Star Wars Medley

Объявление

01.10.2018 Обратите внимание
на обновление мастер-таймлайна 34 ПБЯ действиями Новой Республики.

03.09.2018 Nota Bene о небольшом дополнении матчасти про Орден Рен.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Гарм Иблис, Бейл Органа, Орсон Кренник
Фазма, Фазма, Фазма, пожалуйста

Если за полтора часа до полуночи
человек сидит у тебя под дверью,
значит это действительно важно.
Даже если это автограф.
Luke Skywalker

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Незавершенные эпизоды » Us and Them [08.V.34 ABY]


Us and Them [08.V.34 ABY]

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

https://mir-s3-cdn-cf.behance.net/project_modules/disp/514ee955834477.56099b2c15d2b.jpg

Armitage Hux, Kylo Ren, Rey, Phasma, NPC

Время: 08.V.34 ABY
Место: Сектор Чоммел, Набу, Тид
Описание:
should we shout should we scream
"what happened to the post war dream?"

После уничтожения Хосниана и разгрома базы Сопротивления на ДиКуаре Галактика снова замерла на грани новой, масштабной войны, которая вдруг оказывается невыгодна даже ее зачинщикам. Набу выбрана местом проведения переговоров между Первым Орденом и Сопротивлением, и кто-то видит в этом символ, кто-то — дурной знак.
Правы и те, и другие.
Правы те, кто считает, что это не может закончиться добром, и правы те, кто отчаянно надеется, что удастся избежать новой всегалактической войны.
Не только Сопротивление живет надеждами.

+1

2

В такой одежде было непривычно. Не спасала даже жесткая, тугая стойка воротника и привычный неброский черный цвет, гладкий и глубокий, разбавленный сегодня тревожным алым подбоем просторного плаща — как говорят, в цветах Первого Ордена. В цветах Рыцарей Рен — мысленно поправлял он.  В цветах Старой Империи — эхом откликалось сознание, но Кайло старался не думать лишний раз о том, кого они на самом деле пытаются напомнить набуанцам, на кого силятся походить, ведь для полного сходства ему оставалось надеть шлем и так явиться пред светлые очи королевы Вараяни. Орме Наберрие в миру, внучки Пуджи Наберрие, серого кардинала этой планеты и всей системы Чоммел, все еще хранящей в памяти пресветлый образ ее почившей родственницы. От подобной демонстрации набуанцев спасал их собственный дипломатический протокол: открытое лицо и руки — и если без перчаток было почти неуютно, то без забрала шлема и искажающего все цвета тонированного стекла дышалось почти свободнее в душном, влажном воздухе тидского лета.
Шлем так и остался лежать где-то в дебрях ДиКуара, даром, что на Старкиллере не сгорел.
Он забыл его, когда фактически вытащил с того света девчонку Рей с Джакку, и было достаточно вспомнить те ощущения, чтобы перед глазами все начинало плыть и двоиться, а в груди, у солнечного сплетения, стягивался тугой, горячий узел возникшей тогда невидимой связи.
Кайло обернулся, бросив на нее раздраженный взгляд — к Рей предусмотрительно приставили пару гвардейских штурмовиков, и это несмотря на несколько фунтов энергокандалов, ловко спрятанных под просторной одеждой в набуанском стиле. Генерал Хакс настоял и на кандалах, и на охране, и было трудно его за это винить, в конце концов, именно ей отчасти он обязан утратой Старкиллера и тем, что им сейчас придется врать и унижаться перед его родней. Его. Родней. Кайло не знал, какая мысль заставляет его больше злиться и давить в себе бессильную ярость, отказывать себе в удовольствии хоть на ком-то сорваться за то, что Сноук с чего-то решил, что это прекрасная, восхитительная идея — продемонстрировать королеве Набу и ее советникам, сплошь состоящим из представителей клана Наберрие, с кем они состоят в родстве и кого может родить на свет мирная зеленая планета.
Он бы еще Шива Палпатина им припомнил, честное слово.
А энергокандалы Кайло отчасти считал лишним — в слово Рей он вопреки здравому смыслу верил, как верят в слово блаженных и святых, помнил ее лицо и глаза, когда она клялась и била себя в грудь за то, чтобы По Дэмерону разрешили уйти, но сильнее прочего тогда резонировали в голове у него треклятые узы: искренностью и одновременно ненавистью за то, что он ей не оставил выбора. Сейчас Кайло очень хотелось потянуться к ней и напомнить еще раз о данном ему обещании, но любая мысль наткнулась бы на стену молчания из-за энергокандалов.
Шаттл мягко толкнулся о посадочную площадку, длинные темные линии от крыльев на миг расчертили пространство, в которое ворвался золотой предвечерний свет. Пилот отрапортовал об успешной посадке и о согласовании допуска в королевский дворец, отметив, что это займет некоторое время, покуда будут улажены все мелкие формальности — впору застонать от нетерпения. Набуанским дипломатическим протоколом пугали всех переговорщиков в Первом Ордене, но Кайло эта роль была настолько непривычна, что даже вид спокойно державшегося, почти расслабленного генерала Хакса вызывал желание что-ниубдь разбить. Желательно его слишком самодовольное лицо.
— Во дворец Тида нельзя с оружием, вы знаете, генерал? — Кайло одними глазами указал на штурмовиков, охраняющих Рей. Что-то подсказывало, что для них никто не станет делать исключение, а настаивать на этом — нарушать пресловутый протокол. — Охрану придется оставить здесь, иначе мы таким образом выразим недоверие к хозяевам этого места.
Которым Кайло не собирался доверять. Только полный дурак станет верить тем, кто всегда стремится к нейтралитету и ревностно свой нейтралитет охраняет. Интересно, готовы ли они за него терять или умирать...
Кайло нервно сжал и разжал ладонь, правую, привыкшую к гарде меча. Меч они у него точно не отберут. Просто не посмеют.
Заглянул первый пилот — можно.
Кайло первым поднялся и поспешил покинуть командирский шаттл.

+2

3

Набу был прекрасен. Вопреки домыслам окружающих, считавших Хакса кем-то вроде хладнокровного робота, запрограммированного ценить лишь идеальные отполированные линии высокотехнологичных объектов, созданных инженерами и архитекторами, он искренне  интересовался окружающим его миром, был способен восхититься красивым закатом, синевой морских волн, пышной зеленью тропических лесов. И пусть суша на Набу занимала едва ли не крошечный клочок, но она заслуживала внимания и восторгов.
Впрочем, долго любоваться видами не вышло — их шаттл проскользил хищной птицей над изумрудными холмами и шустро совершил посадку на космодроме близ королевского дворца. Хакс выслушал сообщение пилота и покосился на Кайло, на сей раз оставшегося без своего драгоценного шлема. Тот казался слегка нервничающим и раздраженным, но генерал уже давно привык к замашкам своего "товарища" и не особо удивился. Сейчас больше беспокоил тот факт, что эти самые замашки Рен может преподнести на блюдечке тем, с кем у них аудиенция, а Хакс ничего не сможет этим поделать. Ощущение угнетающей беспомощности, регулярно накатывающее душной волной  в моменты общения с этим воплощением хаоса, называющим себя магистром Ордена Рен, вновь охватило генерала, и он стиснул зубы, приказывая себе сосредоточиться на деле.
— Я прекрасно знаю все порядки и обычаи местных, магистр. Вам не стоит тревожиться по моему поводу, — прохладным ровным тоном проинформировал он Кайло, явно намекая на то, что тревожиться стоило бы о кое-ком другом. — Магистр, подождите, — Хакс чуть повысил голос, привлекая внимание Рена, уже было собравшегося покинуть шаттл.
— Оставьте нас, — распорядился безэмоционально генерал, обращаясь по-большей части к капитану Фазме, лучше всех понимающей цели и намерения своего командира. Повернувшись к собеседнику, наверняка не слишком жаждущему беседовать тет-а-тет, генерал слегка поморщился и медленно стянул с рук перчатки, бросив их на еще теплое кресло.
— Сейчас вы меня спокойно выслушаете, после чего кивнете, и мы продолжим наш путь. Учтите, что я руководствуюсь интересами Ордена, магистр, в связи с чем призываю вас быть благоразумным. Во-первых, мы снимем с вашей маленькой подружки кандалы. Нет, не спешите рассказывать мне о том, что это меры предосторожности, что я их сам обычно одобряю. В данный момент их вид может создать о нас превратное впечатление. Притащить с собой во дворец пленницу... Не лучшим образом это представит наши мирные цели, как вы думаете? Представим её вашей верной ученицей. О том, чтобы девица не создала проблем я уже позаботился, — генерал не стал уточнять, но был уверен, что Кайло и сам догадается о сути предпринятых мер. Всё же не дурак. — Вторым пунктом нашего разговора будет предостережение, — Хакс на секунду замолк, поджав блеклые губы, — касающееся вас. И ваших намерений. Я искренне надеюсь, что наши интересы и цели полностью совпадают. Полностью.
Хакс вновь примолк, но быстро встряхнулся и задрал подбородок, повернувшись в сторону выхода. Последнюю фразу он произнес, стоя на ступеньках:
— Вполне возможно, что наш лидер захочет помочь мне в некоторых научных экспериментах, для которых понадобятся подопытные. Не доводите до того, чтобы ими оказались знакомые вам особы.
Генерал кивнул Фазме, стоящей у выхода, и спустился на гладкую поверхность посадочной площадки, впервые вдыхая влажный воздух Набу. После инертного синтетического воздуха кораблей, где генерал проводил большую часть жизни, местная атмосфера казалась  неимоверно остро ощущаемой на физическом уровне. Вкусная, ароматная, наполненная непривычными запахами, оседающая капельками на коже, заставляющая желать расстегнуть мундир, парная и душная.
Тщательно приглаженные волосы Хакса мигом начали топорщиться, завиваться кольцами, а на обычно бледных щеках обнаружился розоватый румянец.
Капитан Фазма была им проинформирована ещё до вылета. Хакс выдал ей капсулу с препаратом для инъекции, которую она должна сделать Рей по его команде.

Отредактировано Armitage Hux (2017-03-06 23:40:27)

+3

4

Рей мучилась от духоты, несмотря на легкий ветер, жмурилась от яркого солнца, как лот-крыса внезапно вытащенная из своей норы. Энергокандалы - еще полбеды, но вот судя по тому пышному многослойному кошмару от лучших портных галактики, что доставили накануне - Кайло выбирал для нее платье лично.
Жесткий воротник немилосердно натирал шею, грудь словно сдавили стальным обручем, зато она каждую секунду рисковала рухнуть, запутавшись в длинном подоле платья.
Кажется то, что ее все же не отправили в пыточную на пару с Дэмероном с лихвой компенсировалось сегодняшним днем.
Был лишь один небольшой плюс. Сейчас энергокандалы служили ей скорее защитой, чем сдерживающим фактором. Пусть она не чувствовала Силу, но она прожила, не вспоминая о ней добрых четырнадцать лет, и вполне могла прожить без нее еще столько же. А вот тянущее, изматывающее, вытягивающее все жилы ощущение чужого присутствия неотступно преследовавшее ее после Д'Куара теперь исчезло к ее невероятному облегчению.
Хотя преодолеть несколько ступенек трапа, не свернув себе шею в этом идиотским наряде, и не впечатавшись головой в хромированную спину капитана штурмовиков казалось все равно непосильно задачей.
Она решительно встряхнулась и попыталась проскользнуть мимо Фазмы, двигаясь с изяществом стреноженной банты.

- Стоять. - произнесла капитан. Приказ генерала, отданный им лично Фазме, был прост и понятен. А сейчас был удобный момент, чтобы выполнить его. Именно поэтому женщина протянула руку, хватая Рей за плечо, оттаскивая в сторону. - Есть одно маленькое дело, которое нужно завершить, не отлагая в долгий ящик.
Хотя на ее голове был шлем, но насмешку в голосе не мог скрыть даже вокодер.

- Ч-что? - Рей дернулась, хотя пора бы было уже привыкнуть, что ее лечат, дергают, носят на руках, засовывают в камеру с бактой и запирают в совсем не предназначенных для содержания пленных помещениях так, как будто она была каким-то плюшевым вуки.
Попытка отпихнуть от себя капитана была обречена на провал, а пышное платье в процессе борьбы угрожающе затрещало.

- Не дергайся, девчонка. - с легкой угрозой проронила Фазма, после чего ловко выудила откуда-то из-под брони пневмошприц, в котором какая-то прозрачная жидкость. - Значит, так. Я вкалываю тебе это, чтобы ты не дергалась и не делала всякие... глупости. Зато ты лишаешься энергокандалов. Твое согласие или несогласие, понятное дело, никого не волнует. - и она одним уверенным движением воткнула шприц в руку девушки. Тихое "пшшш", и он опустел.

- Chuba... - Рей снова попыталась вырваться, с мстительным удовольствием думая о том, в какую ярость придет Кайло, когда она предстанет перед ним в платье без как минимум одного рукава, но было уже поздно.
Когда один раз она случайно вдохнула рилл во время рейса с Ханом на Нал-Хатта - ощущения были схожие - тот же белесый туман перед глазами, путающиеся мысли и легкое ощущение эйфории.
Она судорожно выдохнула, сделала пару шагов назад и неловко осела прямо на верхнюю ступеньку трапа.

- Отлично. - усмехнулась Фазма, убирая опустевший шприц назад, а следом снимая кандалы. Обдолбанная девчонка точно не сможет натворить дел, не в таком состоянии. - Вставай,- она дернула Рей за руку, буквально сдергивая ту со ступеней. - И только попробуй сделать какую-нибудь глупость. - механизированный, голос капитана звучит пугающе. - Пристрелю собственными руками.

+2

5

Он действительно выслушал Хакса молча, но едва ли спокойно, закипая внутренне от каждого прозвучавшего слова. Генерала спасало лишь то, что миссия их была слишком важной и серьезной для Ордена, чтобы скатываться в безобразное выяснение отношений прямо тут, на пороге королевского дворца Набу, перед чьим правительством им придется играть монолитное, нерушимое единство. Не дать набуанцам ни единого повода сомневаться. Хотя насчет последнего он так и не решил до конца... нечасто выпадает такой шанс, возможность извести кого-то до зубовного скрежета мешающего и надоевшего, но сейчас Кайло просто сделал ничего не выражающее, каменное лицо, по которому генерал бы не догадался, о чем о думает.  О сотне способов убийства, желательно мучительных. Впрочем, скорее всего, смерть Хакса была бы как раз быстрой. По возможности еще и незаметной, но...
Ответить он ему, конечно, шанса не дал, и это было даже хорошо — когда зашла речь об экспериментах, Кайло дрогнул внутренне, сжался почти. Про вонгскую лабораторию речь шла давно, но Кайло даже не допускал мысли о том, чтобы кто-то посмел экспериментировать на его людях... мысли метнулись сразу к Рей, которая тоже теперь часть этих людей. Пусть и против собственной воли.
Угрозы Хакса всегда были по большей части пустым сотрясанием воздуха. Громкими словами, за которыми нет настоящей силы, когда речь шла о Сноуке и планах Верховного лидера... но все изменилось после уничтожения Старкиллера, после его поражения, которое, кажется, его бывший учитель в действительности воспринимал исключительно как его, личное.
Слова Хакса сегодня упали не в гулкую пустоту, где лежали бы забытыми. Кайло проводил его долгим, внимательным взглядом в спину, который тот, несомненно, почувствовал.
Немая угроза лучше тысячи слов, но в их деструктивном тандеме оба научились мастерски эти угрозы игнорировать.
Кайло обернулся, когда неприятная волна липких, душных ощущений перехватила горло, на мгновение лишив опоры под ногами — поплыла земля, прежде, чем вернуться на место. Можно было бы списать все на духоту Тида, на непривычность природной атмосферы, полной запахов, с другим давлением и влажностью, но мерзкое шестое чувство подсказывало, что это не так. Он резко обернулся назад, в тот самый момент, когда Рей безвольно осела на ступеньку трапа шаттла и бессильно поддалась Фазме, когда та дернула ее вверх, как тряпичную детскую куклу.
Не нужно было быть провидцем, чтобы все понять. Руки сами сжались в кулаки, и Кайло с трудом сдержался, чтобы не налететь на капитана с негодованием — едва ли это была ее идея. Нет, конечно, это не могла быть ее идея.
— Капитан, следуйте за генералом, — холодно бросил Кайло, подходя ближе, и даже не глядя в сторону Фазмы. Он смотрел на Рей, с каждой секундой понимая все больше, что в таком виде она и правда не доставит проблем — но и пользы от нее будет еще меньше. Не говоря уже о том, что снятые кандалы открыли путь треклятым хаттовым узам, от которых он только успел на время отстраниться, не думать о существубщей между ними теперь связи. О которой никто не должен знать.
Кайло невольно скрипнул зубами с досады. Знал бы Хакс... именно потому и не должен знать.
— Я сказал, капитан, оставьте нас, — с нажимом произнес Кайло, испытав огромное искушение добавить ей Силой. —  Вы только что сами побеспокоились  о том, чтобы она никуда не делась из-под охраны. Раз генерал называет ее моей ученицей, она будет держаться рядом со мной.
Ты меня слышишь? Понимаешь?
От обращения к Узам перед глазами все поплыло, и пришлось зажмуриться до боли, до красных и белых точек, чтобы прошло это головокружение. Что бы там ни вкололи Рей, оставалось надеяться, что она по крайней мере может соображать относительно ясно. Что не придется объяснять, почему ученица магистра Рен пускает слюни и пузыри на официальной встрече.
Держись рядом, будешь падать, успею поймать. И не смей ломаться.
Кайло сомневался, что какой-то наркотик может сделать Рей послушной, как сомневался, что это поможет хоть чему-то, кроме их видимого со стороны впечатления. Мысль о том, что с виду гениальный план генерала может обернуться полным провалом, отдавалось внутри мстительным удовлетворением.

+1

6

При всей своей антипатии к магистру, пестуемой месяцами, проведенными бок о бок, Хакс не мог сейчас себе позволить сейчас отвлекаться на его провокации. Пусть змея истекает ядом столько, сколько захочет, со всем этим они будут иметь дело уже после, когда миссия завершится. Хакс был человеком дела, а не слова. Хотя и с этим оружием он мог, при необходимости, обходиться весьма ловко.
Забавно, но когда-то генерал рассматривал Кайло в качестве потенциального союзника, на случай возможного переворота в Первом Ордене. Не смотря на то, что Хакс был всем сердцем и душой предан целям, преследуемым Орденом, он вполне допускал мысль, что однажды его представления о политике, которой следует придерживаться их организации,  могут не совпасть с мнением лидера. Но Рен быстро разочаровал молодого генерала, проникнувшегося с досады к нему крайней неприязнью, особенно усилившейся из-за милостей от Сноука, назначившего любимого ученика командующим. Что вообще этот парень может знать и уметь, чтобы достойно представлять Орден? Кроме этих выступлений с Силой, разумеется. Получил в наследство редчайшую способность, умудрился возглавить подобных себе сомнительных личностей, но есть ли в нём качества, присущие истинному лидеру? Увы.

"Как много внимания мусорщице, вы только посмотрите. Весьма ценный груз? Весьма ценное оружие? Пленница, заложница, жертва, потенциальный будущий рыцарь Рен? Или нечто большее? Как вы, Рен, для Сноука любимая игрушка, так и для вас эта девчонка в той же категории, не иначе. Вот только всем вам пора повзрослеть."

Взгляды исподтишка, бросаемые в сторону всей этой презабавной сценки с магистром, пышущим негодованием над одурманенной Рей, помогли генералу утвердиться в  мысли о том, что пленница может послужить отличным средством влияния на взбалмошного соратника.
Капитан Фазма повернулась в  сторону начальника, явно ожидая услышать подтверждение распоряжения, и Хакс снисходительно кивнул, слегка притормозив, пока соратница не настигла его быстрым шагом, оставив Рена позади хлопотать вокруг пленницы. Вот уж у кого некоторым стоит поучиться субординации и верности.
— Вам и вашим людям придется остаться снаружи, — с легкой досадой повторил Хакс уже и без того уже известную информацию, — но будьте настороже. Мы здесь с дипломатическим визитом, капитан, но вы же знаете, как быстро меняются политические настроения у потенциальных соратников.
Несмотря на напряжение, вызванное крайней важностью их миссии для текущего положения дел, генерал внезапно успокоился. Даже общество ненавистного магистра и его одурманенной пленницы перестало его волновать и нервировать. Он приучил себя перестраиваться на рабочий лад еще давно, в детстве, вынуждаемый к этому муштрой сурового отца, не терпевшего излишней эмоциональности. И пусть после он будет ощущать себя вымотанным, разбитым и опустошенным из-за "отката", это уже не суть важно.
Их встретили, поприветствовали и проводили в зал, где они остались ожидать аудиенции. Хакс с невольным любопытством оглядывался исподтишка по сторонам — Набу, с его древними традициями и церемониалами, не казался чем-то устаревшим и отжившим свое. Наоборот, генерал словно ощущал здесь ауру стабильности и некоего правильного консерватизма, вполне милого его душе. И всё это было красиво. После минимализма, окружавшего его в жизни на всех фронтах, пышность местных построек, убранство дворца, наряды жителей... Было смутно жаль, что они здесь не в качестве праздных туристов и не смогут сполна насладиться обстановкой.
— Вы готовы? Магистр, постарайтесь не вмешиваться в разговор, пока к вам не обратятся.
О, Рен и так все прекрасно знал, но почему бы не развлечься небольшой издевкой напоследок?

Отредактировано Armitage Hux (2017-04-02 21:06:38)

+2

7

Земля, деревья, солнце - все кружится. Мир вокруг кажется то чудовищно крохотным, так что Рей начинает задыхаться, то слишком огромным, и она невольно вцепляется в рукав одеяния магистра, чтобы не потерять равновесие. Это единственная точка опоры рядом  и это само по себе отвратительно до тошноты.
Ее мутит, и она надеется, что ее хотя бы не вывернет прямо перед королевой - или куда там ее тащат на прием. Хотя, может статься так даже будет лучше - это сведет на нет всю торжественность приема. Ну как минимум.

- Плохая идея была. - она говорит это вслух, игнорируя назойливый голос Рена в голове. - Очень плохая идея. Я... ног не чувствую.
Она хочет добавить, чтобы он шел к сарлакку со своей заботой, но язык еле шевелится, и она пошатываясь делает шаг вперед. А потом второй - чуть более уверенно. Ступени, по которым она поднимается неловко вслед за Реном кажутся стеклянными. Да что там - она сама сделана из хрупкого ондеронского стекла, толкнешь - разобьется, рассыпется.

Когда они входят внутрь, пространство снова сжимается, сдвигаются стены и она уже готова закричать, но постепенно, очень медленно, мир начинается обретать прежние очертания. Теперь на нее накатывает эйфория. Это тоже ненормальное, неправильное ощущение, но оно куда лучше всепоглощающей паники.
Рей идет с расслабленной улыбкой, зрачки расширены, и она чувствует, что под кожей горит огонь. Говорить все еще не хочется. Хочется - опуститься на пол, расслабленно откинуться назад, на руки Кайло...
Стоп, она правда всерьез подумала о том, чтобы устроиться в объятиях магистра?!
Тревожный колокольчик в голове звенит всего на одну секунду, а потом Рей опять уносит волной благостной эйфории.

- Все в порядке. Мне хо-ро-шо - она продолжает расплываться в глупой спайсовой улыбке. Такая бывает, если вдохнешь гигглдаст. И почти повисает на руке Кайло.

+1

8

Это действительно была плохая идея, и генерала за нее было недостаточно просто ударить по голове тяжелым. Кайло чувствовал, как эхо ощущений Рей пробивается даже через мощный блок, на который уходила львиная доля его концентрации — что же, если Хакс ставил себе целью полностью исключить возможность его участия в грядущем диалоге, то он попал в точку. Он знал, что если отвлечется, чувство поддельной эйфории зальет его полностью и лишит возможности мыслить ясно. Заставит делать какие-нибудь глупости, за которые потом мало будет убить виновника этой шалости, что может стоит Первому Ордену дорогу, и Кайло не знал, почему сам генерал этого не понимает.
Стиснуть зубы.
Сжать кулаки до того, что костяшки пальцев побелели от напряжения.
Зачем они вообще потащили Рей с собой? Пришлось напоминать себе о том, зачем они вообще сюда прилетели и зачем конкретно тут понадобилось присутствие Рей... а еще лихорадочно соображать, что делать теперь, когда потенциальная или уже даже вполне настоящая, действительная ученица с трудом складывает слова в предложения и на ногах держится, так и норовит повиснуть на нем или свалиться под ноги. Кайло зло скрипнул зубами, ловя Рей в полуполете, подхватывая почти перед самыми дверьми зала для приемов, за которыми их уже ждала набуанская королева.
Ради Силы, стой ровно! Хотя бы десять минут, а потом...
Взгляд зло просверлил рыжий затылок генерала, и Кайло был уверен, что Хакс почувствовал все.
Ничего не хорошо, ничего.
Придется держать ее за плечо и придумать на ходу какую-то удобоваримую ложь, почему он это делает, впрочем, Кайло очень рассчитывал, что у королевы Вараяни и ее советников будут более важные вопросы, чем выяснение причины поведения подставной ученицы или почему за ней по пятам ходит сам магистр Рен. Который тоже ведет себя странно — Кайло стоило усилий самому не поплыть на волнах поддельной радости, беспричинной и всепоглощающей, как безумие или наркотический дурман, растекающийся по венам Рей и отдающийся тупым биением ему в висок. В такт сердцебиению.
Ну что же, если генерал так хотел солировать в этой партии, пусть.
Тяжелые двери, наконец, отворились и им было позволено пройти внутрь. Набуанский протокол подразумевал общение не за столом переговоров — старая традиция, принятая для того, чтобы видеть и руки, и ноги собеседников, которые не смогли бы никогда выкинуть никаких фокусов, сидя в просторной зале в креслах, рассталенных полукругом перед массивным троном тидских правителей. Орме Наберрие была маленькой и хрупкой, тонула в своих объемных церемониальных одеждах, но взгляд, который быстро скользнул по ним, принадлежал отнюдь не девочке. Кайло вспомнил, что слышал о ней. Кровь Падме Амидалы, говорили о ней порой, и вот же ирония.

+2

9

Орме обычно не любила необходимость покрывать лицо плотным слоем белил, но сейчас впору было этому радоваться – он отлично скрывал под собой румянец от волнения.
- Пусть войдут, - велела она.
Небо над Набу не видело вражеского флота уже много лет, и последний раз их навещали с явно недобрыми намерениями еще до рождения Орме.

Створки высоких дверей бесшумно разъехались в стороны. С высокого сидения трона королева наблюдала, как в зал входят трое посланников Первого ордена. Чуть впереди остальных остановился рыжеволосый мужчина с безупречной военной выправкой – вероятно, генерал Хакс? Значит, его спутник и есть тот самый Кайло-Рен-Бен-Соло, о котором говорила леди Пуджа, вполголоса добавляя, сколько проблем создают Скайуокеры даже в единственном числе. Скользнув взглядом по его неизвестной спутнице, Орме недоуменно вскинула бровь – не больше, чем дозволял этикет приема. Пожалуй, если бы они с собой привели радужного ронто, королева не удивилась бы сильнее, чем этой, нетвердо стоящей на ногах, путающейся в длинном подоле платья и безумно улыбающейся девушке.

Советники тихо перешептывались, поглядывая на гостей. Полукруг служанок в золотистых платьях и накидках в тон, напротив, сохранял положенное молчание.
Ей объявили только имена мужчин.
- От имени народа Набу я приветствую вас, - звонко произнесла королева Вараяни. – Ваш приезд – большая честь для нас.
Она говорила легко, будто сегодняшний прием не отличался от десятков других – стоило только начать, и ее подстерегала опасность забыться, с кем на этот раз они имеют дело.

Орме знала, что, только оказавшись одна и избавившись от темно-красного с черным церемониального наряда, сможет не стесняться брезгливого выражения лица, когда будет вспоминать о радушном приеме тех, кто разбрасывался миллиардами ни в чем не повинных жизней так просто, будто держал охапку опавших листьев.
Но королева на троне не должна испытывать чувство стыда.
- Чем обязана Набу визиту столь высоких гостей?
[NIC]Orme Varayani[/NIC][STA]Her Highness[/STA][AVA]http://i.imgur.com/FESpFdh.png[/AVA]

+3

10

Хакс анализирует. Расположение советников. Количество фрейлин. Облачение и то, насколько удобно спрятать в нём оружие. Окружение и то, как выгоднее укрыть в нём нужных людей. Пути атаки. Пути отступления. Скорее всего, это не понадобится.
«Скорее всего» - это недостаточный уровень безопасности.
Хакс не вертит головой. Довольно окинуть тронный зал одним взглядом, чтобы собрать необходимый минимум информации. Глаза Хакса устремлены на королеву Вараяни. Он видит не её лицо. Её досье.
Имя.
Титул.
Дата рождения.
Рост.
Вес.
Родственники.
Биография.
Личностная характеристика.
Данные могут оказаться неполными. В том числе - ложными. Хакс учитывает это.
Поэтому он отбрасывает досье из мыслей, как только королева начинает говорить. Воспринимать человека как единое целое. Без примесей. Минимизируя вероятность использования шаблонов. Хаксу не по душе юные и неопытные люди: их сердце горячо настолько, что чересчур прогревает разум. Однако он хорошо помнит тех, кого обманул его собственный возраст.
После заданного вопроса он выжидает секунду. Опускает подбородок, фиксируя его ровно на две секунды, и вновь смотрит в лицо королеве Вараяни. Боковым зрением он видит, как Рей опирается на руку Рена. Это неплохо, но сейчас не имеет значения. С этого момента в фокусе внимания Хакса только один человек.
- С разрешения вашего величества Первый Орден в лице генерала Хакса, - снова кивок, на этот раз короче, - магистра Ордена Рен и его… - пауза в долю секунды, едва заметная, достаточно заметная; в ней нет колебания, в ней есть значительность, - невесты горд оказанной ему честью приветствовать вас и говорить с вами как с представителем Новой Республики.
Первый Орден признаёт за вами право на титул и уважает его. Это в том числе значит, что Первому Ордену не нужен ни ваш титул, ни сама Набу для захвата. Первый Орден хочет лишь поговорить с Новой Республикой.
Но, разумеется, Первый Орден очень рад, что вы заметили «Финализатор».
Хаксу нравится, как много можно выразить словами. Зачастую - излишне много. Но теперь, с началом игры, он чувствует щекочущий азарт. Поэтому возможность ошибки ему нравится тоже. Когда игра началась, всё лучше, чем ощущать страх.
Его воодушевлённость не заметить со стороны. Лицо непроницаемо. Голос ровен и громок. Не более, чем допустимо правилами приличия.
- Первый Орден был глубоко опечален известием о гибели системы Хосниан-Прайм и всех, кто находился там в этот трагичный момент, но этому горю никогда не сравниться с вашим. Первый Орден хотел бы выразить Новой Республике свои искренние соболезнования.
Спустя столько времени соболезнования могут быть либо формальными, либо сверх меры фальшивыми.
Он позволяет себе лишь ещё несколько слов.
- Первый Орден - и, разумеется, мы лично.
Безэмоциональность тона трескается. Голос становится доверительнее. Будто тише. Всего лишь впечатление, его отлично слышно. Когда Хакс говорит это, он думает о погибших вместе со «Старкиллером». Вспоминает всё, что может вспомнить мгновенно. Вспоминает всех, кого может вспомнить мгновенно. Не останавливаясь на том, что вспомнить мгновенно не получается.
Номер.
Звание.
Результаты испытаний.
Сильные стороны.
Слабые стороны.
Привычки.
Тембр голоса.
Характер движений.
Любые мелочи.
Хочешь, чтобы люди поверили в твою боль - сделай себе в самом деле больно.
Секундная пауза. Дальше.
Он вновь собран.
- Первый Орден сожалеет о том, что, пусть и не по своей воле, оказался источником этой трагедии. Однако не меньше мы сожалеем о том, что Новая Республика была жестоко обманута многократным преувеличением нашей роли в случившемся. Искусно сплетённая паутина лжи сеет панику среди и без того напуганных людей, ещё не переживших скорбь большой утраты, и делает их простым объектом для лицемерной пропаганды и манипуляций. И, если судить по сообщениям в голонете, злоумышленники смогли достигнуть определённого успеха. Такая дерзость и нежелание считаться ни с чем, включая человеческие жизни, не способна вызвать ничего, кроме гнева и желания восстановить справедливость.
По мере того, как Хакс говорит, в нём поднимается неподдельная ярость. Не меняется лицо. Не меняется поза. Не меняется голос.
Почти.
Хочешь, чтобы люди поверили в твои чувства - испытай их.
На протяжении всей речи Хакс вновь и вновь прокручивает в голове одну и ту же информацию: дата старта проекта «Старкиллер», технические характеристики, условия эксплуатации, техника безопасности, погибшие во время взрыва штурмовики, пилоты, офицеры - номер, звание, результаты испытаний, сильные стороны, слабые стороны, привычки, тембр голоса...
Он делает глубокий вдох. На мгновение прикрывает глаза. Следующая реплика должна звучать так же спокойно и взвешенно, как и начало.
- Первый Орден хочет мира. И верит, что благоразумие вашего величества и всей Новой Республики не смогут затмить происки нашего общего врага, как бы он на это ни рассчитывал.

+4


Вы здесь » Star Wars Medley » Незавершенные эпизоды » Us and Them [08.V.34 ABY]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC