Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Хан Соло, Гален Эрсо, Исанн Айсард
Леди Люмия, Фазма, Джейна Соло

И хорошо, что часть рассудка прекрасно осознавала то, что это желание лживо,
что поддаваясь подобным соблазнам,
можно лишь загнать себя в могилу.
Corvus Bladd

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Там, где тихо и светло [1920!au]

Сообщений 421 страница 450 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-21 17:45:53)

+2

421

    Джин теряет юбку; Кассиан, кажется, теряет разом их всех, когда сажает Джин на сиденье — По приходится остановиться и не шевелить руками, закусить губу, сделать глубокий вдох и медленный выдох. Теперь, без юбки, все это, конечно, чистой воды разврат — это тебе не эротические открытки, где дай Бог увидишь женское бедро. Такое снимать на фотоаппарат не решится никто. Да и невозможно показать на фотографии грязный испанский язык — а то, что слова на испанском куда развязнее слов на английском, По чует и без всяких подсказок.
    Это очень горячо; переплетение языков как переплетение тел — возбуждает, разжигает воображение. Когда Кассиан смотрит ему в лицо, По выдерживает его взгляд, облизывает губы, вновь улыбается пошлой, хитрой улыбкой: «a lo bestia», — звучит прекрасно, он согласен заранее. А пока думает о том, насколько хорошо было бы почувствовать язык Кассиана на себе, но заменяет его рукой. Думает о том, насколько хорошо было бы толкнуться в рот Джин, как буквально недавно толкался ниже, но пусть лучше она стонет. Стонет и учит новые слова.
    По наклоняется, подбирается ближе, целует бедро Джин, целует Кассиана в плечо, все еще по какому-то неведомому несчастью скрытому рубашкой, находит его ухо и шепчет, почти урчит:
    — Мне нравится твой язык.
    И тянет ворот в сторону, всю рубашку с плеча Кассиана, впивается жалящим поцелуем в основание шеи и держит долго, а когда выпускает — посмеивается, откидывается на спинку сиденья, опускаясь рядом с Джин.
    След останется, может, не очень надолго, но на какое-то время.
    По тянет руку Джин к себе, направляет, показывает вновь, прежде чем выпустить, чтобы подцепить пальцами ее лицо, повернуть к себе, поцеловать. Он целует ее грязно, как испанские слова, которые до сих пор звенят в голове, и так же страстно; лижет ей рот, будто вторя Кассиану внизу.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-11 02:42:47)

+2

422

— Follar, — повторяет Джин на судорожном выдохе, и прогибается в пояснице, шире раздвигая ноги, подается навстречу. — Мне нравится. Хочу, чтобы ты…
Жмурится, кусает губы, запрокинув голову, и путается пальцами в его волосах, сжимая их, тянет — не сильно, но ощутимо; и стонет глуше, ниже, словно хрипнет горло.
— Ты. Вы. Я, — облизывает губы, заставляя себя открыть глаза, и переводит взгляд с Кассиана на По и обратно, заводит руку назад, цепляясь за спинку сиденья, стискивает до побелевших костяшек. — Follar.
Язык Кассиана явно лучше приспособлен для любви, чем английский. Впрочем — и Джин снова поднимает взгляд на По, пристально смотрит на его рот, краснея все жарче и сильнее, — можно и проверить.
От этих мыслей жарко, от этих мыслей хочется закрыть лицо руками и крепко-крепко зажмуриться, хочется сжаться и стать незаметной — Господь, в ней еще остался стыд! — и вместе с тем — податься ближе, раскрыться, прижаться к ним обоим так тесно, как это только возможно.
А это возможно — и По возвращается к ним, и Джин уже даже не пытается считать, который раз за это время сбивается дыхание, а стук пульса забивает все остальные звуки, словно шумы во время радио-эфира.
И который раз теряется, теряет себя снова — вот голова Кассиана под ее рукой, вот его волосы, вот его язык и горячее дыхание, от которого ноги разъезжаются сами собой; вот рот По на ее бедре, вот его член под ее пальцами, вот его руки на ее лице, вот его губы на ее губах, а язык — во рту; а она — Джин не знает, где она сама, и знать не хочет.
Стонать уже не получается, не может — только дышать, надсадно и протяжно, ловить ртом воздух, когда появляется шанс, когда вспоминает, что надо дышать. Смотрит шало, жадно — все и сразу, не одного, только двоих, только вместе, только всё, — касается пальцами губ, скользит по ним языком — первая фаланга, вторая, до самых костяшек, а потом провести языком по ладони и вернуть ее обратно, вниз, сжать так, как показывал По; поймать его руку, прижаться губами к ней — запястье, центр ладони, костяшки, третья фаланга, вторая, первая — и сжать губами, пропуская глубже.
И сжать плечо Кассиана, всхлипнув, потянуть его выше, ближе — к себе, к ним, еще ближе, еще теснее, меньше — меньше воздуха, меньше пространства, меньше расстояния.
Всего меньше, всего мира — и пусть только они будут.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/Uzcob.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

423

Шее[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан видит, как Джин пытается удержаться, но каждый раз сбрасывает ее новым движением, новым поворотом, касанием языка, который нравится По, которой и Джин - он это видит, он это пробует - тоже нравится.
Он чувствует у шеи метку, которую оставляет на нем По. Поцелуй горит, По уже занят, уже ведает Джин, а кажется, что он еще тут. Кассиан стягивает неловко рубашку и, слушаясь Джин, поднимается, ведет и руками снизу вверх, стягивает с нее строчку, чтобы - наконец-то - увидеть, и целует ей одну грудь, потом другую, ласкает ей языком еще и соски.
Кассиан отстраняется и устраивается чуть удобнее. Поддев Джин под бедра, он тянет ее на себя и немного вверх, усаживает на себя, закусывает губу, когда оказывается в ней. Кассиан двигает бедрами сначала медленно, чтобы Джин почувствовала и приняла темп, поняла, как ей двигаться, потом постепенно наращивает его. Он помогает ей руками, стараясь не сжимать слишком сильно пальцы на нежной коже, потом и вовсе отпускает, отдавая это Джин - отдаваясь Джин тоже - и гладит ее по животу, поднимаясь выше, спускаясь ниже. Ловит ее за руку и, притянув к себе, целует ей пальцы. И ему именно так хорошо, как он и ждал, лишь самую малость не хватает рядом По.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-08 08:31:50)

+2

424

    «Вы. Я. Follar», — слова выжигаются в сознании, вспыхивают яркими образами. Джин учится быстро, жадно — так же жадно, как заглатывает пальцы, и По шипит что-то совсем нецензурное, неразборчивое, что-то про то, как, куда, в какой позе и сколько раз — потому что приличия мгновенно вылетают из головы, когда мир сужается до ее прикосновений, до Кассиана рядом.
    Но По отстраняется вновь, не вмешивается, только смотрит, как ловко Кассиан усаживает Джин на себя, как они двигаются вместе, нагие, красивые. Невыносимо щемит в груди, но не от желания — от любви к ним. От восхищения. И только потом — от желания; По подается вперед, ближе, обнимает Джин сзади, сжимает ладонями грудь, тянет за соски, перебирает, словно струны, и тянет ее чуть на себя, заставляя откинуться назад.
    — Я думал об этом, — говорит он на ухо ей, но смотрит прямо на Кассиана. Целует Джин в шею, прикусывает горячую кожу — но нежнее, чем делает это обычно. Потом продолжает: — Всего несколько дней назад — я думал об этом. Перед сном. В своей комнате, — По не говорит, как именно думал об этом, это и так достаточно очевидно. — Если ты захочешь, мы можем не чередоваться. В следующий раз — если ты захочешь, мы можем попробовать взять тебя вместе.
    По звучит уверенно, хотя о том, что это возможно, представляет только чисто теоретически. Но если это возможно в его фантазии, почему это должно быть невозможно в жизни? Никто не умрет, если они попробуют. По вновь целует Джин, на этот раз скользя губами по плечу. А потом возвращается обратно к ее уху и вновь говорит, глядя на Кассиана, и есть что-то дьявольское в его взгляде, тёмное, густое, как патока:
    — Нам придется хорошо раздразнить тебя сначала. Языками, пальцами — пока ты не запросишь сама, — и голос у него тоже густой, низкий; в нем звучит обещание, звучит уверенность, желание. — Возможно, нас придется очень хорошо попросить, ласково — и мы не останемся в долгу. Если ты захочешь — ты захочешь, Джин? То же, что и сегодня, только в два раза сильнее — хочешь? Будешь только нашей, только с нами, для нас, — По удерживает взгляд Кассиана еще какое-то время, но потом все-таки прикрывает глаза, потому что ему неожиданно страшно, что ответит Джин: — Хочешь?
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

425

По говорит, и сначала Джин кажется, что он рехнулся. Но даже если и так - Господи Боже, он может таким голосом читать наоборот Библию - с последнего слова и строчки до самого первого, ей без разницы.
Главное, что он не молчит, что он говорит, а остальное - совершенно неважно.
Нет. Джин чувствует Кассиана всем - руками, когда обнимает его, ногами, когда сжимает коленями его бедро; ей нравится чувствовать языком его язык; нравится разделять это с По.
И то, как он хочет разделить ее с Кассианом, ей нравится тоже.
- Значит, - Джин закрывает глаза, прижимаясь спиной к груди По, откидывает голову ему на плечо, - ты об этом думал. Об этом. Чтобы взять меня вместе с Кассианом.
Джин облизывает пересыхающие губы, ведёт бёдрами, покачиваясь на Кассиане, заставляет себя не прижиматься ближе и жарче.
- Как ты об этом думал, По? О нас с Кассианом, - краснеет, дышит неровно, глядя на Кассиана из-под разниц, и целует его, кусается, лижет. - Что тв думал? Расскажи, - прогибается, дышит чаще, прижимает к себе руку По, ласкаясь, касается ртом - губами, языком, зубами - шеи Кассиана, прижимается крепко и целует, целует, чтобы остался след. - Расскажи, По. Видите, - всхлипывает снова, и голос ощутимо дрожит, - я даже прошу. Я хочу - только вашей, только с вами.
Оборачивается, чтобы податься к нему ближе, прижаться ко рту ртом, глухо простонать.
- Всегда только вашей.
Джин думает про отметины, которые теперь невозможно не заметить, на животе, бёдрах, рёбрах - и думает, что отдала бы все, что только может, чтобы это были следы поцелуев По и Кассиана, а не рук Гарретта.
Ловит руку Кассиана, дышит тяжело, совсем неровно, и прижимает его ладонь к животу, поверх одного из следов. Ведёт его рукой ниже, выше, ловит взгляд и дышит едва-едва.
- Только с вами.

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/Uzcob.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

426

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Джин быстро понимает, что к чему. Она выгибается, откидывается назад - Кассиан не беспокоится, он знает, что там По, и он удержит, поймает ее - она наклоняется и целует его, оставляя новый след, она двигается - хорошо, хотя можно бы еще лучше. Она даже говорит, пусть и короткими, рублеными фразами, потому что на более длинные не хватает дыхания.
Кассиану не хватило бы ничего, чтобы ответить на такие вопросы, которые задает По - кроме, разве что, фантазии. Он смотрит во все еще почти черные из-за возбужденно расширенных зрачков глаза По, смотрит, как его руки ласкают Джин, смотрит на саму Джин и представляет их втроем, всех одновременно. Как они с По оба, сразу. В машине это не получится, но ведь они могут быть вместе не только тут?
От картинки, которую рисует его воображение, по телу пробегает дрожь. Кассиан крепче берется за Джин, закрывает следы на ее теле, помогает ей, вжиматься сильнее, до самого конца, приподниматься выше, быть быстрее, и еще быстрее, и еще - до тех пор, пока он не чувствует, что вот-вот сорвется и куда-то улетит. Дыхание снова становится громким, дрожит, и Кассиан глотает стон за стоном, удерживаясь на самом краю, дожидаясь Джин.
- Только нашей, - он накрывает новый след, уже исчезающий с Джин, освобождая ее, превращая ее тело в прекрасный холст, заполнить, изрисовать который она сможет сама, как захочет - а захочет она его. Их.
- Только с нами. Со мной. Ты готова? Corrersa, Джин, сейчас!

+2

427

    По выпускает Джин, чтобы не мешать им двигаться, но остается теплым присутствием за ее спиной, изредка проводя горячей ладонью между ее лопаток. Он вновь находит себя рукой и мог бы смотреть вниз, на Кассиана и Джин, но вместо этого больше сосредотачивается на их лицах — они кажутся ему куда более интересными; чего он там внизу не видел. Джин он видит меньше, она поворачивается к нему всего пару раз, а вот лицо Кассиана может разглядеть в деталях.
    По отвечает на вопрос запоздало.
    — Думал так же, как и сейчас, лаская себя, — просто говорит он; еще одно признание. — Представлял, какие вы без одежды. Думал, какие вы оба на вкус. Думал, — По выдыхает, — как тесно будет внутри вдвоем. Сможем ли мы вообще двигаться. Хотя бы кто-то один. Как ты будешь стонать. Дальше — дальше не думал.
    Дальше ему стало стыдно; сейчас ему почему-то все равно. Будто кто-то раскрутил тормоза у автомобиля, и он несется по трассе, не заботясь о скорости, потому что все равно знает, что не сможет затормозить, если бы даже захотел.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-08 09:26:21)

+2

428

Она не видит лица По, только слышит его голос; Кассиана она тоже почти не видит - даже когда пытается смотреть, вылавливает только отдельные черты -  потемневшие глаза, напряжённые под руками плечи, его голос; остального нет - есть только они, и то, как горячо от руки По на ее коже, как горячо от члена Кассиана внутри неё.
Как не страшно, не больно, не унизительно - хорошо, надёжно, желанно; естественно - словно только так и может, и должно быть.
Естественнее - только если закрыть глаза и представить, о чем говорит По; и дышать тогда труднее, и тогда кажется, что все так и есть и сейчас - ведь По близко, рядом, он с ними, даже несмотря на то, что касается едва-едва и редко.
Он говорит, и Кассиан говорит, и Джин кажется, что одного этого ей было бы достаточно.
Но сейчас - сейчас есть и другое, и всего этого много, переполняет, обжигает изнутри; не мерное тепло, согревающее все тело, а один-единственный очаг, сжимающийся где-то внизу.
- С тобой, - Джин упирается рукой в спинку сиденья, обнимает Кассиана ха шею, держится и держит; целует кадык, жилку, лижет, цепляет зубами мочку уха и стонет - протяжно, низко; вжимается бёдрами теснее. - С ва... вами...
И все тело ноет - но сладко, хорошо, приятной истомой растекается по мышцам и жилам. И даже шевельнуться трудно, почти невозможно - но только почти, и Джин тянется рукой назад, пытаясь найти По, путается пальцами с его, гладит, мягко, плавно покачивается на бёдрах Кассиана, загнанно дышит ему в шею, задевая кожу губами.
- Мне нравится, - чуть поднимает голову, ведёт кончиком носа по его шее, шепчет достаточно громко, чтобы слышал и По, - твой polla во мне. И твой - тоже. А потом, - прерывисто выдыхает, краснея до самых кончиков ушей, - хочу оба сразу. Как это будет на твоём языке, cariño?
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/Uzcob.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-08 09:57:30)

+1

429

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Это движения Джин и то, как она целует, кусает его - но не только. Это голос По, за которым Кассиан готов идти куда угодно, от тембра которого, как от низких гитарных звуков, дрожит все тело - но не только. Их трое, и каждый важен, и обоих их Кассиан хотел бы брать снова и снова. Разве что отвлекся на то, чтобы разобраться с Беном, а потом и с Гарреттом.
Их трое, и то, как он представляет их всех вместе, и сталкивается его с края.
- Ambos simultáneamente - оба одновременно, - выдыхает он короткими, отрывистыми словами.
И движется сильнее, и глубже, быстрее - в ритм со своим барабанящим сердцем - вдавливается в Джин, и летит - летиииит - неизвестно куда, и стонет, цепляясь за Джин, проьягивая руку к По, чтобы его не унесло от них слишком далеко.
Его тело вдруг ж делается очень мягким, одновременно тяжелым и легким. Кассиан ссаживает с себя Джин, но оставляет ее на коленях, берется рукой за спинку сидения, садится. Сначала он жадно, будто ему все еще - всегда - не хватает ее, целует Джин, потом, наклонившись, целует По снизу - так же жадно, так же голодно, не испытывая ничего, кроме любви и желания. Тянется вверх, ловя взгляд По.

+2

430

    Ambos simultáneamente — это то, что делают сейчас Джин и Кассиан, и По улыбается уголками губ, ленивой, довольной улыбкой, когда видит, как замирает Джин, почти не дышит, и когда слышит, как стонет Кассиан, долгим протяжным звуком.
    Ambos simultáneamente — это то, как пальцы Джин сплетаются с его, и то, как Кассиан целует его там же, но этого недостаточно, По — стойкий оловянный солдатик, всегда был. Но он близко: жаркая волна касается щиколоток, щекочет.
    По ловит рот Кассиана, целует его мягко, аккуратно — знает, как зашкаливает уровень чувствительности в такие моменты, и удивительно, как Кассиан еще может шевелиться так сразу — тоже по-своему стойкий. Или, может, Господь придумал каталонцев такими специально.
    — Кому-то из вас придется помочь мне, — невинную, в общем-то, фразу По умудряется сказать так, будто в ней нет ни единого приличного слова.
    Ambos simultáneamente — это то, чего он бы хотел от них сейчас, но не говорит вслух, оставляя выбор за ними. Он и так сегодня озвучил достаточно, и должен быть какой-то лимит на сексуальные откровения и фантазии, иначе до Нью-Йорка они не доберутся никогда.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

431

Шевелиться по-прежнему сложно, каждое движение дается с трудом — словно не может собраться во что-то единое, а только растягивается, расползается; словно одно движение — и плеснет через край. Джин это нравится, и она заставляет себя сдвинуться чуть дальше, прилагая буквально титанические усилия.
Но ей хорошо, Кассиану хорошо — а По все еще нет. Наверное, это… нечестно?
Впрочем, он не выглядит обиженным или недовольным — а только говорит, что ему понадобится помощь, и Джин кажется, что это звучит не менее… соблазнительно, горячо, чем испанский Кассиана.
Господь, Ты был нечестен, когда вручил этому человеку помимо денег и потрясающей улыбки еще и такой голос.
Хватило бы, право, чего-то одного.
Джин все еще на коленях Кассиана — здесь особо никуда не денешься, и она откидывается назад, чуть разворачиваясь, ловит взгляд По, глядя на него снизу вверх, и опускает взгляд и голову обратно, целует низ его живота, бедро, бедренную косточку. Кожа здесь у него тоже горячая-горячая — интересно, горячее её щек или нет? — и мягкая, немного солоноватая — и это Джин тоже нравится.
Джин нравится совершенно, абсолютно все, пускай она даже не представляет, как потом, когда они снова будут одеты и кому-то придется сесть за руль, сможет посмотреть Кассиану или По в глаза.
Это будет ужасно сложно — не только из-за смущения; но и потому, что глядя на них, она обязательно будет вспоминать, что было, и это просто не может не вызывать определенные… реакции.
Без вариантов.
Но сейчас можно об этом не думать; сейчас есть По, который волнует куда больше, чем хоть и близкое, но пока что неважное будущее.
Убрав волосы за ухо, снова смотрит на По, чуть сдвигается — не то что бы много возможностей — и уступает место Кассиану; он ведь первый начал, да?
А ей все еще нравится смотреть — и касаться, касаться тоже; бедро, косточка, низ живота — а потом снова поймать его руку, лизнуть запястье, прикусить подушечку указательного пальца, водя ногтями по центру ладони, сжать и обхватить губами большой палец, едва задевая зубами и по-прежнему не сводя взгляда.
[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/Uzcob.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

432

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан откидывается назад, дышит, окончательно приходит в себя, пока По говорит, а Джин пытается ему помочь. Он следит глазами за тем, что она делает, улыбается и едва заметно качает головой; поцелуями тут делу не поможешь, этого не хватит. Потом Джин уступает место Кассиану. Он отрывается от сидения - вспотевшая спина успевает прилипнуть - придвигается. Коротко облизывает губы, сначала стараясь не думать о том, что будет делать, потом думая - и не испытывая при этом ничего такого, что его тревожило бы. Он снова качает головой, на этот раз удивляясь сам себе и тому, как он оказался чем-то не тем, о чем думал, чем-то большим.
Он придвигается, кладет ладонь По на талию, чтобы у него была лишняя точка опоры. Кассиан знает, как это делается, он просто никогда не был с этой стороны, в этом положении. Он знает, как возбужден сейчас По, представляет, что тот чувствует, но не может удержаться, ведет губами так же ласково, как это делала Джин, так же дразнит, не дает ничего, чтобы напряжение ушло. Он проводит языком по члену По, потом берет его в рот, придвигается ближе. Закрывает глаза, потом открывает их, отстраняется, но не выпускает, оставляет во рту, почти прикусывает кончик, как По делал с его пальцем. Он поднимает на По взгляд, будто проверяя, все ли так, а потом двигается снова - быстрее, сильнее сжимая губы, захватывая больше, сжимая руку на теле По, не давая тому отстраняться.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-08 20:30:15)

+2

433

    По не думает дальше следующего мгновения. Следующее мгновение кажется чем-то далеким и размытым, несущественным. Он удерживает взгляд Джин, лишь на мгновение роняя его на Кассиана, проводя рукой тому по волосам, словно чтобы напомнить, что он не обязан, если не хочет — достаточно будет и чужой руки. Но, видимо, сегодня в небе собрались все счастливые звезды, и вполне вероятно, По увидит их очень скоро, еще до наступления темноты.
    Если Кассиан перестанет дразнить его; они словно сговорились с Джин. Но с ней — эту игру По знает и может сыграть в нее тоже, а вот то, что происходит внизу — над этим он не шибко властен. Но все равно запускает руку в волосы Кассиана, а когда, увлеченный Джин, не столько видит, сколько чувствует взгляд, мягко надавливает тому на затылок — продолжай, продолжай, ради всего святого, раз уж решился. Джин — Джин По смотрит в глаза, перехватывая ее за подбородок, чтобы было удобнее двигать большим пальцем, и наклоняется ближе. Ничего не говорит, но смотрит, будто обещает что-то — пока может смотреть.
    Кассиан доводит его слишком хорошо, и По улавливает мгновение, пытается отстраниться, несильно потянуть его за волосы от себя — и, может быть, это получилось бы с женщиной, но у Кассиана сильная хватка. По вздрагивает всем телом, вытягивается, практически ударяясь головой о стекло окна, но достаточно одного взгляда на его выражение лица, чтобы понять, что даже если бы он прошиб его затылком — не заметил бы. Он не стонет, но дышит шумно, хватает ртом воздух, словно хочет выплыть из-под воды, вынырнуть, чтобы вдохнуть — и несколько сладких мгновений не может.
    Потом обмякает, расслабляется весь. Слепо тянет обоих, Джин и Кассиана, к себе, но это единственное усилие, на которое По сейчас способен; оно стоит того.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

434

По распрямляется, словно сорвавшаяся струна, и Джин готова смотреть на это вечно, снова и снова. Лучше - только если рядом с ним будет Кассиан, тоже похожий на сорвавшуюся струну.
Потом он словно немного оседает, и тянет их к себе, и Джин льнет к нему, трется кончиком носа о шею, гладит его плечо - и тоже тянет Кассиана к ним, ловит его губы своими, целует. Она помнит, что он делал совсем недавно, когда учил ее новому языку, видит, что он делал сейчас, и кажется, что она чувствует его вкус, вкус По и ее собственный.
Господи Боже, это слегка отдаёт безумием - но если так сходят с ума, она готова вечность провести в Бедламе.
Отстранившись немного, с тихим весельем в глазах, перебивающимся лукавыми искрами и блеском, опускает руку ниже, чуть разводя бёдра, проводит по внутренней стороне, совсем близко, кончиками пальцев - и пробует Кассиана.
И снова тянется к нему, а потом к По, и жмурится, тихонько млея в их объятиях, довольно и устало, словно сытая кошка.
Под щекой плечо По, под пальцами - волосы Кассиана, его затылок и шея.
Если бы только они могли провести так вечность.

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/Uzcob.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

435

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан все еще ощущает на языке сперму, когда Джин целует его, когда гладит, когда вместе с По они тянут его к себе - и он послушно льнет, выдыхает, чувствуя, как рассеивается висевшее в машине желание. В салоне пахнет потом и сексом, острой, звериной похотью, и ему это нравится. Он закрывает глаза, когда Джин зарывается в его волосы и так какое-то время просто лежит.
В голове привычно отсчитываются минуты, и спустя какое-то время не слушать счет он больше не может. Кассиан первым освобождается от объятий, тянется за своей рубашкой, надевает ее. Кое-как обтирается рукой, натягивает штаны, пытается понять, как он выглядит со стороны и решает, что сойдет.
- Дальше я поведу, - говорит он.
После всего, что случилось, теперь, когда момент прошел, он хочет побыть один - слишком много всего он почувствовал и сделал, ему нужно время, чтобы все поднявшееся внутри снова улеглось. Кассиан тратит на себя часть воды - выйдя, умывается, полощет рот, льет немного на затылок, чтобы смыть холодом остатки этой ленивой удовлетворенности - потом садится на место водителя. Он осторожно возвращает машину на дорогу, набирает скорость и в целом ведет увереннее, чем прежде. Он опускает окно, и ветер понемногу выдувает запах.
Проходит несколько минут прежде, чем Кассиан находит Джин и По в зеркале заднего вида - и правда отлично настроенном. Он смотрит на них, каждые несколько секунд сводя глаза с дороги, потом улыбается, одними губами говорит:
- Te amo.
Машина едет по дороге, будто бы ничего и не было.
Где-то впереди все еще стоит Нью-Йорк.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-08 15:19:32)

+2

436

    Выпускать из рук никого из них не хочется, но приходится. В Нью-Йорк ехать не хочется, но приходится. Уже одетый и поевший По на заднем сиденье чувствует, как реальность возвращает свою хватку на его горле, пережимает; проблеск чего-то прекрасного и теплого проходит, спадает, закрывается осознанием, что только что произошло. И с кем. И где. И как. И в этом нет ничего от блаженности и неги, какую По испытывал всего каких-то полчаса-час назад.
    Теперь все совсем так, как По говорил тогда, несколько дней назад. Он знает, что не может не взять Джин и Кассиана с собой, он просто не пойдет тогда никуда, даже его хваленой силы воли не хватит на то, чтобы силком затащить себя на порог отчего дома. Но знает и то, что взяв их, не сможет взглянуть в лицо отцу, не сможет выдержать его взгляд. Он принес в дом горе, а теперь принесет туда еще и стыд. Господи, что его только захватило, что подначило устроить в машине такой разврат, озвучить такие желания — не иначе, бес на ухо шептал.
    Хотя, конечно, никакой бес ему ничего не шептал, это всё он, он сам, и нечего перекладывать ответственность на потусторонние силы.
    По проводит рукой по лицу и поворачивается в салон, переводит взгляд на лицо Джин, улыбается ей уголками губ. Прячет мысли за этим легким, привычным жестом; По умеет улыбаться, даже если на душе паршиво, и теперь, сейчас, когда желание утолено, ему не хочется показывать свои настоящие чувства ни ей, ни Кассиану.
    — Джин, что случилось с твоими родителями? Шон — это же твой приемный отец, — говорит По и тут же поясняет внезапный вопрос: — Мы говорили о родителях до того, как ты проснулась. Я рассказывал про маму, Кассиан про своих. Какая у тебя история?
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

437

Джин приводит себя в порядок дольше всех; платка, найденного в клатче, не хватает, и она, пожав плечами, жертвует сорочкой. Стирает разводы с бёдер, смочив шёлк водой, убирает ее подальше, чтобы при случае выкинуть.
В Нью-Йорк они приедут ночью или ближе к утру, и, честное слово, это не то время, когда кто-нибудь станет пристально вглядываться и гадать: есть под блузкой и юбкой что-нибудь кроме тела или нет?
Край чулка приходится немного оттирать, но это ерунда.
Потом Кассиан открывает окно, и дышать становится легче.
Джин не ест, только делает несколько глотков воды, протирает лицо.
Так становится ещё немного легче, но в салоне все ещё пахнет сексом и разгоряченными телами, но ей это скорее нравится.
Это хорошо - знать, что ты не одна; что вы были вместе - и что вы вместе даже сейчас, когда один за рулём и в своих мыслях, другой просто в своих мыслях. А она...
Джин закрывает глаза, обнимая коленки, запрокидывает голову на спинку сиденья.
Под кожей зудит, под кожей чешется, и она вспоминает, что По положил сегодня утром в мешок консервный нож, что консервный нож, конечно, ерунда, но если приложить усилия...
Заставляет себя переключиться на другое - и вскоре получается, особенно когда По спрашивает про родителей.
Она не удивляется - это логично, ведь раньше она про них не рассказывала, а сегодня - ещё как. Не удивляется, но задумывается.
- Я не думала, что вам это интересно, - Джин пожимает плечом, расстегивает пуговички на воротнике блузы - несмотря на открытое окно, ей немного душно. Заправляет за ухо волосы. - Там ничего особенного. Мой отец был инженером - Гален Эрсо. Вряд ли вы слышали, это было ещё одиннадцать лет назад. Занимался разработкой оружия. До этого участвовал в Первой мировой - но недолго. Полгода, не дольше. Потом... его убедили вернуться к, - она сжимает губы, чуть улыбается, - к мирной жизни. Это было в четырнадцатом году, он мог спокойно остаться в стороне.
Джин вспоминает об этом отстранённо, почти спокойно - многое она знает со слов Шона; то, что помнит сама, это слишком личное - и ненужное; вряд ли По или Кассиану интересно, каким он был отцом; какой была ее мать. Ничего необычного - справедливо подозревается, что такая жизненная история едва ли не у каждого пятого.
- Но его друг, Кренник, убедил его вернуться, воспользовался связями, и папа снова занялся оружием. В шестнадцатом году за ним пришли. Папу забрали, маму убили - я видела это, но смогла сбежать. К Шону, - откинувшись на спинку сиденья, вытягивает ноги, упираясь масками в бедро По, но сейчас в этом движении нет даже тени намёка - естественное, привычное движение, словно это в порядке вещей; для Джин так оно есть. - Пару убили позже. Скорее всего, он тоже на какой-нибудь стройке. В восемнадцатом году же начал расти спрос на недвижимость.
Смотрит на Пос склонив голову к плечу, переводит взгляд, чтобы поймать выражение лица Кассиана в зеркале заднего вида. Его положение остаётся прежним - как настроила, так и есть.
Джин трёт шею, обнимает колени иначе, утыкается подбородком. Смотрит на По.
- Шон удочерил меня официально, но... без особой гласности. Многие потом считали, что я его любовница и он растил меня для себя, - коротко хмыкает. - Гарретт считал так же. И Дик, и Падди... и многие конкуренты тоже. Он этим пользовался, - прикусывает губу, снова пожимает плечами. - Я ведь не просто так знаю шифр и разбираюсь в цифрах. Мне, наверное, стоило выбирать не литературу в университете.
Но об этом она подумает позже - через пару месяцев, когда Гарретт окажется там, где точно не сможет ее побеспокоить.
Это вся история - по правде говоря, больше рассказывать нечего. Вряд ли По или Кассиану интересно, что папа рассказывал ей легенду о появлении Млечного пути или учил различать созвездия и определять своё местоположение, глядя на звёзды. Она почти ничего не помнит, только детали, которые важны ей самой. Другим - вряд ли.
- Я помню, как мы спорили с папой про лошадь и машину; как мама разрешила мне забрать ее помаду и спрятать к остальным «сокровищам», - тихо улыбается; трёт шею, пытаясь соскрести синяк, но даже не замечает. - Как мама обнимала папу, а он плакал, - и это самое личное, и Джин говорит осторожно, даже тише, закусывает губу. - Но она говорила, что все будет хорошо. Так и было. А потом я попала к Шону.

[status]touché[/status][icon]http://se.uploads.ru/Uzcob.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-08 16:49:11)

+2

438

    По слушает Джин внимательно, невольно подмечая и жесты. То, как она вновь трет синяк на шее. То, как упирается мысками ему в бедро, и он, не думая, кладет на них руку, чтобы согреть, а когда спохватывается — лучше бы ему приучиться не делать таких жестов — то все равно оставляет ладонь на месте. Джин говорит долго, и вся ее история звучит сюрреалистично, как какая-то книга или байка из числа тех, которым веришь только в мелких деталях. Но вряд ли Джин лжет — она и не лжет, По это видит прекрасно.
    — Мне очень жаль, — говорит он, когда история заканчивается. — Но я рад, что у тебя был Шон, земля ему пухом.
    По знает, что там, где замешано оружие, всегда есть нечистые на руку люди, и некоторые истории — которым веришь только в деталях — страшны тем, что правдивы. Он знает не понаслышке, пусть с его семьей, к счастью, ничего такого и не случалось. Да и его папа — не инженер, он инвестор, бизнесмен, как говорят в модных кругах, человек, который как раз и принимает такие решения. Или отказывается принимать участие в их принятии. По слышал о таких случаях только краем уха, еще когда был молодым.
    — У тебя осталось что-нибудь от них? «Сокровища», о которых ты говоришь — что-нибудь? — он спрашивает аккуратно, и как и всегда в таких случаях, чтобы было честно, сначала отвечает на свой вопрос сам, вытягивая из-за ворота рубашки цепочку с кольцом: — Это все, что осталось у меня от Джесс. Смешно, но я воспринял это как знак — оно упало с ее пальца, соскользнуло, когда, хм. Тогда. И я забрал, — По вертит кольцо в руках немного, затем прячет обратно. Воспоминание мелькает на мгновение: кольцо в луже крови на полу. — Не снимал его ни разу с того дня. Как напоминание, что ли. Или обещание. С мамой сложнее, все ее вещи сожгли после скарлатины — она умерла от скарлатины, когда мне было восемь. Осталась только фотография у деда, где они вместе с папой, я забрал ее себе, но она сгорела вместе с квартирой.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-08 17:52:14)

+2

439

— Да. Был Шон, — Джин коротко улыбается, прикрывает глаза, когда По касается ее стопы, но не пытается отдернуть. Это прикосновения приятно — и она остается так. — Он, кажется, не очень удивился, когда я к нему пришла. Потом… потом я поняла, почему. Но тогда было очень страшно, что он отправит меня куда-нибудь.
Иногда Джин думает, что лучше бы отправил. Наверняка же у ее родителей были какие-то родственники или друзья, кто согласился бы присмотреть за девчонкой, пока та не вырастет; к тому же, родители оставили ей неплохой счет — и это было определенным бонусом.
Но Шон оставил ее при себе, принял ее в свою семью, и за это Джин была благодарна, пускай временами и возмущалась.
Сейчас бы она охотно забрала все то, что говорила в пылу ссор или детских обид, но беда заключается в том, что прошлого не воротишь.
И мертвых не воскресишь.
— Я не знаю, — пожимает плечами, осторожно касается его шеи возле цепочки, но не решается потянуться к самому кольцу. Такие вещи очень многое значат, и не стоит трогать их без спроса; наверное, они много значат. Для нее бы значили — никак иначе. — У меня была коробка в детстве со всякой ерундой. Мелочью. Жестяная такая, из-под печенья. Те жетоны, которые мне подарил папа, они… они остались в этой коробке. Я не могла их забрать, даже не подумала об этом тогда, — она думала о том, что мама должна встать, что мама не должна так бледнеть, что под ней не должно расплываться темное, почти черное в тусклом свете пятно. — А потом… не знаю. Я не возвращалась туда, где был наш дом, даже не знаю, что с ним сейчас. Сначала меня туда никто бы не пустил. Потом… — трет шею сзади, прислоняется к спинке сиденья щекой. — Потом просто так сложилось. Не знаю. Может быть, тот дом уже снесли. Может, там кто-нибудь живет. В любом случае — сейчас это уже неважно.
Прикусывает губу, неловко отводит взгляд
— Я их помню, это главное. Я бы хотела забрать ту коробку, но… это же только вещи. Вещи ломаются, теряются. Они ничего не значат без памяти. А я помню и так.
И осторожно касается его руки, гладит запястье.
— Я рада, что у тебя есть что-то, что... — опускает взгляд. — Когда ты можешь что-то хранить — это ценно.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-08 18:09:01)

+2

440

    По почти предлагает Джин отправиться туда, к тому дому, и поискать коробку — наверняка она где-то есть. На чердаке или в какой-нибудь дальней кладовой, где-то. Но что-то в том, как она говорит «это же только вещи», подсказывает, что не стоит. Что Джин уже простилась с тем прошлым и простилась давно, и точно так же, как она касается его шеи, но не трогает кольцо, и ему не стоит касаться ее «сокровищ» — пусть и только словами.
    — Я бы предпочел, чтобы мне не нужно было ничего хранить, — усмехается По, но это не злая усмешка, скорее просто грустная. — Если бы я мог... но я не могу, — тут же обрывает он себя.
    По рассеянно гладит Джин по ступне, когда соскальзывает в мысли, смотрит перед собой, через спинку переднего сиденья, на дорогу и краем глаза — на Кассиана. Тот ведет спокойно, уверенно, и ветерок задувает в приоткрытое окно. Мир темнеет, загустевает от вечера, и проходит довольно много времени, прежде чем По заговаривает вновь:
    — Я хочу, чтобы вы пошли со мной, — твердо говорит он. — Но говорить лучше буду я. Я не знаю, как папа среагирует, если все-таки согласится поговорить, но лучше не вмешивайтесь, если что. Если он рассердится. Я заслужил. Хорошо? Договорились?
    По рыщет взглядом по лицу Кассиана в зеркале заднего вида, по лицу Джин рядом.
    — И еще. Кассиан, закрой — закрой шею, пожалуйста, когда мы пойдем, — он качает головой: — Я не хочу, чтобы папа знал. Это его точно рассердит, и никакого разговора не будет. Или будет, но очень короткий и бесполезный.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

441

Это только вещи - Джин учится говорить так сама себе лет, наверное, с четырнадцати. Так проще.
Джин даже знает почему - вокруг неё мир, в которым сантименты и привязанности равняются опасности. Она понимает это, когда краем уха слышит про то, что Майк очень крупно подставляется сам и подставляет других из-за своей невесты. Невесту - Пегги, - находят мертвой, а сам Майк ещё долго смотрит по сторонам волком, но потом отходит.
Привязанность - это опасность в мире, где все решается деньгами и силой.
Если у тебя есть дети, достать могут через них.
Родители - через них.
Любовница - и через неё.
Поэтому о том, что Джин - приёмная дочь Шона, известно даже не всем членам семьи; Шон верит своим людям, как же иначе, но о некоторых вещах лучше не знать никому.
Кто-то знает, конечно, не бывает иначе. И все же.
Эта коробка - ерунда. Через неё не достать Шона или кого-нибудь ещё, через неё на причинить вред семье; но это тот маленький шажок, который помогает понять, что иногда привязанности - зло.
Шон привязан к ней, и Джин знает, что через неё могут надавить.
Шон был привязан к ее отцу, поэтому ему есть до неё дело.
Это такая маленькая жертва, урок о том, как терять людей, чтобы в будущем было немного полегче.
Воспоминания - это хорошо. Никто не может залезть в твою голову и узнать о том, что ты помнишь.
Джин сжимает губы, глянув на По сочувственно, но без жалости. Коротко сжимает его руку.
И сползает ниже по сиденью, ложась, обнимает коленки - и скоро засыпает.
Тело ещё немного ноет, но это приятно. Пока что.
Просыпается вечером, когда на улице уже темно, и слышит только обрывок.
«Заслужил» - совсем несложно понять, о чем он говорит. Джин в очередной раз думает, что иногда мир слишком несправедлив к людям вроде По и Кассиана, и жмурится, зябко ведёт плечом.
- Только Кассиану? - Джин неловко касается своей шеи, поднимая на него взгляд. Это не из отметины, это совсем другое, и все же... все же.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

442

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Они говорят - Кассиан слушает, но не вмешивается. О родителях Джин, о кольце По. Она к вещам не привязывается, он - совсем наоборот. Кассиан иногда наблюдает, но все больше слушает голоса. Потом Джин засыпает.
С По они не говорят, и это не гнетущая, а спокойная тишина, она нравится Кассиану. У него в голове постепенновсе раскладывается на составляющие. Его ласкал По, и ему это нравилось, от этого было хорошо. Как и от прикосновений Джин. Он вылизывал Джин, и делал это прежде - в том нет ничего такого. А в том, что он делал с По? Кассиан говорил им слова, и они слушались его, как и он слушался их. Но правильно ли это все? То, что в доме По, да и совсем недавно на заднем сидении казалось естественным, теперь непонятное. Он любит Джин и любит По. Это правильно или нет? Правильным может быть поступок или суждение - но любовь правильной или неправильной быть может?
Обычно он все понимает про "правильно", но теперь все не может разобраться. Тишина и вождение помогают, но не так, чтобы очень сильно.
Они едут на восток, и потому тьма сгущается быстро, словно кто-то потушил свечу. По заговаривает первым - и он считает, что заслужил то, с чем может столкнуться. Можно поспорить, но Кассиан молчит - можно спорить с тем, как судят кого-то другие, но спорить с тем, как судит себя сам По - бесполезно.
По прав и в другом тоже - его отец не должен видеть или знать. Ему это только повредит.
- Он не узнает, - обещает он, все еще чувствуя засос, и проверяет еще раз воротник. - Никто не узнает.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-08 21:23:58)

+2

443

    Кассиан соглашается, и По благодарно выдыхает.
    — Только Кассиану, — говорит он и протягивает руку, но касается пальцев Джин, не ее шеи. — Каким бы плохим сыном я ни был, папа знает, что я бы никогда не сделал чего-то подобного.
    По крайней мере, По хочется верить, что папа знает.
    Едва произнеся слова и убрав руку, он думает, что уже не так уверен.
    Через несколько часов По сменяет Кассиана за рулем, и что-то неуловимо меняется в нем. Он будто сидит ровнее, плечи держит напряженнее, а лицо — расслабленнее, но это не та расслабленность, которая бывает у по-настоящему спокойного человека. Едва попав в каменные джунгли Нью-Йорка, По закрывается от них, но вместе с ними — и от Кассиана с Джин. Он не трогает их, смотрит редко, да и тогда — будто на незнакомцев или сквозь. Они приезжают поздно, и По снимает им два номера в гостинице; спит с ними, но мыслями явно где-то далеко, и перед тем, как уснуть, отворачивается в сторону — в этот раз он не соглашается спать посередине, стоит на своем железно.
    Утром за завтраком По пьет кофе и жует бутерброд, но ни то, ни другое не доставляет ему какого-либо удовольствия или вообще даже каких-то ощущений — настолько механически он всё делает. За руль он вновь никого не пускает, садится сам, едет напряженно, и это чувствуется по тому, как ведет себя машина, неожиданно, будто норовистый конь, тормозит резче, стартует резче.
    Однако на противоположной стороне от отчего дома По паркуется плавно, будто крадется. Сжимает пальцами руль до побелевших костяшек, но замечает не сразу, только когда отводит взгляд от здания красного кирпича. Дом красивый, не такой уж и старый. За десять лет будто ничего и не изменилось. Тот же фасад, те же четыре этажа, кирпич тот же и дерево в кадке сбоку от входа — будто то же самое. По откидывается на спинку сиденья, сидит еще несколько мгновений, словно в параллельной реальности от Джин и Кассиана, и потом резко выдыхает и решается.
    По переходит улицу не глядя и не попадает под машину только из чистого везения. Поднимается под арку, на крыльцо, и несколько мгновений вглядывается в дверь, будто та способна подсказать ему что-нибудь. Потом все-таки звонит в звонок и ждет. Ждать приходится неожиданно долго. Так долго, что в какое-то мгновение По с ужасом думает: а может, отец переехал? Может, он настолько не хочет видеть его, что сменил адрес и даже не сказал ему?
    Но нет, письма же доходили. Он же отвечал.
    По оглядывается на Джин и Кассиана, и у него растерянное лицо. Затем дверь все-таки открывается, и По разворачивается обратно, первым делом по профессиональной привычке выхватывая взглядом револьвер, направленный прямо ему в живот. В следующую секунду револьвер исчезает, будто его и не было никогда; По поднимает взгляд и не узнает пожилого мужчину на пороге.
    — О, мистер Дэмерон, добро пожаловать, — говорит тот приятным баритоном с чистейшим королевским британским акцентом. Смотрит По через плечо — в пожилом джентльмене почти под два метра роста. — Вы привели гостей. Прекрасно. Я оповещу вашего отца.
    По вновь оглядывается на Джин и Кассиана — и вот теперь у него действительно растерянное лицо. Кто этот мужчина? Откуда у него револьвер? Почему он открывает с ним дверь? Как он знает По? Что происходит?
    — Проходите в гостиную, — говорит пожилой джентльмен. — Располагайтесь. Мистер Дэмерон скоро спустится к вам.
    По удивленно моргает, но слушается, словно загипнотизированный, и идет в гостиную.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-08 21:46:24)

+2

444

Отношение Джин к джентльменам складывается очень давно - и надёжно. Практически как отсутствие вкуса к людям, но с этим у неё, о Отец Небесный, проблем нет. Ублюдков, мерзавцев и просто людей, грязных на руку и совесть, она от приличного общества отличает неплохо. Это несложно, когда растешь в обществе подобных личностей, когда эти ублюдки, мерзавцы и просто не самые приятные люди скидывают тебе мелочь из карманов на сладости или спрашивают, пускала ли она уже первую кровь.
Тому мерзавцу, который это действительно спросил, она предложила это узнать на собственном опыте - если сейчас она не промахнется и попадёт куда-нибудь в него, он будет гребанным счастливчиков, которому эта первая кровь достанется.
Шон не любил, когда она ругается, когда без спроса берет оружие и отвечает глупостью на глупости.
Но тогда, помнится, он это даже не сразу заметил.
Джин не стреляет - но в том, чтобы получить по морде рукоятью кольта, приятного мало.
Теперь же им открывает дверь самый настоящий британский джентльмен, от вида которого Шон бы обязательно скривился (наверное, это национальное, решает Джин, даже хуже личного), но револьвер в его руках несколько сбивает с толку.
Несколько - это очень мягко сказано. Это как сказать, что убийство Франца Фердинандо имело некоторые неприятные последствия.
Джин, конечно, слышала, что настоящий джентельмен должен уметь все - но до этого момента была уверена в том, что это «все» несколько более... лимитировано.
В этом доме даже даже мысли становятся запутаннее и страньше, понимает Джин, когда следует за По и дворецким его отца, бросает на Кассиана короткий, почти весёлый взгляд, и на мгновение прикусывает губу.
Тут же, впрочем, отпускает и не пытается выглядеть невозмутимо и непрошибаемо, как полагается истинной леди - все равно она так не умеет, хоть каждый день надевай платья сестры По, - но вспоминает, что она, вообще-то, кое-что слышала об этих ваших приличных обществах.
Не знаешь, что делать, - улыбайся и молчи, молчи и улыбайся.
Только умерено, спокойно и не слишком вызывающе - Господь, будет неловко, если ее сочтут безумной.
Особенно если это сделает настоящий британский джентльмен, прячущий внушительный козырь в рукаве.
Нет, По, серьёзно?
По мнению Джин, если твой отец заводит себе дворецкого с подобными сюрпризами, он уже не может быть плох и бесчувственен.
У него как минимум есть чувство юмора.
Джин старательно выуживает из памяти те крохи знаний и представлений о приличном поведении, и не закидывает ногу на ногу, как любит это делать, а садится как нормальный человек.
Нормальная, прости Господи, женщина.
Садится подальше от окна - она снова надевает шарф, но шею он полностью не скрывает.
Такое себе.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

445

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан не любит Нью-Йорк. Он был здесь недолго, и все время только боялся. Город в воспоминаниях пропитан страхом и постоянным ожиданием того, что кто-то похлопает его по плечу, а когда он обернется, закует в наручники - потому что по нему видно, что его не должно тут быть, потому что он выделяется даже среди сотен тех приезжих, которые попали сюда честно.
Три года назад он не любил высокие - слишком высокие - дома. Не любил эмигрантов, которые держались вместе, и от того он только острее чувствовал, что он тут один. Он не любил, что улицы слишком прямые, что ветер, что не море, а океан, и от него веет холодом всегда. Не любил дым и как - несмотря на эти проклятые прямые улицы - он все равно не знал, куда идти, что делать, терялся, становился более заметным, более уязвимым. Ему не нравилось обилие машин, которые иногда останавливались, потому что их слишком много, и все сразу проехать не могли - потому что это напоминало ему про эпидемию, и как вот так же похоронные процессии вставали по пути к кладбищу.
Ему не нравилось в этом городе ничего. Кассиану хватает и пяти минут, чтобы понять, что это не изменилось.
Единственное, что меняется в Нью-Йорке - это По.
Кассиан не до конца уверен, происходит ли это из-за того, что у них случилось в пути, из-за того, что делал он, или просто потому, что это Нью-Йорк, и опираться его влиянию не может никто, даже По.
Он покупает им номера в отеле, и спят они все еще вместе, но что-то меняется. По на этот раз не хочет спать по центру, Кассиан не настаивает - ему все еще странно от всего, он все еще не знает, что думать. Когда они были в доме, он легко и быстро принял, кто он - хватило разговора с Джин да чувства внутри. Теперь все усложняется. Кассиан не отворачивается в постели только потому, что у них есть Джин, и кто-то должен оставаться рядом. Он спит, накрывая след от поцелуя По. Никто не должен увидеть
Все остается странным наутро, за завтраком, в дороге. По останавливается перед большим, в четыре этажа, домом. Не может быть, что это - нужный им дом, он слишком большой, но По звонит, ждет. До встречает их револьвером, торчащим из непонятного мужчины. Тот узнает По, называет их всех гостями, приглашает внутрь.
Внутри тихо - слишком тихо для такого большого дома, так что Кассиану начинает казаться, что никого, кроме них троих и этого высокого тут больше и нет. Он тянется было поправить себе воротник еще раз, но останавливает движение, просто смотрит на себя в зеркало над камином, у которого представить их втроем никак нельзя, так же, как сложно представить в этом доме музыку.
Кассиан изучает свое отражение, смотрит на зеркальную Джин, на По, но и по ним не понимает, что изменилось, что не так.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-08 23:39:21)

+2

446

    Первый вариант По отметает сразу же: кем бы ни был этот джентльмен, это определенно не грабитель. И даже не преступник. Ни один преступник в трезвом уме и здравой памяти не будет выглаживать себе манжеты костюма и оставаться настолько невозмутимым, увидев трех человек на пороге дома, который грабит вот прямо сейчас. Второй вариант — это валет. В это По верит.
    Он стоит у окна, засунув руки в карманы брюк, и всё в нем словно становится угловатым, напряженным, натянутым сильнее и сильнее с каждым мгновением. По оглядывается по сторонам, и ему кажется, что он никогда и не уезжал. Или что в этом доме не жили с тех пор, как он уехал, но нет — жили. Иначе откуда бы тут взяться валету? И куда делся мистер Шепард?
    Ладно, даже если это валет — зачем револьвер? Еще и с порога? Нью-Йорк, конечно, город сумасшедший, и здесь бывает всякое, но не настолько, чтобы в приличных домах гостей встречали с огнестрельным оружием наперевес. Справедливости ради, если бы не полицейская выучка, По вряд ли бы заметил. Но он заметил — и теперь тревога внутри нарастает неудержимо.
    Наконец, на лестнице слышатся шаги. Сперва в комнату заходит джентльмен, указывает рукой на По и говорит голосом спокойным, как вершины альпийских гор:
    — Как видите, ваш сын решил, что не умер, и я склонен ему поверить.
    По оборачивается, пожалуй, даже чересчур резко — и видит отца. Отец постарел гораздо больше, чем на десять лет; в волосах седина, на лице — морщины, в глазах — тоска, но и какой-то огонёк. Он все еще выглядит хорошо, статно, так, как и должен выглядеть богатый британец-инвестор, который всю жизнь помнил о своих корнях, даже живя в другой стране, и держался так, будто каждый гость в доме - это Его Величество Джордж V со свитой. 
    В то же время, отец выглядит безумно, и в его лице читается гнев, чистая, незамутненная ярость; По никогда не видел его таким — и предпочел бы никогда не видеть.
    — Сукин сын! — восклицает отец, и голос у него все такой же: зычный, глубокий, заполняющий все пространство.
    По сжимается, как от удара, опускает взгляд, отступает назад. Отец никогда не ругался, это было недопустимо, непозволительно, так не ведут себя воспитанные джентльмены, а папа всегда подавал ему пример. По не столько видит, сколько слышит шаги — обратно вверх по лестнице. Ну, что же, самая бесполезная встреча тысячелетия состоялась, на этом можно и заканчивать.
    На что он надеялся.
    По неловко прочищает горло, делает глубокий вдох. Шагает к выходу, на ходу говоря заученные, вбитые в подкорку фразы вежливости: спасибо за гостеприимство, мы не будем вас задерживать, нам пора. Однако с кухни свистит чайник, и папин валет заступает дорогу. По спотыкается взглядом о его ботинки, поднимает лицо — и понимает, что, в общем и целом, не сможет обойти этого джентльмена, даже если очень захочет.
    — Ну что вы, мистер Дэмерон, — добродушно говорит тот. — Нельзя отпускать гостей без чая.
    — Спасибо, не надо, — бормочет По.
    — Без чая с печеньем из этого дома еще никто не уходил, и при мне не уйдет, — с неизменным уровнем добродушия говорит валет.
    — Спа...
    — Мисс, вы пьете чай? С сахаром? Прекрасно. Мистер, а вы? Замечательно. Мистер Дэмерон, страшно извиняюсь, я вас перебил. Вы чего-то хотели? Две ложки сахара или одну?
    — Без сахара, — потерянно отвечает По и идет обратно в комнату, садится на диван рядом с Джин.
    В голове назойливо крутится мысль о том, что у валета есть револьвер.
    И что он не знает, что творится и что будет дальше.
    И страшно теперь совсем по-другому.
    Наверху явно что-то происходит, и, возможно, отец сейчас тоже принесет револьвер и просто пристрелит его.
    По смотрит прямо перед собой в немом оцепенении.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-09 00:14:19)

+2

447

Если Джин что-то и знает про дворецких - или, как там говорил По, когда рассказывал про их с сестрой выходку? Валетов? - так это то, что они не станут перечить воле хозяина дома и  предлагать чай тем, кого видеть здесь не желают. Во всяком случае, не так настойчиво.
Тут особым умом даже обладать не нужно.
Поэтому она чуть вздрагивает, когда раздаётся зычное ругательство, а потом  неожиданно для самой себя выдыхает.
Словно внутри спускают пружину, о которой до этого даже не подозревала.
По садится рядом, и Джин хочет сжать его руку, прижаться к боку, чтобы сказать, что все будет хорошо, что все будет в порядке - насколько может быть.
Но По все ещё не похож на себя прежнего, все ещё совсем другой, и она не рискует. Вероятно, что если он попросил Кассиана закрыть шею, чтобы его отец не заподозрил их даже в любовной связи, и ее проявление ненужных сейчас чувств будет некстати.
Поэтому Джин только коротко касается его локтя. Ты не один.
И переводит взгляд на Кассиана, ищет его взгляд.
Со вчерашнего вечера между ними вкрадывается определённая напряжённость, и ей это не нравится.
И даже не с вечера - а со дня, после того, как они все трое оказываются на заднем сиденье форда утомленные и уставшие, а потом эти минуты заканчиваются, они надевают свою одежду, а вместе с ней что-то ещё.
Джин старается не думать об этом; Кассиан и По оба кажутся ушедшими в свои мысли, и с одной стороны, это логично. С другой.
С другой - не все поддаётся логике, и Джин кажется, что если бы она вчера не свернула на обочину, не остановилась, сейчас все было бы лучше. Она бы ничего не испортила.
Прошлое прошлому. И всё-таки.
По здесь, рядом, и явно не чувствует себя уверено или спокойно - а она не может даже обнять его, сжать его руку или прикоснуться чуть больше, чем уже прикоснулась.
Иногда жаль, что человек не может залезть в голову другому человеку - так можно было бы без слов и действий объяснить, поддержать, помочь.
Сказать, что он не один.
Но это так не работает - и с этим можно только смириться и ждать. Ждать.
Все будет хорошо - надо только дождаться.
Джин думает, что дворецкий мистера Дэмерона ей нравится. Если это и британский джентельмен, то из той породы, которая не вызывает ощущение песка на зубах одним своим видом.
Про самого мистера Дэмерона Джин может сказать только то, что голос у него приятный, особенно если бы он говорил чуть спокойнее, а для своих лет он выглядит очень даже хорошо.
В общем-то, последнее можно было угадать и по портрету в столовой.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

448

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Старший Дэмерон совсем не похож на человека, которого можно звать не отцом, а папой, так что сначала Кассиан думает, что это кто-то еще другой. Но По, едва тот, бросив оскорбление, поднимается наверх, собирается уходить, и держится этот самый кто-то еще другой слишком уверенно - как дома. Да и он похож на По, а еще больше - на свой портрет из дома, где они жили. Разве что портрет выглядит помоложе, получше. Но портрет, вероятно, еще не прожил десять лет, зная, что его единственный сын убил его единственную дочь - конечно же, ему легче.
Кассиан не вмешивается, как и обещал, хотя остановить По нужно - и еще вчера он бы это сделал. Остановил бы и теперь, но теперь в нем будет слишком мало желания помочь и слишком много желания сделать все чуть менее бессмысленным. Они не для того приехали в Нью-Йорк. Он не для того все испортил, не сдержавшись в машине, заходя туда, куда не нужно было - тот же По так и не зашел, хоть он и трогал их обоих, но любил только Джин - и так, вероятно, и надо было, там стоило остановиться, там та грань, которую не надо переступать, что бы ты ни чувствовал, и какое решение не казалось бы тебе правильным.
Если теперь получится, что никакого разговора не будет, а они просто снова сядут в машину и вернутся назад - то ради чего тогда? Зачем тогда он зашел туда, откуда уже не вернуться?
Кассиан не вмешивается - но зато есть этот высокий. Он преграждает путь По, говорит, спрашивает. Кассиан качает головой, хотя очень любит сладкое. Они все остаются еще ненадолго. Наверху что-то происходит, и ему и хочется подняться наверх, посмотреть, но он и так достаточно уже наследовался своим желаниям - он остается на месте.
Он садится на кресло у окна. На По и Джин свет падает хорошо, он против света должен бы выглядит как мрачная фигура.
- Ты говорил, что неважно, если он станет... Что ты заслужил. Давай, поговори с ним. Мы для этого тут, - напоминает он прежде, чем снова замолчать.
Он внимательно следит за словами, чтобы не сказать чего-то совсем лишнего. После чудесной свободы, лишенной тайн и необходимости притворяться, это давит, как неразношенная тесная обувь. Когда-то он вовсе не скрывал, кто он, за что борется и во что верит, потом скрывал и был несчастен. Теперь тоже нужно скрывать, но совсем иное. Но это неважно - дело сейчас важнее.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-09 11:00:12)

+2

449

    По едва ли чувствует касание Джин, едва ли слышит Кассиана, так и сидит, словно в трансе. Если бы папа сейчас его пристрелил — это было бы справедливо. Страх парализует По, когда он слышит, как по лестнице стучат шаги отца.
    — Этот сукин сын! — вновь раздается зычный голос. — Нет, ты только подумай, ни стыда, ни совести у человека!
    И По не выдерживает, словно пружина, которую долго сжимали — разжимается, подрывается с места, прочь из комнаты, бежать, бежать. Сердце колотится в ушах, заглушая реальность, и По врезается в кого-то в дверном проеме — это, конечно, отец — и не сразу понимает, что происходит, несколько мгновений рвётся, как заполошный, как строптивый подросток, из отцовских объятий. Но папа держит крепко, и тот же зычный голос, мгновение назад ругавшийся словами, никогда не звучавшими в этом доме, теперь приговаривает, сначала успокаивающе, а затем срываясь на пронзительный, неверящий шепот:
    — Портер, Портер, Господи, сын, — и По затихает, когда различает свое имя.
    Мимо них ловко протискивается валет с подносом с чаем и печеньем, который аккуратно ставит на маленький столик. Он продолжает невозмутимо обслуживать гостей, будто ничего особенного и не происходит. Время, замедлившееся столь неожиданно, постепенно расправляется, вновь идет привычным ходом. По поднимает руку и нерешительно хлопает папу по спине. После сегодняшних экзерсисов в машине плечо вновь ноет, хотя до этого не беспокоило По несколько дней.
    — Пап? — растерянно зовет он. — Пап, плечо ранено, аккуратнее.
    — Что? Плечо? — папа выпускает его из объятий, но все равно оставляет одну руку на его плечах. — Нет, ты подумай, Ворфингтон, этот с...
    — Совершенно бесчестный человек, — подсказывает Ворфингтон.
    — ...имел наглость — наглость — написать мне! Обмануть меня! Нет, я все-таки поеду в Чикаго и, — По только сейчас замечает, что в кулаке отца зажато письмо.
    — Сомневаюсь, сэр, туда ехать сутки на поезде, — добродушно говорит Ворфингтон.
    — ...и пристрелю его к чертовой матери, давно пора, — упрямо заканчивает папа. Строго смотрит на По: — Что с плечом?
    И только потом, будто очнувшись, окидывает взглядом гостиную и Джин с Кассианом, как если бы увидел их только сейчас — или они неожиданно материализовались тут прямо из воздуха.
    — Простите за сцену, — спохватывается он, но По все равно не выпускает, только как-то подбирается весь, теряет безуминку во взгляде, неуловимо успокаивается, берет себя в руки. — Нас не представили. Я Кес Дэмерон, это мой валет, мистер Ворфингтон. Что с плечом?
    Кес — неформальное имя; папа совсем не изменился.
    По только не понимает, почему — почему? Он же сам прогнал его? Как он может совсем не измениться — и так радоваться ему одновременно? Кого в Чикаго он хочет пристрелить, если По здесь?
    — Это детектив Андор, — автоматически отвечает По, — и мисс Эрсо, и с плечом — долгая история. Его прострелил Бен. Они могут подтвердить.
    — Я же говорил, — убедившись, что у всех есть чай и все довольны, Ворфингтон отступает чуть в сторону и складывает руки за спиной. Невозмутимо улыбается. — Сокращение статьи расходов не сделает вам хуже.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

450

Вдох, выдох - и желание закрыть лицо руками и облегченно рассмеяться немного отступает. Во всяком случае, теперь не приходится сжимать губы, чтобы сдержать совсем уж неприлично широкую улыбку, и это уже определённый успех.
Кес Дэмерон оказывается нормальным человеком, а не монстром из ночных кошмаров, и Джин до этого момента даже не подозревала, что это волнует ее настолько.
Но нет, волнует, и когда По подрывается с места, когда врезается в человека в дверях, ей даже немного страшно и почти невозможно пошевелиться. Отец По не перестаёт казаться ей человеком с приятным голосом, но кто знает, кто знает.
Но человек в дверях обнимает По, сжимает руками и держит, и это настолько похоже на бледные воспоминания из детства и более яркие, четкие из юности, что пружина разжимается вовсе и просто исчезает, и словно в голове что-то щёлкает, подобно фишкам.
Теперь все точно будет в порядке.
Просто не может не быть.
Джин коротко улыбается мистеру Ворфингтону, неслышно размешивает сахар и делает небольшой глоток.
«Мисс Эрсо» - это звучит удивительно странно; знакомо, но странно; за последний месяц она от такого обращения отвыкла совершенно.
Шон бы сказал, что в этом чае все хорошо, за исключением виски - потому что виски здесь попросту отсутствует, а тогда уж лучше пить обычную воду - но, на вкус Джин, чай с сахаром сам по себе неплохо успокаивает. И согревает.
Она даже не знала, что успела замёрзнуть.
- Если бы мне сообщили, что мой родственник умер, а затем он объявился бы на пороге моего дома, - Джин чуть улыбается, качнув головой, и заметно расслабляется. Скрещивает лодыжки и позволяет себе сидеть не настолько прямо, будто бы она толко что проглотила даже не один кол, а два. - Приятно познакомиться с вами, Кес. Мистер Ворфингтон.
И переводит взгляд на Кассиана, затем - на По.
Господи правый, она и впрямь даже не подозревала, что беспокоится настолько сильно.
И ей нравится, как валет Кеса Дэмерона говорит про статью расходов. Джин вспоминает книги - вспоминает и думает, что что-то подобное мог бы сказать человек, заполняющий одну из таких статей.
Это звучит знакомо - сокращение статьи - и потому понятно.
Ей, конечно же, только кажется. И все-таки.
- Позволите вопрос? - Джин снова поднимает взгляд на отца По, склоняет голову к плечу, и, если честно, совсем не собирается ждать разрешения. Она просто, ну, пытается быть вежливой. Когда-то ей говорили, что юная мисс просто обязана быть вежливой, даже если собирается подсыпать кому-нибудь мышьяк в чай. - Давно ли вошло в моду устраивать гостям настолько горячий приём?
Слова Ворфингтона о том, что По жив; человек - сукин сын - имевший наглость обмануть Кеса Дэмерона; письмо, за которым он, видимо, и ходил наверх; то, как он держит По; в общем-то, сложить это все несложно.
Вероятно, требуется нетривиальная ситуация, чтобы валет британского инвестора встречал гостей с револьвером.
Нетривиальная - это как сказать, что плавание Титаника оказалось несколько неудачным и не оправдало надежды пассажиров на прекрасный круиз.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-09 08:21:05)

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Там, где тихо и светло [1920!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC