Star Wars Medley

Объявление

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Гарм Иблис, Бейл Органа, Орсон Кренник
Фазма, Фазма, Фазма, пожалуйста

Если за полтора часа до полуночи
человек сидит у тебя под дверью,
значит это действительно важно.
Даже если это автограф.
Luke Skywalker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [01.IV.34 ABY] Посмотревшим в бездну выпивка бесплатно


[01.IV.34 ABY] Посмотревшим в бездну выпивка бесплатно

Сообщений 1 страница 30 из 78

1

https://media.giphy.com/media/RBQWBKQh4qOJ2/giphy.gif
— Что это ты нервный такой? Может тебе съездить куда?
— Куда?..
— По лицу, например.

Temmin Wexley, Poe Dameron

Время: 1.IV.34 ABY
Место: одна из планет Внешнего Кольца
Описание: с давними боевыми товарищами только одна проблема: они видят друг друга насквозь. Даже когда один из них усиленно делает вид, что все в порядке. И там уже неважно, разведмиссия это или тихий вечер в кантине — надо разбираться, в чем тут дело.

Отредактировано Poe Dameron (2017-10-27 03:34:29)

+1

2

Планета Теммину уже заранее не нравилась. Он не любил грозы, терпеть не мог дожди и ливни. Во время дождей чаще обычного с ним случались неприятные вещи. Ну и кому понравится, когда заливает водой, и вода стекает за шиворот. Если он захочет искупаться или душ принять, то он пойдет и это сделает, а вот таким образом – нет уж увольте! Ну и видимость, конечно, как у хатта в заднице. Ну ладно, может немного получше. Но не сильно. У стекла новейшее водоотталкивающее покрытие, говорили они, никаких проблем не будет, говорили они. Ага, конечно. Тут так льет, что даже скорость не спасает и приходилось пробиваться через бушующую атмосферу почти по одним лишь приборам. А если очередной молнией прилетит так, что дефлектор не выдержит, то никаких приборов. Никаких проблем, связанных с дождем, впрочем, тоже. Правда, и никакой миссии до кучи. Что было бы печально для Сопротивления.
    В целом, задание не блистало оригинальностью. Прилететь туда-то, найти такого-то, получить очередные очень важные данные, улететь обратно. Заодно разведать, можно ли как-то приспособить для общего и великого дела эту затюканную промышленную планету. Поправка, когда-то промышленную. Когда-то тут добывали очень активно, денно и нощно опустошая недра земли, что даже в институтах на контурных картах студенты разных академий старательно помечали эту область Внешнего Кольца специальном значком, пока в один не самый прекрасный день конкуренты не сбросили на заводы и предприятия парочку не самых слабых бомб. Производство встало и о планете довольно быстро забыли в цивилизованном мире. Что сделало её довольно привлекательной для разного рода лиц, желающих оставаться в тени.
    На мгновение его ослепило – впереди и чуть сбоку искривилась плазменная дуга молнии, освещая вздымающиеся и спадающие бесконечные бугры туч и маленький крестокрыл, который не понять задело или нет.
    – Да мать же ж! По! По! – Снап орет, пытаясь перекричать и треск в эфире и грохот, который последовал за вспышкой. И это они еще в шлемофонах, иначе точно оглохли бы. – По, прием! Ты там цел?![icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:06:25)

+1

3

    По грязно ругается, и Биби-8 позади даже ничего не говорит по этому поводу. Вероятно, потому что его настолько заливает водой, что у него просто нет на это моральных сил. Если у дроидов вообще бывают моральные силы. По цепляется за эту мысль на мгновение, а потом уходит на новый виток ругани, выкручивает штурвал, и Черный почти ложится на крыло, уклоняясь от очередной молнии. Оглушающий гром прилагается.
    Когда они только вылетали, По думал, что это хорошая идея. Точнее, он вообще последнее время предпочитает делать что угодно, кроме того, чтобы оставаться в одиночестве, быть поблизости от форсюзеров и — спать. Спать По с недавних пор разлюбил особенно. Во снах то Кайло Рен, то пытки Силой, то клаустрофобичные белые коридоры Финализатора, то хромированный капитан штурмовиков настигает его в пустыне и застреливает к хаттовой матери. Да и объяснить свою тревожность на миссии гораздо проще, чем на базе. Когда дергаешься в кантине, на тебя смотрят, как на параноика, а когда на вылете — как на разумного человека.
    Теперь По думает, что это была чудовищная, отвратная идея.
     — Прием. Цел, — коротко отвечает он и добавляет вполголоса, так, что, наверное, помехи съедят: — Ну и дыра.
    На «ну и дыре» им нужно разыскать инопланетянина по имени Хок Маас, но как это сделать в таком проливном дожде, охватывающем всю планету целиком, По без понятия. Все это выглядит так, что им придется сажать крестокрылы на ближайшей же подходящей для этого площадке и добираться дальше пешком. Биби-8 уже в третий раз предупреждает его о том, что щиты не выдержат попадания молнии несколько раз подряд. По с ним согласен и сам: летать в шторм — это вообще крайне плохая затея.
     — Снап, прием. Сажаем крестокрылы и идем пешком, — По сбрасывает скорость и пускает крестокрыл ниже. На такой высоте хоть и не безопасно, зато можно хоть разглядеть, что происходит на земле. — Вижу площадку на два часа. Как понял?
    Площадка на два часа — небольшое плато среди скал, которого должно едва-едва хватить на два крестокрыла. Впрочем, ни в своих, ни в навыках пилотирования Снапа По не сомневается ни на секунду. Отсюда до нужного населенного пункта уже не так далеко, но над ним самый шторм — туда просто опасно соваться. Восстанавливать технику им здесь потом придется своими силами, а это займет время. Данные, как водится, нужны генералу срочно. Выхода нет.

+1

4

    Снап радуется, когда слышит голос командира. Он его уже терял и отпевал, ему это сильно не понравилось, повторять он не намерен.
     - Прием. Тебя понял.
    Он сбрасывает скорость и, снижаясь, слушает, как ворчит R6-D8 в своем гнезде. Мол, это следовало бы сделать намного раньше, и вообще они нарушают все возможные техники безопасности, вот, например скалы - отличные естественные громоотводы, и сейчас их шансы получить молнией в борт никак не уменьшились.
    Площадку Теммин разгледел не сразу, а когда разгледел, то тихо ругнулся, авось капитан не услышист. Нет, на этот пятачок он, конечно, сядет, и не на такое садились, но перспектива его не радует. Следом за ведущим он заходит на посадку,  и уже на последней прямой его все-таки настигает.
    Снап выдает в эфир трехэтажную хатскую матерную конструкцию, резко уводит крестокрыл вбок, но молния все равно успевает лизнуть по борту. Заверещал R6-D8, замигала аварийная лампочка, показывая, что щит не справился. Уексли бежит глазами по приборам, подробнее он потом будет разбираться, сейчас главное сесть. Крестокрыл рыскает и не слушается, посадка выходит жесткая, они еще, попутно слегка задев уже севшего Черного, прокатываются к самому краю плато.
    Снап успевает подумать, что если сейчас они свалятся и если внизу достаточного высоты, то придется давать вверх, делать новый круг и снова заходить на посадку. В грозу, на взбесившиемся истребителе, без щитов. В такую погоду, он бы тоже взбесился, так что это даже можно понять и простить. Но обходится, крестокрыл останавливается на самом краю, зависнув носом над бездной. Пилот, до этого невольно затаивший дыхание, шумно выдыхает в эфир.
     - По, прием! Щиты полетели, еще какие-то сбои, но... могло быть хуже. Я уже ненавижу эту планету.[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:06:42)

+1

5

    По везет. Он садится даже почти мягко, хотя кабину заливает так, что на мгновение ему кажется, что он скорее ныряет куда-то, чем садится на твердую землю. Спасибо Инком-ФрейТек за вертикальную посадку. Биби-8 тут же рапортует о состоянии всех систем. Щиты еще живы, но место для посадки не самое удачное — если долбанет молния, то есть вероятность, что крестокрылу тоже достанется. По хмурится, но ничего не отвечает, только следит за Снапом по радару.
    Тому как раз прилетает.
    По, к сожалению, не может ему ничем помочь. Если он взлетит вновь, то лучше от этого Снапу не станет. И это одно из самых мерзких ощущений: когда ты видишь, что происходит что-то не то, и ничем не можешь помочь. Снапа болтает, он садится как-то по диагонали, что в случае с крестокрылами не самый лучший вариант — шасси у них для этого не приспособлены, и его несет к обрыву. То, что он чиркает по Черному, По едва ли замечает, только вслушивается в комлинк, прикидывая, хватит ли Снапу пространства для маневра, если все-таки ухнет вниз с обрыва. Наконец, все останавливается. По откидывается на спинку кресла и проводит рукой по лицу. Если бы у них было с собой кортигское, он бы начал пить вот прямо сейчас, отчаянно пренебрегая Уставом. Но кортигского нет, а в комлинке звучит голос Снапа.
    — А она тебя обожает, — с мрачным юмором отзывается По. — Себе б оставила, да видишь, какой ты ловкий, не возьмешь тебя молнией, — он шутит, но голос нервно подрагивает. Поэтому По прочищает горло и продолжает уже серьезнее: — До населенного пункта где-то час ходу, так что берем бластеры и пешочком. Только крестокрылы надо укрыть хорошо. Чтобы не смыло к чертовой матери.
    Почему-то эта перспектива кажется По очень вероятной.
    Как и на всякую развед-миссию, вылетают они не в обычной летной экипировке. Поэтому По натягивает свою новую куртку, стягивает шлем, быстро прикидывает, что еще из кабины взять с собой, кроме бластера. Биби-8 спрашивает, какой план, но По молчит. Его потряхивает, и он надеется, что под дождем отвлечется, и это пройдет. Кроме того, мало ли, какие твари живут в этих скалах. Жевать крестокрылы кто-либо будет вряд ли, а вот пожевать пилотов — самое то.
    — Биби-8, R6-D8, останетесь чинить крестокрыл Теммина, — наконец, решает он. — У нас не будет времени на это, когда мы вернемся. У вас будет часа три. Успеете? Снап, готов к душику?
    Не дожидаясь ответов, По делает глубокий вдох и открывает кабину, чтобы тут же выскочить наружу и закрыть ее обратно. Бластер на ремне через плечо и датапад с картой во внутреннем кармане куртки — вряд ли ему потребуется что-то еще. Холодный ливень тут же заливается за шиворот, волосы прилипают к лицу мокрыми прядями, а под ногами скользкие камни, так что По на всякий случай держится за Черного рукой. И проверяет, как сильно там по нему чиркнул садящийся Снап. Ничего, с чем не справился бы Биби-8, к счастью.
    — Снап, с тебя кортигское, когда вернемся на базу!

Отредактировано Poe Dameron (2017-09-25 18:35:24)

+1

6

     Сперва доложиться, что жив и цел, остальное потом. Из остального были обезумевшие приборы, почти по-человечески причитающий Диэйт, запоздало долетевшая порция страха и взмокшая куртка. Впрочем, о последнем волноваться не стоит - даже, можно сказать, подготовился заранее. Какое-то время Теммин просто сидит, выравнивания дыхание, и тупит в пространство, но на комментарий По он прямо-таки взрывается:
      - Да черта с два она меня получит! И тебя не получит! Ничего себе дамочка нашлась, в рот мне лекку! Пилотов ей подавай - ага, щас! Пилоты нынче народ ценный, пусть вон лучше штурмовиками увлекается. Они, говорят, горячие парни! - он нервно ржет, и это помогает скинуть оцепенение.
     Снап снимает шлем, отстегивается, стягивает перчатки и вытирает ладони о штаны. Час ходу значит, сколько-то на месте, час обратно, что кроме бластеров им может понадобится? Решив, что вообще не доверяет этой планете, Теммин выворачивается и копается в бардачке за креслом. На коленях образуется горка из разнообразных предметов. Снап скептически смотрит на неё, но решает, что лучше перебдеть, пересолить и вообще всячески пере, так что поспешно засовывает это все в рюкзак. Диэйт интересуется, что делать дальше, но тут же прилетает ответ по внутренней связи. Душик, да?
      - Не готов,  - бурчит Снап. - Предпочитаю джакузи. Так, Диэйт, в общем, ты капитана слышал. Обо всех изменениях - на ком.
     Теммин закрепляет бластер в кобуре, закидывает рюкзак за спину, открывает кабину, высовываясь наружу и...
      - Твою мать! - с этой стороны борта на него радостно чернеет бездна, вот только не подмигивает и задом не виляет.
     Закрыть кабину, в которую успело немного налить, старательно смотря в другую сторону слезть на плато. Наверное, самые противные моменты под дождем - это первые, когда ты стремительно промокаешь, и ничего не можешь с этим поделать. Он подходит к Черному, смотрит на светлый росчерк от содранной краски.
      - Три с меня! - про себя думает, что хоть десять, если они выберутся отсюда.
     Какое-то время они закрепляли упоры и укрывали истребители тентами.
      - По, думаю, лучше пошире растянуть, тут и угол атаки, ну и с воздуха это больше на камни походит. Хотя, я не могу представить других таких чокнутых, которые бы в самую грозу полезли.[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:06:59)

+1

7

    По-хорошему — по-хорошему! — им бы стоило оттащить крестокрыл Теммина с края. Но для этого нет ни подходящей техники, ни особого времени, поэтому единственное, что им остается — это закрепить упоры так, чтобы по возвращении они не обнаружили на его месте зияющую пустоту. Потому что все в крестокрылах хорошо, кроме их цены. У Сопротивления и так бюджет не слишком большой, и добавлять в графу расходов совсем не хочется.
    По закрепляет угол тента и разгибается, вытирая воду с лица. Тишина, сумерки и проливной дождь не оказывают на него никакого утешающего или расслабляющего эффекта, скорее наоборот. Было бы тут хотя бы тепло, дождь был бы приятнее, но нет. Тут как раз прохладно, кажется, на этом континенте осень.
    — Тут бы найти, куда его воткнуть, а ты про пошире говоришь, — отвечает он, оглядываясь вокруг. — Давай дотянем вон до того камня, а там посмотрим.
    Втыкать тент здесь особо некуда: есть только щели между камнями, а все остальное — слишком твердая поверхность, чтобы пробить колышками. По берется за край, помогая Теммину дотянуть край до нужного места и держит его, предоставляя напарнику честь закреплять это все дело. А сам смотрит куда-то вдаль, туда, где, если верить навкомпьютеру, находится поселение. Они на возвышении, но сквозь пелену дождя невозможно разглядеть ни огонька, ни намека на то, что там, среди скал в степи, вообще что-то есть. Ощущение полного и тотального одиночества, даже хлеще, чем в крестокрыле в космосе, накрывает По с головой. Он нервно оглядывается по сторонам, потом возвращается взглядом к Теммину.
    — Закрепил? Оставим так, на несколько часов хватит. Астромехи поправят, если поедет.
    Надо было хлебнуть кортигского перед выходом, чтобы нервы не шалили.
    По уже заприметил место, откуда можно начать спуск. Несмотря на их положение, плато оказывается неожиданно удачным местом: отсюда вбок по диагонали по склону идет если не тропка, то целый ряд достаточно удобных карнизов и камней, места на которых достаточно для взрослого человека. Самое главное — не поскользнуться и не ухнуть вниз. Умереть, может, не умрешь, но разобьешься знатно — а сломанные руки и ноги им сейчас ни к чему. А там, когда заканчиваются камни, начинается ровный склон и степь, где можно идти пешком без особых проблем.
    По как раз направляется к этой «тропке», как вдруг замирает на месте, прислушиваясь к чему-то в шуме дождя. Там, куда лежит их путь, ему чудится на мгновение блик в звериных глазах и какое-то движение. Местность скалистая, тут могут и какие-нибудь саблекоты* водиться, а эти твари, если неприрученные — с головой попрощаешься. По поднимает бластер, наставляя его в ту сторону и вглядываясь в пелену дождя, и жестом показывает Теммину стоять и быть готовым стрелять.
    Если это действительно хищник, то сейчас они с ним разберутся, позиция у них более чем удачная для отстрела сверху. Если это его тревожность, превращающаяся в паранойю, то — то По не знает. И он опускает бластер, выдыхает, пытается сориентироваться в своих ощущениях.

*tusk cat

Отредактировано Poe Dameron (2017-10-13 23:56:33)

+1

8

      - Всегда есть, куда стремиться, - тихо бурчит под нос Теммин и расправляет конец тента. Тент из какой-то синтетики, прочный, тонкий, лёгкий - мечта туриста, но сейчас эта самая "мечта" намокла и прилипает к рукам и к самому Теммину. Он уже успел полностью промокнуть, с волос заливает и в глаза и за шиворот, и температура, скажем так, не тропическая. Ветер пока слаб, да и они укрыты склонами, но вот на равнине их успеет продуть раз двести. Может быть триста. В голову полез детский хулиганский стишок, рифмующийся с этими "триста", Снап криво оскалился и осмотрелся в поисках, куда бы закрепить последний угол.
     Иногда приходится проявлять изобретательность, чтобы закрепить угол. Например, завязать узлом уголок тента вокруг камешка и пропихнуть кусок до узла в какую-то хвала небу найденную щель. Пальцы скользят по камню, ботинки пока держат, но не так крепко, как хотелось бы. Он заканчивает, вытирает рукавом лицо и поворачивается к напарнику, который как раз отправился проверить спуск.
     Еще до того, как капитан поднял бластер и дал указание жестами, Теммин замер и приготовился стрелять. Сказывается опыт работы в паре с По, иногда в довольно-таки жестких условиях, да и собственная многолетняя служба в Корпусе Разведки Новой Республики. Бывает, напарники работают долго, но так и не могут сработаться. Тут, к счастью, получилось наоборот, хотя Теммин первое время их знакомства сильно в этом сомневался. Да и в самом своем новом капитане ох как сомневался, чего греха таить. А зря. Они с По теперь, если нужно, понимают друг друга с полу жеста, полу взгляда, что бывает иногда жизненно необходимо. Вот как сейчас например. Сейчас там что-то есть впереди в темноте. Снап видит как По опускает бластер, сам какое-то время ждет, и только думает, что им показалось и сам начинает подниматься, как дернулась чуть выше и сбоку от Демерона темнота, движение почти не заметное глазу, и он его скорее чувствует, чем видит.
      - Ложись!!! - он орет и пускает несколько зарядов в темноту над головой По.
     Блеснули в синей вспышке выстрела звериные глаза и массивная туша летящая в прыжке как раз на капитана. Заряды прилетели ей куда-то в район груди, она заревела и дернулась в полете. Впрочем, всю инерцию прыжка попадание погасить не могло. В этот же момент сверкает молния и показывает стоп-кадром, как летит на По здоровенная, но видимо уже мертвая, тварь с бивнями на челюстях, а на возвышенности около "выхода" с плато, откуда она сиганула блеснуло глазами еще несколько ушастых голов, Снап не успевает их сосчитать, но наугад запускает туда очередью: лучше прикончить их там наверху, а не разбираться потом с этим котопадом. И это еще неизвестно, сколько их там.
      - Да, ебаный гунган, она еще и кошатница!

+

Так, как мне видится это плато, что не просто плоский срез, а там есть вроде стенок-осколков с одной стороны. Ну и метод охоты кошкам ставлю кошачий, анатомически вроде прыгать у них получится.
Что-то типа такого:
https://pp.userapi.com/c840325/v840325590/124ae/mrLkYw5aV4w.jpg

[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:07:18)

+1

9

    Обычно, когда По слышит истошный вопль Снапа «ложись!», он падает на землю и откатывается в сторону совершенно не задумываясь — они прошли через столько подобных ситуаций, особенно в Черной, что это вошло в привычку. Сначала реагируй, как говорят, а потом думай. Но сейчас что-то идет не так. Тревожность захлестывает По, и вместо того, чтобы хотя бы присесть, он лишь неловко отступает в сторону и замирает неподвижно, будто его вновь приклеило к месту криффовой Силой, криффовой кайлореновской рукой.
    Ощущение беспомощности, потерянности в этой темноте так сильно, что с ним сложно совладать. Над головой мелькают яркие выстрелы Снапа, но По и не видит их вовсе, запертый в этом ощущении так прочно, что едва может дышать. Хорошо, что под дождем не очень видно. Хорошо, что он к Снапу лишь вполоборота. И, наверное, даже хорошо, что в ослепительной вспышке молнии на По все-таки налетает тяжелая двухметровая туша саблекота, сбивая его с ног и скользя вместе с ним по мокрому камню плато. Иначе хатт его знает, когда бы он сумел взять себя в руки.
    У По вышибает весь воздух из груди, он больно ударяется локтем и коленом, один из бивней едва не выкалывает ему глаз и рассекает висок, половина его туловища остается под неожиданно тяжелой тушей. Бластер больно врезается ему в спину. Лицо поливает беспощадным дождем. Край плато остается в жалком полуметре. Хочется не то сдохнуть уже окончательно, не то нервно рассмеяться. По с усилием сталкивает с себя кошачью голову, поднимается на локтях и выдергивает из-под себя бластер, затем налегает на тушу, пытаясь высвободить ноги. К счастью, ему это удается. На штанах виднеются темные следы кошачьей крови. По поднимается на шатающихся ногах, сжимает бластер железной хваткой, оглядывается.
    Где Теммин?
    Все происшествие дезориентирует его совершенно. По пытается заставить себя собраться, взять себя в руки, но сердце колотится как сумасшедшее, локоть и колено противно ноют, дышать тяжело, а пальцы с такой силой сжимают скользкую рукоять бластера, что становится больно. Однако расслабиться он просто не может. А потому беспорядочно рыщет взглядом по темноте, в мутных потоках дождя, будто не понимает не только то, где его напарник, но и где вообще находится сам. Какой сейчас день. Год. Какая война.
    Гром раскатывается над головой — камень под ногами дрожит. По замечает какое-то движение сбоку, цепляется краем глаза за мертвого саблекота, страх заставляет его нажать на курок. Ослепительный лазерный болт освещает струи дождя, ныряет в них — туда, к темному силуэту.
    — Снап? — сипло зовет По, прочищает горло: — Снап! Где ты.

Отредактировано Poe Dameron (2017-10-17 01:22:32)

+1

10

     Теммин слышит глухой удар кошачьего тела о камни. За пеленой дождя он не успевает разглядеть, успел ли По откатиться или все-таки туша его достала. Но рычания и возни не слышно, значит, тварюга все-таки мертва. Он замечает движение, по очертаниям определяет встающего человека, и думает, что раз По может сам подняться, то ничего угрожающего жизни там не произошло. На этом он переключает внимание с капитана обратно на пригорок, где затаились кошки. Они сейчас волнуют его куда сильнее.

     Снап топчится на месте, пытаясь хоть что-то разобрать за шумом дождя и усиливающегося ветра. Возня, ворчание - или это просто кажется? Он делает насколько шагов в сторону. Хоть залезай обратно в истребитель и из пушек их расстреливай. А заодно и свет поставить... Тут свет и прилетает, Снап замечает вспышку боковым зрением, рефлекторно дергается в сторону, но тот кто стрелял был мастером своего дела.
     Резкой болью обжигает левое  плечо, Теммин вскрикивает и как-то криво опрокидыватся навзничь. Бластер выскальзывает из мокрых пальцев, падает и откатывается куда-то в темноту. Снап больно стукается затылком о камень, так что в ушах начинает звенеть, а перед глазами вспыхивают разноцветные искры. Зова капитана он почти не разбирает, слышит, как тот что-то крикнул. Но что? Может хотел предупредить?

     Лицо заливает, капли кажутся неимоверно тяжелыми, каждая из них словно вдалбливает его в камень. Теммин тихо стонет, вытирает рукавом лицо от воды и пытается проморгаться, потом переворачивается на живот, потирая ушибленную голову. Пульсирует болью плечо и пахнет паленым мясом, даже дождь не в силах прибить этот запах. Снап мотает головой, но голове от этого лучше не становится.
     Снап приподнимается на локте, правом, левой рукой он старается не шевелить, потом встает на четвереньки. Определенно, в него страляли, и что хуже всего попали. И что-то кричал капитан. Вероятно, кто-то из местных подошел. Вот тень впереди, выстрел точно был оттуда. А если чужак там, то где же капитан?
      - По, ты где?
     Сверкает молния и Теммин видет По. По Демерона, который безумными глазами смотрит куда-то перед собой, а в руке сжимает бластер. И  целится По аккурат в его, Теммина, голову. А дальше срабатывает выучка. Просто потому что причин, почему твой командир в тебя стреляет посреди разбушевавшегося пиздеца может быть много и разных, и вот выяснять это лучше не под дулом бластера. Шипя и отплевываясь Снап как-то странно подныривает вбок, криво вскакивает, и заходя сбоку выбивает бластер из капитанской руки.
      - Твою мать, По! Какого криффа ты делаешь?![icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:07:36)

+1

11

    Ни криффа не видно! Выстрел задевает противника, По отчетливо слышит вскрик. В шуме дождя ему чудится и холодящий кожу шепоток, и другие фигуры — одна за его спиной — и звук падающих на плато камешков. Из рассеченного виска течет кровь, но беспощадно низвергаемые небом холодные струи смывают ее, холодят рану, и По едва ее замечает. Он вдруг понимает: надо дождаться следующей молнии. Хоть так, на мгновение, получится увидеть, в кого целится.
    По набирает воздуха в грудь, рвано выдыхает. Снап не откликается. Где Снап? Лежащий рядом труп саблекота тоже не улучшает ситуацию. Где другие? Испугались и убежали? Едва-едва в дожде вновь проступает силуэт, и на этот раз По целится уже почти осмысленно — в голову. На этот раз он выстрелит как полагается. Сдохнет силуэт, сдохнет и паранойя, может, наконец?
    Молния сверкает, на мгновение заливая все ярким светом.
    Следом пространство до силуэта прошивает выстрел — но тот уклоняется, уходит в сторону, странно, но явно отточено и таким же отточенным движением выбивает у него из рук бластер. По по инерции отступает на шаг, но тут же прехватывает чужую руку, чтобы дернуть вперед и надавить на локоть — не сломать, так выбить сустав. К счастью, голос Снапа врывается в темноту вокруг быстрее, чем По успевает что-то сделать. Это Снап. Вот он. По быстро складывает в уме свой выстрел и его раненое плечо, и запах паленого мяса, лишь слегка прибиваемый дождем.
    А самое главное, вопрос. Действительно, какого криффа он делает?
    По рассеянно касается рассеченного виска пальцами, отступает, выпуская руку Снапа. Руки дрожат то ли от холодного дождя, то ли от нервов. Реальность прорывает тревожную выдумку не сразу, лишь с усилием. Как объяснить выстрел? Что он делает? Он защищается. Потому что его мучают кошмары. Потому что ему кажется, что за его спиной стоит магистр рыцарей Рен. Потому что он стал нервным. Потому что его нервные реакции происходят быстрее, чем он успевает осмыслить ситуацию. Потому что ему страшно. Постоянно. Везде. И навязчивые мысли ему не помогают ничуть. Ничего из этого По не может произнести вслух.
    — Прости, — невнятно отвечает он. — Прости, Снап, не хотел.
    Отступает еще. И еще. Останавливается и закрывает лицо руками. Надо собраться, ну же. Получалось же раньше контролировать себя, не превращаться в невротика и параноика. И уж точно получалось не стрелять по своим! Хорошо, что они на земле. Если бы По выстрелил в крестокрыл Снапа, одним плечом они бы не отделались. По проводит ладонями по лицу, откидывает намокшие волосы со лба, пытается встряхнуться, прийти в себя. Запоздалый гром гремит вдалеке, и По непроизвольно вздрагивает. Надо сделать вид, что все в порядке. Как обычно. Выходило же раньше.
    — Сильно задел? — спрашивает он у Снапа издали. — Подумал, что ты, — кто? Кайло Рен? — саблекот.
    Ложь очевидная, но как вывернуться по-другому, По просто не знает. Вдруг Снап купится?

+1

12

     Когда По хватает его за руку и натягивает её вперед, Снап узнает прием, они вместе не раз спаринговали на базе, и он очень хорошо понимает, что за этим последует, а еще понимает, что он сейчас никак не сможет ему противостоять. Теммин как-то уныло думает, что если капитан ему сейчас сломает руку, то чем ему обратно управлять крестокрылом? Не зубами же..
     Но По останавливается, и словно отшатывается от него, отвечает он как-то невнятно, но Снап на взводе и разбирает сказанное. Не хотел! Криффовый придурок! Не хотел, он! Так если бы хотел - и выстрелил, это было бы как раз куда лучше, чем что сейчас. Не хотел, но дважды выстрелил!
     Не спуская с капитана глаз, Теммин поднимает выбитый бластер и сует его себе в кобуру. Отдавать оружие капитану в таком состоянии Теммин не намерен, второе меткое попадание он не переживет. А По все отступает, и в манере этой, да и в том, как По себя держит есть что-то такое, чего Снап раньше не видел в капитане, что-то что совсем не вяжется с бравым капитаном, которому все нипочем, и который скалится белозубой улыбкой всем опасностям на свете и ему сам ситх не брат, и который выбирался живым из такой жопы.. Живым, значит.
     Подозрение поднимается холодной волной, но Теммин тут же его отгоняет. Разбираться они потом будут, а сейчас им самим бы живыми вернуться. Идеально, конечно, и миссию выполнить, но информация у По, который продолжает пятится аккурат к краю плато, где и останавливается. Снапа пробирает ярость. Ну уж нет, господин капитан, вы еще сиганите туда до кучи! И так крифф знает что тут творится, а сломавший шею капитан это будет - просто вишенка на криффовом торте!
     Не особенно слушая что там сказал По, Теммин подходит, но не торопясь, чтобы не спугнуть - мало ли, хватает его за рукав и оттаскивает от края пропасти. Адреналин затупляет боль, а ярость дала какой-то просто огромный прилив сил. Это хорошо, да только этот запал долго не продержится.
     Убедившись, что они на достаточном расстоянии Снап еще раз посмотрел на капитана. Спину распрямил, даже улыбаться пробует, но только взгляд все еще дурной какой-то. Теммин мгновение смотрит на напарника, потом дает тому наотмашь пощечину, потом сразу же вторую, да так что сам себе ладонь отбивает. Извиняться он потом будет, и потом По, если захочет, может за это нарушение субординации что решит с ним делать, да только сейчас он Снапу адекватный нужен, в мозги вправлять можно по разному. Сейчас это нужно сделать быстро.
      - Стало лучше? - Теммин очень надеется, что этот обычно действенный метод сработает и сейчас, но приготовился еще раз ударить если нужно будет.[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:07:50)

+1

13

    Теммин не отвечает — купился, что ли? Неужели не заметил подвоха? По даже рискует улыбнуться — выходит нервно и быстро, только уголки губ дергаются. Снап не торопясь подходит, у По вновь напрягаются все мышцы, как будто сейчас надо будет броситься в драку. Но с кем? Со своим же пилотом? Когда тот тянет его за рукав, По послушно идет; хочется оглянуться через плечо, но он не рискует сводить взгляда со Снапа. Криффовы нервы. Ну уж Теммину Уэксли он точно может доверять! По вновь дергает уголками губ в попытке улыбнуться и забыть все это, как страшный сон.
    Пощечины обжигают кожу, и в первое мгновение По едва не кидается на Снапа, а потом его вдруг выкидывает из душного мира страха и тревоги — не до конца, но достаточно, чтобы он пришел в себя. Ну, прилетели. Теперь подчиненным приходится вкатывать ему профилактических пощечин. По выставляет перед собой ладонь, прикрывает глаза и делает несколько глубоких вдохов. Мышцы расслабляются, дрожь спадает, возвращается ощущение раны на виске, боль от падения, холодный дождь на коже, миссия, сегодняшняя дата. Финализатор хатт его знает где, а вместе с ним — и Кайло Рен. Тут только Снап и саблекоты.
    По открывает глаза одновременно с новой вспышкой молнии. Времени отвечать у него нет, решение он принимает быстро: выхватывает бластер у Снапа из кобуры, направляет дуло тому через плечо и трижды стреляет. Для слуха не очень приятно, в руку отдает чересчур сильно, так что прицел чуть сбивается. Но не критично. За спиной Снапа наземь падают два саблекота поменьше — один так и не совершив прыжок, второй с карниза. Больше во вспышке По не разглядел. Тревога тревогой, а некоторые вещи из него выбить невозможно, даже если очень постараться.
    Шумно выдохнув, По сует бластер обратно — не к себе, Снапу.
    Не то чтобы он не понимает, почему тот не торопится давать ему в руки оружие.
    — Саблекоты, — говорит По. Переводит взгляд на Снапа. Щеки продолжают гореть — бьет напарник не скупясь. Но ничего, не хрупкий, выдержит. — Лучше. Немного. Надо идти.
    Его взгляд падает на раненое плечо Снапа, и По в одно мгновение кажется ощутимо более усталым. Ему не хочется признавать, что он не справляется с тем, что творится в его собственной голове — точно не вслух, но это гораздо проще делать, когда рядом с тобой нет человека, в которого ты только что выстрелил. На миссии на чужой планете. Тут уже особо не поотрицаешь. Но можно замолчать. Воспользоваться своим офицерским положением. Что он и делает:
    — Залезь в аптечку за бакта-пластырем себе, и пойдем, — в голос возвращаются привычные интонации. Уверенные. Даже почти спокойные. — Это приказ.
    Вот его голове сейчас тоже бакта-пластыри не помешали бы. И не только потому что висок рассечен — это как раз наименьшая из бед.

+1

14

     Снап невольно дергается, когда командир выхватывает у него из кобуры бластер, но обходится. Точнее, это обходится для него, а на вот несколькими кошками этим вечером стало меньше. Он слышит, как падают один за другим два тела, но не оборачивается, а только пристально всматривается в лицо По.
    Хвала давно модифицированной баранке крестокрыла, По, кажется вернулся в реальность где бы он там ни был. Когда бластер оказывается на месте Снап выпускает из груди воздух, до этого момента он невольно затаил дыхание, готовый ко всему. А к чему собственно? К тому что командир прошьет его сейчас выстрелом? Что придется этого самого командира вырубать, пока он не прошьет тебя выстрелом? Да он это чуть было и не сделал.
     Но напарник, кажется действительно в порядке, по крайней мере в куда большем порядке, чем несколько минут назад. И вот тут Снап признается себе, что это было страшно. Осознание произошедшего и эмоции по этому поводу приходят с запозданием. И это, оказывается, пиздецки страшно, когда в тебя стреляет свой, а ты не понимаешь, ни что происходит, ни что сейчас делать, а главное не понятно свой - все еще свой, или уже нет? Или временно нет? Или это просто недоразумение. Да какое к хаттам недоразумение!
     Теммин еще раз медленно вздыхает и выдыхает, вытирает рукавом лицо, и немного успокаивается. Голос тот же, интонации и фразы те же, что и должны быть, все вернулось на круги своя. Снап слабо улыбается, и выдыхает сиплое, но радостное:
     - Есть, командир!
     И плетется искать свой рюкзак, куда он предусмотрительно выложил и аптечку тоже. Повезло, и рюкзак остался лежать там, где Теммин его оставил перед тем, как они начали привязывать тент. На обратном пути он натыкается на свой бластер, поднимает, и, не долго думая, протягивает его По.
     - Держи, нам без твоей меткости никуда.
     Фраза звучит двояко, хотя Снап и не думал насмехаться сейчас над напарником. Теммин не знает, что сейчас на душе у По, но прикидывает, если бы сам случайно - или как-то еще - подстрелил По, то было бы ему, Теммину, потом крайне паршиво. 
    Не дожидаясь ответа он присаживается на корточки, прикрепляет ко лбу фонарик и копается в рюкзаке, одной рукой этой делать неудобно, а вторая почти не слушается. Интересно, а нервы там целы? Хоть какие-то. А сможет ли бакта вырастить новые, если нервы тоже задеты? Или ему придется туда электронику вставлять? Впрочем, повезло, что попали в левую. Да и вообще повезло, мог ведь в голову. Мысли как заведенные возвращаются к одному и тому же, сколько бы Теммин не пробовал нарочно думать о другом. Он начинает торопливо считать про себя. Двадцать, девятнадцать, восемнадцать.. Вроде все. Потом вздыхает, достает аптечку и протягивает По кусочек бакта-пластыря для рассеченного виска.
     Теперь разобраться с этим куском шашлыка, пока на этот чудный аромат не сбежались остальные представители кошачьих.  Он вытаскивает обезболку и вкалывает себе дозу в руку около раны, иголочки легко пробивают ткань и куртки и рубашки и впиваются в кожу. Пока боль потихоньку отступает Теммин под светом фонарика он рассматривает то, что теперь представляло из себя его плечо. А ведь это возможно первый и последний раз, когда он может вот так запросто увидеть свои кости! Мистер Костик бы оценил.. "Поджарились, мастер Теммин! Огооонь!"
     Да, тьфу, криффовы мысли! Теперь, кажется, он сам не в себе. А плечо надо бы освободить, а для этого обгорелые спаявшиеся края ткани придется отдирать, хотя тут уже не понять, где там ткань, а где мясо. Он расстегивает куртку, начинает стаскивать рукав, но понимает, что сам не справится.
    - Можешь помочь с рукой? Вдвоем быстрее будет.[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2018-01-04 20:08:08)

+1

15

    Стоит ему услышать сиплое, но радостное «есть, командир» от Снапа, как По окончательно убеждается, что только что каким-то чудом провел давнего товарища. Что звучит просто поразительно, но ему не хочется анализировать ситуацию и искать, почему это не так. Если Теммин ему поверил, все будет намного проще. Стоит напарнику отойти в поисках аптечки, как По выдыхает, набирает в ладони дождевой воды, плещет себе в лицо — не то чтобы это так уж нужно, он и так мокрый до нитки. Но почему-то сам акт позволяет ему вернуться на землю еще чуть-чуть.
    К тому моменту, когда Снап возвращается с рюкзаком и бластером, По чувствует себя приемлемо. Не хорошо, но приемлемо. Тревога, словно зверь — словно саблекоты на карнизах скал — затаивается где-то в глубинах разума. По меняет бластеры местами: возвращает Снапу его, свой перевешивает, как обычно, на ремне через плечи. Между табельным оружием, конечно, номинально разницы никакой, кроме инвентаризационных и регистрационных номеров, но свой бластер привычнее. Точно так же, как привычнее свой крестокрыл — хотя летать каждый из них может на любом.
    — Спасибо, — скупо говорит он, все еще не доверяя себе предложения длиннее пары слов.
    Значит, Теммин не только купился, но и все еще доверяет ему оружие. Это тоже хорошо. Кажется, ситуация вновь под контролем. По машинально прикладывает кусочек бакта-пластыря к виску, придерживает рукой — того и гляди криффовым дождем тут все смоет. И пластырь, и крестокрылы, и трупы саблекотов, и его самого. В свете налобного фонарика Снапа можно хорошо рассмотреть его рану, и По едва заметно хмурится и старается не думать о том, что было бы, попади он напарнику в голову. Вот это был бы фантастический отчет о миссии. «Был дождь, и я убил нашего лучшего разведчика».
    Убедившись, что пластырь хорошо закреплен на виске, По присаживается на корточки рядом с Теммином.
    — Посвети мне.
    В лазерных выстрелах хорошо одно — они полностью нейтрализуют опасность кровоизлияния и нужду в антисептике. Никакая зараза в рану не попадет, когда рана так хорошо прожарена. По старается сохранять спокойное и сосредоточенное выражение лица, хотя на деле ему хочется прострелить себе ногу. Фигурально выражаясь. Хорошо, что дождь хотя бы немного приглушает неаппетитный запах.
    Куртка припаялась к мясу. Для начала По набирает в ладонь дождевой воды — хорошо, что ее в достатке — и пытается как следует промочить опаленный край, но это затея на несколько часов даже под проливным дождем. Да и не факт, что поможет: будь это какой-нибудь бинт на скорую руку, пропитавшийся кровью и прилипший к ране, это сработало бы. Но с материалом куртки и раной от лазерного выстрела? Вряд ли. По аккуратно пробует подергать за ткань, наблюдает краем глаза за реакцией Снапа. Ну, вариантов у них нет. Или так, или никак.
    — Дерну на счет три, — говорит он: — Готов? Раз, два, — и дергает.
    Три.

+1

16

     Снап перехватывает фонарик здоровой рукой, чтобы осветить По свое плечо, и пока тот возится над раной, наблюдает за освещенным лицом напарника. Спокоен, сосредоточен, даже не определишь, что он и есть автор этого художества.

     Не то чтобы Снап поверил, что с командиром стало все в порядке. В это очень хотелось верить, как-то по ребячески. Ага, вдруг прилетит как в сказке джедай на голубом крестокрыле, взмахнет своими джедайскими силами и все станет хорошо и понятно, как раньше, а еще в придачу голофильмы покажет и подарит пятьсот эскимо. Но, в общем, пока Снап не видел ни одного джедая на голубом крестокрыле. И это как минимум.
     Но вариантов было, в общем-то, два. Либо сомневаться и показывать это, либо сомневаться и не показывать это. При том, что Теммин все-таки предпочитал априори верить в "своих", апостериори с этим возникли если не сложности, то множество вопросов.
     С первого взгляда, первый вариант казался более безопасным, но только на первый взгляд. Ни отобранный бластер, ни хмурые Темминовы взгляды тут не помогут, а если уж По снова решит выступить, то даже безоружный сейчас он вполне сможет одолеть Теммина, который похоже довольно сильно приложился головой, ко всему прочему. Да и тварюги кругом, а защищаться от них, и одновременно еще и По караулить - вряд ли сработает.
     Второй вариант был подыграть, сделать вид, что Теммин поверил - хотелось же, ах, как хотелось поверить! - что с напарником все в порядке. Это снизит, по крайней мере сейчас, градус напряженности, да и вообще удобнее наблюдать на объектом, когда он расслаблен и не подозревает о наблюдении. "Объект", ох, ты ж сленг хаттовый, еще бы "разработку" вспомнил! И много ли тебе надо было, чтобы перевести "командира" в категорию "объектов наблюдения"? Выстрел в спину, это много или мало? -  сам себе вопросом на вопрос отвечает Теммин. Хотя, нет, не перевел он пока, вероятно, есть у всего этого объяснение, и что По будет так любезен, что растолкует, какой саблекот его покусал. А может они бешенство вообще передают, не проверяет же никто котиков на отдаленных планетах.
     Он решил, что разбираться с этим будет, как появится возможность, а пока сделает вид, что все ок -  ну подумаешь, травма на производстве - и будет наблюдать. А так даже, если у По будет оружие, то шансов дойти до места у них больше. Ах, да, у них же еще целая миссия тут, по поиску кого-то там.

     Снап вздрагивает, когда По дергает за ткань. Видимо, у обезболки тоже есть какой-то порог действия или что-то там еще, или она не полностью работает, или она еще не подействовала. Но ждать, пока она полностью подействует, времени у них нет. Он смотрит на командира, коротко кивает, мол, действуй. И думает, что вот сейчас, вероятно, будет больно. С другой стороны, в его жизни случались моменты и похуже, чем отдирание тряпки от раны. Да и что там советуют на этот счет всякие быва..
     Что советуют на этот счет всякие бывалые разведчики Теммин вспомнить не успевает. Боль накрывает резко и ярко, удараяя словно сразу по всему телу. На какой-то миг темнеет в глазах. Снап взвыл, потом выдал очередь каких-то хаттовых ругательств и несколько раз дернулся, сжимая что-то в кулаке, чтобы хоть куда-то высвободить болевой импульс и не двинуть по напарнику. Это что-то хрустит, и света у них больше нет. Но Теммин не сразу это понимает, некоторое время он смотрит перед собой и его трясет. Вероятно, стоило подождать, пока обезболка подействует...
      - Х...хорошо, - воздуха все еще мало, он откашливается, выдыхает, кивает. - Спасибо.
     Он поводит рукой, потом задается вопросом, почему не работает фонарик, и только раскрыв ладонь видит, что сломал его. Странно. Он подносит к глазам и рассматривает расколотый корпус с выпавшими проводками и аккумуляторами. О небо, кто вообще на базе додумался пластиковыми фонариками закупаться?
      - По, это пластик! С металлическим напылением, но пластик![icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2018-01-04 20:18:13)

+1

17

    По был готов к тому, что Снап дернется, что выругается, закричит, даже ударит. Ну или ему казалось, что он был готов. На деле По вздрагивает и сжимает плечо Теммина так, что, наверное, делает ему еще больнее. А заметив, тут же выпускает, заставляя себя сосредоточиться, сфокусировать взгляд, сделать три длинных глубоких вдоха-выдоха. К счастью, Снап слишком занят тем, что смотрит перед собой и трясется от боли. По чувствует болезненный укол вины.
    — Прости, дружище, по-другому никак, у нас нет времени, — кажется, это самое длинное предложение из его уст за последние минут пятнадцать.
    Плечо Снапа По выпускает, только когда тот перестает дрожать и начинает разговаривать. В залитом дождем сумраке рану теперь не разглядеть, а фонарик почил смертью храбрых в ладони Теммина. Ну, спасибо, что только фонарик, а не сам По. Щеки только-только перестают гореть. В комплекте с царапиной на виске и ушибами — ему только удара по челюсти не хватало. Или куда бы Снап там ударил.
    — Насчет фонарика не переживай, — По знает, что закупленные фонарики — полное фуфло. Но или хреновые фонарики, или хреновые запчасти. — Да, я знаю, что это пластик. Сиди ровно.
    Следующие несколько минут По тратит на то, чтобы хорошенько заклеить рану Снапа бакта-бластырем, несмотря на дождь, сумрак и уже начинающие подрагивать от холода непослушные пальцы. К счастью, периодически в небе мелькают молнии, и на краткие секунды По может разглядеть, что и куда клеит. Закончив с этим, он тяжело вздыхает, роняя голову вниз, собирается с силами и поднимается на ноги. Ощупывает колено и локоть — ушиблены, но ничего серьезного. Синяки пройдут, а миссии это не помешает. В какой-то момент его взгляд падает на темный силуэт огромной туши саблекота, который своим бивнем вспорол ему висок.
    — Готов? — спрашивает он Снапа. — Идем. Нас ждет увлекательная прогулка под дождем длиною в час. Предлагаю закинуться бактэйдом по пути. Заодно поможет со всем остальным.
    Бактэйд — не кортигское, чтобы предлагать его просто так; на вкус эта дрянь как меловая взвесь, разведенная в воде. Благо, доза в пузырьках в аптечках не шибко большая. Но штука действенная, особенно для подстреленного Теммина, которому еще придется отработать целую миссию. Заодно так они могут быть уверены, что не свалятся по возвращении на базу с гриппом или чем похуже. Просто отказаться от миссии и вернуться на базу По, к сожалению, не может. Перемещения ПО — стратегически важная информация, особенно сейчас, когда их основная база известна противнику. Не хотелось бы однажды проснуться и обнаружить чужой флагман на орбите.

+1

18

    Снап только головой качает. Нет, это конечно понятно, что экономия и все такое, но вот экономить на мелочах не здорово. На мелочах, собственно, все и держится. Удерживается, скажем так. И ведь хороший, ну ладно, даже средний по качеству фонарик стоит не настолько дороже тойдарианской подделки из OnePrice, а служит куда дольше и лучше. Хорошо, что у него с собой был запасной. Теммин закидывает пластиковые ошметки в рюкзак, но в нужном отсеке второго не находит. Потерял он его что ли? Впрочем, не важно. Да и чего он привязался к этому фонарику, точно головой хорошо приложился.

     Теммин морщится, когда По залепляет ему рану, но в целом, это уже не так страшно. Можно и потерпеть, не расклеится. Дождь только усиливается, и теперь льет как из ведра. Всплывает в памяти, что есть на какой-то планете присказка: "дождь кошек и собак". Вот кошек они уже встретили, и главное не нарваться на собак. А то если тут такие кошки, то чего ждать от последних? Снап здоровой рукой поднимает куртку, кладет на голову и придерживает, чтобы получилось что-то вроде навеса над руками и головой По. А то так можно вечность потратить пытаясь приклеить пластырь, который тут же смывает.
    Когда напарник заканчивает перевязь, Снап осматривает руку, вздыхает и протискивается обратно в мокрый комбинезон. Надевать под дождем холодную мокрую одежду то еще удовольствие, но у них вся эта миссия - то еще удовольствие. С курткой оказалось сложнее, но в конце концов Снап одерживает победу и поднимается. Им еще предстоит увлекательная, по словам По, прогулка под дождем. Теммин предпочел бы, чтобы это была самая скучная из всех прогулок. Но тут ведь как. До смертной скуки лучше чтобы не дотягивала.
     - Всегда готов, - без особого энтузиазма салютует Снап, и тут же громко чихает, чем красочно иллюстрирует предложение залиться антибиотиками.

    На вкус бактейд - та еще гадость, но гадость полезная. Хотя куда с большим удовольствием Теммин сейчас залился бы кортигским, положив весомый аргумент на Устав и все его пункты и подпункты. Интересно, достаточно ли развито поселение, куда они идут, чтобы там нашлось кортигское?
    Он собирает в рюкзак аптечку, аккуратно просовывает сперва больную руку, потом здоровую, и они отправляются. Жалко оставлять крестокрылы и дроидов, но может, к ним эта планета отнесется с куда большим почтением, чем к людям?[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:08:52)

+1

19

    Свою склянку бактэйда По выпивает залпом и тут же чувствует мерзкий меловой привкус на языке. Не самое гадкое, что он пробовал в жизни, но на зубах как будто поскрипывает. Или чудится? Так или иначе, По еще раз оглядывается на крестокрылы, где из-под тента показывается Биби-8, все это время удивительно безмолвно наблюдавший за их приключениями. Наверное, не будь здесь такого дождя, он бы уже давным-давно прикатился помогать им, но камень плато слишком скользкий сейчас. По поднимает руку, показывая ему большой палец. Биби-8 показывает ему в ответ горелку, и этого безмолвного обмена достаточно.
    Вниз они спускаются на удивление без приключений. Видимо, все саблекоты разбежались, если, конечно, их изначально не было всего трое. По без понятия, какое там социальное устройство у саблекотов, живут ли они стаями или по одиночке. Запоздало он думает о том, что их бивни наверняка продают на черном рынке. Человечество уже давно бороздит просторы галактики, а браконьерство как было, так и осталось проблемой. Обычно он против этого всего, но саблекотов они уже убили. А деньги могут пойти хотя бы на запчасти для крестокрыла Снапа.
    Они идут уже достаточно долго, не меньше двадцати минут — спуск между скал и валунов выводит их к склизкой земле, поросшей степной травой. Идти по ней чуть приятнее, чем пробираться по скользким камням. По достает датапад из внутреннего кармана крутки и, укрывая экран от дождя, всматривается в карту; экран подсвечивает его лицо потусторонним голубоватым светом.
    — Дальше по прямой, вокруг скалы и еще минут десять по прямой, — сунув датапад обратно, он поворачивает голову к Снапу и прибавляет шаг. — Как думаешь, туша саблекота влезет в грузовой отсек крестокрыла?
    Вообще, в грузовом отсеке крестокрыла обычно не провозят ничего габаритного — он для этого и не предназначен. Туда можно положить аптечку, запас провизии, какие-то девайсы, если могут потребоваться на миссии, но на этом все. Хотя если По не изменяет память, крестокрыл может унести до ста с лишним килограмм веса в грузовом отсеке, не считая веса пилота, дроида, торпед и самих систем истребителя. Остается вопрос того, сколько весит саблекот. Ну и еще, конечно, как он опишет это в отчете для генерала, но об этом По старается не думать. Стоит решать проблемы по мере их поступления.
    Впереди среди дождя, в свете начинающих мелькать все реже молний, можно разглядеть узкую и высокую скалу, торчащую из степи, словно средний палец.

+1

20

    Неизвестно, что послужило спусковым крючком для волны воспоминаний и эмоций, но она накрыла Снапа с головой, как и подобает всякой уважающей себя волне. Чего там человек перед ней - подумаешь, песчинка. Теммин подозревает, что виновато радикальное отдирание куртки от раны. Да и бактейд скрипит словно крошащаяся зубная эмаль.. Стоп! Что еще сегодня было? Молния в корпус? Не катит. По? Неприятно, но сомнительно. Так-то в него не раз стреляли и попадали, и это никогда не вызывало подобного. Да и после самых горячих миссий он не помнил, чтобы его начинало так активно накрывать. Иногда случалось, но тенью - мелькнет, испортит настроение и пропадет. А так ярко разве что на последней войне было. Хотя нет, вот сейчас его еще не накрыло, не накрыло по настоящему, пока только начало.
    Сперва это просто нарастающая тревожность, переходящая через какое-то время в плохо контролируемую панику. Внешне он научился это скрывать, пришлось, иначе выперли бы и из Звездного Флота и из разведки. Хотя в последней каждый второй такой, если не первый, а для медотчетов, конечно, орлы все, красавцы - как на подбор, железные люди, гордость Республики!
    Он по опыту знает, что может сносно общаться, улыбаться и довольно неплохо делать вид, что все в порядке, но единственное, что ему хочется в такие моменты - это забиться куда-то в угол, и чтобы никто не трогал. Страх почти ощущается физически, словно выворачивает наизнанку. Да и знает он откуда этот страх берется. Страх тела, которое однажды отчетливо запомнило, что могут с ним сделать, что с ним и делали, и очень не хочет повторения. У всех ли последствия пыток проявляются таким образом или только он ромашка нежная, Снап не узнавал. Да и хрен бы ему кто ответил. Железные люди, хатт их дери...
    Как-то Теммин научился жить с этим, задвигать эту память тела куда-то вглубь себя, чтобы она не мешала. И чаще всего это не доставляло особых хлопот. Только вот временами словно бы плотину прорывает потоком воспоминаний, причем причина может быть совершено левой.

    Сейчас, пока паника еще вошла в свой максимум, Снап пытается что-то с ней сделать. Методы-то имеются, правда, работают через раз. Он старательно перебирает в памяти все хорошее, доброе и вечное, что только может придумать, но это не очень помогает. Он пробует сосредоточиться на пейзаже вокруг, тем более это действительно важно, чтобы не навернуться куда-нибудь, но камни не слишком интересное зрелище, а пелена дождя скорее выполняет роль белого шума, на фоне которого только отчетливее проступают картинки и лица. Он промаргивался, начинал перемножать в уме числа, обычно это помогало лучше, сейчас же счет явно не идет. За двадцать минут их с По прогулки Теммин так и барахтается где-то на границе памяти, за которую предпочитает не переступать. Иногда он посматривает на спину товарища, когда тот идет впереди. Вот уж влипли они с этим очередным очень важным заданием. Мысли словно заведенные находят лазейку и возвращаются к неприятной теме. Снап, дышит глубже и снова начинает счет в уме. На этот раз удалось лучше сосредоточиться на числах.

    - У Диэйта вибропила встроена. Можно частями.
    На вопрос По он отвечает как-то механически, по сути предлагая сразу решение, чтобы что-то влезло в багажник, и только через мгновение осознает, что именно напарник спросил. Он удивляется, и даже сбивается с шага.
   - Стоп, саблекоты?
     А потом Теммин осознает, что именно он предложил. Сперва теряется, потом думает, и решает, что в целом, это даже вариант.[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:09:23)

+1

21

    В небе раскатывается гром. По даже почти не вздрагивает. Вибропила — это хорошо. Шкуру не спасешь, но, наверное, шкура не особо ценная. По не шибко разбирается во всем этом. Но наверняка уже одни головы можно хорошо загнать на черном рынке, если постараться. Он не помнит, входят ли саблекоты в какую-нибудь красную книгу галактики или еще куда, но бивни — они везде бивни и есть. Какие игрушки из них делают, По доводилось видеть. Игрушки, украшения, ювелирные изделия. Да, клыки — это идея.
    По сбавляет шаг и равняется со Снапом:
    — Ну да, — отвечает он так, как будто это само собой разумеется. И даже было в целях миссии на брифинге. Привезти информацию и головы трех саблекотов. — Сам знаешь, с деньгами всегда туго, а бивни саблекотов наверняка можно хорошо продать. Если знать, где, как и кому. Но с этим мы точно разберемся.
    Дождь начинает потихоньку ослабевать: теперь вокруг не сплошные тугие струи, а вполне различимые капли. Глядишь, минут через пятнадцать и вовсе перестанет. Вместе с льющейся с неба водой расступается и сумрак: вокруг как будто светлеет, хотя до рассвета еще далеко. Но воздух после дождя прозрачный и чистый. Скала впереди все увеличивается в размерах. Где-то вдали даже можно различить какие-то темные силуэты, если прищуриться, можно угадать постройки.
    По не очень расположен к светским беседам о контрабанде животных ресурсов за пределы планеты, да и к каким-либо беседам в принципе, поэтому изложив свою идею и замолчав, он не торопится заговаривать вновь. Теммин тоже кажется ему не то погруженным в свои мысли, не то сосредоточенным на миссии — крифф разберешь, По сложно концентрировать внимание достаточно, чтобы подмечать мелкие детали. Не самое лучшее состояние для разведмиссии. Но для этого у него есть Снап. Снап не подведет. Периодически По напоминает себе об этом и незаметно делает глубокие вдохи-выдохи, что пару недель назад вошло у него в привычку.
    Через какое-то время дождь и впрямь перестает.
    — Ну с ума сойти, — бормочет себе под нос По и усмехается. Кажется, им даже не придется добираться до поселения вплавь.
    На всякий случай По оборачивается назад и проверяет, не идет ли за ними кто: саблекот или какой-нибудь человек — но за их спинами пусто. Тревога, нахлынувшая было вновь, чуть спадает. Благо, в степи прекрасная видимость, теперь, когда дождь стих, так уж точно. Разве что кто-то прячется за скалой, которая вырастает все ближе с каждым шагом, и По зябко ежится от этой мысли.
    — Зайдем с двух сторон? — он кивает в сторону скалы.

+1

22

     Как за спасительную соломинку ухватился Снап за идею командира. То, что нужно, конкретная задача, на которую можно переключить мозг, чтобы он не блуждал по темным закоулкам памяти и сам себя не накручивал. А если есть важная задача, то и времени нет, все внимание уходит на решение. А еще и за дорогой хорошо бы смотреть. А то повстречали уже зверушек.
     Итак, саблекот. Теммин начал прикидывать, где можно было бы продать саблекота, целого и частями. Бивни это хорошо, но саблекот - это еще как минимум здоровая мясная туша, плотная шкура и неплохой мех. А еще кости есть, огромный скелет. Кому может понадобится кошачий скелет он не мог с ходу придумать, но верил, что покупателя можно всегда найти. Как говорится, все что нельзя продать, можно продать со скидкой.
     Тем временем дождь словно выключили,  очень уж быстро он закончился. Небо не расчистилось, но облака словно стали выше. Ветер же задул еще сильнее, равнина тянулась почти от горизонта до горизонта, если не считать гор позади и каких-то сооружение впереди, и спрятаться от ветра было негде.  Как бы спешно они не шли, какие бы Бактейд не творил чудеса, прогулка в мокрой одежде под пронизывающим ветром в не самую теплую из ночей иммунитет еще мало кому укрепляла.

     Снап тоже осмотрелся. Вокруг не было ни души, по крайней мере ни одна постороняя душа, если она и была тут, никак не проявляла себя. Скала впереди была странной формы, и Теммин предположил её искусственное происхождение, слишком тонкой и высокой она была, но в темноте все равно не разберешь.

     - Давай. Я справа, ты слева. - Задумчиво соглашается он, изучая каменный палец, до которого им еще предстояло дойти. Торчит черным силуэтом на фоне почти черного неба, и идут они к ней. Начали всплывать в памяти строки стихов.

     - А в центре - Башня... Темный силуэт,
Слепые окна, грязный камень, прах... -
И мир весь держит на своих плечах,
В ней все, что было, будет - сонмы лет,
День завтрашний, погасший ночью свет.
И тут я понял, что такое страх.

     Снап запнулся и быстро глянул на По. Нехорошо как-то древняя поэма дополняла происходящее.

кубики

За башней: 1-3 несколько существ, 4-6 - одно-два существа, 7-9 - никого нет, но есть следы пребывания, 10-12 - вообще пусто.
[dice=3872-7744-26]

Этот кто-то, если он там есть. Чет - разумен, нечет - неразумен.
[dice=3872-16]

1-2 - заметил нас и нападает первым, 3-4 - заметил, но не нападает, 5-6 - заметил не нас и нападает на кого-то еще, 7-8 - не заметил и не нападает.
[dice=11616-18]

[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:10:03)

+1

23

    Честное слово, никогда не знаешь, когда твой напарник решит зачесть поэму в середине миссии. По ежится от ветра и знает, что по возвращению на базу придется хлебать бакту и всячески изощряться, чтобы не слечь. Иммунитет у него, конечно, будь здоров — других во флот не берут — но вся их сегодняшняя миссия не благоволит отменному здоровью по окончании.
    По кидает хмурый взгляд на Снапа, когда поэма обрывается, прежде чем обойти скалу со своей стороны. За ней оказываются двое калкалов. По видел таких в Академии — один был преподавателем, еще пара бегала среди студентов, По так и не понял за все годы, за что именно они отвечали. Но что эти двое делают здесь? Времени задаваться вопросом всерьез у него не оказывается: калкал наставляет бластер прямо перед собой и стреляет — По едва уворачивается. И только потом понимает, что даже если бы не увернулся, то выстрел прошел бы мимо. Поверх его плеча. Туда, откуда доносится рык.
    Одна проблема с калкалами: они страшные молчуны.
    По оборачивается и запинается о собственную ногу, нелепо отступая ближе к калкалам. Его прошибает холодный пот, потому что если бы не этот выстрел, то лежать бы ему сейчас телом — отдельно, а головой — отдельно. Криффовы саблекоты, да сколько их здесь?
    — Снап, — слепо зовет он, словно напарник — это его единственная точка опоры сейчас.
    Бластер в руках По сжимает крепко, но не стреляет. Калкал толкает его рукой вбок, чтобы не мешался в поле зрения, и По послушно отступает. Все это время за ними кралось сразу несколько саблекотов, и калкалы сейчас снимают одного за другим точечными, меткими выстрелами. Как будто занимаются этим постоянно. Как будто это — По оглядывается на постройки, казавшиеся далекими в темноте и дожде, но до них идти всего минут пятнадцать, они уже достаточно близко.
    — Это аванпост, — соображает По. — Мы почти на месте.
    И все бы хорошо, но один из калкалов без лишних предисловий прикладывает его бластером по затылку.

дайсы

Калкалы действительно постовые от поселения, куда шли По и Теммин?
От 1 до 3 — ответ нет, от 4 до 6 — ответ да.
[dice=9680-16]

+1

24

     Теммин слышит несколько выстрелов, бегом преодолевает остаток пути вокруг сооружения, и первое что он видит: распростертое тело командира, над которым стоят двое существ, один из них сжимает бластер. Таких существ он раньше встречал, но не помнит, ни как они называются, ни чем отличаются.
     От такого расклада приходит горечь и досада на свою нерасторопность, и надежда на то, что вдруг По еще жив, и ему не прострелили ничего важного. Хотя с такого расстояния.. А еще поднимается волна бешенства, словно эти двое, которые теперь уже его взяли и его, Теммина, на мушку, виноваты во всем на этой криффовой планете, и за молнии, и за саблекотов, и за напарника. Ну за напарника - так точно!
     Бластер был наготове, Снап стреляет в них и тут же поспешно отступает за укрытие стены, не дожидаясь ответного огня в лоб. Видимо, они увернулись, звуков падения или вскриков не было слышно. И это очень плохо, позиция у него сейчас не слишком хорошая, слишком не хорошая. Отвратная, если совсем по честному. Одно из существ вырастает перед Снапом и тут же посылает ему в грудь заряд, Теммин стреляет с маленьким, но запозданием, и так и не успевает понять, попал он или нет. Залп заряда - это сперва больно, но больно совсем недолго, а потом просто темно...

     Сколько это темно продолжалось было непонятно. Он пару раз почти приходил в сознание, но тут же сразу проваливался обратно. Первые осмысленные ощущения: холодно и больно, но главным образом первое. От холода он мелко дрожит и стучит зубами. Через пелену проступили последние события, Снап открыл глаза, попробовал пошевелиться. На голове было что-то вроде мешка, который не пропускал свет и был затянут вокруг шеи. В этот мешок он уже изрядно надышал, лицо было покрыто испариной, а в висках стучало. Лежал он на животе на жесткой поверхности, похожей на бетон или камень. Руки заломлены за спину и там связаны, веревкой или чем-то таким, но их он почти не ощущал, как и ног, которые тоже не двигались.
     Оглушили просто значит. Было не понятно, это хорошая новость или плохая. Но скорее хорошая: пока он жив, он может что-то с этим делать. "Например, собственно, умереть", - порция черного юмора - это то, что нужно, когда все плохо и грустно, и некому руку подать. Теммин прислушался, где-то переливается и булькает вода, потом что-то вроде белого шума - то ли ветер, то ли та же вода - это мало о чем говорило, тем более не было слышно ничего иного, ни речи, ни шагов, ни машинных звуков. Ладно, тогда пока хотя бы ослабить путы что-ли или мешок с головы стащить как-то. Он перекатился на бок, повернулся и резко вписался больным плечом в какой-то угол. Прошибло резкой волной боли, перед глазами заплясали огонечки, и Снап не заорал только потому, что сперло дыхание. Он издал какой-то не то стон, не то оханье, в целом не громко, особенно с мешком на голове, но если рядом был кто-то, кто мог услышать - услышал бы.

Дайсы

Выстрелом Снап: 1-2 - промазал, 3-4 - ранил, 5-6 - убил.
[dice=5808-16]
В кого:  1-2 - Хок Мааса, 3-4 -  того, кто знает Хок Мааса, 5-6 - командира, 7-8 - близкого к главе поселения, 9-10 - кого-то рядового.
[dice=1936-3872-25]
Поселение на стороне: 1-2 - ПО и Осколка Империи, 3-4 - Альянс и Новая Республика, 5-6 - на своей стороне.
[dice=5808-16]
Есть ли у Теммина или По в поселении внезапные знакомые: чет - да, нечет - нет.
[dice=5808-16]

[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:10:35)

+1

25

    Вопреки расхожему мнению, после удара по темечку сознание не возвращается к По рывком, оно возвращается волнами, и волны эти приносят с собой мучительную боль, духоту и желание отключиться обратно. Однако отключиться обратно ему не светит: рядом раздается какой-то звук, похожий на стон раненого саблекота, подстреленного в полете... а нет, погодите, это другой звук. Следом По различает звук воды, а потом и все остальные.
    Ну, живой — и на том спасибо.
    На голове у него какой-то мешок, завязанный вокруг шеи. Руки заломлены за спину и связаны крепко — что бы это ни было, запястья уже успели затечь. Ноги тоже связаны, но не так крепко. Видимо, тот, кто связывал, торопился и посчитал, что добротно закрепить руки важнее. По даже не пытается подняться, так и лежит. Ждет, пока немного схлынет боль, и пытается глубоко дышать, в уме называет все детали крестокрыла, какие знает. Действенный способ медитации.
    Боль потихоньку отступает, и По чуть внимательнее прислушивается к шевелению рядом. На калкалов это не похоже, слишком уж звук шуршащий.
    — Снап? — мешок заглушает голос. Но По так уверен в своей догадке, что просто продолжает: — Ранения есть? Новые.
    О старых он в курсе. Свои новые набитые шишки По уже пересчитал. Ничего угрожающего жизни. Теперь надо узнать, что со Снапом, и дальше придумать план действий, который, скорее всего, будет включать себя не один акробатический этюд. Бластер у него отобрали, разумеется, как и все, что нашли в карманах. Ничего компрометирующего или относящегося к Сопротивлению там нет, на этот счет можно быть спокойным.
    По с трудом садится, пресс приходится поднапрячь. Почему-то их не привязали ни к какому столбу или хотя бы стульям, а значит, он может извернуться и снять веревку хотя бы с ног. Но это надо извернуться. Сильно. Извернуться. По понимает это достаточно быстро. Значит, старая добрая взаимовыручка им в помощь.
    — Ты привязан к чему-нибудь?

+1

26

    Теммин медленно вдыхает носом и так же медленно выдыхает через рот, и так несколько раз, пока боль не утихает, и он не приходит в себя.
     Ладно, бывало и хуже. Бывало и хуже. Он снова пробует пошевелиться, проверяя свободу маневра, весьма относительную свободу маневра. Снап пробует пошевелить пальцами, что удается, хотя самих пальцев он и не чувствует. Так что он просто как-то двигается, чтобы пока размять онемевшее тело. Через какое-то время по пальцам побежали иголочки - еще немного, и руки снова будут с ним, а там можно что-то придумать. Пока он прикидывает, как собственно ему извернуться, рядом раздается глухой голос.
     Нет, конечно радостно заорать "По, ты жив?!"  (хотя мысленно он примерно так и проорал) - это отличный и яркий ход. Был бы. В каком-нибудь фильме, комиксе или книге. Ну или там под крылом родной базы, как собственно и произошло неделю назад. Но за пределами базы, если есть хоть маленькая вероятность, что их могут прослушивать у Снапа включался внутренний профессиональный параноик. И этому внутреннему параноику очень не понравилось обращение "Снап". В данном случае это был скорее перебор, кличка известная совсем уж узкому кругу лиц, и в данном случае от неё ни горячо, ни холодно, но перебдеть всяко лучше, чем недобдеть, а потом расхлебывать последствия.
      - Урс? Рад тебя слышать.
Теммин пробежался вниманием по собственному состоянию. Что нового? Несколько ушибов, остаточная реакция мышц на парализующий заряд, но, в целом, ничего серьезного, с этим можно много чего еще сделать. Еще он явно замерз, и это грозило в будущем как минимум простудой, но действовать тоже не помешает. Собственно, главный вопрос, что делать. И кто виноват, ага.
      - Урс, - было непривычно это имя произносить, в запаснике оно конечно было, но вот так использовать его приходилось совсем не часто, так что он сейчас встраивал этот набор звуков в соответствие с По, чтобы даже случайно не оговориться, хатт знает, вторил внутренний параноик, чем этот день закончится. - Немного помят, но ничего страшного. Если и привязан, то дистанционно к чему-то, пока не ясно. Как сам?
     Он пробует пошевелить руками, какая-то чувствительность вернулась, ноги тоже потихоньку обреталм законное положение.
      - Ты сможешь подползти? Я попробую мешок с тебя снять.  - Он провел подбородком по груди от плеча до плеча, пытаясь понять, как именно тот завязан. - Вроде с мешками они не сильно мудрили, должен справиться. Да и хоть вздохнем свободно...[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:11:57)

+1

27

    Урс. По все еще как в тумане, но на имя реагирует — поворачивает голову на звук и слушает. Снап опять почти неуловимо переключается в режим разведчика. Если он использует это имя, значит, и По стоит тоже. Во всех вопросах, касающихся разведки, он полагается на Теммина гораздо больше, чем на себя. В конце концов, это не у него за плечами годы опыта разведмиссий.
    — Жить буду, — откликается По с усмешкой в голосе. — Не уверен насчет того, насколько долго.
    Он, конечно же, шутит, потому что в таких ситуациях он всегда шутит. Но в каждой шутке, как говорится. Им нужно понять, где они и как отсюда выбраться, а главное — насколько сильно это подвинет по времени их задание. Потому что Хок Маас не будет ждать их вечно. Смешно, но связанным и с мешком на голове По чувствует себя куда спокойнее, чем там, на плато, открытом всем ветрам, в темноте и дожде. Наверное, это потому что форсюзеры не связывают пленников. Им это просто незачем.
    Он передергивает плечами от неприятной мысли и как может переваливаться в сторону голоса Снапа. Сколько бы у них ни было времени, По надеется, его хватит для того, чтобы развязать хотя бы одного из них. Хотя он и не уверен, кто из них сейчас боеспособнее.
    — Я не очень понимаю, куда тебе тыкаться мешком, чтобы ты его снял, поэтому просто ориентируйся на голос, — по прикидкам По, он совсем рядом со Снапом. — Ну и влипли мы, да? Я думал, эти ребята окажутся дружелюбнее к простым антропологам. Вот галактика, — он вздыхает. Частично от боли. — Что ни планета, то какие-нибудь злобные аборигены. Как же достало. Уволюсь к криффовой матери.
    Вдохновенное вранье про социальных антропологов По озвучивает примерно в трех случаях из десяти, когда они попадают в очередную передрягу. Обычно это означает, что он не в самом лучшем расположении духа. Именно поэтому там много слов про увольнение, покупку своего острова на благополучном теплом спутнике и спокойную жизнь без всяких оголтелых жителей окраин галактики, которые так и норовят дать томагавком по темечку.
    Когда мешок сходит с его головы и можно вдохнуть чуть посвободнее, По, не переставая вещать, первым делом возвращает услугу и освобождает голову Снапа. Теперь самое время осмотреться.

Отредактировано Poe Dameron (2017-12-15 02:52:02)

0

28

     Какое-то время Снап возился с узлами на мешке напарника. На самом деле, самое сложное это нащупать узел, а дальше, если он не слишком сложный, то пальцы сами найдут решение. Если узел посложнее - это просто займет больше времени. Но такого узла, который не получилось бы одолеть, Теммин не встречал. Точнее могли прервать в процессе, но это уже не про мастерство пальцев. И точно так же дело обстоит с цифровыми и электронными замками, правда, тут одними пальцами не справишься, точнее очень редко когда справишься. Попутно он слушал, как По вещает про антропологов.
     Не По, Урс Аррера. Даже в мыслях это теперь не По.
     Социологи, значит. Тут же вылетает мысль, что они промахнулись с самого начала называя друг друга на "ты", все таки в ученых кругах несколько иной тип речи, и "как Вы отлично стреляете, дорогой аспирант Аррера" звучит куда лучше чем "как ты отлично стреляешь, дорогой аспирант Аррера" - даже с равными по должности, это должны быть очень близкие отношения. Но ладно, это допустимо, но для себя запомнить. Кстати про "стреляешь", подумал Снап, ведь его плечо-шашлык - это отличное доказательство из мирной специализации. Ведь, действительно, солдат должен быть очень не в себе, чтобы стрельнуть по своим. А рану его вписывать в легенду именно как самопал, потому что местных врагов они не знают, и запросто могут проколоться в каких-то мелочах. А так, вполне цельная картина: социологи высадились на планете, к ним наведались котики, и так как "дорогой аспирант" держит бластер второй раз в жизни, то и немудрено попасть в своего случайно. В общем, получилась хорошая яркая деталь к легенде. Но и тут нужно тоже аккуратным быть.
     Когда мешок с товарища оказался снят, теперь уже Снап встал зюкой в раскаряку, чтобы Урсу было удобнее развязывать. Теммин уже однажды изображал ученого, и тут очень помогла и бородка, и упитанность, которые можно было так подчеркнуть походкой и движениями, что никто бы и не подумал, что этот добряк-толстячок-профессор со своим животом может втискиваться в для него казалось бы непроходимые лазы, забираться криф знает куда крифф знает как, и вообще проявлять удивительную гибкость и выносливость. Отличное просто прикрытие. Сейчас он поднимал в памяти этого профессора, его манеру двигаться, говорить, встраивал в себя, как будто маску надевал, но не только на лицо, а на всего себя. Новая манера речи плавно начала проявляться и в разговоре, но не так быстро, чтобы этот переход был заметен.
      - Уволиться он собрался. - Теммин фыркнул. - А кто будет кандидатскую писать, гунган будет? Зачем ты вообще к нам на кафедру устраивался тогда.
     Хотя это назидательное бурчание доносилось из-под мешка, но было достаточно четкое. Чтобы читать лекции в университетах, речь обычно ставят, и произношение - на классическое общегалактическое - и дикцию. А то ведь не только людям читать приходится.
      Когда мешок наконец сошел, Снап замолкает и некоторое время просто дышит. Воздух, как это прекрасно все-таки.
     Покрытое испариной лицо после душного жаркого мешка воспринимает температуру помещения почти как холодную. Хотя, тут и так не тепло на самом деле. Или это озноб? Он осматривается. Скудный свет поступает из узких щелей на потолке, продолговатая комната примерно четыре на восемь метров, в конце металлическая дверь и металлическая же лестница ведущая к ней. Об угол ступеньки Теммин и стукнулся. Так же стало понятно происхождение ушибов. По крайней мере некоторых.
     Откуда слышалась вода было все еще не понятно.
      - Бассейн у них там что ли, - попробовал пошутить Снап.
     Ладно, с водой они будут потом разбираться позже, а сейчас как-то развязаться бы им. Пока наиболее доступными кажутся веревки, которыми замотали ноги Урса. Теммин сперва просто осматривает путы, потом поворачивается спиной к напарнику.. к аспиранту и некоторое время сражается с узлами. Последние в итоге решают сдаться.
     Он собирается продолжить с руками Урса, но тут за дверью раздаются шаги и голоса. Снап замирает, но им повезло - или не повезло, это как посмотреть - довольно быстро голоса и шаги затихают. Значит мимо этой двери можно пройти вдоль. Так что это, вероятно, коридор, а само помещение - что-то вроде подвального, раз дверь выше уровня пола. Ни освещения, ни специальной вентиляции, значит это что-то вроде склада. Их сложили. Главное, чтобы не стали вычитать, это будет обидно. Профессор явно симпатизировал математике, хотя как социологу ему вроде положено было знать теорию вероятностей, или что-то такое.[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:16:06)

+1

29

    — Девушек кадрить, зачем еще, — усмехается По. — Я слышал, на нормальные корочки клюют похлеще, чем на всех этих пилотов.
    В отличие от Снапа, он не такой мастак в том, чтобы притворяться. Он может сыграть в дурачка, но обычно актерская игра — не его конек. Его конек — это пара острых словечек, удачно схваченный бластер, меткая стрельба. Все то, что делают бойцы, которых учили убивать, а не допрашивать. Свой отчетливый явинский акцент на бейсике он сменить не сможет, даже если постарается, а потому даже не пробует.
    — Если бассейн — это хорошо. У аборигенов не бывает бассейнов. По крайней мере не у тех, про которых знаю я, — он замолкает, стоит ему услышать шаги за дверью.
    По поддерживает бестолковую болтовню не от большого желания. Но нельзя не признать: чем меньше на нем веревок, тем лучше он себя чувствует. А когда Снап все-таки заканчивает с его руками, жизнь так и вообще практически налаживается. По разминает запястья и плечи, а потом принимается за веревки на Теммине. Кто бы ни вязал узлы, он делал это не слишком хорошо. Достаточно прочно, чтобы они держались, но не так, как вяжут военные. Следовательно, кто бы ни сложил их сюда — где бы они сейчас ни находились — не был профессиональным военным. Скорее, кем-то из самоорганизованной местной дружины. И узлы на них со Снапом вязал, как на пучках сена, а не как на пленниках.
    Но у По все равно уходит приличное количество времени, чтобы справиться с узлами сначала на руках, а потом и на ногах Теммина. Закончив с веревками, он поднимается, разминает затекшие конечности, оглядывается по сторонам. Металлическая лестница, металлическая дверь, скудное освещение, отсутствие меблировки — откуда звук воды-то? Отчего-то шутка Снапа перестает казаться такой уж смешной.
    За дверью вновь звучат голоса, на этот раз так близко, что можно почти разобрать, о чем там говорят. Если бы не дверь, заставляющая голоса звучать глухо, По наверняка сумел бы. Вместо этого он садится обратно на место и кивком головы указывает Снапу на веревки и мешки. Оборачивает веревки вокруг ног, надевает на голову мешок и заводит руки за спину, оборачивая веревку и вокруг них. Ни к чему их славным надзирателям знать, что они умудрились освободиться.
    Слышится звук открывающейся двери — судя по звукам, отъезжает вверх или вбок. Три пары ног стучат ботинками по металлической лестнице. По поворачивает голову в мешке в сторону вошедших, затем ссутуливает плечи и склоняет голову вперед. С языка так и рвется что-нибудь дерзкое, как всегда, но вместо этого он сцепляет зубы крепче и молчит. Ждет, пока заговорят вошедшие.
    — Кого нелегкая принесла? — спрашивает женский голос.
    По молчит. Если они играют в профессора и аспиранта, первым ответит профессор — для этого его познаний в тонкостях ученых степеней достаточно. Это совершенно не похоже на стандартную ситуацию, но ничто в этой миссии, пожалуй, не похоже на стандартную ситуацию. Главное понять, как добраться до Хок Мааса.
    Возможно, они даже ближе, чем думают.

внезапные дайсы

Хок Маас — это женщина или мужчина?
От 1 до 3 — женщина, от 4 до 6 — мужчина.
[dice=9680-16]
Вошедшие настроены скорее миролюбиво или у них есть какие-то претензии?
1-4 — вошедшие планируют казнить По и Снапа за какие-то чужие преступления;
5-8 — вошедшие пока не определились;
9-12 — вошедшие настроены миролюбиво, поскольку нашли в карманах и экипировке По и Снапа что-то, что настроило их на такой лад.
[dice=5808-9680-26]

+1

30

     Профессор не отвечает про пилотов, хотя у Теммина язык и чешется, но профессор полетов не любит, его укачивает, и все это он считает баловством. Так что в целом он с аспирантом согласен, что ученые куда более презентабельны для девушек, чем какие-то летуны.
     Когда веревки спадают, Теммин разминает руки, делает повороты и наклоны, чтобы поскорее разогнать кровь и размять затекшие мышцы. Как же хорошо!
     Но хорошо длилось недолго, снова шаги, и снова нужно заматываться в веревки и ложиться на пол. Хотя, думает Теммин, что настроение от того, пленные освободились обычно не повышается у захватчиков. На первый взгляд, конечно, никто ничего не заметит, но вот если их поведут куда-то? Куда? В бассейн? Теммин представляет подряд две картинки: бассейн с кислотой, и бассейн с хищными рыбами. Мда. Так вот, если их куда-то поведут или решат освободить, то самостоятельность может им дорогого стоить.

     Захватчики входят, трое, гремят ботинками по лестнице, спускаясь, и.. Женщина? По голосу, вероятно, молодая. Хотя, у певиц и актрис голос и в старости звенит, так что не понять. И то, что она говорит это не странно, но неожиданно. Хотя Снап и не знает, что вообще можно было бы ожидать услышать. Ну что же, профессор и сам любил за девушками приударить так что...
      - Милостивая барышня, Вам бы самой представиться!  - Приподнимая голову, говорит он довольно миролюбиво, но мешок глушит даже академическую дикцию, так что на выходе получается "преставиться".
      - Ах ты, сука! Поговори еще! - голос мужской, прямо-таки взорвался, и по профессору прилетает удар. Сильный, но терпимый. Но терпеть тут неосмысленно, так что оханья Снап даже не пробует сдержать, и думает, что как же хорошо, что ботинок прилетел в живот, а не в многострадальное плечо. Это было бы печально.

     Дальше, судя по перетаптыванию и по восклицанию, носителя грозного голоса и тяжелого ботинка оттащили подальше. Снап прикидывает манеру поведения. Профессор бы обиделся, так что, отдышавшись, он говорит тоном гордой оскорбленной невинности:
      - Молодой человек, я попрошу Вас - обращение он еще особенно выделил голосом, чтобы оно и звучало с Большой Буквы - быть повежливее, и оставить Ваше вульгарное поведение.  Во-первых, я Вас много старше,  а, во-вторых,  я разговаривал с барышней, с Вашего позволения.
     А вот тут, если в диалог вступать, то вот первым делом бы попросить мешки снять. Но как не спалить не связанные руки. Ну да ладно, имеем, что имеем, по крайней мере хорошо, что он на своем мешке узел завязал.
     Тем временем женщина словно угадала его мысли:
      - Сними-ка мешок с этого, а то не слышно совсем. И посади.
     Снапа хватают за то самое плечо и резко выдергивают вверх в сидячее положение. Тот конвульсивно изгибается и орет, потом снова усиленно дышит, пытаясь прийти в себя. Потом мешок с него снимают, и он снова дышит, осматриваясь. Около него стоит меланхоличного вида дурос*, который, хатт его дери, даже не думает отпускать больное плечо. Держит он крепко, но пока не надавливает, все, можно считать, условно в порядке. Дурос бросает взгляд на женщину, стоящую поодаль. Она среднего возраста, невысокая, но крепкая, на дуроса она не смотрит, а наблюдает за Теммином. Изучаешь? Ну и изучай, устало думает тот, орут все одинаково, в самой по себе реакции на боль никакой информации, кроме, собственно, реакции на боль. Это - ничто само по себе. Хотя с другой стороны - это и очень много. Поэтому его не особенно радует, что так быстро раскрылась степень его ранения.
     Рядом с женщиной стоит коротышка, и недовольно сопит, видимо, это и есть мистер-Тяжелый Ботинок, который еще не успокоился после своего эффектного пенальти.

      - Мой друг, - она кивает в сторону коротышки, - считает, что вы похитили другого нашего друга. Но мне кажется странным, что вы, похитив Хока, потом вернулись сюда снова. Я бы хотела разобраться, а вы мне с этим поможете. - И что-то было в её тоне такое, что заставляло думать, что помощь заберет у них, даже без их собственного желания. Да еще и дурос показательно надавил на плечо.

_______
* - Дуросы

Дайсы

Заметят ли пришедшие перевязанные веревки у обоих?
Чет - нет, нечет - да.
[dice=5808-16]

Как среагируют, если среагируют?
1-2 - агрессивно, 3-4 - никак, 5-6 - нейтрально, покажут, что заметили.
[dice=1936-16]

[icon]https://pp.userapi.com/c840332/v840332594/396bd/TZFolyOmfYs.jpg[/icon]

Отредактировано Temmin Wexley (2017-12-29 11:16:56)

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » [01.IV.34 ABY] Посмотревшим в бездну выпивка бесплатно


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC