Star Wars Medley

Объявление

01.06.2018 Не пропустите обновленный мастер-таймлайн 34 ПБЯ.

23.05.2018 Объявление об изменениях
в амс, а также про сетки, эпизоды, шедоунет
и приказ Верховного Лидера.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Хан Соло, Гален Эрсо, Исанн Айсард
Леди Люмия, Фазма, Джейна Соло

И хорошо, что часть рассудка прекрасно осознавала то, что это желание лживо,
что поддаваясь подобным соблазнам,
можно лишь загнать себя в могилу.
Corvus Bladd

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Всё в дом, всё в семью [28.IV.34 ABY]


Всё в дом, всё в семью [28.IV.34 ABY]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://s9.postimg.cc/692t4y7of/image.jpg

May Lo, Leia Organa, Poe Dameron

Время: 28.IV.34 ПБЯ, вечер
Место: новая база Сопротивления на Крайте
Описание: постер был не зря! Но генерал Органа еще пока не знает.

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-01 22:58:35)

+1

2

    По вернулся на «Эхо Надежды» к утру по корабельному времени, и весь день двадцать седьмого числа продержался исключительно на кафе и силе воли. В конце концов, когда курс к новой базе был проложен, и командование распустило всех по каютам отдохнуть, он просто упал и бессовестно проспал все те несколько часов, что «Эхо Надежды» провело в прыжках по галактике до Крайта.
    После побудки он вместе с остальными пережившими эвакуацию занимался тем, что обустраивал базу на соляной планете. Пыль, соль, солнце, мешающиеся под ногами кристаллические лисы, усталость — все это не способствовало хорошему расположению духа. Да и кафа тут, в отличие от «Эха Надежды», сделать пока не из чего. Базой не пользовались десятки лет. Спасибо, что хотя бы огромные ворота работают.
    Когда на Крайт опускается вечер, и усталый По присаживается на пол у стены, чтобы перекусить каким-то злаковым батончиком, завалявшимся на дне рюкзака с вещами еще с бездна его знает каких времен, перед ним тут же вырисовываются две пары ног.
    — Коммандер Дэмерон, принимайте ценный груз, — сообщает ему голос рекрутировщика.
    — Какой?.. — начинает По, поднимая глаза, и тут же вскакивает на ноги, радостно улыбается: — Мэй!
    Когда он рассказывал ей, как найти базу Сопротивления, то еще не знал, где она будет вообще находиться. Потому и объяснял так путанно: через Корусант, «Принцессу», бросок Паркеллана. Но вот Мэй здесь, на новой базе, и По немного не может поверить своим глазам. Рекрутировщик уже успевает куда-то смыться; на базе до сих пор царит такая суматоха, что затеряться среди людей здесь не составит труда. По поблагодарит его потом, а пока что нужно разобраться с Мэй.
    Первым делом он разламывает батончик пополам и протягивает половинку ей:
    — Держи, я пока не знаю, когда здесь будет еда в следующий раз. Хорошо добралась? — вопрос глупый, но По все равно спрашивает. Слушая ответ, он оглядывается по сторонам, подымаясь на цыпочки, и быстро жует свою половинку батончика. — Сейчас мы найдем генерала, первым делом тебе нужно поговорить с ней.
    Генерала Органу среди бесконечного мельтешения людей По не замечает, а потом просто берет Мэй за руку — чтобы не потерялась в толпе — и ведет, петляя, сквозь базу. Рекрутировщик наверняка уже дал генералу знать, что есть человек, с которым ей нужно провести собеседование, поэтому По уверен, что это не станет сюрпризом. Пару раз он спрашивает у разных людей, где генерала видели в последний раз. Попетлять по базе приходится знатно.
    Когда они удаляются вглубь, людей вокруг становится поменьше, и По выпускает руку Мэй, жестом зовет за собой. Наконец, впереди виднеется небольшая группа людей. Среди них есть и генерал Органа, они что-то обсуждают, но отсюда не слышно. По останавливается, оглядывается на Мэй. Вежливо ждет, пока разговор закончится, и ободряюще улыбается ей, прежде чем подойти к генералу.
    — Генерал Органа! — окликает ее По, вырастает рядом с ней раньше, чем она успеет сдвинуться с места. — Доброго вечера, мэм.
    Последний раз он видел ее утром и издали; никто в здравом уме не заставляет генералов таскать ящики с медикаментами, а вот коммандеров — вполне.
    — Я думаю, вам уже и так сказали. Это Мэй Ло, дочь адмирала Стивена Ло. Мэй, это генерал Лея Органа, — По переводит взгляд с одной на другую и обратно. — Мэй — моя старая знакомая, я служил под командованием адмирала Ло в юужань-вонгской. И недавно она увидела постер со мной, — он чувствует себя неловко, но улыбается так, как будто этот постер — повод для гордости. В конце концов, рисовался он по приказу генерала Органы после той выходки Зиффа. — И вот мы здесь. Кажется, постер только что принес нам первого рекрута. И она может очень сильно нам помочь, особенно сейчас.
    По переводит взгляд на Мэй. Пусть лучше сама расскажет, чем именно может помочь. В конце концов, она мечтала попасть сюда несколько лет, наверняка, ей есть, что сказать генералу Органе.

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-01 23:24:06)

+2

3

     Когда Даяна узнала, что дочь снова не вернётся домой в ближайшее время, Майло только обрадовалась тому, что не сообщила ей эту информацию лично. Годы проведённые рядом с матерью подсказывали, что вот это спокойное лицо отнюдь не так спокойно. У Ло-старшей чуть дёрнулась левая бровь, губы были совсем немного подняты, а по тому еле сорвавшемуся с губ вздоху было понятно, что находись Даяна рядом, она бы обязательно схватила дочь за шкирку и потащила домой, потому что хватит с неё приключений на ближайший месяц. Мэй улыбалась матери, обещала вернуться после того, как уладит срочные дела, свалившиеся внезапно и мысленно пообещала себе не врать Даяне в таких масштабах. Подумаешь, в скором времени придётся скрывать тот факт, что она вышла на Сопротивление. Она и не такое от неё скрывала. Про потерянные фаланги пальцев Даяна Ло узнала только через полгода и исключительно потому, что Майло забыла надеть перчатки.
     И всё же всё было не так плохо. Разгневанную матушку она спокойно переживёт, чем она страшнее банды контрабандистов, вооружённой до зубов и решившей, что те люди, с которыми работает археолог, слишком мало им заплатили. А вот потерю возможности попасть в Сопротивление Ло сама себе не простит. Сутки она провела полностью осознавая наконец весь масштаб серьёзности мероприятия, в которое решила ввязаться. Было легко просто бороздить просторы космоса и время от времени зарабатывать нелегально, помогая нехорошим людям в их нехороших делах. Или хорошим людям в нехороших делах. Или... Словом, формулировок могло быть ужасно много, но факт оставался фактом. Майло - именно Майло, а не Мэй Ло - была чёрным археологом и только. Таких в галактике сотни и они все как один думают только о том, что зарабатывать на жизнь можно самыми разными способами. А сейчас можно было стать чем-то большим, чем просто чёрным археологом. Можно было начать действительно помогать.
     От этой мысли, увязавшейся за Мэй едва она узнала о Сопротивлении, она не могла избавиться никаким образом. Слова По только подогрели её жажду быть полезной и заниматься пусть и чем-то нелегальным с точки зрения закона, зато абсолютно правильным с точки её внутреннего мировоззрения. И последнее - прости, папа, не такой судьбы и таких взглядов ты бы хотел для дочери - было гораздо важнее. Как и задача проследить за тем, чтобы с Дэмероном ничего не случилось. Раз уж она дала слабину рядом с ним, рассказав о том, о чём мало кому сообщала из оставшихся в живых близких друзей, то стоило проследить, чтобы хранитель этого её секрета оставался жив и здоров.
     Дэмерон действительно жив и более чем здоров, когда спустя сутки снова появляется в её поле зрения. Вряд ли он мог бы оказаться не здоров, но с учётом того, у кого он бывал в плену, Мэй верит в то, что ему хватит везения ввязаться в приключение за три минуты, использовав при этом отвёртку, шлем пилота и старый анекдот о том, как трое старых приятелей заходят в кантину и заказывают выпивку. Ло рада тому, что её предположение осталось только предположением и сдерживает порыв в восторге броситься к По на шею, выразив всё то, что она чувствует, оказавшись наконец-то в штабе Сопротивления.
     - Хорошо, - улыбается она, отвечая на оба вопроса разом. Она удивительно немногословна сейчас, а потому только семенит следом за По, немного нервничает и перебирает в голове все аргументы, которыми планировала убедить вышестоящих людей оставить её в Сопротивлении, потому что она может принести существенную пользу делу. Слова в голове собираются в предложения мучительно, предпочитая не слушаться Мэй совсем и строить какие-то невообразимые в своей абсурдности предложения. Когда людей рядом становится меньше, Ло думается гораздо проще, но бурная фантазия и умение говорить всё равно подводят её. Она совсем не знает, что будет говорить и как станет убеждать генерала, на встречу с которым её ведёт По. На лице Мэй отлично читается то, что она нервничает, а к горлу подступает огромный ком напряжения. Который совершенно не становится меньше, когда Майло понимает, кого окликнул Дэмерон.
     Мэй кивает, когда её представляют генералу, и выдыхает, осознавая, что нервозность сменил внутренний трепет. Она и подумать не могла, что всё будет так. Что встретит Лею Органу, о которой так много слышала хорошего как от отца, так и от матери. По представлениям Мэй не стоило делать кумиром того, о ком столько слухов и так много легенд, противоречащих друг другу, но для Ло Органа была кумиром. Человеком, который отстаивал свои убеждения раз за разом, который не боялся не просто говорить о том, что считает правильным, но открыто заявлять об этом, собирая рядом таких же единомышленников. Мэй смотрит на Лею - только сейчас понимает как забавно звучит название кантины в связи с обстоятельствами и титулом, который носила женщина перед ней - и всё восхищение, которое она не может выразить словами, легко читается по глазам. Задумавшись, Майло допускает неловкую паузу в их разговоре и только полминуты спустя очнулась, прочистив горло и избавившись наконец от кома в горле.
     - Дэмерон сказал, что у Сопротивления сейчас есть проблемы с деньгами, - начинает она, спрятав руки за спину и крепко сжимая одну ладонь в другой. Обычно так держался отец, перенятая у него поза помогала чувствовать себя увереннее, хотя Мэй не знает, что вообще сейчас может ей помочь. - Я могла бы в какой-то мере помочь решить этот вопрос. Моя деятельность в качестве археолога не всегда связана с легальными раскопками. На чёрном рынке выше риски, но и суммы получаемые за нужный товар тоже выше. Восемьдесят процентов заработка с каждой такой вылазки ваши. Всё, о чём взамен я попрошу Сопротивление, - небольшой грузовой корабль для перевозок и минимум людей для его пилотирования.
     Она справлялась и с меньшим набором, и в более ужасных условиях. Но если Сопротивлению нужна помощь, то такая просьба была минимумом для того, чтобы проворачивать все необходимые дела тихо и уверенно, а не так, чтобы каждый вылет завершался недельными отсидками в тихом месте, потому что на хвост сел кто-то, кому на законность занятия Майло не плевать.

Отредактировано May Lo (2018-01-22 23:46:00)

+2

4

Первый день на новой базе — это всегда нервотрепка, неорганизованность и судорожные попытки починить то, что и так неплохо работало. Эта база, конечно, не совсем новая, но заброшена она достаточно давно — и чтобы не чинить то, что и так работает, необходимо сначала определить, а работает ли здесь хоть что-то.
К счастью, в этот раз у них есть на это время, силы и ресурсы — пока что никто не наступает на пятки (во всяком случае, не более, чем обычно), а прочие вопросы решаются практически сходу.
К счастью, в этот раз меньше нервотрепки и неорганизованности, а это уже что-то.
По правде говоря, все проходит даже лучше, чем можно было надеяться, и это прекрасно; это воодушевляет, и Лея, редко жалующаяся на отсутствие надежды, чувствует прилив сил.
В конце концов, большая часть Сопротивления всё ещё жива, всё ещё здесь, и пока хотя бы один человек борется за правое дело, ничто не потеряно.
Лея слабо улыбается, понимая, что даже в мыслях звучит как агит-плакат, устало трет переносицу и оборачивается к По.
Его голос она узнает из тысячи, потому что По Дэмерон, прекрасный пилот и прекрасный же человек, совершенно уникален.
Лея подозревает, что проблемы и неприятности он тоже находит совершенно уникальные.
В общем-то, как и все они здесь.
Можно сказать, что Сопротивление — это одна большая и невероятно уникальная неприятность.
Понять бы только, для кого именно.
— Коммандер, — Лея смотрит на него с привычным выражением едва заметного веселья и легкой усталости на лице, когда появляется возможность, наконец, вставить слово, и скрещивает руки. — Ваш отчет, как обычно, жду в ближайшее время. Раз вы ступили еще и на путь вербовщика, я жажду узнать о вашем первом опыте в подробностях.
Новые люди — это хорошо. Но все-таки о том, откуда этот новый человек появился, неплохо бы узнать немного больше. Либо взять на заметку, либо просто получить удовольствие от чтения — что-то подсказывает, что и здесь, разумеется, все прошло гладко, спокойно и без происшествий.
Разумеется.
Просто увидела постер.
— Я помню вашего отца, Мэй, — коротко и немного грустно улыбнувшись, Лея сжимает губы. — И рада познакомиться с вами. Сопротивлению, как обычно, необходима любая помощь и любые ресурсы. Финансовая будет как никогда кстати.
Это звучит скорее как шутка, потому что день, когда Сопротивление не будет нуждаться в финансах, должен быть отмечен на календаре и внесен в список локальных праздников.
Лея жестом приказывает следовать за собой — общение в коридоре, тем более когда речь идет о новых людях, это не самая удачная мысль — и оглядывается на По и Мэй через плечо, двигаясь к одному из более-менее уже устроенных помещений. Этим помещением оказывается конференц-зал, и сейчас он практически пуст.
— Ваше предложение, Мэй, звучит без сомнения заманчиво, — Лея постукивает пальцами по столу, снова складывает руки на груди, чуть улыбается. — И все-таки. Почему вы хотите помогать Сопротивлению? Черный рынок и помощь незаконной террористической организации — несколько разные вещи; последствия также разные. Это не формальный вопрос. Восемьдесят процентов — это действительно очень заманчивое предложение. Как вы понимаете, обычно ими не разбрасываются просто так.
[icon]http://sh.uploads.ru/yKfi1.jpg[/icon][sign]  [/sign]

+2

5

    Иногда По кажется, что генерал Органа воспринимает его не столько как профессионала, сколько как нашкодившего шкета лет десяти. Шкодить По умел в детстве прекрасно, но это самое детство было с ним лет двадцать назад. Не то чтобы он протестует. Честно говоря, в нем столько уважения к ней, что генерал Органа может воспринимать его вообще как угодно, хоть как кристаллического лиса или диковинного попугайчика.
    Лишь бы закрывала глаза на некоторые его дерзкие выходки на поле боя.
    Пока Мэй говорит, По смотрит на генерала Органу, пытаясь прочитать ее первое впечатление, но безуспешно. Краем глаза он следит за Мэй — и ее первое впечатление прочитать можно без всякого труда, даже не вглядываясь. Как и многие люди их поколения, выросшие на историях об Альянсе и его героях, она смотрит на генерала с восхищением, созвучное которому первое время испытывал и сам По. Он испытывает его и сейчас, но по-другому. Одно дело — восхищаться героиней детских историй, и совсем другое — своим начальством.
    — Неплохо справляешься, — пока они идут по коридору, негромко говорит По на ухо Мэй, чтобы подбодрить ее.
    Удивительно: на Бакуре он совершенно не хотел, чтобы она узнавала о Сопротивлении, ввязывалась в это, подвергала себя опасности, а теперь его единственное желание — это чтобы генерал Органа не отказалась от ее помощи. Чтобы По не приходилось выискивать ее по всей галактике раз за разом, а можно было просто дойти до нужной комнаты и постучаться или даже просто увидеться в кантине. Все его друзья в Сопротивлении. Чем Мэй хуже?
    В конференц-зале По не садится, только отодвигает стул за столом для Мэй, а сам остается стоять, держась за спинку. Он ничего не говорит и даже не знает толком, должен ли присутствовать при этом разговоре в принципе. Отчет, как и велела генерал, он еще напишет, но что там укажет, тоже не знает. Что не мог не рассказать? Что Мэй приперла его к стенке на встрече? Что так ему будет проще выполнять давнишнее обещание? Данное давно умершему человеку? Как это сформулировать-то в лаконичных военных фразах? По заставляет себя не улыбаться, но уголки губ так и норовят подскочить вверх: должен он тут быть или нет, но ответ на вопрос генерала Органы он тоже жаждет услышать. Хотя и может представить, каким тот будет.
    А может быть и нет: он же даже не спрашивал, просто сразу привел.
    Неловко вышло.

+2

6

     Наконец-то главный вопрос задан и Мэй задумывается о том, что на него стоит отвечать.
     Что она решила попасть в Сопротивление, чтобы доказать самой себе, что ничуть не хуже братьев, чьи тела даже не вернулись домой, потому что возвращать было почти нечего?
     Или что после смерти отца спустя столько лет наконец-то можно зайти за черту и сделать что-то, что он не одобрил, если бы был жив?
     Или, например, предположить вслух, что вся её жизнь - это приключение, так что тяготы Сопротивления не будут для неё чем-то необычным. В конце концов, жизнь чёрного археолога - это тоже не обычная прогулка до ближайшей кантины за выпивкой.
     Все её ответы так или иначе тянутся к мёртвым. Про живых Майло почему-то не вспоминает: ни про мать, которая не знает, где сейчас её блудное дитя, ни про Дэмерона, плакат с которым стал последней каплей в море её «хочу попасть в Сопротивление», ни про ту горстку старых знакомых, чьи дела более легальны, чем все её вместе взятые. Хоть кому-то из археологов или историков повезло зарабатывать себе на хлеб честным трудом. Все эти живые - кроме, разумеется, По Дэмерона - более чем довольны происходящим вокруг в галактике. Им неплохо живётся в этом бездействии и болоте полном лжи. Мэй так не может, хотела бы так же уметь закрывать глаза, но никогда не получалось.
     - Потому что если я не помогу Сопротивлению, то никогда себе этого не прощу, - просто отвечает она, присаживаясь наконец-то за стол. - Понимаете, мой отец погиб, потому что вышестоящие чины предпочли бездействие, а когда начали что-то делать, то было уже поздно. Он не успел эвакуироваться вместе с нами. Вместе с ним погибло ещё много хороших людей.
     На своё счастье, Майло лишена ночных кошмаров, пропитанных запахами горящего мяса или гниющей плоти. Её кошмары довольно мирные: вспышки взрывов, лицо одного из солдат, передавшего новость о том, что Мэтт, а с ним с разницей в пару недель и Майк, разбился. Она помнит то, как за один день Даяна, всегда молодая и красивая, постарела лет на двадцать, просто потому что новость о том, что ты переживёшь двух из трёх своих детей не может восприниматься спокойно ни одним из родителей.
     - Первый Орден может считать Сопротивление незаконным, а всех его участников террористами. Сенат может так думать и при этом продолжать сидеть сложа руки, сквозь пальцы наблюдая за тем, что происходит вокруг. Если бы меня волновало их мнение хотя бы немного, я бы не просила По нарушить то обещание, которое он дал моему отцу. Пока они где-то там рассуждают - вы находитесь тут и вы делаете. Мне гораздо ближе такой подход.

+2

7

По встает за спиной Мэй, и Лея заставляет себя сдержать краткую улыбку. Вместо этого кивает, когда Мэй говорит про отца, и сжимает губы. Ей это знакомо — как и многим из тех, кто вступил в ряды Сопротивления; многим, без оглядки на возраст, социальное положение или что-нибудь еще.
Лея как-то слышала такую теорию, что бездействие предпочтительнее тем, что, ничего не делая, ты ничего не можешь испортить.
Она до сих пор не понимает, как в головах некоторых индивидов не укладывается одна простая вещь: бездействие — это тоже действие; просто то, при котором ты ничто не можешь контролировать.
Это самое ужасное из того, что доводилось испытывать Лее, генералу Органе или главе Новой Республики. Бездействие в сочетании с пониманием, что сделать ты ничего попросту не можешь, только ждать — и никому не известно, чем же все завершится.
Мотивы Мэй ей знакомы — и понятны. Желание делать хоть что-то, лишь бы знать, что ты действительно делаешь все, что можешь, — это желание ей знакомо. Это одно из немного, что помогает держаться на плаву даже в самые мрачные дни и долгие ночи.
— К счастью, мнение Первого Ордена все еще не считается официальной позицией законной организации, что делает нашу жизнь несколько проще, — Лея постукивает пальцами по локтю, снова кивает. — Теперь ваша мотивация мне понятна. И думаю, что в наших рядах найдется еще одно вакантное место, — вакантных мест в их рядах, увы, всегда предостаточно и количество их продолжает увеличиваться, что не может не огорчать, но об этом Лея не говорит. И так очевидно — не было еще такой войны, которая обошлась бы без жертв. Со всех сторон; и люди тоже — со всех сторон. — Добро пожаловать в Сопротивление, Мэй. Здесь мы если и смотрим сквозь пальцы, то в основном на мнение Сената.
Не самая удачная и тем более смешная шутка, но что поделать: какие есть, тому и рады.
— Пока база только устраивается, у вас еще есть шанс выбрать себе койко-место, — Лея немного рассеянно смотрит на датапад, переводя взгляд с Мэй, затем возвращает его к По. — Коммандер, с вас отчет и экскурсия для новобранца. Мэй, транспорт и все остальное — несколько позже. Ближайшие часы здесь все будут стоять на ушах.
И коротко, но добродушно хмыкает.
— Если есть вопросы — задавайте. Если нет, — чуть пожимает плечом, — еще раз добро пожаловать и свободны.
Приподнимает бровь, глядя на них обоих, едва заметно улыбается.
[icon]http://sh.uploads.ru/yKfi1.jpg[/icon][sign]  [/sign]

+2

8

    Мэй упоминает обещание, которое По нарушает — уже нарушил — и он чуть мрачнеет лицом. Ему больше нравится думать, что так она будет ближе и защищать ее будет проще. С другой стороны, Мэй далеко не всегда производит на него впечатление человека, которого требуется защищать. Лишь изредка, когда взгляд падает на две утраченных фаланги на ее правой руке, По думает, что мог бы оказаться там вовремя, мог бы как-то ей помочь, что ей действительно требуется его если не постоянное, то частое присутствие рядом. Но потом вспоминает, что из той передряги она спаслась сама, как наверняка спасалась и из множества других.
    — Есть, мэм, — кивает он, по привычке вытягиваясь в струнку.
    Очевидно, генерал Органа верит ему достаточно, чтобы даже не проверять Мэй. Впрочем, наверняка дело не только в этом, но и в том, что она дочь адмирала Ло, а значит вряд ли симпатизирует Осколку или Первому Ордену. Они все равно наверняка ее проверят, просто на всякий случай. Но теперь Мэй — действительно часть Сопротивления. По позволяет себе полноценно улыбнуться только после того, как генерал говорит, что они свободны.
    Это не должно его радовать, Сопротивление — это постоянная борьба, а в борьбе люди умирают: скольких друзей и коллег они так уже похоронили, несмотря на победы. Но это его радует, и радует сильно. По аккуратно касается плеча Мэй, привлекая ее внимание. Мысленно он обещает себе, что уж ее-то точно не будут хоронить. Ни во время поражений, ни во время побед, ни во время штатных стычек — никогда. По еще не знает, как присмотрит за ней, но что-нибудь придумает.
    — Не могу противиться приказам генерала, — говорит он, все так же улыбаясь. — Пойдем сначала решим вопрос с твоим расположением, а потом уже экскурсия. Тут есть кристаллические лисы, тебе понравятся.
    Кристаллические лисы всем нравятся, пусть и кажутся чудными.
    В Сопротивлении тоже всем нравится, пусть и кажется чудным, что они единственные в галактике, кто понимает, что происходит.

+1

9

     Когда Лея наконец-то объявляет о своём решении, Мэй выдыхает, а на сердце у неё становится спокойнее.
     Её приняли в Сопротивление, а это значило, что цель наконец-то окончательно достигнута и можно искать сотни новых и таких же важных. Ещё для неё это значит, то она сделала всё, что могла, чтобы утереть Сенату нос и доказать, что они не правы если не во всём, то во многих вещах точно. Казалось, что к тридцати годам желание посоревноваться с толпой стариков уже должно было бы пройти, потому что так скорее развлекаются мальчишки, но нет, оно никуда не выветрилось и к тридцати трём годам, давая ей сейчас повод для еле заметной торжествующей улыбки на лице.
     - Спасибо, генерал, - благодарит она вслух, хотя самой слова кажутся немного глупыми. Ну кто будет благодарить за то, что жизнь теперь стала на порядок опаснее, а поводов для гнева у Даяны на один больше? Только кто-то вроде неё самой и, быть может, ещё Дэмерон. Хотя ему и на благодарность времени не хватит - сразу побежит к опасности, путаясь в ногах и напоминая этим довольного жизнью фатира.
     Поэтому Майло подхватывает его под руку, едва они оба решают оставить Лею вместе с её делами главы Сопротивления один на один. Потому что всё равно кто-то должен стоять с По рядом и притормаживать его всякий раз, когда тот пытается разогнаться до пятой космической на своих двоих.
     - А может всё-таки лисы первыми? Знаешь, всегда мечтала завести домашнего питомца, но отец не давал разрешения, а потом стало не хватать времени. Думаешь, получится приручить парочку? - всё это исключительно риторические вопросы, не требующие никакого ответа. У Мэй вряд ли хватит терпения возиться с лисами, которыми она будет любоваться на расстоянии и, абсолютно точно, начнёт забывать кормить или что там нужно кристаллическим лисам, чтобы оставаться кристаллическими.
     К тому же, какие лисы сейчас, когда вокруг полная планета тех, кто состоит в Сопротивлении. Приручать и мучать вопросами нужно скорее их, а не несчастных зверей, и Мэй обязательно этим займётся на досуге.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Всё в дом, всё в семью [28.IV.34 ABY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC