Star Wars Medley

Объявление

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

01.09.2018 Короткие новости о правилах проставления дат в названиях эпизодов
и о большом мастерском апдейте
о сюжетных событиях.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Оби-Ван Кеноби, Бэйз Мальбус, Тайко Селчу
Кип Дюррон, Фазма, Пейдж Тико

Всего лишь необходимо стать великим махинатором. Для сына Хана Соло это
не проблема. Проблема в том, что Кайло
не хочет быть вторым Ханом Соло.
Kylo Ren

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » [AU] А срока было сорок сороков


[AU] А срока было сорок сороков

Сообщений 1 страница 30 из 90

1

Все строже станет спрашивать она.
Потребует разлук и расстояний,
Лишит покоя, отдыха и сна

Орсон Кренник, Джин Эрсо

Время: 4 BBY
Место: просторы ДДГ - от Иду и дальше
Описание: в какой-то момент Джин начинает чувствовать себя переходящим трофеем: от семьи в Восстание, затем - из Восстания в Империю. Сначала - повстанческая идеология, затем - имперская. А на фоне переходный возраст, проблемы самоопределения и классическое хотела как лучше, а получилось как всегда
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

Отредактировано Jyn Erso (2018-07-27 23:14:13)

0

2

Джин всегда ходит тихо, даже если ей вздумывается вдруг чеканить шаг: она приучена к этому еще в отряде Со Герреры, а переучиться не получается — да и не нужно.
Она предпочитает обувь на мягкой, но упругой подошве, без каблуков и набоек — так удобнее и привычнее.
Так можно сказать обо всей Джин полностью: удобно, привычно, наиболее эффективно, но никак не эффектно.
Джин смахивает несуществующую пыль с края датапада, прежде чем ввести код на терминале, уведомляя директора Кренника о своем появлении, бросает быстрый взгляд на отъезжающую в сторону дверь, но даже не думает ничего поправить. Волосы затянуты в гладкую прическу, униформа выглажена до неестественной плоскости, даже неровно нарисованная стрелка или помятая манжета рубашки не нарушают картинки.
Стрелки ровные и едва заметные, рукава рубашки от манжет расходятся правильными складками.
— Директор Кренник, — Джин склоняет голову, проходя в кабинет начальства, едва ли не вытягивается в струнку. Спустя несколько секунд поднимает голову, выпрямляясь еще больше, делает три шага вперед — ровно столько отделяет ее от стола и от места, где она обычно останавливается. — Мне кажется, — уверенность, до этого сквозившая во всей ее позе, несколько истощается — Джин мгновение мнется, раздраженно фыркает, вскидывает на директора взгляд. Ей не нравится говорить «мне кажется». Она предпочитает полагаться на точные данные. — Мне кажется, с Галеном Эрсо… с ним что-то не так.
Взгляд становится немного виноватым и раздраженным — раздражается она сама на себя, на собственное незнание и неуверенность; это нервирует, это сбивает с толку, это возвращает к тому, что было полтора года назад.
Ей это не нравится.
— Гален Эрсо стал подозрительно себя вести, — Джин называет Галена отцом, только обращаясь к нему. Ей не с кем обсуждать его — она не то что бы душа компании, в чью личную жизнь пытается влезть каждый третий, а каждый второй — в постель, — а перед директором Кренником можно не изображать родственные чувства. Они, конечно, есть. Но за восемь лет Джин отвыкает от того, что в ее жизни есть кто-то, кого она может называть отцом иначе, чем в мечтах, и привыкнуть к обратному очень сложно. В первую встречу, разумеется, в порыве чувств случаются и объятия, и слезы, и попытки выспросить, почему он не нашел ее раньше, почему работает на них, почему… «Почему» этих много, и отец не дает вразумительных ответов. — Мне кажется, — она снова чуть вздергивает верхнюю губу, — он собирается что-то изменить в расчетах. Но я не уверена. Мне жаль, — не отводит взгляда, глядя на Орсона прямо и твердо, — но пока что у меня нет никаких доказательств. Он просто странно себя ведет — и мне это не нравится.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ][sign]  [/sign]

Отредактировано Jyn Erso (2018-07-27 23:13:20)

0

3

Джин приходит не в первый раз, но Орсону всё так же любопытно. Раньше он лишь отмечал привычки Джин, потом заинтересовался, может ли что-то их изменить.
Идеальный внешний вид — ну конечно. Приветствие — есть. Склонить голову — есть, вытянуться — есть. Пауза — тоже есть. Вновь поднять голову, шаг, второй, третий — есть, есть, есть, есть. После их первых встреч Орсон поднимался из-за стола, чтобы проверить, не оставляет ли Джин на полу метку, возле которой всегда останавливается, но, по всей видимости, эта метка существует только для неё.
После их последних встреч он почти всерьёз размышляет, изменит ли Джин этот алгоритм, если Орсон, скажем, инсценирует пожар.
«Почти» — потому что Император вряд ли оценит. А Орсон предпочитает, чтобы его оценивали в лучшие его моменты — и вскоре он сможет предоставить Императору такую возможность.
Джин не заходит к Орсону без веской причины, и вероятность получения плохих новостей всегда превышает вероятность — хороших, и всё же Орсон всегда встречает её приветливой полуулыбкой. И позволяет себе нахмуриться только тогда, когда Джин фыркает и мнётся, напоминая ему сразу о двух вещах, очевидных настолько, что о них легко забыть.
Во-первых, какими бы ни были её умения и заслуги, ей всего лишь семнадцать.
Во-вторых, с Галеном нужно держать ухо востро, как бы послушно он себя ни вёл. Скорее, чем послушнее — тем вострее.
Орсон не спрашивает, что она имеет в виду под «что-то не так», «подозрительно» и «странно»: если бы Джин знала — она б сказала сама. Но кто, как не дочь, может почувствовать изменения в поведении отца? Орсон доверяет ей. Предположения, что Гален вносит в проект несанкционированные изменения, более чем достаточно. В частности, достаточно для его казни — если бы он не был человеком, которого невозможно заменить.
И другом Орсона, разумеется.
Он размышляет, опершись локтями о стол и сложив вытянутые пальцы. Нужно взглянуть на работу и оригинальные чертежи. Нужно приказать сделать то же инженерам. Никто из них по отдельности — да и вместе взятые тоже — в подмётки не годится Галену, но у того всегда достаёт наивности. Дело Орсона в данном случае — сделать так, чтобы ему не достало времени.
Нужно поговорить с Галеном — нет, сначала проверить записи камер. Возможно, Орсон тоже увидит, что что-то не так, подозрительно и странно, и говорить тогда будет проще.
Теперь он знает, на что нужно обратить особое внимание.
Он смотрит на Джин — всё так же, без улыбки.
— Как давно?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon]

+1

4

- Двадцать стандартных суток, - говорит Джин. - Погрешность - один-два дня. Мне нужно было убедиться.
В чем именно убедиться, она не поясняет: это и так очевидно.
Нельзя делать выводы - и тем более сообщать о них кому-то другому - основываясь на единичном наблюдении. Нужна статистика - один раз может и показаться.
Джин никогда не кажется, но интуиция - это не то, на что можно опираться.
Точнее, это не то, на что можно опираться, сообщая о своих выводах директору Креннику.
Джин на мгновение прикусывает губу, но головы не опускает.
Возможно, она должна была сообщить раньше - но смысл?
За эти дни ничего существенного в научном комплексе не изменилось - в окружении ее отца ничего не изменилось, пусть она и обращает несколько более пристальное внимание на тех, кто находится рядом с ним, - если бы сдвинулось с места хоть что-то, она не стала бы медлить. Джин это знает, и подозревает, что директор Кренник - Орсон - знает это тоже.
Ей всего лишь семнадцать, но за ее плечами шесть лет жизни в отряде Со Герреры, три года под началом Империи - и Джин знает и свои слабости, и свои достоинства.
До того, как ее находит директор Кренник, а это случается достаточно скоро, она узнает, что иногда быть женщиной - не девушка она на тот момент уже около года - просто удобно. Это даёт дополнительные привилегии, пусть и приходится смириться с тем, что серьёзно ее тогда не воспринимают.
Но это даже удобнее.
Джин молчит, глядя на директора, и чувствует себя спокойно - она не сомневается в том, что сделала уже.
Но всё-таки уточняет:
- Мне следовало сообщить вам раньше, - медлит, - Орсон?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

5

Он хмурится сильнее, когда Джин озвучивает срок, вспоминая, что происходило за последние двадцать стандартных суток. Одна ежемесячная инспекция, четыре еженедельных, без счёта напоминаний о том, что они должны торопиться — их Орсон слышит не первый год, с тех пор, как подписал все требуемые акты о неразглашении. Задолго до того, как их подписал сам Гален.
С членами инспекции он не общался — Орсон лично за этим проследил. Гален, впрочем, вообще неразговорчив — даже больше, чем когда они только начинали работать над проектом, и моменты искреннего увлечения работой случаются у него всё реже. Орсон надеялся, что воссоединение с дочерью сведёт на нет эти приступы меланхолии, и сначала так всё и было. А теперь — что-то не так. Подозрительно. Странно.
Может быть, дочь напоминает Галену о Лире.
Может быть, он корит себя за то, что Джин не разделила его дурацкие принципы.
Скорее всего, и то, и другое, и насколько всё было бы проще, если бы он понял, что дело, над которым они работают, положит конец войне.
— Да, — твёрдо говорит Орсон, едва Джин заканчивает вопрос. Отсматривать двадцать стандартных суток Галена Эрсо — с погрешностью в один-два дня — это чересчур. Стандартные сутки Галена скучны до зевоты, если исключить его размышления, а именно их записи не покажут.
А жаль.
Он фиксирует перемену обращения, но не показывает этого. Джин иногда так делает, и это приемлемо. Демонстрировать доверие и втираться в доверие — по форме это одно и то же действие.
Орсон помнит, что Гален увлекался языками. Вероятно, при желании он мог бы создать код, с помощью которого он мог бы общаться с Джин незаметно для остальных. С одной стороны, для этого требуется не только его желание. С другой стороны, умный предатель будет выглядеть самым преданным соратником — а Джин умна.
Орсон не рассматривает даже как гипотезу — всего лишь как не самую высокую вероятность. Но забыть об этой вероятности он не имеет права.
И если что-то не так, подозрительно и странно, присмотреть стоит не только за Галеном, но и за Джин.
— Когда ты замечаешь странности в его поведении? Когда он что-то делает? Что-то говорит?
Орсон коротко поджимает губы, формулируя вопрос так, чтобы она его поняла.
— Ты сможешь отметить на записи эпизоды странного поведения, — он мельком улыбается, будто это шутка, понятная только двоим, — Галена Эрсо?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

6

Джин на мгновение замирает, вытягиваясь ещё больше, и тихо выдыхает. Сжимает губы.
Никак не отвечает на это «да» - что она может ответить? - но делает для себя заметку.
Она не любит промахи - особенно свои собственные - но иногда они бывают.
Беда в том, что с определённой вероятностью можно утверждать: знай она, что слишком затянула, все равно ждала бы столько же.
Неделя - это слишком мало. На Галена - отца - иногда накатывают приступы меланхолии. Иногда - наоборот. Две недели - не показатель тоже.
Но, в конце концов, Джин лучше стреляет, чем разбирается в людях.
- В общении со мной - чаще всего, - Джин не улыбается в ответ, но отмечает эту улыбку - значит, все не так плохо и ее промах не катастрофичен. Хорошо. - С коллегами - нет. Но со мной он иногда говорит так, словно у него есть план. Не прямо. Намёками.
Потом сжимает планшет сильнее, чуть крепче прижимает его к груди.
Смотрит на директора Кренника безотрывно, только иногда моргает.
- Поэтому так долго. Я не была уверена, что правильно поняла. Что мне не показалось, - и, ещё чуть помедлив, кивает. - Я могу отметить это на записях.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

7

Джин расстроена. Это заметно и по напряжению мышц, и по тому, как она сбивается в ответе, возвращаясь к задержке информации, о которой Орсон не забыл, но с которой уже смирился. Пояснение Джин приводит его в восторг, скрыть который стоит Орсону большого труда.
Он поднимается, привычным движением расправляя образовавшиеся на форме складки, обходит стол — его движения легки и неторопливы, ни намёка на резкость: резкие движения заставляют Джин съёживаться ещё сильнее — и приобнимает, ощутимо, но не до боли, сжав её плечо.
— Это хорошо, Джин, — мягко говорит Орсон, позволяя радости проступить в голосе. — Это очень хорошо.
Если ты расстроил человека, а потом его успокоил — он запомнит только последнее. Это не сработало лишь с Галеном, лишь один раз, лишь потому, что он слишком упрям — но ненадолго. Впервые после смерти Лиры у него появился кто-то, кому можно доверять — и Джин на этой роли нравится Орсону гораздо больше.
Конечно, он тоже любил Лиру, но предпочитал любить её на расстоянии — в первую очередь, от Галена. Расстояние, которое разделяет их сейчас, Орсона более чем устраивает.
Если же весь этот разговор лишь уловка, чтобы не разлучаться с дочерью, Орсон может только поаплодировать своему другу: на шестом десятке лет он всё-таки научился эффективно общаться с людьми.
Вряд ли, конечно.
— Отметь. Я буду тебе благодарен.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

8

Когда директор Кренник приобнимает ее за плечи, Джин не напрягается: она знает, что за этим движением не последует удара, значит, можно не напрягаться.
Даже если и последует - напряжение бессмысленно: тело от этого деревенеет и толку нет.
Лучше - и гораздо практичнее - расслабиться.
К тому же, одобрение директора Кренника ей приятно - приятнее, чем собственные промахи.
Джин улыбается, подняв взгляд на директора, и вздёргивает подбородок чуть выше.
- Конечно. Разрешите идти?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

9

Джин улыбается. Гален рассказывал — очень давно, когда для того, чтобы поговорить с ним, Орсону приходилось преодолевать в худшем случае слой задумчивости, а не каждый раз заново штурмовать кажущуюся неприступной крепость — что у неё рот и улыбка Лиры. Орсон делает мысленную заметку: проверить, как часто Джин улыбается при общении с отцом.
Может быть, отсматривать все двадцать суток — с погрешностью — и не придётся.
Орсон отвечает ей улыбкой и опускает руку.
— Разрешаю.
Говорить Джин что задержка недопустима, не имеет смысла.
Вся бьющаяся в агонии галактика не первый год напоминает: им нужно поторопиться. Им всем.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

10

Отсутствие руки на плече воспринимается Джин странно - потому что прикосновение Кренника не кажется чем-то инородным или неправильным.
Джин коротко кивает, прижимая к себе датапад, и покидает кабинет директора.

На отсмотр записей уходит не так много времени: двадцать суток - это не так уж и долго, ей не нужен каждый час, ей нужны скорее избранные моменты, которые она помнит и так.
Не все - но сверх запомнившихся оказывается немного.
Суммарно на это уходит около семи часов - и под конец у Джин немного болят глаза, но это ерунда.
Кто бы там что ни думал, как бы она сама не называла Галена, он - ее отец, и она его любит, и она позаботится о том, чтобы Гален не совершил непоправимой ошибки. О которой, возможно, потом сам же и пожалеет.
Закончив с записями, Джин растирает виски, глаза - осторожными, выверенными движениями, чтобы не задеть стрелки, - и откидываешься на спинку кресла. Запрокидывает голову, прикрывая глаза, и даёт себе пять минут отдыха - перед этим, конечно, отправив архив директору Креннику.
Она приходит к нему вечером, теперь уже ночь - и в первую очередь Джин надеется, что ночью директор предпочитает спать и выключает уведомления на коммлинке, во вторую - думает, есть ли смысл ложиться на пару часов.
Даже на два с половиной.
Джин смотрит на время, когда отрывается от кресла, и отправляется к себе.
В любом случае, здесь ей делать больше нечего.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

11

После ухода Джин Орсон начинает просматривать записи — выборочно, всего несколько эпизодов. На двух из них Гален один, на двух переговаривается с коллегами, на двух — общается с Джин. И как ранее Орсон не видел в подобных сценах ничего из ряда вон, так и сейчас замечает признаки грядущего — или свершившигося — предательства в каждом движении век.
Подгоняет решение задачи под ответ.
Орсон зажмуривается — сильно, до рези в глазах — и медленно расслабляет мышцы, плавно, чтобы резь не усилилась, а ослабла, и только после этого открывает глаза. Мир становится чуть яснее, из головы уходит тянущая тяжесть — но для того, чтобы эффект продлился дольше, чем пара минут, нужны стимуляторы. Взглянув на хронометр, Орсон приходит к выводу, что в этом нет необходимости.
Во всяком случае, на просмотренных им записях Джин не улыбается.

Составленные ей материалы он открывает менее, чем через три часа после отправления — сразу после пробуждения и посещения освежителя. На просмотр архива уходит не так много времени — Джин восхитительно лаконична — но потом Орсон размышляет над увиденным, ещё раз запускает невошедшие в архив записи, посещает Галена и незаметно наблюдает за ним — с Галеном это вовсе не сложно — и вновь получает напоминание о том, что они должны торопиться.
Чем выше забираешься, тем менее разговорчивы становятся командиры и тем более опасным становится их молчание. Гранд-мофф Таркин тому отличное подтверждение, и после краткого разговора у Орсона гудит голова — едва ощутимо, но очень раздражающе.
На Джин он находит время только к вечеру, голова никак не проходит — но Джин прекрасно себя проявила. И когда дверь с тихим шорохом отходит в сторону, Орсон поднимается из-за стола, широко улыбаясь.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

12

Слишком яркое проявление эмоций Джин настораживает — но только фоново; она привыкла к этому в отряде Со, но странно видеть широкую улыбку на лице директора Кренника.
— Директор, — привычные три шага в этот раз заводят ее слишком далеко — она находится ближе к Креннику, чем обычно, но только потому, что он сам встает из-за стола. Поэтому Джин приходится вздернуть подбородок выше, чем обычно, чтобы смотреть мужчине в лицо, а не на шею. — Вы хотели меня видеть.
Она улыбается одними глазами, рот остается спокойным.
В результате она спит ту пару часов, и это лучше, чем ничего, но все же недостаточно.
В чем-то жизнь здесь намного легче и проще, чем в отряде Со; там тоже было просто — но иначе.
А здесь есть режим, здесь всем полагается спать определенное время, бодрствовать определенное время, есть в определенное время — и так далее.
Если не случается чего-то, что сдвигает режим, но это явление нечастое.
Здесь есть режим. Расписание. График. И это чудно настолько, что Джин привыкает и вписывается сразу — даже в свои четырнадцать. Особенно в свои четырнадцать.
Потом — пробуждение, потом — долгий день.
Ей только семнадцать — и никто не отменял учебу, которая долгие несколько лет в ее жизни отсутствовала; поэтому в те четырнадцать Джин знает, как изготовить взрывчатку и как правильно закладывать ее, если нужно проложить путь, но не подорвать к хаттам весь склад, но, к примеру, о синусах, косинусах и правописании имеет крайне скверное представление.
Сегодня она обходится без стрелок — иначе придется замазывать и круги под глазами, а желания этим заниматься нет.
Джин чуть ведет плечом, моргнув, и смотрит на директора Кренника — Орсона — снова.
Она все никак не может определиться, как же ей комфортнее всего к нему обращаться.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

13

Сегодня на Джин нет макияжа, и становится заметно, какие у неё синяки под глазами. У неё они всегда такие?
Орсон ощущает лёгкий укол сочувствия — совершенно, впрочем, неуместного. Да, Джин всего семнадцать — и с её работоспособностью и прилежностью, не говоря уж о прочих достоинствах, её ждёт блестящая карьера.
В её возрасте Орсону пророчили то же. Сначала — только из-за синяков под глазами, универсального символа усердия, пока и до преподавателей не дошли слухи о главных действующих лицах студенческих вечеринок.
У Джин нет возможности доказать, что развлечения можно отлично сочетать с упорной работой, и это, пожалуй, упущение. Она рискует вырасти такой же, как и её отец — только без его одарённости, это заметно. Орсон делает мысленную заметку: проверить, как она питается. Пока Гален считает отличной идеей взбрыкнуть именно в тот момент, когда война подходит к своей кульминации, это едва ли не единственное, что Орсон может для неё сделать.
Жаль, нельзя сказать Галену, что из-за его упрямства недосыпает его же дочь. Упрямства хватит и на то, чтобы обвинить в этом Орсона.
Он опирается бедром о стол, закладывает большие пальцы в карманы брюк. Изучающе смотрит на Джин — те же три шага, неозвученное приветствие, которое она будто пытается передать взглядом. У Орсона есть для неё пара уточняющих вопросов, есть инструкция по поведению с Галеном, но вместо этого он, коротко взглянув на хронометр — Джин, конечно, приходит вовремя — спрашивает:
— Как твои дела?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

14

— Все в порядке, — слова звучат немного растеряно, немного неуверенно, но с тем же успехом Джин может ответить «нормально» или «все под контролем».
Растерянность появляется не потому, что она испытывает какие-то сомнения относительно того, как идут ее дела; не то что бы кто-то — кроме Галена — часто спрашивает, как ее дела.
Как она себя чувствует. Все ли у нее хорошо.
В такие моменты Джин называет его отцом не только вслух, но и про себя — и вспоминает, как это было когда-то давно.
Она знает, что она любит его, но знание — это не совсем то, что здесь нужно.
Говорят, когда любят, мозги в этом не участвуют.
Джин успешно справляется с порывом бросить взгляд в какую-нибудь отражающую поверхность — да хоть окно — и проверить, неужели настолько плох ее вид, что директор Кренник интересуется чем-то подобным.
Но она и так знает, как выглядит сейчас.
И нет, не настолько ее вид плох. Бывало и хуже.
Джин на мгновение задумывается — и понимает, что безвылазно сидит в научном комплексе уже полтора месяца.
Вероятно, стоит это исправить.
Какая-нибудь прогулка или что-то подобное — наверное, это будет кстати.
Да хотя бы добраться до местной кантины, где все одно новые люди — и, возможно, что-нибудь не слишком крепкое — вино или сидр, или что-нибудь подобное.
Джин размышляет об этом, делает заметку в уме и отвечает директору Креннику таким же взглядом, каким он смотрит на нее — это несложно.
— Мое состояние вызывает у вас какие-то сомнения, директор?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

15

Это Орсон и предполагал под «рискует вырасти такой же, как её отец». И её взгляд — не менее, чем её слова. Передразнивать Джин умеет, но именно этот навык стоит отнести к недостаткам.
Возможно, Орсон слишком многое ей позволяет. Но как иначе? Она дочь его друга, и Орсон знает её с младенчества — пусть и с обширными пробелами в общении.
Следует подумать над тем, чтобы прикрепить Джин к командиру уровнем пониже. Пока она подотчётна лично Орсону, но новый опыт может пойти на пользу не только ей, но и — в конечном счёте — всему проекту.
Сложно найти человека, которому Гален сейчас  доверял бы меньше чем Орсону, но если непосредственно с Джин будет работать кто-то другой — её отец предпочтёт знакомое, пусть по его мнению и зло. При всех своих новаторских идеях, смену привычных порядков Гален переносит плохо, едва ли не с паникой.
Нужно лишь прикинуть, на какой срок его меланхолии это замедлит работу, и насколько способно после — ускорить.
— Я имею в виду, не хочешь ли ты отправиться к себе и отдохнуть, — говорит Орсон и поднимает руку, будто ждёт, что Джин собирается его перебить. — Меня не интересуют твои возможности, я спрашиваю только о твоём желании.
Он задумчиво трёт подбородок и добавляет:
— Чтобы за тебя не ответил твой долг, обещаю: сегодня я не буду говорить ни о чём важном.
Торопиться, торопиться, вы должны торопиться, наше терпение иссякает.
Но иногда только терпение и позволяет выиграть гонку.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

16

Джин долго смотрит на директора Кренника, а потом коротко качает головой.
Спать ей уже не хочется — она ближайшую пару часов и не заснет, Джин прекрасно знает по себе это состояние, — а просто сидеть в своей комнате — зачем бы? На более осмысленную деятельность ее не хватит тоже.
— Пока не хочу, — это получается некоторым компромиссом между здравым смыслом и суровыми реалиями, и в целом это правда: пока что она действительно не хочет идти к себе и отдыхать. Пока что ее больше интересует, о чем таком не важном собирается говорить директор Кренник. — А о чем вы собираетесь говорить, директор?
Идти к себе и отдыхать Джин пока не хочет — но была бы не против куда-нибудь сесть, а не продолжать стоять. Так, впрочем, она может провести еще много времени — физические неудобства она прекрасно отодвигает на задний план, это ерунда.
Но все-таки — все-таки; Джин чуть выше вздергивает подбородок — чтобы заодно смотреть директору Креннику в глаза, а не ниже, — и прижимает к себе датапад, словно так стоять дольше будет проще.
Это, в общем-то, и так несложно.
Но это долгие, долгие сутки.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

17

— О тебе, — просто говорит Орсон.
Джин вытягивается так, будто пытается компенсировать недостаток роста. Судорожно сжимает датапад, будто... будто что? Орсон не знает.
Он знает о Джин не так уж мало — вполне возможно, даже больше, чем Гален — вполне возможно, даже больше, чем сама Джин. Интересно, сколько знает о себе она — не из сухого набора фактов. Джин похожа на человека, который знает, что он должен делать и что нет — и совсем не похожа на того, кому что-то нравится и не нравится.
Но ей семнадцать — всё ещё семнадцать, никогда не лишне себе об этом напомнить, потому что некоторые вещи закладываются лишь в юности, и этот фундамент кажется Орсону гораздо более значимым, чем детство — и она психически здорова. Значит, Джин что-то любит, а что-то ненавидит, о чём-то мечтает, чего-то боится — и, значит, Джин человек.
А с людьми он всегда работал эффективнее и с большим удовольствием, чем с функциями, какими бы они ни были. И какими бы ни были люди.
Если речь не о гранд-моффе Таркине, само собой.
— По сравнению с делом, которое мы делаем, ты не имеешь никакого значения. — Орсон делает жест рукой, приглашая Джин сесть в кресло — оно расположено чуть сбоку и под углом от стола, и любопытно, как она сядет и куда будет смотреть — Орсон уже не улыбается, но его улыбка гаснет медленно и естественно. Помедлив пару секунд, он доьавляет: — Но не для меня.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

18

В другой ситуации и с другим человеком это звучало бы обидно — но Джин это Джин, а не другой человек, и она знает, что есть нечто более важное, чем она.
Это не оскорбление — это факт, что с ним сделаешь? Смысл на него обижаться.
Теперь Джин чуть улыбается в ответ — самыми уголками губ — и садится, повинуясь жесту.
Откидывается на спинку кресла, запрокидывая голову — так удобнее смотреть, а немного затекшая от вечной неестественной прямоты шея может отдохнуть — закидывает ногу на ногу, пару раз качает носком, словно примериваясь к ритму.
Смотрит на директора, склонив немного голову к плечу, и устраивает датапад в щели между сиденьем и ручкой кресла, — привычным, выверенным движением, на которое даже не обращает внимания.
Точно так же она обращается с оружием — а оружие это все, что попадает ей в руки, — с той лишь разницей, что датапад в руках кажется все еще немного чужеродным.
Он не чужероден тому, как ее видят, но ей — да.
— И что именно вы собираетесь говорить, директор?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

19

— Предпочитаю послушать тебя.
За Джин не водится привычки — в её случае, впрочем, скорее умения — расточать вежливые улыбки, тем более — делать это уместно. Сейчас — более чем уместно, и Джин улыбается. Не просто улыбается: открывает шею, кладёт рядом вечно прижатый к груди датапад, болтает ногой — совсем не по-девчоночьи, со взрослой размеренностью, так что и слово «болтает» не годится — и всё же.
Орсон уверен: ей понравились его слова.
Ему хорошо знаком этот тип людей: способных в чём угодно, кроме взаимодействия с людьми и самими собой — одно проистекает из другого. Они открываются тяжело, редко — до конца, и до этого момента им необходим буфер между собственным чувствительным нутром и живой эмоцией. Чуть завуалированное оскорбление, или возложенный груз вины, или просто печальная картина будто дают им право на признание своих заслуг.
Больше всего подходит мнимое пренебрежение.
Орсон отвечает на улыбку Джин — коротко, едва заметно, будто невольно. Ему лестен этот взгляд снизу вверх, но прошло уже достаточно времени для того, чтобы продемонстрировать гостеприимство — и Орсон возвращается за стол, складывает ладони, устраивает на них подбородок.
— Ты думала о том, что будет с тобой дальше? — Он смотрит на Джин чуть устало, говорит неторопливо: то, что он обещал не говорить о важном, не значит, что разговор не серьёзный. — Когда закончится война?
Война, конечно, закончится совсем скоро.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

20

— Разумеется, — Джин кивает, склонив голову к другому плечу, и постукивает пальцами по подлокотнику — беззвучно, словно камертоном отмеряет нечто самой себе. — Выйду замуж. Заведу ребенка — или, может быть, двух, пока не знаю. Разведусь — сомневаюсь, что смогу с кем-то ужиться. Буду продолжать работать — если будет возможность и перспективы. Если нет, — пожимает плечами, — займусь чем-нибудь другим. Все равно пока что я знаю очень мало — есть куда развиваться и чем заниматься.
Джин действительно задумывается о том, что будет потом, когда война закончится, когда начнется нормальная, правильная жизнь.
И она действительно заведет ребенка — или не одного — и действительно сомневается в том, что сможет ужиться с кем-нибудь достаточно долго, чтобы не развестись.
Это где-то за гранью — не фантастики — возможного, и Джин искренне пытается представить себя в роли домохозяйки, ждущей по вечерам мужа с работы, приглядывающей за детьми и живущей с кем-то долго и счастливо, пока смерть не разлучит.
В ее версии — но до этого еще надо дожить — их скорее всего разлучит развод. Или смерть, но не ее и не слишком-то поздняя.
Джин качает носком, легким движением меняет ноги.
— А у вас есть предложения, директор?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

21

По мере того, как Джин говорит — стоит отдать должное, её речь так же кратка и конкретна, как и её отчёты — брови Орсона поднимаются всё выше.
Надо же.
Недооценил.
Орсон редко вспоминает, что холост. У него были любовницы, они есть и сейчас — и, пусть он не может уделять им столько же внимания, сколько в молодости, этого вполне достаточно. Бушующее пламя восторга миллионов всегда привлекали Орсона больше, чем огонь домашнего очага — пусть второй и считается эксклюзивным. В конце концов, среди миллионов найдётся — уже находилась, несмотря на меньшие масштабы — пока — не одна, готовая подарить всю себя со всей своей эксклюзивностью, не ограничивая его ни в чём. Все люди стремятся к чему-то подобному, и даже Гален, скромнейший человек из известных Орсону, отказался от этого только потому, что боялся.
Тем временем дочь скромнейшего человека из известных напоминала Орсону о том, что он не женат, с той беззастенчивостью, на которую не хватило ни одну из его любовниц.
Любопытно.
Естественно для семнадцать лет, но любопытно.
Орсон мог бы спросить о многом — например, о том, неужели Джин в самом деле хочет родить ребёнка — или двух — это её желание кажется самым удивительным из всего рассказанного. Впрочем...
Вместо этого Орсон спрашивает:
— Нужно понимать, ты ещё не выбрала, в какой области хочешь работать?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

22

- Пока нет. Но в скором времени надеюсь определиться, - Джин пожимает плечами, словно это вопрос максимум пары дней, и смотрит на директора Кренника. Орсона. - Вариантов много, поэтому сейчас мне проще сказать, за кого я выйду замуж, - она смешливо, почти весело улыбается, не отводя взгляда, смотрит прямо в глаза.
Если чему-то она и научилась за свою жизнь, так прямым взглядам, даже когда лучше не стоит.
Этому она научилась у Со. Здесь, в Империи, она научилась, когда лучше прятать или отводить взгляд, опускать ресницы и смотреть невинно, словно детёныш фелинкса.
Когда она выбирается за пределы научного комплекса или хотя бы в местную кантину, в обмен на один из этих взглядов можно получить халявный коктейль.
Теперь, конечно, в ее жизни все устроено по графику, режиму и направляющим, но если что Джин и знает - по правде говоря, в основном из фильмов, сериалов или книг, в которые падает, когда есть свободное время, - так это то, что не нужно вязнуть в чём-то одном.
Что кроме работы есть и другой мир вокруг - в котором тоже много интересного и ещё неизвестного.
В общем-то, благодаря все тем же фильмам, например, она учится рисовать стрелки и узнает, зачем женщины вообще носят каблуки и чем чулки лучше колготок - не самые полезные знания для ее прошлой жизни, но кто знает, как все повернётся в будущем.
- Ещё я думала про академию. Или университет. Не знаю, на какую специальность хотела бы поступить, но, - снова чуть улыбается, - у меня же ещё есть время. Может быть, вы можете что-нибудь посоветовать?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

23

Орсон отвечает на улыбку Джин чуть приподнятыми уголками губ. Это не требует от него сознательного усилия: за годы работы он научился использовать использовать мимику, не задумываясь и почти не допуская ошибок — и, что гораздо более ценно, быстро исправлять ошибки. Обмен лёгкими улыбками сейчас — всего лишь гарант неформальной беседы.
О бездна, у Орсона неформальная беседа с семнадцатилетней девушкой, и эта девушка — прости, мама — даже не его дочь.
Впрочем, когда твоё дело продолжает чужой ребёнок, в этом может появиться любопытная ирония. Иронию Орсон ценит почти так же, как эффективность.
Он коротко размышляет, полуприкрыв глаза — скорее имитируя попытку укрыться от взгляда Джин, чем в самом деле её предпринимая.
— У тебя великолепная физическая подготовка и неплохие аналитические навыки. Возможно, тебе подошёл бы спецназ. Или разведка, если немного подготовишься перед поступлением.
В целом, он не думал, что Джин откажется от поднятой ею же темы — но забавно, что она не отступает даже для вида, продолжая кружить рядом. Весьма благородно с её стороны хотя бы сделать вид, что она отвечает на его вопрос.
Орсон может отплатить благородством.
Он чуть покачивает ладонями, удобнее устраивая на них подбородок.
— Ты можешь рассказывать мне всё, что захочешь, Джин.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

24

- Я думала о дипломатии. Или, может быть, об искусстве, - честно говорит Джин, по-прежнему безотрывно глядя на Орсона, и садится прямо. - Если верить истории, после войны люди обычно начинают испытывать интерес к искусству. И это может быть, - склоняет голову к плечу, прикусывает губу и смотрит куда-то вниз, задумавшись - долгие две секунды подыскивает слово. - Интересно.
Интересно - широкое понятие, включает в себя многое - в том числе: прибыль, доход, известность.
Очевидно, Джин не планирует заниматься искусством сама - она не умеет ни рисовать, ни писать, ни сочинять стихи или музыку, - но почему бы не быть, как это сказать, управленцем?
Над вариантами, которые предлагает Орсон, Джин думает до этого и сама - это первое, что приходит на ум.
Возможно, в иной раз она бы даже и задумываться не стала - но не теперь.
Когда окружающий мир перестаёт ограничиваться одной лишь войной и наиболее продуктивным способ уничтожения как можно большего количества врагов, начинаешь видеть неожиданные перспективы.
И другие - тоже неожиданные - сферы, которые внезапно вызывают интерес.
И Джин это нравится - то, что мир не ограничен одной лишь войной, то, что в нем есть и нечто другое.
Она не уверена, что это, что ей нужно - в конце концов, в том же спецназе она действительно была бы хороша и на своём месте, - но одна только возможность выбора уже значит многое.
Снова закинув ногу на ногу, Джин облокачивается о коленку, подаваясь ближе к Орсону, задумчиво качает носком.
На самом деле ей бы не потребовалось разрешение, если бы она захотела о чём-то рассказать.
- Что же, например, я могу вам рассказывать, - на мгновение прикусывает губу, снова глядя прямо и неотрывно, - Орсон?
И это забавно - называть его то директором, то по имени, только Джин сама не может объяснить, почему.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

25

— Хм? Мне показалось, я озвучил. — Орсон смотрит на Джин с лёгким удивлением, словно и правда не помнит, сказал он вслух или только подумал. — Всё, что захочешь, Джин.
Женщина — это всегда женщина, даже в семнадцать. И будь на её месте кто-нибудь другой — пожалуй, чуть постарше — и будь это свидание, Орсон бы ответил на флирт так, как полагается мужчине, а не доброму дедушке. А будь он сам моложе лет на двадцать пять, этот разговор и начался совсем по-другому.
Но не всякий неформальный разговор равняется свиданию, а и Джин, и он — те, кто они есть. С тех пор, как Орсон начал работать в Инженерном корпусе, он пренебрегает приличиями только тогда, когда это означает выгоду, и даже на мгновение не отводит взгляда от глаз Джин, когда она снова и снова закидывает одну ногу на другую.
Посмотреть, какую выгоду может предложить она, — не впрямую, конечно, ни в коем случае — интересно.
— В самом деле интересно, — повторяет Орсон. Искусство. Дипломатия. В теории возможно, хоть Джин и потребуется для этого гораздо больше времени и сил — но и то, и другое у неё пока есть. С искусством ей будет помочь гораздо проще, если у неё есть хоть капля таланта, с дипломатией одной каплей не обойдётся, но — почему бы нет. — Какая именно сфера искусства тебя интересует?
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

26

- Все - это то же самое, что ничего, - Джин пожимает плечами, откидывается обратно на спинку кресла. - Я могу рассказывать вам о сериалах, о книгах, о парнях - о чем ещё? Но это как-то, - щёлкает пальцами и не договаривает: и так понятно, как это - бессмысленно. Едва ли это входит в то «все», о котором говорит Орсон.
Джин прикидывает - пытается понять - как ей больше нравится. Директор Кренник, директор, Орсон?
Не то что бы это принципиально важно - это скорее вообще не важно - но почему-то Джин об этом задумывается. И долго, внимательно смотрит на Орсона, словно пытается в нем что-то найти.
Облизывает губы, постукивает пальцами по подлокотнику - по-прежнему беззвучно.
- Я не задумывалась об этом. В конце концов, я ведь не собираюсь, - фыркает, - творить сама. Во мне ни грамма таланта. А что продавать - всегда можно смотреть по ситуации. Разве нет?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

27

Первую реплику Джин Орсон пропускает мимо ушей. «Всё» — это всё. Или ничего. Или что угодно.
«Всё» — это то, что ты вкладываешь в это слово, не меньше — но и не больше. Он не считает, что Джин дважды не расслышала уточнения «хочешь», и вероятность, что она хочет рассказать Орсону про сериалы и парней, забавляет.
Он был бы даже не против послушать. Не в столь позднее время, не с всё ещё гудящими висками — но не против.
Орсон чуть улыбается, вспоминая студенческую поговорку о том, что нет лучшего лекарства от висков, чем ви́ски.
— Не совсем, — говорит он, отвлекаясь от почти осязаемого янтарного вкуса на языке. — Для продаж — и для дипломатии, кстати — тоже нужен талант. По сути эти профессии различаются только предметом продажи и способом оплаты — и то не всегда. Гораздо важнее искренний интерес к тому, что покупаешь и продаёшь. Твой отец не был бы и вполовину так гениален, если бы ему не нравилось то, чем он занимается — даже сейчас, когда у него в голове... — Орсон вздыхает, трёт ребром ладони подбородок и улыбается ровно настолько же, насколько ему хочется выпить: не слишком, но было бы неплохо. — Ну, ты знаешь это лучше многих.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

28

Джин молчит, а когда спрашивает - спрашивает серьёзно, как всегда, когда ей действительно важен ответ:
- Как вы считаете, на каком-нибудь из этих поприщ... я бы добилась успеха?
Джин редко спрашивает нечто подобное - обычно она и сама знает, справится с задачей или нет, получится у неё - или.
Не то что бы она настолько хорошо понимает собственные силы и знает все, на что способна; просто интуиция - штука полезная.
Но даже она иногда барахлит.
Говорят, что интуиция - это просто быстрая обработка уже имеющегося опыта и подсознательные выводы, которые не всегда даже облекаются в четкую форму.
Может быть так, может быть нет - не столь важно.
Тихо выдохнув, говорит дальше - по-прежнему, не меняя тона и даже позы, словно до этого не успела десять раз поменять ноги, сесть ближе или дальше. Собирается, как делает это всегда, когда работает, когда учится или занята чём-то ещё, что не относится к свободному времени или ничегонеделанию.
- Я думала о спецназе и о разведке, но это первое, что приходит в голову. И с этим я справлюсь, - чуть хмурит брови, по-детски поджимает губы. - Поэтому я пытаюсь думать про что-то ещё, в чем... я могу и не справиться. И мне... - она замолкает, подыскивая слово; выдыхает: - страшно, что я возьмусь за что-то новое - и из этого ничего не получится. Мне далеко до гения моего отца - в чем угодно. Это факт. Но мне будет... стыдно, взяться за что-то и провалиться.
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1

29

— Ты провалишься, — говорит Орсон.
Вопреки распространённому — в первую очередь, среди Галена — мнению, он не получает удовольствия, делая больно другим. Орсону нравится власть, и он умеет пользоваться болью как одним из её инструментов — но лишь одним из инструментов. Большинство людей — а также многие ксеносы и некоторые дроиды — нуждаются в страданиях, и не в силах Орсона это изменить.
Даже если бы он и хотел.
Самые грязные инструменты бывают поразительно эффективными.
— Потом провалишься снова. И ещё раз. И ещё.
Он говорит мерно, равнодушно, и смотрит на Джин цепко, почти не моргая.
Есть вещи, девочка, которые нужно просто запомнить. Есть вещи, в которых Орсон просто может помочь — и этих вещей гораздо больше, но судьба Джин ему небезразлична.
— Но по-настоящему ты провалишься, если после каждой ошибки будешь выносить вердикт «не справилась» и в конце концов вернёшься к делу, провалов в котором не помнишь.
Орсон разводит раскрытые ладони и улыбается краем рта — только им, не глазами.
— Скажем так: количество провалов, которые тебе простят — и которые должна простить себе ты — обратно пропорционально уровню развития навыка. Если ты не хочешь тратить время на то, что очевидно бессмысленно, оно не бесконечно даже на нулевом уровне. Но приближено к тому.
Это не совсем правда: всегда нужно делать поправку на то, что стоит на кону и чего будет стоить ошибка. Но если цена — только задетое самолюбие, то столь малой величиной можно — нужно — пренебречь.
Орсон откидывается на спинку кресла, расправляя затёкшие плечи, вытягивает руки на подлокотниках.
— Что до твоего вопроса... — Он трёт подбородок костяшками пальцев, снова улыбается — на этот раз скорее глазами, чем губами. — Я думаю, ты могла бы добиться успеха, если тебе хватит смелости. У твоего отца её в своё время хватило, хотя гениальность была скорее помехой.
[nick]Orson Krennic[/nick][status]приведи их всех[/status][icon]http://sg.uploads.ru/BJmnS.jpg[/icon][LZ]<div><img src="http://forumfiles.ru/files/0018/1a/00/81098.png"><br><b>Орсон Кренник</b>, самый дорогой переводчик Империи</div>[/LZ]

+1

30

Джин не вздрагивает и не напрягается, когда Орсон говорит про то, что она провалится.
Это то, что Джин знает и так - никакой навык не появляется без бесконечных попыток и бесконечных же ошибок. Так работает со всем - с оружием, с бегом, с анализом, даже с уравнениями и всем остальным.
Если бы она ничего не начинала или бросала бы все после первого провала, она бы не выжила ни на Ондероне, ни на Джеде.
Джин фыркает, вспоминая, с каким упорством Со из раза в раз возвращал ее в «новую семью» - и с каким же упорством она возвращалась и возвращалась, сквозь город, джунгли, обходя спящих змей и пережидая, пока какой-нибудь хищник скроется.
- Спасибо, Орсон, - она улыбается в ответ - намного мягче, чем прежде, и выдыхает, прикрывает глаза.  Пожалуй, обращение по имени лучше всего звучит во время неформальной беседы - а директора стоит приберечь для рабочих часов. - Думаю, смелости мне хватит. А вы, - подаётся чуть ближе, облокачиваясь о стол, укладывает подбородок на переплетенные пальцы, - как думаете, я достаточно смелая?
[icon]http://sd.uploads.ru/TNZdL.jpg[/icon][sign] [/sign][LZ]Джин Эрсо, офицер ВСБ, подконтрольна лично Креннику[/LZ]

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » [AU] А срока было сорок сороков


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC