Star Wars Medley

Объявление

26.10.2017 Объявление об изменениях в правилах и об эпизодах в 34 ПБЯ.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бэйз Мальбус, Бэйл Органа, Армитидж Хакс, BB-8, Финн.

— Я оценил. Просто теперь боюсь представлять программу-максимум: горы трупов и все в огне?
— Горы трупов в огне и вид на залив.
Cassian Andor & Jyn Erso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Sweet home [8.XII.15]


Sweet home [8.XII.15]

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[NIC]Kes Dameron[/NIC]
[STA]Отец года[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/1OMdA.jpg[/AVA]

http://s4.uploads.ru/IsbQ0.png

Poe Dameron, Kes Dameron

Время: 8.XII.15 ABY
Место: Yavin IV
Описание: Возвращаться домой всегда здорово. Но если ты оставил дома чрезвычайно активного подростка, это еще и увлекательно. Кто знает, что подросток мог учудить, пока тебя не было?

Отредактировано Galen Erso (2017-06-23 00:18:19)

+1

2

[NIC]Kes Dameron[/NIC]
[STA]Отец года[/STA]
[AVA]http://s0.uploads.ru/1OMdA.jpg[/AVA]

   Кес очень не любит покидать Явин по двум причинам. Первая причина в том, что за годы службы в армии Повстанцев он видел столько планет, что перестал их считать. Вот только ни одна планета не была лучше Явина, его дома. Вторая причина слишком любит влипать в неприятности даже тогда, когда Кес просто отворачивается. А уж если папа улетает с планеты, сюрприз по возвращению всегда обеспечен. Вот и сейчас Кес почти уверен, что примерно через пять он очень удивится. А возможно и разозлится. Именно столько потребуется, чтобы добраться до дома на спидере.

   Он вылетает на поляну, резко останавливается и оценивает обстановку. По крайней мере подаренное Люком Скайуокером дерево цело. Дом тоже не пострадал. Уже неплохо. А вот сказать, пострадал ли А-Винг Шары или нет уже сложно. И даже не потому, что в А-вингах Кес не смыслит ровном счетом ничего. Просто этого самого А-винга на его привычном месте около дома нет.

   - По, чтоб тебе нексу ногу отгрыз! – Кесу уже все равно, услышат его соседи или нет. Потому что они люди привычные, а единственный ребенок, ради которого не стоит так выражаться, угнал А-винг мамы.

   Кес соскакивает со спидера, позабыв о рюкзаке с вещами и сладостями для По, и бежит к месту стоянки А-винга. Трава на Явине густая, высокая и очень крепкая. Если пройти по ней, она остается примятой на несколько минут. Если разбить лагерь – трава останется примятой меньше часа. А потом выпрямляется. Трава на месте стоянки корабля примята, и это значит, что взлетел он недавно. И, возможно, улетел не очень далеко.

   Кес снова ругается (на этот раз совсем нецензурно), бежит к дому и, не снимая ботинки, вбегает в свой кабинет. Их дроид будет ворчать, что оттирать следы от травы сложно. Поворчит и уберет как миленький, ничего страшного. Коммуникатор, лежит на столе. И, как всегда, в исправном состоянии. Кес нажимает кнопку.

   - По, где тебя носит? Быстро домой! То есть медленно, не смей лететь как ненормальный! Мы же договаривались, летаешь только в моем присутствии! И не смей изображать, что связь не работает. Понял?

   Кто-то получит по первое число. И как вообще этот ребенок дожил до тринадцати лет? Кес бросает взгляд на голографическю проекцию на столе и сразу понимает, что ответ на этот вопрос очень прост. Рисковать и выживать у них - семейное.

Отредактировано Galen Erso (2017-06-25 02:19:26)

+1

3

    Когда папа улетает с Явина по делам, По делает самые честные глаза и обещает, что будет вести себя хорошо, что ему не нужен присмотр, и вообще он уже взрослый — тринадцать лет, как-никак! Он сам сообразит себе поесть, сам приберется, сам найдет, чем заняться. Последнее, кажется, пугает папу, поэтому По поспешно добавляет, что на земле. На земле найдет. Ну, сыграет в настольные игры с кем-нибудь из соседских детей или там, например, по голонету кино посмотрит. Или еще что. Книжку почитает. С дроидом пообщается о смысле жизни, вселенной и вообще. Что-то в его речах все-таки имеет нужный эффект, и когда за папой закрывается входная дверь и пыль оседает обратно на дорогу, По остается в гордом одиночестве.
    За целый день он успевает переделать массу дел: чуть не взрывает кухню, но его вовремя спасает дроид, с которым они потом по ролям зачитывают все книжки с отцовской полки по очереди, включая какие-то странные должностные инструкции. По отлучается к соседям, но тех нет дома. Тогда По лазает по их деревьям, а потом вспоминает о своем в саду и увлеченно лазает по нему. Потому что папа обычно запрещает — это какое-то особенное дерево, пиетет перед которым По совершенно непонятен — и как тут не полазать, когда папы нет так долго. В общем, ближе ко второй половине дня По уже испробовал все и мается от страшной всепоглощающей скуки. Он даже на школу уже согласен.
    Стоящий у дома А-винг так и манит. По честно избегал его целый день, даже не смотрел в его сторону! Но мама всегда говорила, что техника не должна стоять без дела. И в конце концов По не может противостоять искушению. Ну, что может такого страшного случиться? Ну, полетает он немного. Он же аккуратный! Посадит обратно до папиного возвращения, никто и не заметит ничего!
    Мамин А-винг По уже знает, как свои пять пальцев. Если бы у них были на это средства, он бы запросил у папы новый истребитель, что-нибудь покруче и последней модели, но те стоят столько, что они в жизни не смогут себе позволить. Ну, разве что папа продаст его в рабство какому-нибудь хатту, но в чем тогда смысл?
    По аккуратно проверяет все системы, как мама учила. Вот и памятка, написанная ее рукой, все еще прикреплена к приборной панели: однажды он не проверил один из двигателей и чуть не впилился в дом, благо, мама была с ним в кабине. Ему было лет семь, и они легко помещались в кресле вдвоем. Тогда она написала памятку. Приятное чувство ответственности и серьезности наполняет По, и он чувствует себя очень взрослым и крутым, когда поднимает А-винг в воздух, когда медленно разворачивает его на месте и стартует.
    В такие моменты папа обычно советует ему не лихачить в коммуникатор.
    Под присмотром папы По обычно и не лихачит. Но папы тут нет, не так ли? По улыбается от уха до уха. В прошлый раз в космопорту он пристал к одному из республиканских пилотов, старых друзей мамы по службе на защите Явина, и в деталях расспросил его обо всяких виражах. С тех пор у него руки чесались попробовать Бросок Скайуокера, но папа как-то не зажегся энтузиазмом. Вот сейчас По ка-а-ак попробует, да потом ка-а-ак расскажет папе по возвращении, какой он молодец и все смог!
    Надо только выбрать место поуже, чтобы все было аутентично. За неимением лучших опций По выбирает два близко стоящих дерева на той стороне лужайки за домом: у них и стволы толстые, и расстояние между ними в самый раз. А-винг, конечно, не крестокрыл, но какая разница? Техника-то виража одна и та же. По пускает А-винг на большой круг, чтобы дать себе пространство для маневра. Он как раз разворачивается, чтобы пуститься в Бросок Скайуокера, как в комлинке звучит голос папы. В первое мгновение По делает вид, что ничего не слышит. (Почему папа вообще вернулся сейчас? Сколько времени прошло с тех пор, как он поднялся в воздух?) Но папа легко раскусывает эту шараду.
    Однако остановиться По уже не в силах. По уже несется к деревьям на большой скорости, да так, что кажется, будто он сейчас в них вмажется, и на этом все закончится. Впереди, за деревьями, как раз маячит дом, и По пускает А-винг пониже, примеряется — и!.. И легко проходит между них, почти укладывая А-винг на бок. На настоящий Бросок Скайуокера это похоже мало, но По все равно. Адреналин захлестывает так, что он не может сдержать радостного смеха в комлинк:
     — Пап, видел? Видел, как я? Круто, да?
    Дальше что-то идет не так, и По отвлекается, не успевает вовремя выровнять А-винг, его встряхивает в воздухе, пузом и нижними задними крыльями истребитель чиркает по самому краю и немного крыше их дома, и По не на шутку пугается, впиваясь пальцами в штурвал.

[icon]https://s4.postimg.org/cm23sdw0d/ava10-13yo.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=53#p197">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, little munchkin</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2017-07-06 13:26:00)

+1

4

Кес, откровенно говоря, иногда очень удивляется тому, что он все еще не седой. Потому что — если посмотреть правде в глаза — с таким сыном это было бы совершенно неудивительно.
Кес, конечно, догадывается, откуда растут ноги сыновьей непоседливости, но исключения ради — мог бы и постараться. Хотя бы раз.
Все эти мысли проносятся за секунду, которой достаточно, чтобы понять, что они в заднице. В такой глубокой, внушительной — и об этом он По никогда не скажет (во всяком случае, до тех пор, пока ему не исполнится хотя бы пятнадцать лет, когда можно перестать делать вид, что папа — это супер-важно и ни в коем случае нельзя ругаться при ребенке), — и из нее надо срочно выбираться.
Перепрыгнув через подоконник — в открытое окно — Кес скользит по покатой крыше пристройки, находящейся прямо под окном, и достаточно ловко скатывается на траву.
Трава густая, упругая, но нихрена не мягкая — он немного отвык от подобных фокусов, результатом чего оказывается занывшая коленка. Ну надо же.
— По, — очень спокойно и почти не громко говорит Кес, включив коммуникатор, и сынуля наверняка догадывается, каких усилий стоит отцу это спокойствие. Если, конечно, этому мелкому шебутному негодяю есть, чем догадываться. Должно быть — от Шары он взял все самое лучшее. Ну, в это хочется верить. — По, ты слышишь меня? Приземляйся. Желательно, ничего не… не сломав.
Последнее он договаривает скорее безнадежно, но так, чтобы сын ничего не понял.
— По, не волнуйся, — ему удается заговорить даже мягче и спокойнее. — И не молчи.
Усмехается.
— И в целом это было круто. Но есть пара нюансов.
О том, что пульс у него частит, а желание хорошенько долбануть по стене кулаком подавляется еле-еле, сыну, пожалуй, знать не стоит.
[nick]Kes Dameron [/nick][status]я вас любил, а вам и не икалось[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836222/v836222985/662ae/wPisn9Dxutc.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]<b>Кес Дэмерон</b>, отец,  спецназ в категории «пап, смотри как я могу!»[/LZ]

+1

5

    Голос папы доносится до По как сквозь пелену. Пальцы так крепко вцепились в штурвал, что побелели и даже немного занемели. По судорожно пытается понять, что делать дальше, как выровнять А-винг, который болтает в воздухе со страшной силой, так что в животе ёкает от турбулентности. Но голос в коммуникаторе спокойный, и это действует на По отрезвляюще. На моменте с «...ишь меня?» он уже даже начинает разбирать, что именно говорит ему папа.
    «Приземляйся».
    Да. Да, это было бы хорошо — приземлиться и вновь стоять на своих двоих на твердой поверхности вместо того, чтобы болтаться в воздухе в консервной банке. По выкручивает штурвал в попытке заставить А-винг если не выровняться окончательно, то во всяком случае соскочить с норовистого потока воздуха, который раскачивает истребитель из стороны в сторону, отчего самого По болтает по кокпиту. Хорошо, что он догадался пристегнуться.
    — К-каких еще нюансов?
    По старается не показывать, что паникует, потому что, во-первых, это уронит его индекс крутости, во-вторых, заставит папу волноваться еще сильнее. Не то чтобы он не разбирается в том, как звучит папин спокойный голос, когда По что-то учудил, и по-настоящему спокойный голос. А-винг вновь встряхивает, и у По едва получается разжать пальцы, чтобы переключить пару тумблеров, отвечающих за стабилизаторы полета в условиях турбулентности.
    — П-пап? — По с ужасом осознает, что у него не выходит выровнять полет, и он продолжает уходить куда-то вверх, словно его несет каким-то потоком. Точнее, не каким-то, а вполне определенным потоком горячего воздуха. Как мама рассказывала. Такое бывает на Явине-4 и прочих тропических спутниках и планетах. — Ты будешь очень сердиться, если я разобьюсь?
    Вопрос тупой, но очень важный для По сию секунду.
    В следующее мгновение он вырубает стабилизаторы — вообще все, какие есть — и, судорожно цепляясь за штурвал, выворачивает его вбок, заставляя А-винг тяжело повернуться в воздухе, затрястись, завибрировать — и выйти из сильного горячего потока воздуха. Несколько мгновений истребитель еще болтается в воздухе, наклоняясь к земле то одним крылом, то другим, а затем выравнивается. По включает стабилизаторы обратно и чувствует, что весь взмок от напряжения. Он не знал, сработает ли его маневр или просто послужит причиной его досрочной кончины.
    — Кажется получилось, кажется получилось, — повторяет он себе под нос.
    А-винг идет на снижение.
[icon]https://s4.postimg.org/cm23sdw0d/ava10-13yo.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=53#p197">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, little munchkin</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2017-09-07 21:08:39)

+1

6

- Разумеется, - как само собой очевидное отвечает Кес на вопрос сына, и крайне строго добавляет: - Только попробуй разбиться - надеру уши.
Когда-нибудь потом По обязательно узнает, как сложно сохранять хотя бы видимость спокойствия и уверенности в своих словах, когда твой сын несётся вниз практически перпендикулярно земле, но это будет потом. И обязательно будет - потому что Кес совершенно твёрдо уверен в том, что сейчас все обойдётся.
Потому что он должен в это верить сейчас - он не может не верить, он не может допустить даже доли сомнения, что его сын и Шары не справится, - потому что как иначе в это поверит сам По?
- Я буду очень сильно сердиться, По, - говорит Кес так, как будто бы они обсуждают, что будет, если сыночка разобьёт тарелку, а не превратится в мешок искореженных костей и плоти, столкнувшись со слишком твёрдой даже для его упрямства землёй, и уточняет: - Настолько сильно, что совершенно точно не расскажу об этих нюансах.
Вся беда в том, что он не может сейчас оказаться рядом, не может перехватить управление или сдать штурвал поверх рук сына, помогая выровнять движение и выбраться из этих клятых воздушных потоков. Он может только говорить - и верить, что все будет в порядке.
Сейчас это - константа.
Потому что иначе быть не может. Такое просто невозможно.
Потому что он совершенно точно не может потерять ещё и По.
- Молодец, Дэмерон-младший, - Кес усмехается, позволив себе на мгновение прикрыть глаза, и чувствует, как ослабевает хватка на передатчике. - Однако над мягкой посадкой тебе стоит ещё поработать.
О том, как он волновался, как сердце уходило в пятки при одной только мысли о том, что что-то пойдёт не так, Кес расскажет ему как-нибудь потом.
Сейчас По не нужно знать об этом.
Сейчас По должен знать, что рядом всегда есть отец - который спокоен даже тогда, когда небо рушится на землю.
Пока что он может быть ребёнком - пусть будет, думает Кес, снова поднося ко рту передатчик, - повзрослеть он ещё успеет.
- Доложите о ситуации, пилот, - он чуть улыбается, чтобы сын услышал эту улыбку, и ставит ладонь козырьком, вглядываясь в истребитель.
[nick]Kes Dameron [/nick][status]я вас любил, а вам и не икалось[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836222/v836222985/662ae/wPisn9Dxutc.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]<b>Кес Дэмерон</b>, отец,  спецназ в категории «пап, смотри как я могу!»[/LZ]

+1

7

    Как папе удается оставаться таким невозмутимым и спокойным — сплошная загадка. Возможно, это какая-то особая супер-способность, которую люди обретают с возрастом. Или с детьми. Спокойный папин голос, словно голос рассказчика, сопровождает все действия По, и плавно снижающийся а-винг даже похож на то, как должен выглядеть действительно плавно снижающийся а-винг. Хорошо. Все будет хорошо. Он живой, даже почти невредимый, и все хорошо уже сейчас.
    А-винг садится почти точно на то место, с которого взлетал получасом ранее. С успокаивающим «шу-у-у» выключаются двигатели, По переключает все тумблеры в значение «выкл», точно по записке мамы — но в обратную сторону. Затем отстегивает ремень безопасности, чувствуя, как его до сих пор колотит, но в шлеме звучит улыбающийся папин голос, и это придает ему сил.
    — Пилота мутит, — честно говорит По.
    И выбирается из кабины, откладывая в сторону шлем. Он даже не вылезает, а скорее выпадает из а-винга на траву лужайки у дома. Ноги подгибаются от внезапно накатившей слабости, По всего трясет, колотит, и он шагает вперед, как будто пьяный, и его мутит, и на глаза вдруг предательски наворачиваются слезы. Ну что за напасть? Еще пару мгновений назад он был собран — не сказать, что спокоен, впрочем — а теперь так расклеивается, как будто ему пять лет и мама впервые выпустила из рук штурвал, чем испугала По до полусмерти.
    Не в силах идти до дома (и папы) дальше, По останавливается, оседает в траву и принимается остервенело вытирать слезы. Внутри как будто раскручивается тугой узел. Как было страшно! Как страшно-то там, наверху, одному! Неужели всегда будет так страшно? И маме тоже было так страшно? Она вообще такие штуки делала, что ему и не снилось, и никогда не пугалась. Мама вообще была смелая, это По знает точно. А он что, получается, не смелый? Почему-то на земле становится даже страшнее, чем было в воздухе. В воздухе По просто паниковал, но пытался соображать, потому что перед ним стояла четкая задача — не впилиться на полной скорости в землю — а теперь соображать не над чем, и страх заполняет его целиком. От кончиков пальцев до кончиков волос.
    Как папа это делает. Как мама это делала? Как они все вообще остаются спокойными в таких ситуациях? По не понимает и ему кажется, что не поймет никогда.
[icon]https://s4.postimg.org/cm23sdw0d/ava10-13yo.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=53#p197">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, little munchkin</center>[/LZ]

Отредактировано Poe Dameron (2017-09-18 19:22:12)

+1

8

Теперь, когда По на земле, а не где-то там высоко в небе где Кес по факту ничем не может ему помочь, можно выдохнуть. Можно выдохнуть, стремительно преодолевая теперь крохотное совсем расстояние между ним и сыном, и упасть рядом с ним на колени, крепко обнять за плечи.
Он не может потерять По не только потому, что он — единственное, что осталось от Шары. Это было бы слишком жестоко и слишком эгоистично — дорожить кем-то только из-за своих воспоминаний.
Кес совершенно точно не может потерять По, потому что плохо представляет — и совсем не хочет представлять точнее — что с ним тогда будет.
Кес крепко сжимает плечи сына, зная, что, возможно, хватка у него сейчас слишком крепкая для мальчишки, и почти сразу же ее ослабляет; немного дрогнувшей рукой ерошит кудрявящиеся волосы, выдыхает ему куда-то в макушку и второй рукой проводит по напряженной спине.
По наверняка не представляет, как сильно он волновался. Волнение — это даже не то слово.
Не представляет.
Но сейчас ему и не надо.
Кес хочет сказать, что По не должен больше так делать, если его нет рядом. Не должен подвергать себя опасности, когда он не сможет его спасти. Не должен… многое он не должен, и Кес хочет запретить все это. Раз и навсегда.
Но не запрещает. Молчит, собираясь с мыслями.
Наверное, рано пока говорить, что он не всегда будет рядом. Что сын должен думать, что он делает, должен осознавать, какую ответственность он несет, ведь Кес не всегда сможет ему помочь.
Рано.
И он, по правде говоря, не знает, что можно сказать.
Молчит. Гладит по напряженной спине, ероша пальцами темные пряди на макушке, и чувствует ладонью бешеное биение такого маленького, но такого важного сердца.
— Ты молодец, По, — Кес чуть отстраняется, чтобы поймать его взгляд, и едва заметно улыбается. — Не растерялся и все сделал правильно. Но в следующий раз постарайся садиться мягче.
[nick]Kes Dameron [/nick][status]я вас любил, а вам и не икалось[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836222/v836222985/662ae/wPisn9Dxutc.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]<b>Кес Дэмерон</b>, отец,  спецназ в категории «пап, смотри как я могу!»[/LZ]

+1

9

    Папа оказывается рядом как-то неожиданно, обнимает за плечи крепко, и По утыкается носом ему куда-то, он даже не разбирает, куда именно, и перестает утирать слезы. Обхватывает папу руками, крепко хватает за одежду, чтобы точно никуда не ушел, и шмыгает носом. Слезы катятся по щекам еще какое-то время, но успокаивающая папина рука, гладящая его по спине, постепенно помогает По взять себя в руки. Он шмыгает носом, делает глубокие вдохи.
    Все закончилось хорошо, он на земле, а-винг — вон, припаркован, как будто ничего и не случилось. Папа даже не запрещает ему ничего, только хвалит, и от этого на душе становится еще спокойнее и еще теплее. Только сердце все еще колотится, как безумное, но это пройдет. Наверное. По отстраняется, утирает лицо рукой еще раз, и тень улыбки появляется на его лице: всего-то надо садиться мягче! Страх отступает, откатывается постепенно, как море после того, как заканчивается прибой. Вот одна волна уходит, вот вторая, и вот уже виден голый песок. Они иногда ездят к морю с папой.
    — Я просто хотел попробовать бросок Скайуокера, — немного успокоившись, тихо и виновато говорит По, заглядывая папе в лицо.
    Будет сердиться? Накажет? Похвалить он уже похвалил, значит, сейчас будет самое неприятное. По — известный шалопай, но обычно умудряется или успеть провернуть все до приезда папы домой, или удерживаться в рамках разумного. Наказывают его редко и не всерьез, даже в детстве, например, мама предпочитала воспитательные беседы бессмысленному стоянию в углу или принудительному труду. Но пока была жива мама, По не угонял истребитель в отсутствие родителей.
    Наверное, в этот раз ему все-таки хорошенько влетит.
    — Тот пилот в космопорту так рассказывал о нем, что мне показалось, это легко, и я справлюсь, — пытается спасти ситуацию По. Справедливости ради, с самим броском он и правда справился. — И мне очень хотелось попробовать, а ты уехал.
    По замолкает, закусывая губу: все, что у него было сказать в свое оправдание, он уже озвучил, а там будь что будет. Самым страшным наказанием было бы разбиться о землю, но этого уже не случилось. Вон и руки уже перестали подрагивать. И сердце в ушах уже не такое громкое. Только слезинки еще скатываются по щекам, но их По молниеносно вытирает. Он не трус, чтобы вот так плакать! И не маленький совсем.
[icon]https://s4.postimg.org/cm23sdw0d/ava10-13yo.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=53#p197">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, little munchkin</center>[/LZ]

+1

10

[nick]Kes Dameron [/nick][status]я вас любил, а вам и не икалось[/status][icon]https://pp.userapi.com/c836222/v836222985/662ae/wPisn9Dxutc.jpg[/icon][sign]  [/sign][LZ]<b>Кес Дэмерон</b>, отец,  спецназ в категории «пап, смотри как я могу!»[/LZ]
— Ну, судя по всему, с броском ты справился, — Кес хмыкает, снова ероша волосы сына, и, отстранившись вслед за ним, крепко, но не больно сжимает его плечи. — Я не буду запрещать тебе брать а-винг и летать, По. Ты в этом… очень похож на маму.
Кес мягко улыбается, но взгляд у него остается строгим; не грозным — он вовсе не сердится на сына и не хочет его напугать, но достаточно серьезным, чтобы ребенок мог понять — то, что он говорит, действительно стоит обдумать.
— Но пока что — пока ты еще не дорос до ее мастерства, — я буду очень сильно за тебя волноваться. Поэтому попрошу об одном: не делай этого втайне.
Он недолго молчит, прежде чем вздохнуть и сжать худые плечи чуть крепче.
— На самом деле, я всегда буду о тебе волноваться, По, даже когда ты вырастешь, — Кес коротко пожимает плечами: что поделать, такова судьба любого родителя — и, наверное, пора бы уже свыкнуться с этой мыслью. — Но пока ты вырос не до конца… Пока ты умеешь не все, что хочешь делать, я буду беспокоиться за тебя намного сильнее.
Наверное, то, что он говорит, не самое подходящее для этого момента. Кес, по правде говоря, не очень силен в воспитательных беседах — наверное, у Шары это получалось намного лучше, чем у него. Ему кажется, что он говорит сейчас совершенно лишние и ненужные вещи, что По может его попросту не понять — он ведь совсем ребенок… С другой стороны, и надо бы признаться в этом самому себе, все дети однажды взрослеют. И По тоже — глупо это отрицать. Это нормальный, естественный ход вещей.
И, наверное, лучше попытаться объяснить, чем просто сердиться и наказывать.
В конце концов, По — умный парень.
В этом Кес не сомневается точно.
— Однажды ты станешь великолепным пилотом, По, — Кес улыбается, проводит большим пальцем по щеке сына, смазывая остатки слез, и смешливо фыркает. — Даже великолепнее Люка Скайуокера. Но до этого тебе еще точно придется поучиться.
Кес поднимается с колен, обнимая сына за плечи, и кивает в сторону дома.
— А в качестве наказания за эту совершенно чудовищную посадку, — продолжает он, посмотрев нарочито сурово, — ты обязан доесть то мороженое, которое еще осталось. Нам уже давно пора обновить запасы.

+1

11

    «Очень похож на маму», — лучшая похвала, какую можно придумать. По слушает папу внимательно, но под строгим взглядом не ежится — сам по себе папа не вызывает в нем чувства опасности и страха, а если даже и накажет, то это ничего страшного. Наверное. Смотря как накажет. Но раз отбирать а-винг не входит в список, то По даже и не знает, что такого еще можно придумать. Домашний арест?
    В ответ на слова папы про то, что тот планирует волноваться до скончания веков, По чуть хмурится, утирает последние слезы с щек, и серьезно кивает. То есть, он постарается — так, чтобы не волновать папу. Ну или волновать у папы на глазах, а не внезапно по прибытии домой, когда папа еще не был в курсе, что сейчас его будут усиленно волновать. По шмыгает носом и улыбается в ответ на папину мягкую улыбку.
    — Великолепнее Люка Скайуокера! — громогласно восклицает По.
    Это кажется ему совершенно невозможным и невероятным. Круче Люка Скайуокера может быть только второй Люк Скайуокер, то есть, никто! А тут папа такое говорит! У По столько восторга в глазах, столько восторга в груди, что все сиюминутные ужасы вылетают из его головы, исчезают в мгновение ока. У себя в голове По уже взрослый, с собственным истребителем, и возможно даже круче Люка Скайуокера. Представить это очень сложно, но По каким-то чудом справляется.
    А потом папа говорит про мороженое, и Люк Скайуокер, собственный истребитель и крутота сменяются приятным удивлением от такого милосердного наказания, которое даже больше похоже на поощрение. Но По уже понял, что у папы с наказаниями не очень — хотя каждый раз пугается на всякий случай, вдруг его кто научил с последнего раза, как стоит ругать и наказывать непослушных детей. По вскакивает на ноги, вскидывая руки вверх. Короткий разговор с папой в траве будто возвращает ему все его силы. Вот и мутить перестало. И глаза скоро высохнут.
    — Мо-о-ор-р-роженое! — вопит По. — Пап, ты лучший!
    И кидается бегом к дому, пока папа не передумал, а то мало ли. В холодильнике еще полупаковки шоколадного, а у кого когда-либо оставалось дома всего полупаковки шоколадного мороженого, тот знает, как вкусны эти последние ложки.
[icon]https://s4.postimg.org/cm23sdw0d/ava10-13yo.jpg[/icon][sign][/sign][LZ]<br><center><a href="http://swmedley.rusff.ru/viewtopic.php?id=53#p197">IDENTIFICATION CARD</a><br><br><b>По Дэмерон</b>, little munchkin</center>[/LZ]

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Завершенные эпизоды » Sweet home [8.XII.15]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC