Star Wars Medley

Объявление

26.10.2017 Объявление об изменениях в правилах и об эпизодах в 34 ПБЯ.

07.01.2018 Выложены основные события, произошедшие в 34 ПБЯ.

Новый канон + Расширенная вселенная
Система: эпизодическая
Мастеринг: смешанный
Рейтинг: 18+
Игровые периоды: II.02 BBY и V.34 ABY

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP
Бэйз Мальбус, Бэйл Органа, BB-8, Джейна Соло.

— Я оценил. Просто теперь боюсь представлять программу-максимум: горы трупов и все в огне?
— Горы трупов в огне и вид на залив.
Cassian Andor & Jyn Erso

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » The end is here and now


The end is here and now

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

https://pp.userapi.com/c638716/v638716798/354af/VAi2ND1Rcj0.jpg

Phasma, Poe Dameron

Время: 34 ABY, после побега Дэмерона из плена ПО.
Место: Джакку
Описание: пилот. Капитан. И, вроде, понятно, кто кошка, а кто мышка. Вот только кто кого в итоге все-таки поймает?

Отредактировано Phasma (2017-03-04 00:18:50)

+1

2

    TIE/sf идет в пике.
    Системы вопят.
    Справа мигает датчик двигателей. Все плохо.
    Последним нечеловеческим усилием По выворачивает штурвал, спасая их от неминуемой и весьма красочной гибели от лобового столкновения с землей. TIE/sf скрежещет, но подчиняется, словно позволяя ему эту последнюю вольность, это последнее одолжение у удачи. Кругом взрывается песок, взлетает в воздух пыльными столпами, инерция дергает По вперед, но ремни безопасности держат хорошо. Впрочем, перед глазами все равно темнеет.
    Рука в черной перчатке перед самым лицом.
    В ушах шумит.
    Холод пробирает По откуда-то изнутри, неестественный, жесткий, он резко вдыхает, закашливается — вокруг пыль, песок, и рука на автомате находит застежку ремня безопасности, на автомате жмет на кнопку. В следующее мгновение По впечатывается лицом в штурвал. Это хоть сколько-то его отрезвляет. С трудом разлепив глаза, он выползает из того, что не столь давно было прекрасной TIE/sf, а теперь стало израненным остовом, покрытым ровным слоем мелкой песчаной пыли.
    По заставляет себя подняться на четвереньки, а затем медленно разогнуться. Трет руками глаза и лицо, аккуратно трясет головой. В ушах еще шумит острый гул падения, это дезориентирует. По словно пьяный оглядывается по сторонам, чуть покачиваясь, стоя на коленях. Он был не один. Где-то здесь должен быть Финн.
     — Финн! — моментально приходя в себя, отчаянно зовет По, лезет обратно в остов, но там никого нет. — Финн! — еще громче, прямо сквозь кашель.
    По прислоняется спиной к остову, утыкается взглядом в бескрайние барханы. Куда ни глянь — кругом песок, песок, песок, и никакого беглого штурмовика. Только солнце и барханы. По обессиленно ударяется головой о металл TIE/sf, жмурится от досады. Проклятье! Лишь бы парень выжил, а? Может, его отбросило куда или еще что, но лишь бы выжил. Последнее, чего хотелось бы По — это иметь еще одну смерть за своей душой.
    Перед мысленным взором призраком мелькает черная рука, По вздрагивает, открывает глаза. Надо сосредоточиться. Шум в ушах так и не спадает, но это временно. В любимой куртке становится все жарче. Если он останется здесь, то его будет чрезвычайно легко обнаружить. К тому же, ему нужно срочно связаться со своими, сказать, что координаты у Биби-8, и что он не знает, где находится последний, и о Кайло Рене тоже — сказать.
    По чувствует смутное беспокойство от одной мысли об этом человеке — человеке? — но он отгоняет все эти размышления прочь от себя. Не время. Он заставляет себя подняться на ноги, скидывает с плеч куртку, оглядывается по сторонам. Во все стороны — лишь бескрайние барханы, хатт бы их побрал. Но где-то среди них прячется Биби-8, и По надо попытаться найти товарища. И Финна, если тот еще жив. О том, что с таким же успехом он мог и не выжить при падении, По думать не хочет. Просто бредет вперед, сначала неровным шагом, а затем все легче и легче. Звон в ушах постепенно стихает. Перед глазами слегка плывет, но это, скорее всего, от жары.
    В какой-то момент он теряет куртку и совершенно этого не запоминает.
    На Джакку чудовищно жарко.

***

    За спиной слышится гул, По нервно оборачивается, сбиваясь с шага. Раскаленный воздух перед глазами рисует узоры, пот течет вниз по лбу, и По утирает его тыльной стороной ладони, облизывает пересохшие губы. В ушах уже перестало шуметь совсем. А вот карусель перед глазами, кажется, становится только хуже. По щурится, вглядываясь вдаль, туда, где за миллиардом шагов осталась TIE/sf. И вдруг видит.
    Инстинкт срабатывает быстрее, чем разум По успевает обработать информацию, и он срывается с места, бежит быстро, с силой отталкиваясь ногами от земли, огромными скачками, от которых песок взметается в воздух. Он бежит от темной фигуры в маске, что идет за ним по пятам. Он бежит так, словно его преследователь умеет телепортироваться. Бежит, не разбирая дороги, благо, среди песка и песка это и не требуется.
    По притормаживает, только когда впереди показывается гигантский остов какого-то корабля. Пот застилает ему глаза, но По не рискует оглядываться — спешит к кораблю, что может дать тень и передышку, а может и укрытие. Но жара, стресс и удар головой о штурвал делают свое дело: вот темный балахон мелькает перед самыми его глазами, и эта хаттова рука, и По запинается о собственную ногу и падает в песок, скатывается с края бархана, по которому бежал с такой стремительностью.
    Какое-то время он так и остается лежать в песке у подножия, и смутное подозрение, беспокойство, тревога — все это оформляется в одну дикую, безумную мысль, от которой ему становится только хуже. Не может быть? Или может? Откуда ему знать? Жесткий голос отдается эхом в ушах, внутри холодеет. Нечеловеческим усилием воли По заставляет себя подняться на ноги.
    На вершине бархана кто-то есть.

Отредактировано Poe Dameron (2017-03-12 14:49:36)

+1

3

«Предполагаемое место падения – Гоазонские пустоши».
Фазма сама вызвалась войти в состав отряда, направляемого с борта «Финализатора» на Джакку с целью нахождения беглого пилота, который наверняка знал, где находится его шустрый дроид. А обнаружение предателя, бывшего FN-2187, разумеется, стало бы очень приятным бонусом: показательная казнь наверняка убедит всех сомневающихся в том, что предавать Первый Орден чревато для жизни. Хотя, пожалуй, стоит будет запросить командование дать разрешение на тотальную проверку лояльности всех штурмовиков, во избежание повторения подобного… инцидента.
Несколько часов спустя штурмовики на гравициклах принялись прочесывать частым гребнем хаттову пустошь, раскинувшуюся на многие мили, всю усеянную обломками имперской, да и не только, техники. У Фазмы буквально сердце кровью обливалось при мыслях о том, сколько кредитов ухнуло в трубу, а благодарить за это нужно, разумеется, Альянс. Мятежники, что тридцать лет назад, что сейчас, не изменяли себе – им только волю дай, как они все разрушат, уничтожат, не задумываясь о том, а дальше что.
- Капитан. – раздается голос одного из штурмовиков, - мы нашли кое-что, кажется. Передаю координаты нашего местоположения…
Фазма резко закладывает вираж – ей нужно в другую сторону, и раз вызвали ее, значит, нашли что-то важное. Вряд ли это труп предателя, но… Можно же помечтать?
Плащ, придерживаемый рукой, вырывается и хлопает за плечами, точно крылья огромной черной птицы. Она всем корпусом наклоняется и увеличивает скорость, вздымая кучу песка. Если бы не шлем, глаза бы запорошило, а так она только слышит сухой шорох, с которым песчинки касаются шлема и брони. Лишь бы эта дрянь не оцарапала доспех, полировать его – то еще удовольствие.
Система охлаждения работает на «отлично», иначе бы тут, на Джакку, можно было бы давным-давно зажариться. Солнце немилосердно палит с неба, отражаясь в зеркальной броне, разбрасывая солнечные зайчики во все стороны. Капитан почти не смотрит по сторонам, потому и не замечает, когда же, в какой момент на песке появляются следы. Аборигенам тут делать нечего, вроде бы. Может, это кто-то из беглецов? Она, притормозив, провожает пока еще не заметенные песком следы, и видит на другом конце этой неровной цепочки человеческую фигуру. Прикидывает расстояние и морщится – оно слишком велико. Даже если она рванет резко с места, с нуля набирая максимальную скорость, то не успеет добраться до того, как он скроется в развалинах.
Но рискнуть стоит – и Фазма бросает гравицикл вперед, но беглец – она уже успела различить, на кого это наткнулась – скрывается внутри остатков корабля, и капитану не остается ничего, кроме как затормозить и вглядеться в темное чрево того, что некогда было кораблем. Гордым имперским кораблем.
Амбициозность, жажда продемонстрировать то, что штурмовики на самом деле элита из элит, не дают ей вызвать подкрепление. Женщина слезает с байка и перехватывает поудобнее бластер, поставленный в режим парализации. Лазерная винтовка остается на гравицикле, впрочем, вряд ли кто из местных мусорщиков решит ею поживиться.
- Вам никуда не деться, По Дэмерон, - искаженный вокодером шлема, звучит ее голос, пока сама капитан медленно и осторожно ступает по широкому «коридору» внутри. – Мои люди уже направляются сюда, и мы разберем тут все по винтику, но найдем вас.

+1

4

    На вершине бархана кто-то есть, и По уже не важно, кто именно — Кайло Рен или кто из его прислужников — он бежит к спасительному кораблю с такой скоростью, что песок туманным облаком взметается за его спиной. Двадцать пять метров, пятнадцать, два. По врывается внутрь, и его ошпаривает прохладой, темнотой и — имперским окружением. Это имперский корабль. Имперский. Как он не разглядел? У него перехватывает дыхание от этого открытия, а может и от спринта, но времени остановиться и хорошенько подумать, отдышаться нет, и По кидается вглубь корабля, сворачивает из «коридора» вбок, в какое-то помещение.
    И это, разумеется, та самая комната.
    По не помнит ту комнату на «Финализаторе» вообще, но ему кажется, что если она как и выглядит — то точно вот так. Вот и кресло с энергокандалами, вот и рычаги, не хватает только главного кошмара последних дней. По не может его увидеть, но чувствует отлично: кошмар — в его голове. Смеется сквозь вокодер. По отказывается верить, но сомнения гложут его с новой силой, и он, отмерев, отступает назад, в «коридор». Оглянувшись на далекий свет там, где в боку корабля пробоина, через которую он сюда и попал, По замечает фигуру. Фигура пускает игривых солнечных зайчиков по обшивке «коридора» и пристрелит его, стоит только ему попасться ей на глаза. Искаженный вокодером голос долетает до По, пока тот как может тихо и аккуратно отступает назад, и, конечно, не обещает ему ничего хорошего.
    Если у него и есть шанс выжить, то только если он найдет или отломает себе здесь какое-нибудь оружие. Но имперский корабль давит на него, служит лишним напоминанием пережитого столь недавно, и ощущение чужого присутствия в собственной голове тоже не помогает, и думать откровенно сложно. Страх, зажав сердце в тиски, выстукивает безумный ритм. По держит себя в руках, спиной отступая в темноту, прочь от света и фигуры с солнечными зайчиками. Капитан штурмовиков найдет его. Но до этого он что-нибудь придумает.
    Свернув в одно из ответвлений коридора, По оглядывается по сторонам. На полу валяются отломанные куски обшивки и балки. Дальше путь только вверх — до следующей сохранившейся секции «коридора», и он не раздумывает ни секунды: лезет наверх. Вокруг темно, и это все происходит только в его голове. По вдруг понимает это очень четко. Как и то, что бояться нечего. Если Кайло нужна информация о базе Сопротивления, то он не даст капитану сделать с По ничего плохого, иначе весь этот фарс прекратится. Да и погоня эта — наверняка только для того, чтобы убедить его в реальности происходящего.
    Наверняка он до сих пор сидит в этом кресле, и перед его лицом маячит каркова рука. По почти видит ее в темноте перед собственными глазами.
    Подтянувшись на руках, он забирается на широкую балку перекрытия, покореженную, но достаточно прочную, чтобы выдержать его вес, и отступает по ней дальше вглубь. Свет, проникающий в корабль сквозь пробитую обшивку где-то вдали, перестает касаться его. Ему все еще нужно оружие, но теперь у него прекрасная наблюдательная позиция. Он замирает, возвышаясь над тем местом, куда приводит ответвление коридора. Если хромированный капитан первоорденских штурмовиков свернет сюда, По увидит его куда раньше, чем капитан его.
    Почему он должен бежать от этого капитана. Это же его сознание. Он может творить все, что вздумается. Сюрное ощущение вседозволенности вдруг захватывает его. По ждет. И думает, что перед тем, как разделаться с капитаном, нужно будет для начала избавиться от доспеха. Повредить его чем-нибудь. В темноте вокруг ничего нет, но у По есть время подумать над опциями.

Отредактировано Poe Dameron (2017-03-15 13:27:55)

+1

5

Фазма никогда не страдала клаустрофобией, но сейчас, оказавшись внутри останков корабля, больше тридцати лет как рухнувшего на эту проклятую Бездной планету, она ощущает дискомфорт. Кажется, будто металлические стены, хоть и покрытые пятнами ржавчины, но все еще крепкие, сомнутся, точно лист тонкой бумаги, если она пройдет глубже, стискивая ее, ломая, точно пряничного человечка.
Внутри тихо, очень тихо. Единственный звук, что звучит  сейчас – это тяжелая поступь самой женщины, что идет смело, уверенно. Вперед – точно находится на параде где-нибудь… например, на базе «Старкиллер».
Прямой широкий коридор обрывается огромной пробоиной. Дальше дороги нет – если, конечно, пилот не научился прыгать на пару десятков метров или взлетать на… Фазма подняла голову и прищурилась. Ну, да, несколько метров. И никаких лестниц или оторванных кусков обшивки на стенах, чтобы по ним можно было взобраться выше.
Пилота здесь не было. Значит, спрятался где-то. Крыса, сопротивленческая крыса. Мерзкий ублюдок, укравший – пусть не без помощи этого будущего трупа, бывшего FN-2187 – один из истребителей Первого Ордена! Это было вызовом для Фазмы, как и сам побег, и предательство Восемьдесят Седьмого. Но ничего. Беглецов поймают, с ними разберутся, и никакое Сопротивление не сможет поделать ровным счетом ни-че-го.
Она свернула в первый же коридор, но далеко не ушла: буквально через десять метров был запертый люк, который явно не трогали последние лет тридцать так точно. Повернувшись –  только плащ красиво обвил ноги и вновь опал – она направилась в проход напротив. Там было темно, поэтому режим ночного видения активизировался автоматически. Но – снова ничего. Просто наклонный коридор высотой метра два с половиной – никаких открытых кают и прочих помещений, никаких выходящих в него других коридоров, никаких проломов в переборках. Пусто. И тихо.
Дойдя до самого конца – насколько это было возможно, женщина развернулась. Ничего, если пилот думает, что он сумеет спрятаться, то он глубоко забуждается. Тем более он ведь не так давно плотно общался с Кайло Реном… А после этого подкрепиться или хотя бы попить воды у него времени не было. Следовательно, скоро его силы – что сейчас появились наверняка исключительно благодаря адреналину в крови – иссякнут. И тогда его можно будет брать тепленьким, заработав заодно благодарность руководства. Хотя нет – это удастся только если выйдет поймать того астродроида, серии BB.
Вернувшись в центральный коридор, она прошла назад, ко «входу», и свернула в очередное ответвление. Где-то впереди раздался шорох, и она, не заходя дальше, оставаясь на месте, открыла огонь из бластера, ориентируясь на звук. Но увы – это были какие-то мелкие грызуны, видимо, сумевшие приспособиться к жизни здесь, в этих развалинах.
Фазма подняла голову, пытаясь разглядеть хоть что-то. Жаль, очень жаль, что с собой не было биосканера – в том случае охота на Дэмерона стала бы вообще легкой прогулкой. Но темнота скрадывала все, и потому она сделала еще один шаг вперед, держа бластер наготове. И оказываясь аккурат под находящимся выше пилотом. И, к счастью для него, не зная об этом.
- Дэмерон. – вновь заговорила она, - вам не скрыться. Кроме того, вашего астродрида уже ищут. Это дерьмовая планетка, многие тут родную мать продать готовы, а уж доставшегося бесплатно дроида – и подавно. Вы проиграли.

+1

6

    Тяжелые шаги капитана штурмовиков разносятся по искореженному кораблю, эхом отдаваясь где-то в глубине По, под самыми легкими. Он затаивается, замирает, едва дыша, и его разум лихорадочно просчитывает варианты. Что здесь можно отломать достаточно легко и бесшумно, чтобы успеть напасть на капитана, прежде чем тот заметит его? По провождает глазами тень от высоченного врага, тень от его плаща, и отступает еще глубже, прочь от света.
    Провода кажутся ему заманчивой идеей, но вряд ли генераторы этого корабля в рабочем состоянии. А жаль. Наверняка хромированные пластины доспеха — отличный проводник. По усмехается, продолжает скользить взглядом по стене с той стороны, что ближе всего к нему. Отступает дальше на шаг, еще на шаг. Глаза привыкают к темноте настолько, что это немного пугает. По списывает это на то, что все происходит не по-настоящему. Просто игры разума.
    Он отступает еще и вдруг натыкается ногой на что-то не то мягкое, не то тянущееся. Аккуратно присев на корточки, он ощупывает свою находку. Ею оказывается — ну, в темноте сложно предположить, кто именно, да По это и не особо заботит. Этот кто-то некогда был живым и забрался сюда так же, как они с капитаном. И, видимо, поплатился за это, упав вниз и нанизавшись аккурат на торчащую вверх из перекрытия тонкую балку. По только сейчас замечает зловоние.
    Ему все равно.
    Рука нащупывает что-то острое, По чувствует, как ранится о какое-то лезвие, и прямо так, в темноте, балансируя на корточках на балке, пытается вытянуть из-под незадачливого охотника за сокровищами (и имперскими запчастями, конечно же) его оружие. Это всего-то криво сточенный кусок металла, явно приспособленный под оружие за неимением кредитов на настоящее. Издали слышатся выстрелы, и По торопится вернуться обратно, на ходу раздумывая, насколько велики его шансы, если он прямо сейчас спустится вниз и попытается подкараулить капитана прямо там.
    Черная рука мелькает перед глазами. Пальцы в перчатке мерцают на мгновение в темноте и исчезают. Капитан останавливается ровно под балкой, как будто специально — конечно, специально! По даже не вслушивается в ее слова. Это все игра. Он не намерен проигрывать. Он прыгает вниз, всем своим весом обрушиваясь прямо на голову вычурному капитану штурмовиков, целясь ногой в руки и винтовку, и найденный нож крепко зажат в его руке, и он бьет им по сочленениям, где нет доспеха, и свободной рукой резко тянет за шлем.
    В абсолютной, неестественной тишине. Молча.

Отредактировано Poe Dameron (2017-04-03 14:30:15)

+1

7

Как беглому пленнику удается спрыгнуть совершенно бесшумно – Фазма не знает. Мир замирает на несколько мгновений, когда сверху на нее обрушивается нечто тяжелое, живое, теплое и чертовски агрессивное – а после принимается нестись вскачь, точно банта, которую ужалили под хвост. Фазма сдавленно шипит от боли в правой руке и роняет сжимаемый бластер куда-то вниз – потому что один из ударов точно достиг цели, явно не просто оцарапав кожу. Но она не думает сдаваться, резко ударяя напавшего на нее пилота локтем и попадая во что-то мягкое. Хочется верить, что это живот.
Однако Дэмерону удается почти что невозможное – по крайней мере, сама капитан считала, что это невозможно – он ухитряется стянуть с нее шлем. Лишившись визоров того со встроенным прибором ночного видения, она глухо ругается сквозь зубы, протягивает левую руку и сжимает пальцы на шее беглеца. С силой, точно стремясь сломать ему гортань. К хатту приказы, ее жизнь стоит дороже, чем жизнь этого сукиного сына. Правая рука тем временем повисает плетью, и Фазма чувствует, как кровь – горячая, пахнущая железом – постепенно пропитывает комбинезон и принимается затекать под сегменты брони. Омерзительнейшее ощущение.
- Вам никогда не победить нас. – хрипло выдыхает капитан, после чего с усилием отрывает Дэмерона от себя и швыряет его в стену. – И ты сдохнешь, здесь или в пыточной Финализатора, это я тебе обещаю. – она наклоняется, приседает на корточки и, не сводя взгляда с беглеца, шарит по полу, ища свой бластер, но того нигде нет. Проклятье! Она же явственно слышала, как он упал наземь, металлически загрохотав. Не мог же он провалиться куда-то вниз? Но интуиция нашептывает – мог, еще как мог.
- Сукин сын. – хрипло смеется она, - ничего. Я убью тебя голыми руками, убью так страшно, что ты проклянешь тот день и час, когда решил встать на пути Первого Ордена, когда решил помешать его планам, когда решил угнать наш истребитель. Ты расплатишься за все, разом. – кривая усмешка искажает губы женщины. Она выглядит совершенно уверенной в себе, в своих словах. И в темноте совсем не видна ее бледность. Единственное, что может выдать Фазму – это мелкий бисер пота на висках, к которым льнут коротко стриженые пряди светлых волос. Но это мелочь, вряд ли ее противник обратит внимание на это. Лишь бы скорее покончить с ним – в спидере точно есть аптечка, которая точно не будет лишней.

+1

8

    По захлестывает какой-то животной, инстинктивной агрессией, словно стихией, и он едва ли успевает контролировать, что и как делает. Сказываются годы во флоте — в конце концов, даже пилотов учат рукопашному бою. Не так рьяно, как пехотинцев, но учат. Сказывается и первобытная темнота. Сказывается и то, что это все только в его голове. Конечно, ему удается обезоружить ее. Он слышит звук падающего бластера, ловко пихает его ногой поближе к провалу в полу дальше по коридору. Конечно, ему удается стащить с нее шлем — он понимает, что это она запоздало, но это не имеет значения. Дикое желание выжить-выжить-выжить бьется в ушах, и даже удар спиной о стену не в состоянии выбить его из По. Он теряет дыхание, тяжело падает на пол, но тут же поднимается, через не могу. Горло болит так, будто капитан до сих пор сжимает его железной хваткой закованных в броню пальцев. По все равно. Он не планирует вести светские беседы.
    И все ее слова пропускает мимо ушей.
    Дыхание хрипло вырывается из горла, По резко отталкивается от стены, нападает вновь, и самодельное оружие до сих пор в его руке — кажется, он так сжимает пальцы, что их не разжать и военному дроиду. Все так же молча. Он различает в полутьме, как одна ее рука висит безвольно, и теперь он хочет сломать ей вторую. Неизвестно откуда появившаяся темная, жестокая сторона берет верх. По пользуется прыткостью больше, чем силой — против такого врага лучшей тактикой будет использовать ее собственную силу и вес против нее. Он не анализирует всего этого, действует по наитию. И целится острием ей — опять — в сочленения доспеха, прыгая, наваливаясь сверху, чтобы уронить. Грудная клетка болит, спина болит от удара о стену. По как будто не чувствует. Он не может проиграть. И мелькающая перед глазами черная рука только разжигает в нем безумную, жгучую агрессию.

+1

9

То упорство, с которым беглец – на минутку, уже перенесший пытки как физические, так и ментальные – могли бы на краткий миг вызвать восхищение у Фазмы – если бы не один момент. Сейчас ее хотели убить – а в планах капитана на ближайшее будущее собственная смерть отсутствовала.
Скорее ощущая, чем видя движение в темноте, она интуитивно вскидывает левую руку – и слышит раздающийся в практически тишине скрежет металла о металл. Если бы не ее действия, то наверняка бы оружие пилота – где, интересно, он им обзавелся – попало бы в какое-нибудь из сочлений брони – и могло б временно вывести из строя и вторую руку.
Но сейчас не до рассуждений. Вес пилота, помноженный на его ускорение перед прыжком, делают свое дело, и она падает – но даже в падении не теряется, стискивая рукой – пока еще действующей – острие то ли ножа, то ли копья – в темноте непросто различить, а она без своего шлема с его очками ночного видения. И, удерживая чужое оружие, она пытается отобрать его, чтобы отбросить в сторону, где оно точно не причинит ей вреда. Жаль, вторая рука пока бесполезна, иначе было бы несколько проще.
Рывком дернув лезвие на себя – и одновременно в сторону, она резко отпускает его – и бронированной перчаткой, сжатой в кулак ладонью, бьет Дэмерона в переносицу – и чувствует, как тот хрустит под ее рукой. А следом перекатывается – стремясь подмять его под себя. Но что-то идет не так – и они оба летят куда-то вниз. В падении какая-то металлическая балка вскользь цепляет Фазму – и из распоротой щеки течет кровь.
А потом они, наконец, падают, и падение выбивает кислород из легких. Все тело болит, словно бы попавшее в мусорный пресс или в гигантскую мясорубку. Женщина поднимается практически на голой силе воли и озирается, ища беглеца. Она уже не желает поймать его – только убить.

+1

10

[audio]http://pleer.net/tracks/5963412WIam[/audio]

    Почти в полной темноте металл скрежещет о металл, но По уже не может остановить движение, инерция тянет его вперед с неумолимой силой. Они падают вперед, соскользнувшее с брони лезвие вдруг замедляется — видимо, капитан штурмовиков ловит его рукой, По чувствует сопротивление. В следующее мгновение она тянет его импровизированное оружие у него из рук, и По вцепляется в него мертвой хваткой, до боли в пальцах.
    В следующее мгновение он ухает вперед и вбок, и его череп взрывается от боли. Кулак капитана приходится прямо ему по переносице, и у По белые круги расходятся перед глазами, и из носа хлещет кровь. Он шипит от боли, хватаясь за переносицу, роняет оружие от неожиданности, теряет баланс. Капитан пытается перекатиться, подмять его под себя, и По не успевает увернуться — может, оно и к лучшему.
    Темнота вдруг расступается, словно Бездна, и они падают вновь — но теперь всерьез, куда-то далеко вниз, летят, так что на мгновение захватывает дух, а потом вышибает весь воздух из легких. По чувствует, как хрустнуло ребро, и тяжело переваливается на бок, отхаркивая кровь. В боку — острая, резкая боль, и она неожиданно отрезвляет куда больше, чем мешает.
    Он поднимается сначала на четвереньки, потом на ноги, пошатывается, отступая назад на несколько шагов. Темень такая, как будто он ослеп. Видимо, Кайло Рену надоело сопровождать его приключения визуальными образами. Или у него просто нет фантазии. Бедолага. По сплевывает еще кровь. В темноте не видно, что кружится голова — перед глазами просто нечему мелькать.
    Адреналин все еще бурлит в его крови, мешая адекватно оценивать что свои возможности, что свои ранения, что происходящее. Он сможет. Не может не смочь. И он прислушивается к тому, что происходит вокруг, едва дыша. А когда ему кажется, что он слышит рядом легкий шорох — резко бьет в ту сторону ногой, целясь, как он думает, прямо в корпус капитану.
    Сверху слышится жуткий скрежет, и вдруг что-то обрывается где-то там, далеко наверху, гулко падает, и свет режет ему глаза, заливая все пространство, ослепляет. По ничего не видит, щурится, но на всякий случай отшатывается, поднимая руки в защитном жесте, и бок его взрезает чудовищной болью. Он как будто не понимает, что чувствует. И вновь бьет ногой — на этот раз точно туда, где чужой доспех бликует на свету.

+1

11

[audio]http://pleer.net/tracks/4458999cehc[/audio]
Броня амортизирует удар от падения – но не достаточно хорошо. Правая рука по-прежнему висит плетью, что очень мешает и несколько даже отвлекает, а из распоротой и отвратительно ноюще-саднящей щеки кровь затекает под доспех, щедро заляпывая черный комбинезон. Мерзко, липко – а потом на свежий порез попадает пот, и к гамме «приятных» ощущений добавляется еще и щиплющее. Это злит.
Она замирает, стараясь успокоить собственное дыхание, сделать его размеренным и спокойным, будто и не было этого полета с высоты в хатт знает сколько метров. И по-прежнему ищет беглеца – но тот словно бы затаился, грязная крыса. Фазма переступает с ноги на ногу, делает осторожный даже не шаг, шажок вперед. И не иначе, как чудо спасает ее от прямого удара чужой ноги – впрочем, в этой темноте она этого и не видит. Только машинально прижимается спиной к нагретому металлу, чтобы не оставлять спину неприкрытой, и тщетно ждет, когда глаза привыкнут к темноте хоть немного, чтобы потом уже действовать не наугад.
А потом сверху что-то отрывается, падает вниз – вряд ли это из-за их с пилотом Сопротивления драки – и далекий свет дня попадает в недра погибшего корабля. И оказывается, что беглый пленник совсем рядом, вон он, практически рукой подать. И жив, удачливый ублюдок.
Капитан пытается повернуться, подставить под удар все равно бесполезную руку, но это не выходит. И от удара по корпусу она отшатывается, делая несколько небольших шажков назад, практически ощущая, как под хромированной броней наливается огромный синяк. И, кидаясь вперед, точно змея, выбрасывает вперед левую руку, хватая Дэмерона, не давая ему уйти, разорвать контакт. Дергает его к себе, сокращая расстояние – и бесцеремонно бьет со всех сил коленом в пах, тяжело дыша и хищно скалясь.
- Убью. – хрипло выдыхает женщина, облизывая губы – и ощущая вкус собственной крови, соленой, железистой. И пытается сделать подсечку – чтобы завалить пилота, а там будет несложно. Она уже разглядела удобный угол какого-то ящика неподалеку, и уверена в том, что его окажется достаточно для того, чтобы уничтожить этого сукиного сына, превратив содержимое его черепа в мешанину из костей и мозгов.

+1

12

    Капитан штурмовиков отшатывается назад от удара, а По от всего этого своего движения чувствует такую чудовищную боль, что едва удерживает равновесие. Приложив руки к боку, где, вероятно, при падении сломалось ребро, он слизывает с губ продолжающую хлестать из носа кровь. В ушах громко бьется сердце, и это единственное, что он слышит. Времени среагировать на рывок капитана у него нет, как нет и времени защититься, мысли начинают путаться, и даже адреналина уже недостаточно. Рук не хватает, чтобы зажимать все, что болит.
    В глазах темнеет и плывет, и По неловко пытается отступить обратно, но каждое движение причиняет еще больше боли. Весь пол залит кровью из его носа, и именно в нее он и падает, лишь краем уха улавливая слова капитана и не успевая даже толком подставить руки. Убьет? По вдруг заходится в смехе, лежа на полу. Это страшный, ненормальный, высокий смех — в нем нет ни капли веселья.
     — В моей голове, Кайло не даст тебе, — хрипит он и успевает сплюнуть еще крови на пол.
    Руками По хватает капитана за ноги — не то в последней отчаянной попытке уронить и сравнять шансы, не то уже в полубеспамятстве от осаждающей со всех сторон боли. Самое это движение, поворот корпуса — только прожигают его сильнее, но ему все равно. Не может быть такого, чтобы Кайло Рен дал ему умереть в собственной голове. Как тогда он получит свою драгоценную информацию?

Отредактировано Poe Dameron (2017-06-28 19:52:11)

+1

13

Подсечка удается, и беглец падает наземь – но это действие словно бы высасывает последние силы из Фазмы. Она замирает, собирая по крупицам их остатки – и пытаясь игнорировать слабость, которая растекается по уставшему телу, мешая действовать эффективно – в той или иной мере. И, ощутив, как ее хватают и тянут рывком, роняя, успевает мимолетно лишь удивиться тому, откуда в этом плюгавом – по сравнению с ней, конечно – пилоте столько сил, столько жажды сопротивления. Или это ненависть так на него действует? Что ж, она тоже умеет ненавидеть.
- В твоей голове? – переспрашивает Фазма и зло хохочет, несмотря на то, что затылок ноет, противно, омерзительно ноет, а под закрытыми веками плавают алые и ослепительно-белые круги. – О, нет, мы не в твоей голове. – резко оборвав смех, шипит она, неловко переворачивается сначала набок, потом встает на колени – и ползет к лежащему Дэмерону.
- И сейчас ты в этом убедишься, - сплевывая в сторону окровавленную слюну, добавляет женщина, нависнув над своим противником – и затем, тяжело дыша, бьет его кулаком в нос, словно стремясь вдавить тот в его лицо. Ярости в капитане хоть отбавляй – вот только сил она уже не придает, этот порог был преодолён достаточно давно. И пресловутое второе дыхание не желает открываться.
- Ненавижу, ненавижу, тебя, все ваше гребаное Сопротивление, быстрее бы вы все подохли, крысы помоечные, - бормочет Фазма, нанося еще пару ударов. А потом обессиленно роняет левую руку, мельком глянув на сбитые напрочь костяшки. Каждое движение приносит тупую боль в мышцах, даже тех, о существовании которых она, казалось, и не знала. И сил нет вообще. Был бы бластер – можно было бы пристрелить этого ублюдка, а так…
Она садится на пол практически рядом с Дэмероном, прислонившись спиной к какому-то металлическому ящику. Набирается сил для решающего удара. Убить сопротивленческого мерзавца – и нет проблем.

+1

14

    Когда капитан падает на пол с глухим звуком, По покидают последние силы. Он больше не может ни защищаться от ударов, ни бежать, ни бить сам — все. Все. Человеческие силы конечны, и у всего есть лимит. Он свой перешагнул, и теперь даже то, что она говорит, разбирает с большим трудом. Разумеется, капитан убеждает его в том, что это все наяву. Но По настолько уверен в обратном, что уже почти готов лицезреть, как здесь и сейчас появится какая-нибудь проекция Кайло Рена или его руки и повернет все взад.
    Вместо этого капитан ударяет его кулаком по носу, и По делает вялую попытку закрыться руками, но та продолжает бить, и у него уже давно нет сил. Пытки, побег, пустыня, теперь еще эта драка — да сколько можно сражаться? Где-то же должен быть конец? Может, она и права. Может, это и наяву. И сейчас она просто добьет его, и дело с концом.
    По думает об этом уже вяло, сознание мигает, как плохо вкрученная лампочка.
    На мгновение он проваливается, ухает в бездонную черноту, а затем вздрагивает всем телом и возвращается в сознание — к боли, крови, капитану штурмовиков совсем рядом. Она его уже даже не бьет. Может, устала. Может, подумала, что добила. У По даже нет сил взвешивать свои поступки. Он так и лежит на спине, кашляет, сплевывая кровь, и шмыгает носом. Ему хватает сил, чтобы немного приподняться и плюнуть куда-то в сторону, не разбирая особо, куда именно, и упасть обратно на спину.
     — Взаимно, — хрипит он. — Скорей бы вас подорвал уже кто. Вместе с вашими промытыми мозгами и... — не может договорить, заходится в кашле.
    Когда кашель спадает, он поворачивает голову набок и пытается рассмотреть силуэт капитана, но перед глазами все плывет, и картинка не отличается особой четкостью. Тогда По перестает даже пытаться сфокусировать взгляд. Какая разница? Как-то все это не похоже на то, что ему удастся выбраться отсюда и дать начальству подробное описание ее внешности. Да и шлем ее этот. Мысли вяло перетекают в другую.
     — ...и вашими гребаными магистрами, — договаривает он. И вдруг повышает голос, так, что он разносится по всему пространству, гулко отдаваясь от стен: — Слышишь, придурок ряженый? Чтоб ты сдох, Кайло мать твою Рен.
    Как же По устал.

+1

15

[nick]Phasma[/nick][status]dead is a new alive[/status][icon]http://s1.uploads.ru/5bfOM.png[/icon][LZ]<br><b>ПЕРСОНАЖ ПОД МАСКОЙ<b>[/LZ]
– Подорвал? – Вяло отзывается Фазма, - мечтать не вредно, глупец. Кроме вас, полудохлого Сопротивления, никто не будет таким идиотом, чтобы устроить что-то такое. И знаешь, почему? Потому что все знают, что за Первым Орденом – сила. Нас боятся, и именно потому предпочтут дать нам на растерзание таких вот наивных идеалистов, как вы. – Она пытается рассмеяться, но охает, пытаясь прижать руку к верхней части живота. Попытка смеха отзывается болью под ребрами. Она делает вдох, втягивая воздух через нос, и проглатывает кровь, от которой так солоно во рту. Впрочем, вряд ли заходящийся в кашле пилот особо что-то услышал из ее речи.
– Твои слова – да Верховному Лидеру бы в уши, - насмешливо роняет она, - только хатта с два. Ты не знаешь, что это такое – постоянно находиться возле человека, который в любой миг может одним движением пальцев устроить сеанс принудительной асфиксии. Который может в любой момент убить. И ему за это не будет ни-че-го. – Она делает паузу, после чего резко меняет тему. – У вас, Сопротивления, мозги промыты ничуть не хуже. Только вы наивно верите в то, что это был ваш собственный выбор. Органа – политик, она умеет манипулировать людьми, это умеют все политики.
Она тратит крупицы собранных сил на то, чтобы подтянуть тело ближе к лежащему Дэмерону, протянуть руку и накрыть ладонью его шею. Она ощущает пульс – и именно это ей и нужно. Прижимает пальцы, пытаясь пережать сонную артерию.
– Не дергайся, пилот, - словно уговаривает, точно тот – малое дитя. – Сопротивление бесполезно, ты все равно умрешь. – И сама верит в свои слова, и верит в то, что ей удастся это. И никто никогда не узнает о ее крамольных речах.

Отредактировано Kare Kun (2017-12-30 22:47:13)

+1

16

    Она права: По не знает. И не хочет знать. Ему хватило одного сеанса близкого общения с Кайло Реном. Жить с ним на одном флагмане постоянно — увольте. У По нет сил, иначе он бы рассмеялся. Капитан штурмовиков жалуется ему на их же собственного форсюзера! Ну кто бы мог подумать. Неисповедимы пути. На базе расскажешь — никто не поверит.
    — Не трогай, — хрипит, — генерала Органу!
    По сцепляет зубы, пробует пошевелиться, перевалиться на бок, но ему не хватает сил. Мышцы дрожат, его мутит, и он остается лежать на спине, смотреть вверх. В мутную темноту. Он слышит, как капитан ползет к нему, и ладонь на его шее — теплая, живая. Настоящая. Наяву. По сжимает руки в кулаки. Трепыхается, но слабо; усталость накрывает его тяжелым куполом. Он обещал генералу, что доставит карту! Обещал! Но нет сил. Это просто иллюзия в его голове. Где-то там смеется Кайло Рен.
    По поворачивает голову в сторону капитана, напрягает зрение, чтобы сфокусировать взгляд — и видит ее лицо. Волосы светлые. Глаза светлые. Нормальное лицо, человеческое. Красивое даже. Пальцы жмут ему на артерию, и По непроизвольно дергается, тянется руками к ее руке, накрывает поверх, сжимает крепко, пытается вывернуться. Последние силы уходят на конвульсивное движение. И он смотрит, смотрит ей в глаза.
    Шепчет едва слышно:
    — Кра... сивы... е.
    Синие, как небо.
В небе ли меркнет звезда,
Пытка ль земная все длится;
Я не молюсь никогда,
Я не умею молиться.

Отредактировано Poe Dameron (2018-01-02 02:16:34)

+1

17

[nick]Phasma[/nick][status]dead is a new alive[/status][icon]http://s1.uploads.ru/5bfOM.png[/icon][LZ]<br><b>ПЕРСОНАЖ ПОД МАСКОЙ<b>[/LZ]
Фазма вглядывается в лицо пилота, рассматривая то. Сейчас на нем нет того выражения насмешки и собственного превосходства, что ли, что можно было видеть, пока Дэмерон был в допросной камере на Финализаторе. Сейчас сквозь кровь и ссадины можно видеть только очень уставшего человека. Или это только ей кажется?
Капитан прекрасно знает, что в выборе между своей и чужой жизнью она выберет свою, потому что для нее это гораздо более ценно – и все равно пальцы невольно вздрагивают, на миг даже чуть отпускают шею По, стоит тому выдавить-выдохнуть это свое «красивые». И тут же, точно устыдившись собственной реакции, с удвоенной силой сжимают горло.
Фазме немного грустно, но лишь потому, что ей жаль убивать такого толкового пилота: мастера своего дела никогда не бывают лишними. И сложись ситуация иначе, кто знает, быть может, он был бы не известным бойцом глупого Сопротивления, которому все равно настанет конец, а бравым членом флота Первого Ордена, элитным пилотом тай-истребителя, который был бы примером для других. Героем, на которого б равнялись.
Пальцы сдавливают горло Дэмерона все сильнее, и в какой-то момент женщина понимает: все. Ее противник мертв. Она убирает руки, машинально обнимая саму себя, и смотрит в уже ничего не видящие темные глаза По. На мгновение ей кажется, что даже сейчас он видит что-то такое, что не дано увидеть ей – быть может, пронзительно-синее небо с курчавыми белыми облаками, или иссиня-фиолетовую глубину космоса. Глупые мысли, которых не должно быть в голове капитана Первого Ордена.
Она протягивает руку, закрывая ему глаза, и, опираясь на ящик, встает. Хватаясь за обшивку, выбирается наружу и долго сидит у своего гравицикла, собираясь с силами. Пиликанье комлинка раздается через четверть часа, и она сухо рапортует о том, что убила противника. Подробностей, разумеется, никаких, потому что они будут в отчете. И, разумеется, Фазма не собирается расписывать всю правду, нет. Только самое необходимое.
Еще четверть часа (и треть аптечки) спустя она ложится на обратный курс. И уже поднявшись на песчаный бархан, перед тем, как перевалить за него, она оборачивается, смотрит на огромный остов корабля, погибшего десятки лет назад в небе над Джакку и ставшим усыпальницей для еще одного пилота, и сипло произносит.
- Не сомневайся, По Дэмерон. Твоя любимая Органа узнает о твоей смерти. Я об этом позабочусь лично.

+1


Вы здесь » Star Wars Medley » Альтернатива » The end is here and now


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC