Star Wars Medley

Объявление

26.10.2017 Объявление об изменениях в правилах и об эпизодах в 34 ПБЯ.

07.01.2018 Выложены основные события, произошедшие в 34 ПБЯ.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бэйз Мальбус, Бэйл Органа, BB-8, Джейна Соло.

— Я оценил. Просто теперь боюсь представлять программу-максимум: горы трупов и все в огне?
— Горы трупов в огне и вид на залив.
Cassian Andor & Jyn Erso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Now hiring; must have a clue [26.IV.34 ABY]


Now hiring; must have a clue [26.IV.34 ABY]

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

https://s1.postimg.org/1855usk1nj/image.jpg

May Lo, Poe Dameron

Время: 26.IV.34 ПБЯ
Место: Дикое Пространство, планета Бакура, Салис Д'аар
Описание: ...и тут в руки Мэй попал постер.

+1

2

    Столица Бакуры была довольно милым городом с точки зрения той части Мэй, которая отвечала за связи с контрабандистами и прочими тёмными сторонами жизни. Мэй-археолог упрямо считала, что тут делать пока ещё нечего, вот лет через сто, когда все боевые подвиги этого места подзабудутся и жить станет спокойнее, тогда и только тогда археологам будет тут полно работы на долгие годы вперёд. Поэтому в первую очередь она здесь отдыхала, временно оставаясь без всякой работы и не желая в ближайшее время искать хоть что-то. В конце концов Бакура была прекрасным тихим местечком с героическим прошлым, несомненно таким же будущим, но со спокойным настоящим, что не могло не радовать Мэй.
    - Ни за что не поверишь, что я откопал для тебя, - отважно произносит Пит, присаживаясь к Мэй. Пит, тот ещё ушлый контрабандист и вор, улыбается во все тридцать два, имеет гордый вид и похоже на то, что он откопал действительно что-то интересное. Его дроид что-то пищит почти над ухом, полностью игнорируемый Майло. Ло только приоткрывает один глаз, чтобы окинуть взглядом Пита, убедиться, что торжество голоса согласуется с внешним видом его обладателя, и тут же закрывает глаз обратно. Двигаться и что-то делать, даже если это очередная подработка, сулящая хорошие деньги, не хочется совершенно.
    - Что во фразе «я тут отдыхаю», ты не понял с первого раза? - устало отвечает Ло, чтобы хоть как-то поддержать разговор. Общество Пита на Бакуре - последнее, чем она хотела бы наслаждаться, но Пит глуп и упрям и не понимает ни намёков, ни прямого «отвали», поэтому выслушать его, к сожалению, придётся.
    - А когда я предлагал тебе работу, которая себя не оправдывала? - парирует Пит и Мэй приходится с этим согласиться, оживая и изображая на лице полную заинтересованность. Кодекс чести Пита - честь и совесть так редко встречались у контрабандистов, что Мэй считала долгом спасать шкуру Пита из всех неприятностей, куда он попадал - не позволял ему предложить плохой заработок, принести заранее гиблое дело и хоть как-то подставить даму, которая отлично стреляла. Ло подозревала, что всё дело именно в её умении стрелять, а не в чём-то другом, но спрашивать не торопилась.
    - Что у тебя есть? - прямо спрашивает она, сразу собираясь и становясь гораздо серьёзнее, чем ещё пару минут назад. Если придётся отложить свой импровизированный отпуск, то хотя бы дело должно быть стоящим и окупиться на все сто процентов.
    Пит только хитро улыбается, протягивая руку к консоли дроида, и уже секунду спустя над столом парит небольшая голограмма, размера которой всё же достаточно, чтобы разглядеть все детали. Ло разглядывает с равнодушием на лице, внутри пытаясь скрыть огромное удивление и желание тут же найти Дэмерона, взять его за шкирку и, хорошенько тряхнув, ткнуть носом в плакат. Будь Мэй лет на десять моложе, она бы тут же бросила все дела и побежала записываться в Сопротивление. Если там все пилоты такие, то хотя бы это могло стать большим утешением. Но ей далеко не двадцать, войну она уже пережила и привычку идеализировать людей потеряла. Как бы ни был По хорош на этом плакате, Мэй больше привлекала надпись  «Сопротивление» внизу.
    - И что я должна была тут увидеть? - спрашивает Мэй, откидываясь обратно на спинку дивана. Дело дрянь: память у Пита хорошая. Проблема даже была не в том, что Ло хотела в Сопротивление, а в том, что Пит видел её в компании пилота Сопротивления и сделал для себя из этого какие-то выводы. Какие именно - догадаться несложно.
     - Сколько денег мне отвалят в Первом ордене за сопротивленцев? - не скрываясь произносит Пит.
    - Сколько денег тебе придётся отвалить медикам, если ты сейчас же не уберёшься отсюда? - со вздохом отвечает Мэй, доставая бластер и взводя курок. Пит сереет, понимая всё без слов и быстро поднимается из-за стола. - А дроида своего можешь оставить.
    Контрабандист кивает, предательски бросая все свои вещи.
    - Вот и отдохнула, - ворчит Мэй, наклоняясь ближе к дроиду и включая проектор. - Ладно, малыш, поможешь мне отправить сообщение?
    «По, прилетай на Бакуру так быстро, как только можешь. Нужна твоя помощь. Боюсь, что одна не справлюсь. Мэй».

Отредактировано May Lo (2017-10-28 16:09:39)

+2

3

По, прилетай на Бакуру так быстро, как только можешь. Нужна твоя помощь. Боюсь, что одна не справлюсь. Мэй.

    По читает сообщение, только когда «Эхо Надежды» переходит в вечерний режим освещения. До этого у него просто нет времени: последние три дня они почти постоянно сидят над данными разведки, и По пересказывает каждый свой отчет, снабжая его не вошедшими деталями, которые раньше казались ему неважными. Синяя на вылете, Красная вернулась сегодня. Без Рей По нет смысла летать лишний раз, двойка Бастиан-Нунб отлично справляется и самостоятельно. Да и он сейчас больше нужен здесь.
    Мэй не писала ему давно, и По уже начинал за нее беспокоиться, но это было до атаки на Ди’Куар, уничтожившей их базу. После все его мысли сконцентрировались на том, что можно сделать для Сопротивления прямо сейчас, чтобы они просто все выжили. Чтобы Первый Орден не отследил их корабли или даже простые эскадрильи. А тут вдруг — сообщение. По перечитывает это «боюсь, что одна не справлюсь» несколько раз. И «так быстро, как только можешь». Крифф, во что она опять впуталась? Только бы не в какие-нибудь хаттские разборки.
    Ладно. Можно просто слетать, удостовериться, что с ней все в порядке — в крайнем случае что-нибудь быстро придумать, а потом вернуться. По не простит себе, если с дочерью адмирала Ло что-то случится, он давал ему слово. Свое слово По привык держать, во что бы то ни стало. Иногда это оборачивается для него неприятностями. Но на «Эхе» сейчас ночь, а значит, у него есть как минимум часов двенадцать на то, чтобы добраться до — Бакуры?
    Через полчаса По уже поднимает крестокрыл в воздух, через еще пару часов — сажает в порту Салис Д’аара. Биби-8 он оставляет в порту, памятуя о том, что дроиды на Бакуре не в большом почете. Теперь главное найти Мэй, и желательно живой и невредимой. Только сейчас По вдруг вспоминает, что обычно она заваливается на Бакуру в качестве отпуска. Но назад уже не воротишь, да и проверить странное сообщение все-таки стоит. Мало ли, что могло с ней случиться. Учитывая, с кем она общается.
    В отличие от «Эха», здесь вечер едва-едва начинается. По рыщет по смутно знакомым улицам Салис Д’аара, но никак не может вспомнить место, которое Мэй показывала ему в прошлый раз. За этим поворотом? До или после этой кантины? Крифф. Наконец По отчаивается и ныряет в переулок, где никого нет, чтобы достать датапад и черкнуть Мэй сообщение. Не по шэдоунету, обычное, по голонету. Как в старые добрые времена, пока она еще не занималась черной археологией и тонкостями дипломатических отношений с картелями и разнообразными коллекционерами.

Мэй, стою напротив «Занозы Занази», ты где? Все в порядке? По.

    Сунув датапад в карман новенькой черной куртки, По задумчиво оглядывается по сторонам и решает все-таки заглянуть в саму «Занозу». Не зря же ноги привели его именно сюда, так? Может, это то место, которое Мэй ему и показывала. На всякий случай он проверяет бластер на поясе. Очень много очень плохих приключений в его жизни начинались с того, что он заходил в кантину в поисках знакомого лица.
    В половине этих приключений он искал лицо Мэй.

+2

4

    Едва крестокрыл показывается в порту, а сам Дэмерон оказывается на земле в полной решимости найти Мэй, самой Мэй уже несут новость об этом двое подростков.
    - Майло! - панибратски кричат они, замечая копну непослушных тёмных волос в толпе среди остальных людей в «Занозе», и подлетают к Ло с самыми довольными улыбками, будто на их голову свалилось несметное богатство. - Там тот красавчик, про которого вы говорили, прилетел. Только что! Своими глазами видел!
Паренёк, чьё имя Мэй не помнит совершенно, еле дышит, пытаясь прийти в себя после долгой пробежки. Ло хмурится, когда слышит слово «красавчик» - нельзя было показывать впечатлительным детям постер Сопротивления - но кивает и спешит перебраться в более тёмный угол. Купленный подросткам каф хотя бы себя оправдал, а не просто послужил им небольшим развлечением за чужой счёт, который за время отпуска всегда быстро достигал нуля, а потому снова вынуждал браться за работу самого разного рода. Думать об этом сейчас Ло не хотела: постер Сопротивления занимал её гораздо больше.
    На самом деле Мэй даже не знает, что хочет сказать По в первую очередь. Для начала они не то чтобы очень часто виделись в последнее время, и Ло начала догадываться почему. Во-вторых, в Сопротивлении он или нет - это его личное дело, в которое ей не стоило бы вмешиваться... На этой мысли Мэй сдувается и начинает понимать, что вообще-то немного обижена. Столько лет знакомства, столько совместных приключений! Матушка большую часть этих приключений назвала бы неприятностями и была бы права. И всё это перечёркивает какой-то контрабандист с дроидом, нашедший в шэдоунете путь к Сопротивлению быстрее неё самой.
    В кантине становится слишком шумно для начала вечера и Мэй предпочитает всё же покинуть «Занозу», в спешке расплатившись с барменом и прихватив с собой честно отобранного у Пита дроида. Партия в сабакк за соседним столом становилась всё жарче и Ло не горела желанием узнавать, что будет делать проигравший свой звездолёт контрабандист. Однако сбежать от неприятностей в этот раз не удалось: они нашли её сами, приняв обличье По и не дав ни единого шанса выйти из кантины, пока тут всё ещё было тихо и спокойно.
    - Привет, - Мэй подходит к Дэмерону сама, махнув ему рукой и привлекая к себе внимание. Она широко улыбается и всё в её внешнем виде просто кричит о том, что присланное сообщение было совершенно не о глобальных неприятностях, в которые только мог попасть чёрный археолог, ввязавшийся в дела плохой компании и неплохо с этой компанией спевшийся.
    - Нам надо серьёзно поговорить, - быстро произносит она и тут же хватает По за руку, чтобы утащить как можно дальше от карточного стола. Хотя бы сейчас она старается держаться от неприятностей как можно дальше, предпочтя разговор с По пляскам с бластером внутри кантины. И едва в пределах их видимости появляется максимально уединённый свободный стол, Мэй тут же садится за него с самым спокойным видом и приглашает По присоединиться.
    - Прости, что немного наврала в сообщении, - прямо начинает она, пока дроид что-то пищит рядом. Наверное, жалуется на тяжёлую жизнь и на то, что она его почти украла, но Мэй предпочитает не думать, что это воровство. Он просто попал в руки к плохому человеку, а она его освободила. Ло шикает на дроида, призывая его быть чуточку тише и продолжает. - Хотя я тут действительно не разберусь с одной проблемой без твоей помощи.
Дроид продолжает пищать, теперь ещё недовольнее, чем раньше, но всё же показывает над столом небольшую голограмму того самого плаката.
    - Приятель, ты испортил всю интригу, - обращается она к дроиду, но тут же переводит взгляд на По. - Так вот о проблеме... Что твоё лицо делает на постере «Сопротивления»?

Отредактировано May Lo (2017-11-04 22:37:44)

+2

5

    В кантине как всегда шумно. Бакура — место для контрабандистов, наемников и в общем и целом всех тех, кто желает залечь на дно и отдохнуть от разбойной жизни. Хотя иногда По кажется, что стоит взять любую кантину галактики — и там непременно будут шум, кортигское и партия в саббак, где кто-то кому-то проиграл звездолет. По едва успевает скользнуть глазами по помещению, как перед самым его носом, будто из-под земли, вырастает Мэй.
    Беглый осмотр показывает, что гений от археологии жива и невредима.
    И даже не была продана в рабство.
    Что происходит?
    — Привет, — осторожно здоровается По в ответ.
    Как-то это все чересчур подозрительно. Нет ли здесь какой-нибудь подставы? Он даже оглядывается по сторонам, будто в поиске кого-то, кто мог заманить его сюда на Мэй. Но кому он нужен? Да и Мэй уже тащит его к какому-то столику. Для серьезного разговора. По хмурится и следует за ней. Может, она под спайсом? Но не похоже: ладонь теплая, шагает уверенно, слова связывает в предложения без проблем. Какие там бывают побочные эффекты? По садится за стол с таким выражением лица, будто сейчас кантина взлетит на воздух от орбитального удара, и он ожидает, что с минуты на минуту об этом известят сирены по всему городу.
    Его отвлекает писк дроида, сбивчиво повествующего о своей нелегкой судьбе, а потом и сама Мэй. По выдыхает и расслабляется. Врать, конечно, нехорошо, но это означает, что он может придумать отмазку и вернуться на «Эхо Надежды» и даже, наверное, успеть поспать пару часов. Жизнь стремительно налаживается. До тех пор, пока над столиком не показывается агитпостер Сопротивления. С ним в главной роли.
    — Крифф, — вырывается у По быстрее, чем он успевает сообразить, что говорит и рядом с кем. Не то чтобы они с дочкой адмирала Ло в достаточно близких отношениях, чтобы он при ней ругался. — Убери, — говорит он дроиду и быстро оглядывается по сторонам, прикидывая, сколько присутствующих вообще интересовалось их столиком в последние пять секунд. И только после этого поворачивается к Мэй. Застала же она его врасплох, бездна забери. — Это долгая история.
    Это очень, очень долгая история, и это очень, очень неподходящий для нее момент, и неподходящее для нее место, и неподходящий для нее человек. О том, что Мэй хочет попасть в Сопротивление, По в курсе уже давно. Он проводит по лицу рукой, подпирает подбородок, смотрит на нее — и уже знает, что она теперь от него не отстанет, пока он не расскажет всю правду. Плакало его обещание адмиралу Ло.
    — Откуда у тебя этот постер? — первым делом негромко спрашивает По. — Чей это дроид? Кто еще знает? Натуральный обмен. Ты информацию мне, я информацию тебе.
    Юлить бесполезно, пока он не узнает, откуда у нее этот постер и что еще она знает. Можно было бы списать все на чью-нибудь шутку, все-таки, он до сих пор числится во флоте, а там шутников хоть отбавляй, но По не торопится лгать. Гораздо важнее понять, как предотвратить распространение информации. Обещание адмиралу Ло не сдержать, если за ним будут охотиться все наемники Первого Ордена, зная его в лицо.

Отредактировано Poe Dameron (2017-12-13 00:48:27)

+1

6

     Мэй предвкушает Историю. Именно так, с большой буквы. Можно было бы добавить немного завитков и таинственной музыки фоном, Ло обязательно сделала бы и это, но, увы, дроид показывал только картинки, портя всю торжественность момента. Впрочем, торжественность момента портит и то, что По совершенно не рад её открытию. Она где-то облажалась? О, точно, она вообще не должна была этого делать, не в кантине и точно не преподносить информацию подобным образом, но было как минимум одно слово, которое выбивало из Мэй всю разумность и спокойствие и побуждало действовать исключительно быстро и на вдохновении от момента. «Сопротивление». Самое могущественное слово, имеющее над Майло такую власть, которая даже не снится деньгам и истории.
     Ей хочется успокоить Дэмерона. Она серьёзно готова признать свою ошибку, с немного виноватым видом смотрит на По, но всё равно угрызений совести недостаточно для того, чтобы интерес в её глазах погас, а сама она произнесла волшебную фразу «давай я просто сделаю вид, что не видела постер, раз ты предпочитаешь сохранить всё это в тайне». Права По на эту тайну Майло разумеется не даст, потому что он слишком долго молчал о том, что имеет какое-то отношение к Сопротивлению. Это в глазах Ло тяжелейший проступок, который она, разумеется, простит Дэмерону просто потому что он был Дэмероном, а он такой уникальный и с талантом вытаскивать её из всех передряг один во всех галактиках, которые только существуют.
     — Я написала тебе сообщение, едва сама узнала о постере. Дроид принадлежал одному из контрабандистов, с которым я время от времени работаю. Он не сказал, где нашёл его, но я знаю Пита и уверена, что больше он никому не сказал. Он очень не любит делиться деньгами. Кажется, он грозился поймать тебя и сдать Первому ордену, - последнюю фразу стоило слушать без всяких «кажется». Мэй делится всем, что знает сама и этой информации слишком мало, но под окончание небольшого монолога взгляд её глаз становится виноватым ещё больше и она понимает, что на голову По только по её вине свалилось сейчас много проблем. Например, целый контрабандист, у которого отобрали дроида и лишили возможности неплохо заработать.
     Уже погасивший все компрометирующие изображения, дроид попискивает рядом, пытаясь как-то разрядить неловкую ситуацию, но Мэй совершенно не до его слов, которые она всё равно не понимает. Это По был мастером на все руки, умеющим переводить с бинарного хоть в самом глубоком сне. Ло уверена, что разбуди его тёмной ночью, он точно не ошибётся в переводе. Но всё это мало помогало в случившейся ситуации. Контрабандистам было плевать на всю талантливость Дэмерона, а вот на его лицо на плакате совершенно нет. Но Пит был тем ещё молчуном, Мэй уверена на сколько угодно процентов в том, что он точно не выдаст до такой степени верный шанс озолотиться кому-то другому.
     Ло пытается успокоить себя, хотя волноваться за Дэмерона не перестаёт совершенно. И совершенно правильно делает: в кантине никогда нельзя расслабляться полностью, если не хочешь, чтобы тебя подстрелили или ограбили. Правда сейчас всё оборачивается немного хуже, потому что Мэй умудряется чудом заметить поверх всей толпы сидящих голову Пита.
     - Пригнись, - просит Ло, испуганно хватая По за руку. Она снова бросает взгляд в сторону, где недавно был контрабандист, пытаясь придумать пути к отступлению. - Пит здесь.

дайсы

не заметил совсем - 1-3
не заметил, но бармен подсказал 3-6
заметил сам и пошёл в их сторону - 7-9
[dice=15488-19]

Отредактировано May Lo (2017-12-08 21:46:53)

+2

7

    Мэй выглядит искренне виноватой, но к сожалению, в этой ситуации это мало что дает По. Будь она виноватой в любой другой ситуации: когда они убегают от разъяренных контрабандистов, потому что Мэй не продала им какую-то находку, или когда им приходится угонять чужой спидер, чтобы их не засекла полиция на заповедной планете, или в любой другой ситуации — совершенно любой! — и По бы просто посмеялся и сказал, что они разрулят это все в два счета. К сожалению, с Сопротивлением это так не работает. С Сопротивлением и теми, кто хочет выдать его Первому Ордену.
    — Удали, — прерывает щебет дроида По. — И историю посещений голонета удали тоже. Да, всю. Спасибо. Так. Ты, — начинает он, но не успевает договорить: Мэй просит его пригнуться.
    Никогда, никогда простое «пригнуться» не срабатывало на его опыте. После «пригнуться» обычно начинаются самые проблемы. Пригнуться — это почти как призыв к тому, чтобы схватиться за бластер и стрелять первым. Но По все-таки оперативно пригибается к столу и скашивает глаза вбок, пытаясь разобрать, что происходит. Пит. Пит здесь. Кто бы ты ни был, Пит, чтоб тебя бездна забрала. По прикидывает варианты: придется бежать. Устраивать перестрелку в кантине на Бакуре, где этого малого наверняка все знают, не самый лучший выход.
    Честно говоря, ему просто не хочется стрелять первым.
    — Спидер есть? — негромко спрашивает По у Мэй. — И платок.
    Пора завести себе куртку с капюшоном, ну правда. Столько проблем бы решилось. По чуть перестает пригибаться к столу, откидывается на спинку стула. И банте понятно, что так просто эта беда его не минует. Пита придется купить. Или убрать. Лучше убрать, конечно. Все равно у По нет такого числа кредитов, чтобы перебить обещанное Первым Орденом вознаграждение за любую информацию о Сопротивлении. Крифф. Вариантов нет. Но не здесь.
    По поворачивает голову и смотрит прямо на дуло бластера Пита. Что ж, решил не церемониться. Понятно. Местные подумают, что это какие-то их разборки. Тут таких каждый день по нескольку штук, притон контрабандистов же. Удобно. По тянет уголки губ в ухмылку:
    — Привет, дружище, — он знает, что Пит не станет стрелять. Хотел бы — выстрелил бы, не доходя до стола. — Присаживайся, есть разговор. Бластер можешь убрать, не сбегу.
    Пит благоразумно прячет бластер под стол, По кидает быстрый взгляд на Мэй. Спидер и платок им понадобятся очень и очень скоро. Или хотя бы спидер, крифф с ним, с платком. Под прицелом быть не слишком приятно, но По к этому привык. Как и к контрабандистам. Поэтому складывает руки на столе и смотрит на Пита с видом крайне делового человека.
    — Все просто, — не давая контрабандисту заговорить первым, начинает По, — моя подруга Мэй позвала меня сюда для беседы с тобой. Я знаю, что ты знаешь про меня. Ты не пристрелил меня на месте, значит, надеешься на какое-то вознаграждение, — он усмехается. — Назови сумму — и я удвою ее, чтобы ты забыл о том, что когда-либо видел мое лицо. И ее тоже. Как тебе такое предложение?

дайсы

Пит согласится на сделку?
От 1 до 3 — ответ нет, от 4 до 6 — ответ да.
[dice=9680-16]
Если нет, то что сделает?
1-4 — сделает контр-предложение, завысив сумму в три раза;
5-8 — позовет своих дружков, чтобы скрутить По и Мэй заодно;
9-12 — без лишних разговоров попытается выстрелить в По под столом.
[dice=7744-1936-26]

Отредактировано Poe Dameron (2017-12-13 01:16:03)

+1

8

     Мэй кивает. Да, спидер. Как она могла про него забыть: надо было тащить По совершенно в противоположную сторону, на улицу и увезти как можно дальше от кантины, где предпочитала проводить своё свободное время Мэй да и Пит тоже. Наверное, из-за того, что это место было в какой-то мере знакомым она и предпочла остаться на «своей» территории, а не трусливо сбегать без всяких попыток договориться, потому что договориться, по скромному убеждению Ло, можно всегда. А уж что для этого надо применить: бластер или деньги - всего лишь детали, в которые пока можно не углубляться.
     Мысль о том, что после всех этих попыток договориться, им понадобится ещё и помощь медиков, Ло старается держать в голове, но не углубляться в неё так тщательно. Они на пару с По выбирались и не из таких переделок, а спидер, оставленный в пяти шагах от входа в кантину, достаточно быстр, чтобы ни Пит, ни остальные случайно заинтересовавшиеся их разговором не смогли догнать их, когда придётся убегать. В том, что убегать всё же придётся, Мэй ни капли не сомневается. Вопрос только в том, оставят ли они после себя труп Пита или он проявит зачатки разумности и поймёт, что лучше остаться живым и при деньгах, чем лежать раненным на грязном полу и думать о том, как бездарно потерял все шансы на лучшую жизнь.
     - Согласен, - кивает Пит, и Мэй примерно в ту же секунду готова немного выдохнуть. Немного, потому что Пит сидит слишком близко к ней, а его рука крепко сжимает её локоть, что Майло не нравится совершенно, но она даже и не думает о том, чтобы выдернуть свою руку из цепкой хватки. Хотя бы потому что в руках контрабандиста всё ещё был бластер, направленный на Дэмерона, и если с По что-то случится, то она вряд ли сможет сама себе это простить. В память обо всех пережитых вместе приключениях и ещё потому что По сейчас её единственная ниточка с Сопротивлению. Она не может потерять этот шанс.
     Контрабандист смотрит на своего дроида и рукой, занятой бластером, нажимает пару кнопок на консоли. Проектор тут же показывает кругленькую сумму и Ло присвистывает. Дэмерон оказался очень дорогим пилотом Сопротивления. Очень-очень дорогим. Она боится представить, откуда он вообще может взять такие деньги. Хотя на самом деле уверена, что платить Питу в их ситуации - совершенно не выход. Пит ухмыляется.
     - Вот эта сумма должна быть переведена мне и я тут же забываю вас обоих и делаю вид, что впервые вижу в этой кантине. У тебя есть час, - бросает он Дэмерону, а потом поднимается из-за стола, утягивая за собой Ло и направляя бластер ей в бок. - А её я заберу пока с собой. В качестве гарантии, что ты никуда не денешься. Прости, Мэй.
     На самом деле контрабандисту не жаль совершенно и всё это прекрасно видно по его лицу, но Майло возмущена до глубины души и скрывать этого совершенно не собиралась.
     - Пит, милый, тебя, кажется, попросили убрать бластер, - произносит она, прежде чем встать ровно и успокоиться всего на долю секунды, потому что самоубийственные шаги лучше делать с абсолютно трезвой головой и полным пониманием, что ты делаешь. Пока контрабандист пытается снять у неё с пояса кобуру с бластером, Мэй предпочитает не терять время даром, а резко отводит его руку с оружием в сторону и бьёт Пита со всей силы, стараясь оглушить его.
     - На выход, быстро! - командует Мэй на всякий случай, чтобы в По не включился синдром героя сейчас, из-за которого они оба могут пострадать. Плевать уже на Пита: Ло отплясала на его ногах такие танцы, что догнать их у него вряд ли получится, а вот бегать быстрее, чем догонит разряд из бластера Мэй ещё не научилась.

дайсы

[dice=1936-16]
Пит стреляет?
1-3 - да
4-6 - нет

Если да, то задевает ли он кого-то
[dice=1936-3872-26]
1-3 - мимо
4-6 - кто-то в зале
7-9 - Мэй
10-12 - По

+2

9

    По не нравится, как близко Пит сидит к Мэй. По многим причинам, но он старается держаться все так же спокойно и делать вид, что сделка, которую он предлагает, действительно возможна. Денег у По сейчас почти нет. Но откуда об этом знать контрабандисту, если По ведет себя все так же самоуверенно? Уж в чем, в чем, а в собственном умении источать самоуверенность он не сомневается.
    Сумма, которую запрашивает контрабандист, похожа на цену небольшого флагмана. По готов присвистнуть вместе с Мэй и пытается прикинуть, как сейчас будет решать эту ситуацию за час. Скорее всего, как бы он ни хотел этого избежать, придется выстрелить Питу в спину. Поднимется шумиха, но она будет им даже на руку. Наверное. По не уверен, но знает, что всегда выходит сухим из воды — выйдет и на этот раз. Данные с дроида он уже стер.
    Однако выражение лица Мэй быстро подсказывает По, что он может выкинуть свой сиюминутный план в ближайшее окно. Когда Мэй бьет контрабандиста, По вскакивает на ноги, даже не дожидаясь ее команды. Они уже достаточно часто влипали вместе, чтобы он успел понять, что дочь адмирала Ло, хоть и нуждается порой в помощи, постоять за себя в случае чего тоже может. По кидается к выходу и только совсем в последний момент тормозит, пропуская Мэй мимо себя.
    Достает бластер и стреляет первым.
    Рука Пита осекается, его выстрел пролетает мимо, ударяется в дверной косяк. По выдыхает: Сопротивление теперь в целости и сохранности. Еще и ушлого контрабандиста на своем хвосте они бы не пережили. Пит тяжело падает на пол. Мертвый.
    По вываливается на улицу под поднимающийся гвалт в кантине. Оглядывается в поисках Мэй. У нее же должен быть спидер? У нее точно есть спидер. Как-то же она сюда добралась. Не на своих же двоих пришла.
    — Убираемся отсюда. Сейчас же, — говорит он, тянет ее в сторону ближайшего припаркованного скопления спидеров. — Который твой?
    По только что убил человека, но едва ли задумывается об этом. В крови курсирует привычный адреналиновый приход, который заставляет его полагаться на удачу, инстинкты и привычку скорее делать, а потом думать, чем наоборот. Осложняется все только тем, что с ним Мэй. И просто добраться до космопорта будет недостаточно.
    Ох, крифф, с ним Мэй.
    Он никогда не стрелял первым раньше. Но раньше вопрос и не касался Сопротивления.

Дайсы

Будет погоня?
От 1 до 3 — ответ нет, от 4 до 6 — ответ да.
[dice=5808-16]

Отредактировано Poe Dameron (2017-12-25 01:12:52)

+2

10

    ... а вот бегать быстрее, чем догонит разряд из бластера Мэй ещё не научилась. Поэтому она невольно замирает на долю секунды, когда за всем гвалтом кантины слышит ещё и звук, который ни с чем нельзя перепутать тому, кто рос в семье военного и научился стрелять из бластера раньше, чем нормально читать и писать. Отец, конечно, утрировал всю любовь единственной дочери к оружию, но факт оставался фактом. Ло никогда не перепутает выстрел из бластера с чем-то другим. Поэтому она замедляет шаг, но, не услышав за спиной ругательств Дэмерона и просьб помочь, потому что был подстрелен, Мэй успокаивается и продолжает бег, в пару шагов доходя до своего спидера и кидая в сторону По платок. Свой она повязывает достаточно быстро и садится за руль, тут же заводя спидер. Нужно было убираться как можно дальше от кантины и от Пита в том числе. Хотя в том, что контрабандист жив, Мэй сильно сомневается.
     - Держись крепко, - коротко бросает она, скупясь на этот раз и на эмоции, и на слова. Первые минут двадцать Ло гонит так, будто за ней гонится не какой-то ушлый контрабандист, которого можно победить одним ударом или выстрелом, а весь Первый Орден с их верховным лидером во главе. Сердце под курткой стучит бешено, в голове только одно желание - оказаться как можно дальше от кантины и, по возможности, больше туда не возвращаться. На одно любимое место для отпуска меньше, Ло с удовольствием бы подумала об этом на пару минут дольше, но потом понимает, что отпуска после всего того, что она сегодня узнала, ей не дожидаться ещё долго. Проклятое Сопротивление и проклятый По, сидящий у неё сейчас за спиной. На самом деле она старается не думать о том, что в кантине слышала, как стрелял Дэмерон. И что стрелял он не просто защищаясь, а стрелял первым и убил человека. Пусть даже и такого паршивого и продажного как Пит.
     Мэй наконец-то находит в себе силы притормозить и вести спидер уже на более разумной скорости. Погони за ними всё равно нет, а добраться до космопорта они всегда успеют, потому что водит Майло так же безумно, как Дэмерон летает. Пара поворотов, ещё немного петляний по улицам просто на всякий случай: даже полная уверенность в том, что погони от кантины за ними не было, не даёт Мэй действовать бездумно и забывать о том, что что-то она могла и проглядеть. Наконец-то она останавливает спидер окончательно, паркуясь у стены какого-то уже довольно сильно потрёпанного временем здания, и только потом слезает, стянув платок с лица и смотрит на Дэмерона.
     - Ты задолжал мне немного объяснений. И я не отвезу тебя в космопорт, пока ты не расскажешь мне хотя бы начало увлекательной истории о том, как тебе хватило совести молчать о Сопротивлении всё то время, что мы с тобой знакомы! - Мэй, как и в кантине, совершенно не скрывает своего возмущения. Дэмерон вообще один из тех немногих людей, рядом с которыми она ни на каплю не старается держать лицо и хотя бы выглядеть спокойной.

+2

11

    По перехватывает платок, закрывает им половину лица, едва успевает сесть на спидер за Мэй — та стартует так, как он не всегда стартует на крестокрыле. Это и волнует, и успокаивает его одновременно. К большим скоростям По относится с нежной любовью, а вот к паникующим водителям — уже с меньшей. Наверное, она не поняла, что он убил этого ее дружка. Наверное, оно и к лучшему. По держится крепко и молчит.
    Мэй петляет, и сразу видно, кто привык уходить от погони по улочкам разнообразных городов и планет. Иногда По оборачивается, но за ними действительно никто не гонится. Маловато было у Пита друзей в той кантине. Оно и к лучшему. Одно только волнует По. Они сбрасывают скорость. Они сбрасывают ее совсем. То есть, останавливаются.
    До космопорта еще минут десять спокойной езды.
    По стягивает платок с лица и встревоженно следит за Мэй — та слезает со спидера. Что-то не так? Ее ранило? Но нет никаких следов выстрелов или крови, ничего. Что тогда?
    «Что тогда» По понимает буквально через пару секунд. Рефлекторно оглядывается вокруг, но улица такая пустая, что даже страшно. Если их кто здесь и услышит, то только какие-нибудь бритвокрысы или бродячие фелинксы.
    — Первое правило секретной организации — никому не рассказывай о секретной организации, — вырывается у По быстрее, чем он успевает сообразить, что по привычке шутит в стрессовой ситуации.
    Почему-то теперь, вне кантины и не под прицелом, все это начинает казаться ему даже забавным. Самую малость. Он остается сидеть на спидере и смотрит на Мэй снизу вверх.
    — Мы можем сначала доехать до космопорта, а потом ты задашь мне все свои вопросы? — на всякий случай уточняет По, полностью готовый к тому, что Мэй пошлет его к хаттовой матери. — И тебе, и мне лучше убраться отсюда поскорее. У меня есть крестокрыл, если мы только доберемся до него, — он неловко замолкает на середине фразы.
    На одном крестокрыле им вдвоем не улететь.
    — Я не собираюсь бросать тебя здесь без ответов, честное слово, — на всякий случай быстро добавляет По, чтобы хоть как-то спасти ситуацию.

+2

12

     Если Мэй и знает что-то о крестокрылах, так это то, что когда По доберётся до космопорта, ей самой придётся оставаться на Бакуре и думать о том, как бы выбраться собственными силами. Майло всей душой не любит эти небольшие корабли: спасибо двум братьям, разбившимся и не вернувшимся домой. Теперь крестокрыл для Ло - опасность большая, чем Первый Орден. Хорошо ещё, что в своём страхе не цепляется упрямо в куртку По, мешая тому вновь и вновь возвращаться в небо. Купить место на пассажирском судне было бы намного безопаснее и спокойнее для самой Мэй, но ещё она понимает, что Дэмерон в таком случае вряд ли полетит с ней, потому что просить его бросить крестокрыл, чтобы потом при случае за ним вернуться, - это тоже самое, что просить его отрезать себе руку, а потом пообещать её когда-нибудь пришить.
     - Хорошо, - соглашается наконец-то Мэй, обдумав все варианты «за» и «против». В любом случае она уже собиралась завершать свой прекрасный отдых, а неделей раньше или неделей позже - для неё не играет никакой разницы. Однако вопреки своим словам не садится сразу же обратно за руль. Она ещё с минуту приходит в себя, успокаивается, чтобы как-то унять чувство волнения и тревоги разом. По Дэмерон - её шанс попасть в Сопротивления. Майло никогда бы о таком не подумала.
     Небольшая передышка точно помогает Мэй: до космопорта они добираются за семь минут вместо обещанных десяти. Три минуты, которые она выиграла за счёт бешеной езды по узким почти безлюдным улочкам, она рассчитывает прибавить к тому времени, что Дэмерон собирается тратить на объяснения.
     - Если ты не хочешь ничего рассказывать, лучше скажи сейчас, пока я не стала задавать слишком много вопросов, - на всякий случай предупреждает Майло, в очередной раз слезая со спидера. В этот раз уже точно не на пару минут в попытке успокоиться и привести в порядок растрёпанные мысли, а для обстоятельного разговора с кучей вопросов и очень важной для Ло попытки убедить По в том, что она может быть полезна. Она может держать оружие, у неё куча знакомых с самой разной репутацией, а само её занятие археологией, в том числе и чёрной, весьма прибыльно.
     Сейчас Мэй как никогда жалела о том, что боится летать и не настояла когда-то на том, что хочет начать карьеру военного. Солдат и пилот пригодился бы Сопротивлению гораздо сильнее, чем археолог.

+2

13

    Мэй соглашается, и у По отлегает от сердца. Он натягивает платок обратно на нос, утирает слезинки из краев глаз — только сейчас заметил, что ветер в лицо не прошел бесследно. Весь путь до космопорта он пытается понять, что им делать. Он не оставит Мэй здесь одну, она точно влипнет куда-нибудь. Он не может посадить ее в крестокрыл. Два человека в кокпите не помещаются, он проверял еще в Академии. Он может разве что отпустить ее на пассажирском шаттле и договориться встретиться где-то в другой точке, когда он будет на более приспособленном для перевозки пассажиров транспорте. Но вряд ли Мэй согласится на это.
    — Я не хочу ничего рассказывать, — честно отвечает По уже у космопорта, слезает со спидера и возвращает Мэй ее платок, — здесь. Пошли.
    Один космопорт всегда как две капли воды похож на другой, и пусть они различаются по архитектуре и планировке, По не видел еще ни одного, где ему бы не удалось найти укромный уголок. В космопортах проворачивается немало темных делишек, а на планетах вроде Бакуры — тем более. Убедившись, что вокруг ни души — ни души, заинтересованной в них, по крайней мере — По смотрит на Мэй.
    Мэй-я-хочу-попасть-в-Сопротивление-больше-жизни.
    Он давал слово адмиралу Ло, что не втянет его дочь ни в какие приключения и вытянет изо всех, в которые она ввяжется сама. Но если он сейчас расскажет ей про Сопротивление — это ли не втягивание в самое большое приключение в галактике?
    — Послушай, — наконец, выдыхает По и неловко трет шею рукой. — Я давал обещание твоему отцу, что прослежу, чтобы ты не ввязывалась во всякие приключения. Что прослежу, чтобы ты осталась жива. И тогда, при эвакуации, и после. Очевидно, я неплохо справился с задачей, — он усмехается, указывая рукой на вполне целую и невредимую Мэй. — То, куда ты хочешь — это не шутки, Мэй. Там умирают люди.
    Что-то в лице По выдает, что люди, про которых он говорит, умирали не так давно. В голове всплывают лица двух пилотов, и он качает головой, будто отгонят от себя морок. Нельзя об этом думать. Кто умер, тот умер, остальные должны двигаться дальше. В конце концов, высшая цель стоит того, чтобы за нее умереть, и они все знали, на что подписываются.
    — Грош цена была бы моему обещанию, если бы я тебе рассказал. Понимаешь?

+2

14

     Мэй стоит напротив По скрестив руки на груди и слушая его с внимательным взглядом, готовая уже принимать сто и одну отговорку о том, почему он не станет рассказывать ей всё, оставит на Бакуре и постарается как можно реже напоминать ей о существовании Сопротивления. В голове всплывает любимое мамино «ох, Мэй», означающее то, что она снова связалась с плохой компанией, рискует своей жизнью и репутацией семьи, а в последние три года, едва Майло исполнилось тридцать, за -той фразой точно пряталось что-то ещё, что археолог предпочитала не замечать.
     Когда Дэмерон упоминает отца, на лице Ло появляется понимание. Спорить с авторитетом Стивена Ло мог только полнейший безумец, не боящийся лишиться всех званий и отправиться познавать все прелести гражданской жизни. Он не давал спуску и сыновьям, так что думать о том, что к подчинённым он мог относиться более дружелюбно - бессмысленно. И всё же Майло хмурится всего на пару секунд, складывая в голове два и два. Приказ отца - он не умел общаться иначе, а просить тем более - Дэмерону проследить за тем, чтобы она осталась цела, мог быть вообще последним приказом, который адмирал Ло отдал в своей жизни. А с такими вещами не спорят вдвойне.
     Проникновенное «понимаешь» окончательно выводит Майло из хрупкого баланса и она вскидывает руки и качает головой, потому что понимать отказывается.
     - Только мой отец уже давно погиб, а я не маленькая девочка, которую нужно оберегать. Не рассказывай мне про то, что в Сопротивлении опасно и гибнут люди, Дэмерон. Я прекрасно знаю, что это такое. Половина моего курса не вернулась домой после юужань-вонгской, - решительно произносит она и потом только закусывает губу, чтобы не сказать чего-то лишнего. Немного успокоиться и трезво посмотреть на ситуацию в целом, а не взглядом той самой маленькой девочки, которая обижена на то, что ей сказали сидеть дома, когда братья идут на войну и могут сделать что-то полезное для Республики.
     - Я не хочу снова оставаться в стороне и сидеть сложа руки. Хватит, насиделась. Я два года пытаюсь хоть как-то связаться с Сопротивлением и ты знаешь, что не отступлюсь от своего решения. Один раз я уже отказалась и... - По перед глазами почему-то поплыл и Майло потёрла глаза, с удивлением отмечая, что тыльная сторона ладони оказалась немного мокрой. - И теперь Майк и Мэтт... Они же как ты летали...

+2

15

    Как горох о стену. Вот именно поэтому По ничего и не рассказывал. Он ей про погибших, а она ему — про свое. И не отступится ведь, что правда, то правда. По сжимает губы и тяжело вздыхает. Конечно, она не хочет сидеть в стороне. И знает он про эти два года. Каждый раз, когда заходил разговор про Сопротивление, По играл в дурачка и пересказывал ей какие-то бесполезные слухи, о которых все любят травить байки в самом Сопротивлении. Ни один из них никогда не привел бы ее в само Сопротивление.
    Но теперь она знает про него, и — плачет.
    — Эй-эй-эй!
    Только он собрался сказать, сколько людей умерло вчера.
    По взволнованно вскидывает перед собой руки, почти берет Мэй за плечи, но не решается — просто складывает ладони вместе перед собой. Она все еще дочь адмирала, пусть он уже и мертв много лет. Пусть они и пережили немало приключений вместе. Пусть ей, кажется, до лампочки вся эта субординация, которая есть в его голове. По заглядывает Мэй в лицо. Мысли мечутся, так сразу и не сообразишь, что сказать.
    Почему-то даже перед Кайло Реном По не теряется так, как перед плачущей Мэй. Вот тогда, на коленях в деревушке у трупа Лор Сан Текки, он нашелся, что сказать. А теперь как будто все слова позабыл.
    — Я не разобьюсь, слышишь? — наконец, выдает он. — Я сбежал из плена Первого Ордена, было бы очень по-идиотски с моей стороны разбиться на какой-нибудь рядовой миссии.
    Про плен он ей не рассказывал. Хотя прошло уже больше месяца.
    — Я уже столько там пережил, ничего со мной не сделается, — продолжает заверять По. — И дружок твой меня сегодня не пристрелил. Все хорошо будет. За меня точно можешь не переживать. Ну, Мэй?
    По улыбается уголками губ, потому что все правда будет хорошо. Рано или поздно, так или иначе. Остается убедить в этом Мэй, которая, видимо, решила, что если она и в этот раз останется в стороне, то умрет не только он, но и вообще все, кого она знает. По невольно прикидывает, чем Мэй может помочь Сопротивлению. Ради всего святого, простите, адмирал.
    Потому что вместе с этим По прикидывает, насколько проще будет исполнять обещание, если Мэй будет в Сопротивлении.

Отредактировано Poe Dameron (2017-12-25 14:45:21)

+2

16

     Мэй пытается вспомнить, когда она вообще в последний раз плакала. Юужань-вонгская, будь она неладна, приходит на ум самой первой и Ло соглашается с этим воспоминанием. Мысли о братьях и их гибели сильнее всего выбивают её из колеи спокойствия и за считанные секунды доводят до слёз. Плакать при По - смешно, и Ло пытается успокоиться. Ну в самом деле, она только что пыталась доказать, что все её попытки попасть в Сопротивление абсолютно серьёзны и она не испугается ни смерти, ни любых других опасностей, а тут разрыдалась как маленькая девочка.
     Упоминание плена и Первого Ордена вырывает из её груди очередной всхлип. Дурак, какой же он дурак! У Майло даже сил не хватает злиться, она просто пытается утереть слёзы рукавом куртки, но получается только размазывать их по лицу. Ей до субординации действительно до лампочки: По был единственным её другом, судьба которого была не безразлична всё время знакомства, а он так о многом молчал и не говорил, когда она рассказывала ему чуть ли не всё.
     На «ну, Мэй» она снова ломается, окончательно отметая все условности. В абсолютно детском движении делает шаг вперёд и утыкается лбом в По, поливая слезами уже его куртку. Глупо, наверно, всё это выглядит со стороны: они друг другу почти никто, но Майло доверяет По так же, как и самой себе, а потому надеется, что потерпеть её ещё хотя бы пару минут в таком полностью разбитом состоянии он точно сможет.
     - Они тоже так говорили. Все трое, - глухо произносит Майло, постепенно понимая, что нарушила все возможные личные границы, которые только возможно. Но упрямо продолжает стоять вот так, опустив глаза и украдкой вытирая еле остановленные слёзы. Надо просто взять себя в руки, с Дэмероном не может ничего случиться, потому что он самый лучший пилот, которого она только знает. А она, спасибо отцу и братьям, знает многих. Про таких говорят, что они летать научились раньше, чем ходить, и Майло этому верит.
     - Я не хочу больше быть последней, кто узнаёт о том, что со знакомыми что-то случилось, - она поднимает на Дэмерона полный решимости взгляд красных от слёз глаз. Выглядит, наверно, достаточно неубедительно, но чтобы на такое купиться, надо не знать Мэй совершенно.

+2

17

    Кажется, он совсем не помогает. По пытается найти еще какие-то слова — честное слово, все, что мог, уже пообещал! Он же правда возвращался уже из таких передряг, что иным и не снилось. Из первоорденского плена, бездна забери! Там только умирают, и больше ничего не делают там! Умирают и сдают своих. И он тоже сдал. Но не умер. То, что он сумел выбраться оттуда, должно вообще все вопросы снимать.
    Но Мэй плачет еще сильнее и вдруг шагает вперед, утыкается лбом ему в куртку, и пару мгновений По стоит, как дурак, расставив руки в стороны. Потом сдается. Если бы это была не Мэй, а кто-нибудь из его друзей, он бы десять раз не думал. Да и разве Мэй ему не подруга? В конце концов, не выскочит же на него призрак адмирала Ло и не отправит драить сортиры за несоблюдение субординации.
    Наверное.
    Мысль о суровом адмирале Ло до сих пор заставляет холодок бежать между лопаток. По аккуратно обнимает Мэй за плечи и просто стоит, ждет. Смотрит на противоположную стену. Призрак действительно не выскакивает. Вообще ничего не происходит, честно говоря, только плачет Мэй теперь глухо, хоть и ближе некуда. И говорит так же глухо и куда-то ему в грудь, но тут тихо, и По все прекрасно слышит.
    Они все всегда так говорят, это правда. В этом и суть. Никто не хочет вылетать на миссию с мыслью о том, что это последняя. Никто не хочет жить, постоянно подозревая, что этот день — последний. Это невозможно. Они бы никогда не летали, если бы держали такие мысли в голове. По никогда об этом не думает. О себе не думает, и о своей жизни тоже. Она есть — и хорошо, значит, будет еще.
    — Прости, — говорит По. У него виноватые глаза. — Я не мог рассказать. Если бы я рассказал, ты бы спросила, как я туда попал.
    Ладно, наверное, эта идея уже не кажется ему такой уж плохой. Убедившись, что Мэй не собирается заходить на второй круг безутешных рыданий, По выпускает ее из объятий и чуть отступает, делает глубокий вдох. Все еще никаких призраков. Эта идея не кажется ему такой уж плохой, но он наверняка еще сотню раз проклянет себя за это решение. Впрочем, назад пути нет. Мэй и так знает слишком много. Да и не повернется у него теперь язык ей отказать.
    Ему и в голову не приходило, что она думает о братьях, когда смотрит на него, и что переживает.
    — Я думаю, — медленно начинает он, — что мне будет проще исполнять свое обещание, если ты будешь в Сопротивлении. У нас, — недавние события еще свежи перед глазами, и По говорит с трудом, — как раз острая нехватка кадров нарисовалась. Кадров и финансирования. Только имей в виду, что эти решения принимаю не я.

+2

18

     Мэй несколько стыдно и-за того, каким ужасным методом она добилась своего. Расплакалась в чужую куртку, надавила на совесть и вот По уже готов сдаться и принять не самое лёгкое решение в своей жизни. Она понимает, что военному тяжело переступить через приказ бывшего начальства, а потому уже и не надеялась на то, что Дэмерон согласится, но вот он, стоит перед ней и говорит о том, что шанс всё же есть. Призрачный, еле уловимый шанс, но Майло готова цепляться и за него, потому что сколько раз вообще в её жизни сбывалось то, чего она безумно хотела?
     - Я археолог, веду дела с контрабандистами и собираю бластер с закрытыми глазами с восьми лет. Не вижу в этом ни одной причины для отказа, - говорит она, вытирая лицо и вообще приводя себя хотя бы немного в порядок. Даяна была бы очень недовольна тем, в каком растрёпанном виде стоит сейчас её дочь
     Она неуверенно улыбается тому, что всё решилось достаточно хорошо и мирно. Вряд ли в том, что теперь она решила поставить свою жизнь под ещё большую угрозу, есть повод для радости и гордости, но Майло абсолютно всё равно. Ей почему-то кажется, что отец точно был бы ей доволен: она настояла на своём, добилась этого, дошла до намеченной цели. Почти, но это почти можно и не считать сейчас. Она действительно не видит ни одной причины, по которой Сопротивление и его командование должно ей отказать.
     У неё есть знакомые, связи, какое-то количество личных накоплений, не отправленных Даяне в поддержку. Любой из этих ресурсов будет полезен Сопротивлению, которое, если судить по лицу и тону Дэмерона, переживает не самые лучшие времена. Может оно и хорошо, что она решает присоединиться к ним сейчас. Сразу пройдёт весь тот лёгкий флёр романтизации, которым она окружила для себя этих людей. Столкновение с суровой реальностью не пугает Майло совершенно.
     - Я постараюсь не подвести тебя, По, - обещает Мэй и протягивает ему руку, чтобы закрепить их договорённость. Что поделать: она столько раз вела дела с контрабандистами, что просто поверить обещанию, даже если это обещание Дэмерона, она не может. Только после соблюдения всех мелких традиций и суеверий, которыми окружают себя те, кто постоянно рискует головой. - Тебя и Сопротивление.

+2

19

    Это-то и волнует По. Если бы он занимался вербовкой людей — хотя, наверное, каждый из них немного занимается вербовкой людей — то завербовал бы Мэй без каких-либо раздумий. Черный археолог, связи как с контрабандистами, так и с новореспубликанскими шишками, умение постоять за себя — она многое может им дать. Но вербует людей не По, и собеседует тоже не По.
    — Это уже не мне решать, — он не говорит, кому. Мэй сама узнает, когда придет время.
    Кажется, он слишком быстро сдался. Стоило как-то лучше держать себя в руках. С другой стороны, вон, Мэй уже и слезы вытирает, и выглядит хоть и потрепанно, но улыбается. По невольно улыбается в ответ. Он знает много тайн по долгу службы, хорошо, что теперь одним человеком меньше, перед кем ему приходится их хранить. Мэй рассказывает ему про свою жизнь столько всего, а он никогда не мог ответить ей тем же.
    По жмет ей руку и тихо смеется.
    — Почему у меня такое чувство, будто ты обвела меня только что вокруг пальца, а? — бормочет он и качает головой. Но задний ход давать не собирается. И пожалеет о своем решении как-нибудь позже. По вспоминает, что ему еще возвращаться на «Эхо Надежды». Вот там и пожалеет. — Давай договоримся так. Забрать тебя с собой прямо сейчас я не могу. И сказать, куда лететь, тоже не могу. Мне нужно вернуться к своим, — видимо, спать ему сегодня уже не придется, но это ничего. — Тебе придется добраться до Корусанта, найдешь там кантину «Принцесса» — там вывеска... сложно пропустить.
    По не знает, кто именно из вербовщиков выбрал эту кантину, и еще меньше представляет себе, как именно отреагировала на эту новость генерал Органа. Если ей рассказали.
    — На баре спросишь бросок Паркеллана. Дальше сама разберешься. Я предупрежу наших. Запомнила?
    По прикидывает, кого лучше предупредить из тех, кого он знает среди вербовщиков. По идее, проблем быть не должно. Если Мэй не угораздит вляпаться по дороге, но По верит в ее благоразумие. Особенно теперь. Она так хотела попасть в Сопротивление — и это ее шанс, и другого он дать ей уже не сможет.

+2

20

     Мэй старательно запоминает все указания Дэмерона. Шанс попасть в Сопротивление, осуществляя при этом заветную мечту последних лет, выпадает раз в никогда, так что она запоминает всё с особой тщательностью, обещая себе не задерживаться на Бакуре дольше необходимого. Ей всего-то понадобится пара часов, чтобы договориться о месте на пассажирском корабле и забрать свои вещи из той комнаты, которую она снимает раз в полгода точно. Теперь не будет. Миленькая суховатая старушка потеряет постоянного клиента по вине Пита, но Ло об этом не жалеет. И без неё полно всякой шушеры прилетает, готовой снять жильё за гроши и пересидеть до удобного момента.
     - Запомнила, - кивает она, повторяя мысленно весь маршрут ещё раз, а заодно вспоминая, сколько денег должна оставить за комнату и еду, сколько подкинуть за то, чтобы старушка не обижалась на то, что она больше не будет к ней прилетать. Выходит не так много и Майло уже готова спокойно провожать По в дальнюю дорогу до Сопротивления или куда тот сейчас соберётся лететь. Они пусть и поговорили, но узнала Ло совсем ничего.
     - Хорошей дороги, - желает она, собираясь уже просто махнуть ему рукой и разойтись, но потом передумывает и крепко-крепко обнимает По, снова, наверно, выбивая его из колеи этим, но их не ударила молния, не прогремел рассерженный голос над головой и оба всё ещё живы и целы, так что этот риск был вполне оправдан. Неловкое объятие продолжается всего пару минут: Мэй за это время успевает себе ещё напомнить, что Дэмерон талантливее её братьев раз в сто точно, так что с ним и с его крестокрылом ничего не случится. Потом она наспех отстраняется, очаровательно улыбаясь и теперь уже прощаясь окончательно. Всё равно увидятся через пару дней, в этом Майло даже не сомневается. Должен же Дэмерон пообещать тому неизвестному человеку, с которым Мэй будет разговаривать о том, что хочет в Сопротивление, то, что дочь адмирала Ло умеет вести себя прилично и может быть полезна особенно в самый трудный для Сопротивления период.

+2


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Now hiring; must have a clue [26.IV.34 ABY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC