Star Wars Medley

Объявление

20.09.2017 Обратите внимание на объявление .

30.06.2017 Обновилась матчасть, касающаяся Первого Ордена, Ордена Рен и Инквизитория

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бэйз Мальбус, Бэйл Органа, Кайло Рен, Армитидж Хакс, BB-8, Финн.

— Я оценил. Просто теперь боюсь представлять программу-максимум: горы трупов и все в огне?
— Горы трупов в огне и вид на залив.
Cassian Andor & Jyn Erso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Datapad » Хребет Звёздочки


Хребет Звёздочки

Сообщений 1 страница 19 из 19

1

http://nerdist.com/wp-content/uploads/2016/04/rone-12.gif

раз-два - джинни заберет тебя
три-четыре - запирайте дверь в кантине
пять-шесть - у джинни нашей бластер есть
семь-восемь - джинни к папе хочет в гости
девять-десять, раз-два-три - звездочка гори

Отредактировано Jyn Erso (2017-03-12 23:10:44)

+2

2

потому что все имеют право на личную жизнь

http://s23.postimg.org/m7w1fg4iz/image.jpg
https://media.giphy.com/media/ESImXMGg33i4E/giphy.gif
http://24.media.tumblr.com/e852002f359bc9258339de73f05474f7/tumblr_miad8qzAXm1qm662mo1_500.gif

и прост

http://25.media.tumblr.com/tumblr_m0e5czpiCx1qzj97ao1_500.gif
http://media.tumblr.com/tumblr_meh2jykWip1rt8qgo.gif
http://images5.fanpop.com/image/photos/28700000/LIKE-CRAZY-like-crazy-28766074-500-228.gif
https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/originals/00/3a/66/003a66067ce6e82ddd26214ff54bc26c.gif
https://2.bp.blogspot.com/-VqwlEcb6ykk/VwZtAy0jtqI/AAAAAAAATjs/l6lhVU0Q0FcaFWjYDcDU48Q_A0mG68c1Q/s1600/giphy.gif

Отредактировано Jyn Erso (2017-03-12 23:23:42)

0

3

http://cdn.fansided.com/wp-content/blogs.dir/319/files/2016/10/R1-FT-Jyn-wakes-up-in-jail.gif

0

4

зарисовка странного

Если закрыть глаза, становится легче. Помещение не кружится, не двоится, не пытается поставить с ног на голову.

Поэтому Джин пристально, не отводя взгляда, смотрит на слепящие белизной лампы - почти софиты. Они мерцают, и от этого слезятся глаза. Мутит.

Если смотреть долго-долго, может быть, она сможет пойти с ума? Или отключиться?

Все лучше, чем слышать этот голос. Голос говорит об одном и том же.

Я не хочу тебе вредить, Джин.
Я не хочу, чтобы тебе было больно.
Я друг твоих родителей, а ты так похожа на Лиру, Звёздочка.
Я. Я. Я.

- Я Орсон Кренник, - говорит он, словно хоть кто-то здесь нуждается в представлении. - Я хочу с тобой поговорить, Джин. И я хочу, чтобы ты отвечала.
Он говорит постоянно Я. Постоянно.
Дробью выстукивает в висках, бьёт с пульсом и кажется, что не осталось других звуков. Букв. Слов.
- Я не знаю, - говорит Джин, когда звучит первый вопрос.
- Я не понимаю, о чем вы, - говорит Джин.
- Я не знаю, кто такая Джин Эрсо. Я Лианна. Лианна Халик. Кто такая Джин?
Директор посмеивается, щурит глаза, от этого появляются мелкие морщинки. Пока что Джин видит их.

Конечно, - читается в его взгляде. - Конечно, Лианна Халик. Кто такая Джин - и где она живёт?

Он говорит много. Говорит, что у нее глаза матери, а скулы совсем как у отца. Кстати, Джин, о твоём отце. Где он?

- Он мой близкий друг, Джин. Хороший, старый друг, - Орсон (в самом деле, Звёздочка, мы почти родственники, оставим условности) вытягивает ноги, откидываясь на спинку кресла, барабанит пальцами по подлокотнику. Не нетерпеливо - нет. Выстукивает одному ему известный ритм, а Джин кажется, что он вдалбливается ей в виски. - И он, представляешь, исчез. А я так волнуюсь за твоего отца, Звёздочка. Разве ты не хочешь мне помочь?
Джин висит так уже два с половиной часа. Он словно не торопится. Словно не один из гениальнейших учёных сбежал, оставив Империю и ее шавок с носом.

Джин пытается щуриться, скалить зубы в ухмылке, но получается плохо. Два с половиной часа - руки затекают, опухают, кровь почти перестает циркулировать. Хочется пить.
И голос. Ровный, спокойный. В чем-то даже приятный. Джин нравится такой тембр, ей нравится, когда мужчина улыбается, а от его глаз разбегаются мелкие морщинки.
Но голос ввинчивается в сознание, а она ведь совсем не герой. Совсем.

- Я не хотел делать тебе больно, Джин, - Орсон щурится по-прежнему, подойдя к ней, легонько гладит по щеке. - Очень не хотел, Звёздочка. Глаза у тебя и правда, как у Лиры. Она была красивой.
Морщинки она видит, даже запрокинув голову и разглядывая слепящие белизной лампы-софиты.
Она слишком часто видела это лицо в кошмарах, чтобы забыть его сейчас.

Потом Орсон (Звёздочка, к чему условности) гладит ее по щеке снова, и Джин чует солено-металлический запах и чувствует, как по коже размазывают кровь. Приходится низко-низко опустить голову, и тогда видно, как по полу стучит темно-алая, в таком свете почти черная капель.
Если запрокинуть голову и посмотреть на свет, может быть, можно ослепнуть?

Отредактировано Jyn Erso (2017-04-29 21:23:15)

+3

5

Jyn Erso

Аыыыыааааа

Нам нужен Кренник, очень нужен!
Кстати, прошу извинить, я не буду много во флуде.
Мы качественно упоролись с Кренником в вк.

0

6

Lingwe Ren
я очень хочу Кренничку, о да х) мне надо чесать об кого-то кинки

0

7

драбблик. капелька Галена Эрсо

война
окончена. Кто победил — не помню.

День, три, сорок — в конце концов, счёт им теряется. В конце концов, все сливаются в один, и отличить их можно… нельзя.

Двенадцать лет — это сто двадцать пять месяцев и пять недель. Это восемьсот восемьдесят недель. Это очень, очень много дней. Что-то около четырёх тысяч с половиной.

Все эти дни идут как один, фиксируются в памяти по незначительным мелочам. Фиксируются новыми шрамами, ссадинами, синяками. Джин всегда знает, какое сегодня число. И когда её — именно её, а не Танити Понту, Лиану Халлик или Эйвери Брок, — спрашивают, когда она последний раз видела своего отца, Джин говорит, что, так, дайте-ка подумать — два, десять, сорок… Да, точно. Как же я могла забыть. Примерно четыре тысячи и четыре сотни дней назад. Плюс-минус двадцать, я не помню, какой тогда был месяц. Седьмой или восьмой — как-то так. Подождите, мне надо посмотреть в датападе. Там наверняка есть.

— Как — нет? Удивительно. С ума сойти! — она смеется, щуря глаза, и устраивается настолько удобно, насколько позволяет ситуация. Увы, ситуация почти не позволяет — тому, кто найдет удобное положение, болтаясь под потолком, она обязательно пожмет руку. Вероятно, мысленно — как-никак, болтается она, прицепленная за руки. Здесь особо не разойдешься.

Гиблая, зачуханная планетка, на которой нет даже приличного архива, но, хатты задерите этих ублюдков, здесь слишком много штурмовиков. Стреляют они неважно, но их много, и если с двумя-тремя Джин ещё может разойтись относительно мирно (то есть её руки остаются при ней же), то когда их больше — это немного сложнее.

Штурмовики — это еще полбеды. Честное слово.

Забавно, но её даже оставляют в живых. Империя не любит, когда её пытаются обмануть, и Гален Эрсо, несомненно, будет найден. А любимая дочь, потерявшаяся еще где-то на Ла’му, может стать весьма существенным аргументом.

Не помню я, чем кончилась война,
и сколько лет тебе сейчас, не помню

Её определяют в одиночную камеру, а директор Кренник, видимо, считает своим личным долгом навещать дочь «старого доброго Галена». Здесь уже очень трудно не сбиться со счёту, но пока что это получается. День, когда её ловят, на этот раз окончательно, становится новой точкой отсчёта.

Вскоре устанавливается закономерность — Орсон приходит в среднем один раз в три дня, даже сообщает Джин дату и время, появляясь в дверях.

Это немного — самую малость — помогает не свихнуться от одиночества и скуки. Джин думает, что Кренниу бы очень подошла оторванная к хаттам голова, но у неё нет даже ремня, чтобы попытаться его хотя бы задушить. А сил не хватит.

Орсон, в конце концов, не совсем идиот, о чём ему и сообщают — а потом приходится пару часов сидеть, низко-низко опустив голову, потому что в висках противно стучит, кровь задорной капелью бьётся об пол, а на скуле наливается синяк. Рука у директора тяжелая, но «Что поделать, Звёздочка, ты сама напросилась».

В идеале бы ей напроситься окончательно и подохнуть уже, но кто же знал, что это окажется настолько трудно. Раньше судьба с завидным постоянством предоставляла возможность убиться обо что-нибудь или кого-нибудь.

Надо же, в самом-то деле, какая незадача.

Лишь боги знают, свидимся ли снова.

В целом, всё терпимо. Раз в три дня появляется Кренник. После трёх таких встреч иногда Джин даже покидает пределы камеры, а когда появляется там снова, отключается буквально в дверях, с трудом заставляя себя доползти до койки. Директор Кренник — тот ещё ублюдок, и он об этом наверняка прекрасно знает.

День, три, сорок. Спустя месяц и одну неделю Галена находят, отбивают обратно и доставляют в привычную среду обитания. Об этом Джин сообщает Кренник, появляясь раньше обычного, и около минуты в камере царит неразбавленная в своей тяжести тишина.

Четыре тысячи четыреста сорок дней — плюс-минус двадцать, как Джин не видит отца. Около трёх тысяч — как она предпочитает считать, что он умер. Так… легче. Проще. Безопаснее. Быть дочерью Галена Эрсо опасно, с какой стороны ни смотри.

И оглушающая, вязкая тишина исчезает, сменяясь обычным, пусть и неловким молчанием, когда Джин утыкается носом в шею отца, закрыв глаза, а он крепко обнимает её за плечи.

«Звёздочка»

И все-таки ведущая домой
дорога оказалась слишком длинной

+1

8

https://pp.userapi.com/c639418/v639418539/1e80e/jMTzUw5p9BI.jpg
Не уходи смиренно в сумрак вечной тьмы,
Пусть тлеет бесконечность в яростном закате.
Пылает гнев на то, как гаснет смертный мир,
Пусть мудрецы твердят, что прав лишь тьмы покой.
И не разжечь уж тлеющий костёр.
Не уходи смиренно в сумрак вечной тьмы,
Пылает гнев на то, как гаснет смертный мир
Не гасни, уходя во мрак ночной.
Пусть вспыхнет старость заревом заката.
Встань против тьмы, сдавившей свет земной.
Мудрец твердит: ночь — праведный покой,
Не став при жизни молнией крылатой.
Не гасни, уходя во мрак ночной.
Глупец, побитый штормовой волной,
Как в тихой бухте — рад, что в смерть упрятан...
Встань против тьмы, сдавившей свет земной.
Подлец, желавший солнце скрыть стеной,
Скулит, когда приходит ночь расплаты.
Не гасни, уходя во мрак ночной.
Слепец прозреет в миг последний свой:
Ведь были звёзды-радуги когда-то...
Встань против тьмы, сдавившей свет земной.
Отец, ты — перед чёрной крутизной.
От слёз всё в мире солоно и свято.
Не гасни, уходя во мрак ночной.
Встань против тьмы, сдавившей свет земной.

Отредактировано Jyn Erso (2017-05-19 16:25:53)

+2

9

https://68.media.tumblr.com/fc4b9c401ec33f40c200189ee476e9fa/tumblr_oml2acAQUw1w4af6ko1_500.gif
https://68.media.tumblr.com/f402261f3fab84f26569394ac61fbeaa/tumblr_obbx8xkk1E1vc3140o1_500.gif

Отредактировано Jyn Erso (2017-05-22 23:41:54)

+1

10

https://static1.squarespace.com/static/52d83f6de4b08b2940f70d91/57dafaeab8a79b92da7b1c37/5814f6ccb3db2b4001e8d949/1477768945163/new+asrtspainsoflove+19frames.gif?format=750w

https://static1.squarespace.com/static/52d83f6de4b08b2940f70d91/551c3f16e4b0cf5ef589f368/551c3f89e4b0d5e6433d237c/1427914634680/starrynight.jpg?format=750w

https://static1.squarespace.com/static/52d83f6de4b08b2940f70d91/52d87de3e4b07ce988e10d1c/52d87ec8e4b034761cc2bec9/1389919946389/tumblr_muvoikFzwr1qg5p8bo2_1280.jpg?format=750w

0

11

https://s-media-cache-ak0.pinimg.com/736x/53/65/ee/5365ee869dbba0ae3d2c5c6468e31fae.jpg

0

12

простыночка про дарк!Джин, чтоб не терять во флуде

То есть сразу после того, как Со оставляет ее. У Джин есть два главных предательства в жизни — это предательство отца (да, он ее бросил, в моем хэдканоне ребенок это воспринимает именно как предательство) и предательство Со (Джин догадывается, почему это было сделано, но для нее это все равно предательство. Потому что всегда можно найти другие пути). После этого она переключается в режим не только ненависти к Империи, но и ненависти к Восстанию. Это не мешает ей работать и на тех, и на других, коли придется, но обе фракции она по крайней мере сильно недолюбливает.
И в общем. Если в этот отрезок времени после предательства Со — а чем раньше даже, тем лучше, — Джин попадает в руки Империи, у нее есть все шансы переключиться из режима ненависти в режим "а вы не такие уж и плохие". Да, Империя убила ее маму, забрала ее отца. Но вот он отец — рядом. То есть его вернули. И вот он даже работает на Империю и единственное, о чем грустит, это о потере дочери. И вот Империя возвращает ему дочь. И вернула бы их друг другу раньше, если бы не проклятое Восстание. И! И в Восстании от нее отвернулись. Предали. А она больше ничего не умеет. Она умеет быть террористом. Умеет красть, взламывать, убивать, умеет сбегать из тюрем. И те люди, которые так долго ее окружали, тоже умеют в основном то же самое. Кто-то лучше, кто-то хуже. Кто-то еще чинит технику и дроидов. Но и все. А здесь вот возможна жизнь без убийств, без всего этого дерьма. То есть Джин спокойно относится к необходимости убивать — лет в двадцать. Сразу после предательства Со — едва ли. Она знает, что это иногда необходимо, и она наверняка уже убивала, но. Но 16 лет — это такой возраст, когда некоторые вещи переосмысливаются очень легко, надо просто подтолкнуть и наставлять.
Здесь просто, в моем видении, получается так, что с одной стороны, и Империя, и Восстание сделали ей плохо. Но Империя хотя бы частично возмещает утраченное — возвращает ей отца, которого она очень сильно любит, что бы там кому ни говорила. И дает хоть какую-то опору, плечо, которое поддержит — а после такой подставы от Со, который просто бросает ее и все, и у нее есть все шансы бесславно подохнуть, это очень важно. Плюс, думаю, здесь очень сильно может сработать противопоставление — мы не такие, как эти имперские ублюдки. А нет, оказывается, такие и даже хуже — потому что бросаете своих, потому что предаете собственные же слова и идеалы, потому что идете самым легким путем. Проще избавиться от причины проблемы, чем попытаться ее решить — проще выкинуть человека, чем попытаться изменить отношение к нему.
Тогда как Империя здесь. Рядом. Подставляет плечо, возвращает отца, дает шанс на нормальную жизнь. Условно нормальную, разумеется, ведь добропорядочным гражданским Джин стать просто не сможет. Но. Но если тебя любят, если о тебе заботятся, если тебе вернули хотя бы часть семьи — почему бы и не ответить благодарностью?

0

13

Это не то что бы прям дарк!Джин. Но что-то около того.

Вот — я,
весь
боль и ушиб.
Вам завещаю я сад фруктовый
моей великой души.

http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДо ближайшего поселения — городом это назвать очень трудно, даже если сделать тысячу и одно допущение и не забыть про всевозможные скидки, — примерно семьдесят три тысячи четыреста двадцать шагов. Примерно. Это около пятидесяти километров. Точнее даже пятьдесят один. Джин знает длину среднего своего шага — никогда не знаешь, когда окажешься без измерительных приборов, а замерить расстояние надо.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngНеточно — но почему бы не пользовать то, что имеешь?
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngСчитать шаги Джин начинает спустя пару часов. На весь путь она тратит примерно шестьдесят часов. Можно идти быстрее, но тогда быстрее же выдохнешься.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngИ подохнешь где-нибудь на полпути, а еще хуже — подохнешь, не дойдя до спасения пары километров.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngИ это будет так же обидно, как смешно.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngПоэтому Джин экономно расходует воду, милостиво оставленную ей Со, и думает, что, если что, у нее хватит заряда бластера, чтобы застрелиться.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngСо оставляет ей немного воды, бластер и твердое ощущение, что её вываляли в грязи и поплевали сверху.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngВоды на самом деле немного — глотков десять? — но этого даже достаточно. Это даже хорошо. Это не дает сидеть на месте и жалеть себя, а заставляет идти вперед. Совершенная пустыня, только без песка. Под ногами сухая, потрескавшаяся на солнце земля, никакой растительности. Иногда встречаются ущелья, и Джин ночует в них. Вернее, спит она днем. Идти по такой жаре сложно — и даже опасно.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин спит в ущельях; сон не приносит отдыха, но дает видимость сил. Джин умеет спать всегда и везде, потому что каждый в их ячейке знает, как полезно это умение.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngИдти ночью легче. Вечером и утром тяжелее, но все равно легче, чем в самую жару. В самую жару Джин спит и во сне совершенно точно пытается зарыться в землю.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngТам хотя бы прохладно.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДесять глотков на шестьдесят часов.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngВ целом, не так уж и плохо.
***
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин обходит поселение стороной и ждет ночи. Ночью проще достать немного еды и воды; вода затхлая, еда — несколько кусков жесткого вяленого мяса — соленая, но это еда и это вода. Выбирать не приходится.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЕй, в конце концов, удается даже умыться и сполоснуть рот. Теперь бы еще помыться и сменить одежду, но Джин совершенно плевать, как она выглядит и как она пахнет. Она все еще жива, ее все еще не посещают мысли о том, чтобы закончить жизнь самоубийством, и зарядов у бластера хватит, чтобы в случае опасности защититься.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngИли убить кого-нибудь, если придется, даже если он не будет угрожать ее жизни.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЭто Джин умеет тоже, как и спать в любом месте и в любое время.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngПолезный навык, как ни посмотри.
***
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngСпустя несколько дней, посредством ночных вылазок раздобыв еды и воды и даже какое-то подобие карты, Джин идет дальше. Она обходит поселение стороной, отвратительно сильно хочет нормально поспать и помыться, и все свои мысли посвящает физическим неудобствам и лишениям.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЭто лучше — и проще, намного проще, — чем думать о чем-то более возвышенном.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngНапример, о том, что Со — ублюдок.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин совсем не думает об этом. Вот совсем. Честное слово.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngОна, говоря откровенно, понятия не имеет, откуда у нее берутся силы, чтобы переставлять ноги и заставлять себя не думать о путях более легких.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЛегкие пути — это не для нее.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЕсли бы она выбирала легкие пути, то, честное слово, можно было бы застрелиться сразу же, как поняла, что Геррера ее предал.
***
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngОна даже выбирается с этой несчастной планетки. Находит поселение побольше, где есть подобие космопорта, и сбегает с первым же рейсом. Ловкость рук, немного магии, заключающейся в том, чтобы вовремя переключить внимание с себя на того подозрительного ублюдка, и она даже умудряется выбить себе койко-место. Условное койко-место, но это ерунда. Главное, что она даже добирается до подобия душа, нормальной еды и воды. После этого она пытается проблеваться примерно полчаса, в конце концов блевать становится просто нечем.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngМожет быть, это даже хорошо.
***
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngПервый заказ она выполняет быстро и без особых проблем. Второй — тоже. Попадается на третьем. И попадается крайне неудачно — кто же знал, о Сила, если ты есть, что именно в этот день директор Кренник решит навестить архив, в который она собирается пробраться. Это даже забавно — её ловят до того, как она начинает операцию по извлечению нужной ей — точнее заказчику — информации. Её ловят на этапе осмотра местности, и это даже смешно.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин говорит себе, что это правда очень смешно. Очень забавно. Она даже смеется, пока приклад бластерной винтовки не врезается ей в живот.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngШтурмовик, которому принадлежит эта винтовка, хмуро смотрит и осуждающе молчит. Джин, по правде говоря, не имеет ни малейшего понятия, как он там смотрит и отчего молчит, но она пытается приписать ему хоть какие-то эмоции. Так проще. Так легче. Так не настолько страшно.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngПервый час она даже ждет, что кто-нибудь за ней придет. Кто-нибудь. Ведь своих не бросают.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЧас спустя приходит осознание, что пора бы уже выбросить это из головы. Это никакая не ошибка — её и в самом деле оставили. Бросили. Предали.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин думает, что Империя хотя бы не врет. По ней сразу понятно, что шаг влево карается расстрелом, а шаг вправо — возможностью огрести. Очень такой возможной возможностью.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин, разумеется, узнает Кренника. Она слишком часто видит это лицо в своих кошмарах, чтобы забыть.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngУ Джин нет денег, крыши над головой и сил. Совершенно никаких сил на то, чтобы врать, изворачиваться, пытаться сбежать. Нет причин, чтобы искать эти силы.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.png«Меня предали, — думает она, качая ногой, смотрит в лицо директора Кренника и щурит глаза. — Баш на баш»
http://s3.uploads.ru/iBUMb.png— Я, разумеется, узнал тебя, — директор Кренник смотрит на неё, и Джин пытается не рассмеяться. Особенно когда он договаривает: — Ребенок.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЭто, наверное, просто нервы. Истерика.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngПотому что впервые за прошедшее время появляется возможность с головой окунуться в размышления и воспоминания. И принять, наконец, то, что её предали. Что тот, кого она считала вторым отцом, бросил её. Наверное, это характерно для всех отцов. У Джин недостаточно данных, чтобы составить хотя бы подобие статистики, ведь говорят, что два раза — это совпадение, для закономерности нужен ещё кто-то третий, — но она совершенно точно не хочет этим заниматься.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЛегкие пути — не всегда самые короткие. Наверное, этот путь мог бы стать исключением. Но вот жалость — бластер и вибронож у неё забирают еще до того, как усадить в крайне неудобное кресло, сковав по рукам и ногам.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин щурится, облизывает губы, кончиком языка проходясь по вспухшей ссадине, и истерично, нервно смеётся.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngБаш на баш. Предательство на предательство. Если не держатся за неё — почему она должна держаться за них?
***
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngСемь шагов вдоль одной стены, пять — вдоль другой. Итого площадь одиночной камеры что-то около десяти квадратных метров. Наверное, это даже много. Но здесь есть койка, на которой можно вытянуться во весь рост, и этого Джин достаточно.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngУдивительно, как мало надо, когда терять уже особо нечего.
***
http://s3.uploads.ru/iBUMb.png— Вынужденная мера, — говорит директор Кренник, когда дверь отъезжает в сторону и он появляется на пороге камеры, и, сделав два шага — всего-то три на семь — кладет рядом с Джин плед. Он мягкий. Наверняка теплый. Джин понимает это и так, просто посмотрев. Но проверяет — глянув на Кренника, заворачивается в плед, переводит дыхание. Прикрывает глаза. — Через пару часов мы прибудем на базу. Твой отец будет рад. Звёздочка.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин не открывает глаза, только кивает; она совсем не хочет двигаться, даже думать. Ей кажется, что отец вовсе не будет рад. Ей кажется, что не очень правильно было сдавать пароли и явки ячейки Со Герреры.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngОна не открывает глаза, только кивает. И мысли о невыносимой легкости путей отступают, когда ей кажется, что чужая рука касается её волос.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngПлед и правда мягкий и теплый. Джин засыпает, но сквозь сон ей по-прежнему чудится касание незнакомой руки.
***
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngПервая встреча после семи лет разлуки проходит неровно. Нервно. Скомкано. Даже неловко. Джин ищет в Галене знакомые черты — и находит. Он не очень сильно изменился, только постарел. Но она узнает его. Она знает, кто перед ней. И бесстрашно делает шаг вперед, навстречу, смыкает руки на его шее и утыкается носом куда-то в ключицу.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngТак проще. Проще, чем думать, почему он не сделал первый шаг. Почему его руки не сразу сжимаются на ее талии.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngСемь лет. Она уже не девочка девяти лет. Джин прикрывает глаза, сминает пальцами ткань рубашки отца; прерывисто выдыхает и впивается короткими ногтями. Под ногтями грязь, рубашка у отца белая, но вряд ли это кого-то волнует.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин выдыхает спокойнее, когда Гален гладит ее по спине и голове, обнимает крепче сам.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngТак смешно. Смешно, что Империя возвращает утраченное. Смешно, что лицо этой Империи — директор Кренник. Дядя Орсон.
***
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngОт её спальни до лаборатории отца около тысячи шагов. Точнее — тысяча сорок шесть. От её спальни до кабинета директора Кренника — больше. Тысяча двести семь. Директор предпочитает держать Галена под рукой. Джин этому ничуть не удивляется.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЗа прошедшие два года она сама привыкает быть под рукой.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЯчейка Со Герреры — не единственная. Точнее сказать, ячейка Со Герреры не была единственной, она была одной из многих.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngЯчейки Со Герреры, как и самого Со, нет уже два года.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин блокирует датапад, отсчитывая тысяча двести седьмой шаг. Коротко постучав, заходит в кабинет директора Кренника. Привычным взглядом окидывает помещение, проходит к широкому столу и устраивается в кресле для посетителей — так же привычно. Трет переносицу, собираясь с мыслями, включает датапад, выбирает одну из заметок. Почти не смотрит в список — он нужен ей скорее, чтобы не записывать все по нескольку раз. Джин — это твердая рука, острый ум и отличная память.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДиректор Кренник, разумеется, умеет грамотно распоряжаться ресурсами.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДжин понимает, почему дядя Орсон — Орсон, просто Орсон, Звёздочка, — предпочитает держать её отца под рукой.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngГлянув мельком на планшетку, Джин поднимает взгляд на директора.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.png— Это касается моего отца и пилота грузового шаттла Бодхи Рука, — говорит она, переплетя пальцы и даже на мгновение не теряя уверенность в том, что поступает она верно. Она любит своего отца и хочет уберечь его от ошибок. И сейчас она точно знает, как будет лучше для всех.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДля него.
http://s3.uploads.ru/iBUMb.pngДля них.

Отредактировано Jyn Erso (2017-06-30 15:32:59)

+3

14

спасибо Кассиану за вдохновение

апд. косячное

Базовые числа

1. Один. Одна.
2. Два предательства. Сначала отец, потом Со Геррера. Оба вынужденные, но это не оправдание.
3. Три постоянных имени, к каждому из которых прилагается вполне самостоятельная личность. «Джин Эрсо» среди них нет с 13 BBY. Три года, как никто не называет ее даже «Джин».
4. Четыре раза попадает в руки имперцев. Четыре раза сбегает. Два из них — под именем Лианы Халлик. Лучше поменять.
5. Пятый год BBY. Со Геррера оставляет ей бластер и вибронож, обещая забрать на рассвете. Примерно через пару недель Джин бросает попытки дождаться этого самого рассвета раз и навсегда. Рассветы других планет ничем не отличаются от рассвета на Ла’му. Или — наоборот?
6. Шесть часов — самое долгое время, которое ей удавалось проспать за последние лет восемь. Не много, не мало — в самый раз.
7. Семьдесят сантиметров — длина ее среднего шага. Джин всегда считает шаги, особо не обращая на это внимания, — на всякий случай. Иногда надо знать, сколько ты прошел и сколько бежать обратно. На пройденном расстоянии делает зарубки в памяти по шагам. Вспомнит, что было на десятом, сорок седьмом и сто тридцать первом.
8. Восемь раз работала на Империю. Список наверняка пополнится — лишь бы платили.
9. Девять лет — точка перелома, после которой все идет на перекосяк. Точка отсчета, к которой Джин иногда мечтает вернуться — тогда, может быть, она бы могла пойти с отцом.
0. Ноль людей, которым можно доверять. Саму себя за человека не особо-то и считает.

Базовые числа

1. Один. Одна.
2. Два предательства. Сначала отец, потом Со Геррера. Оба вынужденные, но это не оправдание.
3. Три постоянных имени, к каждому из которых прилагается вполне самостоятельная личность. «Джин Эрсо» среди них нет с 13 BBY. Три года, как никто не называет ее даже «Джин».
4. Четыре раза попадает в руки имперцев. Четыре раза сбегает. Два из них — под именем Лианы Халлик. Лучше поменять.
5. Пятьдесят километров. Именно столько отделяет Джин от ощущения брошенности до понимания, что полагаться можно только на себя. На себя, бластер и вибронож.
6. Шесть часов — самое долгое время, которое ей удавалось проспать за последние лет восемь. Не много, не мало — в самый раз.
7. Семьдесят сантиметров — длина ее среднего шага. Джин всегда считает шаги, особо не обращая на это внимания, — на всякий случай. Иногда надо знать, сколько ты прошел и сколько бежать обратно. На пройденном расстоянии делает зарубки в памяти по шагам. Вспомнит, что было на десятом, сорок седьмом и сто тридцать первом.
8. Восьмой год BBY. Со Геррера оставляет ей бластер и вибронож, обещая забрать на рассвете. Примерно через пару недель Джин бросает попытки дождаться этого самого рассвета раз и навсегда. Рассветы других планет ничем не отличаются от рассвета на Ла’му. Или — наоборот?
9. Девять лет — точка перелома, после которой все идет на перекосяк. Точка отсчета, к которой Джин иногда мечтает вернуться — тогда, может быть, она бы могла пойти с отцом.
0. Ноль людей, которым можно доверять. Саму себя за человека не особо-то и считает.

Отредактировано Jyn Erso (2017-07-06 22:16:11)

+4

15

итак, как Джин отжимать куртку ходила
посвящается Han Solo и Cassian Andor
за авторством меня любимой не пинайте

или пинайте

http://s4.uploads.ru/AYJX5.png

+2

16

а это посвящается всем тем. кто хочет уполхти
Холодильник - спасает от ядерных взрывов. Проверено И. Дж.
http://s0.uploads.ru/24S0M.png

+3

17

продолжаем, ага. на очереди агит-плакат

http://s7.uploads.ru/rGZkB.png

+1

18

так, ладно.
я кому-то обещала, кому, не помню, поэтому вот.
лежит бессрочно, такш.
Переработка сказок Шарля Перро при переводе (на примере сюжета "Красная Шапочка")
апд. фактологическая ошибка намба ван: "Дым и зеркала" - не сборник интерпретаций сказок

Отредактировано Jyn Erso (2017-09-27 21:08:30)

+1

19

https://nypdecider.files.wordpress.com/2015/10/northanger-abbey3.gif

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Datapad » Хребет Звёздочки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC