Star Wars Medley

Объявление

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

01.09.2018 Короткие новости о правилах проставления дат в названиях эпизодов
и о большом мастерском апдейте
о сюжетных событиях.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Оби-Ван Кеноби, Бэйз Мальбус, Тайко Селчу
Кип Дюррон, Фазма, Пейдж Тико

Всего лишь необходимо стать великим махинатором. Для сына Хана Соло это
не проблема. Проблема в том, что Кайло
не хочет быть вторым Ханом Соло.
Kylo Ren

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [1920!au] Там, где тихо и светло


[1920!au] Там, где тихо и светло

Сообщений 361 страница 390 из 1000

1

— Ну что ты, ведь кабаки всю ночь открыты.
— Не понимаешь  ты ничего. Здесь, в кафе.  Чисто и опрятно. Свет яркий.
Свет — это большое дело, а тут вот еще и тень от дерева.

Кассиан Андор, Джин Эрсо, По Дэмерон

Время: начало июня 1927 года
Место: Чикаго
Описание: О том, почему нельзя сидеть на капоте, устраивать облавы на спикизи и быть слишком правильным. И немного про то, что бывает, когда третий - в мыслях


хронология событий

июнь 1927

http://sd.uploads.ru/ROKEu.jpg

июль 1927

http://s3.uploads.ru/1suve.jpg

http://sa.uploads.ru/stUCq.jpg

ночь с 3 на 4 июня 1927 года (пятница-суббота) - убийство Шона Галлахера; Кассиан берет Джин в спикизи
5 июня 1927 года (воскресенье) - Джин приходит к Кассиану
6 июня 1927 года (понедельник) - Кассиан предлагает Дэмерону участие в авантюре; Дэмерон в это время остается без квартиры
7 июня 1927 года (вторник) - похороны Шона Галлахера
11 июня 1927 года (суббота) - Дэмерон соглашается на участие в авантюре; Джин, По и Кассиан встречаются втроем; об этой встрече доносят Гарретту, и он принимает меры. Джин соглашается на предложение Гарретта и напоминает ему о Дэмероне
14 июня 1927 года (вторник) - Дэмерон соглашается на предложение семьи Ним
16 июня 1927 года (четверг) - не-случается запланированная встреча, из троих приходит только Кассиан. Дэмерону напоминает о себе Темное Прошлоетм: его форд обзаводится крестообразной отметкой, а на сиденье обнаруживается открытка, из-за чего По пропускает встречу
17 июня 1927 года (пятница) - Дэмерон играет в бильярд с Гарреттом, официально знакомится с Джин, договаривается с ней о встрече на кладбище
19 июня 1927 года (воскресенье) - встреча на кладбище, планирование операции по извлечению бухгалтерских книг семьи Ним
24 июня 1927 года (пятница) - По и Кассиан проникают в кабинет капитана Гарсиа и роются в его бумагах
25 июня 1927 года (суббота) - По и Кассиан узнают о судьбе патологоанатома Доу
ночь с 29 на 30 июня 1927 года (среда-четверг) - Кассиан берет Джин в спикизи и отвозит в участок, где они встречаются втроем; затем По отвозит Джин к Гарретту, где получает задание - убить Кассиана
30 июня 1927 года (четверг) - По «убивает» Кассиана
1 июля 1927 года (пятница) - По играет в бильярд с Гарреттом
2 июля 1927 года (суббота) - По узнает, что его вновь искало Темное Прошлоетм; Джин и Кассиан выносят бухгалтерские книги семьи Ним и отправляю за город
3-5 июля 1927 года (воскресенье-вторник) - Джин и Кассиан изучают дом семьи По, ждут По, притираются друг к другу и тревожатся
6 июля 1927 года (среда) - рано утром приходит По, которого ждали днем раньше, со следами общения с Темным Прошлымтм; Джин и Кассиан наконец-то узнают, что же это за Темное Прошлоетм; Кассиан - хозяюшка, Джин - финансист, По - недоверчивый тревожный котик. Акт III: По устраивает музыкальную паузу, Джин пытает людей ногами и ведет себя крайне жестоко, Кассиан считает, что лишать выбора - это тоже принуждать; единственное «если», взаимное непонимание, По, который хочет, но не может в ménage à trois.
7 июля 1927 года (четверг) - По - непонятый музыкант, Кассиан - хозяюшка, Джин - главный бухгалтер на деревне
8 июля 1927 года (пятница) - По и Кассиан уверяются в том, что Гарретт - подонок, а Джин использует неконвенционные приемы в борьбе за третьего (не)лишнего.
9 июля 1927 года (суббота) - рабочая идиллия. Кассиан познает тайные методы шифрования, Джин снова использует неконвенционные приемы, По держится за подбородок и придумывает планы. Все трое придумывают планы, в результате чего По решает пригласить Бена на встречу во вторник. По страдает с матрасом и Эдгаром Аланом По, Кассиан проходит проверку на прочность, Джин выступает в качестве ревизора. Стихотворная пауза.
10 июля 1927 года (воскресенье) - музыкальная пауза, в результате которой: появляется песня про то, что дом - это где они втроем; Джин не оставляет По выбора, убеждая его в правдивости слов Эдагара Алана, а По слегка шатает внутренний мир Кассиана. Затем По оставляет записку для Бена, придумывает десяток аргументов, почему так нельзя, для Кассиана и Джин, но по итогу все спят в одной постели. Начинают спать, затем случается продолжение начатого в столовой разговора - на этот раз без портретов - но не срастается. Серьезный Разговор между Кассианом и По, в ходе которого оба признаются в любви на девятой-то странице!, а По приобретает для себя новую пачку стекла: «Во всём твоя вина» - на рынке более девяти лет!
11 июля 1927 года (понедельник) - ничего особенного не происходит.
12 июля 1927 года (вторник) - Кассиан одалживает некоторые привычки По вместе с его костюмом, Джин надеется, что в следующий раз одежды на ней будет меньше, По демонстрирует свои познания в искусстве и привитый вкус. Позже они убеждаются в том, что Бен - редкостный ублюдок, приводят По в чувство и домой, а также передают из рук в руки и держат. Время откровенных разговоров, незначительных для дела, но значимых для них самих деталей и воспоминаний, и сочинение третьего куплета про то, что дом - это люди, а не коврик перед дверью. Постель на троих, когда мякотка - это По.
13 июля 1927 года (среда) - нуар превращается в роадмуви. Сюжетно поговорили, сюжетно переспали, устроили сюжетное взаимопроникновение культур и изучение новых языков; Кассиан нашел личный сорт стеклянного крошева.
14 июля 1927 года (четверг) - По выясняет, что дома его считают мертвым, отец его вовсе не ненавидит, а новый валет Кеса Дэмерона мастер в вопросах организации горячего приема. Кес Дэмерон плохо играет в шахматы, но умеет находить нужных людей, Кассиан продолжает закидываться стеклянным крошевом, Джин никого не трогает. Эстафету со стеклянным порошком передают Джин, ведь Звездочка должна сверкать. В Нью-Йорке они обедают, составляют планы, а По доказывает, что он огонь, он смерть, он невероятный. Обратная дорога проходит без приключений.
15 июля 1927 года (пятница) - По обнаруживает, что ему на переносицу кто-то положил гирю и забыл забрать; оказывается, что Бен - редкостный ублюдок и начал ретушировать фотографии и шантажировать ими коллег после совместных вечеринок еще до того, как это стало мейнстримом; Джин с наслаждением грызет стеклышко, но соглашается им поделиться только после того, как По уговаривается на бартер. Стелышко бьется, По отсыпается, Кассиан падает в испанские флэшбэки. Выясняется, что быть всего лишь человеком - совсем даже неплохо. Кассиан учит Джин готовить, По смущает ее разговорами, Джин требует себе двойную фамилию и соглашается на фиктивный брак второй раз за месяц. По мужественно терпит попытки залечить его насмерть, Кассиан переживает, Джин умудряется никого не отравить своей стряпней.
16 июля 1927 года (суббота) - все стеклышки разбиты, котики заслужили поощрение. Котики шуршат бумажками. Фанты. Крем скрепляет лучше скреп, особенно сделанный своими руками и с любовью. А вдвоем всегда интереснее, чем одному — а втроем совсем хорошо, особенно когда все говорят словами через рот. Темное Прошлоетм в исполнении Джин, попытки понять, как это работает, для всех троих.
17 июля 1927 года (воскресенье) - утреннее лежбище любви, первые впечатления, последний глоток воздуха, когда не надышишься. А также немного о том, что надо делать, когда воздух заканчивается - искусственное дыхание рот в рот, спасительные объятия и лучший рецепт от тоски на все времена.
18 июля 1927 года (понедельник) - По получает письмо счастья на случай, если все будет совсем плохо, а Джин - двойную фамилию. Кассиан и Джин снимают квартиру, По возвращается в участок, где оказывается, что привлекать его к поискам бухгалтерии и сбежавшей невесты никто не торопится. Джин устраивает для Кассиана экскурсию по своему прошлому, неожиданно для себя находит коробку - потому что у каждого правильного котика должна быть коробка. По оказывается чудо как хорош в мотивации сотрудников и на приеме у дока, а Кассиан и Джин тренируются в навегадорстве.
19 июля 1927 года (вторник) - По чудо как хорош в щекотливых разговорах и слежке, Кес чудо как хорош в письмах, Кассиан прекрасен в обретении уверенности. Джин обнаруживает, что вместо овец можно считать патроны.
20 июля 1927 года (среда) - утренний клуб интерпретаций объявляется открытым. На сцене появляется старый знакомый, наступает интрига, в частности - как скоро Джин научится вскрывать замки.
21 июля 1927 года (четверг) - лучшим завтраком в постель признан горячий шоколад, отмычки и замки. По чудо как хорош без тормозов, с тормозами и вообще в любом виде, особенно когда не кадрит замужних дамочек только потому, что они замужние. В темном-темном городе в темной-темной фотостудии случае темная-темная встреча, которая немного проливает свет на происходящее.
22 июля 1927 года (пятница) - По борется с желанием позвонить, пугает недобросовестных продавшихся копов, старательно ищет сбежавшую невесту босса ирландской мафии и решает, что тягу к этой невесте, ногам и храбрецу надо бы перешибить. Джин раздвигает границы при помощи рта и ног, Кассиан смущается.
27 июля 1927 года (среда) - Ричард не приходит на запланированную встречу.
29 июля 1927 года (пятница) - Кассиан просит По узнать, что случилось с Ричардом; По приглашен на партию бильярда с Гарреттом, где пьет джин, переступает через себя и не набивает Гарретту морду.
31 июля 1927 года (воскресенье) - По встречается на набережной со Сьюзан, они молчат и наблюдают, как день тонет в воде. Кассиан решается отправиться в нужную студию, а Джин верит, что все будет хорошо.
1 августа 1927 года (понедельник) - вот это студия, которая им нужна. А это Бен, который убил сестру По, работает в студии, которая им нужна.
3 августа 1927 года (среда) - а это фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна. А это По, который хочет встречи с Джин и Кассианом, который нашел фотографии, которые подделывает Бен, который убил сестру По и работает в студии, которая им нужна.
5 августа 1927 года (пятница) - математика с Джин Эрсо и ее множественными связями; некрасивые тарелки; коробка с бумажками, которая полагается всякому котику.
6 августа 1927 года (суббота) - По встречается со Сьюзан в церкви, где целует ее, как мог бы целовать сестру; узнает, что Бен женат на Сьюзан уже девять лет и у него есть дочь, а еще решает не перешибать Кассиана и Джин.
7 августа 1927 года (воскресенье) - выясняется, что необязательно верить, чтобы быть ангелами-хранителями, и что никто не должен оставаться со своими бедами один на один. По и умиротворение, Кассиан и подозрения, Джин и слишком сложные решения.
8 августа 1927 года (понедельник) - Кассиан - мастер конспирации одиннадцать инкогнито из десяти; Джин - мастер по вопросам выставления за дверь и установления контакта; Сьюзан просто клёвая и напоминающая Колин.
9 августа 1927 года (вторник) - миссис Родман-Андерс до ужаса боится врачей, но ее бы только в анатомическим театре показывать, мистер Родман-Андерс вновь выставлен за дверь, мистер По Дэмерон, богач, красавчик и филантроп (а кто еще будет работать за такие деньги в полиции) просто прекрасен сам по себе. Но все втроем они еще прекраснее, особенно когда решение принято, письмо прочитано, а вместе - это не про расстояние. Злое трио и море любви

дом Дэмерона

ДОМ
Там есть подвал, в подвале раньше был погреб, сейчас там можно найти еду, которую По туда привез, всякие консервы, вот это вот все. Большой запас дров и спичек. На первом этаже есть просторная гостиная с камином, там же стоит рояль, кресла-диван, шкафы с книгами — классическая американская литература, атласы, всякое-разное про авиацию. Над камином на полке стояли фотографии, но они убраны, остались только следы пыли. В прихожей у двери стоят старинные маятниковые часы, которые до сих пор работают. Электричества там не проведено, но есть газовые лампы, свечи, опять-таки, по всему дому раскиданы спички. Есть кухня, столовая, где большой стол на восьмерых человек, посередине стола стоит пустая ваза для цветов. На стенах висят потреты акварелью, все отдельно: генерал Бэй, его жена, Шара, Кес, По, один портрет снят. Есть кладовая со всякой утварью, метлами, вот это вот все. Вся мебель укрыта белыми покрывалами.

На втором этаже спальни: одна master bedroom, с большой двуспальной кроватью, там стоит трюмо с зеркалом, шкаф для одежды, кресло-качалка, есть отдельная ванная. Есть еще одна спальня с двуспальной кроватью, чистенькая, гостевая. Есть комната с одноместной кроватью, в ней много разных моделек самолетов, старый ящик с детскими игрушками, на столе до сих пор лежат какие-то чертежи и детские рисунки. Двери везде открыты, кроме еще одной комнаты. В этой еще одной комнате тоже одна кровать, трюмо с зеркалом, шкатулка с украшениями, шкаф с платьями, если захотите порыться — напишите, я расскажу, что там еще можно найти интересного. Плюс кабинет, где много книжных шкафов, карта США на стене, большой глобус на трех ножках, дорогой стол красного дерева и кресло, на столе до сих пор все разложено так, будто человек вот-вот вернется и продолжит работу над чем-то. На чердаке склад разнообразных вещей, от садовой утвари до игрушек, есть маленькая лошадка-качалка. Снятый портрет стоит там же, повернутый лицом к стене. Там много разных сундуков со всякими штучками, на одном сложены красивые дорогие фотоальбомы, меж страниц заткнуты фотографии с каминной полки.

ШИФР

пост про шифр
перевод:
0 — пробел
1 — здоровье
2 — расследование / расследовать
3 — опасность
4 — задание / поручение
5 — наводка / след / вести / убедить / вовлечь / пуля
6 — человек
7 — не делай / не надо
8 — делай / надо
9 — помощь / помоги
00 — принеси / приведи / предать суду / быть причиной / возбуждать дело / предъявлять доказательства / заставлять
11 — скрываться / прятать / шкура, кожа / тайник / засада
22 — искать / поиск / обыск / досмотр / исследовать / изучать
33 — вопрос / проблема / сомнение / шанс / допрос / пытка / расспрашивать / допрашивать
44 — сообщение / сообщать / письмо / телеграфировать
55 — подтвердить / поддержать / оформить сделку
66 — подозревать / подозреваемый / подозрительный / не доверять показаниям (6699) / предполагать / думать
77 — разрешение / отпуск / увольнение / прощание / уходить / оставлять / позабыть / откладывать / предоставлять / поручать / позволять / не держать / проходить мимо
88 — обмен
99 — основание / свидетельство / факт / доказательство / очевидность / улика / показание свидетеля / свидетель / документ, которым подтверждается право на что-либо
000 — неуспех / отсутствие / ошибка / несделанное / повреждение
111 — успех
222 — новый / незнакомый / другой / еще один / недавно
333 — давайте встретимся
444 — не найден
555 — оставьте в покое / прекратите
666 — раскрыт / неприкрытый
777 — по плану
888 — тупик / безвыходное положение
999 — не смогу сообщать

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://s7.uploads.ru/uW6cs.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-04-21 17:45:53)

+2

361

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан кивает, снова кладет на руль обе руки. Правая чуть теплее, чем левая, потому что руки у По горячие, но тепло быстро уходит, остается только воспоминание о прикосновении.
Он понимает отце По, хотя не говорит об этом вслух. В конце концов, на самом деле он совершенно не знает этого человека. Когда По говорил о нем раньше, он представлялся слишком холодным, слишком суровым, слишком погрязшим в приличиях. Но человек, на доме которого висел флажок скарлатины, не может слишком сильно верить правилам общества. Богач, который знает, что его деньги не купят все на свете, не может быть совсем уж плохим человеком.
Он отчисляет деньги на исследования, любил дочь, которая улыбкой была похожа на жену, и грустил, когда вспоминал о ней. Все это Кассиан понимает очень хорошо. Возможно, лучше По, для которого мама - героиня рассказов.
Кассиан замечает время. По говорит про Джесс в настоящем, и это интересно, это режет слух даже ему. Про Джесс, смерть которой менее привычна, По тоже не очень охотно говорит.
- В смерти это и правда паршиво - никак ее не обманешь. Но если ему однажды удасться сыграть на опережение, помочь спасти кого-то вовремя - было бы здорово.
На какое-то время Кассиан замолкает. Джин все еще спит, он никак не может перестать думать о родителях, о Джессике, которую даже не знал, но больше всего о Джин и о По, немного о себе тоже. Он не представляет, что после этого разговора должно быть в голове у По - он, кажется, мастер по тому, чтобы пробуждать в том не лучшие мысли перед важными встречами.
- Смени меня?
Он смотрит на дорогу, не уверенный в том, что от По это требует такого же внимания и потому хоть как-то сможет помочь выбраться из плохих мыслей.
- Ненадолго, потом опять я, раз Джин ты не хочешь после вчерашнего вечера пускать за руль.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-05 01:23:10)

+2

362

    По улыбается самыми уголками губ — не столько улыбка, сколько призрак ее. Он практически уверен, что папе уже удалось. Что вакцина, которую изобрели три года назад, наверняка проспонсирована и им тоже. Хотя это совсем не его область. Но с другой стороны, гениальные летчики и инженеры тоже болеют скарлатиной, не так ли? Все болеют.
    — Я шутил, — мягко замечает По.
    Когда Кассиан тормозит на обочине, По легонько гладит Джин по плечу, наклоняется к ней и шепчет, чтобы просыпалась, что несколько часов дороги уже позади, и если она хочет спать дальше — то на коленях у Кассиана. И выскальзывает с заднего сиденья, оставляя там карту, рокируется с Кассианом. На переднем сиденье лезет в сумку с едой, выуживает печенье и тащит несколько штук, прежде чем передать их назад.
    Солнце карабкается выше по небосводу. Дорога продолжается.
    По ведет уверенно, и есть в нем какие-то ленца и расслабленность, которые говорят о том, что ему это почти скучно. Что не хватает скорости, резких поворотов, лихачества, что можно было бы наподдать, но он удерживается. Потому что в машине, кроме него, еще Джин, Кассиан и горючее. Все это лучше не смешивать с лихачеством, иначе будет весело, но недолго.
    По думает о скарлатине, о маме и о папе, потом думает о дороге и о том, сколько часов осталось. Жует печенье. Он не ездил по этой дороге девять лет, но помнит ее настолько хорошо, что ему даже не нужна карта. Хотя за столько лет всё и поменялось вокруг, по ощущениям — всё то же самое. По интересно, будет ли у него это же ощущение на пороге отчего дома.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

363

Джин жмурится и трёт глаза, когда По будит ее, и некоторое время так и сидит, прислонившись к спинке, пока они не трогаются с места. Спать в машине ей нравится - и за несколько - часа два? - часов она вполне высыпается, добирая то, чего не хватило ночью.
Потом они трогаются, и Джин, как вчера с По, трется кончиком носа о плечо Кассиана, тянется к нему ближе и коротко целует. Потом - обнимает По со спины, щурясь, аккуратно, чтобы не помешать, и дует ему куда-то в затылок.
Это хорошее утро - особенно ввиду событий вчерашнего вечера. Хотелось бы их забыть и сделать вид, что ничего не было, но куда же они денутся - такие ублюдки, как этот Бен, стираются из памяти крайне неохотно. И долго.
Шея немного затекает после сна в таком положении, и Джин разминает ее пальцами совсем не нежно и не осторожно - так, чтоб наверняка; морщится, когда пальцы попадают по синякам, и старается выбросить их из головы.
Если она решит переводить питьевую воду на бессмысленные попытки отскрести эту дрянь, она первая задумается, все от с ней в порядке.
Не все, конечно, но на психические расстройства она пока ещё не жаловалась.
- Вы же наверняка обсуждали что-нибудь, пока я спала, да? - Джин ведёт плечами, разминая мышцы, и устраивается с ногами на сиденье, упирается носками в бедро Кассиана. Щурится довольно, умиротворённо, одёргивает юбку, сползшую с колен, и закидывает руки за голову. - Вчера вы спрашивали, а я нет. Первая влюблённость, первые поцелуи, первый танец. Теперь - моя очередь.
Закусывает губу, глядя в окно рядом с Кассианом, и задумчиво водит пальцами по коленке, сбивая ткань.
- Вы оба явно путешествовали на большие расстояния. Давайте... два самых запомнившихся случая из путешествия. Любого. Сначала вы - а потом я. Кассиан?

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

364

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По будит Джин, окончательно обрывая и их разговор, и мысли Кассиана. Едва проснувшись, она добавляет в кабину тепло, прикосновений, так, что хочется быть здесь и сейчас - и мыслями, и телом.
Кассиан смотрит в окно, отказывается от печенья и рассеянно поглаживает Джин по ноге. Она хочет продолжать вечернюю игру. Раньше они искали граниты друг друга, прикасаясь, теперь задавая воспросы. Кассиан не знает точно, как ему больше нравится, как Джин и По становятся более близкими.
Он закрывает глаза, пока ищет что-то яркое. Не только то, что запомнилось, но и то, что не испугает, не испортит утро.
- Я как-то раз прошел Францию наискосок - мне очень нужно было. Язык я знал плохо, но у меня была с собой карта. Только иногда я не мог понять, где именно на этой карте я нахожусь. Там очень красиво, все вокруг было сиреневое из-за лаванды, все вокруг пахло ей. Городки там цветные, маленькие - один желтый, следующий оранжевый, дальше снова желтый, но другой - потому что цвет глины разный. Я обычно держался от них подальше, но однажды очень устал и думал, что найду там начлег. Я нашел там больше.
Кассиан улыбается и впервые с начала рассказа открывает глаза.
- Там была свадьба, и у меня никто не стал спрашивать, кто я или откуда.Все звали меня "кузеном" и обращались так, будто я и правда там свой. Я тогда уже какое-то время ни с кем не говорил, мне было страшно, но эти люди... Я провел там два дня, говорил наужасном ломаном французском, но смеялся, как надо, и танцевал, и пел за столами. Было хорошо. А второе яркое событие было уже здесь. Я думал найти работу и ехал на поезде на юг, на товарняке, в вагоне с сеном для скота. Двери были открыты - потому я и смог сесть туда. Была ночь, я не хотел еще спать, и вдруг увидел, что небо не просто ясное, а другое. Другие звезды, другое их положение. Как будто я и правда в новом мире. Будто Новый человек с новой жизнью. Это, - Кассиан неловко пожимает плечами, - совсем маленький момент. Он не заканчивается ничем - потом я просто уснул, а утром был первый ясный день, который я помню, и солнце яркое, доброе. Но это то, что я помню.

+2

365

    Джин просыпается, и тишина ускользает из машины, сменяется уютными голосами. По постукивает пальцами по рулю пару мгновений, обдумывая ответ на ее вопрос, потом слушает Кассиана. Остается только удивляться, насколько разными могут быть воспоминания, и По чувствует непрошенный стыд за то, что в его памяти два запомнившихся случая — роскошные, статусные, привилегированные. Поэтому он молчит чуть дольше, чем нужно, прежде чем заговорить.
    — Папа как-то раз взял нас на все лето в Европу. Не мог оставить дома, ну или не хотел, не знаю, какие у него были причины, потому что мы ему только мешали там. Мы были в Англии, он встречался с какими-то шишками, искал, откуда привлечь инвестиции, в общем, это была чрезвычайно важная встреча. А в середине дня он тогда устраивал себе получасовой дневной сон, — По улыбается, явно удерживая смех от воспоминания. — И он пришел, прилег быстро на диван в гостиной, шляпу рядом положил. Мы ему на эту шляпу повязали бант красивый, красный, думали, он проснется и увидит. А его валет разбудил суматошно, потому что встречу передвинули на более ранний срок. Он вскочил. Шляпу схватил. Нацепил, не глядя, и побежал. А там английские лорды на встрече, чопорные, старой закалки люди. Вежливые очень. Он всю встречу с бантом и просидел, ему никто сказать не решился. Потом две недели по Лондону слухи ходили, что в США новая мода.
    По хихикает.
    — Он так смеялся, что не мог сердиться. Но потом отправил нас в круиз от греха подальше.
    Он замолкает, выбирает второе воспоминание попроще.
    — А второе — это как мы с папой ездили смотреть самолет, райтовский HS, на полигон в Огайо. Мне было двадцать, и я был очень самонадеян и уговорил пилота прокатить меня на крыле, пока я буду держаться. В общем, навернулся я с этого крыла, но он низко держал, так что ничего страшного — больше испугался и ушибся, чем что-то еще. Пилоту тоже досталось, но я надеюсь, что не сильно, я десять раз повторил, что это была моя идея. В любом случае. Пока я еще держался, стоя на крыле, и мы летели, это было самое восхитительное чувство на свете.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+3

366

Раньше у Джин была жестяная коробка из-под печенья, в которую она складывала разные «сокровища» - фотокарточки, бусинки и гильзы от патронов, мамина помада и папин жетон - металлический, с выбитым номером; и другая мелочь, которую, наверное, собирали все дети. Мама предлагала купить красивую шкатулку или освободить одну из тех, в которых хранились украшения, но Джин нравилась сама коробка - жестяная, круглая, с рельефными цветами на крышке. Что это были за цветы, вспомнить не получалось - но важно было совсем другое.
Что в этой коробке лежали «сокровища», которые значили очень много.
Интересно, где сейчас эта коробка?
Наверняка лежит разломанная или по-прежнему хранится в небольшом углублении под ее кроватью.
Но это неважно.
Важно то, что сейчас кажется - эти истории, которые рассказывают Кассиан и По, точно так же собираются и укладываются в какую-то красивую жестяную коробку с цветами на крышке.
Мелочи, которые ничего не значат для других, но очень многое - для них самих.
И коробка эта не будет сломана или забыта под кроватью в детской - она всегда будет где-то здесь, внутри.
- Мне было восемь, и мы с родителями ездили куда-то загород - я не помню, куда, но ехать было часов восемь в одну сторону. И я половину пути ныла. Тогда папа сказал, что раз я такая изнеженная, то больше мы не будем ездить на ипподром , и ездить верхом я тоже не буду, - Джин тихо смеётся, убирая ха ухо волосы, и прикрывает глаза. Это не самые радостные воспоминания - через пять месяцев после этой поездки родители умирают, - но они хорошие. - В общем, закончилось все тем, что на следующий день он достал где-то лошадь, и часа четыре я провела в седле, а он в машине, пока я доказывала, что вовсе я не изнеженная. Тогда мне казалось, что это самое страшное, что может быть, - жмурится, улыбаясь, качает головой - и смотрит на Кассиана. - Оказалось, что следующий день был намного страшнее, но на обратной дороге я героически молчала. А потом папа подарил мне свой жетон. За упрямство. Жаль, что я потеряла его, когда попала к Шону.
Может быть, стоило носить этот жетон с собой - и тогда она не потеряла бы его никогда, и он был бы с ней сейчас - и у неё была бы хоть какая-то память о родителях, кроме воспоминаний.
Но есть воспоминания - и это тоже хорошо.
- Второе - снова Ирландия. И Колин, - и снова в памяти запах перезрелых яблок и вкус помады, и во рту горько от дыма, но эта горечь приятна - Джин помнит, какой взрослой она тогда себя чувствовала. Наверное, Колин это казалось очень забавным - а может быть, да наверняка так и было, она и сама была такой же. - Был уже апрель, почти май, и мы пошли гулять. Лес на три дерева, поля - и болото. Мы свернули куда-то с дороги, хотели дойти до этого болота - и дошли. А когда вернулись, уже начинало смеркаться, вокруг ни души, и вдруг оказалось, что направление, откуда и пришли, вспомнить не можем. В результате нам пришлось сделать крюк часов на пять, пока вернулись домой. Хорошо, что в конце-концов нас подвезли. Но влетело тогда знатно нам обеим.
Это приятная игра, лёгкая - Джин не боится, что в какой-то момент в памяти всплывёт Гарретт; он там всегда - где-то на периферии, назойливо, словно жужжание мухи; но вместе с тем - множество воспоминаний совсем других, добрых, светлых, от которых кругом идёт голова, занимают мысли и перекрывают его.
- Хорошо. Запоминающиеся моменты есть у всех, - Джин накрывает руку Кассиана своею, гладит пальцы, улыбаясь, и смотрит в зеркало заднего вида, ловит взгляд По. - Теперь... поступок, вспоминать о котором неловко, но который вы повторили бы снова, потому что слишком хорошо, чтобы не повторять.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

367

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]От историй По Кассиан смеется, от историй Джин смотрит на нее иначе. Это кажется одновременно странным - в своих историях По легкомысленный, а Джин выносливая и героическая - но и правильным. Они выглядят как именно те, в кого можно, да и нужно, не только влюбляться, но и просто любить.
Джин не передает очередь, спрашивает дальше, и над этим ее вопросом Кассиан вдруг задумывается. Он звучит несложно, но труднее, чем кажется на первый взгляд. У Кассиана есть то, о чем неловко вспоминать - и он знает, что никогда в жизни больше этого не повторит, потому что в основном ему неловко, когда он худший человек, чем мог бы быть. Он знает, что некоторое из того, что он делал, должно бы считаться неловким - но сам он его таким никогда не воспринимал.
Кассиан молчит долго, чтобы его молчание было не так заметно, он перебрасывает ноги Джин через свои колени, гладит ее, улыбается По, все же тянется за печеньем, от которого сначала отказался. Печенье сладкое, вкусное, Кассиан ест осторожно, чтобы не засыпать новенькую машину крошками, но быстро сдается, и следующее отдает Джин.
Примерно тогда он и вспоминает то, что подходит, и улыбается ей одной стороной рта.
- Суббота. Это было в субботу, когда мы лежали в одной кровати, и я читал тебе стихи, а ты потом... трогала меня, ну, ты знаешь. Я не знал, куда деться, как и дальше просто лежать, не делать ничего того, что делать не стоит. Но я все равно повторил бы то снова. Да я и повторил, - он бросает взгляд на По, осторожно подается вперед, трогает того за плечо. - А еще это было в воскресенье, после моего второго первого поцелуя. Потому что слишком хорошо, чтобы не повторять, как и сказала Джин.

+2

368

    По перебирает в уме все свои поступки и неожиданно понимает, что в общем и целом значение слова «неловко» понял только — впрочем, нет, не понял до сих пор. По крайней мере, не в том смысле, в котором спрашивает Джин - а спрашивает она про что-то легкое, приятное, веселое, что повторишь, если окажешься в том моменте еще раз. По бы не стал повторять то, от чего ему было неловко — да и легкого в тех моментах мало.
    Кассиан заговаривает первым, выдергивая По из размышлений, и он улыбается, повернув голову, смотрит краем глаза.
    — Я прослежу, чтобы мы повторили, — негромко обещает он, смотрит еще немного на Кассиана, переводит взгляд на Джин и улыбается уже ей, подмигивает, прежде чем вернуться к дороге.
    Роется в воспоминаниях еще; дорога убегает вперед, мысли — назад.
    — Я бы согласился еще раз.
    Не то чтобы ему неловко вспоминать, что он отказался, тогда По считал, что это правильное решение. Разумное. И вспоминать о том, как он подловил Кассиана и как согласился с горящими глазами, ему тоже, в общем и целом, не очень неловко. Поэтому По отвечает на ту часть вопроса, на которую может: поступок, который повторил бы снова, потому что слишком хорошо, чтобы не повторить.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

369

Джин задает вопрос — и только потом понимает, что ей самой рассказать особенно нечего. Точнее — слишком много таких моментов, похожих на яркие шуршащие обертки из золоченой фольги, и они рассыпаются, словно бусины в руках — Джин помнит, как однажды она порвала нитку маминых бус, как потом они вместе ползали по полу, собирая их и выискивая под комодом и кроватью, как потом нанизывали на нить — шелковую, крепкую, свернутую в три раза.
Но еще есть время подумать — и Джин ошибается, думая, что сумеет и слушать, и вспоминать одновременно. Она, конечно, вспоминает — но совсем другое.
То, о чем говорит Кассиан, и сейчас она немного лучше понимает, как тогда это выглядело со стороны — и для Кассиана; вспоминает и другое.
— Утро воскресенья. Утром воскресенья мне было очень неловко и за вечер субботы, и за само утро, — Джин трет скулы, закрывая их ладонями, и смущенно улыбается. — По тогда сказал, что… то, что я делаю, заставляет его хотеть. А я не сразу поняла, о чем ты. И потом, вечером, в постели… Это тоже было неловко.
Джин чуть сжимает коленки, растерянно и смущенно мнет пальцами край юбки. Смотрит сначала на Кассиана, потом — в зеркало заднего вида — на По.
— Я бы не стала повторять. Я, — она вдыхает, словно набирает воздух перед прыжком в ледяную воду, и говорит — словно прыгает. — Я бы хотела пойти дальше. Не останавливаться… там. А дальше.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

370

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан улыбается По, наклонившись, целует по очереди обе коленки Джин и какое-то время так и остается. Они оба не хотят останавливаться, хотят повторять, продолжать, следить за тем, чтобы все прекрасное, что между ними есть, тянулось и дальше. От этого всего внутри у Кассиана делается тепло, и он недолго просто дышит, слушает, как гудит мотор и как разлетаются из-под колес мелкие камешки на дороге.
- В постели не было неловко, - говорит он, распрямляясь, откидывается на спинку сидения. - Тебе нужно время, и ничего неловкого в этом нет. Мы все равно тебя любим, правда ведь, По? Ты нам ничего за это не должна.
Ему кажется, что он звучит слишком серьезно, Кассиан улыбается, глядя на Джин. Синяки на ней заметны уже не так сильно. Он только хотел бы, чтобы и под кожей она уже перестала их чувствовать, но, возможно, это получится только когда они разберутся с Гарретомм.
- Но если ты хочешь, пойдем дальше. Только теперь ты будешь решать, что нам делать, когда и как начинать, когда и как заканчивать. Будем трогать тебя только так и там, где ты захочешь. Пока ты не захочешь остановиться.

+2

371

    — Нет, — прерывает Кассиана По.
    Потому что это они уже пробовали, и он слишком хорошо помнит, чем это закончилось. Во второй раз у По не хватит сил. Поэтому он повторяет, чуть мягче:
    — Нет, — и тянется рукой назад, через спинку сиденья, шарит, поглядывая в зеркало заднего вида, пока не находит руку Джин. — Мы не будем тебя трогать. Ты будешь трогать нас, — и кладет ее руку себе на плечо, улыбается лукаво: — По крайней мере, какое-то время мы не будем тебя трогать. Минут пять мы продержимся — а, Кассиан? — По смотрит на него через зеркало заднего вида. Затем находит лицо Джин там же. — Колин рассказывала тебе что-нибудь про мужчин? Или кто-нибудь когда-нибудь — рассказывал?
    По знает, что это опасная территория, а потому спрашивает осторожно, мягко, словно давая понять, что на вопрос можно и не отвечать. Но это важно узнать — чего и сколько Джин знает, какое представление вообще имеет о том, чего хочет и просит, потому что Гаррет не считается, Гаррет — это грязь, которую стоит выбросить, стряхнуть и забыть. И то, что было с ним — это просто насилие, и ничего больше.
    — В любом случае, я думаю, зная тебя, тебе будет интересно просто посвятить время тому, чтобы потрогать. Нам всем будет интересно. Это очень приятно, ручаюсь. Просто сидеть нагими и трогать друг друга — без всякого, — он чуть усмехается, — подтекста. Звучит хорошо?
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

372

«Ох», — прерывисто выдыхает Джин, когда Кассиан наклоняется и целует ее коленки, и неимоверным усилием воли заставляет себя не дернуться и остаться на месте — если она заедет коленкой ему в нос, будет очень неловко. И повторить это Джин совершенно точно не захочет.
А вот руки, когда Джин берет пачку печенья, немного подрагивают, и приходится прикрыть глаза, перевести дыхание.
По говорил про места, прикосновения к которым особенно приятны — и, наверное, коленки у нее из таких мест. Наверное. Либо, может быть, все дело в том, что это Кассиан, что это По — потому что когда он ловит ее за руку, Джин на секунду кажется, что запястья у нее тоже очень-очень чувствительные.
Наверное, все дело в них.
По спрашивает про Колин, и Джин не отвечает сразу — ломает, не доставая из пачки, печенье на несколько частей, чтобы не крошить юбку и сиденье, отправляет четвертинку в рот и слизывает с пальцев крошки.
Что угодно, что угодно, лишь бы занять мысли и перестать так краснеть.
— Колин рассказывала. Немного. Что, — она закусывает губу, ломает четвертинку еще на две половины, и печенье крошится, липнет к немного влажным пальцам, — что вам нравится, когда говоришь прямо. О… том, что хочется. Что это всем нравится.
И снова переводит дыхание, откинувшись на спинку сиденья и дверцу машины, подтягивает к себе коленки, упираясь стопами в бедро Кассиана.
Съедает еще печенья, слизывает крошки.
— Хорошо. Да. Мне нравится, — переводит взгляд с Кассиана на По. — Но почему без… подтекста? Вам… не нравится?
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

373

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан замирает, ошарашенный этим "нет", но быстро понимает, к чему ведет По. Пять минут кажутся, когда Джин рядом, когда она трогает, слишком долгим, почти невыносимым сроком, но Кассиан кивает, поймав взгляд в зеркале. На этот раз По прав - они могут сколько угодно трогать ее, нежно, бережно, останавливаясь, когда она скажет. Но проблема в том, что трогать будут ее, что даже хотя Джин может контролировать их словами, на самом деле они все равно контролируют ее - действиями, прикосновениями, опытом.
- Всем нравится, когда говорят прямо, - говорит Кассиан.
Смотрит на Джин, хотя очень тяжело смотреть на нее, когда она так ест. Поспешно переводит взгляд на По, но ловит себя на том, что думает, какой По без одежды, так же, как несколько ночей назад думал о том, что под ночной сорочкой у Джин. Он видел женское тело, и видел свое, конечно же. Но с женским это каждый раз как впервые, женские все совершенно разные, со своими особыми чуткими местами, изгибами, складочками, мягкие и сухие, розовые, белые, смуглые и темные. А на мужские он никогда прежде не смотрел так - и теперь ему хочется.
Кассиан смотрит слишком долго, слишком пристально, смущается еще сильнее, но больше переводить взгляд не на кого. Он пытается смотреть в окно вместо того, чтобы следовать своим же словам и говорить прямо. Вместо этого он отдает всю власть Джин:
- Потому что ты будешь трогать нас, и ты будешь решать. Нам понравится как угодно. Мне точно.

+2

374

    По не смотрит на то, как Джин облизывает пальцы. По смотрит на дорогу, и как хорошо, что у него есть дорога, и только дорога, и ничего, кроме дороги, во веки веков. Потому что он видит, как мечется взглядом Кассиан, а поймав его в зеркале заднего вида, не удерживается. Ну, в конце концов, не одной же Джин бесконечно их дразнить? И По приоткрывает рот, ведет языком по губам нарочито медленно, а когда Кассиан отводит взгляд, тихо-тихо смеется себе под нос.
    Ему нравятся неопытные: их легко смущать, все в новинку, и даже самые простые вещи вызывают бурю эмоций. Что Джин, что Кассиан неопытны каждый по-своему, и По старается не мешать им двигаться к новым открытиям в их темпе, но иногда это очень сложно. Особенно когда воздух в машине, кажется, можно потрогать рукой, он такой тягучий от приятного напряжения.
    — Понравится, — вторит Кассиану По. — Без подтекста — я имел в виду, что ты нам ничего не должна, если не захочешь или испугаешься, — он пожимает плечами. — Ничего страшного в этом нет. Некоторые женщины тормозят перед самым интересным специально, — По сосредоточенно смотрит на дорогу, — или еще как растягивают удовольствие. Впрочем, не только женщины. Хм. Что-нибудь еще, что рассказывала тебе Колин?
    По никогда не видел эту Колин, но почти готов отправить ей небольшую благодарственную открытку. Если бы до Гаррета у Джин не было совсем никого и никак, было бы тяжелее. Сложно доказать человеку, что то, что причинило ему такую боль, это то же самое, что может подарить ему величайшее наслаждение.
    — Или, может, у тебя просто есть какие-нибудь вопросы?
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-05 17:31:41)

+2

375

По дразнится — и не только для Кассиана, потому что, ну, в самом деле — Джин, конечно же, ловит это его движение в зеркале заднего вида, и краснеет еще больше, если это только возможно.
А это возможно — она ведь всегда любит прыгать выше головы и открывать новые горизонты, — но оставлять вот так просто нельзя.
— Не то что бы она мне много что рассказывала, — Джин надувает губы, слизывает крошки; и вытягивает одну ногу обратно, проводя стопой по бедрам Кассиана дальше; оставляет так, касаясь пяткой внутренней стороны бедра. — В основном показывала. Я ведь говорила, — бросает взгляд из-под ресниц, — она очень хорошо объясняла на пальцах. Мы, в общем-то, быстро нашли общий язык.
Рассказывала тоже кое-что, но это Джин помнит хуже; или помнит — но не особо умеет переносить теорию на реальный жизненный опыт. Кажется, это как-то так называется.
Но некоторые вещи понять несложно — например, в памяти очень хорошо держится, как реагировал Кассиан в спикизи; и это приятно — знать, что то, что ты делаешь, может вызывать подобный… отклик.
Вылавливает еще один кусочек печенья, снова слизывает крошки с пальцев, и тянется к Кассиану; целует его — и, по правде говоря, это ужасно смущающе, но намного приятнее, чем просто прикосновение губ к губам.
А потом отстраняется, коротко проводит ногтями по затылку По — по линии роста волос — и ведет плечом.
— Вопросы есть. Можно мне за руль? Обожаю водить.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

376

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]От окна его отрывает Джин и ее ноги. Все честно: он целовал ее в колени, она теперь этими же ногами изучает его тело. Трогает уже теперь, как хочет, и ему это действительно нравится - все как он и говорил. Она не останавливается на этом - Кассиану достается поцелуй, настоящий, с привкусом печенья. Так печенье нравится ему намного больше, чем само по себе, так о крошках он совсем не волнуется.
Кассиан легко обнимает Джин в ответ, подвигает ее ближе к себе. В машине плохо только то, что та не может ехать одна, и По не может быть с ними рядом. Джин, вероятно, тоже об этом думает, и ласкает По то, так он ласкал в первую их ночь Кассиана. Она быстро учится и хорошо запоминает. А пальцы у нее правильные, должно быть, от природы - или этому она научилась у Колин. Им всем следует сказать этой загадочной Колин спасибо. Кассиан не спрашивает, как далеко они заходили, но хотя бы что-то первое у Джин было с человеком, который ей нравился и которому она доверяла.
Она ведет плечом, и Кассиан, пользуясь моментом, целует то. Ему хочется прижаться к нему на дольше, но Джин хочет за руль, и он не задерживает ее ничем. Только снова смотрит в зеркало заднего вида, на По и его губы, от которых теперь не может не смотреть.
- Уступи ей. Вручим жизни в руки человека, который уже разбил одну машину. Всем нужны вторые шансы.

+2

377

    На его маленькое движение реагирует и Джин тоже, и По невольно припоминает, когда в последний раз касался языком чужих губ, аккуратно держась за чужие бедра, и от этого воспоминания его немного ведёт. Но машина едет ровно; руки у По твердые, водит он давно и хорошо. И это, определенно, удача, потому что как бы ни выглядела эта Колин в жизни, в воображении По от нее можно прикуривать — от них обеих, честно говоря. С той только разницей, что как выглядит Джин без одежды, он, может быть, узнает.
    И, может быть, даже скорее, чем смеет думать.
    По аккуратно, плавно тормозит, съезжает на обочину. Меняясь местами с Джин, на мгновение ловит ее за талию, прижимает к своему боку, негромко просит быть аккуратнее и целует в висок, выпуская. На заднем сиденье ему приходится немного повозиться, чтобы устроиться; в отличие от Джин, он не может закидывать ноги на Кассиана. То есть, может, конечно. Но оставляет прерогативу Джин.
    — Хорошо, что тут нет изгородей, — замечает По, посмеиваясь. — Это был единственный твой вопрос?
    Пользуясь моментом, он приоткрывает окно со своей стороны, тащит из пачки сигариллу и закуривает, откидывается на спинку сиденья, кладет руку на него, как будто немного вокруг Кассиана тоже — одно движение и будет обнимать того за шею. Но этого движения По не делает, увлеченный выдыханием дыма под крышу машины. Ему нравится это состояние праздности. Кажется, такого с ним не случалось последние лет — да все девять, наверное. Почти десять. Кассиан и Джин как будто сдергивают покрывала со старой мебели — со старого По, с такого, каким он был когда-то. И без всяких видимых усилий. Поразительные люди.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+2

378

— Не единственный, — Джин смеется, бросая взгляд через плечо, когда плавно трогается с места, и постепенно набирает скорость. Ей нравится, как выглядят вместе Кассиан и По, и, может быть, кто-то и скажет, что это болезнь и от такого необходимо лечиться, но как по ее мнению — в прекрасном ничего болезненного нет. — Например — может быть, когда-нибудь однажды ты предложишь мне закурить? У тебя вкусные сигариллы. Мне нравится.
Это, разумеется, совсем не тот вопрос, о котором спрашивает По — или не разумеется, а скорее всего, но разница небольшая. По правде говоря, собственная выходка все еще немного её смущает, но настолько, чтобы теряться со словами.
— Или — тоже, например, — чуть поддает газу, добирая до той скорости, с которой ехал По, и расслабленно откидывается на спинку сиденья, — может быть, вы хотите что-то спросить? Конкретное. Мне немного сложно отвечать на такие абстрактные вопросы. Слишком много вариантов — трудно выбрать.
За окном проносится пейзаж, и в теле чувствуется приятная расслабленность, ничего не имеющая общего с вялостью; наоборот — в голове и мыслях словно свежеет, когда они оказываются так далеко от города и людей, когда есть только они трое — и еще несколько часов только так и будет.
И можно говорить, о чем захочется, спрашивать, о чем захочется, и молчать — тоже, верно, о чем захочется.
Но пока что молчание не идет — предыдущий разговор возбуждает желание не только прильнуть к ним обоим, обнять и спрятаться в ответных объятиях, и целовать, целовать, целовать, но и спрашивать, говорить, узнавать.
Одному Богу известно, как все пойдет в Нью-Йорке — и как долго они там пробудут.
Кажется, это то же, что было вчера, только немного иное: перед смертью не надышишься.
[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2

379

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан ждет, что По обнимет его, но тот не делает этого, и потому спустя короткое время он сам откидывается на спинку, так, чтобы чувствовать руку По. Джин опять за рулем, но теперь это совсем не так, как вчера вечером. Теперь По - это По, которого они знают. Теперь они движутся вперед, а не перерывают прошлое в поисках доказательств того, что и так совершенно точно было. Теперь они все расслаблены и говорят, и трогают друг друга - а раньше молчали, а прикосновения старались не замечать.
- Расскажи еще про Колин, - просит он. - Она мне нравится. Хотя и совсем не так, как нравишься ты.
Он смотрит на Джин в зеркало. От нее не отводить взгляд ему гораздо проще, но Кассиан делает это, смотрит на дым, а потом и По, который его выдыхает. Сигариллы у него и правда вкусные, Кассиану кажется, что и через десять лет, услышав вишневый дым, он будет думать про По. Но сам По еще лучше.
У Джин была Колин, у По была Агата, но спрашивает Кассиан не о ней:
- А ты расскажи еще про Джереми. Если хочешь, конечно.

+2

380

    По молчит какое-то время, смотрит на дым под крышей машины и на то, как его лениво утягивает в приоткрытое окно ветерок, а потом подается вперед, подносит свою сигариллу ко рту Джин, дает ей затянуться. Убирает обратно, тихо смеясь.
    — Когда ты будешь не за рулем, может быть, — он откидывается назад, возвращаясь в ту же позу. — Или когда я куплю шоколадные. Они еще лучше.
    Салон быстро заполняется густым вишневым запахом, перемешанным с табаком, хотя По курит не торопясь, растягивая удовольствие. Обычно все как-то на бегу, даже в доме деда было как будто на бегу, хотя никто никуда не гнал. В машине отчего-то свободнее. Наверное, потому что они посреди нигде, между одним миром и другим, между будущим и прошлым. По чувствует взгляд, скашивает глаза на Кассиана.
    Перехватывает сигариллу между пальцев, стряхивает пепел в окно и протягивает вперед, Джин:
    — Осторожнее с пеплом, тут сиденья новые, — выдыхает дым в сторону.
    И тянет Кассиана к себе, утыкается носом ему в волосы. Усмехается в ответ на просьбу. Интересно, что выбирает он спросить про Джереми, а не про Агату — хотя и понятно, почему, тоже.
    — Джереми был хорошенький, я бы даже сказал, преступно хорошенький — девушки такими не всегда бывают, — По чуть ослабляет хватку, чтобы Кассиан мог устроиться удобнее, а не балансировать в неудобном положении. — Матерился хуже сапожника, однажды чуть не выбил мне зуб. Папа у него — чем же он занимался? Кажется, газету держал. Не помню. Что-то печатное. Может, и журнал. Поэтому язык у Джереми был подвешен хорошо, — он тянет уголки губ в ностальгической улыбке, — очень хорошо.
    По не столько смотрит на Кассиана, сколько скользит взглядом по лицу, как будто пальцами, а потом резко перепрыгивает им на Джин, тянется рукой вперед за сигариллой:
    — А ты знаешь, где Колин сейчас?
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

+1

381

- Зануда, - Джин фыркает, выдыхая в сторону дым, и открывает окно; запах ей нравится, но дым, клубящийся под потолком, нет - слишком напоминает бар и Чикаго.
Кассиан спрашивает ее о Колин, а По о Джереми - и Джин задумывается, что можно такого рассказать, как бы описать ее коротко - потому что не коротко можно говорить долго, очень долго, и все равно всего не расскажешь. Улыбается, когда По передаёт сигариллу, делает затяжку и стряхивает пепел в окно.
Джереми «хорошенький», и это вовсе не звучит слащаво или мерзко, как должно, наверное, в представлении людей, когда один мужчина отзывается так о другом.
Джин интересно - и ей нравится, как По выхватывает словно бы основные черты, и мальчишка, которого она никогда не видела и не увидит, вдруг начинает складываться в неопределенный образ, перестаёт быть абстрактным именем и возрастом.
- Колин... ее отец ирландец, а мать - урожденная француженка. Не представляю, каким ветром ее занесло так далеко, но. Наверное, тем же, который потом вернул обратно, - затягивается снова, бросает взгляд в зеркало; улыбается. - Колин десять лет жила во Франции, прежде чем мы познакомились, и смесь получилась... зажигательная. Она не то что бы красивая, скорее... такая. На первый взгляд вроде бы ничего такого, а после второго - точно не забудешь. Высокая. С красивой шеей. Когда она давала померить свои чулки, они вечер оказывались мне слишком длинными, - Джин тихо смеётся, облокачиваясь об открытое окно, и пожимает плечом. - Ши. Самая настоящая фэйри.
Воспоминания о Колин неизменно вызывают улыбку - и иногда Джин жалеет, что не решила остаться в Ирландии, хотя Шон ей предлагал; впрочем, остаётся она там, никогда бы не встретила Кассиана и По, и наверняка бы умерла со скуки раньше, чем там появились бы действительно интересные развлечения.
- Сейчас она, наверное, во Франции. Во всяком случае, так было год назад. Мы не переписываемся - иногда я об этом жалею. Может быть, - пожимает плечом снова, стряхивает пепел, - ещё увидимся. Я бы хотела этого.
И улыбается снова, оглянувшись на Кассиана.
- Я рада, что она тебе нравится. А что ты?

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+1

382

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]По - наконец-то - притягивает его, потом отпускает. Кассиан остается рядо, только позу немного меняет. Ему нравится, как делает По - делает первый шаг, на который у самого Кассиана смелости еще не хватает, но потом отступает, ждет, подойдет ли он сам. Кассиан всегда подходит. Ему кажется, он всегда и будет подходить, хотя еще недавно боялся, что даже с тем, что ему нравится По, он все равно найдет ту грань, которую не сможет переступить. Пока ее нет, и слова про хороший - очень хороший - язык Джереми этой гранью, к удивлению Кассиана, тоже не чувствуются.
По переводит взгляд на Джин, снова отпускная Кассиана. Джин рассказывает про Колин, и та все еще нравится ему - сильно. Им всем повезло, что она была в жизни Джин.
- А что я? - он улыбается Джин в зеркало, потом поднимает руку, гладит По по волосам, по скуле, по щеке, будто пытается запомнить чужое лицо.
- У меня не было Джереми, у меня не было Колин. Но, - он убирает руку от лица По и подается вперед, садится на самый край сидения, - у меня есть тайна.
По догадался сам, но Кассиан не знал об этом, когда бросал ему свой самый страшный секрет в лицо, пытаясь переспорить. Джин он его подносит, как нежный цветок апельсина, который девушки цепляют на платья в праздничные дни.
- Я на самом деле не отсюда. Я из Барселоны, это в Каталонии, и вру, потому что иначе мне нельзя здесь быть. Я вру всем, но вам с По я врать не хочу. Вам я доверяю полностью, потому что - и это уже совсем не тайна - я люблю вас обоих слишком... Нет, не слишком - очень. Я люблю вас очень сильно.

+2

383

    По нравится, как его гладит Джин перед тем, как они сменяются — тем же жестом, каким он гладил Кассиана не так давно, и она явно запомнила это; и ему нравится, как по-другому, совсем не так, гладит — исследует, на самом деле - его лицо Кассиан сейчас. Последний раз По чувствовал мужские пальцы на своем лице так бесконечно давно, что уже успел позабыть, как это. Он все-таки выхватывает сигариллу из пальцев Джин, затягивается, откидывается назад.
    Кассиан так удачно садится, что со своего места По может рассматривать одновременно и его, и ее. На этот раз он не возвращает сигариллу, наоборот, смакует всё: и затяжку, и вишневый привкус во рту, и голос Кассиана, и то, какие широкие у него плечи по сравнению с аккуратными плечами Джин за рулем. То, как колеса шуршат по дороге и урчит мотор. То, как ветер бьется в щелку окна, простреливает по диагонали от окна Джин до его и выскакивает наружу. То, как блаженно пусто в голове, как в юношестве, когда есть только один момент, о котором можешь думать — и этот момент здесь и сейчас.
    Когда Кассиан договаривает свою самую страшную тайну тысячелетия, По тоже подается вперед, к его уху, и негромко говорит:
    — Мы тебя тоже, — целует его в скулу и откидывается обратно. — Но оставлять это так нельзя. Тебе нужно гражданство, дружище. Чистое, а не то, что у тебя сейчас. Я знаю два легальных и один нелегальный способ получения, — По хмыкает. — Нелегальным ты уже наверняка воспользовался и сам. Правда, думаю, я, — он прикусывает язык и тут же поправляется: — совместными усилиями мы можем позволить себе более тонкую и чистую работу, чем то, что мог позволить себе ты три года назад, только что с корабля. Или мы можем попробовать выбить для тебя рабочую визу, а через нее, со временем, гражданство. Но придется ходить на эти ужасные курсы «американизации», думаю, ты и сам слышал, — По качает головой.
    Генри Форд, конечно, уважаемый человек, но некоторые его идеи слишком ударены в голову патриотизмом. Как жаль, что не все обладают критическим мышлением, чтобы понять это.
    — Или же ты можешь жениться на американке. Наше прекрасное государство не сможет разлучить тебя с возлюбленной, — По прячет улыбку за затяжкой. — Скажем спасибо Джону Кейблу, — выдыхает дым. — Я не говорю про сейчас. Но подумай над вариантами. Не хочу, чтобы ты трясся над этим до конца дней и хранил свое происхождение в страшном секрете. Или прикидывался мексиканцем. Полтора года дурил меня в участке, ты представляешь, Джин?
    По смеется.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-05 23:33:48)

+2

384

Джин вскидывает руку в победном жесте, словно чего-то долго добавилась и наконец-то добилась, и весело смеётся.
Эта мысль вертится в голове долго, очень долго, и сейчас Кассиан говорит, и детальки пазла становятся в законченную картинку.
- Значит, все-таки Испания. До последнего надеялась на Аргентину, - Джин посмеивается, перехватывая руль левой рукой, и, заведя правую назад, ловит руку Кассиана, коротко и ласково сжимает и гладит его пальцы. - По-моему, Испания - ничуть не хуже, чем Колин или Джереми. Барселона. Это же прекрасно.
Картинка складывается; и родной язык Кассиана, и море, звучащее в его голосе, и то, что поэты, пишущие на испанском, есть ли они в Мексике? И площадь с маленькой шарманщицей и девочкой, помогавшей отцу на рынке, и школа и работа в четырнадцать, и Пабло и Бланка, и путешествие через всю Францию пешком - без денег и знания языка, но с картой и чужими свадьбами, и поездки в товарном вагоне.
Встаёт, с тихими щелчками собираясь, словно загоняются детальки головоломки в пазы.
И Джин улыбается, щурится, отпуская руку Кассиана, смеётся снова, смотрит на них с По.
- Ты хочешь быть американцем, а-американцем, - напевает, постукивает пальцами по рулю, - но как же ты будешь говорить «я люблю тебя» своей девушке под луной?
По правде говоря, не то что бы прошлое Кассиана ее сильно беспокоит - она думает о том, что история складываться будет из деталек и случайности, словно те его стихи складываются из рокота моря и шелеста гальки под ногами и жарким солнцем.
Прошлое важно лишь одним - тем, что оно собрало их втроём здесь и сейчас, тем, что привело на эту дорога, которая все несётся и несётся вдаль и вдаль.
А в остальном - прошлое прошлому.
Оно прекрасно и ужасно тем, что каждого сделало из них тем, кого сделало, но это уже прошло; но здесь и сейчас - вот оно, ловится руками и ртом, когда смеёшься, и только это важно.
- Согласна с По. Прикидываться мексиканцем - совсем не дело. Совершенно не представляю, как они едят свою еду. Нет-нет, - Джин оглядывается на них обоих, не сдерживая улыбки, и тянет руку назад. - Подумай над вариантами. Тут надо ещё решить, что страшнее - жена со скалкой, пытающаяся доказать, что она готовит лучше тебя - если это возможно - или курсы по «американизации». А скалка в горе и радости - это ведь серьёзно.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+3

385

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Кассиан улыбается от этого "Мы тебя тоже". Ему прежде не было так легко говорить за других, и слышать за других тоже. Но Джин не возражает, а только смеется. Они не все друг о друге знают и угадывают, но про любовь знают точно. И Кассиан улыбается в ответ, тянется за прикосновением, сжимает в ответ пальцы.
- Барселона - это не совсем Испания, - мягко поправляет он. - Это Каталония. И я прикидывался бы и дальше. По говорит, еда меня выдала.
Кассиан вдруг смеется, откидывается на спинку сидения, закрывает лицо руками, будто пытается удержать смех, но это никак не получается. Он и перестает - а все еще смеется глазами.
- Как мне этого не хватало, знали бы вы. Как я устал быть не собой, а кем-то другим.
Остальную рвущуюся на свободу правду он удерживает при себе, потому что им просто и не нужно знать, это все мелочи, которые теперь не важны - и что документы у нее появились не после корабля, а намного позже, а первые полтора года из своих трех здесь он просто трясся чуть больше, чем теперь, и старался не попадаться на глаза никому, кто мог бы его заподозрить или выдать, и что мексиканец из него был даже хуже, чем можно подумать - настоящие мексиканцы сразу понимали, что к чему, потому что слышали, что он говорит иначе, как и он слышал их другой испанский, а не свой.
Это мелочи, они не важны. Куда важнее то, что и По, и Джин, кажется, все равно. Как им всем повезло, что остальным двум оказываются безразличны вещи, которые первый считает важными настолько, чтобы заставить людей отворачиваться.
У По есть два предложения, Джин вторит им, но предостережениями, шутливыми и серьезными одновременно. Кассиан боится, что она предложит ему жениться на ней, но она не предлагает, и он этому рад. Отказывать ей было бы так же трудно, как и избегать ее прикосновений.
- Ну нет, я не могу жениться просто так, ради гражданства, не могу поступить так с женщиной. Рабочая виза... Насколько это сложно? Сколько мне это будет стоить, По?
Он почти тянет руку к По, почти притягивает его к себе на этот раз сам, требовательно и уверенно - хотя он не знает, откуда берется и то, и другое: он никогда бы не вел себя так с женщиной, а с тем, как вести себя с мужчиной, еще не разобрался, хотя ему и кажется, что По это скорее по душе - но удерживается, потому что спрашивает только о деньгах.
Потом пожимает плечами - почему бы и не сказать, не будет же он не трогать По все время, пока с этим не решится? - и уточняет:
- Я про деньги, больше ни про что.
И кладет руку По на бедро, поглаживает его, до колена - и вверх, сначала осторожно, потом все смелее.
- В любом случае, сначала мы закончим с другими делами. Со мной три года ничего не было - что случится теперь?

+2

386

    Кассиан поправляет Джин про Каталонию и Испанию, и По улыбается уголком рта. Он мало знает о том, что именно происходило там, когда Кассиан оттуда бежал, и еще меньше представляет, почему для него важна эта маленькая деталь — но делает ментальную пометку все равно. И смеется над предостережениями Джин.
    Не везде есть курсы, точно так же, как и не все жены — хочется верить — отрастили себе по убойной скалке. Так что это лотерея. Но вслух По не говорит. Как не говорит и о том, что благородные заявления Кассиана очень милы, но некоторые женщины за пять лет уже наловчились зарабатывать таким образом. Хочешь жить, как говорится. По не говорит об этом еще и потому, что уверен: ему не хочется делить Кассиана с кем-либо, кроме Джин, и даже шараду для представителей государства он не выдержит.
    По ловит призрак движения, но Кассиан передумывает — и задает вопрос, который заставляет По посмотреть на него с недоверчивым недоумением. Видимо, выражение его лица настолько красноречиво, что Кассиан уточняет про деньги. Это немного помогает положению — до этого вопрос звучал так, будто тот собирался отдавать придуманный долг натурой. По настолько ошеломлен, что даже не сразу замечает руку на своем бедре, а когда замечает, роняет на нее взгляд. Потом закрывает лицо ладонью.
    — Господь всемогущий, — отчетливо говорит По тоном «дай мне терпения».
    Ведет ладонью по лицу, так что она перестает прикрывать глаза и закрывает теперь рот. И сидит так какое-то время.
    — Это не будет, — глухо, себе в ладонь, говорит он, затем спохватывается и убирает руку, заменяя ее дотлевающей сигариллой, — это не будет стоить тебе ничего. Кроме времени. Возможно, полгода или год, я не знаю, как быстро у них сейчас все делается. И прежде чем ты начнешь возражать — это всё очень мило, что ты не хочешь садиться мне на шею, но поверь, людей, которые так делают, я вижу издалека. Ни ты, ни Джин в их число не входят. И поскольку я не могу перестать быть, — он выдыхает дым, прикрывая глаза, и щелчком пальцев отправляет окурок в окно, — Портером Дэмероном, со всеми причитающимися деньгами, связями и привилегиями, вам придется смириться с тем, что пока вы со мной, некоторые вещи для вас будут делаться просто так, бесплатно. Просто потому что я хочу и могу сделать их для вас — безвозмездно. Джин снимет вам квартиру сама, только потому что мы договорились, что она решает. С тобой такого уговора не было, — По внимательно смотрит на Кассиана. — Рабочая виза — это сложно, есть квоты и прочие препятствия, и ты будешь заниматься ею с юристом сам, когда будешь. Но это не будет стоить тебе ни цента. Только время.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, детектив CPD</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2018-02-06 02:13:43)

+2

387

- Да, Каталония. Прости, - Джин коротко улыбается, бросив взгляд на Кассиана, и снова возвращается к дороге. - Иногда я забываю, что не одни ирландцы такие... обособленные.
Она хмыкает, чуть прикрывает окно - сигарилла у Дэмерона, и одного полностью открытого окна им точно хватит.
И, выслушав отповедь касательно вопроса финансов, фыркает, закатывает глаза.
- Как же это? No! - она тянет чуть больше, чем обычно это говорит Кассиан, и прикусывает губу, чтобы сдержать улыбку. - Вот и настал день, когда Портер Дэмерон - богач, хороший коп и просто красавчик - разрушил мои надежды однажды устроиться на чьей-нибудь шее, свесить ноги и провести так остаток жизни.
На самом деле, Джин даже знает, на чьей бы шее она так устроилась, если бы полтора месяца назад детектив Кассиан Андор отказался ей помочь. На шее Гарретта, чтоб ты сдох, Мура. Говорят, есть умелицы, которые могут задушить бёдрами - и, в принципе, здесь же техника как с подушкой?
Эти мысли мелькают, но Джин их не озвучивает. Если говорить все, что приходит тебе в голову, люди вокруг могут разбежаться.
Джин постукиваешь пальцами в такт песенке, теперь вертящейся на языке, и думает про Гарретта. За этими мыслями тянется смерть Шона, а за ней - родителей.
Она никогда не озадачивалась этим вопросом, но, кажется, Шон говорил, что деньги, оставшиеся после них, он во что-то вложил. Очень зря, конечно, не интересовалась. Но теперь, когда они закончат с Гарреттом и Беном, у неё будет время и возможность заняться этим вопросом.
А чуть позже - и вопросом, что же делать с наследством Шона. Конечно, это не те деньги, о которых говорит Дэмерон - куда скромнее. Но о работе ей беспокоиться не придётся.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-02-06 03:56:33)

+2

388

[icon]http://sf.uploads.ru/EBWYt.jpg[/icon]Он и правда почти начинает возражать, убирает руку, хватается за край сидения, чтобы быть более твердым, но По и тут успевает первым. С ним и правда не было уговора, и, в общем-то, По прав: когда они забрались в кабинет капитана Гарсиа, и оказалось, что Кассиан умеет вскрывать замки, а По нет - он ведь не заставил того терять время, пытаясь сделать то, что не умеет?
Но только он все не может перестать думать про других таких же, как он, у которых в знакомых нет своего Портера Дэмерона со всеми причитающимися ему деньгами, связями и привилегиями. Принять помощь оказывается труднее, чем принять поцелуй. Решить, что в том, чтобы воспользоваться не своими средствами, нет ничего стыдного - труднее, чем решить, что он может любить и мужчин тоже. Дома он всегда знал, что может опереться на чужое плечо, а тут этого ощущения у него не было давно, только в последние месяцы. Но дома рядом стояли такие же как он, рабочие, а не американские богачи.
Но ведь это богачи и делят людей на классы, а в мире, о котором они мечтали, все были бы равны, и, По ничуть не хуже его товарищей. Понимая, что смог выбраться из ловушки, расставленной его гордостью - это не милостыня, не содержание, просто помощь, которую он не просто может, а должен принять, Кассиан кивает и смеется шутке Джин.
- Зачем тебе свешивать ноги? Нет, пойдешь рядом с нами - это куда интереснее, чем просто сидеть, сама увидишь.
Он скашивает в сторону По сначала только глаза, потом поворачивается к нему.
- Ладно. Пусть только время. Пусть безвоздмездно. А теперь - иди сюда, - он тянет По на себя, - в Нью-Йорке мы будем выглядеть приличными людьми, не упускай возможность, пока мы в дороге.

Отредактировано Cassian Andor (2018-02-06 10:43:46)

+2

389

    Джин пытается разрядить обстановку — зовет его полным именем, отчего По едва заметно морщится — а Кассиан отстраняется, смотрит так, будто сейчас начнет спорить. По тоже готов спорить до посинения и тоже теряет всякую расслабленность, садится ровнее, смотрит внимательнее. Мысленно подбирает контраргументы на то, что может сказать Кассиан — он уже слышал это все аргументы. Причина, по которой людям так сложно принять заботу и помощь, если они вдруг выражаются в денежном эквиваленте, все равно ускользает от По уже не первый год.
    Но Кассиан кивает и смеется, и спустя мгновение По улыбается, расслабляется тоже. Ну слава Богу. Теперь, по крайней мере, он сможет апеллировать к этому моменту в будущем, если Кассиан вдруг решит, что все-таки не может «принимать подачку» — или как люди обычно это формулируют. По подается вперед, куда его тянет Кассиан, тихо смеется его замечанию.
    — Храбрец.
    В этот раз По действительно не упускает возможность: целует Кассиана раз, затем другой — настойчивее, крепче, и перехватывает его ладонь, кладет себе на затылок, заставляя зарыться пальцами в волосы. Убедившись, что Кассиан сообразил, чего от него хотят, По возвращается рукой к нему: несколько мгновений придерживает его за шею, гладит большим пальцем скулу, прежде чем скользнуть рукой вниз, по его груди, по бедру до колена — и вверх. Только, в отличие от того, как гладил его совсем недавно Кассиан, По ведет по внутренней стороне, мягко заставляя того развести ноги.
    Но тут все-таки прерывается. Тестировать границы лучше понемногу, иначе есть шанс, что сляжешь под пограничным огнем. Поэтому рука По вновь перескакивает к скуле Кассиана, поцелуй прерывается; По смотрит несколько мгновений на его лицо, целует еще раз — совсем невинно — а потом отстраняется. Опирается локтем о спинку переднего сиденья, поворачивает голову к Джин. Но краем глаза все равно следит за Кассианом, хитро улыбается уголками губ.
    — Просто красавчик, а? — легким тоном спрашивает По. — У тебя есть прозвище, mo ghrá? Что-нибудь ласковое, — и поясняет: — Я не люблю, когда меня зовут полным именем, По — это сокращение, лучше им. Папа говорил, мама так меня звала.
[status]hooka dooka, soda cracker[/status][icon]https://s10.postimg.org/xyotbj5p5/ava1927-2.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=95#p24780">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, богач, хороший коп и просто красавчик</center>[/LZ]

+2

390

Джин ведёт машину ровно - она забирает левее только раз, когда в зеркале заднего вида замечает разворачивающуюся картинку; но дорога пустая - и пока что можно просто не смотреть.
Пожалуй, ей становится самую малость стыдно за свои выходки - но только самую малость.
Это все ещё красиво - и только; по правде говоря, заставляет покраснеть и пожалеть, что нельзя просто остановиться и хотя бы развернуться к ним, но...
Но. Нет. Вовсе нет.
Есть дорога - и Джин концентрируется на ней, а не на том, какие удобные у По колени, а у Кассиана твёрдые губы.
Целовать его - хорошо. По тоже, но - и Джин прикусывает губу - с ним она так еще не целовалась.
Просто жизненно необходимо исправить.
- Звёздочка. Родители и Шон меня звали Звездочкой, - Джин улыбается краем рта, на секунду обернувшись к По, и быстро облизывает губы. - Но мне, если честно, без разницы. По имени - тоже хорошо. Мне нравится, как оно звучит, когда его произносите вы.
Это правда - пожалуй, с ними она согласилась бы даже на «солнышко», «сладкая» или «детка», хотя сложно придумать что-то более пошлое и банальное.
- Колин, - Джин улыбается чуть шире, потягивает руку, чтобы коснуться скулы По, - называла меня «ma loutre». Кажется, это что-то про выдр.
Пожимает плечом.
- Мне на самом деле не так важно.
И чуть сбрасывает скорость, глядя на дорогу, негромко признаётся:
- На самом деле, сейчас я больше всего хочу остановиться и хотя бы повернуться к вам. Жаль, что машина не может ехать сама.

[status]ай вонт джин[/status][icon]http://sh.uploads.ru/6nXN9.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, бутлегер[/LZ]

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [1920!au] Там, где тихо и светло


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC