Star Wars Medley

Объявление

15.01.2019 Нам два года, и сейчас самое время обниматься, говорить тосты и праздновать! Спасибо вам за то, что играете с нами. А обо всех обновлениях читайте в новостях.



Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды:
II.02 BBY и VI.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Сена Миданил, Бейл Органа, Оби-Ван Кеноби, Сунтир Фел, Фазма, Финн

Зрелище было грандиозное.
Как в какой-нибудь компьютерной игре, только лучше. Ну, одернул он себя,
в игре можно сохраняться, и еще отхиляться как-нибудь.

Temmin Wexley

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Datapad » Контрабанда мечты


Контрабанда мечты

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://i.imgur.com/LhOIPeu.gif
[audio]http://pleer.net/tracks/50688108sTx[/audio]
[audio]http://pleer.net/tracks/821377mWGM[/audio]
[audio]http://pleer.net/tracks/7746cF0Q[/audio]

+1

2

Сто лет не писала никаких заметок про хэдканоны про Рей, но, наверное надо суммировать все, что накопилось.
Итак - волшебный мир детских травм и деприваций as is.

1. У Рей все не очень окей с обменом веществ, и вообще, отношения с едой-напитками очень сложные. Сила силой, выносливость выносливостью - иначе бы она не выжила, да и в Сопротивлении ее слегка подкормили, но она все-таки суповой набор, она пережигает все, что ест, и она не может есть что-то сильно соленое -острое. Сладкое нормально она не пробовала почти никогда. (я до сих пор хочу сыграть как Рей впервые попробует конфеты)). Вино сшибает ее с ног моментально, а вот с крепкими напитками, кстати, дело обстоит получше. Но все равно ей лучше не пить - будет танцевать на столе и делать глупости. К нормальной пище она привыкала (и до сих пор привыкает) медленно, и до сих пор привычная пища - все же пайки.

2. На Джакку очень холодные ночи, вплоть до того, что там иногда вполне реально замерзнуть - там очень резкая смена температур. Так что холод Рей переносит неплохо. Намного хуже у нее с замкнутыми пространствами. Вот серьезно - если ее посадить в изолятор на Финализаторе - крыша у нее начнет откочевывать довольно быстро и со спецэффектами.

3. И о спецэффектах. Посстравматика у Рей "ну-очень-так-себе". Оказавшись в состоянии стресса или в изоляции на длительное время, она, скорее всего, начнет рисовать свои любимые палочки на стенах. Я подозреваю, что раскачиваться вперед-назад тоже начнет.
У нее есть то, что в фичках называют "Jakku talk" - она панически боится одиночества и иногда у нее это прорывается в разговорах. Еще больше она боится, что если у нее будет ребенок, он останется в одиночестве.

4. К слову о детях и сексе. Рей очень не любит когда к ней прикасаются (и это при подсознательно очень сильной потребности в близких людях). Да, именно из-за нифига не позитивного опыта. Но главная проблема не в этом, главная проблема в том, что Рей не считает это проблемой, которая вообще стоит и ее и чьих-то переживаний. Ну то есть да, "щит хэппенс", пожали плечами, отряхнулись, пробуем жить дальше. Ну есть некоторые странные физические реакции, но они тоже не стоят внимания.
Ну да, в мире люди продаются и покупаются. Иногда на них нападают плохие людьми. Если получится - этих плохих людей нужно убить. Или убежать. Или расслабиться и думать о Джакку, чтобы выжить (это известные ей опции).
В общем в ее голове мясорубка - квадратно-гнездовой мир, где насилие - это вариант нормы, который нужно пережить и желательно остаться целой.
Она не считает себя сексуально привлекательной, но в ее мире использовали продавали и покупали и куда менее привлекательных женщин, так что ну такое.
Она не считает что ее можно полюбить. Это вообще на уровне отрицания.
Она панически боится полюбить сама - от нее же все уходят. Всегда. Иначе не бывает. Если она кого-то полюбит - ловите ее в неизведанных регионах, она сбежит как только поймет, что что-то чувствует. Сам ощущение такого рода привязанности ее пугает до чертиков. Т.е. друзья - это хорошо, семья, братья, сестры - хорошо, а вот любить страшно.

5. Зацикленность на семье такая, что она бы и Палыча защищала, реши он ей сообщить, что он ее дедушка и готов ее принять. Ну и тем страшнее будет реакция, если ей воткнут в голову, что ее оставили потому что она не нужна.

Продолжение следует. Будьте бдительны, не оставляйте ваших младших сестер на Джакку.

+4

3

Кейду два года, но он знает, что вон тот большой темноволосый человек в черном с серебром на троне - его папа, а женщина в белом - мама. Но мама, кажется, не любит свое ослепительно белое платье и тронный зал не любит, и поэтому мама все чаще приходит в грубом сером комбинезоне, берет его с собой в ангар и часами возится со старым фрахтовиком.
От мамы пахнет машинным маслом и металлом. Когда Кейд устает и начинает капризничать обязательно что-то ломается, а глок-отвертки сами по себе влетают и вонзаются в дюрастиловые панели.
Мама смотрит на него очень устало и говорит "совсем как отец". Кейд не знает - упрек это или похвала.

Кейду три, когда он принимает как факт, что то, что родители умеют читать мысли и его, и друг друга - никак не помогает. Вообще никак. Потому что папа постоянно думает о том, что мама однажды снова исчезнет или отправится на свою войну, а мама думает, что она, с ее огрубевшими руками, обветренной кожей и шрамами на теле никогда не будет похожа на тех женщин, которых любил (любит?) его отец.
А Нестор думает, что папа и мама - криффовы идиоты и сарлакковы выкидыши. Однажды, когда папа и мама ссорились, Кейд спросил его, что это значит, но Нестор погладил его по светловолосой голове и увел к тете Эси есть пирожные с голубым кремом.
Кейду нравится бывать у Нестора и Эси. В той части дворцового комплекса, где они живут, всегда вкусно пахнет, и там тепло. Кейду все вемя кажется, что в покоях отца - очень холодно. Нестор показывает Кейду новенький спидер, модели кораблей, а тетя Эси читает книжку про лот-волчонка с пятнышком на спине. Волчонок из книжки постоянно пачкается, на нем появляются новые пятнышки, и все думают, что это какой-то другой волчонок.

Кейду три года и четыре месяца, когда мама увозит его к "ба" - маленькой строгой пожилой женщине. Впрочем, к Кейду она строга далеко не всегда, но вот другие люди почему-то очень тушуются перед ней. Мама все время закрывает свои мысли, и Кейд не знает, что именно произошло. Через некоторое время прилетает отец, он мрачен и они с мамой опять ругаются. Кейд запоминает очень много новых слов на хаттском. Но домой они возвращаются вместе.

Кейду три с половиной когда все меняется. Рыжеволосый мужчина приходит чтобы забрать его, и мама не может его остановить, хотя и пытается. Кейд тоже пытается, но он слишком мал. Рыжеволосый мужчина делает ему какой-то укол, и последнее, что Кейд видит ясно - что мама лежит на полу, а вокруг нее расползается красное пятно.
Следующие пять лет Кейд проводит, путешествуя с планеты на планету. Он узнает, что мужчину зовут Армитаж, но он не уверен, что это его настоящее имя. Имена они меняют так же часто как и планеты. Кейд не чувствует больше папу и маму, и предметы больше не взлетают к потолку, когда он злится - а злится он часто. Первые несколько месяцев он пытается даже причинить вред человеку, сделавшему больно маме, а потом смиряется.
Постепенно он начинает забывать, какого цвета были мамины глаза. Почему-то отца он помнит лучше.

Кейду восемь, когда его находит мама. То есть он подозревает, что это женщина, которая плачет, смеется и прижимает его к себе - его мама, она похожа на нее. Мама выводит его из дома, где он жил последние пару недель, по дороге она видит изуродованный до неузнаваемости труп человека, над которым стоят Нестор и его отец и отстраненно гадает - это тот рыжеволосый, или кто-то из его помощников?

Кейду десять, и его жизнь представляет собой череду тренировок и вылазок на неизведанные планеты и корабельные верфи. Теперь отец почти не расстается с ним. Он гоняет его до седьмого пота, как любого из своих рыцарей, учит использовать темную сторону Силы, и теперь мама нередко обещает засунуть отцу куда-нибудь его же собственный сейбер, если что-нибудь случится. Разумеется что-нибудь всегда случается, но Кейд предпочитает ничего не знать, как с этим потом разбираются родители.
Еще Кейд знакомится со своим дедом. С двумя своими дедами если быть точным, и его уже не удивляет, что к отцу матери его привозит на обучение отец, а к отцу его отца - мать. Оба по его меркам - старики, но один учит его медитации, Свету и умению держать себя в руках, а второй - совершенствует технические навыки.

Еще Кейд начинает понимать, почему отец опасается исчезновений мамы. Потому что мама и вправду иногда исчезает. Иногда Кейд видит (или думает, что видел), как она, когда думает, что отец не заметит этого, надевает потрепанные штаны и куртку, шнурует высокие летные ботинки и не возвращается несколько дней. Иногда - недель. Иногда вслед за ней исчезает отец, иногда - нет. Но когда мама возвращается, она несколько часов проводит в медблоке, и после этого ее пальцы пахнут бактой.
Кейду одиннадцать, когда он впервые убивает человека. В этот раз он пробрался с мамой на ее фрахтовик и это было плохой идеей. Он видит, как бледнеет лицо мамы, когда атаковавший ее ганк падает как сломанная кукла. А Кейд так и стоит с вытянутой вперед рукой.
Зато он теперь еще больше понимает отца, когда тот угрожает приковать маму энергокандалами в их комнате и не выпускать оттуда несколько лет. Места, где бывает мама, ему очень не нравятся.

Кейду четырнадцать, когда на границах Империи начинается восстание и все летит кувырком. Потому что маму обвиняют в многочисленных преступлениях против императора. "Опять" комментирует Нестор и вид у него очень усталый.

+2

4

Рей сидит на широком ложе, обхватив колени руками, уставившись в темноту.
Она не видит ни опочивальни, ни отражения своего лица в транспаристиле, ни роскошных садов за ним — они сделали бы честь самому императору Палпатину.
Все что она видит перед своим внутренним взором — это изломанные детские тела.
Со светлыми волосами, синими глазами, на лицах, руках, животе, на тонкой светлой коже — дымящиеся следы от светового меча. Ее меча. Самому младшему было пять. самому старшему... кажется около пятнадцати.
И у всех них — лица ее сына.
"Убей" хрипит Кайло за ее спиной. Он обездвижен, практически распят на стене подземной лаборатории. Длинные металлические штыри вонзились в бедра и плечи, и при каждом собственном движении Рей чувствует как из него уходит кровь. И жизнь.
Мальчишка смотрит на нее холодными синими глазами, в которых пока нет страха, только некое болезненное любопытство и поворачивает запястье. Его жест настолько повторяет движения Кайло, что Рей хочется кричать. Но кричит ее муж, пригвожденный к стене, потому что этим самым движением ребенок ломает ему ребра.
Это Рей тоже чувствует — вспышка боли по Узам ударяет ее в грудную клетку.

"Убей" — Кайло уже не говорит это, просто посылает мысленный импульс. Пока он в сознании, но надолго ли?...
Рей с трудом поднимается с пола, поднимает непослушными пальцами меч, — не думать, только не думать, не позволять руке дрогнуть! — синие сполохи играют на ретортах и перегонных кубах, но мальчишка оказывается быстрее — ее впечатывает в стену с противным стуком, и у нее темнеет в глазах.
Она готова к тому что будет дальше, выбрасывает руку вперед и отражает удар тонких металлических прутьев, летящих прямо ей в лицо. Паренек слишком быстр. И силен.
Крифф знает, чем эти ублюдки пичкают клонов в своей лаборатории, но Силой их творения управляют куда лучше, чем их ровесники. И целеустремленности детишкам не занимать.

Одним рывком она бросает свое тело вперед, и прежде, чем маленькое чудовище успевает отбросить ее назад, она сшибает его с ног.
Сзади слышится легкий стук, и по всему телу Рей проходит волна боли. Кажется, Кайло пытается освободиться.

Мальчик лежит у нее ног, и вот теперь в его глазах появляется подобие страха. Или его имитации. Она не знает, какими чувствами наделили клонов их создатели, а какие — как, например, любовь — отняли навсегда.
Но сейчас он поднимает свою светлую голову, смотрит на Рей выставляет в защитном жесте и произносит одно-единственное слово.
— Мама.
Меч со звоном падает из руки Рей на пол, кажется, еще секунда, и она упадет следом.
Она не может сделать это. Великая Сила, она просто не сможет...

Темная тень возникает за ее плечом и удар красного светового меча входит клону прямо между ребер. Ребенок кашляет, широко раскрывает глаза и падает навзничь.
Теперь это просто мальчишка — точно такой же как тот, что засыпал у Рей на руках каждый вечер. В тусклом свете аварийных ламп все равно видны веснушки на его щеках — такие же как у нее самой. Родинка на правом виске. Крохотный шрам над губой — Рей помнит, как он получил это шрам, пытаясь в одиночку забраться в отцовский истребитель.
Поэтому Рей опускается на пол, приподнимает худенькое детское тело и прижимает его к груди, баюкая, перебирая светлые волосы.
— Спи, солнышко, спи...

Здесь, наяву, Кайло неслышно подходит, и трогает ее за плечо.
Рей взрывается криком.

+1

5

#Страшные джаккуанские сказки
На Джакку детям не рассказывают сказок.
Только истории о пустынных демонах, о гневе богов, и о незнакомцах, которых нельзя пускать через порог, даже если это порог искореженного взрывом, потрепанного AT-AT.
Эти истории и люди, и тидо называют одинаково - "ар-р'ийят-тахдир", "то, о чем предупреждает Р'ииа".
Все принимают эти предупреждения как должное. Как наставления о том, что не следует подходить близко к гнездам стальноклювов, когда у них вылупляются птенцы, или как то, что после недели дождей, челюстегрызы охотятся стаями.

Первый раз ар-р'ийят-тахдир Рей слышит, когда количество черточек на стене ее жилища еще даже не достигло сотни.
"Это метка отца всех голодных духов", - бурчит старая Траз и тыкает в лицо Рей темным скрюченным пальцем. Рей хлопает глазами и сильнее вжимается в стальную опору навеса, под которым собрались мусорщики. Она и без того знает, что ее лицо сплошь усыпано веснушками и дети из "свободных" поселений часто дразнят ее за это.

"Шу-ман любит женщин, и маленьких девочек тоже," - продолжает Траз, и лучи закатного солнца прочерчивают на ее сморщенном лице кровавую полосу. "У Первого Человека было семь жен, и старшую из них Шу-ман отметил, когда она вела банта к водопою. Это было в те времена, когда на Джакку еще были реки. Шу-ман схватил горсть речного песка, швырнул его в лицо женщине и оно покрылось незаживающими язвами. Первый Человек был опечален, ибо он любил эту жену больше других, но все же отослал ее подальше от поселения. Никто не знал, не перекинутся ли эти язвы на других домашних.
Женщина ушла ночевать к скалам, где очертила охранный круг, но в первую же ночь Шу-ман обрушил кусок скалы, чтобы круг разорвался. Тогда он подошел к старшей жене и возлег с ней, а наутро выел ее сердце и обглодал все кости на руках".

Траз вздыхает, и помешивает угли в костре, где прокаливают детали, прежде чем очистить их от ржавчины.
"Так же он поступил и со второй женой," - хмыкает она, словно сама мысль о шалостях демона доставляет ей удовольствие. - "Несчастная попыталась укрыться в излучине реки, но Шу-ман наслал такую бурю, что засыпал все русло мертвыми деревьями и песком, и добрался до нее. Так на Джакку и появилась первая пустыня. Кельвиново ущелье и есть та, старая, река".

Траз жует губы и вглядывается за горизонт.
"Третьей, самой из младшей из жен удалось спастись. Она так усердно молилась Р'ииа, что огонь костра, за которым она спряталась продержался до утра. А потом еще до одного утра. Когда же огонь начал гаснуть, младшая жена в отчаянии взяла горящую головню, приложила ее к меткам демона и тот исчез. Когда ожоги зажили, остались только мелкие пятна, и младшая жена смогла вернуться домой. Вот только все ее дочери до сих пор носят эту метку, и порой видно, что у них бывает две тени, и вторая - темнее первой. Это Шу-ман ходит за ними по пятам и ждет своего часа".

Когда Траз заканчивает раздавать ужин, Рей долго не ложится спать. Все время вглядывается в свою, колеблющуюся при свете костра тень, и боится, что вот-вот рядом с ней появится вторая.

0

6

Я вам нового канона принесла

- Последнее сообщение от Леи, в журнале контрабандиста

О, Хан. Ты красивый, несговорчивый идиот.Листать этот журнал-все равно, что встречаться с тобой, все снова и снова. 'Преступник, хвастун, не по своей воле повстанец. Ты бесишь меня, и ты это знаешь.
Сколько раз я угрожала выбросить тебя из шлюза, или сбросить тебя на мертвой Луне. Но кто, кроме упрямого негодяя, как ты, мог бы пробить мои щиты, чтобы подобраться ко мне с другой стороны?
После Альдераана, я поклялась никогда снова не сближаться ни с кем, и вот ты, с твоей высокомерной и ухмылкой и да признаюсь, этими узкими штанишками. У меня никогда не было шанса. правда?
Я положила на тебя глаз сразу в тот момент, как я тебя увидела. Преступник, нарушитель спокойствия, подлец. Знаешь, говорят, можно многое можно понять о человеке по компании, которая его окружает. И этот бортовой журнал доказывает, что я все это время была права.
Я знаю, что ты на это скажешь. Ты бы сказал мне, что нельзя определять характер по роду деятельности. А я бы, наверное, по привычке начала спорить с тобой , даже, если доказательства твоих слов стояли бы прямо передо мной.
Ты провел всю жизнь, убегая от своих сожалений. Хан, я начала понимать это взвешенно лишь ближе к твоему концу, я хотела бы поговорить с тобой
еще один раз. Я бы сказала, что сожаления-это не то, чего мы должны стыдится . Они шанс сделать шаг назад и подвести итоги нашей жизни, прежде чем двигаться вперед. Сожаления позволяют смотреть с состраданием на других, и помочь им не сделать те же ошибки.

Я знаю, что ты всегда задавался вопросом, и ответ нет. Я никогда не сожалела о нашем времени вместе. Я люблю тебя. До сих пор.

Сокол теперь корабль Чуи. А Рей очень напоминает мне тебя. Ни одного кредита за душой, но у нее достаточно мужества, чтобы взять на себя галактику . Я положу этот журнал обратно в Сокол, где он будет продолжать летать, он не найдет лучшего смотрителя. Пока, Летун. Если захочет Сила, мы снова увидимся.
- Лея.
(с)

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Datapad » Контрабанда мечты


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC