Тахири Вейла, 13 ABY

http://i.imgur.com/53MOFsl.png

О ПЕРСОНАЖЕ


1. Имя, раса, возраст
Тахири Вейла, человек (частично юужань-вонг), 22 года

2. Род деятельности
рыцарь-джедай, пилот Сопротивления

3. Внешность
рост: 164 см
вес: 52 кг
Эффектная, отлично сложенная блондинка. Подвижная и ловкая, физически крепкая, очень выносливая. Светлокожая, но не бледная, глаза зеленые, черты лица мелкие, но выразительные. Пышные, немного вьющиеся волосы длиной до лопаток обычно свободно распущены, одежду предпочитает по возможности легкую и не стесняющую движений. Если рельеф местности и климат позволяют - напрочь отказывается от обуви. На лбу три белых, рваных вертикальных шрама - метки домена Кваад. По телу также есть множественные шрамы, оставшиеся от амфижезлов юужань-вонгов, следы ожогов на ладонях. На запястьях скрытые одеждой и эластичным бинтом симметричные следы от порезов. Не заживают.
прототип: Skyler Samuels

4. Способности и навыки
- прекрасная фехтовальщица, зачастую комбинирующая навыки владения световым мечом с рукопашным боем. Левша. Хороший стрелок, причем, весьма эффективно стреляет из бластера с правой руки, держа в левой меч. Умеет использовать технику "Траката";
- талантливый форсюзер, в частности, телекинетик. Может использовать Силу для поглощения и использования в качестве ресурса собственной боли. К боли вообще феноменально устойчива - смогла спокойно подняться на ноги после болевого приема Лорда Ниакса, парализовавшего Люка Скайуокера и Мару Джейд;
- умеет чувствовать юужань-вонгов в Силе, понимает их язык, обычаи и психологию, так сказать, "изнутри".
- достаточно хороший пилот, чтобы стать полноценным командиром эскадрильи в семнадцать лет. Оговоримся, правда, что эскадрилья эта состоит из молодых пилотов без царя в голове, выпустившихся лишь к концу юужань-вонгской войны, да и сама Тахири любит полихачить. Имеются базовые навыки техника. Помимо всего прочего, умеет управлять биомеханическими устройствами юужань-вонгов и пилотировать их корабли.

5. Общее описание
Свою настоящую семью, чету фермеров с Татуина, Тахири совсем не помнит, зная лишь, что чувствительность к Силе у нее по наследству. С трех лет она воспитывалась тускенами, и с самого раннего возраста проявила себя как оптимистичная, любознательная и свободолюбивая девочка. Она искренне любила песчаный народ, который растил ее, хотя и не одобряла продиктованную тускенскими обычаями необходимость полностью закрывать одеждой лицо и тело. После тех ранних лет на горячем песке пустынной планеты, Тахири и по сей день не любит обуви и носит ее только при большой необходимости, обожая ощущение прохладного камня или травы под ногами.

С ранних лет, попав на обучение в Академию, Тахири относилась к Силе и своей связи к ней с восхищением, как к удивительному дару. И росла уже в новом статусе такой же как прежде - простодушной непрошибаемой оптимисткой, способной во всем увидеть хорошее. Ей было просто с людьми, людям было просто с ней, и, сложись все иначе, Тахири могла бы стать прекрасным наставником. Энакин Соло прошел в ее жизни полный приключений путь от друга к возлюбленному, и строить бы им долгую и счастливую жизнь на этом фундаменте, но увы, не сбыться пророчеству мастера Икрита, предсказавшего, что от этого союза на свет появится нечто великое. Их связь всегда была много больше, чем просто дружба и любовь - они были связаны в Силе так тесно, что чувствовали себя продолжением друг друга, поэтому та рана, что осталась после его потери, не может быть до конца исцелена.

В четырнадцать лет Тахири столкнулась с испытанием, способным поломать иного взрослого, оказавшись в плену в качестве жертвы экспериментов по созданию гибрида юужань-вонга и джедая. Незавершенное формирование было прервано Энакином Соло, и лишь благодаря ему Тахири осталась собой, а старшая формовщица Межаан Кваад была ею обезглавлена. Тем не менее, следы образовавшейся в ней в итоге побочной личности по имени Риина Кваад намного глубже и значительней оставшихся на лбу шрамов, но одно это не могло бы ее сломать. После смерти Эни Тахири осталась одна, наедине со своей болью, послужившей личности Риины Кваад той самой лазейкой, через которую паразит могла отвоевать себе место под солнцем. Приложив колоссальные волевые усилия, Тахири удалось окончательно подавить ее, слив со своим "я". В то время она изрядно пугала окружающих переменами в характере и неадекватным поведением, и ныне очень благодарна семье Соло за то, что те не отвернулись от нее в те трудные годы, и даже признали частью своей семьи.

Внесла ощутимый вклад в победу над юужань-вонгами, проявив не только знание психологии своего противника и их языка, но и умение обращаться с их биомеханической техникой. На войне же зарекомендовала себя как упрямый и своенравный боец, способный на самопожертвование и не жалеющий своей жизни - тем не менее, раз за разом выживала. Участвовала в ключевых сражениях, помогла Люку Скайуокеру и Маре Джейд одержать победу над Лордом Ниаксом на осажденном Коррусанте и разгадала тайну Зонама Секот вместе с Корраном Хорном. После слияния двух личностей испытывала кризис идентичности и обратилась за помощью к Хорну, став его сначала временной, а затем и официальной ученицей на ближайшее послевоенное время. Поддержала Сопротивление после второй резни в Праксеуме.

В итоге, наивная босоногая девчонка с Татуина умерла вместе с Энакином, на место ей пришла ожесточенная, прагматичная, и замкнутая молодая женщина с мертвым рыбьим взглядом. Она по-прежнему темпераментна, уперта, мало признает авторитеты и не лезет за словом в карман - только теперь намного мрачнее и депрессивнее. Непоправимые изменения в психике, появившиеся после слияния с побочной личностью усугубляют падение в эмоциональную яму. Тахири даже не пробует отпустить свою боль или примириться с утратой, она намертво запирает негатив в себе и бессознательно им упивается. Итог предсказуем: Тахири медленно и саморазрушительно катится по наклонной, и останавливаться явно не собирается.

6. Лояльность и убеждения
Пока лояльна Сопротивлению и Новому Ордену, убеждения несколько смазаны. Впрочем, сложными мировыми вопросами она интересуется мало, и на данный момент слишком сильно погружена в себя.

7. Цели в игре
Ангст, драма, пафос и превозмогание, флешбеки из юности, и падение на Темную Сторону.

ОБ ИГРОКЕ


8. Способ связи

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


9. Пробный пост

с ролевой по Dragon Age, осторожно, много ангста

В другое время и при других обстоятельствах Виком показался бы ей красивым.

Он и сейчас был - если смотреть поверх присыпанных выпавшим утром снегом крыш, тускло искрящихся при свете огрызка ранней зимней луны. Ниже - серо-коричневая мешанина из перемешанного сотнями ног ледяного крошева и грязи, змеящиеся вдаль и теряющиеся в изломанных силуэтах домов переулки, безжизненные аллеи. И лица. Сотни злых, испуганных, уставших лиц.
Ее провожали как и встретили - прокатившимся в толпе бормотанием, похожим на потревоженный пчелиный улей. Тело Антуана Викомского она вытащила из здания городского совета за обгорелый воротник и оставила там, на ступенях, пинком отправив под ноги толпе вместе с оглашением свершившегося приговора. Вместо холеного, красивого лица осталась только бесформенная масса горелого мяса, а тело запеклось прямо в богатом камзоле, как картофелина, зарытая в угли лагерного костра. Желудок сжимался от запаха паленой плоти, но, вместе с тем, осиротевшая вмиг долийка не могла им надышаться.
В те короткие, пугающе яркие мгновения, голову кружило мстительное удовольствие, сильное и странное, до того, что перед сухими глазами мир плыл и размывался. Почти эйфория.
И тем более странно и страшно теперь было не чувствовать ничего, кроме протестующего нытья обожженных ладоней да легкой лихорадки, подхваченной из-за долгого бдения на палубе по пути через море.

Третий этаж викомской часовни обдувал влажный морской ветер, пахнущий холодом, йодом и солью. Лавеллан, забравшуюся на перила и свесившую ноги в сторону заиндевевшего сада под колокольней продувало до костей, но сейчас это было единственное место, куда она могла убежать, чтобы остаться в одиночестве, где ее не станут лишний раз беспокоить. Потому что сейчас, когда все закончилось, она ощущала себя выжатой, вычерпнутой до дна, и совершенно неспособной к диалогу. Ни слов, ни слез. Ветер рвал спутанные волосы, кусал за горячие от усиливающейся лихорадки щеки, а сама эльфийка, будто окаменев, невидяще смотрела вдаль, на темнеющий город. На силуэт сгоревшего эльфинажа, с центре которого тянул в быстро темнеющее небо обугленные ветви погибший венадель. Кажется, это был платан, такой старый и большой, что, должно быть, закрывал по весне своей могучей тенью всю площадь эльфинажа, а чтобы обхватить его не хватило бы и пятерых взрослых эльфов.
А теперь его срубят и отдадут угольщику за гроши, вместе со всеми молитвами, что впитало десятилетиями дерево. Молитвами, которые никто никогда, кроме него, не слышал.

Ночная стужа действовала отрезвляюще, немного унимала жар и головную боль, не проходившую ни на мгновение с тех пор, как Лавеллан встала с постели три дня назад по прибытию в Виком. Лучше стало лишь от глотка антиванского бренди, тайком выпитого перед сном накануне. Слабую к алкоголю эльфийку намертво свалило почти сразу, позволив спать без снов - и уже это было всеми блаженствами мира. Второй раз полегчало, когда ее собственные пальцы прожгли горло викомского герцога, его голова превратилась в пылающий факел, а вопли влились в уши блаженной прохладой. Почти физическое удовольствие, которого она так ждала. Откликаясь на которое, скалилась как дикий зверь, держащий в когтях добычу.

Новый порыв ветра повернул флюгер на крыше колокольни, заставил слегка поежиться и поднять воротник пахнущей дымом куртки. Над головой теперь совсем ясно просматривался узор Фервениала, но от взгляда вверх головокружение заставило слегка качнуться назад и вцепиться в перила, чтобы с них не свалиться.
Сколько их там, опустевших домов? Они окружали мертвый венадель, темные и холодные, в могильном молчании - единственное что осталось от хозяев, которых свалили в кучу прямо под эльфинажным деревом и предали огню, как стаю перебитых бродячих собак. С высоты эльфинаж казался Эллане черным пятном, без цвета и звука, без жизни - чуть присыпанная снегом старая черепица, и провалы окон и брызги битого стекла на грязной брусчатке.
Вестнице нужно спуститься и пойти туда. Все эти три дня в эльфинаж ее не пускали. И не городские власти, а свои же спутники, стремящиеся оградить от лишней боли и удержать от необдуманных поступков... да так и не удержавшие. Но необходимость зайти туда, бродить по бордовым от давно запекшейся крови улицам, будто тень, до сих пор жгла сильнее всякого пламени. Заглянуть в эти дома, чувствуя, что должна, должна запечатлеть в памяти все, что произошло, и увидеть все своими глазами. Почувствовать хотя бы тень того, что ощутила бы, если бы была там, где следовало по праву рождения. Вместе со своей семьей.

Сегодня ее никто не сможет удержать. Нужно лишь, чтобы луна взошла повыше, и разошедшаяся толпа окончательно засела в своих домах.

Отредактировано Tahiri Veila (2017-07-25 14:37:43)