Star Wars Medley

Объявление

26.10.2017 Объявление об изменениях в правилах и об эпизодах в 34 ПБЯ.

07.01.2018 Выложены основные события, произошедшие в 34 ПБЯ.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бэйз Мальбус, Бэйл Органа, Армитидж Хакс, Джейна Соло, Рыцари Рен

— Я оценил. Просто теперь боюсь представлять программу-максимум: горы трупов и все в огне?
— Горы трупов в огне и вид на залив.
Cassian Andor & Jyn Erso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » Там, где тихо и светло [1920!au]


Там, где тихо и светло [1920!au]

Сообщений 391 страница 420 из 671

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://s7.uploads.ru/d8OgP.jpg

http://sd.uploads.ru/Kz9GH.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты.

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-15 00:22:06)

+2

391

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Хотя бы в этом они не спорят - По сразу же его целует, Кассиан, слушая его движений, зарывается рукой ему в волосы, сначала нежно, потом не очень, хватает, не доводя хватку до боли, показывая, что он хочет, что По немножко, но все-таки его. Ему нравится, ему хочется держать По крепче, прижиматься теснее, целовать глубже. Он разводит ноги раньше, чем понимает, что делает. А когда понимает, По целует его совсем легко, будто дразня, и отстраняется.
Какое-то время Кассиан просто дышит, стараясь, чтобы не было заметно, как тяжело у него это получается. Он проводит кончиком языка по губам, закрывает глаза, потом возвращается в реальность, в машину. Когда Джин говорит, что хотела бы смотреть, он уже не краснеет - улыбается ей.
- Звездочка, - говорит он, пробует слово на языке.
Оно смешивается со слюной, которая на вкус все еще как По, и Кассиану это нравится.
- У тебя еще будет твое время, Джин - и будем мы оба, - серьезно обещает Кассиан, смеясь одними глазами.
Ему теперь странно думать, что всего неделю назад По вернулся домой с пулей в плече, и они были друг другу тогда просто люди, занимающиеся одним делом. Всего неделю назад все они были еще кем-то другим - По не играл им музыку и ждал, что они уйдут, пока он будет спать, у них не было своей песни, Кассиан не раскрыл едой свою тайну и был уверен, что в нем настоящем разочаруется и По, и Джин, они все еще не спали вместе, а Джин не смеялась так легко и считала, что недостойна никого из них.
- Звездочка и По. По идет тебе больше, чем полное имя. Хорошо, что ты оставил его даже когда стал серьезным человеком и запретил себе все, кроме работы.

+2

392

    По, конечно, видит. И По, конечно, замечает. И ему, конечно, нравится, как Кассиан прикрывает глаза. Но вместо того, чтобы вернуться к нему, По вскидывает брови и смотрит на Джин:
    — Ты сама попросилась за руль, заметь, я не настаивал. Могла бы быть на моем месте. Или на его.
    И посмеивается, когда Кассиан серьезно обещает ей — что-то. Что-то дальше, чем то, до чего они доходили до сих пор, а они и не доходили особо ни до чего. Так, юношеские развлечения полностью одетыми. Это несерьезно. По вертит в голове эту мысль, проверяет, отзывается ли в нем что-то, кроме любви, желания, но нет. Ничего не отзывается. Вычеркнутый с карты мира Нью-Йорк пока еще только впереди, и перед смертью не надышишься.
    — Как запретил, так и разрешаю обратно, — пожимает плечом По. — Или мне все еще считать тебя работой?
    По смотрит на Кассиана долгим взглядом. На самом деле, думает, как удобнее развернуться в отнюдь не шибко просторном салоне автомобиля. С хрупкой девушкой вроде Джин было бы проще, но они с Кассианом примерно одной комплекции. Впрочем, с некоторыми вещами проще разбираться по ходу пьесы. По вновь подается вперед, накатывает, как волна: в одно мгновение и целует, и прижимается, насколько может, теснее, и водит руками по Кассиану — всего лишь по одежде. И вновь заканчивает путь там же, так же, только не отстраняется на этот раз, дышит ему горячо на губы. И руку с его бедра не убирает. Как если бы море решило, что с этих пор будет только прибой.
    — Хорошо, что я докупил зеркало заднего вида, да, Джин? Удобное, скажи?
    По, конечно, видит. И, конечно, замечает. И, разумеется, знает, что машину тогда повело вбок не потому, что Джин — плохой водитель. Джин на удивление хороший водитель. Но ее старательно отвлекают. Дразнят. По дразнит их обоих: Джин — зрелищем, Кассиана — участием в нем.
    Пока еще можно. Пока еще не Нью-Йорк, и мысли запаздывают, потому что едут поездом.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

393

- Я сожалею, а не жалуюсь, - Джин нарочито сурово поджимает губы, глядя на По краем глаза, и медленно их облизывает. - Tertius gaudens - слышал?
Все же, в чем-то посещение лекций университета даёт свои плоды: можно вворачивать такие вот умные словечки, например, и выражения. По правде говоря, много ещё что можно; но думается именно про это.
А ещё - чтобы думать о чем угодно, кроме По и Кассиана на заднем сиденье, - Джин думает, что надо бы пересмотреть подход к своему образованию. Потом, когда разберутся с насущными делами, и ей совершенно точно не придётся выпрашивать разрешение на посещение занятий.
Кажется, более унизительно было только в постели с Гарреттом.
Гарретт всегда есть где-то на периферии, и сейчас воспоминание о нем не заставляет помрачнеть - лёгкая тень, которая исчезает, стоит лишь выглянуть солнцу. А солнце выглядывает - Джин поправляет зеркало, чтобы лучше было видно происходящее на заднем сиденье, куда более расслаблено откидывается на спинку сиденья.
Теперь, когда она знает, что можно увидеть, бросив взгляд в зеркальную гладь, все воспринимается несколько проще.
Незначительно, конечно; и всё-таки проще.
- Очень удобно, По. Так, знаешь ли, проще будет запоминать - чтобы как-нибудь попозже, когда я доберусь до горячей ванны и мне будет скучно, было, что вспомнить, - скулы краснеют, но это совсем не останавливает; от того, что говорит, сама же и смущается - но слишком приятна эта игра, чтобы остановиться; тем более, черт знает, как оно будет в следующий раз - что тогда переклинит в голове, собьёт дыхание вовсе не от возбуждения и заставит шарахнуться в сторону.
Джин переводит дыхание. Всё-таки периферия - это слишком, слишком близко.
Не думать об этом. Просто - не думать. Когда будет, тогда и будет. И пока есть возможность, пока можно - надо пользоваться. Пока может - и пока можно.
- Согласись, По, это удобно? Когда есть, что вспомнить. Что скажете?

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

394

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По серьезен, но к этому времени Кассиан уже начинает подозревать, что часто тот говорит такие вещи только чтобы посмотреть на реакцию того, кто это слышит, а потому он не думает всерьез о том, что может опять сойти за работу. Не теперь, не после того, что было. Потому он только качает головой и смотрит на По, пока тот изучает его, смотрит на губы, скользит взглядом ниже, и ниже, и...
По накатывается на него, как штормовая волна, и так же, как в шторм, в голове смешивается на время верх и низ, непонятно, где заканчивается его тело и начинается чужое. Впрочем, между ними пока еще есть одежда, а над ними звучит голос Джин. Она смотрит и даже не скрывает этого. На Кассиана прежде никто не смотрел в моменты близости, от этого должно быть неловко - но на деле от этого только теплее, так, что хочется большего, прямо сейчас. И Кассиан удерживает рядом с собой По, целует того в губы, в шею, вгрызается губами в плечо и хмурится от того, что то не обнажено, что под губами он чувствует одежду, за которую цепляются остатки дыма, а не кожу.
Он поворачивается к По, поднимает одну ногу на сидение, чтобы им обоим было удобнее. Вытягивает край чужой рубашки, запускает под нее руки, двигается осторожно, но без лишней нежности - вот оно: лишняя нежность ему здесь не нужна, она вся должна уйти Джин, и так намного проще и правильнее - изучает тело По так, как пробовал бы стену, на которую хочет забраться, не зная точно, какой из камней достаточно прочен, а какой лучше не задевать.
- Лучше, - он ловит себя на том, что дышит тяжело, оторвавшись от По губами, - когда есть, с кем создать новые воспоминания. Тебе нравится то, что ты видишь, Джин? Или нам перестать? Тебе нравится то, что мы делаем, По? - он останавливается на мгновение, ловит себя на том, что делает то, что не должен бы, что это неправильно - а потом на том, что делает то, что ему нравится, и это единственное, что имеет значение. - Или мне остановиться?

+2

395

    Джин включается в игру, бросается заумными фразами, дразнит по-своему. Потому что По тут же представляет эту ванну и Джин, и только одного представить не может: что ей будет скучно, если они с Кассианом где-то неподалеку. Хочется немедленно потянуться назад, к ней, найти ее лицо губами, тело — руками, подсказать, что в этих воспоминаниях должна быть и она тоже.
    Но Джин на переднем сиденье, а Кассиан — совсем рядом, и По не столько смущает, сколько заводит то, что есть зеркало заднего вида, в которое — он знает — их можно прекрасно разглядеть. Это не то, что полагается делать молоденьким девушкам, конечно. И совсем не то, что полагается делать людям вроде него с людьми вроде Кассиана; По прерывисто выдыхает, когда чувствует зубы на своем плече. Целует сильнее, когда чувствует руки на своей коже.
    И Кассиан, конечно, задает очень много глупых вопросов; По не отвечает ни на один, только на мгновение оборачивается к Джин, ловит ее взгляд в зеркале — и вид у него шальной, когда он повторяет ее жест: медленно облизывает губы. Смеется негромко, вкрадчиво, как джазовая фраза, возвращается к Кассиану. Хочется сказать, что если амиго остановится, то в Чикаго пойдет потом пешком, но По предпочитает поцелуи словам — целует Кассиана в шею, совсем рядом с линией челюсти, скользит поцелуями вниз, пока руки заняты расстегиванием чужой рубашки. Так куда красноречивее.
    По целует жарко, то прикусывая кожу, то щекоча языком, будто пробует на вкус; пальцы у него ловкие, а мужские рубашки он каждый день расстегивает на себе. Поэтому вскоре под его губами оказываются ключицы Кассиана — дальше По приходится немного извернуться, подтянуть его к себе одной рукой, и на этот раз жест не из тех, из которых можно просто вывернуться. Но По верит, что Кассиан скажет, если ему что-то не понравится, а потому не тормозит себя — спускается поцелуями еще ниже, находит губами сосок. Целует, прикусывает — проверяет чувствительность, проверяет реакцию. И решение Кассиана проверяет тоже. Потому что сейчас По еще сможет остановиться, потом — потом, ниже будет сложнее.
    Внутри так жарко, что снаружи, кажется, тоже градусов девяносто по Фаренгейту.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-06 16:53:03)

+1

396

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По не отвечает, но это потому, что рот у него занят, и его поцелуи и укусы говорят о согласии куда лучше слов. Кассиан скоро перестает спрашивать - он слишком сильно увлечен тем, чтобы контролировать дыхание и удерживать порыв застонать. Когда По доходит до соска, это больше не удается. Голос из горла вырываеься хриплый, как будто он неделю не пил. Касссиана выгибает без его на то воли - просто так хорошо, что удержаться он не может. Пальцы сжимаются, впиваются в чужую спину.
Если бы перед тем первым поцелуем ему кто-то сказал, что может быть так, Кассиан бы не поверил. Теперь ему не нужно верить - а нужно только не выпускать По.
Он вынимант руки из-под чужой - очень лишней сейчас, Кассиан не пытается ее стянуть, снять только потому, что слишком не хочет, чтобы По останавливался - рубашки, запускает руки в волосы По, ведет рукой так, как тот показывал ночью Джин, потом поднимается выше, гладит, потягивает, пропускает сквозь пальцы. Кассиан запрокидывает голову, потом, возвращаясь, находит взглядом отражение Джин. Он улыбается отражению жадно и приглашающе, так, как еще не посмел бы улыбаться самой, настоящей ей, облизывает сухие, горячие губы, целует ими По в волосы. Руки он сдвигает ему на плечи, ныряя под воротник, сжимает и давит, заставляя - прося - По не останавливаться, спускаться еще, еще ниже.

+2

397

    Кассиан стонет — хрипло, выгибается; По не останавливается. Одна из самых прекрасных вещей, какие он находит в сексе, это возможность приносить партнеру настолько затмевающее всё и вся удовольствие, что человек теряет контроль над телом: дрожит, выгибается, стонет. Мужские стоны сладки еще и тем, что редки — это женщину можно заставить стонать с каждым движением, мужчины — мужчины стонут тогда, когда все заканчивается. Или если везёт.
    По везёт.
    Хотя везёт, конечно, скорее Кассиану, что По натыкается на нужное место на его теле так быстро. Еще везёт, наверное, Джин, потому что когда еще посмотришь на подобное шоу. В никелодеонах такого не крутят.
    По шалеет от пальцев Кассиана в волосах, шалеет от того, как тот сдвигает руки ему на плечи и сжимает, давит — хочет, даже не просит, а требует пойти дальше, спуститься ниже. По не зря затеял это; он прекрасно осознает, что этот опыт у Кассиана, в общем и целом, уже был — за одной маленькой деталью. И эта деталь заключается в том, что единственная женщина в машине сидит за рулем и смотрит на них в зеркало заднего вида. По спускается так низко, как может, а потом отрывается от горячей кожи, смеется едва слышно Кассиану на ухо:
    — Я так не сложусь, дружище, — он бы хотел, конечно, но заднее сиденье машины все еще не предполагает подобных акробатических этюдов из такого положения.
    Но По это не смущает, и говорит он это не затем, чтобы разочаровать или подразнить и без того разгорячённого Кассиана, скорее чтобы предупредить. Потому что По уже просчитал. Потому что По знает, как удобнее заниматься подобными вещами в форде Т. С женщиной. Но пространственный принцип похож. И По перемещается сам и сдвигает Кассиана, заставляет его закинуть ноги на сиденье — так, как расположился бы сам По, если бы был на его месте. Ему теперь тоже не нужно сгибаться в три погибели, достаточно наклониться вперед, упираясь коленом между ног Кассиана и держась рукой за спинку переднего сиденья, чтобы не ухнуть к чертям куда-нибудь в самый ответственный момент.
    Вот теперь По целует живот Кассиана у самой кромки штанов, пока расстегивает их одной рукой. Вот теперь гораздо удобнее.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

398

По правде говоря, сначала Джин не думает - не верит - что все зайдёт настолько далеко. Что это в основном шутка - салон форда едва ли предназначен для акробатики двух достаточно крупных мужчин, и когда все действительно начинает идти туда, куда идёт, дыхание у неё захватывает и от искреннего интереса - Господь, да как?
Она бы, наверное, не додумалась - она бы вообще не додумалась заниматься чем-то подобным в автомобиле, а не ограничиться дразнящими, но в сущности достаточно невинными действиями, - и как хорошо, что у них есть По.
Господь, как хорошо, что есть По.
Наблюдать становится все сложнее, и Джин уделяет рулю и дороге все больше внимания - если сейчас машины вильнёт, это может закончиться чьей-нибудь вывихнутой рукой, сломанным носом или... О Господь, у них ведь у обоих есть зубы, а Колин однажды показывала несколько фотокарточек - и там были женщина и мужчина, но, право слово, не так сложно на месте женщины представить юношу. Или взрослого мужчину.
Колин рассказывала ей многое - по меркам-то приличного общества - но.
Но.
В конце концов, пришлось немного сбросить скорость - возможно, теперь машина ехала ещё медленнее, чем действительно бы могла, но так Джин точно не сумеет отыскать изгородь и поцеловаться с ней.
Поцеловаться.
И запутаться пальцами по вьющихся волосах - как удобно, что у обоих они вьются, что у обоих они тёмные, что у обоих совершенно прекрасные объятия - и утонуть в этих самых объятиях. И не выплывать - никогда, ни за что; тонуть, тонуть в этом воздухе, плотном и тягучем, словно ягодная настойка, и таком же опьяняющем.
Господь, для такого и умереть не жалко.
У зеркала заднего вида прекрасный обзор - она ведь его настроила - и Джин заставляет себя смотреть в него пореже; под пальцами кожа руля - теплая, гладкая, но Джин бы предпочла, чтобы это было что-нибудь другое. Чья-нибудь другая кожа - которую можно трогать, целовать, изучать, зная, что это приятно вам обоим - вам троим.
Она ведь действительно сама попросилась, никто ее не заставлял, и, Господь, отчего же машины не ездят сами по себе?
Джин сглатывает, бросая взгляд назад, и жалеет, что клатч далеко - там есть сигареты, можно было бы успокоиться хотя бы немного.
Но отвлекать, чтобы ей дали прикурить... Нет. Нет.
Господь, это звучит как кощунство.
В конце концов она сбавляет ход ещё больше - и съезжает на обочину. Медленно, плавно, незаметно - и только тогда позволяет свободной руке, лежащей на коленке и сжимающей ткань юбки, поползти чуть выше - только выпустить эту проклятую ткань, о, лучше бы ее вовсе не было.
Теперь под пальцами шёлк, манжета чулка, подвязка - а за этим всем открытая горячая кожа.
Джин не знала, что ее собственная кожа может быть настолько горячей.
Джин сползает по сиденью чуть ниже, запрокидывая голову, вжимаясь затылком в спинку - так не надо то и дело переводить взгляд на зеркало, так можно просто смотреть, не отрываясь - и кусает губу, тихо, прерывисто стонет, жмуря темнеющие глаза.
Касается губ кончиками пальцев, заводях вторую руку все дальше, и тихонько всхлипывает, заставляв себя не сдать коленки тесно-тесно, как того хочется. Так будет очень - слишком - быстро.
Она ведь не зря сбросила ход.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

399

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По не сопротивляется, не останавливается - это самое главное. Кассиан не отпускает руки, иногда ослабляя хватку, только чтобы новое сжатие чувствовалось сильнее. Он едва помнит о том, чтобы сдерживать правую руку. Он хочет, чтобы По чувствовал его, ему нравится, что с ним можно сильнее, жестче, чем с большинством женщин, но больно делать он вовсе не хочет. Он больше не стонет, но и дыхание не держит - оно прерывистое, с короткими паузами, когда По целует новое место на коже.
Тут слишком мало места, чтобы и дальше заставлять По спускаться, но прежде, чем это становится проблемой, тот находит выход. Кассиан послушно сдвигается, так, чтобы По было удобнее. Ему кажется, мир замер, когда чувствует поцелуй в живот - потом он понимает, что это остановилась машина. Потом слышит всхлип с переднего сидения.
- Джин? - Кассиан выпрямляется, не зная, в чем дело.
Потом он видит ее закрытые глаза, ее лицо, на котором хорошо читается возбуждение - о, как бы он хотел видеть это ее лицо чаще, раньше, позже, всегда. Видит, как Джин двигается, как меняется ее лицо, как она дышит, будто она не впереди, а здесь же, с ним и По. Ее возбуждение передается и ему, хотя он не думал, что может хотеть еще сильнее.
Он привстает, чтобы По было удобнее, помогает свободной рукой тому стащить с себя штаны, потом снова принимает прежнюю позу, снова запускает руки в волосы По, тянет, заставляя того на секунду посмотреть себе в лицо. Проводит по линии подбородка. Невозможно представить на его месте женщину - с женщинами ему всегда было не так - не плохо, просто иначе. А теперь это что-то новое, что-то, что можно открыть в себе впервые. А потом и заново, и снова, и снова.
- Сильнее, - говорит он, сглатывая сухим горлом слюну, которой нет. - Жестче. Как тебе нравится.

+2

400

    По слышит всхлип Джин тоже, и это, пожалуй, единственное, что вообще способно заставить его притормозить сейчас и отвлечься от Кассиана. Он отрывается от своего занятия, уходит в сторону, обеспокоенно глядя на Джин, но ему хватает буквально пары мгновений, чтобы различить, что это совсем не всхлип паники или ужаса. Его тянет скользнуть рукой по ее лицу, провести пальцами по шее вниз, к груди, но По удерживается; Джин, помнится, хотела посмотреть. И, кажется, с нужными прикосновениями она сейчас — спасибо Колин — отлично справляется сама.
    И По возвращается к Кассиану, тянет с него одежду — все, что может помешать — и замирает на мгновение, когда тот запускает руку ему в волосы, заставляя посмотреть в лицо. По приподнимает подбородок, взгляд у него тёмный, потому что нос щекочет запах Кассиана — от этого ведёт; от близости — ведёт; от Джин с ее лицом и звуками и рукой между ног — ведё-ё-ёт. По улыбается, и улыбка эта тоже тёмная — она не про веселье, она про желание.
    Прежде, чем чужие пальцы успевают соскользнуть с его подбородка, По перехватывает один — средний — губами и медленно подается вперед, давая ему проскользнуть в рот. То же движение, только рукой сверху-вниз, он повторяет с членом Кассиана. По все еще смотрит, проверяет, захочет ли тот поменять свое мнение — пусть лучше он тогда сделает это, пока там только рука По. Он дает Кассиану время — хотя со стороны скорее покажется, что дразнит — и плавно, в такт, будто долго репетировал, двигает рукой и дает чужому пальцу то проскользнуть глубже в рот, то почти выскользнуть совсем — так, что только кончик языка щекочет солоноватую подушечку.
    И По смотрит, смотрит неотрывно и бесстыдно Кассиану прямо в глаза; слушает, слушает внимательно, что там с Джин.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+3

401

Так же, как не сжимает ноги, Джин заставляет себя открыть глаза - и смотреть.
Она мало что понимает, по правде говоря, выхватывает только отдельные движения - все остальное словно размазывается за мутной пеленой, голову кружит и ведёт, - но и этого достаточно.
Нет, недостаточно, хочется больше и большего - она знает, как правильно себя потрогать, где придать пальцы, а где коснуться едва ощутимо, но это все не то. Не совсем то.
Поэтому Джин жмурится снова, дышит прерывисто и часто, совсем неглубоко - и думает, что лучше бы было, только если бы так ее касался сейчас Кассиан или По, или они оба.
А она бы касалась их.
Зеркало повернуто удобно, и Джин облизывает губы, сглатывает - во рту сухо, трудно дышать, - глядя в него; ловит взгляд Кассиана, движения По.
Закусывает губу, не сдержав очередной стон, когда По берет в рот палец Кассиана, когда ласкает его, и беспомощно думает, что хотела бы быть там - с ними, на его месте. На чьем именно, сказать сложно.
Она, впрочем, и так рядом с ними - вместе с ними - и снова обводит подушечками пальцев губы, темно обхватывает их, пропуская глубже. Трогать, касаться, узнавать других и себя не на слух или глазами, а всеми чувствами - это прекрасно.
Потрясающе.
Настолько потрясающе, что у неё пальцы на ногах поджимаются, и Джин позволяет себе сжать тесно бёдра, вжимая ладонь ребром, всхлипнуть-выстонать не одно имя, а два, слившиеся в нечто общее.
Они не рядом, они вместе, и Джин не может отвести взгляда; упирается мыском в приборную панель, сползая ещё чуть ниже, и, Господь, благослови пустые дороги.
Юбка на коленях даже не держится, но это и не важно; Джин медлит, выхватывая взглядом картинку сзади, и все-таки скользит двумя пальцами дальше, подрагивает - и цепляется второй рукой за спинку сиденья.
Дышит.
Воздух до того густой, что глубоко не вдохнёшь - мало, мало, мало.
Но он, кажется, и не нужен сейчас вовсе.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-07 00:29:31)

+2

402

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Глаза у По кажутся черными, и, подняв голову, тот больше ее не опускает, а Кассиан пока еще не решается сам сделать это. Слишком хорошо По знает, как и что делает: он начинает рукой, а рот занимает пальцем. И то, и то так возбуждает Кассиана, что он на какое-то время вообще забывает о том, как только что хотел управлять По.
Он запрокидывает голову, чувствует, как по шее ходит кадык. Дышит, и чувствует, как его дыхание совпадает с дыханием Джин - будто им обоим По сейчас делает так хорошо.
- Иди к нам. Иди сюда, Джин.
Звездочкой он не зовет ее только потому, что так звал ее отец, и Кассиан не уверен, что теперь подходящий момент, чтобы напоминать о нем. По правде, он теперь ни в чем не уверен, кроме того, что, как бы ему - им обоим - не было сейчас хорошо, Джин никогда не будет лишней.
Он хочет сказать еще что-то, но, едва начав, перехватывает дыхание, закусывает губу - это По снова погладил его, снова, едва выпустив палец, затягивает тот поглубже. Второй рукой Кассиан ведет за ухом По, по шее, снова поднимается вверх. Он представляет, как будет так же доставлять удовольствие По - и даже это ему сейчас нравится, даже это не кажется неправильным.
Кассиан глубоко вдыхает, и на выдохе смотрит на Джин, на По, прося обоих:
- Пожалуйста. Пожалуйста.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-07 01:01:01)

+2

403

    Видит Бог — хотя лучше бы Он сейчас не смотрел в их сторону — иногда у По просто железная выдержка. Потому что Джин стонет, и когда говорят, что девушки стонут сладко — не верьте, они стонут густо, терпко, протяжно — как угодно, но не сладко. Звук этот отзывается где-то глубоко внутри, подходит идеально к тому, что чувствует По — как две ноты подходят друг другу в октаве. Только По не стонет, у него занят рот.
    Ему хочется потянуться свободной рукой вниз, расстегнуть брюки, дотронуться — черт, когда был последний раз? неделю назад? давно — но вместо этого По скользит ею по спинке переднего сиденья до плеча Джин. Касается ее самыми кончиками пальцев, словно просит вернуться в реальность, услышать Кассиана. Прийти. А потом вторит и голосом, выпустив, наконец, палец Кассиана на свободу:
    — Джин, — зовёт.
    По никогда не пробовал уместить трех возбужденных людей на заднем сиденье Форда Т, даже в мыслях не пробовал, но уверен, что у них получится — как-то. Или же они вывалятся на обочину, за машину, или еще куда; честно говоря, он и забыл, что они где-то, где их могут увидеть. Это такая мелкая, неважная деталь, что, едва вспомнив, он тут же забывает ее вновь.
    Кассиан просит. Просит.
    По наклоняется вперед, сжимает его крепко рукой, прекрасно зная, как прошибает тело дрожью от такой хватки, целует — сначала внизу, только потом в губы, прикусывая по старой привычке нижнюю. А потом все-таки отстраняется, переворачивается удобнее, протягивает обе руки к Джин:
    — Перелезай. Забудь про двери. Просто перелезай, — голос ниже, чем обычно, и нотки властные, хоть По и пытается удерживать их, больше просить, чем говорить, требовать; он готовится ловить ее себе на колени, если вдруг что-то пойдет не так.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

404

Она не ждёт, что ее позовут - ведь им хорошо вдвоём, а ей хорошо оттого, что она видит, слышит, чувствует, словно не на другом сиденье, словно между ними нет расстоянии, словно она между ними - с ними - и так.
Не ждёт, и не сразу понимает, о чем просит Кассиан, не сразу понимает, о чем говорит По - только замирает, неровно, тяжело дыша, когда слышит, как они ее зовут.
Господи Боже, они могут звать ее солнышком, деткой, как угодно - если будут делать это так.
Но По просит - говорит - снова, и сопротивляться этому невозможно, и совсем не хочется даже. Джин об этом даже не думает, когда оборачивается к ним, легко разворачиваясь на сиденье; не тянется сразу - цепляется по-прежнему за спинку, обхватывает пальцы губами, облизывая, пропуская их глубже - как немногим раньше, только теперь в рот, смотрит жарко и смущённо.
И все же тянется к По, к Кассиану, и о спинке сиденья даже не думает, даже не замечает, Господи, отвернись, до всего мира нет сейчас дела.
На заднем сиденье втроём уже тесно, но это хорошо. Джин это нравится, и не надо даже тянуться, не надо преодолевать расстояние - здесь, рядом, достаточно лишь обернуться или вжаться крепче.
И это даже не канкан - подвязка сползает, Джин дышит загнанно, тяжело, но вовсе не потому, что страшно.
Нет.
Потому что По, потому что Кассиан, потому что Кассиан обнажён больше них всех - и от этого только жарче, и краска смущения ползёт по шее и плечам, и груди, и Джин хочется узнать - а его кожа там такая же горячая, как у неё? А у По?
Места мало - но хочется, чтоб было ещё меньше.
Воздух между ними совсем не нужен.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

405

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]От того, как По сдавливает его член, Кассиан давится новой - такой же, она у него теперь только одна - просьбой. Потом По целует его, целует еще, кусая, зная, что первый поцелуй так просто не перебьешь. И отступает, опять отступает, продляя возбуждение, распаляя еще сильнее. Точно зная, что он делает - потому что они оба мужчины, они должны бы совпадать по ощущениям.
Кассиан точно знает, что делает По - дает новый шанс ускользнуть, остановить все, обратить в шутку. Хотя, какие тут могут быть шутки? У Кассиана можно уже не спрашивать - все видно по одному взгляду на него.
К ним назад перелезает Джин. Теперь она уже не такая далекая, лицо у нее горит - и это красиво, ему это нравится. Кассиан не говорит - не уверен, что сможет без лишнего в голосе - но улыбается. Протягивает к ней руку, гладит, забираясь под юбку. Его выдержки хватает на то, чтобы не делать этого слишком жадно и быстро - и только. Он изучает ее так изучал По - но только ниже и нежнее.
Жадность и быстроту от тратит на самого По, к которому тянется, в которого впивается губами везде, куда только может дотянуться, неважно, ткань ли там, волосы, кожа, неважно, оставит ли он следы, неважно вообще ничего, кроме того, что этих двоих людей он хочет так сильно, что снова уверовал бы в свою бессмертную душу - только ради того, чтобы продать ее и получить их.

+2

406

    Джин перелезает, По ловит ее в объятия, прижимает к себе, целует неразборчиво, куда попадут губы; места мало, он мог бы и не держать ее, ей просто некуда падать: или на него, или на Кассиана — бесконечное многообразие вариантов. Ей просто незачем падать: где заканчивается он сам и где начинается Кассиан вокруг нее — сплошная загадка, По не смог бы ответить на нее и за тысячу лет. Всё сливается, вселенная закручивается вокруг: чужое дыхание, горячая кожа, легкие прикосновения и жадные, быстрые; По гладит, ласкает, целует, прикусывает, ведет пальцами или ладонью плашмя - голову кружит от обилия происходящего в таком узком пространстве.
    Автомобильный гудок безжалостно выдирает его из водоворота ощущений; кто-то все-таки проезжает мимо и удостаивает их — осуждением, подколкой? Какая разница. По смеется, уткнувшись куда-то в шею Джин, зарывшись рукой в волосы Кассиана — и это хороший смех, счастливый — прежде чем отстраниться, посмотреть на них обоих. Как они умещаются на заднем сиденье, он без понятия, но как-то все-таки умещаются.
    — Мы обсуждали, — не сразу находит голос По, — ты веди, Джин.
    Здесь совсем нет места, чтобы куда-то отстраняться еще дальше, чтобы дать Джин пространство для маневра, но она хрупкая, юркая, она как-нибудь разберется. По только тянет с себя рубашку, стараясь не задеть никого из них локтями, и кидает ее на переднее сиденье — жарко до невозможности; кольцо болтается на цепочке, нагретое.
    — Всё, что хочешь. Любое место, — ловит руку Джин, целует в ладонь и прикладывает к своей груди. — Трогай.
    По просит Джин — на этот раз правда просит, и голос звучит ободряюще, приглашающе — а сам тянется рукой к Кассиану, словно чтобы замкнуть круг. Хотя скорее, конечно, чтобы еще раз приласкать и посмотреть, как у того перехватывает дыхание, как он откидывает голову назад, прикрывает глаза, приоткрывает рот и может быть — если повезёт — даже стонет.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-07 03:08:40)

+2

407

Гудок клаксона заставляет вспыхнуть ещё ярче и прижаться теснее, но и только. Ей, по правде говоря, нет никакого дела до всего остального мира - вот он, весь мир, в тесном салоне форда Т, а другого и не надо.
Под юбкой рука Кассиана, и это не страшно, это хорошо - у него тёплые пальцы, мозолистая кожа, го сейчас это кстати. Сейчас все кстати - и общее, сбитое на троих дыхание, и невозможность понять, где начинается По, а где Кассиан, а где она сама, и поцелуи По, сыплющиеся на лицо, шею, плечи.
Только когда прижимается к шее, Джин ненадолго замирает, но напряжение проходит быстро - сменяется другим, куда более приятным. Таким, от которого хочется застонать - и она стонет, когда открывает шею, поворачиваясь к Кассиану, ловит его рот своим, пальцами путается в волосах По.
Прикосновений - слишком мало, и воздуха - слишком много, и когда По напоминает про то, о чем они договорились, и тянется к Кассиану, становится лучше.
Так они ближе.
Так кажется, что ещё немного, и они проникнут к ней под самую кожу, обоснуются там вместо этих отвратительных отметин - и это звучит прекрасно, от этого внутри тянет; но Джин не хочет трогать себя - лучше трогать их.
А потом... Джин дышит прерывисто, подрагивающими пальцами расправляешься с пуговицами на воротнике блузы, прежде чем стащить ее и бросить куда-то в сторону. Кажется, рубашка По улетела туда же.
Так легче - минус слой одежды, а в одном шелке не так жарко.
Убрать бы ещё юбку, и все остальное, и тогда будет совсем хорошо, правильно, тогда можно кожей чувствовать кожу, а не ткань.
Но и так - тоже хорошо.
Джин ловит свободную руку По, кладет ее рядом с ладонью Кассиана, разводя колени чуть шире, и нетерпеливо стонет, вжимается в колени.
Они ведь сказали, что она может трогать их, как угодно, да? И никто не говорил, что обязательно руками.
Но руками тоже - кончиками пальцев Джин касается лица По, его шеи, ведёт ниже - ключицы, солнечное сплетение, твёрдый живот; останавливается так, прижимается ртом к быстро бьющейся жилке под челюстью, и пальцы снова подрагивают, когда возится с застежкой его брюк.
Это смущает, от этого тяжело дышать - Господь, кто придумал такие сложные замки, - и когда всё-таки справляется, на мгновение одолевает оторопь, растерянность - а что теперь?
Что теперь, конечно, знает, и неловко запускает руку между тканью брюк и его телом; вторую отводит назад - колено Кассиана, бедро Кассиана, ох... да, кожа там у него такая же горячая, как у неё, а ещё пальцы По - она коротко скользит по ним своими, оглаживая, и неумело сжимает рядом, гладит. Стыдно, нечем дышать - и даже не закроешь лицо руками, чтобы скрыть смущение.
Но если им нравится - и она рядом, она с ними, - то все хорошо.
Джин стонет, облизывает пересохшие губы и жмётся ближе, жарче.
- П-пожалуйста, - и дышит, дышит, только чем дышать, если воздуха все меньше - и от этого кругом идёт голова.
Господи, в этом можно и утонуть - и родиться снова, чтобы опять - тонуть, тонуть, тонуть.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

408

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Джин и По раздеваются. Кассиан смотрит на это, на то, как они целуются, но то, как кольцо По прижимается к телу Джин - и то, что он видит, ничуть не хуже прикосновений. Хотя руку он так и не убирает, гладит, ласкает Джин. Она не соглашается, не просит продолжать, но разводит ноги, подается вперед, а потом и тянет руку По, горячую даже больше, чем обычно.
Прикосновения, а не звук гудка какой-то случайной машины где-то далеко, заставляет Кассиана вздрогнуть. По снова прикасается к нему, к нему присоединяется Джин. На короткий миг он весь становится одним только ощущением, больше у него не хватает сил на то, чтобы воспринимать хоть что-то еще. Как будто заряд электричества проходит сквозь тело, выжигая в нем все лишнее. Кассиан стонет, пытаясь проглотить звук, отчего тот звучит только более заметно, глубоко. Он несколько раз моргает, пытаясь вернуться в себя, хватает воздух ртом, надеясь, что они не остановятся, что двинуться дальше.
До Кассиана медленно доходит просьба Джин, и его пальцы становятся точнее, быстрее - он гладит, ласкает ее, только иногда, совсем неглубоко погружаясь. Они с По ласкают ее, пока она с По терзают удовольствием его. А что По? Джин неумело справившаяся со штанами, запускает туда руку, и Кассиан тоже тянется, тянет за пояс, обнажая По чуть больше.
- Я покажу, - говорит он хрипло, и находит руку Джин, берет в свою, и направляет, водит - учит совсем не тому, чему стоит учить молоденьких девушек. Учится совсем не тому, что стоит делать с чужим, а не своим членом. Но не останавливается - он просто не может остановиться.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-07 11:38:10)

+2

409

    По задирает подбородок вверх, когда Джин целует его в шею, да так и остается, громко дыша, пока ее рука скользит вниз. Внутри поднимается какое-то полузабытое ощущение, мешается с совсем незнакомым — он бы запомнил, если бы когда-то до сегодняшнего дня его ласкали одновременно и мужская ладонь, и женская. Следить за тем, что делает собственными руками, становится одновременно и сложнее, и проще. Главное не перепутать, что одной он бережно гладит Джин по бедрам, танцует пальцами вокруг, стараясь не мешать руке Кассиана, а другой — сжимает, ведет, закручивает, переплетя пальцы с пальцами Джин.
    Время вытягивается бесконечно, пропадает. Иногда По прошибает мелкой дрожью, но в отличие от Джин и Кассиана, он не стонет, только дышит шумно, выдыхает резко, выдерживает так долго, как только может — а потом все-таки перехватывает Джин рукой за талию, быстро, но аккуратно опуская ее спиной на Кассиана и тут же накрывая собой. Удивительно, на какие трюки способен стреноженный штанами человек на пике желания.
    По не опускается совсем, зависает чуть в отдалении, удерживаясь на руках, и целует безостановочно губы, щеки, скулы, шею — все в двойном комплекте, не различая и не заботясь особо, чьи это — Кассиана или Джин, перескакивая с одного на другую и обратно.
    — Пожалуйста, Джин, пожалуйста, — шепот жаркий, суматошный, на грани разборчивости, — можно? Кто-то из вас, пожалуйста. Пожалуйста, Джин, Кассиан.
    Несмотря на то, что мысли зацикливаются на одном, По четко помнит, где он, с кем он, какой опыт был — или не было — у этих людей, и что на нем лежит чуть больше ответственности, чем на любом из них. И это нормально; По знает, что удержится, если вдруг что. Есть в его сознании одна картинка, которая всегда помогает не только удержаться, но вообще забыть, что кого-то хотел пару мгновений назад.
    По всё-таки надеется, что Джин разрешит. Или что разрешит Кассиан. И целует, целует их, будто пытается задобрить какое-то древнее божество.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

410

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
Слишком много всего, и на мгновение накатывает страх, но он приходит и уходит, как приливная волна - смывает всю грязь, весь мусор, унося камни и ветки, остался только чистый песок и траву, пробивающуюся сквозь него.
Ничего лишнего, никакой грязи, и под кожей, кажется, нет ничего - только кровь бьет в виски, кругом идёт голова, и все плывёт, размывается, словно сносимое волной.
Одно желание - ближе, теснее; стук сердца, кажется, одного на троих, сбитое дыхание.
И ничего другого.
- Да. Да, По, - Джин тянет его ближе, чем только возможно, чуть шире разводит коленки, ловит руку Кассиана. - Пожалуйста.

+2

411

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По останавливается первым - но как оказывается, только для того, чтобы передать Джин Кассиану. Он берет ее, не обнимает даже, держится за нее, пока По обцеловывает их и хочет, и просит - просит, По, который вряд ли хоть о чем-то успевал попросить до того, как ему и так это предлагали.
Ему должно быть сложно - Кассиан понимает это, понимает, о чем именно просит По - но ему совсем просто сказать кивнуть, ответить "Да". Он опаздывает, Джин успевает первой, и Кассиан зарывается лицом ей в спину, в ее острые лопатки, в ее мягкие плечи. Она прижимается к нему, и хотя ей нужна пока что только его рука, она все равно трется об него, и этого пока что достаточно.
Высвободив руку, накрывает ладонями ее маленькую грудь, сжимает, гладит, ласкает, потому что с ней Кассиан хочет быть нежным. Он целует Джин ямку на плече, спину, затылок, шею сзади - но совсем легонько - и шепчет, иногда сбиваясь на испанский:
- Пожалуйста, por favor, sí, sí, да, пожалуйста.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-07 13:08:36)

+2

412

    По не делал этого три года, но это как кататься на велосипеде — только велосипед не отвечает тебе «да», не шепчет на испанском, не сводит с ума одним своим присутствием.
    Так три ноты складываются в аккорд, а из аккордов рождается музыка; жаркий воздух вибрирует, наполняется этой беззвучной — хотя отчего же, звуков как раз достаточно, стоит По сделать первое мучительно плавное движение — музыкой, и музыка во всем, везде. Она звучит под кожей, она звучит в Джин, в изгибах ее тела, в том, как Кассиан ласкает ее грудь, звучит и в Кассиане — в том, как он держится за Джин, в гибких пальцах, в растрепавшихся волосах.
    Поясницу ломит от желания — быстрее, глубже, сильнее, жестче — но По удерживается, смотрит сверху-вниз на лицо Джин; накатывает, как ленивый прибой, отступает, накатывает вновь, хотя и кажется, что сейчас сорвется, соскочит с адажио на аллегро, на престо. Но нельзя, нельзя, это же Джин, и По находит способ отвлечься; способ иногда сбивается на испанский, и По целует его — глубоко, сильно, жестко; тебя я хочу тоже.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

413

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
Сначала немного страшно - тело помнит то, что помнить не хочется, и первые мгновения Джин заставляет себя расслабиться, заставляет зажиматься; но и это проходит - По двигается, и испуг отступает, сменяется чем-то другим.
Волна, ещё одна - и в голове пустеет, мысли кажутся прозрачными и кристально ясными, и в них нет ничего, никого - только По и Кассиан, Кассиан и По, где кожа к коже, где спиной чувствуешь биение чужого сердца, где в грудь бьет чужое, и нет, Господи, разве же чужое?
Разве может быть ближе?
Джин запрокидывает голову, слепо, не видя, гладит волосы Кассиана, касается губами его рта, скулы, выгибается - ближе, ближе, ещё ближе, ещё теснее; зарывается в волосы По, и потом теряется - просто теряется. Руки у обоих горячие, ласковые, держащие сильно и правильно; это не та сила, что оставляет синяки, не та сила, что ломает хребет.
Это другое.
К ней хочется тянуться, ее хочется пить - вместо воздуха, зачем воздух, когда есть они.
По нежен, осторожен, сдерживается - Джин чувствует это; знает.
И не хочет, нет. По не сделает ей больно - она знает это так же, как то, что солнце восходит на востоке и заходит на западе.
Есть вещи, которые очевидны всем. И это - одна из них.
Джин прижимается губами к его плечу, шее, целует, задевая зубами, прогибается чуть больше, шире разводит коленки - и удивительно удобно, легко, правильно оказывается сжать ими его пояс, открываясь ещё больше, пустить ближе.
Она чувствует Кассиана - и от этого ещё жарче, от этого ещё больше кружится голова, и хочется большего.
Чтобы вместе - везде.
- По, По-о, - Джин жмурится, дышит часто, и ловит его взгляд, неловко подаётся навстречу. - Боль... больше. Прошу. Кассиан... По...

+2

414

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По двигается осторожно, но и от этого Джин двигается, подается на него и от него, снова, еще раз. Это, возможно, самое странное, что случалось испытывать Кассиану - и самое приятное из того странного, что все же случалось. По целует и его тоже, целует жадно и сильно, Кассиан почти кусает его в ответ, не желая отпускать.
Он останавливается, задерживает дыхание только раз, когда слышит это "боль" от Джин, потому что знает, что он должен остановиться, а как, совершенно не знает. Не уверен, что способен. Но Джин не хочет, чтобы они останавливались, она просто хочет больше, сильнее - как и он. Как все они.
Кассиан сжимает ее тело сильнее, спускается ниже, снова поднимается к груди, следит только за тем, чтобы не трогать спереди ее за шею - туда он только целует ее, прикусывает легонько ее за холку в те моменты, когда она отворачивается от него, когда не обводит губами его лицо.
Скоро он ласкает ее только одной рукой, второй зарывается в волосы По, не отпуская их до конца каждый раз, когда тот отстраняется на секунду, чтобы снова вжаться.
- Больше, - вторит он Джин, - быстрее.
Потому что это самый простой способ сказать, что и он хочет тоже.

+2

415

    По не успевает замереть на первом «боль», и останавливается только внутри, напрягается, рыщет глазами по лицу Джин, ловит ее взгляд, и та договаривает — не боль, а больше, и Кассиан вторит ей, зарывшись пальцами ему в волосы. По выдыхает, слушается, поднимается от них выше, почти выскальзывая из-под пальцев Кассиана — но так удобнее, для «сильнее» и «быстрее» нужна хорошая точка опоры. По уже чувствует, что после того, как все закончится, он пожалеет о решении забиться на заднее сиденье втроем и заниматься любовью — так изощренно ему приходится изворачиваться, чтобы делать то, что делает.
    Но он находит способ упереться руками в сиденье, находит место для ног, качает бедрами на пробу, закусывает губу, делает глубокий вдох — пальцы в волосах сводят его с ума ничуть не меньше, чем все остальное — и двигается быстрее. Звуки словно становятся звонче, чище, и темп перескакивает почти незаметно на то самое аллегро, о котором пару мгновений назад По думал, что это не для сейчас. Но когда Джин так просит, когда они оба так просят — разве у него найдутся силы отказать?
    По следит за своими ощущениями чутко, следит, чтобы его не захватило жаркой волной, не потащило по берегу в глубину — ходит только по самой кромке, изредка сбрасывая темп, чередуя, будто в какой-то композиции, тягучее ларго с невыносимым виво, хотя нет таких композиций; такая музыка бывает только тут. За ощущениями Джин По следит тоже — у него прекрасное положение для этого — и когда чувствует, как тесно, горячо становится вокруг, наклоняется к ней, но сперва целует Кассиана, кусает, лижет ему губы и только потом говорит ей на ухо:
    — Кончай, кончай для меня, mo ghrá, — По не фильтрует властные нотки из голоса на этот раз, потому что он не просит — он говорит, подначивает, чувствует ее тело своим, доводит.
    Джин, в отличие от них с Кассианом, повезло куда больше; она может испытать одну и ту же негу несколько раз, они — только один, но в то же время, с ней, через нее — еще и еще. По знает, что добьется своего, знает и то, что после этого будет смена караула, потому что Джин достойна — еще и еще, еще, еще, да, sí.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-07 15:03:47)

+2

416

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]
В джазе важна не только импровизация - но и голос. Джин помнит, как однажды в спикизи играл совершенно отвратительный бэнд, несыгранный, сырой, в котором каждый слышал только себя; от их музыки даже джин с содовой казался кислым и мерзким - пока они только играли.
Потом был голос, и Джин не помнит слова, но она помнит, что это было потрясающе. Потрясающе - до самых основ, до поджимающихся пальцев и ощущения, что внутренности затягивают в узел.
Под это ей могли бы подсунуть совершеннейшую кислятину - и она бы выпила ее не глядя, не чувствуя, не думая.
И сейчас - сейчас будто бы музыка, и Джин чувствует себя инструментом в руках профессионала - и впервые понимает, почему об этом говорят так.
Только здесь, кажется, сыгровка идёт на уровне чутья, когда не нужны перемигивания и условные знаки, когда ты просто знаешь, как бьется сердце рядом, как шумит кровь в ушах, как дыхание царапает пересохшее горло - знаешь, потому что сам этим живёшь.
А потом - потом голос, потом слова, и приливной волной сшибает, сносит с ног, лишает последних опор - вот они, эти опоры, единственное, за что можно держаться, единственное, что важно, и это жар, плавящий кожу, прожигающий до самого нутра, это руки, губы, это все то, что сбивается, сливается, сходится вместе.
Джин не уверена, как чувствует себя бабочка, прибитая к бумаге пронизывающей иглой, но, кажется, знает.
И голос, не послушать который невозможно, и дыхание на шее, и звуки - Господи, как могут существовать такие звуки, они должны быть запрещены, спрятаны, так, чтобы никто кроме них троих не знал, что такое вообще есть в этом мире, - и...
Прогибается, подаётся ближе, скрещивая лодыжки; ловит ртом рот Кассиана, чувствует рядом По, и не знает, кого целует, да и есть ли разница.
И протяжно, опустошенно выдыхает, и разливается тепло, и подрагивают пальцы, и кажется, что нет ее, есть одно сплошное чувство.
И они - и ничего больше.

+2

417

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Он чувствует - по движениям, по тому, как сбивается дыхание у Джин - что По и правда ускорился. Кассиан не выпускает Джин, держит, трогает ее, мучит прикосновениями так же, как она сама терзала его еще несколько дней назад. По не забывает и о нем тоже, он целует, кусает, почти что вылизывает ему губы, и Кассиану это нравится. Нравится ему и то, как целует Джин, цепляется за него, пытаясь удержаться - за миг до того, как она легонько вздрагивает, кончает, напрягается, а потом расслабляется, обмякает на нем. Кассиан удерживает ее в руках, шепчет, спрашивает, хорошо ли ей - хотя он и так знает ответ.
Он садится ровнее, все еще удерживая Джин, подается вперед, обвивает руку вокруг шеи По и долго, страстно целует его, словно благодаря за чужое - пока что - удовольствие. Потом спускает руку с шеи на плечо, вниз, цепляется за пальцы, держит, не давая отстраниться. Джин он тоже целует, снова и снова, поворачивая ее к себе лицом. Держит, готовый отпустить, несмотря на то, как сильно он хочет ее.
- Хочешь еще? Хочешь? - спрашивает он, не уверенный в том, у кого спрашивает, кого хочет - или даже кого хочет сначала.

+2

418

    Есть что-то невыносимо прекрасное в людях, когда они испытывают наслаждение, и По смотрит, смотрит на Джин, на то, как она выгибается, каким тугим, напряженным становится ее тело — как струна, и как она расслабляется, опадает назад, стоит за струну потянуть, и звук — чистый, сочный, лучший звук на свете. Такую музыку не услышишь в консерваториях. По двигается еще немного, протягивает удовольствие на несколько мгновений, но уже мягко, плавно, и усилием воли заставляет себя отстраниться.
    Кассиан тут же ловит его рукой, ловит рот ртом. Словно знает, что отсутствие тесного, жаркого ощущения внизу стоит — и можно — компенсировать поцелуями, от которых По шалеет еще больше, от которых хочется зайти на второй — для Джин — круг, но он удерживается, уступает это право Кассиану. Дышит часто и громко, но быстро приходит в себя; жаркая волна отступает — недалеко.
    По целует плечи Джин, шею, ведет рукой по ее боку, соскальзывает пальцами дальше — к коже Кассиана, и ласкает уже его. Кассиан держит его, не дает отстраниться, и По подчиняется недолгое время, а потом все-таки выскальзывает из-под чужой хватки, как и всегда делая то, что хочет; темные глаза смеются, когда смотрят на Кассиана и Джин. По поднимается, почти встает, насколько это возможно в машине, держится одной рукой за переднее сиденье, а другой — трогает себя, тянет губы в ленивой улыбке.
    Он, конечно, хочет еще — и просто хочет. Но может и посмотреть, потому что ничто не будоражит так сильно, как вид Джин и Кассиана в момент такой близости; По свое уже получил, насытился. На время. А еще По знает, что выглядит хорошо, и что он для них — такое же шоу, как они — для него. Поэтому По находит положение устойчивее, приваливается боком к спинке переднего сиденья, чтобы освободить вторую руку. В конце концов, кто же играет на музыкальных инструментах одной рукой.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-07 17:46:37)

+2

419

Эта музыка должна быть вечной; вечной — нескончаемой, бесконечной, длящейся от начала мира и до его конца. Кажется, что небольшой конец мира случился только что, а потом он появился снова — и ведёт всё больше и больше, и если закрыть глаза, слышишь, как кругом идет голова.
Джин слышит это — и многое другое; стук, шум, дыхание — это тоже музыка, под нее тоже можно танцевать, и в этом танце куда важнее — нужнее, необходимее, — верить и доверять партнеру, чем в любом другом.
Под рукой горячая, покрытая легкой испариной кожей, а если сползти чуть ниже, запрокинуть голову, то языком можно коснуться шеи, тоже горячей — особенно там, где бешено бьется жилка. Можно — и нужно, и Джин млеет под руками Кассиана, льнет под руки По, держится за одного и держит другого, и силится хоть немного успокоить дыхание.
И это получается, и она молчит, когда Кассиан спрашивает, только чуть теснее вжимается бедрами, заводит руку назад, обнимая его за шею, дышит горячо и тяжело в его губы.
По все-таки отстраняется, и Джин недовольно всхлипывает — приятна опустошенность, но не пустота, — облизывает губы.
Смотреть на По приятно. Горячо. Жарко. Но если что-то из сегодняшнего дня Джин и понимает, так это то, что в такие игры можно играть вдвоем и втроем — и нужно.
Юбка все еще на ней, и несколько секунд тратятся на то, чтобы разобраться с застежкой; пальцы едва подрагивают, и она почти не возится. Стягивает через голову, прерывисто выдохнув, и разворачивается в объятиях Кассиана, льнет к нему ближе, приподнявшись на коленях — потолок в салоне форда достаточно высокий, чтобы она могла устроиться с комфортом.
Достаточно высокий, чтобы можно было вжаться еще теснее, приподнимаясь, обхватить лицо руками, целуя — долго, долго, что дыхание сбивается снова.
— Хочу. Еще, — Джин тихо смеется, бросая на По взгляд через плечо, ведет ладонью по бедру вверх, собирая ткань мешающейся сорочки, и ведет кончиками пальцев по скуле Кассиана, дальше — едва ощутимо ногтями по шее, к позвонкам. — Как это будет на твоем языке, cariño? Научи меня.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

420

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан хочет закрыть газа от прикосновений Джин, но не закрывает, смотрит: на нее - теперь между ними снова только ткань ее сорочки - потом на По - так он прежде его не видел, а это, ка коказывается, заводит ничуть не меньше, чем вздохи Джин, когда она сидела впереди.
Джин приподнимается, стоит на коленях, она так близко, так правильно стоит, что достаточно просто посадить ее, придерживая за бедра, на себя, научить получать удовольствие еще и так, дать еще немного больше контроля. Он так хочет этого, он хочет этого, возможно, больше всего на свете. Но Джин спрашивает, и Джин тоже хочет, - а потом Кассиан сглатывает и, лукаво улыбаясь, решает иначе.
Он привстает, выбираясь из-под Джин, решив, что если терпел так долго, то сможет еще, отодвигает ее, садит на сидение и, наклонившись, зарывается ей между ног головой, задирая сорочку ей на талию.
- Amor - это любовь, но не такая, как у нас, слишком пафосная. Та, что у нас - когда ты хочешь человека, когда хочешь напиться им, - он и правда слизывает с Джин немного влаги, вдруг понимая, что ее вкус сейчас смешан со вкусом По. Он и теперь может обладать ими обоими, - это querer. Querer es gozar.
Каждую букву он выводит языком на Джин, то торопясь, то замедляясь. Потом поднимает на нее взгляд:
- Любовь есть наслаждение. И мы с вами - с тобой и с По - liarse. Начали отношения, но на самом деле - переплелись и уже не распутаемся. Когда я смотрю на тебя, yo estoy cachondo - я возбужден. И когда смотрю на него - тоже.
По-испански он говорит грязно, на английском таким слов просто не знает, и потому выбирает приличные.
- Я хочу тебя follar, - говорит он, снова отрываясь от Джин. Ждет, смотря на то, как она реагирует на него. - Трахать. Вас обоих. Хочу твою chichi и твой polla, - на этот раз он распрямляется достаточно для того, чтобы посмотреть в глаза По и какое-то время говорит, глядя на него. - С Джин я хочу darse el bistec - ласкать ее, но с тобой, с тобой я хочу грубо, a lo bestia. Я хочу от вас chupetónes, много, по всему телу, чтобы помнить о вас, когда вас нет рядом. Засосы - это засосы, - объясняет он, снова возвращаясь к Джин.
- Я хочу лизать твою pipa, пока ты не correrse, не кончишь. И тебя - вас - te quiero, te amo, te adoro. Люблю, люблю, люблю.

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » Там, где тихо и светло [1920!au]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC