не упоминает. Кассиан замечает это не сразу, но когда замечает, цепляется за это, чтобы вернуться к делу, перестав осознавать, что за место вокруг него и как он неуместен здесь. Он поводит плечами, расслабляется, качает головой - теперь можно рассказать о Джин больше:
- Она не водит меня за нос, потому что я первый все это начал. Мы взяли ее в спикизи на выходных, она задержалась потом в участке, и потом за ней вдруг пришли. Пришли ирландцы, которые от нас обычно бегут, как душа от дьявола. Мне это не понравилось, но я понимал, что при них Джин не скажет, что не так. Опять же, я не знал, кто она. Но оставил ей номер - и вот мы здесь. Я начал это, понимаешь? Слишком много совпадений, мало времени на то, чтобы придумать что-то хитрое.
Кассиан крутит чашку на столе, потом все же отпивает кофе, в основном потому, что странно прийти в ресторан и просто сидеть. Он сводит взгляд с Джин только чтобы перевести его на По. Они должны тоже поверить друг другу, иначе будет сложно. Он недостаточно хорошо знает и первую, и второго, но иначе никак. Занимаясь одним делом, ты доверяешь тем, кто рядом. Возможно, это наивно. Возможно даже, именно потому все их попытки сделать в Каталонии что-то прекрасное и оборвались. Но иначе Кассиан все равно не хочет. Он и так достаточно не доверяет всем вокруг.
- Мы достанем книги, расшифруем их. На каком-то этапе Джин нужно будет спрятать, - уверенно говорит Кассиан. - Когда будет так много информации, что скрывать ее будет больше нельзя, пойдем в полицию. К себе. И не только - отправим еще куда-то. Несколько копий, чтобы притвориться, что этого нет, было нельзя. Все получится.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-19 18:07:01)

+2

40

    В какой-то момент времени По подпирает голову рукой и просто смотрит на Джин, пока она говорит, а затем на Кассиана — тот явно чувствует себя не в своей тарелке. Но это неважно; здесь мало кто смотрит по сторонам. Большинство известных людей — страшные нарциссы, и происходящее за соседним столиком им глубоко неинтересно.
    Допустим, чутье Кассиана не подвело его, и в том, что ирландцы пришли за дочерью босса ирландской мафии, действительно есть что-то неладное и странное. Допустим, история Джин — не просто история, и сама она — не просто малолетняя аферистка. Допустим, она действительно знает про книги и может их расшифровать. Допустим, им удастся ее спрятать и защитить — если ей это действительно нужно. Допустим, им удастся раскрутить дело. По невольно прикидывает, кому бы отправлял копии, припоминает все контакты, всех журналистов, вообще всех.
    И все равно он закрывает лицо рукой и сидит так какое-то время. Кассиан предупреждал, что не знает, как и что будет делать. Джин просто открыто манипулирует. Да, передел территорий никому не нужен, война итальянцев с ирландцами — тоже, гангстерских перестрелок на улицах и без того хватает. По вздыхает из-под руки. Не тяжело, но как-то протяжно. Потому что вдобавок ко всему этому кто-то все еще, вероятно, хочет его смерти.
    Дети. Шиповник. Взвод «Либерти».
    — Мною можно не манипулировать, я уже согласился.
    По спускает руку ниже по лицу, чтобы вновь посмотреть на Джин, и мягко улыбается, но видно только по морщинкам в уголках глаз. У него нет с собой блокнота, в котором он обычно ведет записи, поэтому придется пока что запоминать. Все его пустые блокноты, которые не остались в участке, сгорели в квартире.
    — Про Гаррета. Откуда такая уверенность? — первым делом спрашивает По. — Я не могу оперировать на чутье, подозрениях и слухах. И на чужой ненависти тоже. И даже на чужой проницательности, — он кидает взгляд на Кассиана. Проницательности которого верит если не безоговорочно, то в достаточной степени, чтобы допускать, что история Джин правдива. — Прежде чем мы будем что-то доставать и кого-то прятать, нам нужно как минимум разобраться в ситуации. Не торопитесь. Кассиан, у тебя есть с собой блокнот?
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

41

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан слышит про "манипулировать", чуть заметно хмурится. По говорит или про передел территорий - но только это манипуляция, это правда, очевидная даже для Кассиана - что уж говорить про человека, отработавшего зачем-то в полиции почти десять лет. Или он про то, что Джин зовет себя слабой женщиной - и она говорила так и раньше, у него. Она и тогда манипулировала? Им, а он и не заметил?
Он не из-за этого решил помогать с этим делом, но на всякий случай запоминает. По замечает иногда такие вещи, о которых Кассиан никогда и не подумал бы, и раз уж он согласился остаться, раз спрашивает и советует, можно поучиться этому, пока есть возможность. Не только для полиции - не для полиции вообще, немедленно решает Кассиан. Но если он научится, а потом иногда сможет быть из-за этого чуть лучше и в работе тоже - это никому не повредит.
Дело не только в манипуляциях. Вопрос, который задает По, очевидный - первый, на самом деле вопрос, который стоило бы задать - Кассиану прежде даже не приходил в голову. Он допускал, что Джин может ошибаться, но почему она считает так, как считает, не спрашивал. Даже не думал об этом.
- Торопиться придется, иначе все начнется, а мы уже не успеем остановить это.
Он говорит это, доставая блокнот и карандаш. Блокноты ему не нравятся, и первое время он забывал их везде, где только мог, пока не приучился просто брать их с собой везде. Правда, от этого они не стали нравиться ему больше. Кассиан и теперь пододвигает все По, чтобы записывал тот.

+2

42

— Я не манипулирую, — Джин на мгновение обижено поджимает губы, глядя на детектива Дэмерона, и фыркает. — А если и да, то не настолько же топорно.
Она не до конца уверена, в чем Дэмерон видит манипуляцию, но запоминает это и берет на заметку — мало ли, когда пригодится.
Косится на блокнот, который перемещается в руки «того самого», с откровенной неприязнью — несмотря на то, что она сама приходит просить о помощи, любви к копам и сопутствующему это не добавляет. Немного растерянно постукивает пальцами по столу — скатерть глушит звук, не привлекая внимания, — и садится на самый краешек стула. Это привычка, тоже полученная от отца — о делах не стоит говорить громко, даже если вы совершенно одни в комнате. Особенно если вы совершенно одни в комнате — вдруг у стены обнаружится пара лишних ушей?
— Моя семья занимается в основном бутлегерством; немного — оружием, но это скорее для себя, чем для… рынка, — с видом глубочайшей незадумчивости водит пальцем по кромке чашки. — Никакой проституции, но еще немного — игорными домами. Словом, ничего такого, что действительно может ощутимо навредить — как нашему прекрасному городу, так и самой семье. Но в последние полгода регулярно начинались вести разговоры о наркотиках. О том, что на этом можно сделать очень хорошие деньги — и надо делать, пока не приходится вытеснять конкурентов из ниши. Папа всегда был против — это слишком грязные деньги; к тому же, слишком велика опасность, что пойманный «язык» сдаст всех с потрохами. В общем, он был против и не собирался этим заниматься, несмотря на попытки Гарретта надавить или убедить. С одной стороны, понятно, почему он не отступался — макаронники сейчас теснят нас с алкоголем, и пока есть возможность занять еще свободный товар, стоило бы это сделать. С другой — а стоит ли?
Отпивает кофе, чтобы промочить горло, и переплетает пальцы, опустив руки на колени.
— В последние два месяца напряжение между ними особенно усилилось, когда одну семью из наших сократили практически на две трети, и им пришлось оставить Чикаго. Гарретт считал, что отец слишком… мягок. И нерешителен. И что стоит проявить больше жесткости и немного расширить связи, — она бросает взгляд на Дэмерона, ведет плечом. — С этим отец согласился, и ненадолго все стало… тише. А потом расширение связей несколько… не удалось. И ладно бы, если бы только с вами, — фыркает, отведя взгляд. — А вскоре после этого его убили. В месте, которое под завязку набито... нашими — макаронники туда бы так просто не попали, а другим пока что нет смысла делить власть — по отдельности мы не так уж и сильны. А Гарретт теперь слишком уж спешит как для того, кто не имеет никакого отношения к его смерти. Он и так был его заместителем, как это… — щелкает пальцами, снова подняв голову, — подручный и консильери в одном лице. Кажется, это так называется? Он бы и так стал следующим после отца — и никто бы не спорил. А так… слишком спешит. Слишком.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

43

    За девять лет По перевидал столько слабых женщин, вооруженных умелой правдой, что они совершенно перестали его удивлять. И на то, как обиженно Джин поджимает губы, он смотрит со все тем же выражением лица, с морщинками в уголках глаз. А после забирает блокнот, листает, проглядывая первые страницы — смотрит, потребуется ли этот блокнот Кассиану зачем-то еще. Тот все равно хочет торопиться; По не спорит, но не потому, что согласен, а потому, что это бесполезно. Бесполезными делами он не занимается. Время — деньги.
    По открывает чистый разворот, ставит дату в углу, а затем быстро, заглавными округлыми буквами записывает за Джин почти слово в слово, лишь местами сокращая слова. Ниже записывает имя: Гаррет Мур. Еще ниже — пять любимых вопросов журналистов и шестой, бонусный:
    Кто? Когда? Где? Что? Почему? Как?
    «Что» — понятно: убийство Шона Галлахера, «когда» — тоже.
    «Почему» уже тоже вырисовывается со слов Джин. По хмурится. Он не припомнит, чтобы два месяца назад они задерживали кого-то из ирландцев. С другой стороны, он не может отследить все аресты во всем Чикаго. Может, это была и простая перестрелка между ирландцами и кем-то, в которой ирландцам не повезло. На всякий случай он записывает эту мысль, ставит вопросительный знак. Может, это и не имеет значения, но никогда не знаешь.
    — Место, — говорит По, отрывая взгляд от записей. — Что это за место? Вы можете туда попасть?
    Скорее всего, там уже все почистили. В газетах, конечно, пишут, что Шон был «случайной жертвой» перестрелки, но никто не расследует толком перестрелки. Это невозможно. Значит, полицейских там не будет, место вряд ли оцеплено. Впрочем, стоит все равно разузнать в участке, не поставили ли кого для виду.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-19 20:05:13)

+2

44

Джин подается чуть вперед, чтобы заглянуть в блокнот, но ловит только последние строчки — с вопросами. Своего интереса она скрывать даже не пытается, а смущаться его — не планирует. Если уж детектив Дэмерон уже согласился, то есть они все трое теперь… работают вместе — или как это еще назвать? — то она хочет знать, что он там такое пишет — кроме ее слов.
Вопросы.
В общем-то, немного предсказуемые.
Джин улыбается в ответ на улыбку Дэмерона — она ясно читается по глазам — и кивает.
— Это бар на Кили-стрит, около пяти минут от Арчер-авеню, — она снова заглядывает ему в блокнот, склоняет голову к плечу. — Я могу туда попасть. Точнее — могла. Сейчас — не знаю, надо смотреть. Отец по пятницам встречается там с вашим капитаном. Бильярд и все такое. В эту пятницу встреча, насколько мне известно, не отменялась.
Оглядывается, бросает взгляд за окно — еще не начинает темнеть, но время, кажется, уже понемногу поджимает.
— Скоро мне надо будет уйти. Если у вас еще есть вопросы, По, — ведь Андор попросил без «детективов», значит — без них, — или у вас, Кассиан, спрашивайте сейчас. У меня теперь, к сожалению, не совсем свободное распоряжение своим временем.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

45

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Джин рассказывает больше. Кассиан не знает наверняка, это потому, что теперь они точно сотрудничают, а не просто договариваются об этом, или потому, что По кажется ей более подходящим для таких разговоров, или потому, что По задает правильные вопросы. Говорит она много, полно, но, договорив, торопится уходить. У них у всех мало времени, но она в иной ситуации. Кассиана тянет спросить, когда они встретятся в следующий раз, как они это сделают, но он молчит, предполагая, что она вряд ли знает.
По пишет в блокноте. Кассиан смотрит на него, раздумывая. Согласится или нет? Ввязаться в эту историю он уже согласился, пусть и не с первого раза, но как далеко он захочет заходить?
- Если этот Гарретт пытается исправить то, что считал ошибками, неудачами, может, он будет пытаться во всем? Тебе уже делали предложение именно эти люди. Может, сделают еще раз? Может, не стоит отказываться?
Если кто-то из них будет внутри банды, проще будет присматривать за Джин, помогать ей скрываться, когда понадобится, передавать новости от нее. Так ей не придется сбегать и отрываться от слежки - а если сегодня она была права, и за ней не уследили, это значит только что в следующий раз они будут стараться лучше. А Кассиан не всегда сможет находить удачный путь. Он даже не всегда сможет быть рядом.
- Джин, вы сможете напомнить об этом, если подвернется момент? Это может все немного упростить.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-20 11:29:55)

+2

46

    «Встречается», — говорит Джин, и По становится окончательно понятно, что она вряд ли врет и вряд ли задумала что-то иное, кроме как сослать Гаррета Мура в тюрьму — или, как сама сказала, в могилу. Но в последнем По помогать ей не собирается. Хватит с него могил.
    Бар на Кили-стрит По знает. Не был там никогда, но слышал. Капитан Гарсиа, видимо, перешел по наследству к Гаррету. Сегодня суббота, значит, они скорее всего уже встречались вчера. И если встреча в следующую пятницу не отменена, значит, пришлись друг другу по вкусу. По записывает и место, и капитана в блокнот — не таится, не сокращает имя, пишет, как есть. Этот блокнот — теперь самое ценное, что есть у них втроем с Джин и Кассианом. Самое ценное и самое опасное.
    Изначально он хотел попросить Джин отправиться туда и посмотреть, остались ли какие-либо следы, расспросить, вдруг кто-то что-то видел и хочет поделиться сведениями за некоторое вознаграждение, потому что полицейские не найдут там ничего. Ни он сам, ни Кассиан — им, может, вежливо ответят, но это дохлый номер. Теперь его мысли идут в другую сторону.
    И эта сторона очень, очень ему не нравится.
    По не скрывает этого, когда Кассиан, будто прочитав его мысли, озвучивает те же умозаключения вслух. По откидывается на спинку стула, задумчиво пьет кофе и хмурится. Не смотрит ни на Кассиана, ни на Джин, вместо этого разглядывает принесенную выпечку: разнообразные круассаны, в большинстве своем. Пахнет от них безумно. Легко представить, что это просто дружеский ужин, и никто не предлагает ему продаться ирландской мафии, чтобы потом засадить эту ирландскую мафию за решетку. Ну, или какую-то ее часть. Гаррета Мура.
    По переворачивает страницу блокнота и расчерчивает ее на две половины ровной, твердой чертой. С одной стороны записывает «доступ к месту убийства». Это важно. По другую сторону черты — «9 лет честной службы в полиции». Отводит взгляд в сторону, разглядывает другие столики: в общем-то, это то, к чему сводится весь вопрос. Затем пишет еще, с одной стороны — «доступ к возможному заказчику убийства», с другой стороны — «пристальное внимание ирландцев». Первое время ему точно не будут доверять. Даже если бы он согласился изначально. Но он отказался в первый раз, что делает его согласие во второй раз более подозрительным.
    Если, конечно, это не они исправили интерьер в его квартире с помощью бомб.
    С одной стороны — «упростит защиту Джин», с другой стороны — «придется покрывать ирландцев, сделка с совестью». Его точно втянут во что-то мерзкое, чтобы он не смог отмыться и так легко уйти. По морщится. Пишет дальше, с одной стороны — «возможно, обойдется без дальнейших покушений на жизнь», с другой стороны — карандаш По замирает над второй колонкой. Можно, конечно, просто записать «риск», но все это и так риск. Вся его жизнь — риск вот уж семь лет как. Значок детектива — почти как черная метка.
    Если его раскроют, то убьют. Но его и так пытаются убить, это медленно, но верно становится обычной правдой жизни. Смерти По не то чтобы не боится, но предпочитает думать, что сможет как-то ускользнуть. Он все-таки находится, что вписать во вторую колонку: «прошлое». И откладывает карандаш в сторону, смотрит на получившийся список. Он может отказаться, конечно. Это усложнит им задачу. Сильно. Но убережет его от всех перечисленных рисков, включая обычную совесть.
    Но, допустим, если гангстеры действительно решат порыться в его прошлом, как много они смогут раскопать? Можно ли это использовать для шантажа столько лет спустя? И стоит ли это того? По вскидывает взгляд на Джин, потом медленно переводит его на Кассиана. Этим двоим точно потребуется помощь, и если они пойдут более сложным путем, более честным путем — кто-то один из них, или даже оба, могут погибнуть. Будь он один, это было бы в порядке вещей. Но сейчас он чувствует себя ответственным. Наконец, По вздыхает и кивает.
    — Да, это хорошая идея.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-20 11:55:02)

+2

47

Джин тоже смотрит на выпечку, но даже не притрагивается к ней — кусок в горло почему-то не лезет. Поэтому она допивает кофе, после всех обсуждений кажущийся уже не таким вкусным, и отставляет чашку в сторону.
— Да, я напомню ему. Кажется, даже знаю как, — улыбнувшись, заправляет за ухо прядку, бросает взгляд за окно. — Если что… в квартале на север от того спикизи, где вы меня взяли, есть неплохая кофейня. У нее бело-зеленая вывеска, издалека видно. Если все будет нормально — как насчет, скажем, четверга? Тоже в шесть.
Бросив взгляд на блокнот — теперь, когда в нем записаны ее слова, он не нравится ей еще больше, — Джин прощается и уходит.
Остается надеяться, что они не уйдут сразу за ней.
Мало ли — вдруг Дик или Майк все-таки нашел их. Тогда ему в любом случае придется вести Джин, а не отвлекаться на других — и уж тем более не запомнить их.
Если, конечно, он был только один, но хочется хотя бы верить в лучшее.
Разумеется, все пойдет по самому худшему варианту развития событий, а не идеальному.
Когда оно шло по-другому?

— Джин, детка, Гарретт хотел поговорить с тобой.
Джин кривится, услышав не самое любимое обращение, и поднимает взгляд на Дика. Дик как есть Дик, пусть это слишком очевидная шутка.
Кивает
— Я скоро приду.
— Нет, Звездочка, — он смотрит даже как будто бы сурово и складывает руки на груди. — Прямо сейчас. Ты его сегодня очень сильно расстроила.
Она замирает, так и не перелистнув страницу, и наконец кивает снова, откладывает книгу.
— Хорошо, Дик. Прямо сейчас, — и встает из кресла сразу же, потому что, видимо, Гарретт и впрямь не в настроении. Значит, все-таки тогда не показалось.
Гарретт ждет ее в кабинете отца — точнее, кабинете босса, и теперь это его кабинет по всем законам, но от этого все равно неприятно. В общем-то, она знает, где предпочла бы видеть его — не в этом кресле, а на скамье подсудимых.
Устроившись в другом кресле, Джин ждет — Гарретт молчит, а она сама начинать разговор не станет. Только не в этот раз — черт знает, что ему известно. «Дядюшка» тоже не торопится, но обходит стол и останавливается напротив кресла Джин.
— Я сегодня очень тобой недоволен, Звёздочка, — он говорит мягко, словно с непослушным ребенком, но ей это совсем не нравится — сейчас он ее пугает, а не успокаивает. — Ты уговорила меня отпустить тебя на занятия — в это-то неспокойное время, — а потом, когда я прошу Ричарда присмотреть за нашей Джин, чтобы с ней ничего не случилось, выясняется, что у нашей Джин тяга совсем не к знаниям. Скажи, Звёздочка, — Гарретт смотрит укоризненно, словно перед ним все еще ребенок, просто разбивший бутылку молока — ничего серьезного, но ведь она могла пораниться о стекло, — и это не нравится ей совершенно. — Шон не говорил тебе, что путаться с двумя парнями одновременно — нехорошо? Или, — он наклоняется, цепляет ее подбородок и сжимает почти больно, — тебе так хочется получить репутацию шлюхи?
Зажмурившись, Джин сглатывает, и старается не выдохнуть облегченно — наоборот, задерживает дыхание, пока Гарретт не отпускает ее, и только тогда позволяет себе вздохнуть.
Пощечины — сильной, заставившей удариться головой о спинку кресла и вышибающей слезы, — она не ждет. Но получает. И хватка возвращается снова — и приходится открыть зажмуренные глаза, и какое счастье, что из-за навернувшихся слез ничего толком не видно.
Это отвратительно и унизительно — Шон никогда не поднимал на нее руку; а еще больно — и страшно. У Гарретта взрывной характер, он всегда спешит — и последнее время все чаще действует на эмоциях. Шон был похожим, но он лучше контролировал себя.
И никогда не поднимал на нее руку.
Джин давится всхлипом, стараясь даже не дернуться, и смотрит на Гарретта — если она сейчас отвернется, он разозлится еще больше.
— Скажи мне, Джин, тебе правда этого хочется?
— Н-нет. Нет, Гарретт, — Джин судорожно облизывает губы, на языке остается солоноватый привкус — значит, разбил. Значит, еще и синяк на пол-лица. — Мне очень жаль, правда, я… Я исправлюсь. Честное слово, Гарретт.
Переводит осторожно дыхание, глядя на него, но, кажется, больше он не собирается продолжать.
— Гарретт?
— Да, Звёздочка? — он все еще держит ее, не давая отвернуться, и Джин на мгновение все-таки опускает взгляд.
— Прости.
— Хорошо, Звездочка, — он коротко гладит ее по опухающей скуле, и отстраняется, улыбнувшись. — Шона теперь нет, Джин. И беспокоиться теперь о тебе буду я — не заставляй меня волноваться слишком сильно. Это не понравится ни тебе, ни мне.
— Да. Конечно, Гарретт, — она улыбается кое-как, смаргивает слезы. — Это все?
— Да. Можешь идти. Если захочешь о чем-то поговорить, — Гарретт отходит к окну и открывает его — значит, собирается курить, — я всегда тебе рад.
Джин кивает, неловко поднимаясь из кресла — немного кружится голова, — и уходит.

Потом она возвращается — через пару часов, когда весь дом уже почти спит. Осторожно стучится, надеясь, что ей не ответят, но из-под двери пробивается полоска света, а затем раздается и ответ.
— Джин? — Гарретт вздергивает бровь, глядя на нее, и Джин надеется, что хотя бы сейчас все пройдет относительно гладко. Скула все еще ноет — завтра расползется синяк, не успела вовремя приложить холод, но хотя бы отека не будет. — Не ожидал. Проходи.
Она проходит, не садится в кресло — подходит прямо к Гарретту, касается его плеча.
— Я знаю. Я… помнишь, я обещала подумать? — сглатывает, когда мужчина кивает, и улыбается немного смущенно. — Ты был прав. Шон наверняка хотел бы, чтобы я… чтобы он мог мною гордиться. А я сама… у меня не получается. Как понятно по, — коротко, неловко усмехается, — по сегодняшнему. Наверное, он был бы рад, если бы ты мог за мной присматривать. И…
Опускает взгляд, краснея — только краснеет вовсе не от смущения, куда там, — и коротко касается его щеки.
— Я согласна. И поменять фамилию, и… все остальное. И еще, — она вскидывается, словно чуть не забыла, — и еще я бы хотела… исправить несколько вещей. То, что он так и не смог сделать. Уверена, у тебя все получится — и ты сможешь.
Господь всемогущий, как же глупо, как же отвратительно это звучит.
— Только, пожалуйста, не торопи меня — хотя бы два месяца. Пока… пусть пройдет хотя бы немного времени… после этого. В качестве подарка?
Гарретт наконец улыбается, сжимает ее руку своею и целует запястье. Джин надеется, что отвращение на ее лице не написано — но он все равно не смотрит.

Через три дня Джин узнает, что у Гарретта действительно получилось «исправить» то, с чем не справился Шон. «Тот самый», оказывается, продается, как и все — просто надо поднажать.
В четверг её снова никуда не выпускают, но Гарретт обещает взять её с собой в пятницу в одно место — познакомить с человеком, к которому она может обратиться, если вдруг снова по какому-то невероятному стечению обстоятельств окажется в участке.
«Гарсиа, к сожалению, в эту пятницу вынужден сопровождать супругу на ужин к ее родителям, — он усмехается, поглаживая Джин по волосам, и она фыркает. — Но этот парень тоже неплох. Надеюсь, он тебе понравится. Ты молодец, Звездочка, что напомнила про него»
Джин улыбается — и можно даже не скрывать, что она действительно рада.
Хотя бы что-то идет так, как надо.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

48

    После того, как Джин уходит, По закрывает блокнот и щелчком пальцев отправляет его по столу к Кассиану. Все-таки берет один из круассанов, разламывает пополам. Зря, что ли, он их сюда привел? Раз уж решил вспомнить вкус былой жизни, грех не съесть заказанное.
    — Храни у себя, — говорит По, глядя на Кассиана. — Мало ли, что может приключиться со мной.
    Круассаны в «Henrici’s» все еще лучшие в Чикаго.
    С По ничего не приключается до самого вторника, когда к нему приходят те же люди, что и несколько недель назад. Они выглядят так же и говорят те же слова, По говорит другие. Улыбается, в глазах пляшут искорки — гангстеры принимают их за жадность, но это не она, хотя По и задирает цену за свою честность. Ирландцы соглашаются неожиданно легко. Видимо, им сейчас действительно нужна крыша в полиции. Или им действительно нужно, чтобы именно он был на их стороне — чтобы именно он не лез в их дела и не расследовал события вокруг их семьи.
    Они зовут его в бар на Кили-стрит в пятницу. По кивает. Конечно, он будет там. Конечно, он в их кармане. Все пункты программы выполнены: поломаться, пошутить, задрать цену, все-таки согласиться. По умеет скрывать то, чего не хочет показать, и лгать тоже умеет. Конечно, он в их кармане.
    По не пересекается с Кассианом: они ведут разные дела, и им нечего обсуждать вместе в участке, но это ничего страшного — всегда остается дом пани Ориховской. По чувствует себя неловко, а потому не заходит дальше двери, разговаривает с Кассианом через порог кратко и по делу, хоть и дружелюбно. По всегда разговаривает дружелюбно. С гангстерами, с детективами, с приемными дочерьми боссов мафии. О встрече в четверг он тоже напоминает дружелюбно, подмечая, что им лучше добираться туда разными путями — просто на всякий случай.
    Выйдя из участка в четверг, за несколько часов до встречи, По неспешно прогуливается до машины. День хороший, теплый, ветер с озера почти не беспокоит. Возможно, все наладится. Возможно, он сделал все правильно, и теперь главное — разобраться с Гарретом Муром, на которого придется посмотреть завтра лично, и больше не будет никаких бутылочных бомб в квартирах.
    У машины По останавливается как вкопанный. Длинная белесая полоса идет через весь бок. Ее перекрещивает другая. Это не случайная авария, По не может представить другой автомобиль, который мог бы задеть его Лиззи и оставить на ней такие следы. Он оглядывается по сторонам, но вокруг пешеходы спешат по своим делам, и ни в одном темном углу никто не таится. Тут и углов-то темных нет. От окон отражается солнце. Хороший день.
    Когда По все-таки решается приблизиться, то на переднем сиденье обнаруживается открытка. Причудливые самолеты с крыльями в три этажа — в голове всплывает полузабытое: «Ты все неправильно рисуешь, По, у тебя как будто крестокрыл какой-то», — над Нью-Йорком. На обороте всего одно слово: «Здравствуй», — но По узнает почерк.
    Он оставляет машину стоять, быстрым шагом идет прочь, торопливо спрятав открытку в карман. Вся будущая встреча напрочь вылетает из его головы. Остаток вечера По гуляет по Чикаго, и ноги вновь ведут его к сожженной квартире. Наверх он не поднимается, даже до дома не доходит толком, только смотрит издали, прежде чем надвинуть шляпу ниже на глаза и пойти прочь. Отсюда до дома пани Ориховской прилично идти. Но так проще затеряться.
    Это все, о чем он думает: как бы лучше затеряться.
    Меньше всего ему хочется, чтобы дому пани Ориховской тоже досталось. Чтобы досталось самой пани. Кассиану. Любому другому из соседей и соседок. Вообще кому-либо, кроме него. Поэтому домой он возвращается поздно. Пани смотрит на него неодобрительно, но По объясняет все театром, и она немного оттаивает. Видимо, театр и в Польше заслуживает одобрения и уважения. На ее подозрительные расспросы По с легкостью отвечает, не вдаваясь в особые детали, но достаточно убедительно. В конце концов, в свое время он любил театр.
    Наконец, удовлетворенная ответами пани Ориховская отпускает его, и По тяжело поднимается по лестнице наверх и искренне надеется, что не обнаружит там очередное пожарище или еще что похуже.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-20 15:47:47)

+2

49

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По уходит из участка раньше, но когда Кассиан приходит, его все еще нет. Может, у него есть еще дела, может, что-то случилось. Кассиан все равно пришел до срока, шести еще нет. Можно подождать. Он придет. Они придут.
Кассиан берет себе кофе, не смотрит на часы, потому что это может привлечь лишнее внимание, но все равно отмеряет про себя минуты. По нет. Что-то могло случиться - с ним или с их договоренностью. Кассиан не знает, какой из вариантов был бы хуже. Он берет еще кофе. Джин тоже нет. Ее нет по какой-то другой причине или по той же? Он может им обоим как-то помочь? Он должен помогать? Они все еще могут просто опаздывать. Кассиан помнит об этом, держит это в голове. У Джин могло не получиться, но По... Он помнил об этой встрече, он же сам и напоминал о ней, и где он теперь? Кассиан набрасывает версии разной степени вероятности, одна получается хуже другой.
Через три часа, когда он убеждается, что никто и не придет, он уходит. В нем столько кофе, что сердце бьет в грудную клетку со скоростью печатной машинки, строчащей некрологи - не для него: для По и для Джин.
Дома По тоже не оказывается. Кассиан кружится по своей комнате, в ответ на любой шум замирает, прислушивается, приоткрывая иногда дверь.
Ничего.
Никого.
Сердце унимается только когда он слышит снизу знакомый голос. Повезло, что есть пани Ориховская, мимо которой просто подняться к себе, тихо и без обязательного разговора, очень сложно. Повезло и что заканчивают говорить они внизу, и по лестнице По поднимается один. Можно бы подождать до утра, но Кассиан в принципе не очень хорошо умеет ждать, потому он практически затаскивает По к себе, оглядывает его: ни синяков, ни царапин, одежда не смята - с ним все в порядке - его просто не было на месте.
Кассиан ругается сквозь зубы на испанском - английская ругань до сих пор не кажется ему ни обидной, ни вообще имеющей хоть какой-то вес - и только тогда отпускает По.
- Джин не пришла, - говорит он тихо. - Она говорила: "Если все будет нормально", - но не пришла. Значит, все не нормально. Ты тоже не пришел. Что-то случилось? Что случилось?

+2

50

    Пока Кассиан ругается на испанском, По пытается определить, попадает ли это в категорию «еще что похуже». Ну, пожара не было, и это хорошо. Пани Ориховская внизу не причитает о трупах, из-за которых она больше никогда не сможет сдать комнату по нормальной цене. Кассиан выглядит живым и невредимым — вон как шпарит на этом своем языке. Только держит его мертвой хваткой.
    По устал и встревожен, и теперь он устал и встревожен еще больше. Когда к нему все-таки возвращается возможность свободно перемещаться по комнате, он отступает назад, к двери, проверяет, что происходит за ней. Затем идет к окну, осторожно выглядывает из-за рамы. Пусто. Да и этаж не тот, чтобы кидать бомбы. Наверное. По не уверен; он, право слово, не знаток в забрасывании квартир самодельными бомбами.
    — Я не знаю, Кассиан, я не видел ее, — По пытается найти способ увильнуть от этого разговора. Он совершенно забыл про встречу и говорит рассеянно, мыслями все еще далеко и от нее, и от Джин. — Не думаю, что с ней что-то случилось. Если она напомнила этому Гаррету еще раз про меня, а я согласился, сейчас она должна быть в фаворе. Если не натворила глупостей.
    По смотрит куда угодно, кроме Кассиана, и держит руки в карманах пиджака, в одном из которых лежит злосчастная открытка. Он правда не думает, что с Джин что-то стряслось. Она еще ничего не сделала для того, чтобы стряслось. Ну, максимум — ее увидели с ними, но ничто в них не выдавало копов на первый взгляд. Да и на второй тоже. Копы не ходят в «Henrici’s». Все должно быть в порядке. В крайнем случае, если что-то не так, у По будет шанс выяснить это завтра. Вряд ли Джин берут на такие встречи, но он найдет способ.
    — Она умная девочка, значит, не натворила, — не останавливаясь, все так же рассеянно продолжает он. — Прости, что пропустил встречу без предупреждения. Если бы я мог, я бы предупредил. Можно, я пойду к себе? У меня был долгий вечер.
    По вновь кидает взгляд в окно, потом на дверь. Он проследил, чтобы за ним никто не шел. На улице было пусто, когда он заходил в дом. Все должно быть в порядке. Это всего лишь чертова открытка. И пара царапин на машине. И две бомбы в сожженной квартире. И Джин не пришла на встречу. Но она неглупая девочка, она знает всех этих людей. Она что-нибудь придумает, даже если попала в беду. А вот что сейчас придумать самому По, совершенно неясно.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

51

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]- No! Нет!
Кассиан мотает головой, на случай, если его двойного ответа По не хватит, становится так, чтобы мимо него пройти к двери было нельзя.
Отчасти По, конечно, прав. Не случилось ничего ужасного, его снова попытались купить - но уже успешно - наверняка именно потому, что Джин напомнила. Она не смогла прийти, потому все равно никакой встречи бы не было, они бы просто потеряли бы время вдвоем. Всего и разницы.
- Если мы делаем это, то мы делаем это. Нет ничего более важного. Ничего такого, из-за чего все может сорваться. И ты не забыл, ты помнил.
Кассиану странно говорить так, таким тоном, с По. По старше, опытнее, вполне вероятно, что умнее. По полицейский - настоящий полицейский. Опять же, в начале недели кто-то сжег его квартиру. Наверняка у него есть какие-то еще дела, которые совершенно не касаются ни Кассиана, ни ирландцев, ни Джин.
Но и у Кассиана есть какие-то еще дела - жить потише, например, не давать поводов присматриваться к себе, не ввязываться ни во что. И он свои отправил к дьяволу.
- Если мы делаем это, - снова говорит Кассиан, глядя на По прямым и очень серьезным взглядом, - то вместе. Доверяя. Если приходишь непонятно откуда, потому что это важнее встречи, и проверяешь окна, как будто кто-то мог прийти за тобой, то ты говоришь, кто это мог бы быть и зачем ему идти за тобой. Если я смогу, я помогу с этим. Тебе сейчас нельзя умирать - не когда с тобой договорились, и ты сможешь помогать Джин там. Это понятно?

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-20 19:50:28)

+2

52

    Кассиан вдруг запрещает ему уходить, и По настолько не ожидает этого, что остается стоять на месте и даже переводит, наконец, взгляд на него. Кассиан говорит так быстро и так пламенно, что По не успевает и слова вставить: тот просто не дает ему ни единого шанса. Ни соврать, что забыл, ни соврать как-то еще. Не то чтобы По планировал. Уметь лгать и любить лгать — две разные вещи.
    У него ощущение, что Кассиан отчитывает его, и поэтому По вскидывает брови и невольно тянет уголки губ в маленькой усмешке. Не над Кассианом. Он бы не усмехался над Кассианом с такой горечью в глазах. По молчит какое-то время. Усмешка пропадает с его лица, но на этот раз он не отводит взгляд. Смотрит так же прямо и серьезно, как Кассиан, словно намеренно повторяет за ним.
    — Выговорился? — наконец, ровным тоном спрашивает По. — Я проверяю окна, потому что за ними пожарная лестница, на которой может кто-то стоять. Ты хочешь, чтобы нас подслушали? Я не хочу.
    Он замолкает и вздыхает. Проводит одной рукой по лицу, но вторую так и держит в кармане, сжимает открытку. Он устал и встревожен, он не знает, что делать дальше, и это его проблема. Но Кассиан не заслуживает промелькнувших в голосе под конец фразы жестких ноток. Судя по всему, он единственный, кто пришел сегодня на встречу, и это его нешуточно напугало. Его можно понять.
    И его попытка разузнать, что происходит, в общем и целом, заслуживает поощрения больше, чем того, что По собирается сказать следующим. В конце концов, кого и когда в Чикаго волнуют чужие проблемы? Даже если и только потому, что нужен кто-то там, чтобы защищать Джин?
    — Ты не сможешь и не поможешь, поверь мне, тебе лучше не совать свой нос в две чужих проблемы одновременно, — По делает все, чтобы слова прозвучали как можно мягче. — Сконцентрируйся лучше на деле Джин, ей твоя помощь нужна больше, чем мне.
    Это неправда, конечно. По не отказался бы от помощи. Только сумасшедший отказывается от помощи, когда его пытаются убить. Но чем больше людей знает, тем хуже ему будет спаться по ночам, так что сегодня По заодно с сумасшедшими. Девять лет прошло, а воз и ныне там.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-20 20:15:59)

+2

53

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Он и правда выговаривается, слушает. Да, По не вероятно, а определенно умнее - и явно осторожнее. Пока Кассиан придумывает новую внешнюю угрозу, которой может и не существовать на самом деле, По просто беспокоится о безопасности. Потому что кто-то же должен.
Кассиан разжимает кулаки, в которые зачем-то, незаметно для себя, успел сжать ладони. Наконец-то отводит взгляд, первым, и смотрит куда-то в пол. Это кофе и страх говорят в нем, заставляют придумывать всякое. Он почти отступает, открывая путь к двери, даже начинает движение, но почти сразу же становится как стоял, потому что вдруг понимает, что именно говорит ему По - не что он придумал то, чего нет, а кое-что совершенно иное.
- Две чужих проблемы, - повторяет Кассиан и снова смотрит на По.
Улыбается, как будто стоит на пороге чего-то большого. Так он улыбался, когда ему, еще мальчишке, впервые доверили разбросать листовки Национальной конфедерации труда. Так улыбался, когда возвращался со своей первой стачки. Так улыбался, когда повесил трубку после первого звонка Джин. Что-то большое, что-то, что можно выбрать, а можно не выбирать, но если выбрать, то никогда не пожалеешь об этом. Хотя, возможно, дорого за это заплатишь.
- Ты не знаешь, что я умею и что могу. Джин будешь помогать ты - ты у нас там, рядом с ней. А я здесь. Ты защищай Джин, а я буду защищать тебя.
Он улыбается шире, потом серьезнеет, чтобы По вдруг не решил, что он так шутит, подходит ближе. Ему хочется сказать многое: пообещать, что он будет осторожнее, уверить, что ему можно доверять, он не подведет, возможно, даже объяснить, почему это так важно, признать, что По, хоть и полицейский, хоть и богач - но все равно хороший человек, как-то уж ему удалось остаться таким, несмотря на профессию и классовую принадлежность. Но все это кажется каким-то слишком легковесным. И потому он просто говорит:
- Так правильно.

+2

54

    Путь к двери почти открывается, но в последний момент Кассиан почему-то передумывает, и По так и не успевает проскользнуть мимо. Тот улыбается, и это чудно, и это тревожит По чуточку больше, чем даже царапины на боку автомобиля. Юные авантюристы — к таким он привык, таким он был и сам. Но это не та реакция, которой он ждал от юного авантюриста в лице Кассиана Андора. Кассиана, который раньше предпочитал не впутываться в чужие проблемы совсем, держаться тише, не браться за большие дела. По не может разгадать, что происходит.
    Ни улик, ни зацепок, ни свидетелей — не считая его самого.
    Правильнее всего было бы сейчас напомнить Кассиану, что он еще совсем молод, что у него значок всего полтора года, что он не представляет, с кем связывается, что он самонадеян и берет на себя слишком много. Но у По просто не поворачивается язык грубо осадить человека в ответ на искренность. Кроме того, Кассиан выглядит как гончая, почуявшая след — или как дворовый щенок, которого подобрали, и который готов охранять до последнего за обыкновенное человеческое отношение.
    Только, конечно, По не подбирал Кассиана — это Кассиан его втянул в это все, а теперь предлагает помощь в совсем другом вопросе, куда По давным-давно впутал себя сам. Он тянет еще несколько мгновений: ну, вдруг сработает? Вдруг Кассиан все-таки отступит в сторону? Но они так и стоят лицом к лицу, и По качает головой:
    — Ты прав, я не знаю, что ты умеешь и можешь, потому что я ничего про тебя не знаю, Кассиан Андор. Откуда ты? Мексика? Я не знаю даже этого. Я о Джин знаю больше, чем о тебе, — он оглядывается по сторонам, сканирует комнату на предмет каких-то зацепок, но не находит ничего примечательного и возвращается взглядом к Кассиану. — Единственное, в чем я уверен: ты толковый парень. И я не хочу, чтобы толковый парень вроде тебя сгинул от рук серийного убийцы, у которого личные счеты со мной. Это очень, — По замолкает, подбирает слово, вглядываясь в лицо Кассиана, — благородный поступок — то, что ты предлагаешь. Спасибо, — он быстро и слабо улыбается. — Но ты не сможешь меня защитить, не зная, в чем дело, а этого я тебе рассказать не могу.
    И еще одной невинной жизни на своем счету По просто не вынесет, но вслух об этом не говорит. Только в глазах мелькает загнанное выражение. На всякий случай По вскидывает руки перед собой.
    — Даже если бы ты был моим лучшим другом, я бы не смог, — честно говорит он. — Пожалуйста, пусти меня, я устал и хочу спать. Мне завтра играть в бильярд с гангстерами, для этого нужна свежая голова.
    Из его кармана выпадает открытка, но По не замечает.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-20 21:55:22)

+2

55

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По говорит спокойно, устало. Он вряд ли целится - но попадает точно туда, куда нужно, чтобы Кассиану показалось, что его взяли за грудки и хорошенько встряхнули, напоминая о том, где он. Кто он. По оглядывается - и он оглядывается вслед за ним, хотя знает, что ничего не понятно, по нему ничего не скажешь, пока он достаточно осторожен. Пока не бросается в глаза.
- Бывшая Мексика. Нью-Мексико.
Кассиан тихо, плавно вдыхает, старается незаметно расслабить мигом задеревеневшие плечи. Из кармана у По что-то падает, он не смотрит на то, что это, не говорит об этом, чтобы не казалось, что он пытается перевести разговор. Пауза должна быть маленькой, будто он просто согласился - и только. Даже если бы он был из Мексики - в этом нет ничего такого, на мексиканцев закон о квотах не распространяется, просто ему повезло с документами, по ним он родился уже тут, и это многое упрощает.
- Ты прав, - он отступает в сторону. - Я понимаю.
Он и правда понимает - насколько бы он ни доверял По, есть вещи, о которых он не станет рассказывать. Просто не может рассказать.
С другой стороны, это не значит, что он не может попытаться разобраться в этом самостоятельно. Это Кассиан понимает позже - он все еще не может уснуть, ему кажется, что он больше вообще никогда не будет спать, столько у него энергии и сил, так быстро носятся мысли. По не сказал всего - но кое-что сказал. Серийный убийца, личные счеты. Такое не скроешь, от такого остается след. А Кассиан, как-никак, полицейский.
Он подбирает и внимательно изучает открытку. Возможно, ее стоит вернуть - он не уверен, что она важна. Но никто не пишет на открытках всего одно слово, никто так не тратит место и деньги - чтобы просто поздороваться. Значит, пока что открытке лучше остаться у него.
Странное теперь время, думает Кассиан, глядя в потолок и считая воображаемых овец, пытаясь хоть как-то скоротать остаток ночи. Полицейские играют с гангстерами в бильярд. Нелегальные иммигранты копаются в старых полицейских делах.
Очень странное.

Отредактировано Cassian Andor (2018-01-20 22:36:45)

+2

56

    Все-таки Мексика. Или не совсем. По знает, как неподвижны плечи у тех, кто лжет. Именно поэтому он приучил себя всегда оставаться в движении, пока говорит ложь, и смотреть в глаза. Это сложно. По думает об этом мимолетом и тут же забывает, когда Кассиан все-таки выпускает его из комнаты. Пропажу открытки он замечает только на следующее утро, когда надевает тот же пиджак вновь, и в кармане пусто.
    Какое-то время По просто смотрит на вывернутый наизнанку карман. Где он мог ее выронить? На улице? В доме? В комнате? На всякий случай По проверяет всю комнату, проверяет и лестницу, но в конце концов приходит к мысли, что скорее всего посеял ее где-то на улицах Чикаго. На самом деле, открытка ему не нужна. На ней нет обратного адреса, она ни о чем не говорит, кроме того, что он здесь, и он смотрит, и он выследил По.
    За умыванием По долго вглядывается в отражение в местном мутном зеркале, трогает кольцо на цепочке, а потом аккуратно заправляет его под рубашку — и день продолжается.
    Вечером он все-таки рискует забрать машину от участка и едет на Кили-стрит. Привычно стряхнув с себя тревожное чувство, По идет внутрь и концентрируется на том, что делает здесь и сейчас. Последний раз он играл в бильярд еще дома, в Нью-Йорке, но кажется, что в прошлой жизни. Бильярд По не любит, он действительно больше предпочитает гонки, но здесь правила устанавливает не он. Он устанавливает только то, как на него будут смотреть все эти гангстеры.
    Сегодня они будут смотреть на него как на щеголя и дэнди со смешным полубританским акцентом. По знает, что выглядит хорошо: опрятно, отутюжено, так, как выглядел сильно раньше. Потому что все знают, что на хорошую одежду и хороший образ жизни нужны хорошие деньги, а зарплата копа — дрянная. Поэтому любой коп мечтает продаться мафии, даже если и не сразу. По легко улыбается, держится непринужденно и даже осторожно шутит; к любому человеку можно подобрать ключик, если понять, какие шутки ему по вкусу. А еще пока человек смеется, он не смотрит, что делает его собеседник. Его собеседник, разумеется, незаметно, но цепко оглядывается по сторонам, запоминая все детали и всех людей, кого может углядеть.
    Наконец, его проводят в отдельное помещение с бильярдным столом, дымом под потолком и приглушенным освещением — разве что лампы над столом дают яркое пятно света. Это не мешает По разглядеть присутствующих. Он непринужденно улыбается уголками губ, приподнимает шляпу в приветствии:
    — Вечер добрый, — По смотрит прямо на мужчину, чье лицо так и кричит: «Посади меня за решетку». — Не думал, что мне выпадет такая честь столь быстро. Капитан Гарсиа передавал свои извинения, что не сможет присутствовать.
    По достает из кармана коробку дорогих сигар, с белозубой улыбкой показывает ее, прежде чем положить на край бильярдного стола.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

57

В этот раз Джин проводит перед зеркалом около получаса — раза в три дольше, чем обычно, — но затраченное время того стоит: теперь. Во всяком случае, синяк на скуле не бросается в глаза — только если она попадет на свет. Но освещение в баре приглушенное, везде дым, а в бильярд Джин обычно не играет, хотя и умеет немного — Шон ее научил. Он вообще ее многому научил.
Но главное, что Гарретт не станет предлагать — значит, она не попадет в пятно света, где синяк будет виден хоть под десятью слоями пудры.
С разбитыми губами проще — достаточно красной помады. Хорошо, что ситуация располагает.
На Кили-стрит она не впервые, и чувствует себя здесь спокойно. Другое дело, что чувствовать себя спокойно рядом с Гарреттом ей очень трудно, где бы они не находились, но это вопрос десятый. С той субботы он держит ее возле себя практически постоянно, и Джин это совершенно не нравится, но она молчит. Еще будет время для возмущений — уж она об этом позаботится.
И тогда Гарретт даже не сможет ей ответить.
Что ж, ради такого можно и потерпеть.

— Ты же знаешь, я не люблю виски, — Джин закатывает глаза, тихо смеется, когда Гарретт в очередной раз спрашивает, зачем она пьет эту разбавленную дрянь, и сжимает губы. — Джин любит джин, все как обычно.
Это очень плоская шутка, но Гарретт усмехается, коротко гладит ее по щеке и возвращается к столу. Джин ненадолго прижимает к скуле холодный стакан, прикрывая глаза, и тихонько выдыхает — все еще ноет. Жаль, не проведешь так весь вечер.
Время идет — мужчины успевают сыграть одну партию, когда появляется Дэмерон, и его появление делает все немного лучше. Ничего не меняется, конечно, — Джин по-прежнему стоит в трех шагах за спиной уже, прости Господи, жениха, чтобы не лезть ему под локоть, и скучающе водит по кромке стакана пальцем.
Ничего не меняется, но теперь у нее хотя бы пропадает ощущение, что она — овца, по глупости забредшая к лежбищу волков, или как это правильно называется. Она не может ему ни улыбнуться, ни поприветствовать — ведь пока что они «не знакомы», — но все равно.
Какая разница, что этого человека она видит второй раз в жизни? Все одно — лучше.
— А, детектив, — Гарретт улыбается краем рта, кивнув немного насторожившимся парням, и обходит стол, пожимает купленному копу руку. Приятно знать, что он очень, очень, очень сильно ошибается. — Друзья, это детектив По Дэмерон. Он был столь любезен, что согласился присоединиться к нам сегодня вместо капитана Гарсиа. Детектив, рад познакомиться наконец-то с вами лично. Очень… наслышан.
Джин не знает, о чем именно он наслышан, но это на мгновение заставляет ее напрячься. Впрочем, кажется, Гарретт все еще не связал тех двух парней, с которыми она «путалась», и нового «друга», и можно выдохнуть.
— Что вы предпочитаете, По? — Гарретт откладывает кий, чтобы сделать глоток из своего стакана. — Виски, джин?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

58

    — Всегда любил Джин, — отвечает По. — Неразбавленный.
    По не пил семь лет, с самого запрета, а лучше бы не пил и до него — может, наделал бы меньше ошибок в жизни. Правда, тогда он бы не оказался в Чикаго и, впоследствии, тут, но это другой вопрос. Если бы да кабы — он здесь не за этим. Ему хорошо удается не смотреть на Джин, но только потому, что он мгновенно заинтересовывается столом, с первого взгляда оценивает, что тот сбит добротно, не подкручен и не наклонен ни к одной лузе.
    — Я о вас тоже наслышан, — По обходит стол, чтобы взять один из отставленных к стене киев и отыскать мелок, чтобы натереть кончик. — Мои соболезнования потерям семьи. Мистер Галлахер был легендой, земля ему пухом, — он усмехается: что правда, то правда. Откладывает в сторону мелок и смотрит на Гаррета. — Но мне кажется, что с вами мы сработаемся лучше. Мистер Мур, не так ли?
    В его тоне нет заискивания или слащавости. Это полузабытый навык: говорить с людьми, которым необходимо понравиться, так, чтобы они сами не заметили, как их отношение меняется в нужную сторону. По никто никогда этому не учил; у отца это получалось вполне самостоятельно, и По просто наблюдал и повторял. Гангстеры — это, конечно, не нью-йоркские бизнесмены, но между любыми классами можно провести параллели и сыграть на них.
    Когда ему приносят стакан джина, По ничем не выдает, как сильно ему не хочется пить. Как сильно в нем отвращение к алкоголю с тех самых пор.
    — Ваше здоровье, господа, леди, — он чуть склоняет голову в сторону Гаррета, затем в сторону Джин и просто делает глоток, как будто это вода, только та, которая холодит нёбо и язык, холодком проскальзывает вниз по горлу, и только в желудке разливается искусственным теплом.
    Когда с ритуальным распитием алкоголя покончено, По не предлагает разыграть партию только потому, что он гость, и это не его место. Не он главный, не он ведет.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-22 19:09:25)

+2

59

В этот раз Джин краснеет не от отвращения или злости; но все равно надеется, что никто не заметил — впрочем, все смотрят на Дэмерона, до нее никому нет дела, и это хорошо.
Потому что, ну, правда, господин По Дэмерон? Вы ведь не можете не понимать, насколько двусмысленно это звучит, когда вы оба знаете, что знакомы.
Но краска сходит быстро, и все равно не особо заметна под пудрой. Синяк заметен больше.
Наверное, возвращаться к нему мыслями она будет еще очень долго — потому что нет ничего отвратительнее, чем что-то, что помечает тебя, как чужую собственность. Словно у нее на щеке написано «Здравствуйте, я Джин Эрсо, и Гарретт Мур может поднимать на меня руку — и ему ничего за это не будет».
Пока что.
Джин салютует в ответ, приподняв стакан, и делает небольшой глоток. Она пьет разбавленный — тоник заморожен в кубики льда, и так получается… лучше. Интереснее.
— Не стоит. Просто — Гарретт, — Джин наблюдает, как он ухмыляется, возвращаясь на свое место, и разбивает пирамиду. Кажется, его манеры даже хуже, чем у Джин. Варвар. Шестерка почти влетает в лузу, но отталкивается от края, и Джин даже не пытается подавить смешок. — Ваш ход, По. Джин, — Гаррет оборачивается, глядя на нее, но не злится — пока что. Что ж, значит, пока можно и пощупать границы. — Без комментариев. У тебя острый язык, но побереги его для чего-нибудь другого.
Она пожимает плечами, опустив глаза ненадолго, и подходит ближе, когда Гарретт буквально подзывает ее жестом.
Как собаку.
Ублюдок.
— Позвольте представить, детектив, — Джин чуть склоняет голову к левому плечу, глядя на Дэмерона из под ресниц, и коротко улыбается. — Джин, приемная дочь Шона. Теперь — моя невеста. Звездочка, это тот самый молодой человек, о котором ты мне так удачно напомнила.
Джин почти передергивает, когда он снова называет ее этим прозвищем — ведь оно нравилось ей, а теперь… — но сдерживается.
— Приятно познакомиться, детектив. Надеюсь, вы с удовольствием проведете этот вечер с нами.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

60

    По смотрит почти исключительно на Гаррета, но не потому, что пытается избежать сталкиваться взглядами с Джин до тех пор, пока их не представят официально — а то, что она здесь, скорее всего означает, что их представят официально. Интересно, чья это была идея? Ее или Гаррета? Впрочем, неважно: По следит за Гарретом, чтобы как можно лучше понять, с кем имеет дело. Каждый характерный жест, каждый взгляд, одежда, руки — все укладывается в копилку.
    Гаррет амбициозен, не любит критики, держится уверенно, наверняка умеет быть жестким. По крайней мере с теми, кто слабее него. Это По понимает по лицу Джин, когда делает удар — мячи идут зигзагами, но ничего не падает в лузу; По прекрасно рассчитывает углы — и разгибается, чтобы взглянуть на нее. «Звездочка». Слово приятное, но произносит Гаррет его как-то мерзко.
    — Так вот кому я обязан вторым предложением, — По мягко улыбается и по всем правилам склоняется, чтобы мимолетно коснуться губами руки Джин. — Приятно познакомиться, мисс.
    Он уважительно отступает обратно, не говорит больше ни слова, возвращается к столу. Вновь делает небольшой глоток джина, чтобы успокоиться: он видел ее лицо. Он видел слой пудры. И все равно он видел синяк. Холод заполняет рот, словно от мятных конфет, но сильнее, пронзительнее, и это отрезвляет — хотя должно пьянить. Наверное, и пьянит. По уже и сам замечает, как невольно соскальзывает на папин акцент, ровный и правильный британский, как по радио в Лондоне.
    — Простите мне мою прямолинейность, Гаррет, — вновь заговаривает По, — но вы наверняка знаете, что я человек дела. Поэтому спрошу сразу: что я могу для вас сделать? — он окидывает взглядом помещение, других игроков, что отсиживаются сейчас в стороне. — Вряд ли вы позвали меня сюда просто так. Коробка сигар от капитана Гарсиа могла бы дойти до вас и с каким-нибудь курьером подешевле. Я же простой детектив, но не люблю получать вознаграждение просто так — и вряд ли сигары стоили того, хотя они и хороши.
    Готовность что-то делать и как-то помогать всегда располагает людей. Особенно тех, которые платят деньги. По знает, что прав: они могли просто пропустить сегодняшнюю игру. Или Гаррет нашел бы кого-то еще, с кем сыграть. Но он позвал По, значит, есть причина. Кроме того, По банально не представляет, что делают продажные копы на самом деле. Понятно, что покрывают купившую их банду. Но вдруг есть что-то еще, о чем он не в курсе?
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/5jtk5v76x/ava1927-1.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » Там, где тихо и светло [1920!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC