Star Wars Medley

Объявление

03.12.2018 Будем благодарны вашей помощи в обновлении мастер-таймлайнов.

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Тайко Селчу, Джобин Мотма, Исанн Айсард
Фазма, Като Рен, Финн

...во всей руководящей структуре Империи права были у всех, в той или иной степени,
и меньше всего их доставалось сенаторам.
Garm Bel Iblis

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » [AU] А срока было сорок сороков


[AU] А срока было сорок сороков

Сообщений 61 страница 90 из 92

1

Все строже станет спрашивать она.
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна

Орсон Кренник, Джин Эрсо

Время: 4 BBY
Место: просторы ДДГ - от Иду и дальше
Описание: в какой-то момент Джин начинает чувствовать себя переходящим трофеем: от семьи в Восстание, затем - из Восстания в Империю. Сначала - повстанческая идеология, затем - имперская. А на фоне переходный возраст, проблемы самоопределения и классическое хотела как лучше, а получилось как всегда
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-07-27 23:14:13)

0

61

Орсон чуть улыбается в ответ на спасибо, кивает в ответ на вопрос. Он мог бы рассказать Джин о том, что её интересует — не так сложно предугадать, в каких ответах нуждается девочка её лет, тем более когда она так гладит себя по коленкам и краснеет. Он мог бы предложить ей спрашивать самой — достаточно настойчиво, чтобы она попросила об ответе. Мог бы вообще не использовать слова — потому что в ответах, которых хочет Джин, слова имеют меньше всего значения.
Но если бы он сделал так, что Джин и мечтать не могла бы о большем, это было бы далеко не так интересно.
И неразумно.
Любому человеку нужно мечтать.
— Зайди ко мне завтра. После разговора с отцом.
Когда дверь закрывается за Джин, он вновь выводит над столом голографические чертежи. Он зайдёт к Галену и сам — ближе к концу рабочего дня или перед самым его началом.
Люди любят тех, кто первым приносит им хорошие новости.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

62

Смешанные чувства — кажется, это называется так. Джин не уверена.
Поэтому вечер она проводит, вооружившись очередным эпизодом сериала и ведерком мороженого, которое она все-таки выбивает в местной столовой.
На экране происходит что-то интересное, но Джин почти не следит за сюжетом — то и дело возвращается мыслями к прошедшему разговору и краснеет. Снова. Опять.
Она в душе не ведает, почему Орсон так смотрит — и почему так улыбается, словно она говорит или делает что-то приятное или, ну, интересное.
Джин не совсем уверена, в каком именно смысле.
В четырнадцать с этим было как-то проще.
Джин думает об этом, доедая половину ягодного мороженого, одергивает задравшуюся майку и смятые пижамные штаны и переключает на новую серию.
Звезды всех галактик, что за хаттово дерьмо.
В результате Джин ложится спать только пять серий спустя, и большее, на что ее хватает утром (все же жизнь здесь изрядно ее разбалывает), это натянуть вчерашнюю одежду, побывавшую в освежителе; волосы она убирает в узел уже на бегу — ровно до первого лифта, после которого Джин привычно чеканит шаг — чеканила бы, точнее, если бы не привыкла ходить мягко.

Разговор с отцом проходит спокойно — он кажется приятно удивленным, когда Джин тянется к нему сама и обнимает, уткнувшись носом куда-то в шею, и закрывает глаза. И говорит чуть спокойнее, чем обычно, хотя и смотрит встревоженнее — и Джин чувствует укол грусти из-за того, что в мыслях он все еще остается для нее Галеном.
Не чужим человеком, нет, но…
Но.
Джин почти позволяет убедить себя — она выглядит ровно настолько сомневающейся, насколько это будет уместно и естественно; сомневающейся в необходимости создания «Звездочки», конечно же, а не словах отца.
Если она поверит и даст переубедить себя вот так сразу, это будет странно. Слишком странно.
Особенно после долгого отсутствия.
К Галену она приходит во второй половине дня, уходит, когда за панорамным окном становится темно; привычно вбивает код, дожидается сигнала, останавливается на привычном же месте.
— Добрый вечер, директор.
Время еще рабочее.
О звезды, только бы не начать краснеть теперь. Снова.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

63

Люди любят тех, кто первым приносит им хорошие новости — и, хоть Гален никогда не относился к обычным людям, в его глазах мелькает нечто сродни давно забытой благодарности, когда Орсон упоминает — впервые и безо всяких подробностей — об отдыхе Джин.
Одну деталь он, впрочем, озвучивает: этот отдых должен закончиться завтра.
В глазах Галена, конечно, не только благодарность (это было бы слишком просто для столь сложного человека): она мешается с давней незабытой болью, тонет в бесконечной усталости; вместе с тем вид у Галена такой, будто ему залепили прилюдно пощёчину, как всегда, когда Орсон упоминает Джин.
Когда на следующий день он наблюдает со стороны за этими двумя, оставаясь невидимым, Орсон испытывает лёгкую грусть, видя, как хрупки эти отношения, будто возникли и никак не оборвутся между двумя существами из тончайшего стекла, каждое из которых и не подозревает о собственной стеклянности, зато чересчур остро чувствует стеклянность другого.
Это зрелище трогает, но скорее абстрактно; мимолётное сочувствие Орсон испытывает только к Джин — потому что на втором десятке допустимо то, что отвратительно на шестом; потому что к этому «допустимо» необходимо добавить «было бы»; в первую очередь потому, что Джин не нуждается в его сочувствии. Орсона почти восхищает сочетание ясности ума Галена с граничащей с абсолютной слепотой — при всех своих пацифистских принципах Гален не осознаёт, сколько красивых, важных, полезных вещей он разрушил и продолжает разрушать собственными руками. Он, Орсон уверен, задумывается об этом — но вызвано это лишь чувством вины, которое способно лишь исказить реальность и парадоксально преуменьшить нанесённый ущерб, не дав ничего взамен. Не дав главного: возможности исправить то, что ещё подлежит исправлению.
На эти размышления Орсон тратит не больше пары минут.

— Здравствуй, Джин.
Она проделывает тот же ритуал, что и всегда, хоть и выглядит чуть более напряжённой, чем в последние встречи — не считая, конечно, самой последней. Орсон решает следовать тому же ритуалу — если Джин так хочет — во всяком случае, не слишком выходить из его рамок. Он не поднимается, не улыбается — хотя и говорит мягко. Цели её оттолкнуть он не ставит точно.
— Как прошла встреча с Галеном?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

64

- Планово, - Джин немного склоняет голову к плечу, со спокойным интересом изучая Орсона, и чувствует себя немного спокойнее - кажется, в этот раз организм не решит неожиданно, что самое время начать краснеть по поводу и без.
Кажется, сейчас все спокойно.
- Я дала понять, что могу согласиться с его, - неслышно щёлкает пальцами, - идеей. Думаю, через один-два разговора будет самое время.
Замолкает, не отводя взгляда, и так и молчит несколько секунд - по идее это все, что ей надо говорить.
О чем надо рассказать.
Словно Орсон не может узнать это через записи камер или как-то иначе.
Джин молчит, затем перекладывает планшет чуть удобнее. Отводит с лица прядь, не державшуюся в небрежно уложенной прическе.
- Он... постарел. Никогда раньше этого не замечала, - тихо выдыхает, продолжая смотреть на Орсона, теперь чуть внимательнее - будто бы пыталась выловить эти признаки старения и в нем. - Это так... непривычно. Мне всегда казалось, что он не изменился с того дня.
С того дня - со дня, когда мама умерла, а Гален ушёл.
- А он изменился. Стал слабее. Вы - нет, - Джин склоняет голову к плечу. - А он - да.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

65

Он отстукивает суставами пальцев короткую дробь по поверхности стола.
— Ты мне льстишь, — наконец говорит Орсон, компенсируя сухой тон последовавшей за ним мимолётной улыбкой.
Орсон так не считает: ни что Джин в принципе склонна к лести, ни что её слова чересчур преувеличены. Он не настолько оторван от реальности, чтобы считать, что вовсе не изменился за последние годы, но Джин не конкретизирует конкретный срок, и даже за время её недолгого отсутствия Орсон в самом деле не изменился — а Гален в самом деле постарел.
О чём бы ни говорила Джин — дело в этом.
— На него произвело... и продолжает производить, — говорит Орсон после паузы, за которую улыбка успевает угаснуть, — сильное впечатление то, что он сделал. Настолько сильное, что значительную часть времени он тратит на размышления о том, чего он не сделал — это всегда старит людей больше, чем возраст, и Гален склонен к такому времяпрепровождению. К сожалению.
Орсон будто бы не удерживает вздоха и трёт виски. В имитации усталости всё ещё нет смысла — усталость всегда с ним. Усталость от выполненной и выполняемой работы, в которой смысл, энергия и гарантия результата — не только в виде готового проекта. Проект с этой точки зрения — наименее ценная штука.
— К счастью, это обратимый процесс — до определённой степени. Но я боюсь, что сам Гален не сможет справиться с этим. И я почти убедился в том, что я один не смогу ему помочь.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

66

- Не льщу, - по-прежнему спокойно возражает Джин, чуть вскидывая подбородок. - Вы устали. Но не стали слабее.
Во всяком случае, ощутимо, но об этом Джин молчит. Она не знаток человеческих душ, но знает, что Галена точит чувство вины - за весь, кажется, мир, а не только за свои слова и дела. Он чувствует вину перед умершей давно Лирой, перед ней, Джин, даже перед Орсоном - за то, что их дружба искривилась столь странным образом, что оба оказались не совсем теми, как каждый из них думал о другом; и вины этой много - если бы вина имела физическое воплощение, ее звали бы Гален Эрсо.
С Орсоном иначе - как и со всеми, кто не разочаровывается в деле всей своей жизни и не считает, что своими решениями предаёт других.
Правота, говорят, со временем приобретают дивную выдержку - и придаёт сил. Иногда даже физических, но Орсону даже не нужно теперь виски или вздыхать, чтобы Джин поняла, что он устал. От него это выглядит естественно, но.
Впрочем, не то что бы Джин знаток человеческих душ.
Она и не претендует.
Хочется тоже устало вздохнуть - жизнь здесь и впрямь ее разбаловала - но Джин давит зевок и выпрямляется чуть сильнее, сводит лопатки вместе.
Впору начать жалеть о том, что в одежде Джин предпочитает удобство - в жертву которому иногда приносятся некоторые приличия, которые, о Небо, все равно никто не замечает, - потому что пара неудобных мелочей сейчас неплохо бы отгоняли сон.
А так - ничего не стягивает, не давит, можно вытянуться и просто полежать.
Джин почти вздыхает тоскливо, но одёргивает себя раньше и коротко ведёт плечом.
Вероятно, не стоит спрашивать мнения Орсона по этому поводу.
- Чем я могу помочь, Орсон? - Джин прикусывает язык, когда неформальное обращение срывается вместо положенного, и морщит нос. - Вы думаете, я могу сделать то, что не получается у вас?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

67

— Я так думаю, — чуть рассеянно подтверждает Орсон.
Он не отвечает на первую реплику Джин: комплимент, отрицание и отрицание отрицания — более чем достаточно для обмена любезностями, во всяком случае, между людьми. Абсолютно точно — между ним и Джин.
Не слишком важно, насколько она сама это понимает. Привычка — великая сила.
Орсон заботится о Джин, воспитывает её — в той степени, в которой это не вредит его собственной работе и репутации. В высокой степени, на самом деле, потому что воспитание основного и самого действенного рычага влияния на главного — в том числе по тупому упрямству — инженера помогает в работе, а забота о так много пережившей сироте делает образ Орсона ещё более привлекательным. Но не только.
Ему бы и в самом деле хотелось, чтобы Джин достигла успеха, который соответствует её способностям. Она дочь когда-то близкого друга Орсона, его давняя знакомая и — этот пункт может измениться, Орсон никогда не забывает об этом — безопасна для него.
— Он считает тебя самым близким, что у него есть. Единственным родным. Единственным, чему он может доверять.
Орсон коротко улыбается.
— Он, конечно, прав — в каком-то смысле даже в оценке количества таких вещей. Я не считаю вещью тебя, только обобщаю: Гален боится мира, идей, себя, меня. Чего и кого угодно, кроме тебя. И власть, которую это даёт тебе, сложно переоценить.
Орсон складывает ладони и смотрит на Джин серьёзней, чем до этого, почти сурово.
— Когда я сказал, что он прав в оценке количества, я имел в виду, что если о его настроениях — тем более о его диссидентской деятельности, его могут... — Орсон едва заметно пожимает плечами, — устранить.
Это, пожалуй, преувеличение — учитывая, насколько ценен Гален и какие вещи ему уже успели простить.
Но не такое уж сильное.
Так или иначе, лучше, чтобы Джин выбрала до того, как у неё не останется возможности не выбирать.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

68

— Значит, эта деятельность должна прекратиться или перейти в более безопасное русло, — Джин склоняет голову к плечу, не сводя взгляда с Орсона, и приподнимает бровь. — И знать о ней никому не следует. Так?
Строгость — суровость — ее не пугает и даже не волнует. Вот уж что, а это едва ли может привести ее в состояние растерянности или испуга.
Джин даже задумывается, а что бы ее могло напугать или заставит растеряться — и если со вторым еще как-то понятно (достаточно вспомнить прошлую встречу с Орсоном), то с первым все немного сложнее.
Забавно, что теряться ее заставляет не опасность, а… а что это?
Смущение? Стыд? Неловкость?
Хочется встряхнуть головой, выбрасывая эти мысли прочь, но Джин этого не делает — мысли уходят и так. Достаточно подождать.
Джин ждет — и затем, немного подумав, садится на край кресла. Без приглашения, но так ли оно обязательно? Заодно и проверит.
— Что от меня требуется, директор? — закидывает ногу н ногу, качает носком, поглаживая кончиками пальцев планшет. — Власть властью, но едва ли я смогу взять и убедить его отказаться от своих… идей или планов.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

69

Прежде чем ответить, Орсон некоторое время изучает Джин с лёгким любопытством. Она впервые нарушает ритуал, второй раз не дожидается приглашения — судя по тому, в сколь ограниченный период это происходит, следует ожидать форсирования событий.
Орсон не имеет ничего против и завершает осмотр — всё ещё Джин, а не её ног — улыбкой, в которой отчётливо сквозит одобрение.
Ему нравится и то, как Джин формулирует вопрос: будто Орсону будет достаточно сказать «не так», чтобы она пересмотрела концепцию и выдала новую, возможно, включающую устранение Галена. Это забавно, хоть Орсон и думает — надеется – что до этого не дойдёт.
— Не сможешь.
Это подтверждает её слова, но звучит как опровержение. Орсон дорого ценит Джин — но не настолько, чтобы считать, что она одна может перебить упрямство Галена. Легче поверить, что гравитация просто отменится сама по себе.
— Просто делай то, что делаешь — и через один-два разговора я буду ждать от тебя информации об уязвимости, которую планирует или уже заложил в проект Гален. На какое-то время этого будет достаточно.
Упрямство не побеждается прямым действием; сила противодействия противоположна по направлению и всегда равна по модулю. Но нет вещей, которые не менялись бы изменением окружающей их среды.
Хотя Гален нуждался в сильных дозах. Раньше помогала прямая угроза жизни его семьи и чудесное спасение, но это было раньше.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

70

— Как скажете, директор, — Джин привычно не кивает, принимая его ожидания к сведению, а задание — к выполнению. Продолжать делать то, что она делает, а потом рассказать об уязвимости Орсону — значит, так все и будет.
Один-два разговора, если вдруг окажется, что события слишком сильно форсируются, вероятно, возможна задержка в еще один разговор. В планы всегда лучше закладывать ресурсы на издержки — все может пойти как-нибудь не так всегда и везде, даже в самом продуманном плане; но если предупрежден — значит, контролируешь.
Значит, необходимо подумать, что понадобится потом, когда закончится «какое-то время», на которое знания об уязвимости будет достаточно. Вероятно, это не ее дело — ее дело наблюдать за Галеном, — но мало ли.
— Что-нибудь еще, директор? — Джин поднимает на него взгляд снова, когда вносит в датапад небольшую заметку, и уже привычным, естественным движением качает носком. Говорят, для закрепления привычки нужно повторять одно и то же двадцать один день. По личному опыту — некоторые вещи закрепляются быстрее, было бы желание и прилежание.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

71

Джин легко переключается между заданными форматами общения. Легко использует формально-обезличенное обращение и обращение по имени — годы до того, как Джин начала это делать, так к Орсону обращались только Гален и любовницы. Как и Джин, не всякий раз.
Она приспособляемая, и это хорошо. Не столько знает, сколько чувствует — качество неосознанное, но не всегда менее эффективное. У Джин до сих пор вполне получается.
Но в этом же — причина того, почему Орсон следит за словами, говоря с Джин. Она впитывает слишком хорошо, а реакции, как и её отец — да, впрочем, и как её мать, пусть и в меньшей степени — даёт настояться внутри, если она не необходима для выживания немедленно.
Орсону это не мешает. В разговорах с другими он следит за словами даже тщательнее.
— Всего две вещи, — наконец говорит Орсон. Он не улыбается, смотрит ей в глаза. Орсон не имеет привычки — дурной — буравить человека взглядом постоянно, и за время молчания несколько раз отводит его — не опуская, впрочем, ниже подбородка Джин. Тона он тоже не меняет. — Не стоит выполнять чужую работу. У тебя очень красивые ноги. Можешь идти.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

72

— Как скажете, директор, — повторяет Джин, поднимаясь из кресла, и коротко — даже кратко — улыбается. — Доброй ночи.
Улыбка относится не к его замечанию — о том, что ноги у нее красивые (точнее, соответствуют общепринятым стандартам того, что считается красивым), она знает и так. Они ровные, стройные, сильные — Джин умеет долго на них бежать и долго ими бить — почему бы и нет?
Улыбка относится только к самому Орсону.

Следующий разговор с Галеном приобретает неожиданный оборот — ничего фатального, вполне даже предсказуемо, но.
Но он предлагает Джин сходить куда-нибудь вместе — ведь что это за дело, когда отец и дочь встречаются только на территории научного комплекса, — и с чего бы отказываться. К счастью, он не предлагает какой-нибудь парк с игрушечным тиром и сахарной ватой (и к счастью — потому что Джин едва ли понадобится больше минуты, чтобы сбить все цели, а мазать нарочно — ниже ее достоинства), а ограничивается рестораном.
Именно поэтому около часа тратится на то, чтобы понять, в чем вообще ходят в такие места, еще примерно час, чтобы найти и заказать это что-то, еще три часа Джин посвящает сериалам, потому что, ладно, пора бы смириться: это лучший источник стереотипного поведения, который ей удалось найти.
А стереотипное поведение, как показывает практика, это именно то, чего ей не хватает — в конце концов, чтобы импровизировать и чувствовать себя уверенно, нужно знать определенные основы.
Если верить сериалам, на этот случай подходят платье и помада, и, возможно, все не так уж плохо.
По крайней мере, хотя бы помада Джин нравится — но для рабочего времени она неуместна.

К кабинету Орсона Джин приходит только через четыре дня после последней встречи — когда отец провожает ее до жилого уровня, а сам говорит, что вернется к разработкам, — и уже достаточно поздно. Достаточно поздно, чтобы подумать и отложить разговор до следующего дня, но недостаточно, чтобы задуматься об этом всерьез. В конце концов, Орсон все еще в своем кабинете — и если он занят или уже заканчивает с делами, он всегда может ее не впустить.
Джин думает около трех секунд, а потом привычным движением вводит код и поправляет нарочито небрежную прическу — ей понадобилось около полутора часов и четырех попыток, чтобы сделать все правильно, а не как получится.
Хвала звездам, хотя бы с помадой и каблуками проще.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

73

Следующий разговор с Галеном приобретает неожиданный оборот.
По лицу Галена никогда не скажешь, о чём он думает. Но на нём неизменно написано, что Гален чувствует, и по выражению его глаз Орсон понимает, что только что озвученная просьба вынашивалась не один день. Скорее всего, и не одну неделю.
Та наглость, с которой Гален привык просить — и которая всегда была очевидна для всех, кроме него самого — обезоруживала примерно одного из десяти его начальников, остальных приводила в ярость. Орсона же она восхищала — зачастую почти так же сильно, как и гений Галена. Однако теперь эту просьбу плотным покровом окутывает щемящая неуверенность, и сочетание даже забавно. Орсон, впрочем, не улыбается. Некоторое время он молчит, будто обдумывая ответ, но это время не затягивается надолго.
Сходить на обед за пределы столовой инженерного корпуса — естественное желание для любого человека, который тратит на работу много времени, желая окончить одну войну и не дать разразиться новой, который предан своему делу и Империи. Это желание неслыханно для человека, который уже предавал и прямо сейчас собирается предать ещё раз.
Орсон, разумеется, разрешает.
Гален, разумеется, теперь не говорит о том, что он в долгу у Орсона — подобные обещания остались там, где Гален не послужил причиной смерти собственной жены, где он считал Орсона другом и где Орсон в самом деле был его другом. Однако каждый из них знает об этом долге.
Гален — из неистребимой нужды быть кому-то должным.
Орсон — на всякий случай.
Он, конечно, усиливает охрану в выбранном Галеном заведении. Не потому, что не доверяет Джин — потому, что доверяет только себе.

Комлинк предупреждает его о приходе Джин, когда Орсон уже стоит на пороге собственного кабинета. Не то чтобы он всерьёз об этом размышлял, но столь простой способ сломать алгоритм трёх шагов и остановки в чётко, хоть и невидимо очерченной точке, ещё не приходил ему в голову.
Орсон позволяет двери открыться и, увидев Джин, поднимает брови.
— Джин.
Осуждения ни в его взгляде, ни в голосе нет. Только лёгкое любопытство.
— Что-то срочное?
Орсон испытывает желание легкомыслено добавить «судя по твоему виду — да», но он помнит, как Джин вспыхнула от безобидного замечания. Кроме того, легкомысленность — качество, которое можно себе позволить только в нерабочее время.
А если хочешь чего-то достичь, время всегда рабочее.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

74

Джин делает шаг - и замирает, оказавшись ровно перед Кренником; поднимает голову, чтобы смотреть ему в лицо, и смотрит - так сосредоточенно, словно всерьёз размышляет, нужно ли ей прямо сейчас сделать три шага назад и сохранять эту дистанцию и впредь или лучше сделать ещё один шаг вперёд.
Подумав, Джин принимает решение и делает шаг вперёд, привычно вытягиваясь, но даже в такой позе чувствуется ощутимая расслабленность.
Которая мгновенно исчезнет, стоит лишь собраться, но пока она есть.
- Нет, я просто хотела узнать, что вы делаете сегодня вечером, - будничным тоном сообщает Джин, чуть приподняв бровь, и смотрит на Орсона. Проверяет - удалась ли шутка. - Обратите внимание на реактор. Ничего заметного или приводящего к неисправности, но что-то, - она задумчиво прикусывает губу, - вроде дефекта. Который ослабляете всю конструкцию и даёт возможность относительно легко ее уничтожить.
Быть здесь без датапада в руках немного непривычно, но к непривычному Джин приспосабливается скоро - с этим никаких проблем.
Джин переплетает пальцы за спиной, стоя по-прежнему ровно, склоняет голову к плечу.
- У меня есть запись разговора, - скорее всего, следящие устройства находились в этом ресторане в избытке, но мало ли. - Переслать ее вам, директор?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

75

Орсон выслушивает Джин — внимательно, почти настороженно. Он отмечает шутку, но не меняется в лице, пока Джин не договаривает до конца — и только после этого коротко, негромко смеётся.
— Да.
Орсон говорит это, продолжая легко улыбаться. Джин не разочаровывает его, и, судя по её словам, Галену не изменяют ни осторожность, не желание уничтожить как можно меньше ресурсов, в том числе человеческих — с большой долей уверенности можно не ожидать, что всё тут взлетит на воздух и растворится в бескрайнем космосе. А значит, решение не предупреждать вышестоящих об этой проблеме было верным.
О том, что Гален Эрсо — сам по себе проблема, все и так знают не первый год.
Все, кому это нужно, разумеется.
Повторное изучение реактора — незаметное ослабление конструкции, надо же; Орсон вновь чувствует восхищение гением, которое наверняка усилится, когда он поймёт, что именно сделал Гален, и которое, похоже, не умрёт, сколько бы попыток раздербанить доверие Орсона Гален бы не предпринял — вполне может подождать до завтра. Пока Орсон рассматривает Джин более тщательно.
Уложенные волосы, ярко накрашенные губы, открывающее много — по сравнению с тем, как Джин выглядит обычно — голой кожи платье.
Каблуки.
Из всего ансамбля каблуки — это единственное, что удивляет Орсона; с образом Джин они гармонируют меньше всего.
Впрочем, они тоже ему нравятся.
Орсон испытывает укол любопытства — сколько, интересно, Джин понадобилось времени на это всё — но гонит от себя эту мысль. Она зачастую всё портит.
— Позволишь пригласить тебя выпить?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

76

Джин не меняется в лице, только возвращает Орсону внимательный взгляд и, приняв некое решение, склоняет голову.
- С удовольствием, Орсон, - Джин улыбается едва заметно, прикрывает глаза. Когда открывает их, смотрит на мужчину весело и немного задумчиво. - Только в другое место, если вы не против. Что-нибудь... простое. Не уверена, что ещё два часа с живым оркестром будут мне под силу.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

77

Ещё и живой оркестр.
Орсон не показывает удивления, только продолжает усмехаться. То, что Джин говорит, звучит крайне высокомерно — будто в её жизни было слишком много роскоши, так много, что любой утомился бы, а пара часов под музыку — это гораздо более тяжёлое испытание, чем годами жить — выживать — в грязи физической и человеческой.
В то время как то, что она могла видеть в заведениях на станции — а за её пределы Галена никто не выпустил бы — к настоящей роскоши даже не приближается.
Забавно то, что Джин вообще считает возможным ставить условия, пусть и кокетливые. Вдвойне забавнее то, что Орсон их принимает.
— Если хочешь, мы можем даже остаться здесь.
Орсон полуоборачивается, чтобы окинуть оценивающим взглядом собственный кабинет.
— Думаю, у меня найдётся бутылочка кортигского, — говорит он, снова переводя взгляд на Джин и чуть приподняв бровь.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

78

- Хочу, - Джин кивает быстро - возможно, слишком быстро, - и заставляет себя встать чуть ровнее, потому что больше всего ей хочется сейчас упасть куда-нибудь, вытянуть ноги и хотя бы полчасика посидеть как удобно, а не с идеально ровной спиной - потому что с не идеально ровной спиной это платье носить нельзя.
День сегодня долгий - часа на четыре дольше, чем обычно, и, возможно, жизнь здесь слишком избаловала ее - двух часов сна ей не совсем достаточно, чтобы чувствовать себя действительно хорошо.
Нормально, но не хорошо - и уж тем более не прекрасно.
А ещё каблуки - и пусть Джин даже около часа тренируется на них ходить, пока походка не становится более-менее пристойной, а не расхлебанной, словно она едва держится на ногах; пусть она тренируется - ноги все равно устают.
Джин совсем не изящным и не кокетливым движением трёт плечо, поправляет бретельку и заглядывает Орсону за спину - где-то там кресло, в которое можно будет упасть.
И снять эти проклятые туфли.
- Можно?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

79

— Проходи.
Джин торопится — эта спешка вырывается через мелкие, быстрые движения. Вовсе не женственные, девчоночьи — и за спиной Орсона она ищет что угодно, но не алкоголь.
Он пропускает Джин внутрь. Когда она минует его, Орсон подтверждает приглашение, едва ощутимо коснувшись голой кожи лопаток. Джин худенькая, держит спину прямо, и положенная поперёк ладонь захватывает обе лопатки почти полностью.
Орсон не спешит, вводя команду для закрытия двери; решение Джин его полностью устраивает — иначе оно не было бы принято. Появление на людях юной нарядной девушки, сопровождаемой собственным отцом, — это крайне трогательно, особенно если забыть о ряде чудачеств этого самого отца; в компании начальника — скорее компроментирующе, и не только и не столько для этой девушки.
Не потому, что все её одобрят.
Но до этого неодобрения никому не будет дела — в сравнении.
Орсон возвращается в своё кресло, ставит на стол непочатую бутылку кортигского и два широких бокала. За исключением этого поверхность стола пуста; Орсон предпочитает наблюдать перед собой только то, с чем он непосредственно работает, и сейчас его работа ограничивается тремя объектами.
Четырьмя, считая Джин.
Наполнив бокалы на треть, Орсон поднимается, чтобы, подхватив один из них, поставить его перед Джин.
— Очень устала? — спрашивает Орсон негромко.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

80

Когда Джин скидывает туфли, устраиваясь в кресле, выражение ее лица говорит о крайней степени удовольствия, которое не испортит даже неожиданное явление Вейдера или, того хуже, Таркина.
Джин протяжно выдыхает, принимая стакан, перекидывает ноги через подлокотник и облокачивается о другой; качает в руке стакан - жест, явно подсмотренный у кого-то; но какая разница.
- Не настолько, на самом деле, - она поднимает взгляд на Орсона, пытаясь понять - все ли в порядке, не нарушает ли она чего-нибудь, - но решает, что если что - вряд ли Орсон об этом не скажет.
Если не скажет - то это не ее беда.
Сейчас ей хорошо - очень хорошо, потому что наконец-то ничто не сдавливает, не натирает, и какое счастье, что некоторая одежда предполагает отсутствие верха. Косточки - это ужасно.
А ничто другое сюда бы не подошло.
Джин отвратительно разбирается в моде, но у неё есть голонет, цель и упорство - и этого достаточно.
Коротко отсалютовав стаканом, делает глоток, прикрывает глаза.
Выдыхает и вытягивается в кресле, закидывая ногу на ногу, трёт шею.
Приоткрыв глаза, бросает взгляд на Орсона.
- Простите. Я сейчас сяду нормально. Через две минуты, - почти просит она, не отводя взгляда. - Как ваш день, Орсон?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

81

— «Не настолько» или «сейчас сяду нормально»? — с деланной серьёзность спрашивает Орсон. И взмахивает рукой: — Сегодня можешь сидеть, как тебе удобно.
Он медлит несколько секунд, прежде чем сесть. Орсон тратит их на то, чтобы изучить Джин внимательнее: яркие губы, оттеняющие шею волосы, почти голые плечи, открытые ключицы, собравшееся складками платье, выглядывающие из-под края юбки голени, освободившиеся — иначе зачем так быстро их скидывать — от каблуков ступни. Осмотр оставляет его удовлетворённым, и когда Джин открывает глаза, Орсон возвращается взглядом к её лицу тем же путём, не скрывая, что смотрел.
Выглядящая так женщина хочет чтобы на неё либо смотрели, либо не только смотрели.
Орсон садится, снимает перчатки и кладёт их на край стола, одну на другую. Берёт свой бокал под донышко, пропустив ножку между средним и безымянным пальцами, и чуть покачивает его в руке, рассеянно наблюдая за игрой света в тёмной жидкости.
Рабочее освещение, конечно, совсем не подходит для подобных игр.
— Мой день становится заметно лучше, — наконец говорит Орсон. Хоть сколько-нибудь полный рассказ о своём дне, он, разумеется, и не думал предоставлять: в лучшем случае его можно квалифицировать как нечто бесполезное, в худшем — как прямое предательство Империи. Орсон вновь смотрит на полное счастливой неги лицо Джин. — Не стоит пить так быстро, Джин.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

82

— Не настолько, чтобы я не могла сесть нормально, — улыбается Джин, сползая чуть глубже в кресло, и качает ногой, трет носком щиколотку. Одергивает юбку, когда она ползет чуть выше, и делает еще один глоток — совсем небольшой. Уж с чем, но с алкоголем она сталкивается не впервые — и выбирая между вином и кортигским, предпочтет кортигское.
Джин не ждет, что Орсон будет рассказывать, как прошел его день — это скорее вопрос из вежливости, потому что так правильно.
Джин больше интересует, какое у него настроение, как он себя чувствует, как что-нибудь еще — что обычно интересует в людях, о людях, — но она не слишком хорошо представляет, в какую форму можно уложить эти вопросы. Скорее всего, на это Орсон тоже не ответит — точнее, ответит, но очень обще.
Но, по правде говоря, достаточно и этого.
Поэтому Джин улыбается снова, снова глядя на него, отставляет бокал и облокачивается о стол, изгибаясь, склоняет голову к плечу.
Сидеть она может как угодно — и как угодно долго, не испытывая почти никакого дискомфорта; как, например, сейчас.
Главное, что удалось наконец-то скинуть эти каблуки — и, о небо, какое это счастье.
Джин смотрит на Орсона, поправляет бретельку — непривычно, что платье открывает так много и кроме него почти ничего нет, — и продолжает улыбаться.
— А сейчас — сейчас это, — она улыбается чуть шире, кончиком большого пальца задевая накрашенные губы, — уместно?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

83

Орсон снисходительно улыбается. Джин, кажется, пытается последовать его совету — но ни одно из правил не несёт практического смысла, если не знать, из-за чего оно возникло и что с ним теперь делать. Джин не знает.
Или делает вид. Чаще всего её поведение выглядит именно так; сложно представить девушку, которая, сидя в такой позе, поправляла бы бретельку платья не из кокетства, а указывала на свои накрашенные губы с целью получить ответ на вопрос.
Впрочем, представить девушку с биографией Джин вообще сложно — начиная с того, что её отцом был незаменимый пацифист, всеми способами саботирующий проект, который, в примитивном изложении, означал конец всех войн — а пробелы в её жизненном опыте становились заметнее, когда не были связаны с её внешностью.
На долю секунды Орсону становится любопытно, что было бы, скажи он «нет» — но реакция Джин на это предсказуема — с вариациями — от бессмысленного расстройства других он не получает ни малейшего удовольствия, а Джин сегодня не сделала ничего, чтобы её стоило расстраивать. Напротив.
Стекло бокала Орсона постепенно становится теплее, приближаясь к температуре ладони.
— А зачем тебе... — Орсон приподнимает брови, — это — сейчас?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

84

В ответ не звучит «нет» — но этого Джин и не ждет, по правде говоря.
Где-то раньше Орсон говорил, что у нее неплохие аналитические способности — и это на самом деле так.
Поэтому Джин знает, что яркая помада вполне уместна в ресторане или на другом вечернем мероприятии.
Джин не уверена, насколько семейная — ну, насколько это может быть в их случае, — встреча с Галеном соответствует «мероприятию», но это не так важно.
Важно то, что формально — и Джин это теперь знает — уместно.
Впрочем, и это не так важно, потому что в некоторых случаях на понятие уместного и неуместного Джин даже не оглядывается, как и на многие другие.
Важно то, что ей просто интересно, как и что ответит Орсон, пусть даже она не до конца понимает, зачем ей это надо.
— Это — ответ или это — помада? — уточняет Джин, подавшись немного ближе, и складывает руки на столе, почти ложась на них. — Первое — мне интересно, что вы думаете, Орсон. Второе — сейчас — не прямо сейчас. А… вообще. Если накинуть три-четыре часа, пока мы с Галеном были в, — она морщит нос, — ресторане.
Потянувшись, делает еще один глоток кортигского.
Снова смотрит на Орсона.
Немного молчит, прежде чем — с некоторым сомнением, но абсолютной честностью, — добавить:
— Не знаю, почему мне интересно, что вы думаете про это. Но мне правда интересно.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

85

Джин явно не задаётся вопросом, насколько её помада уместна в том сейчас, которое прямо сейчас, а не если накинуть три-четыре часа. Орсон не испытывает из-за этого негативных эмоций — во-первых, потому, что отлично умеет расставлять приоритеты. Во-вторых, потому, что у девушки в таких позе и платье открывается очень привлекательный вид на грудь — у любой девушки, и у Джин тоже; Орсон знает это, потому что даже при таких позах умеет смотреть в глаза — в самом деле в глаза.
— Помада. Хотя твой интерес к моему мнению... — Орсон коротко задумывается, подбирая слово, — приятен.
Конечно, нет.
Интерес Джин к его мнению в первую очередь закономерен — и закономерен он именно благодаря своевременным поощрениям.
Кортигское — не лучший из возможных, но неплохой напиток. Согретый в ладонях, он пахнет: свежестью цветов, потом — фруктами, а потом разливается на языке теплом с нотками древесины.
Каким бы ни был день Орсона, завершается он прекрасно.
— Я думаю, это уместно.
Здесь можно было бы обойтись и без акцента на своём мнении — потому что это не мнение Орсона. Это объективная реальность — которая зачастую оказывается менее авторитетной, чем чьё-то частное мнение.
— Я думаю, то, что ты обращаешь внимание на уместность внешнего вида, поможет тебе, если ты свяжешь свою жизнь с работой с людьми. То есть, — Орсон улыбается, — с любой работой.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

86

Джин улыбается в ответ и делает глоток кортигского, жмурится - от удовольствия. Ей нравится, как напиток согревает изнутри, как от него покалывает даже кончики пальцев - словно она долго простояла на морозе, а потом зашла в тепло.
- Давайте не будем сегодня о работе, Орсон, - просит Джин, глядя на него, и разве что не сводит страдальчески брови - но ей просто не приходит в голову, что это работает не только в сериалах. Вероятно, стоит поискать другие источники - например, начать общаться с людьми чуть больше, чем просто необходимо; это должно сработать. - Пожалуйста? - добавляет она. Прикусывает губу.
Не то что бы она тешит себя уверенностью, что с ней можно поговорить о чём-то ещё - но вдруг.
В конце концов, большую часть вечера они с Галеном говорят о том, что никак не касается чьей-то работы, учебы или чего-то другого... ежедневного.
И она знает, что большую часть времени она ведёт себя как - ну, как, вот так, - но должна же быть и меньшая часть.
Когда Джин - это просто Джин, а не перспективное что-то там.
Просто Джин, которая - неожиданно складывается картинка - хотела бы услышать, что эта помада ей идёт, или платье, или что угодно - но спрашивать об этом напрямую... неловко?
Нет, не неловко - Джин о подавляющем большинстве предметов может спрашивать совершенно спокойно; просто это будет не то - и Джин чувствует неожиданную растерянность, потому что ну в самом деле.
Зачем это.
Почему-то про это-то никто не снимает сериалы. Хотя бы ситкомы.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

87

Орсон легко пожимает плечами. В подобной обстановке ему всё равно, о чём говорить, увлекает сам процесс; люди искренне интересны Орсону, и именно это позволило ему достигнуть...
Ах да.
Он улыбается сам себе. Переключиться оказывается сложнее, чем Орсон думал, и главное — сложнее, чем раньше.
Это печально — как и то, что ситуация, в которой очаровательная девушка просит Орсона поговорить не о работе, — полузабыта.
Но это печаль с лихвой перекрывает то, что эта ситуация всё ещё возможна.
Джин просит очень робко — не только сейчас, вообще; как будто любая просьба, сам факт существования — это верх наглости, просьбу не удовлетворят, а в наказание отберут и то, что есть. И именно поэтому Джин хочется отдать гораздо больше.
Перебороть это желание проще простого, но не для всех.
В Джин есть не только это; очарование — это не про физическое здоровье, милую мордашку и прочие соответствия стандартам красоты. В Джин есть умение наслаждаться моментом и тем, что этот момент несёт. Она привлекает внимание, которое не хочется уводить в сторону. Джин хочется любоваться.
Орсон любуется. Распахнутыми глазами, выбивающимися из причёски прядями волос, открытой шеей, линией плеч, узкой ладонью и тонким запястьем. Люди создают искусство из себе подобных, люди создают искусство из себя — речь зачастую об одном и том же объекте.
Впрочем, стоят люди зачастую дешевле, чем более признанные формы творчества.
Орсон возвращает взгляд к глазам Джин, и его улыбка становится мечтательной.
— Как ты отдыхаешь?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

88

Стакан немного звенит, когда Джин водит по кромке пальцем.
Потом делает глоток, водит пальцем снова — и стакан звенит немного иначе.
— Когда как, — она коротко пожимает плечами, вытягивает одну руку, укладывает на нее голову, по-прежнему глядя на Орсона. Облизывает губы, морщит нос — опять забыла про помаду — но помада держится стойко. — Смотрю что-нибудь, читаю, куда-нибудь хожу, с кем-нибудь общаюсь.
Не то что бы у нее было достаточно действительно свободного времени, которое можно назвать отдыхом — потому что значительную его часть занимает то, что совсем отдыхом не назовешь — Джин учится, тренируется, делает что-нибудь полезное — если не прямо сейчас, то хотя бы в перспективе, — а иногда чтение, просмотры всякого и общение тоже оказываются чем-то из категории учебы.
Особенно если учесть ее не самые потрясающие навыки в сфере всяких социальных штук.
— Но это не всегда отдых, — решает Джин вслух, ведет плечом и делает еще один глоток, выпрямляется. Крутит бокал в руке, касается кромки губами, оставляя след — точнее, четко попадая в уже оставленный — но не пьет. — Так что… Сплю. Наверное, так.
Сон — это точно отдых. Иногда его мало, поэтому часто Джин действительно просто спит — потому что сна не бывает много, его бывает мало, но никогда — много.
Так было раньше, когда она была с Со, так остается и сейчас, потому что дополнительных часов в сутках все еще не появилось, а Джин, конечно, очень хороша в вопросах планирования времени — но только она знает, что еще очень многого она просто не знает, не умеет, причем то, что знают и умеют все остальные, поэтому иногда отдых — это только сон, и его все еще не бывает много.
Джин качает в руке бокал, делает небольшой глоток. Слизывает каплю с края бокала.
— А как вы отдыхаете, Орсон?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

89

— Никак, — улыбается Орсон. Он всегда лжёт легко и естественно, даже если неправда очевидна: Орсон, как минимум, спит, и вовсе необязательно один.
Он не считает это ложью. Не все вопросы требуют ответа; диалог — лучшая из форм взаимодействия — подобен реке, где один человек является руслом, а второй — водой. Два потока воды без русла затопляют общение, превращая его в болото, с двумя руслами не доходит даже до этого, но с верно определёнными ролями поток может быть разнообразен, но во всех проявлениях — красив.
Орсон делает глоток, глядя поверх кромки бокала на Джин — Джин, облизывающую губы и собственный бокал, нечто среднее между жестом ребёнка и женщины, чарующе-витальное — и делает вид, что задумывается.
— Если не считать того, что я отдыхаю прямо сейчас. Спасибо, Джин.
Он устраивается в кресле удобнее и закидывает ногу на ногу. Благодарность Орсона искренна. Запах кортигского, его послевкусие, тепло бокала в ладони и девушка напротив — это и правда отличный вечер.
— Всё, что я могу рассказать, касается либо твоей работы, либо давно ушедшего прошлого. Либо это общие слова. Скучные слова. — Орсон пренебрежительно взмахивает свободной рукой, словно пытаясь отогнать скуку: к сегодняшнему вечеру она не идёт — и тепло улыбается Джин. — Я хотел бы послушать тебя. Или просто на тебя посмотреть — если ты не слишком устала, конечно.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

90

Джин улыбается, когда Орсон отвечает про отдых, и только.
Очевидно, что как-нибудь он да отдыхает - но сейчас этой неправдой можно пренебречь. От неё ничего не зависит, от неё ничего не сломается.
Это неправда той категории, которая вполне уместна и допустима для разговора.
Если это не разговор, из которого нужно что-то узнать.
Из этого - не нужно.
И это очень, очень хорошо. И очень приятно.
- Не слишком, - Джин сдвигается вглубь кресла, подхватывая бокал, устраивается, как в самом начале этого странного - нетипичного - но несомненно приятного вечера. Вытягивает ноги, закидывая их на подлокотник, облокачивается о второй. Качает бокал в руке. - Вам нравится на меня смотреть, Орсон? - Джин склоняет голову к плечу, прикусывает нижнюю губу. - Странное платье. Постоянно кажется, что я что-то забыла надеть, - она фыркает, одёргивает лямку.
Отпивает кортигского.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » [AU] А срока было сорок сороков


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC